0

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим»

Олег Крикун занимается академическим вокалом всю жизнь. Пять лет назад он окончил консерваторию имени Сергея Рахманинова в Ростове-на-Дону и неожиданно для всех переехал в Санкт-Петербург. Он участвовал в «Минуте славы», шоу «Песни», стал лауреатом нескольких международных конкурсов: Гран-при «Национальное достояние», Don Mattea Collucci (лауреат III степени), V международный конкурс Cita di Ficano Италия (лауреат III степени).


«Особый взгляд» поговорил с Олегом, о значимости автономности и границе между зрячими и незрячими людьми, о том, что действительно важно в городской среде для людей с нарушением зрения и как изменилась его жизнь после переезда в мегаполис.

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим» Незрячие, Другой взгляд, Оперный театр, Длиннопост

— Питер — дружелюбный город?


— Самый дружелюбный город из всех, что я посещал в России. И дело вообще не в доступной среде. Пандусы, светофоры говорящие, вывески, написанные брайлем, — не в них дело. Самое полезное здесь — люди, которые живут свою жизнь и ненавязчиво мне периодически помогают. При этом я не чувствую себя беспомощным или ограниченным. Я просто ощущаю себя человеком, который оказался в незнакомом городе и спрашивает дорогу. В этом нет напряжения. Петербуржцы — удивительно общительные люди, и я не знаю, кто придумал эту штуку о том, что жители Петербурга — закрытые снобы. По отношению к себе я подобного не замечал.


— Ты еще работаешь в проекте «Мир на ощупь»? (социальный проект, рассказывающий о быте незрячего человека — прим. ред.)


— Я ушел оттуда в начале февраля. — Как тебе там работалось? — Ну, в начале у меня были большие сомнения. Когда меня туда позвали, я подумал: «Господи, я же музыкант, ну какой еще „Мир на ощупь“, что я там делать буду?». Но на первую встречу я все-таки пошел. Мой будущий шеф заразил меня своей увлеченностью. Он говорил, что надо стирать границу между зрячими и незрячими людьми, потому что нас воспринимают как инопланетян. Про Питер я, правда, такого сказать не могу, здесь все по-другому. Но вот в глубинке люди не представляют, как я живу.


В общем, меня заразил мой шеф. А еще «Мир на ощупь» — это стартап. Всегда круто присутствовать при зарождении чего-то нового. Я понимал, что я в чужом городе и мне надо свое место как-то застолбить. Я везде, где только можно, говорил, что я пою. И в итоге меня отправляли на все интервью, а через месяц стали показывать по телевизору. Это было неожиданно. Все мои знакомые удивлялись моему везению.


— Мне кажется, все дело в твоей харизме.


— Да можно и с харизмой три года дома просидеть.


В проекте было очень круто, особенно в начале: приходят первые посетители, мы волнуемся, они волнуются, потому что не знают, что их ждет. Это такое волшебное чувство: ощущаешь себя сталкером, который ведет людей по неизведанному миру. И это действительно путешествие к прозрению. С течением времени люди забывают о том, что я не вижу. И, мне кажется, это история про любого человека, который не зациклился на своей незрячести.


Есть такое понятие как умвельт — видимая часть мира. И она супермаленькая, если сравнивать ее с миром вообще, с тем, как он глубоко и разнообразно устроен. Я хочу сказать, что в принципе мы все очень мало видим из того, что есть. Звуки, запахи, цвета, вкусы, тактильные ощущения — это только пять чувств, а параметров множество. Мир так интересно устроен, что в нем в избытке есть все для любого способа восприятия. Мы просто привыкли ориентироваться на визуальную информацию.


Ну да, среда, уже созданная человеком, чуть больше дружественна к тем, кто может смотреть: есть вывески, надписи, светофоры. Но это все такая мелочь по сравнению с общением, глубокими чувствами, дружбой, любовью. Мои близкие это понимают, но люди, которые не сталкивались с миром незрячего, смотрят с опаской, боятся как-то неловко пошутить и вообще ведут себя странно.


Таксист мне недавно сказал: «Вот скажи честно, тебе же стремно жить?» Я вежливый, не стал ему говорить о широте его кругозора и о том, что ему сложно представить что-то, отличное от своего образа жизни. Точно так же можно сказать, что невозможно быть женщиной или американцем... И что жить можно только так, как он живет. Постепенно, конечно, люди меняют свой взгляд на эти вещи.


— Почему ты ушел?


— Я вернулся к музыке. Я просто понял, что невозможно делать больше, если ты не делаешь то, к чему у тебя есть склонности. То, что ты один умеешь. В проекте я работал незрячим человеком. Моя заслуга была в том, что я не вижу и могу об этом рассказать. Это могут многие. А вот оперным пением могут заниматься не все.

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим» Незрячие, Другой взгляд, Оперный театр, Длиннопост

— Расскажи, как отразился переезд на твоей жизни?


— Это удивительное время в моей жизни. Я бы сказал, лучшее. Я закончил ростовскую консерваторию и был полностью свободен. В Петербурге у меня была только двоюродная сестра, больше в этом городе я не знал никого. Это такой супер-опыт: ты переезжаешь в город, где о тебе никто ничего не знает, где ты никому не должен, где за тобой нет этого «хвоста» — мнения других. Ты можешь стать кем угодно, показать себя с любой стороны, и тебе поверят.


Первые две недели я просто гулял: ездил в центр, ходил на концерты или бродил по району. Это очень интересное ощущение: как будто ты только прилетел на Землю. Приходишь и говоришь: «Здравствуйте, меня зовут Олег, я оперный певец». Меня спрашивают: «А для чего ты приехал, что тут будешь делать?» А я говорю: «Хочу жить!» 


В Питере у меня появился шанс быть другим. Когда ты учишься в школе, ты людей не выбираешь. Тебя просто ставят в ситуацию. Ты географически оказываешься с этими людьми в одном месте. В институте все немного иначе: тут ты вроде как тематически с людьми совпадаешь. А здесь у меня не было никакой привязки: ни знакомств, ни договоренностей, ни протекций. Я просто в свой день рождения утром сел в самолет и улетел.


— Какое у тебя самое сильное желание сейчас?


— Да просто делать свое дело хорошо. У меня есть цели, например, сделать свой концерт с оркестром, сделать много камерных произведений с концертмейстером, выступить в разных местах. Но это нельзя назвать мечтой. Мне важно, чтобы люди, которые вокруг меня, радовались. Поэтому я всем этим и занимаюсь.

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим» Незрячие, Другой взгляд, Оперный театр, Длиннопост

Я не знаю, о чем мечтать. Я же не знаю, что будет. Мы живем на этой планете первый раз. Никто второй раз не живет. Во всяком случае, не знаю таких людей. Мы как будто приехали в незнакомую страну. Вот если представить, что у нас нет интернета и мы не видели эту страну в гугловских картинках, какие могут быть мечты в этом случае? Ты просто приезжаешь и смотришь. Как увидел, так и записал для себя. Только здесь речь о путешествии не в пространстве, а во времени.


Я глубоко убежден, что наш способ планирования, то, как мы свою жизнь простраиваем, — все это очень похоже на то, как я живу, когда я не вижу. Ты идешь по улице и не знаешь, что будет впереди, ты просто идешь. Тебя может ожидать что угодно, и ты к этому готов. Поэтому мне очень легко поверить в то, что я не знаю будущего, и принять это. И мне с этим прекрасно. Мне очень хорошо проиллюстрировала жизнь эту штуку.


Нужно просто делать то, что делаешь сейчас, загадывать трудно. Вот все люди очень хотят... Впрочем, не знаю, может быть, уже и не хотят, и все поняли. Я говорю о том, что люди, когда планируют, они думают, что если они все правильно рассчитают: сказать одному то, другому это — то все сойдется. Им кажется, что они знают все вводные.


— И всем управляют! Нет, это никуда из людей не делось.


— Но мы не можем. Человеческий мозг просто не способен обработать столько факторов. Ты не видишь картину сверху, ты видишь ее только изнутри. И ты не знаешь, как это — быть снаружи. То же самое со временем. Мы видим только одну секунду. И знаем прошлое.


Полную версию статьи читайте на портале для людей, которые видят по-разному, – «Особый взгляд».

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
493

ПРОГУЛКИ И ПУТЕШЕСТВИЯ: КАК НЕЗРЯЧИЕ ЛЮДИ ОРИЕНТИРУЮТСЯ В ГОРОДЕ

ПРОГУЛКИ И ПУТЕШЕСТВИЯ: КАК НЕЗРЯЧИЕ ЛЮДИ ОРИЕНТИРУЮТСЯ В ГОРОДЕ Другой взгляд, Инклюзия, Незрячие, Искусство, Длиннопост

Для большинства людей с нарушением зрения самостоятельное передвижение по городу с белой тростью — привычная повседневная жизнь, а не что-то из ряда вон выходящее. Мы пообщались с людьми, которые не видят, и попросили их рассказать, что помогает им ориентироваться на улицах, в магазинах, метро и вообще где угодно.


Текст Анны Теплицкой


БЕЛАЯ ТРОСТЬ


Потерявший зрение человек смотрит тростью — это его главный инструмент. Незрячая аспирантка ВШЭ Алена Зирко поясняет, что трости бывают разные: стеклопластиковые, углепластиковые, алюминиевые.


«Трость — это наше ‘’оружие’’, мы им смотрим. Многие из экономии берут трости более легкие и менее прочные, но это не очень хорошо, ведь трости ломаются. Мне однажды маленький пацан на велосипеде переехал трость. Бывает, через трости перелетают люди, которые не смотрят себе под ноги — вещь гнется. Мы можем ударять трости обо все, они попадают под транспорт, — говорит Алена, которая, кстати, всегда старается брать с собой на улицу запасную трость. - Однажды я просто шла по метро, задела тростью колонну, и она у меня сломалась. Наверное, на ней просто уже было много трещин. Трости не вечные, поэтому я всегда стараюсь, чтобы у меня была одна в руке, а вторая в рюкзаке — на всякий случай. Сломалась — достала следующую, пошла дальше».

ПРОГУЛКИ И ПУТЕШЕСТВИЯ: КАК НЕЗРЯЧИЕ ЛЮДИ ОРИЕНТИРУЮТСЯ В ГОРОДЕ Другой взгляд, Инклюзия, Незрячие, Искусство, Длиннопост

ЗВУК УЛИЦЫ


Шум машин, разговоры прохожих, фразы, которые повторяют раздающие листовки и зазывающие в кафе промоутеры, — главные ориентиры для незрячих на улице. «Я хожу по улице с белой тростью. Если не знаю маршрута, ищу бордюры, ступенечки. Могу спросить людей, как куда пройти. Ориентируюсь на звук улицы — иду вдоль нее, слышу шум. Например, вот иду по Тверской, а мне надо на Моховую. Мне говорят, что нужен первый поворот. Я слышу улицу впереди — понимаю: ага, я дошла до Моховой», — говорит Алена Зирко.


Вячеслав Еремин, который может различать силуэты машин и людей, отмечает, что на переходах ориентируется не только на звуки, но и на прохожих: «Переходить улицу, когда не видишь сигнал светофора, можно, ориентируясь по прохожим. Если они пошли, я стараюсь вклиниться в их колонну. Если нет прохожих и я не уверен, переходить мне или нет, пытаюсь вслушаться или всмотреться в движущиеся силуэты: едет ли что какая-то техника, не едет. Чаще, правда, стараюсь найти место, где переход со звуковым сигналом».

ПРОГУЛКИ И ПУТЕШЕСТВИЯ: КАК НЕЗРЯЧИЕ ЛЮДИ ОРИЕНТИРУЮТСЯ В ГОРОДЕ Другой взгляд, Инклюзия, Незрячие, Искусство, Длиннопост

СКОРОСТЬ


Вячеслав Еремин обращает особенное внимание на осторожность во время передвижения по городу: «Нужно быть внимательным, передвигаться с такой скоростью, с которой ты можешь свободно различать препятствия под ногами и по бокам: выбоины на тротуаре, бордюры, людей, которые не видят ничего, кроме себя, велосипедистов, тех, кто катается на самокате, и так далее».


Важно двигаться только с той скоростью, которая позволит спокойно любые подобные препятствия миновать.


ТАКСИ


Обычно незрячие люди пользуются самыми стандартными приложениями для заказа такси. Но как найти водителя и его машину? «Я связываюсь с водителем, уточняю, где он, объясняю, что я не вижу, говорю, где стою, и обязательно проговариваю, что я с белой тростью, что это мой самый очевидный и яркий признак. Прошу подъехать ближе и мне посигналить. Чаще всего водители, когда меня видят, просто выходят из машины, провожают к машине», — отмечает Евгения Малышко.

ПРОГУЛКИ И ПУТЕШЕСТВИЯ: КАК НЕЗРЯЧИЕ ЛЮДИ ОРИЕНТИРУЮТСЯ В ГОРОДЕ Другой взгляд, Инклюзия, Незрячие, Искусство, Длиннопост

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ И АЭРОПОРТЫ


С одной стороны, передвижение на транспорте может вызывать больше вопросов, чем пешая прогулка по городу, с другой — сегодня существует много служб и функций, призванных сделать жизнь незрячих и слабовидящих более комфортной.


«В Москве уже несколько лет работает специальная служба сопровождения в метро (в Петербурге такая тоже начинает появляться). Я сама начала ездить в метро задолго до появления даже мысли об этой службе, поэтому я ей не пользуюсь, но ребята, которые только начинают пробовать ориентироваться, выходить из дома, — разумеется, для них это удобно, им не нужно напрягать родственников, подстраиваться под знакомых и прочее», — рассказывает Евгения Малышко.


Удобные службы сопровождения работают также в аэропортах и на вокзалах. «На вокзалах я ими пользуюсь редко, потому что там все как-то интуитивно понятно. Правда, недавно я прилетела с двухнедельной смены в лагере, у меня был огромный чемодан - я вызвала себе службу сопровождения. Это удобно. Что самое ценное, эти службы созданы не только для людей с инвалидностью, но и для помощи вообще всем маломобильным группам граждан, куда входят в том числе, например, мамы с колясками», — поясняет экскурсовод.


Если на вокзале, по словам Евгении, можно обойтись и без сопровождения, то в аэропорту — никак: «Сопровождение в аэропорту — просто незаменимая услуга. Там неочевидно, куда идти, есть миллион вариантов, огромное пространство, табло, стойки. Разумеется, приезжая в аэропорт, вызываю себе эту службу, которая везде меня проводит, поможет зарегистрироваться, сдать багаж, пройти досмотр и так далее. Когда я сажусь в самолет, информация о том, что я лечу, уходит на другой конец — и в пункте Б меня точно так же встречают, провожают, помогают взять багаж».

Продолжение материала смотрите на портале для людей, которые видят по-разному, – "Особый взгляд" / www.specialview.org

Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: