10

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #23 (эпизод 4, ч.2)

Предыдущее: https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

Эпизод 4 ч.2


****************ТОЧИГИН Михаил Юрьевич, Подполковник***************

...В конце концов я закончил курсы в Солнечногорске успешно. Курсы очень хорошие, эффективные, потому что приходится работать с языком 15 часов в сутки, очень много запоминать. Преподавание, общение — только на английском и, к тому же, учимся с иностранцами. Иностранцы, кстати, тоже очень хвалят эти курсы, потому что там упор делается на практическую часть, и преподают те, кто недавно был в миссии ООН.


Был у нас там подполковник Шпак, очень известный, который во многих миротворческих операциях побывал. Он меня хвалил, говорил, что я — физкультурник, без знания языка, освоил курс лучше, чем переводчики, которые не ходили, ленились. Я фактически поднялся до уровня выполнения обязанностей военного наблюдателя в миссии.


Но, конечно, в плане практики, я считаю маловато, но и то, что даётся, иностранцам очень нравится, потому что в игровой форме рассказывают основные ситуации при выполнении задач: это и минные поля, и попытки грабежа, и угоны машин в условиях, когда наблюдатель ООН не может не только иметь оружия, а вообще никак сопротивляться. У них статус такой, на основании этого они и допускаются в зоны конфликта для контроля соглашения между конфликтующими сторонами. Работа интересная.

Конечно, есть свои плюсы и минусы. Например, не было компьютера и Интернета на курсах, что вызывало удивление иностранцев. Но они учились у нас, мы учились у них. Мы у них многому научились: и языку, и произношению, старались понять их менталитет. Там были шведы и англичане. Шведы более близки нам.


Мне на курсах понравилось. Это были первые курсы, на которых я работал по 15 часов в сутки. Я был доволен результатом. Плоды терпения и усилий были сладки.

Я хорошо закончил и получил направление на работу в миссию в качестве военного наблюдателя от нашей страны, великой страны, которую все уважают. Конечно, несколько упало уважение в период распада, но сейчас опять вернулось. Потому что у нас сильный президент, и политика сильная.


Растёт экономический статус страны, и интерес растёт к России. К нам, как к русским, в миссии ООН самое пристальное внимание, следят за нами и прислушиваются. Прибывая в миссию, ты получаешь ещё ряд общественных нагрузок, например, отвечаешь за оперативную работу, сбор информации, гигиену… Плюс погрузка-разгрузка вертолётов, — мы должны полностью себя обслуживать: покупать продукты, готовить.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #23 (эпизод 4, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Покупается всё на местных рынках на собственные деньги, которые нам платят. Единственная страна, которая не доплачивает, а удерживает — это Российская Федерация. Все страны платят 2-3 месячных оклада и оплачивают командировочные — 100 евро в день, у нас же только голые ооновские деньги, т.е. у европейцев получается 5-10 тыс. евро, а у нас — 1500 долларов в месяц (приблизительно 1100 евро). Это очень небольшие деньги.


Даже Малайзия, Хорватия платят до 10 тыс. евро.

И они все удивляются, почему большая сильная богатая страна так мало ценит своих наблюдателей ООН, что даже форму приходится покупать за свои деньги. Питаемся и едем в отпуск тоже за свои. Поэтому скопить денег в Западной Сахаре невозможно: надо же семью кормить.


И работать в Западной Сахаре не выгодно, туда люди не стремятся, хотя это хорошая миссия в качестве учебной, там достаточно спокойно.

Там с 1991 г. спокойно, это классическая миссия, правильно построенная, в которой уже проживают военные наблюдатели, правильно организовано снабжение.

Всё чисто, спокойно. И обязанности выполняешь так, как написано в учебнике. Конечно, с английским там плохо — 90% офицеров ООН не англоговорящие, приезжающие с таким ужасным английским! Я думал, у меня плохой язык, а они у меня учились…


Ирландцы приезжали с жутким жаргонным английским языком. Французы не любят учить английский язык. В Африке франкофонные страны говорят по-французски. Туда (в франкофонные страны Африки) невозможно попасть в миссию ООН, не сдав тест по французскому языку, что, кстати, противоречит ооновским законам!


У ООН б языков — почему мы должны знать французский, а не русский. Рабочий язык в ООН — английский, значит, мы должны знать английский. В общем, в Западной Сахаре ужасный английский, примитивный, и если бы я самостоятельно не занимался, не слушал радио, телевидение, я бы опустился до их ужасного уровня.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #23 (эпизод 4, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Пробыл я там ровно год — с 8 февраля 2008 г. по февраль 2009 года.

Работа военного наблюдателя заключается в наблюдении за конфликтующими сторонами. Было подписано соглашение между конфликтующими сторонами, посредником, по желанию обеих сторон, была ООН. Естественно, ООН потребовала введения военных наблюдателей, которые следят за соблюдением соглашения. Противоборствующие стороны развели на определённое расстояние друг от друга и следят, чтобы они не стреляли, не воевали, а решали все вопросы путём переговоров.


Задача наблюдателя: ежедневно совершать патрулирование вдоль линии разведения сторон. В северной части Западной Сахары — это насыпная стена, метра 2-3, а в южной — песок, поэтому 1 метр, не больше. Где-то есть «колючка» (проволочные заграждения), какие-то другие заграждения. С марокканской стороны все минные поля почти обезврежены, а с другой стороны — нет.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #23 (эпизод 4, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

На этом пока все. Много букв писать не буду.

Понимаю что тяжело читать, но некоторые читатели привыкли))

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #23 (эпизод 4, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

В следующем выпуске: о полезных ископаемых Африки, оружии, сферах влияний и не только!


Спасибо за внимание. Честь имею!

To be continued.

Продолжение следует...

Найдены дубликаты

+1
Как-то не стоило вписывать про сильного президента и про рост экономического статуса рядом с удержанием денежного пособия государством в одном обзаце.... 
А на счет русского языка- так не дай бог нам тех миссий где пригодится русский язык, хватит нам Абхазии с Таджикистаном.
+1
Очень интересно! Подпишусь.
раскрыть ветку 1
+1

Пожалуйста, читайте на досуге на здоровье)
С самого начала конечно понятней) и даже причины возникновения этой продолжительной ветви)

Похожие посты
62

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1)

Перечень предыдущих статей о жизни офицеров- миротворцев из РФ (эпизоды 1,2,3) здесь:

https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

Эпизод 4:

ч.1 https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

ч.2 https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

ч.3 https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

ч.4 https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

ч.5 https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

ч.6 https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

Эпизод 5 ч.1


****************ТОЧИГИН Михаил Юрьевич, Подполковник. часть 2. Служба в ДРК  ***************

Я служил военным наблюдателем в Демократической Республике Конго (ДРК) с 26 декабря 2009 г. по 26 декабря 2010 г. ДРК — бывший Заир — бывшее Бельгийское Конго.


♦ Где вы служили в ДРК?


Мы прибыли в Киншасу (столицу страны) через Францию. Летели Москва-Париж, а затем Париж-Киншаса на Аэробусе компании «Эр Франс».


В Киншасе мы пробыли три недели. У нас был вводный курс, который рассказывал историю конфликта и задачи, которые стояли перед военными наблюдателями ООН.


После этого я был отправлен на восток страны в район Великих Озёр — уникальный по своим природным характеристикам район Экваториальной Африки, который привлекает огромное количество туристов в Танзанию, Эфиопию, Кению, Уганду, но не в ДРК, поскольку там ситуация после гражданской войны достаточно сложная.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

Это высокогорье — 2000 метров над уровнем моря и очень стабильный и приятный климат. Круглый год — лето, температура днём +24, +25. Ночью +20. Хороший климат и погода приятная. И это привлекало и привлекает население с других стран. А плотность населения настолько велика, что местные племена уже не дают селиться пришлым.


Там огромный переизбыток местного населения и поэтому хватает конфликтов из-за перенаселённости этой ограниченной территории. Высокая рождаемость — больше 10 человек на семью. Я даже знаю одну семью в Уганде, глава которой имел 108 детей от нескольких жён.


Рождаемость то огромная, а работы никакой. Впрочем, работать и не надо — бананы везде растут. Живут местные жители на уровне соседской общины, то есть у них этап распада первобытно-общинного строя.


Уровень развития живущих там людей, даже не по моим оценкам, а по оценкам иностранных военных наблюдателей — на уровне ребёнка пяти или шести лет от роду. То есть глубоко эгоистичные люди, которые требуют постоянных подачек от старшего взрослого дяди — белого, работать местные африканцы не умеют и не хотят.


Требуют подачек, если не даёшь, то они возмущаются, если даёшь подачки — потом требуют ещё подачек и возмущаются, если нет, начинают крушить и резать всех подряд.


Главная их задача — не работать и получать подачки от европейцев.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

И, естественно, европейцы из Западной Европы, чувствуя за собой синдром вины за колониальное прошлое, идут навстречу местным, чем-то помогают.


У русских такого синдрома нет, и негры нас постоянно путают с западноевропейцами, и пытаются вести себя с нами так, как с западноевропейцами. И когда им русские откровенно говорят, что «мы не будем себя вести как западноевропейцы или как американцы», местные начинают обижаться, и у них отношение к русским негативное. Они нас сильно не любят (поскольку мы их посылаем вежливо куда подальше), потому что мы им не даём никаких подачек.


Западноевропейцы ведут себя там приниженно, в отличие от нас, и они готовы идти на любые уступки. И белые европейцы, которые там работают, чувствуют себя под давлением чёрного большинства, которое с них постоянно что-то требует. Очень неприятная картина.

♦ Вы упоминали, что с малярией там особо и не борются?


С малярией очень легко бороться, как нам объясняли, но менталитет большинства правителей Африки прост — хапать побольше и не давать простому населению ничего.


ДРК — очень богатая минеральными ресурсами страна, они лежат буквально на поверхности, а население — крайне нищее. Хотя у центрального правительства есть деньги за счёт алмазов (технических и ювелирных), малахита, нефти и газа, золота (лежит пластами рядом с поверхностью). И оно могло бы обеспечить всем безбедную жизнь…


До гражданской войны ДРК (Заир) являлся второй экономикой в Африке после ЮАР. Бельгийцы, уходя, оставили в I960 г. цветущую и хорошо работающую, прекрасно функционирующую экономику, автомобильные дороги, фермы.


Конго, 60-е года

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

Но за время гражданской войны (I960, 1976-1977 гг. и позднее) произошёл полнейший развал. Даже из дорог, которые бельгийцы замостили камнями, местное население все камни повыковыривало (наверное для того, чтобы доказать свою независимость от центра), и в итоге дорог нет.


Причём на фермах местные не живут, хотя бельгийцы оставили там хорошие благоустроенные дома. Местные построили вокруг свои хижины — мазанки из грязи и живут рядом. Они не понимают — как это жить в доме.


К тому же, в ДРК живёт много национальностей. А жители восточной части ДРК, как я уже говорил, видя, как хорошо живут на туризме Танзания и Уганда, хочет отсоединиться.


Потому появились лидеры, которые, используя настроение населения, создали партизанские движения. И многие части ДРК пытались и пытаются отделиться.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

♦ Я где-то читал, что, по меньшей мере, 12 значительных сепаратистских движений имеются в ДРК.

На востоке страны очень сильно себя чувствует LRA (Lord Liberation Army) (Армия сопротивления Господа — изначально угандийская). Не знаю, кто её поддерживает, но это очень сильная военная организация, и она ведёт активные боевые действия на северо-востоке ДРК.


В конголезской (правительственной) армии тоже процветает продажность и воровство. До солдат не доходят даже продукты питания. И солдаты убивают обезьян, обирают местное население. Некоторые армейские подразделения поделили территорию на части, и каждое подразделение регулярно обирает «выделенные» им деревни.


Наша задача была ездить по деревням, собирать жалобы и посылать их в штаб-квартиру. В результате мы пресекли многие их действия против мирного населения.


Моральное состояние армии ДРК крайне низкое. Вооружены они автоматами Калашникова, но затрудняюсь сказать, чьего производства — с трехгранным откидным штык-ножом [китайский Туре 56], запрещённым международной конвенцией. Возможно китайские или румынские.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

Оружие солдаты не чистят, за ним не смотрят, но, как вы знаете, наше оружие (в том числе и лицензионное) АК и АКМ особо в чистке и не нуждается.

Они прочищают ствол выстрелом. Боеготовность крайне низкая, стреляют «веером», неприцельно, от бедра, они не понимают, как нужно стрелять, используя прицел автомата.


Большинство сельского населения ДРК не говорит по-французски, хотя это — официальный язык страны. Как правило, знают французский учителя в деревнях. Многие на северо-востоке знают суахили. Но даже те, кто знают французский, говорят на очень странном французском.


У каждого team-site был местный переводчик, знающий французский, английский, суахили и, как правило, один из местных языков. Он оплачивался ООН. На патрулирование мы ездили на японских вездеходах Нисан Патрол с дизельным двигателем. Очень хорошая и надёжная машина…

Правительство ДРК до сих пор ссылается на колонизаторов, дескать, из-за них такая нищета в стране, якобы те не заботились о населении. Страна уже 50 лет как независима, но её правители продолжают валить вину на бельгийцев, хотя те оставили им страну в отличном состоянии.


А то, что сейчас там творится — это нельзя назвать экономикой. Армия ДРК охраняет наиболее ценные месторождения и правительство ждёт, чтобы кто-то пришёл из-за рубежа и бесплатно начал добывать ископаемые, построил бы заводы, а они ничего не делали бы, а лишь получали большую часть прибыли.


Соглашаются лишь китайцы, но и они за свои капиталовложения требуют денег. Китайцы строят дороги и заводы, но лишь своими силами, поскольку местная рабочая сила абсолютно не квалифицированна.


Климат не позволяет местным африканцам развиваться так, как европейцам. Им не нужно думать о жилье, одежде и еде, потому что в таком климате всё растёт.


Они делают свою хижину-мазанку, сверху — пальмовые листья. Сажают рядом бананы, ананасы и так далее и ждут, когда что-то вырастет.


Местные негры сами говорят, что не доверяют другим чёрным. Они все очень нечестные люди, пытающиеся обмануть друг друга на каждом шагу. А уж обмануть белого это вообще — святое дело.


Практически у всех чёрных военных наблюдателей ООН, с которыми я сталкивался — у них та же психология — обмануть друг друга, обворовать — это нормально.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

На этом пока все.

В следующем выпуске: национальные особенности зарубежных военных наблюдателей.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #28 (эпизод 5, ч.1) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост, Текст

Спасибо за внимание. Честь имею!

To be continued.

Продолжение следует...

Показать полностью 7
135

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3)

Предыдущее:

https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

*******САВИН Александр Иванович, Подполковник запаса (с 1998 г.)*******

Ч.3 Наша служба и опасна и трудна. Рейды по заданиям. Продолжение.

...У наших военных снабженцев не было опыта и нас отправили туда в очень плотной специально пошитой камуфляжной пустынной униформе и в кирзовых берцах. И у нас ноги горели.

Я тут же выменял у француза себе брезентовые берцы, потому что они гораздо более приспособлены к пустыне и они «дышат».


И ещё одну пару берцов выменял у американца на полевую нашу сумку (планшетку) (у нас она кожаная, а у них — брезентовая)

Один наблюдатель раз побрился местной водой из колодца и у него на следующей день образовалась огромная корка на подбородке и его отправили в госпиталь в Испанию на лечение.


Все наблюдатели ООН были безоружные. Самая большая проблема было — минные поля. Миллионы мин всевозможных марок из множества стран мира. Часто их сбрасывали с самолётов и вертолётов. Контейнеры летели на землю, ударялись, рассыпались, мины становились на боевой взвод и их было немереное количество! И не извлекаемые и противопехотные с пластмассовыми корпусами.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Подрывались у нас ребята — ооновцы очень часто, гибели не было, но раненые были. Отрывались колёса, отрывало двигатель.

Спасение от подрывов были — мешки с песком на днище вездехода, чтобы не подбросило при взрыве и бронежилеты на сидение.


У нас был майор с арабским языком (я к сожалению забыл его фамилию) из Новороссийска из десантной бригады. Он три раза подрывался и его перестали брать на патрулирование. Так и сказали «ловец мин». Пусть сидит на радиоперехвате и никуда не ездит.

Я сам лично заезжал на минные поля неоднократно и с майором Василием Пирожковым и с Володей Сараевым.


Помню один раз я был старшим патруля и лежал взорванный верблюд и сгоревший Лендровер (это было когда я первые полгода служил на стороне П0-ЛИСАРИО).

И когда я это увидел, я остановил машину, а во второй машине ехал один полисариец.

И я попросил Васю Пирожкова (он владел арабским языком) говорю — спроси у него что тут такое?


А тот отвечает совершенно спокойно. А вы знаете, мы едем по минному полю.

Я говорю — а почему ты молчишь об этом.

Вы знаете, отвечает — Бог дал, Бог и взял. Инша-ла (на всё воля Всевышнего). Поэтому я спокоен. А остальное — ваше дело.


А у меня китаец сидел за рулём. Он всё прекрасно понял (перевод был на английский) и сказал мне: Алекс, я никуда не поеду. Я подожду когда за мной придёт вертолёт (это уже было через полгода когда у нас появились наши вертолёты Ми-17 с опытными гражданскими экипажами из Сибири)


Я говорю Васе Пирожкову — садись во вторую машину за руль. Я сяду в первую машину за руль. И мы задним ходом ехали по своим следами полтора километра все были потные, ожидая что вот-вот взорвёшься.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Был другой случай — ночной патруль, я задремал, за рулём был капитан — канадец (это было когда на смену убитым марокканским открытым Лендроверам пришли хорошие японские Нисан-Патролы с кабиной) и вдруг проснулся от того, что ударился лбом о ветровое стекло.

Я говорю этому капитану — что же ты так плохо водишь? А тот — ты не обижайся Алекс, выйди и посмотри.


И я вижу у нас перед бампером на расстоянии не более 50 сантиметров воткнувшийся в песок реактивный снаряд от Града (БМ-21 или Град-II).


Мы только выехали из-за пригорка. То есть когда-то тут кого-то обстреляли и снаряд не разорвался. Мы шли на скорости ночью, его не было видно, хорошо, что капитан-канадец во время среагировал, ударил по тормозам. Иначе нас бы разнесло так, что не нашли бы и останков.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Другой раз снимал фотоаппаратом маленькие дыньки — едва ли не единственное растение в пустыне. Они жёлтенького цвета. Я смотрю в объектив и вижу мина стоит и тоже жёлтого цвета. Я подозвал француза — смотри. Ну — дынька. Смотри. Ой мина!

Мы стали смотреть — а мины — везде.


Поэтому основная опасность которая подстерегала в западной Сахаре — полное отсутствие карты минных полей.

Я вёз один раз китайца в Эль-Аюн. Он попросил остановиться Peace-breake (сходить по малой нужде).

Он открывает дверь Нисан-Патрола, я смотрю — туда, куда он должен ступить, торчат перья кумулятивной мины (перья её напоминают рожки).

Я говорю — стой, не ступай. Я потихонечку вышел, залез на крышу, сморю — метрах в 300 авиационный контейнер с минами лежит, они из него вокруг высыпались, все поставлены автоматически на неизвлекаемость.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

У нас был швейцарский батальон медицинский и они определяли — сколько же военнослужащий должен там служить. По их рекомендациям военный наблюдатель ООН в западной Сахаре должен был проработать не более 180 дней (полугода) по климатическим показателям. При этом было необходимо пить ежедневно не менее 7,5 литров воды. Едешь на патрулирование и пьёшь воду постоянно.

По 180 дней служили все страны, кроме Китая и СССР (потом — России). Я там пробыл один год и десять месяцев. Выдерживали такую службу только мы и китайцы.


И для наблюдения за прекращением огня мы ежедневно выезжали к линии фронта. И делали больше 200-300 километров в день. У нас не было тогда GPS (спутниковой системы глобального позиционирования). А вы представьте, что это такое — по пустыне ехать без спутниковой связи, без карты. А карта, если она и есть, то показывает только пустыню и некоторые возвышенности.


И первые полгода всё шло на ощупь, всё шло по интуиции, часто блуждали.

Условия — палящее солнце. Нас научили полисарийцы — берберы, как завязывать чалму (тюрбан) из длинного (два метра) голубого куска ткани.

Закрывали всё тело. Перчатки, специальные тёмные очки — полоски, плотно прилегающие против палящего солнца и песка.

Не возможно было жить в палатке. У нас в Тифарийском Team-Site располагался полуразрушенный марокканской авиацией дом весь заминированный.


Тем не менее мы, русские офицеры посовещались и решили вычистить его от мин без сапёров. Я привязывал мину длинной верёвкой к джипу и выволакивал в одно место (в это время все ребята прятались), где их позднее подорвали вызванные сапёры.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

На этом пока все. To be continued.

Продолжение следует.


В следующем выпуске: второстепенные опасности в миссиях и коллеги из других стран.


Спасибо за внимание. Честь имею!

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #12 (эпизод 2, ч.3) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

P.S. Желающим почитать все с начала и не листать все подряд, опорная точка есть тут:

https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

Показать полностью 5
28

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #11 (эпизод 2, ч.2)

Предыдущее:

https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

*******САВИН Александр Иванович, Подполковник запаса (с 1998 г.)*******

Ч.2 Первая командировка в Африку.

...после ГКЧП...

... наши курсы немного скомкали и 10 сентября 1991 г. я вылетел в миссию ООН по проведению референдума в Западной Сахаре. Туда (до Марокко) мы (30 человек) добирались на военном самолёте Ту-134 с одной дозаправкой. Долетели до Касабланки меня не выпускали из самолёта два часа марокканцы, потом приехал консул и выяснилось, что я был в списке подозрительных лиц который приехал явно не миротворить, поскольку я служа в Военном Институте ездил по договору ОСВ-2 на различные базы и заводы в США, наблюдал за уничтожением ракет средней дальности Першинг-2. И американцы раз я находился у них в списках в составе групп наблюдателей, решили, что я из ГРУ.

Разобрались, меня выпустили и из Касабланки полетели Марокканском военном транспортном самолёте С-130 Геркулес до Эль Аюна.


Тогда только-только стали собираться в эту миссию МИНУРСО (MINURS0) (название Миссии ООН по проведению референдума о западной Сахаре) представители 34 стран. От постоянных членов Совбеза ООН — по 30 военных наблюдателей (Китай, США, СССР (тогда), Англия, Франция). От остальных стран было по 15, по 10, были даже по 1 военнослужащему (из Австрии).


С-130 "Геркулес"

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #11 (эпизод 2, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Формировали группы так, чтобы каждый из советских наблюдателей ООН владел двумя языками и часто одним из языков был арабский, а вторым — английский или французский.

Я использовал только английский язык.


Я могу сказать с гордостью, что наши офицеры имели преимущество перед другими офицерами. Во всех переговорах, которые проходили с представителями противоборствующих сторон участвовали обязательно наши офицеры с арабским языком, которые переводили переговоры на английский или французский и это было очень большим подспорьем, потому что практически никто из наших зарубежных коллег не владел арабским языков. Знали только западные языки — французский или английский.


И мы были незаменимы в отношении переводов.

Плохо знали английский офицеры из Латинской Америки. Говорили кое-как. И их никогда не ставили старшими патрулей.


Американцы вновь прибывавшие в миссию ООН не понимали австралийский диалект и нам приходилось им сначала помогать записывать радиосообщения.

Правда, референдум о независимости не проведён до сих пор. Обе стороны всё никак не придут к условиям которые устраивали бы всех по проведению референдума. И воз и ныне там, хотя первоначально его проведению планировалось на 1992 г.


Западная Сахара.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #11 (эпизод 2, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Было два сектора в западной Сахаре — северный и южный. Одним командовал французский генерал, а другим — английский.

Когда мы прилетели туда, там не было ничего готового. Это было развёртывание сил ООН. Было лишь заключено перемирие, хотя оно и нарушалось, но по войскам ООН огня не открывали. Нарушали договорённости и марокканцы проводя разведывательные полёты на Миражах.


И нужно было выдвигаться вдоль линии фронта 1100 километров. Вдоль великой песчаной стены, практически от Мавритании до Алжира. Её марокканцы строили, если не ошибаюсь 18 лет. Это грандиозное инженерное сооружение. С обеих сторон стояли Теат-Sitebi (командные посты) военные каждый примерно через 100 километров.


Эта стена была проведена по складкам местности, где естественная стена — в горах, а между долинами — стена насыпная. На ней везде были боевые точки, танки, пушки, гаубицы 105 мм стояли гарнизоны. Минные поля со стороны Мавритании. Высота — до 4-х метров на севере, до 1 метра на юге.

Великая песчаная стена.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #11 (эпизод 2, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Фронт ПОЛИСАРИО (его поддерживает Алжир) не имел ВВС, но средства ПВО (Зеушки) (Зушки) (Зу-23-2) (калибра 23 мм) и ЗПУ-4 (калибра 14,5 мм) производства СССР имелись. Были и ракеты (по четыре или по две штуки) на тягачах. И они сбивали Миражи марокканских ВВС.

Так получилось, что в каждом Team-Site располагалось по три русских, три американца, 2-3 англичанина. Остальные были из стран Азии, Африки и Латинской Америки. Каждая группа состояла из человек 18-19.


Марокко предоставила нам совершенно разбитые английские джипы «Лендровер», явно списанные из армии. Были и французские грузовики «Пегасо».

Сначала не было вертолётов. Не было вообще ничего. Мы жили первые полгода в палатках брезентовых польского производства, каждая на шесть человек. А температура (в тени) доходила до + 60 градусов.

Лендроверы были открытые, сделаны из дюраля. Они были совершенно убитые. Не было ЗИПов никаких, было мало запасок. Из серии — ребята, вот вам вездеходы старые, мучайтесь на здоровье.

И когда мы поехали в каменистую пустыню (а там есть песчаная, а есть каменистая пустыня, в последнюю сейчас каждый внедорожник ООН меньше чем с тремя запасками не ездит), колесо спустило, а домкрата не было. И я предложил американцам и французам — трое держат за днище корпуса руками, а один меняет колесо.


Они на меня посмотрели — откуда ты знаешь такое новшество? Я в ответ — да в России такое делается постоянно. Для них это было несколько необычно.

Из всех военных наблюдателей только несколько россиян имели подготовку как водители грузовиков. В частности и я, поскольку я заканчивал школу ДОСААФ.

У нас не было никакого обслуживающего персонала, мы сами всё делали, сами подвозили необходимые грузы.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #11 (эпизод 2, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

Кроме меня в моей группе был Сергей Голубев, который тоже имел права на вождение грузовика.

То есть мы — офицеры ООН (я был тогда в звании капитана) сами себя обслуживали. Сдавали там на права на право вождения грузовика.


У меня английский был не беглый и мне один англичанин сказал — Алекс, не езди с американцами и неграми — они тебя научат не тому английскому языку, а езди со мной, будем беседовать на английском. И мы ездили по 4-7 часов ежедневно почти и постоянно о чём-то говорили. Он меня натаскивал. Я вспоминал язык и быстро вошёл в ритм, стал на слух принимать радиотелеграммы, записывать рапорта патрулей.


Разместились прямо в пустыне. Никакой технической воды и горячей пищи и света полгода не было. Воду доставляли в пластиковых бутылках по 1,5 литра. Ею же и обливались, ею же брились. Возможности постирать форму не было. Полгода питались американскими сухими пайками. Он был порядка 13 видов. Рыба, гуляш. Но это всё на карбиде. Как откроешь, зальёшь водой, сразу само разогревается. Разные шоколадки вроде Сникерса. Могу сказать, что первые дни интересно поесть, потом не лезет в глотку никак. Всё консервировано до такой степени, чтобы не портится даже в пустыне без холодильника. Скорее всего натурального в сухпайках не было ничего


Праздники жизни были, когда полисарицы приглашали нас к себе и варили нам верблюжье мясо. И это был праздник! Ничего другого горячего мы не ели.

Было не просто работать в пустыне. Это были очень жёсткие условия.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #11 (эпизод 2, ч.2) Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

На этом пока все. To be continued.

Продолжение следует.

В следующем выпуске: Первая командировка в Африку (трудо выебудни).


Спасибо за внимание. Честь имею!

Показать полностью 4
30

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #9

Предыдущее:

https://pikabu.ru/story/oon_v_azii_i_afrike_vospominaniya_ro...

Итак, часть 9. заключительная, от п/п-ка Ждаркина И.А.:

о дальнейшей судьбе после миссий, о работе и личных измышлениях.


***ЖДАРКИН Игорь Анатольевич, военный переводчик, подполковник запаса***

♦ На дальнейшей твоей службе, профессиональной деятельности как-то отразились эти твои командировки в Миссию ООН в Анголе?


В первую очередь именно на профессиональной — я получил там очень хороший опыт. Работа офицера по связи и взаимодействию дала отличную практику. Когда я уже вернулся в Россию, я очень много работал с делегациями, и очень многое в этой работе, как оказалось, я в миссии ООН уже проходил. Кроме того, у меня там был весьма приличный налёт на вертолёте Ми-8. Это мне и сейчас помогает — поскольку я работаю с компанией «Еврокоптер», именно с вертолётами, уже только на этих немецких вертолётах больше 300 часов налетал. Работа с делегациями стала просто сказкой — потому что я уже всё умел и знал.


И уже когда я перевелся из ВИИЯ в Институт военной истории МО, я стал служить в международном отделе — это снова встречи, делегации, контакты, визиты, посольства, визы, документы, то есть, опять всё то, чем я занимался в войсках ООН. Опыт, конечно, просто бесценный.

И ещё — в плане общения с людьми, установления контактов, особенно гашения конфликтов. Потому что конфликты всё равно возникают в повседневной жизни, в работе. Приходилось договариваться, действовать всеми возможными методами, чтобы наши ребята могли нормально летать, нормально жить, есть и спать, и отдыхать. Ведь всё это висело как раз на офицерах по связям и взаимодействию — фактически, на переводчиках. Переводчики были просто незаменимы. И ещё для меня это была уникальная возможность поддерживать в работе все свои семь языков, это для переводчика вообще сказка.

Очень много довелось встретить интересных людей. Много кого можно называть. Например, румынский майор Ливио — мы с ним сошлись на том, что мы «очень любим негров», но странною любовью. Он мне даже сказал, что когда видит белое лицо, ему просто страстно хочется ему помочь! И конкретно нам он очень помог, много жилых контейнеров предоставил.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #9 Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

А вывела нас на него украинка Оксана Железняк, она работала в Accommodation office — размещении личного состава. Это она нам сообщила, что придётся уезжать с Виллы Алиса, но «ребята, не волнуйтесь, я постараюсь организовать вам контейнеры на Вилла Эшпа». Она была замечательным человеком, сколько всего для нас сделала! Я, как мог, задаривал её подарками, ананасами и кофе из Уиже, тортики покупал.

На подарки, конечно, приходилось тратить немалые деньги. Однако это того стоило, и я об этом совершенно не жалею. Потому что когда ты относишься к людям нормально, то и люди к тебе относятся соответственно. Это же не взятка, это так — человеку приятное сделать. Поскольку у нас было две машины, мы могли себе позволить кого-то куда-нибудь подвезти. Если видели знакомых — всегда старались подвозить, даже если нам нужно было в другую сторону ехать. А люди знали, что нам в другую сторону! И видели наше отношение к себе. Так что в плане решения проблем и установления отношений с людьми — в первую очередь, это был богатейший опыт.

♦ Вот такой интересный вопрос, не совсем по теме, но важный: как, при каких обстоятельствах ты узнал о гибели Жонаса Савимби?

Это я узнал уже в России. В 2002 году. У нас как раз в России был послом генерал «Нгонго», большой друг Советского Союза и России (впоследствии — Министр внутренних дел Анголы). В честь этого события был приём, в ангольском посольстве. Мы все пришли. Там было очень хорошее действие. Был показан фильм непосредственно про убийство Савимби — естественно, не сам процесс, как его убивали, а уже что произошло потом. Слухи были самые разные: что его «убрали» чуть ли не юаровские спецназовцы.


Жонас Савимби.

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #9 Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

♦ Надоел?

Да, всем надоел! Савимби — он, на самом деле, уже закоснел. Во-первых, он входил, по-моему, в двадцатку миллионеров мира. Каждые полгода в ЮАР летал самолёт, полностью набитый алмазами. Думаю, это о чем-то говорит. Кроме того, он, естественно, хотел власти! Если он и шёл на какие-то переговоры, то потом сам их нарушал. Когда было объявлено о разоружении, унитовские солдаты и офицеры сдавали не новое хорошее оружие, которого у них хватало, а чуть ли не пиратские пистоли и пищали, которым по триста лет, которыми колонизаторы пользовались! Или прочее старое неисправное оружие. А исправное оружие сохраняли и продолжали стрелять.


На границе с Анголой, несмотря на все миссии ООН и т.д., всегда стояло (по разным данным) около 30-40 тыс. хорошо вооружённых унитовских солдат. Там были ооновские лагеря. И унитовцы поступили просто — пригнали туда своих женщин, детей, стариков, инвалидов, немощных солдат, и так далее. И получали всё, что им необходимо было. А боеспособные части стояли на границе Анголы с сопредельными государствами. Даже был такой случай, при нас, когда ангольские войска, ФАПЛА, пошли помогать в соседний Заир, установлению новой власти — сейчас это Демократическая Республика Конго. В те провинции — Шаба, по-моему, уже не помню точно, на юго-востоке Заира. А когда они возвращались назад, решили немного погонять УНИТА. И начались столкновения!

♦ Когда это происходило?

Это всё ещё девяносто седьмой год. То есть, если исходить из простейшей логики, то кого гонять-то? (смеется) А получились настоящие бои. ФАПЛА — они возвращались с орудиями, с танками, и там развернулась настоящая война. 0 чем, естественно, тут же было доложено в Нью-Йорк. А Савимби в этот момент заявлял, что нет, это не наши, они нам не подчиняются! В общем, весь обычный бред, который несут политики. Когда надо что-то скрыть.

♦ Ещё один вопрос не совсем по теме: сюжет книги «ТАСС уполномочен заявить» имеет какое-либо отношение к Анголе, или это собирательный образ африканских войн?

Естественно, собирательный. Это получился прекрасный фильм, я его сам помню ещё с детства. Наш любимый Штирлиц-Тихонов там в главной роли!


Вот эта «Нагония»… Вообще, можно сказать, что таких фильмов было несколько. Можно вспомнить «Красного скорпиона» с Дольфом Лундгреном, как там якобы русский спецназовец, советский, орудовал. Это прозрачные намеки! Единственное, что в «ТАСС уполномочен заявить…», по-моему, кубинских войск не было. А в «Красном Скорпионе» были конкретно показаны кубинцы и русские! Естественно, «ТАСС…» — о тех событиях, а как иначе? Юлиан Семёнов — он был в Анголе, он ездил по Анголе, собирал материалы.


Вообще, у нас в стране народ как-то себе не очень до конца представляет, что такое миссия ООН. То есть, думают, что ооновцы — это же здорово! Естественно, все знают, что это "хорошие денежки"!

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #9 Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

♦ Это, наверное, основное?

Да. Но — разъединять противоборствующие стороны! Войска ООН ведь просто так в страну не вводятся. Они вводятся для того, чтобы стать заслоном между воюющими лагерями! И получается, как я уже говорил… У меня очень много знакомых, которые стояли в этом вот «разделении противоборствующих сторон», а эти «стороны» стреляли через них друг в друга! Вели обстрелы, самолёты летали, друг друга бомбили. Через их головы! А то и просто, если вдруг чего, то и убивали ооновцев, и всё!


Миротворческие операции, ещё раз напомню, подразделяются на два типа. Есть peace-keeping operations — то есть, операции по поддержанию мира, а есть peace-making operations — так называемое принуждение к миру. «Писмейкеры» — они имеют право применять оружие. «Пискиперы» же — им это, в принципе, не разрешено. А большая часть операций, где вводятся войска ООН — это операции по поддержанию мира, peacemaking — эти можно по пальцам пересчитать. Ещё раз повторю: с ооновцем могут сделать все, что угодно! И потом государство, чьи военные были убиты, может подавать ноты, кричать, что это безобразие, и так далее, но люди уже убиты, их не вернёшь!


Не говоря уже обо всех этих тропических болезнях: малярии всех видов, амёбной дизентерии, гепатите, шестоматозе. Да и просто климат африканских саванн и джунглей белому человеку не очень-то подходит!


Так что, возвращаясь к "хорошим денежкам" — за просто так деньги не платят! Ни одна страна в мире! ООНовец может оставить в миссии своё здоровье, а то и поплатиться жизнью, быть убитым или умереть от болезни!


Вот такие «хорошие денежки».


А люди, обычно, это все слабо себе представляют...

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев. #9 Наблюдатели ООН, Офицеры, Долг, Истории, Длиннопост

На этом все!!!

Если точнее, то завершен очерк о п/п-ке Ждаркине И.А.


В следующем выпуске:

ООН в Азии и Африке. Воспоминания российских офицеров-миротворцев #10(эпизод 2, ч.1).

Познакомимся с новым героем наших повествований.

Знакомьтесь, Вас ожидает:САВИН Александр Иванович, п/п-к запаса (с 1998 г.)


Спасибо за внимание. Честь имею!

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: