389

Опасность окружения

Очень часто в статьях о Великой Отечественной Войне обходят стороной важный момент:


А почему окружение для войск столь смертельно?


Почему он важен? Из-за непонимания важности тыла и снабжения многие моменты ВОВ кажутся странными, например в массовом сознании снижается роль партизанского движения и тружеников тыла.


Ответ на сам вопрос прост: после окружения войскам очень быстро становится нечем воевать.


Для понимания масштабов:


Сталинградская битва - за 6,5 месяцев боёв было истрачено 9539 вагонов (грп 50 тн.) боеприпасов или 1467 вагонов боеприпасов в месяц или 49 вагонов боеприпасов в день (примерно 2500 тонн).


Численность группировки попавшей в Киевский котёл примерно в 2 раза выше, чем одновременно участвовало в Сталинградской битве...


Это - только боеприпасы, а ещё нужны продукты, медикаменты, горючее...


Честь и Слава всем участникам Великой Отечественной Войны!


Спасибо, что мы есть!

Дубликаты не найдены

+21
Помимо этого увеличивается линия фронта для окруженных и обороняться нужно со всех сторон. А также нельзя вывозить раненных и получать подкрепления.
+8
Без хорошего тыла особо не повоюешь
+2

помнится я читал, что при интенсивных боях стрелок расходовал порядка 10000 патронов за неделю

раскрыть ветку 9
+4
Личный пример. 1 боекомплект автомата калашникова - 450 патронов, это по уставу. Столько патронов тащит на себе солдат в магазинах, обоймах или россыпью. Эти 450 патронов, если предположить, что они в магазинах, солдат расстреляет часа за 2 интенсивных боев, проверено на учениях (рота в обороне). Выходит, что противнику достаточно только провоцировать бойцов на истощения боеприпасов и потом брать голыми руками. Поэтому очень часто мы слышим как солдаты героически шли на прорыв, ведь так, шанс выжить был больше.
раскрыть ветку 6
+1

именно

0

Почему бы солдатам с другой стороны,так же провоцировать противника? Шанс выжить при атаке гораздо ниже,чем при обороне

раскрыть ветку 4
+2

Из винтовки?

раскрыть ветку 1
+2

насколько я понимаю, речь идет об автоматах

+4

Просто многие думают, что война это как в игре контр страйк или батлфилд- в тебя пуляют, и ты пуляешь.

В реалтности не так. Дед за 4 года не видел ни одного живого вражеского солдата, только трупы и пленных. Большинство боев ведут на больших расстояниях, преимушественно перестреливаясь. Многих убили именно случайные пули, осколки. Сами стреляли "в никуда". Поэтому дед не знает, убил ли он хоть кого-то. И в окружение их брали. Точнее продавали в плен сразу- офицеры нарочно заводили в кольцо и командовали сдачу.

раскрыть ветку 12
+4

"Точнее продавали в плен сразу- офицеры нарочно заводили в кольцо и командовали сдачу." - с этого места поподробнее, плз

ещё комментарии
+2

что, даже из окопа не вылезали, в атаку не шли? Не вели боёв в городах?

раскрыть ветку 2
+3

Ну его часть нет. Может поэтому и выжил...

Сами окопы копали, да.

0
Возможно что его дед воевал не много и в основном в полях. Мой дед примерно тоже самое рассказывал. Он был на передовой. Воевал почти все время и больше всего рассказывал как он встретился на Эльбе с американцами. Это было его самое сильное впечатление. Говорил что стрелял в фашистов из окопов и по отступающим. Да и если обратится к истории, то станет ясно, это была позиционная война, затяжная и изматывающая. Всегда жалею о том, что не успел деда расспросить подробней о войне. Мелкий я был.
0

Дед на Ташкенском фронте воевал?

+3
Эх столько металла,и людей уничтожили...
раскрыть ветку 1
+1

Потому что человечество на земле это плесень на бутерброде. Вместо того, чтобы идти захватывать другие бутерброды, она переодически жрет саму себя.

+3

Спасибо, КЭП! :)

раскрыть ветку 21
+16

Знаю, что КЭП, но встречаются несознательные...

раскрыть ветку 20
+7

Я, например, в детстве не осознавал, что в те годы уже были многоэтажные дома.

Как это возможно, чтобы плиты, ванны, трубопровод - и война.

+2

Лучше напишите пост про то, что нужно было сражаться до последнего, а не сдаваться. Вот это было бы более актуально.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 17
-2
Ну так то стоило длиннопост сделать что-ли... А то три с половиной предложения и всё :(
0
Можно более подробно рассказать про тему окружения? Думаю многим это было бы интересно. Спасибо
-5
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
-9

Очень познавательно, пишите ещё. Ждём следующую серию о том насколько необходимо есть и что будет если не пить.

раскрыть ветку 1
+7

Этот момент не настолько очевиден как вам кажется

-24
Великой отечественной войны не было
раскрыть ветку 9
+3

А что было? Правда интересно..

ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
35

Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот»

Данный пост отличается от всех моих предыдущих. Это не красивые фотографии природы, а наша история, о которой мы должны знать и помнить.

В годы Великой Отечественной Войны на этом месте находилась база русских, белорусских и украинских партизан. Она располагалась в глубине Софиевских лесов Брянской области, окруженная лесными речушками и непроходимыми болотами, которые укрывали от немецких пуль наших солдат. На одной из фотографий можно увидеть сосну, пострадавшую от пуль.

В стратегическом отношении Софиевский лес также был выгоден для борьбы с гитлеровцами. Железная дорога по направлениям: Новозыбков - Новгород-Северский и Новозыбков-Гомель, стала главным объектом партизанской борьбы. Главную задачу партизаны выполнили, они измотали силы врага на подступах к Гомелю и Брянску, которые прикрывали путь к Москве. Заслуги партизан несоизмеримы - это великий подвиг перед Родиной!

P.S. Фотографии делались несколько лет назад на старенький телефон, поэтому не судите строго за качество.
Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот» Родина, Россия, Патриотизм, Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Землянка, Брянская область, Память, Брянск, Гомель, Длиннопост, СССР
Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот» Родина, Россия, Патриотизм, Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Землянка, Брянская область, Память, Брянск, Гомель, Длиннопост, СССР
Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот» Родина, Россия, Патриотизм, Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Землянка, Брянская область, Память, Брянск, Гомель, Длиннопост, СССР
Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот» Родина, Россия, Патриотизм, Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Землянка, Брянская область, Память, Брянск, Гомель, Длиннопост, СССР
Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот» Родина, Россия, Патриотизм, Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Землянка, Брянская область, Память, Брянск, Гомель, Длиннопост, СССР
Партизанский мемориальный комплекс Урочища «Накот» Родина, Россия, Патриотизм, Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Землянка, Брянская область, Память, Брянск, Гомель, Длиннопост, СССР
Показать полностью 5
210

Как «Батя» спас 13 000 детей, но стал врагом народа

UPD к посту есть вопросы: #comment_177618681

__________________________

В продолжение этого поста

Читая биографию этого человека, понимаешь, что незаменимые люди всё-таки существуют. От этого вдвойне обидно, когда их предаёт система, до этого годами использовавшая их опыт и силу.

Как «Батя» спас 13 000 детей, но стал врагом народа Подвиг, Великая Отечественная война, Партизаны, Дети, Спасение, Длиннопост

Никифор Коляда – прирождённый командир. В Первую мировую он возглавлял полковой комитет, в гражданскую организовывал партизанское движение. Потом его перевели командовать партизанскими отрядами Приморья. На Дальнем Востоке Коляда окончил университет, выучил китайский язык и строил страну, работая начальником Наркомлеса, Наркомфлота и прочих народных комиссариатов. Но началась Великая Отечественная война. Вспомнив про боевое прошлое Коляды, его направили в Смоленскую область – организовывать партизанское движение.

К 1942 году под его командованием было несколько «отрядов Бати». Батей, конечно, звали самого Никифора. Партизаны должны были блокировать дороги, ведущие на Смоленск, срывать перевозку личного состава и доставку боеприпасов врага, уничтожать связь, организовывать разведку, выводить за линию фронта военнослужащих и гражданских.

К лету 1942 года партизаны Бати освободили 230 населённых пунктов и контролировали более 3600 квадратных километров. Партизаны помогали армии не только бить врага, они передавали бойцам продукты питания: хлеб, картофель, мясо, корм для лошадей.

Главная победа и награда для Коляды – операция «Дети». В ходе этой операции в июле 1942 года три его бойца – две сельские учительницы и медсестра – спасли 3 225 детей, за 11 дней проведя их через лес с оккупированной области в тыл.

По роковому стечению обстоятельств, эта же операция стала и началом его краха как командира. Батя разочаровался в собственной деятельности. В сентябре 1942 года его наградили орденом Ленина за спасение в совокупности 13 000 (!!!) детей. А уже в октябре срочно вызвали в Москву и объявили врагом народа.

Причина – «невыполнение заданий командования и обман директивных органов».

Согласно сохранившимся протоколам с записью речей Коляды на собраниях, он давно и открыто говорил, что эвакуация и отступление помогают сохранить жизни, но подрывают доверие к партии. Ведь кто обеспечивает эвакуацию и выполняет рискованные операции? Кто олицетворяет собой борьбу? Партизаны. Люди видят и знают только их. Начальству не понравилось, что Коляда так превознес себя над партийным начальством.

Почти год ушёл на то, чтобы вынести «врагу народа» приговор. Вину он не признавал категорически. Но в итоге все же получил свои 20 лет лагерей и высылку за Урал.

Через 12 лет Никифора реабилитировали полностью. Вернули награду, партбилет, дали квартиру в Москве... В лагере Никифор пережил два инфаркта. И вскоре после освобождения случился третий. Он умер в Москве, прямо на улице, на площади Восстания.

На Измайловском кладбище за могилой партизана сегодня ухаживают ученики школы, которой присвоено имя Никифора Захаровича Коляды…

Эта история скоро появится на нашем сайте Карта героев. Добавить сюда историю можете и вы – и она может быть про что угодно, про любой пример неравнодушия, который для вас важен.

Показать полностью 1
781

3225 детей спасли партизанки в операции «Дети»

Июль 1942 года на Смоленщине – самое страшное время. Фашисты уничтожали по десять сёл в день, сжигая их вместе с жителями. Особенно жестоко расправлялись с близкими коммунистов и партизан.

Учительнице Матрёне Вольской доверили 1 500 детей партизанов с окрестных сёл. Она лесами должна была вывести их с оккупированной территории в тыл. Помогали Матрёне учительница Варвара Полякова и медсестра Екатерина Громова. Всем трём девушкам было слегка за 20.

Из всех троих Матрёна была самой опытной партизанкой, у неё даже был уже орден Боевого Красного Знамени за неоднократные вылазки, диверсии и распространение листовок. К моменту миссии она была беременна. Но об этом руководству отряда она ничего не сказала – посылать на задание всё равно было некого.

3225 детей спасли партизанки в операции «Дети» Подвиг, Герои, Учитель, Великая Отечественная война, Дети, Спасение, Партизаны, Смоленская область, Длиннопост

Вышли 23 июля из деревни Елисеевичи. Впереди – 200 километров пути по болотам и бездорожью. Из детей сформировали отряды по 40–50 человек. Впереди шли Вольская и старшие ребята, затем Полякова с детьми помладше, замыкали цепь Катя Громова и самые маленькие. На ночь все прятались в лесу, Матрёна выходила на 20–25 километров вперёд на разведку, а к утру возвращалась обратно.

Питались крошками от сухарей, ягодами, одуванчиками и подорожником. В сёлах вода была отравлена: фашисты сбрасывали трупы в колодцы. Однажды вышли к реке. Дети бросились пить и попали под обстрел... Но чудо – ранило лишь одну девочку!

По дороге отряд вырос до 3 225 человек – присоединялись дети из разграбленных и сожжённых сёл. И они прошли этот путь без потерь!

Мало кто верил в успех этой операции. Даже сами родители-партизаны. Все были честны перед собой: дети просто не должны достаться врагу. На то, что они выживут, надежды было мало. Соратница Матрёны, Варвара, тоже считала операцию провальной. Спустя годы смеялась: все ценные вещи при расставании раздала родственникам, чтобы напоминали о погибшей!

К началу августа вышли на станцию, детей забрал специальный поезд. На станции для детей приготовили лишь 500 кг хлеба. Получилось каждому по 150 граммов. Кто ж знал, что их будет так много?

Им предстоял путь за Урал. Но Матрёна понимала: её подопечные не перенесут дороги, в поезде начнут умирать. На каждой станции она телеграфировала во встречные города: «Примите! Примите! Примите!». Детей принял Горький – сейчас это Нижний Новгород.

3225 детей спасли партизанки в операции «Дети» Подвиг, Герои, Учитель, Великая Отечественная война, Дети, Спасение, Партизаны, Смоленская область, Длиннопост

Книгу издал бывший партизан Леонид Новиков, который был свидетелем этих событий


После войны большинство из них вернулись домой, но некоторые остались, как и сама Матрёна Исаевна.

До 1970-х о подвиге учительницы никто ничего не знал. Если бы не бывший партизан Леонид Новиков, который со своими учениками собрал материал для книги «Операция „Дети“», то эта история так и канула бы в лету. Сама Матрёна героиней себя не считала – долг есть долг, вот и всё…

3225 детей спасли партизанки в операции «Дети» Подвиг, Герои, Учитель, Великая Отечественная война, Дети, Спасение, Партизаны, Смоленская область, Длиннопост

Катя Громова, медсестра, умерла сразу после войны. Молодой организм был подорван – путешествием ли, голодом ли, теперь неясно. Ей просто не хватило сил.


Матрёна не дожила и до 60. Лишь один раз, в 1977 году, за год до собственной смерти, она встретилась со своими «детьми». Она сильно болела после путешествия, беременность была тяжёлой, ребёнок долго не прожил, ноги к концу пути распухли, потом привязалось что-то хроническое…

3225 детей спасли партизанки в операции «Дети» Подвиг, Герои, Учитель, Великая Отечественная война, Дети, Спасение, Партизаны, Смоленская область, Длиннопост

До середины 90-х годов дожила лишь Варвара, та самая девушка, которая заранее вычеркнула себя из жизни. Всю жизнь проработала учительницей и тоже никому не рассказывала о своей роли в операции – не считала это подвигом. У неё даже не было статуса ветерана Великой Отечественной войны.

3225 детей спасли партизанки в операции «Дети» Подвиг, Герои, Учитель, Великая Отечественная война, Дети, Спасение, Партизаны, Смоленская область, Длиннопост

Встреча с Варварой Поляковой, 1990-й год


Когда мы рассказали эту историю в инстаграме, в комментарии пришёл Олег Новиков. В отряде Матрёны были его тёти, и он узнал их среди героев книги:

«Уже смеркалось. У небольшого костерка расположились ребята из Басина, Озерецкого, Навольнева, Никуленки.

– О доме вспоминаем, – вздохнула Оля Царева. – О родителях. Как они сейчас там? Поди, за нас им еще и попадет!

– У нас мамка знаете какая? – в один голос сказали Варя и Соня Новиковы. – Ее в гестапо в Демидове пытали за Таню, сестру нашу, а она ничего не сказала!...

Таня – это моя тётя, партизанка, с 21-го года рождения, отец её не помнил... Эсэсовцы её казнили. Соня и Варя – мои тёти, царствия им небесного. А „мамка“ – это моя бабушка, Евдокия Филипповна, баба Дуся...»

Показать полностью 4
1457

Самых необычный и результативный партизанский отряд

Самых необычный и результативный партизанский отряд История, Великая Отечественная война, Партизаны, Война, Длиннопост

Во время Великой Отечественной войны, на территории Кубани, действовал удивительный и необычный партизанский отряд под руководством Петра Карповича Игнатова. Это был самый результативный отряд за всю историю войн.

Великая Отечественная война для всего Советского Союза началась 22 июня 1941 г. Несмотря на то, что вторжение немецко - фашистских войск в пределы Краснодарского края произошло 25 июля 1942 г., подготовка к боевым действиям началась уже с 23 июня 1941 г.

В первые недели войны началось создание из добровольцев истребительных батальонов, отрядов народного ополчения, групп противовоздушной и противохимической обороны. Бойцы истребительных батальонов приступили к охране важнейших объектов - заводов, фабрик, электростанций, складов, мостов, предприятий и других.

В 1941 г. в крае действовало 86 городских, районных и 6 истребительных железнодорожных батальонов, насчитывающих 14 тысяч бойцов. В отряды народного ополчения принимались добровольцы, не подлежащие призыву в армию, учителя средних школ, работники различных учреждений.

Обычно принято считать, что партизанское движение – это спонтанный ответ на оккупацию, но самые эффективные партизанские отряды создавались централизованно. Для этого в тыл направлялись специально обученные разведчики, которые обучали местное население основам диверсионной деятельности.

На Кубани к партизанской войне стали готовиться заранее. 03 августа 1941 г. создается Южный штаб партизанского движения. В сентябре 1942 г. был создан Краевой штаб партизанского движения.

До оккупации Краснодарского края были сформированы 86 партизанских отрядов. После оккупации в августе 1942 года боевые действия осуществляли 73 отряда (около 6500 человек).

Самых необычный и результативный партизанский отряд История, Великая Отечественная война, Партизаны, Война, Длиннопост

Один из них был отряд Петра Карповича Игнатова, самый необычный и самый результативный партизанский отряд Второй мировой войны.

В ноябре 1941 г. Пётр Игнатов был назначен командиром партизанского отряда. Особенностью отряда стало то, что из 58 человек, 39 было с высшим образованием: инженерно-технический персонал комбината “Главмаргарин” и Химико-технологического института (сейчас Кубанский технологический университет). В те времена это было редкостью. Было два кандидата наук, были химики, умевшие изготовить взрывчатку из самых простых компонентов, многие в совершенстве владели немецким языком. Все они в прошлом, в разное время, проходили военную службу: были пулеметчики, снайперы и даже один летчик-истребитель, списанный по здоровью, но опыта в партизанской деятельности ни у кого не было. Рядом с Петром Карповичем сражались сыновья: Евгений и Геннадий и жена, которая была в отряде врачом.

До августа 1942 года отряд проходил подготовку по минно-взрывному делу и по другим необходимым для диверсионных операций боевым специальностям.

Когда немцы заняли Краснодар, отряд, ушел в горы. Уже через два дня, 19 августа, была первая боевая операция. Девять бойцов диверсионной группы уничтожили 48 гитлеровцев. Головной бронетранспортер подорвали на фугасе, а пехоту на грузовиках расстреляли из пулеметов. Среди трофеев попалось несколько снайперских винтовок, которые очень пригодились партизанам в последующих операциях.

Отряд Игнатовых никогда не испытывал недостатка в толе и динамите, химики готовили взрывчатку из глицерина, жира и прочих компонентов. Они полностью обеспечивали себя и других партизан Кубани.

Все вместе взятые отряды Краснодарского края не нанесли врагу столько ущерба, сколько шесть десятков бойцов отряда Игнатовых. Да что там Краснодарский край? Не только в истории Великой Отечественной войны, но вообще в истории всемирных войн не было такого результативного отряда. Цифры поражают. Большинство смотрели «сказочные» боевики, в которых несколько диверсантов уничтожают орды врагов. Но факт остается фактом. Партизанский отряд из 58 штатских интеллигентов менее чем за год боевых действий потерял пять бойцов и при этом уничтожил более 8 тысяч солдат и офицеров противника, 40 танков, 136 орудий, несколько сотен автомашин, мотоциклов, броневиков, взорвал 16 железнодорожных составов и около 200 вагонов со снаряжением и людьми! И это подтвержденные успехи!

Пётр Игнатов постоянно призывал своих подчинённых наблюдать за действиями врага, чтобы проводить диверсии максимально эффективно. В своих мемуарах он вспоминал, что его подчинённые нередко жаловались на предсказуемость немцев и со временем старались придумывать всё более сложные схемы засад чтобы хоть как-то интеллектуально развлечься и не дать себе расслабиться.

Вот пример: при обустройстве засады закладывалось сразу несколько фугасов в разных частях дороги. Сначала взрывали первую группу врага, но выживших не добивали, а позволяли уйти, чтобы те привели помощь. А когда приезжала подмога, то взрывали и остальных. Отряд не боялся бронированную технику. Если она и приезжала, то становилась жертвой очередного «подарка», которыми была нашпигована дорога, благо взрывчатки в отряде было с избытком. Постепенно схемы минирования становились всё более изощрёнными. Взрывы — фирменная черта отряда Игнатова.

Ещё один способ уничтожения врага - при помощи немецкой дисциплины. Так, подкравшись к миномётным позициям противника, снайперы ложились в засаду и ждали, когда появится офицер. Стоило тому показаться, тут же ему доставалась порция свинца. Офицер падал замертво, к нему всегда бросалось на помощь два солдата. Убивали и их. Это происходило всегда. На этом операция не заканчивалась, так как по тревоге поднимался миномётный расчёт. И вот тогда раздавался взрыв, потому что на пути миномётчиков к позиции одной из партизанок уже был заложен фугас. Женщины отряда, легко входили в доверие к врагу.

Также снайперы практиковали нестандартные дуэли. Они не просто сидели на позиции и ждали противника, а устанавливали мины и растяжки в местах «перспективных боевых позиций». Затем оставалось немного «пошуметь». На борьбу с противником немцы отправляли своего специалиста, который подрывался при поиске удобной позиции. Если не отправляли своего снайпера, то подрывался «отряд зачистки».

Но самой результативной была «железнодорожная война». Подрывники, как всегда, работали комплексно, их целью был не только поезд, но и всё вокруг. Фугасы закладывались в местах, где проходило сразу два железнодорожных полотна. Второй путь минировался для подрыва состава, который прибудет к месту диверсии, чтобы перегрузить груз с уничтоженного поезда. Также минировались все ближайшие дороги, чтобы уничтожить всех, кого кинут на борьбу с партизанами. В результате за несколько часов погибали десятки, а то и сотни гитлеровцев.

Для уменьшения ущерба перед паровозом цепляли несколько вагонов с щебнем. Эти вагоны подрывались на мине, а основной состав оставался невредимым. Партизаны поступили очень просто, стали закладывать несколько фугасов, а последним шла мина. Когда вагон «жертва» наезжал на мину, то от взрыва по цепочке детонировали остальные фугасы. Всё, состава больше нет.

Самых необычный и результативный партизанский отряд История, Великая Отечественная война, Партизаны, Война, Длиннопост

В числе пятерых погибших партизан были и два брата Игнатовы – 27-летний Евгений и 16-летний Геннадий. Евгений Игнатов разработал тогда новый тип мины, которая должна была срабатывать от тяжести давления на рельсы. Дрезина, которую немцы обычно пускали вперед, прошла бы благополучно, но тяжелогруженый поезд неминуемо бы подорвался. Мину установили, но предохранительную шпильку пока не тронули – по расчетам времени было еще много. Занялись минированием подъездных дорог. Что-то пошло не так. К фронту двигался важный эшелон, набитый эсэсовцами и стрелками из горной дивизии «Эдельвейс». В целях безопасности немецкое железнодорожное начальство пустило состав вне графика, в неурочное время. Он мчался на предельной скорости, стремясь проскочить опасные места. Времени на вытаскивание предохранителя не было. И тогда, на глазах отца, двое его сыновей бросились с противотанковыми гранатами к мине. Страшный взрыв фугаса накрыл двух братьев, пожертвовавших жизнями. В эшелоне погибло от 400 до 500 гитлеровцев. Мало того, взбешенные немцы позднее расстреляли офицеров охраны железной дороги, которые отвечали за состав.

Указом Президиума СССР 7 марта 1943 года Евгению и Геннадию Игнатовым были посмертно присвоены звания Героев Советского Союза.

Показать полностью 2
186

Юный партизан, которого не сломили ни издевательства фашистов, ни паралич

Многое известно о зверствах фашистов. Попавшим к ним в лапы партизанам, пожалуй, было легче сразу принять смерть, чем скончаться в результате долгих мучений. Советский школьник Коля Печененко сумел вытерпеть все пытки гестаповцев. И остался жив. Поэтому он герой вдвойне. Одно из самых изощренных издевательств, которые пережил мальчик, выглядело так: его приводили на казнь, надевали петлю на шею, но в самую последнюю секунду казнь отменяли…


Его новой семьей стал партизанский отряд


Война застала 11-летнего Колю в пионерском лагере «Орлёнок», расположенном недалеко от Киева и Черкасс, в местечке Холодный Яр. В июне 1941-го его вместе с другими ребятами привезли сюда на отдых, познакомили с вожатыми – открывалась новая смена. И тут стало известно, что началась война и к Киеву подошли немцы.


Школьников было велено эвакуировать, но Коля сбежал. После долгих скитаний он осел в одной из местных деревень – на тот момент он узнал, что его маму тяжело ранило и она эвакуирована, так что возвращаться в родное село не имело смысла. В итоге мальчик попал в отряд местных партизан и стал их верным помощником.


После одной из диверсий, совершенной Колей вместе с двумя товарищами (подростки подорвали немецкий склад), он и еще два мальчика были схвачены фашистами. Одного из ребят убили, второму удалось сбежать. Коля остался один в камере.

Юный партизан, которого не сломили ни издевательства фашистов, ни паралич Великая Отечественная война, История, Kulturologia ru, Длиннопост, Партизаны

Встреча сыновей и дочерей полков Великой Отечественной войны . Курск, 1985 год О.Сизов


Изощрённые «шутки» фашистов


В ходе бесконечных допросов 13-летний ребенок так и не подтвердил фашистам, что работал на партизан. Его избивали до потери сознания, прищемляли дверьми пальцы, угрожали, и, наоборот, кормили обещаниями отпустить, если признается, где расположен партизанский отряд. Но подросток героически молчал.


И вот однажды, уже отчаявшись получить от измученного до полусмерти мальчика информацию, фашисты объявили ему, что он приговорён к казни.


– Шёл я босой, на груди болталась фанерка с кривыми крупными буквами: «Я партизан». Сзади, с небольшим интервалом, под конвоем жандармов, полицаев и овчарки шагали трое – у каждого на груди такая же, как у меня, табличка, – вспоминал потом Николай Печененко.


На казнь фашисты согнали все село. Некоторые женщины причитали: «Зачем ребенка-то?», другие же просто стояли в немой скорби. Приговоренных поставили на табуретки у виселиц. На глазах у Коли одного за другим казнили троих взрослых партизан. Подошла его очередь, ему надели на шею петлю и он почувствовал жар во всем теле. В этот момент Коля потерял сознание, а очнулся уже в холодной камере…


Как позже вспоминал партизан, фашисты трижды имитировали его смерть: приговаривали к повешению и в последний момент отменяли свое решение. Всё надеялись, что ребенок не выдержит и дрогнет. После последней такой несостоявшейся казни Колю парализовало.


Партизанам все-таки удалось вытащить паренька из лап фашистов и переправить в свой лагерь. Через некоторое время он пошел на поправку, а во время одного из нападений фашистов, когда его товарищи яростно отбивались, в результате стресса к нему вдруг вернулась способность двигаться. И он продолжил воевать.


С августа 1944-го по июнь 1945-го подросток служил в качестве воспитанника в 155-й армейской артиллерийской бригаде. Участвовал в боях на Днепре, гнал фашистов по Западной Европе, а 9 мая встретил в Австрии.


Свой личный подвиг в мирное время


После войны Николай женился, стал отцом сыновей и дочки, которая подарила ему внука. А в 1970 году, в 40-летнем возрасте, его неожиданно снова парализовало. На этот раз – навсегда. Доктора предположили, что сказался страшный стресс, перенесенный во время последней несостоявшейся казни.


Двух его младших сыновей пришлось определить в интернат, а старший, шестиклассник, остался жить с родителями и во всем помогал отцу.

Юный партизан, которого не сломили ни издевательства фашистов, ни паралич Великая Отечественная война, История, Kulturologia ru, Длиннопост, Партизаны

Рабочие завода смастерили для почти полностью обездвиженного Николая специальное кресло и поставили письменный стол, в который был вмонтирован пульт с переключателями.


По воспоминаниям современников, парализованный фронтовик писал свои воспоминания шариковой ручкой, держа ее зубами. Свои самые яркие воспоминания он изложил на 600 школьных тетрадях. В дальнейшем из этих записей сложилась автобиографическая повесть «Опаленная судьба». Она вышла отдельной книгой Киеве в 1984-м. А три года спустя Николая Печененко не стало.


Источник: https://kulturologia.ru/blogs/080520/46341/

Показать полностью 1
664

Война за нашими окнами

Уважаемые читатели. После выхода книги "Война девочки Саши" мне написали десятки писем и комментариев с просьбами продолжить данную тему. Почти год длилась работа. Мы с соавторами Богданой Потехиной и Борисом Денисюком собирали, записывали истории свидетелей оккупации. И сегодня я могу сказать, что проект вышел на финальную стадию.


Выбрано издательство, в котором выйдет книга. Фотограф Геннадий Бука создал  макет обложки

Война за нашими окнами Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Деревня, Оккупация, Длиннопост, Текст

В начале мая проект будет открыт.


Для ознакомления выкладываю один из рассказов.


Елена Антоновна Волого (4 года, д. Велешино, Копыльского района, сейчас проживает в г. Пинск, Беларусь)


Моя родная деревня называется Велешино Второе, ещё звали его Маленькое или Паненское. Стоит она на берегу реки Выня. Действительно маленькая деревня была. Несколько дворов, коровы. Тишина и мир.

Как-то летом из соседней деревни прибежал старший брат Ростислав. Слышу – кричит что-то матери. Та – сразу в слёзы. Жарко было, она только прилегла отдохнуть. И с первых слов брата – оба плачут, кричат. Я не понимаю, что происходит, но тоже плачу. Мать схватила меня в охапку, стиснула изо всех сил. А брат кричит:

- Война, мамочка! Война!

Войны мы очень боялись. Другие о ней может не знали, не понимали, что это такое. А у нас отец Антон Романович только что вернулся с советско-финской, где был ранен. И друзья там у него погибли, и сам он чуть не погиб. Мать ночей не спала, волновалась за него. Когда вернулся – шаг от него ступить боялась. И вот – новая война.

***

Мимо деревни шла гравийная дорога на Несвиж. На следующий же день по ней потянулись наши войска, чтоб дать отпор врагу. А потом покатились обратно, разбитые, испуганные. Кто пешком, кто на лошадях. Было много раненых, их везли на подводах, они с трудом шли сами. Окровавленные бинты на руках, на голове.

Раненые заходили к нам в деревню, спрашивали врача. Односельчане указывали на нашу хату. Отец хоть и не врач, в колхозе работал ветеринарным фельдшером, а помогал всем: промывал раны, смазывал йодом, накладывал повязки, давал порошки.

Мы дети выходили на дорогу. Смотрели во все глаза на толпы красноармейцев, на лошадей, на редкие грузовики. Солдаты спрашивали у мамы, далеко ли до Минска, как пройти, чтоб не встретить немцев, но та только качала головой. Откуда мы знали? Ни радио у нас не было, ни газет.


Однажды у хаты остановился офицер-кавалерист. Один. Попросил напиться, расспрашивал про дорогу. Мы его окружили, трогали тёплый лошадиный бок, перебирали металлические клёпки на уздечке. Офицер поднял меня на руки, крепко обнял, вздохнул как-то судорожно. Видимо вспомнил, что где-то далеко на западе у него осталась своя дочь. Хотел меня обнять за неё.

Старшей сестре моей стало завидно, она дернула меня за ногу. Офицер поставил меня обратно на дорогу, погладил Нину по голове:

- Поедешь со мной?

Нинка обрадованно кивнула. Она готова была с этим красивым человеком, на этом коне хоть на край света. А офицер смотрел на нас, сам улыбался, а из глаз слёзы катились.

***

А ещё через несколько дней по дороге двигались немецкие машины, а наши отступающие части – шли лесом. Так и тянулись рядом, враждебно поглядывая друг на друга. И вот, прибегает к нам молодой лейтенант с простреленной ногой.

- Помогите! Друга ранило.

Отец тут же собрал сумку, позвал брата, побежал с лейтенантом.

Через час притащили раненого. Оказалось два лейтенанта отступали из под Гродно, шли лесом в направлении на восток. На гравийную дорогу недалеко от деревни Мельники (в километре от нас) выехали несколько советских танков с «нашими солдатами». Офицеры с радостью бросились к своим, но вдруг увидели, что из люка вылезает танкист в немецкой форме. Остановились, бросились было обратно, но поздно. Немцы принялись стрелять вслед.

Первому офицеру пуля попала в ногу, но кость не задела. Это он прибежал к нам за помощью. А второму пуля пробила грудь, он упал в лесу. Отец с братом на покрывале принесли раненого. У него из груди хлестала кровь, быстро пропитывала тугую повязку. В колхозном амбаре устроили нору в сене, куда и спрятали лейтенанта.


Его товарищ сказал, что раненого зовут Михаил Мармулёв. Долго сидел рядом с ним, что-то говорил. Но раненый ему не отвечал, был без сознания. Наутро мы второго лейтенанта не нашли. Убежал он на восток. Но осуждать его не стоит. Он же понимал, что если останется – могут погибнуть оба. А так – хоть у одного была возможность выжить.

Отец постоянно ходил в амбар, делал Михаилу частые перевязки. Каждый раз мать с тревогой спрашивала:

- Ну как он там?

Отец качал головой. Он был уверен, что лейтенант не выживет. Ещё через день он сделал ему прокол в груди, выдавил воздух. На четвёртые сутки офицеру неожиданно стало лучше. Вот какое удивительное здоровье было у этого человека. В полнейшей антисанитарии, без антибиотиков и надлежащей помощи, он сумел выжить, начать выздоравливать от тяжелейшего ранения.


Родители начали поговаривать о том, чтоб перенести лейтенанта в дом, но тут в деревню заехали немцы, начали ловить курей, в нашем саду разместили кухню. Родители забеспокоились, вдруг кто-нибудь зайдёт в амбар и услышит стоны раненого. Тогда смерть и ему, и всем нам.

Как немцы себя будут вести, мы сразу поняли. Нам показали. Поймали в лесу двух солдатиков, притащили к офицеру. Те стоят, ни оружия, ни знаков различия, мальчишки совсем. Офицер даже разбираться не стал, махнул рукой. Повели солдатиков за околицу, в сторону реки.


Бабы бросились следом:

- Ироды, куда вы их? Отпустите!

Немцы отталкивают женщин. Показывают винтовки, мол понятно, куда ведут.

Бабы стали кричать:

- Сынки, как вас зовут? Откуда вы родом? Мы запомним!

Но солдаты не отвечали. Шли покорно, опустив головы. Расстреляли их тут же и тела бросили в реку.

Ещё через несколько дней приехали полицаи, начались обыски и облавы по деревням. К нам пришли соседи, мол, увозите своего раненого. Если найдут – пострадает вся деревня. И вас убьют, и нас тоже, за компанию. Отец с соседями за это сильно поругался, но понимал, что они правы. Никому не хотелось рисковать своими жизнями и жизнями детей ради чужого человека, пусть и своего офицера.


Ночью отец и его друг Адам Пылило отвезли офицера в Копыль. Там была больница, в которой ещё лежали раненые красноармейцы. Их лечил наш врач Иван Лепетило. Очень хороший и грамотный был человек. И храбрый. Ничего не боялся. Сам ездил на лошади по деревням, осматривал раненых, которые прятались в домах деревенских. Собирал продукты для солдат. Лечит в больнице красноармейца, а за окнами немцы ходят, полицаи с оружием.

Продуктов в больнице, конечно, не хватало. Раненых много, все молодые, хотят есть. Мама несколько раз с тётей Любой Занкевич навещали «нашего» (так называли его взрослые). Раненые в палатах просили что-нибудь поесть, хоть лука печёного привезти. Доктор просил тряпок, йода для обработки ран.

Мать прошла по деревне, собрали корзинку. Вернулись в Копыль, а в больнице – пусто, кого расстреляли, более крепких – в концлагерь увезли. Бросились расспрашивать про «нашего». Узнали, что когда полицаи подходили к больнице, их увидели через окно. И несколько раненых покрепче, в том числе и Михаил, вырвались, сбежали.


Уже потом мы узнали, что лейтенант выжил, был одним из организаторов партизанского отряда «Буревестник», который воевал в Узденском районе. После войны его удостоили звания Героя Советского Союза. Но к нам он никогда не наведывался, никакой весточки о себе не присылал.

После войны тётя Люба нашла его в Борисове. Поехала и он помог ей получить документы участника партизанского движения.

А мама не поехала. Мы спрашивали её потом – почему?

А она постоянно отвечала:

- Мы обязаны были всё делать, чтобы защищать свою Родину!

***

Уже к осени началось постоянное противостояние партизан и полицаев. Иногда соседи воевали между собой, братья и друзья оказывались по разные стороны. Большинство мужчин, конечно же сразу ушли в лес. Но были и те, кто пошёл на службу к врагу.

Причины для этого был разные. Кто-то сводил счёты за старые обиды, кого-то Советская власть не устраивала. Были и просто негодяи, подонки, уголовники.

В полицию пошёл Юлик Высоцкий, семья которого жила на хуторе Городок. В 1930-е годы их репрессировали, посадили кого-то из старших, забрали корову, имущество. Поэтому Юлик озлобился. Как только появился шанс – начал мстить. Сильно издевался не только над своими бывшими обидчиками, но и вообще над всеми. Знал всех колхозных активистов, помогал устраивать засады на партизан, потому что лучше всех знал лес в округе, тропки через болота, укромные места. Много бед принёс. Но сам жил неспокойно, боялся, что однажды ночью к нему в дверь постучат.


Однажды к нам приехали каратели, собрали списки партизанских семей и принялись собирать их в одном месте. Юлик принимал активное участие, дотошно проверял списки, вписывал тех, кого пропустили. Немцы вывезли всех к лесу и расстреляли. Стариков, женщин, детей. После этого Юлик понял, что жизни ему на хуторе не будет, перевёз всю семью в Копыль, под защиту немцев.

Но долго не прожил. Настигла его кара. В одной деревне каратели окружили несколько партизан, загнали их в дом. Долго стреляли, пока у партизан не кончились патроны. Юлик полез на чердак, кричал, чтоб сдавались, бахвалился, что сейчас возьмёт их живыми. Партизаны не пожалели для него последней гранаты.

У нас в деревне все вздохнули с облегчением.

***

В 1942-м году партизан сильно прижали. Приехали большие отряды полицаев, над лесом летали самолёты, выслеживали. Поэтому партизаны вынуждены были уйти на юг, в Полесье, где леса были побольше и болота не давали пройти тяжёлой технике.

Под видом партизан на Копыльщине начал действовать «летучий отряд» из украинского полицейского батальона. Их командира звали Орлов и база у них была в Копыле. «Летучий отряд» быстро передвигался между деревнями. Скакали на лошадях, как банда какая-то. Заезжали в деревню и провоцировали жителей. Били их, спрашивали: «Где немцы? Где партизаны?»


Люди были сбиты с толку. Это партизаны себя так ведут? И что это за всадники? Что происходит?

Орловцы быстро обнаглели. От провокаций быстро перешли к грабежам, убийствам. Брали, что хотели, а если кто сопротивлялся – тут же расстреливали. Запугали всю округу. А отомстить им было уже некому – партизаны ушли на юг.

***

Деревня и при оккупации жила своей жизнью. Война войной, но землю пахать надо, корову кормить надо, сено косить тоже надо. Молодёжь собиралась по вечерам на танцы. Играла гармонь, пели песни, танцевали.

Дядя мой Степан устраивал у себя во дворе посиделки. Приходила красивая девушка Соня Пилипкова с Кривого Села. Она всем нравилась, хорошо пела, танцевала. Мне кажется, все парни были в неё влюблены. Первая красавица на всю округу. За то, чтоб с ней потанцевать чуть драки не устраивали. Один парень Стась Касперович, очень её любил. Прямо хвостом ходил, всех парней отгонял.


А как-то пришёл и лица на нём нет. Посидел в углу, глядя на всех безумным взглядом, а потом исчез. Наутро мы узнали, что полицаи всю семью Пилипковых расстреляли. А Стась исчез. Наверное, пошёл мстить за свою любовь и пропал.

Жизнь была странная, страшная. Нечего было есть, а самое главное – все были в опасности. Моя старшая сестра Нина, дочь отца от первого брака пошла в гости к тёте в Узду. Та жила на окраине посёлка и в её доме квартировал немецкий офицер. С одной стороны – в доме чужой и злой человек. С другой – защита. Если в доме офицер – то полицаи не придут и не начнут грабить.

Только сестра к тётке пришла, сели с ней разговаривать. Смотрят – несут этого офицера. Кто-то из подпольщиков добыл оружие и устроил на него покушение, ранил. Немцы не стали разбираться, схватили Нину. Держали для чего-то в заложниках. А потом увезли в Германию. Сходила к тётке в гости.

***

В 1942-м мама родила сестричку Валю. Еды нам постоянно не хватало. Свиней и кур уже не было – всё забрали полицаи и немцы. Осталась только корова. Всё, что удавалось достать – мы тут же прятали. Вырастим зерно, засыплем в деревянные ящики и закопаем в землю. Зерно от этого плесневеет, портится. Ещё отец растил гречиху, картофель, другие овощи. Полицаи придут, обыщут дом, утащат всё, что найдут. Мать плачет, мы дети, плачем. А кому какое дело? Помирайте от голода.

Вы поймите, тогда ведь магазинов не было. Что с земли собрали, то и ели. А если забирали продукты – то и есть нечего. И взять неоткуда. И у соседей не попросишь – у тех самих дети с голоду пухнут. К весне осталось у нас только немного гречки. Мучительный выбор для мамы. Дети на неё голодными глазами смотрят, есть просят. А гречки – горсточка. Надо маленькую Валентину этой гречкой кормить.

Я и сегодня помню запах каши, которую варила мама, такой приятный аромат, что и не передать словами. Этот запах помню всю жизнь. Наварю себе этой гречки. Ем, ем и наесться не могу. Внуки смеются надо мной из-за этой каши. Говорят, неужто вкусно так? А для меня вкуснее всех тортов эта гречка.

Однажды родители и брат ушли в поле сеять зерно, а меня оставили смотреть сестричку. Мама сварила три картофелины и сказала мне покормить Валюшу. А я сама голодная. За весь день сама едва две картофелины съела. Я решила попробовать одну картофелину, очень хотелось кушать, только раздразнила аппетит, затем взяла вторую, третью. Съела кожуру, подобрала каждую крошку, облизала пальцы. Мама вернулась и спросила: «Ты кормила сестрёнку?». Я расплакалась, она догадалась обо всём и ничего не сказала. Мне и сейчас стыдно через столько прошедших лет – вспомню и плачу.

***

В феврале 1943 года в деревню приехал карательный отряд со списком партизанских семей. Снова какой-то предатель постарался. А у нас беда. Накануне прибежали к нам из других деревень такие же партизанские семьи прятаться. Их раньше «чистить» начали. У тёти Зони Раицкой в погребе семья родственницы её Серафимы и четверо детей. Полицаи нашли, заперли всех в этом подвале, обложили дом соломой, хотели поджечь.

Зоня - мужественная женщина. Бросилась на этих полицаев, начала у них из рук солому выхватывать, кричать. Её тогда избили сильно, но набежали другие люди, стали полицаям говорить, что они ошиблись, что в подвале не партизаны, а просто дети с нашего села спрятались. Каким-то чудом уговорили. Полицаи плюнули и уехали. Нас тоже не тронули. Спасибо тёте Зоне за спасение деревни.

Много ещё страшного было. Как мы дожили до освобождения – не знаю. Сейчас и вспоминать об этом больно и слёзы наворачиваются.


Авторы Павел Гушинец (DoktorLobanov) и Борис Денисюк. Рассказ из книги "Война за нашими окнами".

Группа автора https://vk.com/public139245478

Война за нашими окнами Война, Великая Отечественная война, Партизаны, Деревня, Оккупация, Длиннопост, Текст
Показать полностью 1
133

Партизанская война времен Великой Отечественной

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост
Командир 2-й Ленинградской партизанской бригады Николай Григорьевич Васильев (1908—1943, справа, с трофейным немецким MP40) во время награждения. Предположительно, снимок сделан в феврале 1942 г. во время вручения Васильеву ордена Ленина. В марте 1942 года по территории, оккупированной врагом, успешно организовал доставку в осажденный Ленинград обоза из 223 подвод с продовольствием. Николай Григорьевич награжден двумя орденами Ленина, орденом Отечественной войны I ст., медалью «Партизану Отечественной войны» I ст. Умер 25 марта 1943 г. в гоститале Вышнего Волочка от открытой формы туберкулеза. Герой Советского Союза, награжден посмертно в 1944 г.
Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Отряд советских партизан слушает командира перед принятием присяги.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост
Строй белорусских партизан перед выходом на задание
Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Групповое фото командного состава Пинского партизанского соединения с уполномоченным ЦК КП(б)Б по Пинской области (с осени 1942 г.) Алексеем Ефимовичем Клещёвым (1905—1968, на переднем плане в черном пальто). Справа (стоит на крыльце) — командир Пинского партизанского соединения Василий Захарович Корж (1899—1967). Справа от Клещёва стоит командир Старобинского партизанского отряда Василий Тимофеевич Меркуль, вооруженный трофейным немецким пистолетом-пулеметом MP.40.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Крымские партизаны в «зале» партизанского суда. Второй справа — Николай Дмитриевич Луговой (1908—1992, с июня 1943 г. командир Второго сектора партизанских отрядов Крыма, с июля 1943 г.- командир Первой бригады партизан Крыма), третий справа — начальник штаба 1-й Бригады Северного Соединения партизан Крыма Емельян Павлович Колодяжный (1903 г.р., руководитель отдела госбезопастности г. Феодосия. Во время войны руководил агентурной сетью полуострова, активно содействовал формированию подполья, партизанских отрядов и их координацией).

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Начальник медицинской службы Южного соединения партизан Крыма Анна Федоровна Иванец (1918 г.р., справа) и медицинская сестра Евпаторийского партизанского отряда Нина Ивановна Ардабьева в боевом дозоре.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Бойцы партизанского отряда Боровского района (с 1944 г. в составе Калужской области) Московской области в разведке. 1941—1942 гг.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Групповое фото бойцов партизанского отряда «Сын» Ново-Петровского района (ныне Рузский район) Московской области. Командир партизанского отряда — Н.А. Кудряшов (стоит в центре, в полушубке). Крайний слева боец держит в руке трофейный пулемет ZB vz. 26, в центре — советский пулемет Дегтярева (ДП-27), справа — немецкий MG.34.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Групповой снимок советских партизан у пулемета «Максим».


Во многих источниках сообщается, что в кадре — партизаны «семейного» отряда под командованием Шолома Зорина (партизанский отряд № 106), действовавшего в Белоруссии.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Групповой портрет бойцов 19-го отряда 3-й Ленинградской партизанской бригады

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Советские партизаны наблюдают за противником на крыше сельской постройки

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Бойцы партизанского отряда имени Фрунзе в засаде

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Портрет белорусской партизанки Алены Остаповны Атаман с дочерью Марусей на руках.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Бойцы и жители семейного лагеря партизанского отряда братьев Бельских в Белоруссии

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Партизанский отряд «Большевик Заполярья» в тылу противника. Радист Иван Никифорович Борисов (1914 г.р.) и шифровальщик Максим Васильевич Павлов (1909 г.р.) готовятся к передачи сведений.


И.Н. Борисов — радист отряда с 29.01.1943 г., участвовал в двенадцати боевых походах в тыл противника. М.В. Павлов — шифровальщик отряда с 23.11.1942 г., участвовал в восьми боевых походах в тыл противника. После расформирования отряда — в рядах Действующей армии, сержант, старший радист роты связи 96-го стрелкового полка 140-й стрелковой дивизии.


Из книги А.С.Смирнова Партизаны Заполярья. — Мурманск, 1989:


«Установили связь с Большой землей. Борисов, не снимая наушников, держа правую руку на ключе, говорит мне:


— Запрашивают объяснение, почему два дня не выходили на связь. Для нас есть радиограмма.


— Сперва передавай нашу.


Он стучит ключом, затем слушает, удовлетворенно кивает головой, берет радиограмму из рук Павлова, передает...»

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Командир партизанского отряда Будаков показывает разведчикам Марии Ельник и Павлу Киселеву карту боевых действий в деревне западнее Курска.

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Построение партизанского отряда перед рейдом в тыл врага в Брянской области

Партизанская война времен Великой Отечественной Великая Отечественная война, Партизаны, Фотоистория, История, Длиннопост

Псковские партизаны отправляются на боевое задание.

Показать полностью 17
391

История жизни учительницы истории

Меня зовут Валентина Дмитриевна Курзанцева. Родилась 3 июня 1925 года в городе Кыштым Челябинской области. Я была младшим – десятым ребенком в семье лесника Крючкова Дмитрия Петровича. Маму звали Мария Федоровна.

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

(Родители)

Помню ли начало войны? 19 мая начались каникулы, и меня отправили к сестре в Ревду Свердловской области. Помогать ей с детьми и по хозяйству. 22 июня был выходной. Мы готовились на природе провести этот день. Я с маленькой племянницей была на улице, когда сестра выбежала к нам – «Война!» Я заплакала: «Отправляйте меня домой к маме».


Нетруженик тыла


Мужчины, парни поуходили на фронт, а мы учились и работали. Первое военное лето работала с геологоразведочной партией из Ленинграда. Начальник партии – Сергей Петрович… не вспомню фамилию. Задание – искать песок для изготовления стекол самолетов. Ходила каждый день за семь километров в лес. Копали шурфы. Выкопаем, - инженер исследует песок. Годится или нет. Делает записи. День копаем, вечером – семь километров до дома.


Следующее лето восьмые и девятые классы (десятые уже на фронт ушли) - погрузили на полуторки и отправили за тридцать километров работать в колхозе. Село Тютняры. Жили мы там в избах. Ночевали на полу, застеленным сеном. Кормили очень скудно, и учителя, боясь, чтобы не начались болезни от голода, решили увести нас домой. Построили на улице и повели. На выходе из села дорогу перегородили три всадника. Один из них – председатель колхоза. Педагоги с ним объяснились, он пообещал улучшить питание. Остались мы работать на колхозных полях. Председатель не обманул – стал больше выдавать молока и картошки. Но у меня разорвался ботинок. Работать полубосой невозможно – отправили домой в этом драном ботинке. В тех местах было много колоний. Заключенные работали у дороги под охраной, других вели колоннами мне навстречу. Выкрикивали мне разное, стращали. Жутко было. Где – бегом мимо них, где как. Прошла 30 километров до Кыштыма. Сразу у леса был дом моего одноклассника – Коли Санникова. Зашла в их дом, села на лавку у двери, и ни двинуться, ни даже говорить сил нет. Колин отец запряг лошадь, и отвез меня домой – это ещё пять километров через весь город.

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

(Школьница)

В 1943 году поступила в Ленинградский институт имени Герцена, который был эвакуирован в Кыштым. А летом 1944-го, когда блокада была снята, институт вернулся в Ленинград. Ехали дней десять или даже дольше, в товарных вагонах.

В Ленинграде поселили нас больше сорока человек в аудитории. Поставили кровати. Помещение отапливали печами. Дрова были осиновые. Мы их пилили, кололи, с них вода текла…

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

(Комсомольское собрание в институтском клубе)

В институте учились и работали, и в 44-45 годах, и после Победы. Один год в зимние каникулы нас послали на лесозаготовки – по колено в снегу.

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

(Студентка)

Летом мы были в Ольгино на торфоразработках, по колено в воде. Но я была студенткой состоятельной, потому что мне отец дал с собой в Ленинград сапоги хромовой кожи. Сапоги 41-го размера, на мой 36-й. В них я резала и собирала торф с сухими ногами. Раковая-19 – театр музыкальной комедии. Он был разбомблен. Мы разбирали завалы. Директор института Федор Федорович Головачев хотел назначить меня бригадиром сантехников, но я наотрез отказалась. Тогда отправили в бригаду стекольщиков. «Стеклили» мы фанерой – стекла не было. Следующей зимой училась на кровельщика в Гостином дворе на улице Садовая, дом 3. После занятий в институте шли туда, и мастер учил работать с жестью. Вначале делали вёдра, корыта. Летом перекрывали крышу Строгановского дворца. Назначили бригадиром. Железа кровельного не было – крыли толем. И я лазила по крыше, - проверяла работу, и сама работала. Много уже позже приезжала в Ленинград, зашла в архив института. Спросила свой аттестат – не сохранился. Спросила приказы по институту о направлении студентов на работу в военные годы – нет, не сохранились. Шла туда с уверенностью, что сейчас получу эти документы. Расстроилась тогда. Так что тружеником тыла я не являюсь.


На каникулы отпускали только в августе. Домой ехала через полстраны на «500-веселом» поезде. Товарные вагоны на 40 человек. В вагоне – дощатые нары. На остановках неизвестно – сколько простоит. Кто-то по надобности отбегает, кто-то за кипятком на станцию. Паровоз засвистел – все бегут к своим вагонам.


Победа!


Как же это не помнить! Ночью с 8-го на 9-е в общежитии в коридоре закричали «Победа! Победа!» Мы наспех оделись и побежали на Дворцовую площадь. Там - оркестры, слёзы, радость, вся площадь заполнена людьми. Это не передать, как было.

Отца на фронт не призвали - он в 1941 был уже пенсионер. Младший из моих братьев Леонид, 1922 года рождения, ушел в армию в 1940 году, отслужил на Дальнем Востоке семь лет, и воевал с японцами. Николай – 1909 года – всю войну воевал и пришел живой. Василий – 1916 года - не вернулся. В июле 1941 он закончил Горный институт в Свердловске и в августе ушел на фронт. 1 января 1945 года выписался после ранения из госпиталя. 10 января получила от него письмо – я в Ленинграде была. 11 января письмо от него получили родители. А 26 января он был снова ранен и теперь смертельно. Зять – муж старшей сестры погиб в Кёнигсберге 9 мая 1945 года. Осталось трое детей полных сирот, потому что моя сестра – их мать - умерла во время войны. На фронтах погибли 12 двоюродных братьев.


Марш победителей


Ещё запомнилось – вскоре после Победы войска Ленинградского фронта шли маршем по Невскому проспекту. Это был марш победителей. С каким ликованием ленинградцы их встречали! Идут с оружием, с вещмешками, гимнастерки мокрые от пота. Наш институт – угол Невского и Мойки. Мы все выбежали. Люди какие-то гостинцы солдатам давали, цветы вручали, бросали в строй. А солдаты бросали эти букеты обратно людям, потому что уж очень много было цветов. Хроники подобное показывают, но эту радость, это счастье не передать через экран. А что есть у студентов? Мы им платочки вышитые поотдавали. Идут солдаты. А представляете радость, когда кто-то встречал в этом строю своих знакомых или родных? Я это видела!


Возмездие


Немецких военных преступников Ленинградской области судили в Выборгском дворце культуры. Студентам нашего института, кто хорошо учился, дали пропуска, и я присутствовала на процессе, который шел несколько дней.

Немецкие офицеры сидели отдельно от солдат, а генерал – отдельно от офицеров. Офицеры все были бодрые, надменные. Вину отрицали. Свидетели рассказывали о расстрелах жителей, о сжигании деревень, как детей на штыки бросали… Помню, как генералу задавали вопросы. Он отвечал только – «Найн!.. Найн!.. Найн!..»

В последний день суда зачитали приговор. Несколько человек приговорили к заключению 25 лет или сколько, а восемь – к повешению. В том числе и генерала. Когда приговор объявили – я думала, что здание рухнет от аплодисментов. Вешали их на площади Калинина, кажется. Однокурсницы пошли смотреть, я - нет.


Врач-военмор Курзанцев


Познакомились интересно. Это был уже 47 год – мы заканчивали институт. С девочками однажды говорим: «Надо сходить на танцы в Мраморный дворец – что же мы ни разу там не были…»

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

(Выпускница института)

Меня пригласил на танец высокий статный мужчина в штатском. Потом снова и снова… Мне он не приглянулся, - решила уйти. Пальто наши были в гардеробе на одном номерке. Сказала ему, что сейчас вернусь, а сама с девчонками пошла за пальто. Оглядываюсь - он спускается с лестницы и говорит: «Обманывать – нехорошо!» Вернулась с ним в зал, дотанцевали этот вечер. Проводил не до самого института – спрыгнул с трамвая. Он был офицер, морской военврач. Назначил мне свидание на следующую субботу на мостике через Мойку возле института. Была в сомнениях – пойти-не пойти, но девочки подзадоривали. Наташка доказывала, что он не придет, а я была уверена, что придет и будет ждать. Мы поспорили с ней, заключили пари. И в субботу идем к мосту только посмотреть издалека – есть он там или нет. А он ещё до моста нас встретил. Стали видеться. Иван Данилович Курзанцев. Блокадник. Закончил Морскую военно-медицинскую академию. Театрал. Больше любил оперу, а я – балет. На танцы часто ходили. После института поженились, и жили там, где он служил. Сначала работала в Кронштадте, потом – в Ораниенбауме, в Таллине, в Риге, Вентспилсе, в Полярном…

В 1957 году Иван Данилович закончил службу флагманским врачом бригады подводного флота.

В здравотделе в Москве ему предложили на выбор несколько городов Подмосковья. В 1962 году мы приехали в Воскресенск, и никогда об этом не жалели.


В Воскресенске


Здесь мужа назначили начальником терапевтического отделения первой районной больницы.

Кстати, - едем, в Воскресенск, а в новостях - про Кубинский кризис. Обсуждаем: «Война начнется, и снова на службу» … Сначала снимали жильё в частном секторе возле больницы. В школу № 5 на «Красный строитель» ездила на автобусе или на электричке. Потом построили 11-ю школу – перешла туда вместе с учениками. Вела историю и обществоведение. Чтобы преподавать обществоведение, было обязательным членство в КПСС. Когда Володя в первый класс пошел, попросилась в школу поближе к дому. Проработала в первой школе год. Это была старая школа-восьмилетка. Но мне больше нравилось преподавать в старших классах. Перешла в 22-ю. Ее тогда только построили. И в 22-й проработала 19 лет. А потом муж умер. Двое детей…. Материально тяжело. Два или три года работала в музее химкомбината. Галина Моисеевна (Сенаторова – прим. авт.) позвала в Ратчинскую школу. Потом ещё семь лет преподавала в Московской школе № 1147. Директор школы показывал меня гостям, как педагогический раритет. Закончила работу в 2003 году в возрасте 78 лет. 44 года педагогического стажа.


Особенные классы


В 64 году в 11-й школе выпускали два одиннадцатых класса по 42 человека. Единственный случай за 44 года работы в школе – семь медалистов в моем классе! Пять золотых и две серебряных. Олег Куликов из этого выпуска два созыва избирался депутатом Государственной Думы.

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

(03.06.2018. День рождения Валентины Дмитриевны. Здесь, как раз, её ученики и из спорткласса 22-й школы -1979 года выпуска, и из 11-й школы 1964 года выпуска.)

В 22 школе вела с 4-го класса и до выпуска спорткласс. Классное руководство — это вообще тяжелая нагрузка. Но директор Юрий Дмитриевич Горбушин уговорил взять этот класс. Какие встречи мы устраивали – однажды даже у нас побывал тренер знаменитых братьев Знаменских. И в первых всесоюзных соревнованиях «Старты надежд» в 76 году мои тогда уже восьмиклассники участвовали. Я не поехала с ними – только перед этим похоронила мужа. Но провожала. А напротив школы булочная. Забежала туда, купила 25 шоколадных медалек, вручила каждому с напутствием - «Без медалей не возвращайтесь!»

Полтора месяца спортивные новости программы «Время» начинались сообщениями о соревнованиях «Старты надежд». И почти каждый день говорили об успешных выступлениях юных спортсменов из Воскресенска. Игоря Мухортова показали, как он рекордный прыжок в длину делает. Они там и учились. Заняли первое место, победив лучшие спортивные классы со всего Советского Союза! Награждали их в Москве в ЦК ВЛКСМ. Медали вручал Олимпийский чемпион по бегу стайер Петр Болотников. Во всех газетах про наш класс сообщали. Приезжал о них писать корреспондент журнала «Спортивная жизнь России». Я говорю: «Не хочу фотографироваться!» А он не послушал и этот момент заснял. Что значит – профессионал.

История жизни учительницы истории Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Труженики тыла, Очерк, Учитель, Авторское, Длиннопост, Яндекс Дзен

Этот снимок мне очень нравится!

***

https://zen.yandex.ru/media/id/5d63dae9b5e99200aed90460/isto...

Показать полностью 6
348

100 лет исполнилось труженице тыла из Карагандинской области.

38 внуков, 40 правнуков и 20 праправнуков. 100 лет исполнилось труженице тыла Акбале Кылышбаевой из Карагандинской области.

100 лет исполнилось труженице тыла из Карагандинской области. Караганда, Труженики тыла, Великая Отечественная война, Долголетие, Карагандинская область

Труженица тыла, мать-героиня и биограф почти каждой сельской семьи — Акбалу-апу в Сарытереке знают все. Любому соседскому мальчишке она запросто может рассказать как минимум о четырех поколениях его предков. Потому что ее жизненный путь длиннее 90-летней истории самого села.

«Спрашивает, кого он сын, например, или дочь, и всю родословную рассказывает. Кто предки были, кто родители были, кем они работали. Все она знает. На всех собраниях она активная у нас. Молодежи она всегда советы дает. Политически образована. За новостями постоянно следит», — говорит Ерлан Бизаков, аким Сарытерекского сельского округа.

Великая Отечественная война застала Акбалу Кылышбаеву двадцатитрехлетней девушкой. За самоотверженный труд в тылу женщина удостоена медали. В ее послужном списке множество профессий: и помощница чабана, и доярка, и швея
«В годы войны мы выполняли всю тяжелую работу. Не делили на мужскую и женскую. Брались за все: урожай сажали, землю вручную обрабатывали, за скотиной ухаживали, чтобы кормить фронт натуральными продуктами», — рассказала Акбала Кылышбаева, труженица тыла, мать-героиня.


Источник

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: