66

Особенности национальной торговли #3

"Костры горят высокие, котлы кипят чугунные, ножи точат булатные. Хотят меня зарезати!".


Многие из нас помнят эти строчки из сказки «Сестрица Аленушка и братец Иванушка». Наверное, с этой сказки у многих детей начинается знакомство со словом «булат». А откуда собственно взялось это слово? Тайны здесь нет, пришло оно к нам из персидского где «poulad» означает просто «сталь». Как вы понимаете, слово «сталь» тоже заимствованное и пришло к нам из немецкого: «нов.-в.-нем. Stahl, из прагерм. формы *stakhla "твёрдо стоящий"».


То есть, с появлением на Руси немецких мастеров слова, которые раньше обозначали «сталь» были заменены на это слово. Возникает вопрос, а как же раньше называлась на Руси сталь? Ответ мы найдем в «Слове о полку Игореве». «Харалуг» - это устаревшее название булата или, если хотите, уклада - слов, которые тоже обозначают «просто сталь» или закаленное железо, то есть, твердое железо.


Если мы заглянем в словари Рейфа и Даля, то легко найдем значение и «харалуга» – сталь, «харалужный» – стальной; и «булата» - сталь, «булатный» - из стали; и «уклада» - сталь сырцовая сталь. Однако слова «булат» и «уклад» немного отличаются по смысловому содержанию. «Булат» обозначал вообще сталь и, часто, хорошую сталь, а «уклад» сталь особой выделки от слова «укладывать» - сворачивать, складывать. То есть, в слове «уклад» просматривается технология получения такой стали. В основе этой технологии многократная сварка и проковка разнородных по углероду полос. А вот получение этих полос производилось множеством различных методов, которые менялись со временем по причине эволюции технических возможностей.


Самый древний способ получения уклада - это когда разнородную по химическому составу углеродистую крицу проковывали в полосы и сваривали их несколько раз вместе, выравнивая по объему стали ее химический состав. Такой уклад был не слишком углеродистый и обычно к основе изделия из него, приваривали стальное лезвие. Чтобы убедиться в этом достаточно взять любой старинный топор или нож и протравить на макроструктуру обух изделия. В большинстве случаев мы увидим размытые сваренные между собой слои углеродистой и малоуглеродистой стали. Это не «дамаск» - это «уклад».

Особенности национальной торговли #3 Нож, Меч, Средневековье, История, История России, Руда, Старое железо, Железо, Металлургия, Торговля, Российская империя, Россия, Таможня, Булат, Дамасская сталь, Сталь, Археология, Холодное оружие, Оружие, Длиннопост

Структура клинка предположительно 17-18 века.


Такой способ получения стали (уклада) имел множество разновидностей. Например, разнородную крицу не вытягивали в полосы для сварки, а закаливали и раскалывали на куски. (В Японии такой метод получения разных сортов стали был вообще основным.) Эти куски сортировали и сваривали в единую массу, многократно проковывая. Таким способом можно было получить разную по количеству углерода сталь или если проще – разные марки стали.

Особенности национальной торговли #3 Нож, Меч, Средневековье, История, История России, Руда, Старое железо, Железо, Металлургия, Торговля, Российская империя, Россия, Таможня, Булат, Дамасская сталь, Сталь, Археология, Холодное оружие, Оружие, Длиннопост

На старинном рисунке из рукописи Агриколы видно, как один из мастеров разбивает молотом крицу.


Был способ, когда закаливали и раскалывали науглероженные (цементованные) куски малоуглеродистого железа. Способ еще более затратный и трудоемкий, чем описанные выше но он, в ряде случаев, имел право на существование. И опять же он имел разновидности. К укладу относится и «обсечное» железо или сталь: «обсечки от дела молотоав и пятников, якорей и протчего, и обрески от досок и жести, которыя в продажу и на другие заводские расходы негодны, и с пробы ломаное железо такие штуки, которые меньше полуаршинна…».


На неделю укладному мастеру на заводе выдавалось 14 пудов железа, которое он переплавлял науглероживая в укладном горне и выливал на землю. Этот чугун делили на части и каждую часть переплавляли в крицы с добавлением окалины (трески) . Крицы разрубали на куски и проваривали в горне. Проваренные куски опускали в расплавленный чугун, насталивая поверхность. А потом проковывали.


Из выданных укладному мастеру 14 пудов железа он должен был сделать «доброго и среднего уклад 9 пуд., среднего 3 и ¾ пуда. Плохого ¾ пуда. А потом куски уклада расковывали в тонкие плашки по 10 штук и проваривали с флюсом (песок) и только затем проковывали в брусок. «При складывании плашек уклада требовалось обращать внимание на то, чтобы небольшие жилки, которые были в кусках уклада не накладывались одна на другую, так как в этом случае сталь получалась неоднородной и считалась плохой».


Еще одним способом получения уклада на заводах было переплавление железа и чугуна в пропорции три к одному. В результате чего получали неоднородную по составу «плавь» которую потом проковкой и свариванием превращали в сталь.


Был способ получения уклада путем переплавки чугуна и его обезуглероживания выдержкой в горне и выливанием на землю. Потом эту «плавь» дробили сортировали и проковывали в крицу, которую расковывали в полосы, выжимая лишний чугун, а потом сваривали в другом горне, получая более-менее годную на что-то сталь. Для этого 7-8 полос сырой стали, сваривали вместе и проковывали в полосу, которую сгибали и опять проковывали. И так могли повторять три, шесть или двенадцать раз. Получаемую сталь называли трехсгибной, шестисгибной и т.д.

Из 100 пудов чугуна выходило 42 пуда сырой стали, а на это уходило 560 пудов угля. А из 100 пудов такой сырой стали получали 85 пудов (шестисгибной ) стали, затрачивая на нее 3840 кг угля.


Существовал способ, когда в чугун кидали обрезки и обсечки. Сплавки проваривали и ковали в полосы. В Европе, в тигель, где была расплавлен чугун, опускали куски железа, которые выдерживали в расплаве, а потом расковывали и сваривали в полосы.


Науглероживания полос железа и проваривание их потом в бруски – тоже один из способов.

В Китае чугун заворачивали в листы железа, обмазывали глиной и нагревали, потом полученную массу проковывали в полосы… Это сейчас называют китайским булатом, хотя это тот же «уклад». Короче, технологии везде были (и сейчас есть) примерно одинаковые, только одни, как старые японские, пропиарены (хотя они вообще ничем не отличаются от древних русских или европейских), а другие просто забыты.


Про наш «уклад» мало кто знает вообще, хотя с ним совсем недавно работали целые заводы. Как-то выпал из сознания людей огромный пласт истории. Слово «уклад» в словарях существует но, не имея контактов со сталью низкого качества, мы думаем, что такая сталь как сегодня была всегда. Заинтересовавшись, мы находим это слово в словарях и прочитав про описание процесса, пожимаем плечами: «А что? Легко!». И все потому, что ни те кто это писал, ни те кто это читал, ни разу не пытались повторить то, что написано. Попробуем повторить, хотя бы теоретически, метод из энциклопедии?


«При нагреве крицы в раскалённом древесном угле происходило поверхностное науглероживание металла; в процессе охлаждения металла водой или снегом сталистый слой закаливался, становился хрупким и при ударе легко отделялся. Операцию повторяли до полного превращения крицы в листки. Наиболее крупные листки укладывали в раскалённые угли (отсюда название) и нагревали до сварки; раскалённая масса приобретала плотное строение»

Такая трактовка уклада, как метода получения стали попало в энциклопедию из описание получения уклада в Олонецкой губернии в конце 19 века, сделанного российским горным инженером А.А. Фуллоном.


«Крицу железа, полученную в сыродутном горне, нагревали в раскаленном древесном угле. В результате этого углерод диффундировал в нагретое железо и получалось поверхностное науглероживание. Быстрое охлаждение водой или снегом производило закалку этого сталистого слоя, который становился хрупким и при ударе легко отделялся. Неоднократное повторение подобной операции до полного превращения железной крицы в листочки, составляло первую половину процесса производства уклада. Вторая, заключалась в сварке этих разрозненных частичек – листиков науглероженного железа, т. е. углеродистой стали в - в крицу уклада».


Начнем с размера криц. «В Юлонецком уезде в. 1672 году было куплено 20 криц лопского железа по 6 алтын за крицу. Учитывая существовавшую в то время расценку в 10 коп. за пуд железа, (это пуд необработанной крицы, как я понимаю, потому что в 1674 г. в Москве полосовое железо невысокого качества стоило 50 коп. за пуд. А листовое – 1р-1р 20 коп. за пуд.) можно предположить, что вес крицы был около 70 фунтов, т.е. 28, 7 кг. В Тихвине по сведениям конца 17 века, крицы весом 24-36 фунтов (9,8 -14,8 кг) продавались по 8 копеек за крицу железа-сырца». (АН СССР. В.Б. Яковлев). (Кстати, железа в конце 16 века, по подсчетам академика С.Г. Струмилина, производили 150 тыс пудов в год». Сравнивайте с нынешними временами).


Тот есть, такую здоровенную крицу надо было как-то науглеродить. Разогреванием в горне - а пришлось бы строить огромный горн и сооружать такие же меха, - науглеродить крицу нельзя, тут энциклопедия попала пальцем в небо. В горне можно только обезуглеродить крицу. Именно поэтому на железе, разогретом в горне, появляется окалина.


Для науглероживания нужно нагреть железо до определенной температуры (до красного минимум) в карбюризаторе без доступа кислорода. Аносов для этого использовал железные ящики с углем, обмазанные глиной. В них он и нагревал металл. То есть, железную пудовую крицу нужно было разрубить сначала на куски, которые очень хорошо проковать в плотную массу. Эти лепешки или караваи необходимо было очистить от окалины и грязи. Затем построить специальную печь или горн, в который загрузить уголь, разогреть его, уложить аккуратно свой «железный каравай» и выдерживать… А сколько выдерживать, поддерживая минимальное дутье и необходимую температуру, с учетом того, что при малейшей ошибке можно или обезуглеродить крицу, или не науглеродить ее?


В подготовленном специально карбюризаторе при оптимальной температуре науглероживание идет со скоростью примерно 0,1 мм в час. То есть, за сутки наши крицы науглеродятся с поверхности на 2 мм. в самом лучшем случае.


Вы пробовали колоть на куски закаленную рессору? Занятие не из легких. Эти самые куски летают, порой, со скоростью пули, впиваясь острыми краями в незащищенное тело.


Сколько кусков, которые могут пойди дальше в дело, наколет с одной, пусть пятикилограммовой крицы, мастер? А куда девать мелочь, которой будет не меньше трети, а то и больше? А где искать ту часть стали, которая улетела? Как ту сталь, что соберет мастер, сваривать в одну массу? Хотя тут можно поступить так, как поступают современные мастера: сделать железную коробушку насыпать туда наколотой крицы, приварить к коробке ручку и после нагрева осторожно сварить под пневматическим молотом. Потом взять болгарку…Ой, зубило и отрубить нафиг треть с краев и выкинуть.


Короче даже отколотые большие «листики» сварить в горне очень трудно, потому как чем больше углерода в стали, тем хуже она сваривается. Взять два кусочка, сварить вместе, рискуя испортить? Приварить потом третий… Глупость какая. Единственный выход в этом случае - это «насталивать» полученными «лепестками» поверхность железной полосы. А затем складывать ее, прокладывать отколотой «мелочью» и «крупняком» и снова сварить. И так … пока не надоест. Поверьте, иначе не получится. Не получится даже внятных «листиков», вернее их будет мало, а много будет крошки. Перекрошил я молотком далеко за тонну стали – нелегкое это дело.


После того, как вы обкололи все свои крицы, получив кучку высокоуглеродистой стали, крицу нужно снова загрузить в горн с углем и опять выдерживать сутки, чтобы наколоть очередную горсть. Проще науглероживать уже готовые полосы, которые потом снова сваривать и проковывать. В общем то, что написано в энциклопедии – это самый геморройный способ получения уклада – делать можно, но когда совсем уж приспичит, а другими методами – никак.

Возникает вопрос: а почему нельзя сразу пускать в дело цементованную полосу? Отвечаю: да потому, что она была неоднородной. При тех методах цементации на такой полосе всегда получались пятна (грязь попала, карбюризатор не касался, воздух проник) - в одном месте она была после закалки твердой, а в другом – мягкой.


С укладом, надеюсь, как-то разобрались, теперь вернемся к булату.

"Под словом "булат" каждый россиянин привык понимать металл более твердый и острый, нежели обыкновенная сталь..." (П.П. Аносов "Горный журнал", 1841 г. т.1)


Как бы я ни уважал Павла Петровича Аносова за его труды, но попробую немного уточнить. С одной стороны я понимаю его – очень хотелось показать разницу между двумя видами стали - тигельной узорчатой и обычной - гомогенной. Он ее показал, но твердость стали зависит от количества углерода в ней и от закалки (графики давал и я говорил об этом).


Так что тут немного не точен был великий металлург, потому как сталь, она и в Африке сталь. Как-то слишком уж унизил он русских металлургов, назвав загрязненный фосфором древний булат более твердым и более острым. Неужели в России в середине 19 века стали с содержанием 0,5-0,6% углерода не было? Была, конечно, так что поправлю: «под словом «булат» каждый россиянин привык понимать металл чуть более твердый чем»… обыкновенное железо, если под этим словом понимать и малоуглеродистую стать. Русские очень хорошо отличали булат от железа, а слово «сталь» появилось не так уж и давно, вытеснив привычный русским термин «булат», как тот, вероятно, вытеснил термин «харалуг».


Если бы не немцы, то в русском языке слово «булат» сейчас бы обозначало различные сорта стали. То есть, было бы таким же по значению, каким оно осталось и является до сих пор в осетинском, чеченском казахском, где слово «болат» - просто сталь. Напомню, что именно под этим значением оно и пришло к нам из персидского: «пулад» - сталь. Так что булатные стремена в «Слове…» - это просто стальные стремена. Вообще-то, в старых письменных источниках можно встретить и булатные ключи, и засовы, и палицы и топоры и даже столбы, как в одном древнем охотничьем заговоре «Заячій прикосъ»: «…стоитъ тынъ желѣзной и вереи булатныя и двери укладныя». Этот отрывок из заговора вообще шедевр. В одном предложении употребляются сразу три (!) определения применимые к металлу: железный забор, стальные (булатные) столбы-вереи, и сварные «укладные» ворота.


Никто, надеюсь, уже не думает, что столбы делались из индийской тигельной узорчатой стали, что понимал под этим словом Аносов и понимаем сейчас мы? Тигельная индийская сталь называлась в то время «вуц». В словаре Даля есть это слово. Европейцы и американцы, кстати, булат называют так как мы раньше: вуц-сталь (wootz-steel).

Особенности национальной торговли #3 Нож, Меч, Средневековье, История, История России, Руда, Старое железо, Железо, Металлургия, Торговля, Российская империя, Россия, Таможня, Булат, Дамасская сталь, Сталь, Археология, Холодное оружие, Оружие, Длиннопост

Тигельный булат. Работа современного мастера


С какого бодуна мы, вдруг, поменяли значения слов, я не знаю. Булат у нас стал «сталью», а «вуц» - булатом.


Знаете сказку «Аленький цветочек»? Помните, что просила средняя дочь у купца: «… а привези ты мне тувалет из хрусталю восточного, цельного, беспорочного, чтобы, глядя в него, видела я всю красоту поднебесную и чтоб, смотрясь в него, я не старилась и красота б моя девичья прибавлялася». Короче, просила она обычное стеклянное зеркало. Дело в том, что на Руси в то время пользовались медными, серебряными, бронзовыми и… булатными.


Слово «булат» постоянно используется в русском фольклоре. То, что крестьянин не мог быть знаком с дорогой индийской сталью – это очевидно. Булат, как определение закаленной стали, органично и обыденно использовался и в песнях, и в сказаниях и в заговорах: «… Как выйдет лют волк на поле, шерсть железная, зубы булатные и узрит ярую овцу, учнет торгати, так яз учну торгати своего супостата».


А вот тут очень интересно. Заговор от пищалей и стрел: «За дальними горами есть Окиан-море железное, на том море есть столб медный, на том столбе медном есть пастух чугунный, а стоит столб от земли до неба, от востока до запада, завещает и заповедывает тот пастух своим детям: железу, укладу, булату красному и синему, стали, меди, проволоке, свинцу, олову, сребру, золоту, каменьям, пищалям и стрелам, борцам и кулачным бойцам, большой завет… А будет мое тело крепче камня, тверже булату…».


В этом заговоре мы находим еще «чугунный столб» и помимо железа и уклада «красный и синий» булат. По словарю Даля красное железо это: «… мягкое и мелкотравчатое, сварное, навитые, узорочные стволы». То есть, красный булат – это дамаск в нашем понимании, а синий булат – обычная сталь. А вот тут можно подумать, почему она так называлась. Может, от цвета побежалости при отпуске, может, еще по какой причине – варианты есть. Еще мы имеем здесь слово «сталь», это говорит о том, что в заговор постепенно добавлялись слова, так или иначе связанные со сталью. А вот в этом заговоре булат уже совсем заменен на слово «сталь».

Заговор на железо, уклад, сталь, медь: «Мать сыра-земля, ты мать всякому железу… а мне бы, рабу такому-то, было бы просторно по всей земле. Железо, уклад, сталь, медь, на меня не ходите, воротитеся ушми и боками…».


Если вы еще не утвердились во мнении, что для наших предков булат был обычной сталью. Добавлю:

1671 г. марта 2. — Запись "разговора. "179-го марта в 2 день великий государь царь и великий князь Алексей Михайловичь указал бухарского Абдулазиз хана послу Муллофору быть для розговору у думного дворянина у Артемона Сергеевича Матвеева в дому …. И посол говорил: каменье де добывают промышленики, копают в горах и розбивают то каменье булатными снастьми и в средине находят лалы и иное каменье…»


То есть, посол рассказывает что камни дробят стальным инструментом, что вполне естественно.

Мне было нужно такое большое отступление только для того, чтобы вы уяснили, что если в документе тех лет написано «булат», то это к индийской стали не имеет никакого отношения вообще. И уяснив это, уже спокойно могли ориентироваться в цене на сталь в те времена, понимая, почему цена была такой.


1679 г. июня 11. — Три челобитные хивинского посла Надир-Бехадура ц. Федору Алексеевичу

«Великому государю, высокоместному, на главе венец аки солнце сияющему, и много войска имеющему подобно небесным звездам, и подобно царю Чемшиду, и государю белому царю, всех христиан владетелю, бьет челом юргенской посол Надыр-бек. Астараханской большой воевода князь Костянтин Осиповичь взял у меня 2 калмыченка безвинно, одному цена 27 руб., а другому 35 руб., а третьева калмыцкого ясыря взял товарыщ ево, а цена тому ясырю 20 руб. И ты пожалуй государь, вели отдать мне тех ясырей назад, или за те ясыри деньги заплатить;…(перечисление отобранного и цены)…. да синбирской большой воевода взял у меня ковер цена 4 руб., да саблю булатную, а цена сабле 4 руб., да ножик большой булатной цена 2 руб., да 3 сафьяна цена полтора рубли, да пуд сорочинского пшена взял подьячей синбирской цена рубль, да он же взял гилянские дороги, а цена 2 руб. Помета: Дать очная ставка».


В другой челобитной посол Надир-Бехадурапосланный Ануша-Мухаммед-Бехадур-ханом жалуется, что казаки отобрали у него подарки хана в числе которых 9 булатных тулумбасов. (Тулумбас булатный – это не ругательство, а музыкальный инструмент вроде небольшого барабана с металлической основой в виде чаши).


Как видим, большой стальной нож можно было обменять на два пуда пшена или одного пленного ребенка - на малолетних пленников цены были не столь высоки, как на взрослых.

Например, лук бухарский, часто упоминаемый среди завозимых товаров в Тобольске, стоил максимум 2 рубля. Лук – это довольное сложное изделие. Среди подарков царю упоминается «лук бухарский в кольце». В кольце – это значит, что лук без натянутой тетивы выгибался в обратную сторону, образуя кольцо.


Вспоминая Аносова и его слова что «каждый россиянин привык понимать под словом булат» конечно, можно понять почему простой народ любой цельностальной клинок называл булатным. даже сейчас могут назвать булатным клинок без узора. Не верите? Походите по выставкам, поищите в сети изделия из современного булата. Это сарказм такой если что. Но «скрытоструктурированный» булат (без узора) и правда мастера не так давно иногда продавали на выставках людям далеким от металлургии.


Так что с появлением слова «сталь», словом «булат» почему-то стали обозначать тигельную узорчатую сталь, хотя булат постоянно путали с дамаском и сейчас путают. Даже историки. В Московском историческом музее видел турецкий булатный клыч подписанный: «дамаск».

Дорогие персидские сабли, возможно и из тигельного булата назывались в то время не просто «булатными», а «саблями кызылбашскими». Пишут, что это был лучший, по тем временам, сорт стали, ковавшейся в Персии. А именно оттуда на Русь, чаще всего, привозили тигельный узорчатый булат.


Были ли еще какие способы улучшить свойства оружия, производимого из стали тех лет? Да, конечно. О них, чуть позже, а пока вернемся к вероломно отобранному у хивинского посла булатному ножу.


Что еще можно было обменять в 1674 году на нож за два рубля? За два рубля можно было купить: почти восемь пудов (128 кг) говядины и восемь пудов свежего сала (по 28 и 24 копейки за пуд). На два рубля можно было купить 20 жирных гусей или 40 поросят; 200 молодых кур или 3000 яиц в июне в Твери; два пуда коровьего масла или 200 рябчиков; 16 овец у Новгорода на реке Луге или 10 пудов лучшей соли. Стальной нож за два рубля можно было обменять в 1674 году в Москве на 8 «заморских» колод игральных карт или на 5000 отличных иголок.


Понятно, что обычный крестьянин не мог себе позволить цельностального ножа за два рубля, поэтому большим спросом пользовались дешевые ножи с косой наваркой лезвия.

Особенности национальной торговли #3 Нож, Меч, Средневековье, История, История России, Руда, Старое железо, Железо, Металлургия, Торговля, Российская империя, Россия, Таможня, Булат, Дамасская сталь, Сталь, Археология, Холодное оружие, Оружие, Длиннопост

Нож с клинком с косой наваркой лезвия. Современная работа.


Кстати об иголках. Вот в таких количествах они завозились в те года в Россию через Архангельск. Иголки, кстати немецкие. (Я буду говорить только о товарах из железа и стали, хотя ввозилось очень многое, начиная от жемчуга, завозимого килограммами только через Архангельск, и заканчивая стульями, шляпами и леденцами). В 1671 году: 683000 иголок. 154000 булавок. 14 штук сабель. 2 штуки карабинов. 1 ящ. с пистолетами. 407 бочонков жести. 1957 полос шведского железа.


В 1672: 5 тонн, 1 ящик булавок. 9 ящиков и 545000 штук иголок. 166 дюжин стальных ножниц.

1673: 639000 игл. 720000 булавок, 248000 иголок. 994000 булавок. 1176 дюжин замков. 920000 иголок.


Как видим, иголки в больших количествах завозились в Россию и шли на местные нужды или на восток и дальнейшую перепродажу. Вот такая мелочь как стальная иголка помогла столько сказать и о «харалуге», и об «укладе», и о «булате».