167

Ох, ё!

Егор Куликов ©


Потрепанная маршрутка проглатывала очередь, как большая рыба наживку. А люди все не кончались.

Водитель — старый таджик в мятой клетчатой кепке, тыкал пальцем в каждого, кто умудрялся втиснуться. Не отводя глаз и даже не моргая, вытер рукавом потный лоб.

— Проходим дальше по салону. Дальше в салон! — крикнул он, привстав.

Пассажиры кое-как протиснулись и замерли.

Все! полная коробочка.

Водитель собрал за проезд и несколько минут нарочно не отъезжал, надеясь, что в очереди найдется смельчак, который, ну очень спешит и согласен на любые условия.

— Когда поедем? — крикнули из салона.

— Ми по часам едем, — отбрехался водитель.

Чтоб не нервничали, повернул ключ зажигания. Маршрутка поднатужилась. Затряслась до последнего винтика. Двигатель начал жалобно жикать... жи-жи-жи. Есть контакт! Завелась старушка!

В последний раз, оглядев очередь, водитель нажал на кнопку и двери начали закрываться.

И в этот самый момент, чья-то физиономия громко впечаталась в двери.

— Ох, ё! — парень через капюшон потер ушибленное место. — До метро идете?

— Ми, брат, едем до метро... едем, не идем. — Блеснул таджик знанием языка.

Парень лет двадцати в синей толстовке, несколько раз извинился, но все же умудрился на носочках встать на нижнюю ступеньку. Стянул рюкзак, бросил в ноги и, схватившись за два поручня, прижался к впередистоящей тете.

Несколько раз двери пытались закрыться. Получилось с третьей попытки. Да и то не полностью.

А в дороге еще и дождь пошел. Ливень. Пришлось парню жаться к тете так, как к собственной матери никогда не жался. И все равно половина спины мокрая оказалась.

Холодно стало. Зябко. В щель сквозил осенний ветер.

А ведь перед выездом посмотрел погоду. «Осадков не ожидается», было написано на мониторе. Ага, не ожидается. А это, по-вашему, что? Не осадки!

Еще и остановки эти проклятые. Приходилось выскакивать на улицу, мокнуть и про себя подгонять выходивших пассажиров.


Люди же, спустившись на ступеньку, так странно оглядывались. Удивлялись дождю, и давай копошиться в сумках, выискивая зонт. Будто бы не могли заранее подготовиться. Как в подводной лодке плыли, без дверей и окон. А тут раз, и дождь. Вот так сюрприз!

На очередной остановке, парень соскочил со ступеньки и угодил прямиком в лужу.

— Ох, ё!

Все! Теперь и в кроссовках хлюпает так, что можно рыбок запускать.

В какой-то момент он просто перестал нервничать и успокоился. Выйти из маршрутки и наблюдать, как пассажиры мнутся на ступеньках — запросто. Все равно уже вымокнуть больше, чем вымок — невозможно!

К метро шел с настроением просветленного Будды под легендарным деревом Бодхи. Люди бежали. Прятались. Обгоняли его, прикрываясь всем, что под руку подвернулось: газета, портфель, пакет. Он же просто шел. И даже не думал обходить лужи.

Чвяк-чвяк кроссовками.

Ему было приятно наблюдать за суетой. И при этом нисколько не участвовать в ней.

Обратная сторона его неторопливости: проявилась в метро. Все-таки на улице не май месяц. Середина осени. Пусть и довольно теплой.

Дрожащими руками зацепил подлую собачку на молнии рюкзака, что так и норовила куснуть за палец. Расстегнул. Сунул руку — сухо. Не подвел продавец, когда сказал, что эта ткань не промокнет, даже если опустить в воду.

Достал телефон. Открыл контакты и привычно пролистал до имени Дрожжина Даша. Ткнул на сообщения и написал короткое:

«Привет. А я к тебе еду».

Палец замер над заветной зеленой стрелочкой. Коснись, и эта строчка мгновенно улетит. Вначале в телефонную компанию. Затем на спутник, на далекой-далекой орбите. Молнией обратно на землю, снова в какую-то АТС и только потом уже к ней.

Почему-то парню стало жаль гонять эти несколько строк на столь большое расстояние. Он сморщился, еще раз прочел и заблокировал телефон.


«Нет! — подумалось ему. — Пусть лучше будет сюрпризом. Как в детстве. Вот так раз! Нежданно-негаданно, как, как... как сегодняшний ливень. Ага, точно. Именно, как ливень с прогнозом „Осадков не ожидается“. Приеду. Поднимусь на третий этаж. А в подъезде обязательно темно должно быть. Надеюсь, будет темно. Нажму на звонок. Она откроет дверь и как завопит Максим! Стоп! Вряд ли она так просто откроет. В глазок сначала посмотрит. Блин! Этого я не учел. А если посмотрит, значит и увидит. И какой тогда сюрприз? Стою я такой там, мокрый весь. Еще и линза эта изуродует меня. Надо придумать. Может почтальон или продавец пылесосов? Нет, им она точно не откроет. Из-за двери пошлет и имени не спросит...»

Эти мысли так увлекли Максима, что он проехал свою станцию. Очнулся, вскочил. Дернулся к выходу и второй раз за вечер впечатался в стеклянные двери.

— Ох, ё!

Правда, в этот раз не было старого таджика, который бы их открыл.

Пришлось жалобно смотреть на удаляющийся перрон и ехать дальше. На обратный путь попался новый поезд. Блестит весь. Внутри кондиционеры такой мороз нагнали, будто в холодильнике сидишь.

Мокрая одежда неприятно липла. Мелкая дрожь передалась от рук ко всему телу. И так колотить начало, что пришлось рот отрыть. Чтобы зубы не раскрошились.

«Станция Комсомольская» — четко донеслось из динамиков.

Максим вышел слегка пританцовывая. Не от праздничного настроения. И даже не потому, что недавно получил просветление. Озноб как электрический разряд бегал с головы до пят и обратно. Иногда и вовсе, зарождался в желудке и заставлял молодое тело дрыгаться.

«Как бы за наркомана не приняли» — подумал Максим, проходя мимо товарища полицейского, который пристально следил за каждым пассажиром. Но за Максимом почему-то особенно.


— Старшлетинурлачев, — в одно слово сказал полицейский, козырнул и уже разборчивее продолжил, — Предъявите ваши документы.

«На каком основании!? — хотелось сказать Максиму. — Вы не имеете права...» и все в таком духе. Все же в юридическом учится, законы знает. Но потом подумал, что сейчас этот товарищ в погонах позовет подмогу. Его задержат до выяснения личности. А в КПЗ или по-простому в обезьяннике, точно будет не теплее, чем здесь.

Максим сунул руку в рюкзак, вынул паспорт.

Полицейский, ловким движением пальцев, как шулер с колодой карт, перевернул страницу, посмотрел регистрацию. Вернулся на первую.

— Снимите капюшон, пожалуйста.

Максим снял.

Наметанный глаз стража порядка, перепрыгнул с паспорта на лицо Максима с синими, дрожащими губами.

— Рюкзак покажите, пожалуйста, Печорин Максим Максимыч, — сказал полицейский и прыснул смешком.

Максим раскрыл рюкзак и сунул под нос.

Полицейский слегка пренебрежительно заглянул внутрь. Отцепил палку от пояса и опустил в рюкзака. Донесся металлический звон.

— Что там у вас?

Очередная волна дрожи пробежала по телу Максима. Только в этот раз не от холода. От страха. Он понятия не имел, что могло так звонко щелкнуть.

Осторожно, как в пасть ко льву, погрузил руку до локтя. И вдруг улыбнулся.

— Чай! — сказал он и вытащил блестящий термос.

— Куда направляетесь? — вскользь сказал Старшлетинурлачев, продолжая копаться в рюкзаке

— Александров.

— Счастливого пути.

Полицейский вернул паспорт.

Термос был открыт еще на эскалаторе. И горячий чай тут же ворвался в изнывающее от холода нутро. Даже слишком быстро ворвался.

«Губу обжег!» — подумал Максим и потрогал языком обожженное место. Он обнял теплую крышку и совсем не хотел выпускать ее из рук.

В двери электрички Максим, на удивление, не впечатался. Успел. Полупустой вагон встретил радушно. Нашлось укромное местечко. Приткнулся на жестком деревянном сидении и с наслаждением обнаружил под ногами теплый воздух.

Ну, в таких условиях можно хоть до Владивостока ехать. Тепло. Сладкий чай. Все просто замечательно.

Голос из динамиков что-то прохрипел, прокашлял, прочавкал и электричка задрожала. Затряслась и дернулась.


От вокзала отъезжали медленно. В окно заглядывали высотки и неторопливо провожали взглядом. Светофоры акварельными пятнами растекались по мокрому стеклу.

Электричка набирала ход. Гудела. Вот уже первые деревеньки показались. Скособоченные заборы на пустых огородах. Домики с горящими окнами. Колеса отстукивали дробный ритм. И Максим, прислонившись к окну, вновь поддался теплым мыслям, что грели не хуже печки под сиденьем.

Вспомнилось детство. Спокойная деревня с кривыми улочками. Собачий лай из дворов. Запахи потных коровьих тел. Теплое молоко. Горячий хлеб.

И первое путешествие в соседнюю деревню к бабушке. Сколько ему тогда было? Лет пять-шесть, не больше.

Отпустили его погулять перед двором. В песке поковыряться, замки построить. В итоге взбрело что-то в детскую голову, и сорвался он к бабушке за пятнадцать километров. Так еще и не пешком. На велосипеде трехколесном отправился.

Мало что осталось в памяти из того путешествия. Только образы да скомканные картинки.

Поросшая травой дорожка, петляющая по холмам. Столбы. Провисающие провода. Трава выше головы. Несущийся по соседней дороге автобус. И пыль! Желтая пыль от колес. И, конечно дядя Вася. Загорелый, добрый мужик. Увидел Максимку, пошевелил усами. Что-то спросил. Посмеялся. Посадил его в люльку мотоцикла, и помчались они. А Максим все назад оглядывался, наблюдая за пылью.

Ох, ё! Текст, Рассказ, Длиннопост, Авторский рассказ, Проза, Малая проза, Современная проза

Вот, наверное, и все, что помнилось об этом путешествии.

Но стоило погрузиться в то немногое, что оставила память, то тут же обволакивало теплом. Уютом. И даже какой-то далекой, но очень личной нежностью. Чувства, вот что больше всего запомнилось. Именно чувства.

Став старше, он уже сам мог с легкостью преодолевать эти пятнадцать километров. И ведь ходил. Ходил и даже не задумывался о том, что это не один, не два... это, на секундочку, пятнадцать километров. Но было все равно.

Выйдет утром, к обеду дойдет. Покушает у бабушки зеленого супа из железной тарелки. Попьет вишневого компота и пойдет с Дашей гулять. До самого вечера. До темноты. Шалаш строят или гусей пасут на местном пруду. А то пойдут деньги заколачивать, собирая бутылки и брошенный металл.

Не одно лето он ходил этим маршрутом.

Сдружились они. Именно что сдружились. Любви в том возрасте быть не могло, да, собственно и сейчас Максим не ждал никакой любви. Просто хотел увидеть ее. Как тогда. В детстве. Без предупреждения, вдруг заявиться и сказать: «Привет».

Потом жизнь так крутанула, что потеряли они друг друга.

Пришел Максим, а ее нет.

А где?

А нет.

Дом продан. Живут другие. И все вдруг чужое стало. И места, и вещи, и даже воспоминания показались не настоящими. Вымышленными...

Но жизнь любит крутить по-разному. И никого она не спрашивает. Делает, что ей вздумается.

Нашли они друг друга. Случайно нашли. Списались. Вспомнили былое. Посмеялись и замолчали. И вроде бы сказать хотелось многое. Выговориться. Но как тут выговоришься по смс. Да и видео-звонок это так... Смешная копия настоящего человеческого разговора.

Вот и взбрело в голову. Как тогда, в песочнице. Сорваться, приехать и сказать простое слово: «Привет».


Перроны сменялись один другим. Чем дальше отъезжали от города, тем безлюдней становилось в электричке. Один прогон между станциями вообще пришлось ехать в одиночестве.

Максим посмотрел на смартфон. Еще полчаса.

С каждым намотанным километром становилось не по себе. Он, конечно же, грешил на мокрую одежду. Дескать, простыл, наверное, оттого и паршиво как-то на душе становится. Буквально с каждой минутой все хуже и хуже. А мысли тем временем шли далеко впереди него. И впереди электрички. И даже впереди всего мира.

«А что если не встретит? — с осторожностью думал он, искренне боясь, что окажется правдой. — Вдруг она только написала, что живет одна. Я приду весь такой радостный. Позвоню. Дверь какой-то мужик откроет. Или вообще никто не откроет, потому что она к родственникам поехала. И что мне тогда делать? Обратно я не успею. Где ночевать? Вряд ли там есть гостиницы. А денег-то у меня тоже совсем не для гостиниц. Ох, ё! надо же было купить что-то к чаю. Гостинец какой-то. Вафли там, печенья, конфеты. Чего-то я не подумал об этом. — Максим уцепился и с удовольствием начал раскручивать эти мысли. Будто бы уже стоит перед витриной магазина и делает ужасно сложный выбор: конфеты или печенья. А тревога тем временем никуда не делась. Выскакивала из-за цветных коробок сладостей и набрасывалась. — А если я приеду, поднимусь, позвоню. Она окажется дома. Откроет дверь, посмотрит на меня. Я ей: „Привет“. А она мне: „Ты дурак? Что ты здесь делаешь?“. Ведь и такое может быть. Мы с ней пять лет не виделись. Мало ли могло поменяться. Это я сорвался, весь такой геройский. Преодолел сотни километров. А оно как иногда бывает. Все детство дружишь с человеком, потом разминёшься на пару лет и всё — новые интересы, новые знакомства. Казалось, что вас объединяет столько всего. А при встрече, почему-то долгое и тяжелое молчание. Обсудили две темы и опять тишина. Ох, ё! куда несет-то? Лучше про магазин думать».

Не успел Максим. Ни сладости выбрать. Ни тревожную мысль, докрутить до конца.

Электричка замедлила ход.

На пустом перроне, горел единственный фонарь. И тот над закрытой кассой.

Вышел Максим, огляделся. Пару человек из состава уверенно пошли в одном направлении.

«Значит туда», — подумал он и пошел следом.

Как обычно и бывает, бетонная лестница сделана совершенно не в том месте, где надо людям. Спрыгнул он с перрона и побрел по тропинке среди деревьев, пытаясь не отстать от впереди идущих силуэтов.

Спустя пять минут оказался на остановке. Несколько маршруток тарахтели в ожидании пассажиров. И холод тут как тут! Будто бы за кустом притаился. Выскочил и набросился. Снова потрясывать начало.

— До Первомайки идете? — спросил Максим.

— И до Первомайки, и до Киржачей, — позевывая, ответил водитель.

— Подскажете, где выйти.

— И подскажу.

Полупустая маршрутка отправилась в путь. Максим отслеживал на телефоне передвижение. На водителя особо не рассчитывал. Бывали уже случаи, когда: «Да, подскажу!». А потом смотрит ошалелыми глазами на конечной остановке.

Стрелка на экране смартфона медленно двигалась по карте.

— Приехали! — Сказал водитель.

Максим вышел. Нашел заветный дом.

«Пять этажей, как и писала». — Эта мысль ободрила и придала чуточку тепла.

Домофона нет. Отлично.

Вошел в подъезд.

Мрачно.

Тусклая лампа потрескивает. Пара мотыльков, завороженные светом, стучатся об потолок. Стены то ли зеленые, то ли синие — не разобрать.

Максим начал подниматься по лестнице. Почтовые ящики провели подозрительным взглядом.

И чем ближе становилась заветная дверь, тем сильнее стучало сердце. Он, конечно же, обвинил лестницу в повышенном пульсе. Хотя сам не поверил этой глупой отговорки.

Достал смартфон, посмотрел время — без трех минут десять. Решил дождаться, пока не стукнет ровно и только потом звонить.

«Вот, собственно, и дверь, — подумал Максим, оглядывая черный металл. — Дверь в счастливое детство, — лирически сказал он про себя и тут же, пессимистично закончил. — Или же дверь в разочарование».

Эти три минуты длились неестественно долго. Однако Максим не мог ни о чем думать. Это в поезде было хорошо романтику нагонять. Под стук колес, да под скользящие деревни за окном. А здесь как-то совсем не думается. Разве что две заблудившиеся мысли бьются, как мотыльки.

«Получится или нет?.. Получится или нет?..»

Одним пальцем закрыл глазок, другим нажал на звонок.

Противное треньканье послышалось за дверью.

А после шаги.

Тух-тух-тух...

Щеколда на двери.

Клац!

Замок.

Хрум! Хрум!

— Привет.

— Максим! — завопила Даша.

— Ох, ё! — только и успел произнести Максим, чувствуя крепкие объятия детства.


Конец


Группа в ВК

АвторТудэй

ЯндексДзен

Дубликаты не найдены

Авторские истории

20.5K пост21.1K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

Авторские тексты с тегом моё. Только тексты, ничего лишнего

Рассказы 18+ в сообществе https://pikabu.ru/community/amour_stories



1. Мы публикуем реальные или выдуманные истории с художественной или литературной обработкой. В основе поста должен быть текст. Рассказы в формате видео и аудио будут вынесены в общую ленту.

2. Вы можете описать рассказанную вам историю, но текст должны писать сами. Тег "мое" обязателен.
3. Если ваша история, частично или полностью является выдумкой - желательно наличие тегов "рассказ, истории".

4. Сообщество - не место для выражения ваших политических взглядов.

Подробнее
Лучшие посты за сегодня
8024

Вопрос

Вопрос
7206

Благодарность Пикабу

6892

Как срубить бабла

Как срубить бабла Дота 2, Компьютерные игры, Dota 2, Юмор, Скриншот
6249

Благословенная Dota!

Благословенная Dota! Киберспорт, Выигрыш, Ставки на спорт, Круто, Деньги, Dota, Сетевая игра, Dota 2, The International
4686

Ну рожала же

Ну рожала же
4200

Новый скандал с Кадыровцами

Показать полностью 1
4063

У неё был какой-то план

У неё был какой-то план
4003

Ещё один повод любить XXI век

Ещё один повод любить XXI век
3983

Это заслуживает отдельного поста

Это заслуживает отдельного поста Скриншот, Комментарии на Пикабу, Будильник, Семья, Оперативники, Храп, Профессиональная деформация
3909

Из детсва

Из детсва
3904

Гадалки

Гадалки
3693

Коллективное творчество... Ладно: совместное

Коллективное творчество... Ладно: совместное Картинка с текстом, Закон, Собака, Юмор, Бразилия, Жаир Болсонару
Показать полностью 1
3649

В Самаре жёстко зачистили рынок, где мигранты швырнули огрызок в старика

В Самаре жёстко зачистили рынок, где мигранты швырнули огрызок в старика Полиция, Происшествие, Конфликт интересов, Зачистка, Мигранты, Негатив, Видео, Длиннопост, Вертикальное видео
Показать полностью 1 1
3391

Очень обидчивый народ

Очень обидчивый народ Обида, Травля, Мат, Без рейтинга, Видео, Осетинский пирог, Негатив, Ариана Лолаева
Показать полностью 1 1
3386

Даже фильмы такие есть

Даже фильмы такие есть Юмор, Скриншот, Twitter, Проститутки, Средневековье, Красная шапочка
Показать полностью 1
2959

Бродячая собака обрела дом

2916

И в чём он не прав?

2906

Удобненько

Удобненько Мемы, Авто, Тонировка, Где моя тачка чувак, Юмор, Гомосексуальность
Показать полностью 1
2890

У меня нет профдеформации

2821

Бойцы центра спецназа «Витязь» сняли краповые береты из-за обмана кандидатов из Чечни

Копипаста с https://lenta.ru/news/2021/10/17/krap/?utm_source=yxnews&amp...
Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: