Найдены возможные дубликаты

+11
Шикарный мальчик) Наша девочка передает привет с побережья Черного моря))
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 3
0
Красавица) как жару переносит?
раскрыть ветку 2
+4
На пляже разрывает яму в песке (там влажный и холодный песок) и ложится в нее. Ну и зонт для нее на пляж с собой берём, и купается она часто (у нас в городе есть Собачий пляж). А так, стараемся выгуливать рано с утра, и под вечер, когда не так жарко.
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+3
Для любящих приводить статистику покусов по породам:у скольки из этих пород были документы?)Сейчас любую дворь/метиса мало-мальски похожего на породу в СМИ радостно окрестят породой.Даже если внешне собака была похожа на породистую,то не факт,что это не близкий метис.А у метисов да,что в голове-не угадаешь.
-11

Порода, не попавшая в список потенциально опасных.....

раскрыть ветку 22
+6
Вы это к чему?
раскрыть ветку 1
+8
Видимо вбросить пытался. Но недокинул
-2
Звучит как будто пидор написал
-10

все верно, одна из самых ебанутых и недекватных пород, которая в десятки раз чаще нападает на людей и если напала, то грызет пока не убьет

раскрыть ветку 18
+5

Даже если объединить количество покусов от стаффа и питов, то по количеству укусов они будут далеко не на первом месте. Пальму первенства давным-давно делят ротвейлеры с немецким овчарками. А все потому, что у последних должна быть агрессия к человеку, в отличии от терьеров буль типа у которых, агрессия к человеку считается браком. А так все зависит от хозяев, в большинстве случаев. Питы не виноваты, что их часто заводят долбоебы или какие-то наркоманы и начинают воспитывать напрочь ломать психику. В таких условиях ни одна собака адекватной не вырастет.

раскрыть ветку 10
-8

для минусящих:
https://www.dogsbite.org/dog-bite-statistics-multi-year-fata...
и более 65% смертей от этой породы, от ОДНОЙ породы, которая не так уж и сильна распространена.
Во многих странах она запрещена, надеюсь до нас этот запрет дойдет и наконец или их усыпят или будут выгуливать исключительно в строгих ошейниках на поводках и с намордниками под угрозой усыпления и 5 значного штрафа.

раскрыть ветку 6
ещё комментарии
ещё комментарии
-8

На первом фото срёт на пляж?

раскрыть ветку 2
+3
Ну сидит же просто, что ж вы один негатив видите? Не любит он жопу опускать полностью на любую поверхность, кроме ковра
+2

при "сранье" собака выгибается по другому,на фото пес просто сидит, чего то ждет или наблюдает.

ещё комментарии
Похожие посты
27

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 5

По просьбам трудящихся Пикабу, продолжение уже сегодня ;)

И вот он, долгожданный миг первой встречи. Первое знакомство. У папы оно прошло размазано, поскольку он познакомился со щенками, еще не зная, который из них наш. Но я-то знал и очень волновался. Как и полагается, первая встреча сторон прошла в коротком, деловом режиме. Щенки примчались к краю манежа посмотреть, кто это там такой красивый приперся. Посмотрели, попытались вылезти из манежа, не смогли, развернулись и помчались обратно по своим делам.

В этот момент Джокер был пойман Наташей за пухлый задик, вытащен и предъявлен нам во всей красе. Ух ты ж, он прямо как на фотке. Ну, немножко подрос, правда, особенно в попе. И уши уже обрезаны и залиты серебрянкой. Такое я тогда видел впервые. Джокер глядел на меня своими кукольными глазками, шевелил плюшевым брылястым ртом, сверкал на пузе красивой татушкой-клеймом и умопомрачительно пах щенячьим вольером.

Он был не просто похож на картинку, которую мы получили, распечатав фотографию на цветном принтере, в те времена скорее рисовавшем портрет, чем воспроизводящим фото, он и был той самой картинкой, только настоящей! Милой бархатистой открыткой, плюшевым щенком из дорого магазина игрушек. Однако он быстро скорчил недовольную мордочку – сидение на ручках было абсолютно не его, и был отпущен в манеж, выяснять, у кого из собратьев ухо повкуснее.

Мы проговорили с Наташей больше часа, получили множество ценных советов и подробных инструкций. Наш таксист успел уснуть. Но вот, наконец, нагруженные щенячьей едой в дорогу, сжимая потяжелевшую на одного Джокера переноску в руках, мы распрощались с нашей дорогой заводчицей, растолкали водителя и помчались обратно в Москву.

Зайдя в гостиницу, мы вдруг поняли, что не в курсе, можно ли туда вообще с животными, поэтому папа загородил меня от стойки ресепшена спиной, и я с Джокером в переноске прокрался по коврам коридора незамеченным.

В номере уставший папа мгновенно завалился спать, а я, вытащив новоприобретенного питомца, пытался с ним общаться, но этот поросенок лизнул меня в нос, после чего принялся душераздирающе зевать. Я спустил его на пол, он надул лужу на ковролин и сразу стал проситься на кровать, где свернувшись на одеяле калачиком захрапел не хуже папы.

Обратно в поезде мы ехали в СВ, в надежде никому не мешать перевозкой собаки, как же наивны мы были. Точно уже не помню, правила РЖД менялись много раз, но, кажется, папа просто купил в кассе Джокеру специальный билет, и более с нас ничего не спрашивали, потом эти правила много раз то ужесточались, то смягчались, чиновникам от железной дороги же нужно как-то себя развлекать.

В купе спального вагона стояло уютное тепло. После нервного февральского дня это тепло плюс мягкий электрический полумрак плафонов, а также ужин и немного коньяку сделали свое дело, стало здорово клонить в сон.

И вот тут наступил звездный час Джокера. Наш щенок внезапно осознал, что уехал уже от мамки и родни черти-куда, кругом все не понятное, чужое, пахнет странно и еще шумит: «чучух-чучух»! Он категорически отказался ужинать, почти не пил. В переноску поместить его тоже не было никакой возможности: через минуту купе оглашалось истошными воплями, словно животину прямо вот терзают изверги.

Я вынимал ребенка, брал на руки, укладывал себе на живот, где он успокаивался, но заснуть в таком положении не было возможно, я все время боялся, что щенок свалится от тряски, и повредит себе что-нибудь.

Спустя несколько часов мелкий паразит освоился, и принялся играть у меня на пузе, что также не способствовало моему заслуженному отдыху. Искренне завидуя залихватски храпящему папе, я возился со своим щенком в полудреме, и все думал, какой он симпатичный, пухлый и приятный…

Постепенно, через еще каких-то несколько часов, Джокер устал, и мне удалось водворить его в переноску, и часика полтора поспать. Утром концерт продолжился с новым энтузиазмом. Слава Богу, мы уже подъезжали к Самаре, и хотя поезд тогда приходил довольно рано, сонные пассажиры уже потянулись в очередь по своим умывально-туалетным делам.

Наш щенок немного все-таки поел, сделал свои дела, и вопил уже просто так, даже сидя на руках. К нам в дверь купе постучала проводница и вежливо спросила: «Простите, Вашей собачке не нужна помощь, а то соседи по вагону переживают, как она, может ей плохо?» Я поперхнулся, затем, отсмеявшись, попросил прощения за шум, и извиниться перед соседями. «Да ничего, ничего, не переживайте, они не жаловались, понимают. Просто спросили, может-быть помочь». Виновник торжества, заткнулся и радостно вилял проводнице хвостом. Ему просто наскучило купе, поезд и мы с папой, вот и все причины недовольств. Когда за проводницей закрылась дверь, я подумал, до чего же воспитанные и культурные люди ездят в СВ.

Нас встречал мой друг на машине, мы быстро завезли папу домой, где мама потребовала показать ей немедленно пса, и у нее состоялся тот самый первый момент знакомства, а теперь тот самый момент ожидал, наконец, уже и главного в будущем джокеро-владельца – мою жену. Мы заспешили домой.

Продолжение следует...

На фото Джокер. Фото из личного архива автора

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 5 Амстафф, Собака, Воспоминания, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Ламповость, Длиннопост
Показать полностью 1
37

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 3

Пока песики росли, заводчица Наташа, как положено в русской классике, предлагала нам щенка "помордастее". Ей, наверное, хотелось затвердить свой питомник в регионах по последней моде. Но у Маринки были другие предпочтения. А мне нравились вообще все.

Когда щенкам был месяц, в питомник был отправлен мой взволнованный папа, посещавший в те времена Москву очень часто по служебной необходимости. Вернулся он в сомнениях, кто же ему глянулся больше всех, и с плохого качества видео и фото на телефоне.

Однако, когда щенкам стукнул месяц, Наташа сделала отличные профессиональные фото подросшего потомства, и мы зачем то опять поехали по кинологическим клубам советоваться.

Любопытно, что те оценки кинологов, которые нами были восприняты как более-менее вменяемые совпали с маринкиными, а мы с папой были уже совсем готовы на любой вариант. Ни он, ни я в предвкушениях "нового Бобы" тогда даже не подозревали, что покупается собака, которая будет всецело и безгранично принадлежать лишь моей жене. А мне настолько, насколько жена моя, а папе – насколько я – его, а жена – моя. И точка. Как же наивны и доверчивы мы были тогда.

Итак, выбор наш пал на щенка в меру упитанного но не толстого, окраса, который часто называют "бостон": белая грудка, проточка на носу и лбу, белые же "носочки" и красивый благородного отлива черный цвет (вы же знаете, что черный бывает миллиона оттенков?).

Вот у облюбованного нами детеныша окрас был самый что ни на есть черный, без серого, коричневого и еще каких-нибудь отливов. Double Black. Черно-черный. Ну или типа того. Если бы не белый нос, грудь и лапы, искать его в черной комнате точно не имело бы смысла. Да и не было его там, а был он в теплом вольере, пахнущем молоком и щенками, сосал мамину сиську, и даже не подозревал о предстоящем переезде в славные поволжские места.

Наташа подогревала наши настроения рассказами, что щенок очень активен и волтузит сопометников с воодушевлением. Не уверен, что она испытывала энтузиазм отдать такого красавца в Самару, ведь в Москве его карьерные перспективы были куда как более многообещающие. Но, будучи дамой мудрой, отнеслась к ситуации философски. И, кстати, познакомившись с ней, мы с женой все больше убеждались, насколько она рассудительный, взвешенный и умудренный жизнью человек, что в собачьем мире бывает не так часто (если не согласны, напишите в комментариях).

И вот теперь, когда мы определись с выбором, назрел вопрос об имени щенка (какая еще кличка… Имя!)

Та-дам!!! Наташа сообщила нам, что у помета будут имена на букву "Ж".

"Ж"? Серьезно?! Жук, Жорик, Жирок? (Кто читал про Бобу, возможно, вспомнил сейчас кобеля по кличке Жаклин). Жопис? Жан Рено?

К счастью, заводчица пояснила, что в латинской транскрипции у нас буква "J", и мы немного успокоились.

Перепробовав Джонов, Джеков, Джейсонов и Джастинов, мы с женой и папой практически всерьез переругались. Джин, Джуниор, Джип и Джаз тоже никого не устроили. Я уже не помню, какие конкретно имена на "Дж" отстаивал кто из нас, но Джокера все признавали как запасной вариант.

Пока мы вели острую полемику и доказывали друг другу, что мол, как вы яхту назовете, так на ней и напишите (зачеркнуто), так она и поплывет, но тут Маринка в очередной раз позвонила Наташе, и узнала, что устав ждать окончания нашего мало вменяемого спора, заводчица назвала щенка Джокер, предложив нам дома называть его как угодно, от чего мы немедленно и с облегчением отказались.

Правда, в русской транскрипции он был таки Жокер, но опять же мудрая Наташа указала нам на возможность оформить родословную на английском, где он будет уже навсегда Joker, а родословная – это вам не фигня какая-нибудь, а все же документ.

Таким образом, с нас была снята ответственность, а значит, песье имя всех устроило, и вот тут как раз и мы почувствовали шуршание мохнатых лап судьбы.

Але, привет, нас ждет наш Джокер - карта, способная изменить любую, даже самую затейливую игру, и, уж конечно, наши обычные жизни. Джокер, пес благородных кровей, нарядный красавчик, столичная штучка, породный фаворит. Божечки! И как мы справимся, у нас-то был просто Боба, домашний добряк и миляга, а тут целый настоящий, в перспективе – выставочный кобель. Выставки это вообще сложно или нет? А как не испортить ему шерсть, как научить всему, как кормить, блин, я уже со времен бобьего детства все позабыл, караул! Кто-нибудь подскажите.

Понемногу паника успокоилась, и мы принялись готовиться к прибытию щенка. Месяц прошел в бурных обсуждениях, истомляющем предвкушении и попытки обрести, наконец, контроль и ничего не забыть. Учтите, что хоть две тысячи третий год и не так далеко отстоит от наших дней, как бобьи девяностые, в магазинах еще не было такого изобилия предложений товаров для животных, а об on-line торговле никто не слышал и в помине.

Так найти в зоомагазинах нашего города собачий матрасик, или лежаночку оказалось нереально, мисочки, кое-какие игрушки и первые ошейник с поводком мы конечно купили, но вот переносок не было от слова вообще, хорошо, что мы ехали забирать собаку в Москву, и на ее снабжение товарами возлагали куда больше надежд.

Уже не помню, что мы там решали с сухим кормом, но ближе к дате поездки, получив подробные инструкции от Наташи, мы должны были обеспечить прибывающего собакена рисом с индейкой, так вот риса, понятно, было полно, а индейка продавалась на рынках, и лишь в некоторых магазинах, так мы специально ездили, искали ее.

В итоге собрав все элементы щенячьего набора, мы были готовы к встрече с прекрасным. Поехали забирать Джокера мы вдвоем с папой, где-то около февральских праздников, на поезде «Жигули» Самара-Москва вдвоем.
У нас был разработан прекрасный детальный план. Надо ли говорить, что он сразу пошел не так?

Продолжение следует....

На фото Джокер))) Фото из личного архива заводчика Наташи.

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 3 Амстафф, Собака, Длиннопост, Авторский рассказ, Истории из жизни, Ламповость, Воспоминания
Показать полностью 1
25

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 2

Девушка со спаниелями порекомендовала нам свою подругу из Эстонии, у которой был питомник амстаффов, но не было щенков в ближайших планах, и уже та посоветовала нам заводчицу, чьи собаки ей нравились. Так мы попали на сайт Наташи, нашей будущей заводчицы, консультанта, подбадривателя и утешателя.

У Наташи был отличный питомник, нет, не так, у нее была настоящая эксклюзивная коллекция стаффордов, ведущая свое начало с самых первых породных экземпляров, завезенных в Россию на рубеже восьмидесятых и девяностых годов.

Фото ее собаки можно даже найти в знаменитой книжке девяностых, посвященной нашей породе, которую мы купили практически сразу, как завели еще Бобу, а теперь она считается чем-то вроде классики по теме.

Фотографии собак на сайте произвели на нас с Маринкой большое впечатление, и мы принялись звонить в Москву, а точнее в Подмосковье (с точки зрения самарцев это все одно Москва) в питомник. Именно тогда мы узнали, что ожидается помет от чудесной черно-белой суки, с прекрасными рабочими качествами, подтвержденными дипломами по вейтпуллингу и черно-белого же красавца кобеля – гастролера из Чехии, арендованного в Россию специально пополнить местные крови питомников всемирно известными генами.

Пока я это писал, жена напомнила мне, что будущий отец щенков нам визуально не очень понравился. Действительно, он был маленького роста, в тяжелом типе, даже по нынешним породным модам рыхловат, а мы находились под эстетическим влиянием нашего «первенца» Бобы (кто не читал про него, Боба был поджарый мускулистый темно-полосатый красавец, made in девяностые годы).

К тому же у Бобы была старотипная мордуля, это когда нос торчит эдаким «кирпичиком» из квадратной головы, а к тому моменту уже практически все собаки породы производились с мордами «калошей», то есть плавно переходящим в щеки носом, ну или как то типа того. Кто не понял, посмотрите фото, все же я не Пришвин. Однако мама щенков вполне подходила под наши тогдашние идеалы (кого там волновал рост и т.п.) да еще ее рабочий вейтпуллинговый диплом впечатлял – кто не знает, вейтпуллинг – это таскание тележки с весом, спорт такой.

В общем, мы были в восторженном ожидании и предвкушении. Ох, предвкушение… Ну, все же знают это щемящее чувство, когда каждый день приближает тебя к заветному Подарку. Когда ложишься спать, и плохо засыпается, но ты стараешься не думать о предстоящей радости, потому что просто боишься спугнуть. Когда разговоры сами собой переходят на темы около ожидаемого предмета счастья, а ты вроде бы и не хотел сглазить, но и промолчать практически уже не в силах.

Вот и мы проводили вечера в изучении статей о содержании, взращивании, воспитании щенков. Несмотря на то, что я уже вырастил в своей жизни целого Бобу, и совершенно необоснованно считал себя вполне опытным собачником, мы оба с женой понимали, что было это давно, и освежить, а также пополнить знания не помешало бы.

Надо признать, Интернет и ныне «в большом долгу у народа» (это цитата из к/ф «Покровские ворота» если кто не понял), а тогда информация в сети вообще мало чем отличалась от доморощенных книжек, где фантазии авторов тесно переплетены с общеизвестной мифологией, да от болтовни дворовых собачников, исполненных житейского опыта, растворенного в слухах и народных верованиях и искаженного многочисленными пересказами. Однако, в этой мутной водице удавалось все же вылавливать ценную информацию, которую мы по крупицам складывали в собственную «копилочку», готовясь к появлению в нашей жизни щенка.

Среди таких крупиц, конечно же, все равно попадались и заблуждения, и сознательно сочиненные мифы, так, например, теперь Маринка считает: тогдашнее наше, почерпанное в «тырнетах» понимание, что нельзя смешивать сухие и натуральные корма, и собаку необходимо плавно переводить с одного вида корма на другой, в свое время было сформировано в обществе целенаправленными вбросами лживой информации компаниями – производителями сухих кормов. (Если вы с этим не согласны, напишите в комментариях).

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В нашем с вами случае, и сказка моя продвигается медленно, и полтора месяца ожидания щенков тянулись тоже весьма не быстро. Мы уже перечитали все найденные статьи и имевшиеся книги, какие и по нескольку раз, перезарегистрировались на большинстве известных форумах, включая скандально небезызвестный пользователям начала нулевых Зооклуб, с его знаменитым в те времена «подвалом» - «Бои без правил», в последствии «Колумбарий изящной словесности», где очень жесткие нравы завсегдатаев курились над полями черного юмора, танцами на лезвиях бритв иронии и сарказма, а также армреслингом лексических и фразеологических баттлов, слабое подобие которых теперь увидишь разве что в прожарках на ютубе.

Помню, меня тогда все это очень увлекало длинными ночами, и я стал там завсегдатаем. Эля, Шиншиллоед, Ротти, если вы когда-нибудь вдруг прочтете эти строки, знайте, я не забыл вас. И, милые мои читатели, не вздумайте заходить туда сейчас. Все ценное было убито при модернизации ресурса в две тысячи шестом, и с тех пор там только унылое подражательство, да и то давно уж иссякло.

Но я отвлекся. Вернемся к нашему былинному повествованию. Долго ли коротко ли время шло, на дворе был декабрь, и наконец настал день, и народились на земле московской, точнее подмосковной наши богатыри. Четыре добрых молодца, и одна красна, а точнее черно-бела, девица.

Девиц я тогда в качестве своей собаки не рассматривал в принципе. Такой вот самому не очень понятный собаковладельцевый сексизм. Каюсь, это было вообще не умно с моей стороны, но в свое оправдание скажу, о собаках-девочках в те времена я почти ничего не знал. Теперь все обстоит совсем иначе, но об этом позже.

Маринка позвонила нашей заводчице, узнала как дела вообще, какие щенки забронированы, подтвердила наши намерения. Выбор своего решено было делать позже, когда щенкам будет месяц-полтора, они утратят свою «морскосвиночную» внешность, и станут похожи на собак. Считается, что в этом возрасте можно примерно понять, какие стати будут у взрослой собаки, а потом щенок идет в рост, то непропорционально вытягиваясь в ногах, то набирая в попе, то еще где-нибудь.

Продолжение следует....

На фото родители Джокера

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 2 Амстафф, Собака, Авторский рассказ, Длиннопост, Ламповость, Истории из жизни, Воспоминания
Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 2 Амстафф, Собака, Авторский рассказ, Длиннопост, Ламповость, Истории из жизни, Воспоминания
Показать полностью 2
37

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории

Сухая Самарка – идеальное место для рыбалки, как уверял меня друг. Ну не знаю, просто озерца в чистом поле, рыбы не особенно много, точнее почти нет. Мы приехали с ночевой на двух машинах.


Друг с женой и маленьким сыном, я с женой и Бобой. Боба на длинном поводке пристегнут к машине. У нас белая «десятка» четырехлетка, купленная после свадьбы, путем обмена моей пятилетней «девятки» и доплаты подаренных денег. Машина уже была не новой, даже подкрашенной, но в целом не плохой, мне подходила.


Бобе она тоже нравилась, он укладывался в ногах у жены, где много места и дрых всю дорогу.


Сейчас он сидит, привалившись боком к колесу, и смотрит, как мы жарим шашлык. Боба болеет, мы только что сделали ему очередной укол и дали таблетку. Он плохо глотает таблетки, хитрит, прячет под языком, потом выплевывает. Если дать с кусочком лакомства, лакомство съест, а таблетку выплюнет. Приходится засовывать лекарство глубоко в пасть и держать морду кверху носом долго, пока он не сглотнет рефлекторно несколько раз.


Обстановка умиротворяющая, на несколько километров вокруг ни души кроме нас. В небе ни облачка, полный штиль. Поверхность озерца гладкая, отражает синющее небо.


Единственное, что выбивается из пасторальной картины, это самолет «Ту-154», выписывающий кренделя над нашими головами. Только что построенный борт испытывают, поэтому он экстремально то набирает высоту, то снижается очень низко, то закладывает рискованные виражи. От этого немного не по себе, но невозможно оторвать взгляд, и мы впятером смотрим напряженно в небо, только Боба не смотрит, ему фиолетово на самолеты. Вот если бы корова прошла, или лошадка, или хот бы суслик какой. А раз никого нет, Боба плюхается на пузо, и вываливает язык, пыхтит. Я наливаю ему воды, думая, что псу жарко, он, лениво похлебав, снова пыхтит. Видимо болезнь внутри припекает.


Я открываю дверь, освободив поводок, и беру Бобу немного пройтись пописать. Деревьев в округе почти нет, кустиков совсем не много. Бобе скучно писать в поле, а бегать не охота, да и не желательно. Мы быстро возвращаемся.


Незаметно проходит день, смеркается. За долгие приволжские сумерки откуда-то успевает нагнать туч, хотя внизу ветра нет. Становится прохладно. Мы сидим у костра, мой друг поставил палатку, но я не особо люблю палатки. Туристическая романтика мне абсолютно чужда.


Водка давно выпита, мы пьем чай, и жжем костер, Боба с нами сидит, смотрит, как в огне чернеют ветки, да с треском взрываются высохшие листья, рассыпая ворохи искр, словно маленький салют. Боба не боится костров, у них он провел всю свою жизнь: на дачах, турбазах, рыбалках и пикниках. Мне кажется, Боба вообще ничего не боится. Он стал совсем серьезным, спокойным и задумчивым. Ни громкие звуки, ни гроза, ни выстрелы, абсолютно ничего не могло поколебать его невозмутимый вид.


А гроза уже на подходе. Видны молнии, пока еще вдалеке, но разрывы между их вспышками и раскатами грома все короче. Порывами налетает ветер. Мы кутаемся в куртки, прижимаем с женой к себе Бобу, сидящему между нами. Вялый разговор окончательно иссыхает.

Наконец начинается дождь. Сначала редкими крупными каплями, но уже через пару минут настоящими ливневыми струями. Мы могли бы не тушить костер, дождь вполне управился бы сам.


Буквально пара секунд, и мы с женой и Бобой уже спрятались в машине. Вокруг беснуется и шумит стихия, волны дождя заливают стекла так, что не видно палатки в пяти метрах от нас и машины друга. Не видно вообще ничего, только всполохи молний освещают потоки воды по стеклу.


В машине гром слышен не сильно, как-бы в отдалении. Хорошо, что мы не успели сильно вымокнуть, скинули только промокшие вещи, завернулись в сухие одеяла и лежим себе в тепле и сухости. Боба тоже уже высох и свернулся калачиком где-то у нас в ногах. Уютно пахнет мокрой собакой, дождем, травой.


Веки наливаются тяжестью. Гроза потихоньку стихает. Жена тихо и ровно дышит в ухо, Боба похрапывает в ногах. Я прижимаюсь босыми пятками к его уютному шерстяному бочку. Спи, мой любимый соб, все будет хорошо!



Фото из личного архива автора

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 1
43

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории

- Стаффорды никогда не лают, - уверенно говорю я, вкусно затягиваясь сигаретой. Тогда было модно вкусно курить.

- Что, прям,совсем никогда? – удивляются пацаны.


Мы сидим на лавочке во дворе, Боба развалился под скамейкой в теньке, вытянув лапы, и лениво поглядывает на копошащихся в луже воробьев. Утром прошел короткий и сильный дождь, в воздухе висит влага, которая к полудню окончательно выпариться предстоящей летней жарой. А пока свежо, и мы с пацанами курим на лавочке, обсуждая вчерашний ночной загул.


Мы молоды, даже голова с утра не болит, хотя спали часа по три. Я на каникулах, отосплюсь в обед, наша квартира на теневой стороне, и солнце появляется там только ближе к закату.

Хочется квасу, но идти до бочки лень. Бобе вообще все лень, он прикрыл глаза и дремлет.


- Ну иногда, наверное, лают, но Бой, я вот не помню, чтобы лаял вообще, - заверяю я, отправляя щелчком окурок в кусты, мусорных урн нет. -Ладно, пацаны, я домой пошел. Вечером мож выйду.

Встаю с лавочки, и, не прощаясь, шаркаю сланцами в сторону своего подъезда. Боба подскочил и уже бежит впереди меня, тянет пес такой. Всегда он тянет.


Около подъезда никого нет, время бабушек еще не настало, они выползут после всех дневных сериалов, и будут неодобрительно поглядывать на проходящих в подъезд, или выходящих, а некоторых счастливчиков даже подробно обсуждать, как полагается бабушкам.


Мы проходим в подъезд, через вечно роящихся в «предбаннике» за распахнутой дверью мелких мушек – обитателей нашего извечно сырого подвала. Навстречу идет соседка, Боба приветливо машет ей хвостом, но она жмется к стенке, и мы быстро проходим мимо нее в лифт. Нажимаю истертую кнопку этажа. Лифт дребезжа ползет. Боба сидит на полу, потряхиваемый лифтом, серьёзен, нос задран вверх. На этаже важно и неторопливо выходит.


У нас две железные двери, одна общая с соседями, за которой захламленный еще с момента, как мы переехали сюда в семьдесят седьмом году, коридор. Там какие-то деревянные сундуки, разнообразные полки, старые тумбочки гардины, доски банки, лыжи и еще не понятно что. Бобе там тесно, но он все же находит немного пространства, и плюхается на попу, пока я открываю дверь в нашу квартиру.


Мы заходим домой. Мне лень вытирать ему лапы, и я делаю это очень небрежно, парой движений. Я читал, что мыть собаку вредно, и почему-то легко поверил в это, поэтому, наверное, и лапы протираю плохо.


Боба плюхается посреди гостиной, которую мы по провинциальной привычке еще называем: «зал». Я включаю телевизор, иду на кухню и наливаю чай. Чай еще в чайнике, никаких вам пакетиков.


Стою в раздумьях, что мне положить: сахар в чай, или варенье в блюдечко.

Вдруг раздается громкий суровый рык, а потом басовитый заливистый лай. Вот это номер!


Стаффорды ж не лают. От неожиданности чай проливается на клеенку. Я бегу в «зал», где вижу Бобу, который стоит на задних лапах у подоконника, прижав к нему штору передними лапами, и свирепо лает на окно.


Беру его за подмышки, и снимаю лапища с подоконника. Отдергиваю штору. Там за приоткрытым окном болтается люлька с двумя малярами, которые судорожно вцепились в ее металлический бортик, смотрят на меня во все глаза. Лица максимально испуганные, просто в панике. Люлька немного раскачивается в полной тишине.


Я начинаю смеяться, задергиваю штору, зову Бобу на кухню. Боб весело семенит за мной, явно довольный собственной выходкой.

Наверное, я себе все же положу варенья, а тебе что дать, Боба, мой молчаливый стаффорд?


Фото из личного архива автора

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 1
71

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная

Друзья мои, вот и настал тот день, когда выходит окончание истории про Бобу. Мне самому очень грустно, и рука не поднимается даже начинать писать эту часть, но из истории нельзя выкинуть конец, даже если он совсем не веселый. Тем, кто привык к позитивным и смешным историям, возможно, не стоит читать это, а тем, кто все-же останется, расскажу, как было.


Боба стал сильно болеть. Начавшиеся с двух случаев заболевания пироплазмозом проблемы со здоровьем пса, к сожалению, прогрессировали. Разнообразные диагнозы неумелых врачей (тогда еще мы не знали контактов врачей хороших), препараты, убивавшие его печень и почки, капельницы, очереди в ветеринарку, дорогие лекарства, постоянные мотания нервов и переживания папы, мамы, жены и мои – вот чем запомнилось мне то время.


Ему то становилось хуже, и мы сами кололи ему прописанные лекарства, или везли пёсу в клинику, то начиналась ремиссия, он бодрился и, казалось, болезнь отступила. Потом все повторялось, и каждый новый виток проходил с общим ухудшением ситуации.


В остальном Боба жил обыкновенной своей жизнью, тусил на даче, ездил с нами на рыбалку, где я пристегивал его на длинный поводок, прихлопывая конец поводка дверью машины, чтобы он не понесся купаться. Но он уже и не особо возражал, видимо сил не было.


При этом купание по-прежнему оставалось его наилюбимейшим занятием.


Как раз в тот год он освоил совершенно великолепную забаву. Плавая в воде с прицепленным поводком, он хватал поводок зубами и тянул меня, или жену, то есть того, кто с ним плавал, на берег. Был он все еще довольно сильным, и мы реально глиссировали за ним, даже порождая небольшую волну.


А иногда, если поводок не был натянут, и стелился по дну, он натуральным образом нырял на глубину, вытаскивал со дна поводок и снова тащил кого-то из нас на берег. На берегу он бросал поводок на землю, и во весь опор снова забегал в воду, разметав вокруг себя песок и брызги. Это очень смешно смотрелось, и вообще было здорово. Я никогда до этого не видел нырявших собак, по крайней мере, по собственной инициативе. Жаль, под руками не было видеокамеры, но пара фото с тех купаний сохранились в нашем архиве. Пожалуй, это последнее мое безмятежное воспоминание о Бобе.


Осенью Бобе стало хуже. Мы все больше времени проводили по клиникам, но лучше ему уже не становилось. Он все больше лежал, гулял мало и неохотно, ел без аппетита, и все время грустил, видимо понимал, что с ним происходит. Даже сейчас, спустя столько лет, когда я пишу эти строки, на мои глаза невольно наворачиваются слезы, чего уж говорить, что тогда мы все были сильно подавлены.


Наступило бабье лето, и друзья позвали нас на прогулку в лес, Бобе в тот день стало лучше, и мы оставили его дома без особых волнений, но с собой уже взять не могли. В лесу было солнечно и пахло грибами, мы хорошо погуляли с женой, немного отвлекшись от тяжелых переживаний последних недель, срывали красивые красные, бордовые, лимонно-желтые бурые, пятнисто-зеленые листья, дышали, фотографировали чудесные пейзажи. В тот момент мне показалось что все еще может как-то, ну если и не наладиться, то хотя бы войти в стабильную колею, но увы, это была последняя Бобина ремиссия.


На неделе его стало раздувать от жидкости, и её откачивали из пузика врачи. Но все это уже приходило к своему фатальному концу.

Мы боролись всеми силами, сколько могли, и даже не обсуждали усыпление, и я призываю вас, мои читатели, не дискутировать на эту тему под последними печальными страницами жизненного пути нашего любимого пса.


В тот самый день, вечером у меня были потоковые лекции на курсе, где училась жена. Она осталась дома с Бобой, который был уже совсем плох, и практически не вставал. Во время лекции зазвонил мой мобильник, увидев откуда звонок, я понял, что все плохо. Жена сказала только: «Боба…» и заплакала. Я извинился перед студентами, прервал лекцию, и поехал домой.

Там я застал уже только тело Бобы на коленях плачущей жены. Все было кончено…


Людям очень важно иметь настоящих друзей. Мой друг Шура отвез нас с женой и с уже остывшим любимым полосатым питомцем на дачу, где, завернув Бобу в его любимое одеялко, мы похоронили его под тем самым забором, у которого он так любил караулить лошадок, снаружи дачного двора. Теперь на месте его последнего приюта выросла огромная, красивая вишня.


Мы плакали всей семьей, даже папа, чьи слезы я видел в жизни всего несколько раз. Горе невозможно описать словами, каждый сам для себя поймет, почувствует его, настолько, насколько умеет.


Должен признаться вам, сквозь черную, тягучую пелену, в тот же день прорвалась мысль, что нельзя зацикливаться на своих переживаниях, и, несмотря на то, что такого чудесного пса у нас уже никогда не будет, мы многое осмыслили и кое-чему научились, поэтому можем подарить свои любовь и внимание еще какой-нибудь собаке, точнее не можем, а просто обязаны. Тогда мы с женой дали друг другу обещание, что как бы тяжело не проходили неизбежные утраты, и нелегки были переживания, радость от присутствия в жизни псов, их любовь и пусть ограниченное временем, но настоящее счастье – важнее, и что собаки у нас будут всегда.

А потом у нас появился Джокер.


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Боба был первым осознанно заведенным мною псом, и поэтому, наверное, о нем сохранилось столько теплых и добрых воспоминаний. Когда я писал эти записки, то как, как бы ни банально это звучало, действительно временами словно погружался в прошлое. В памяти всплывали обстоятельства, мысли и даже как будто ощущения того времени, которые казалось уже стерты, или завалены более поздними событиями, всяческим профессиональным и бытовым хламом.


Однако мне кажется, в целом удалось воссоздать образ моего великолепного полосатого друга, его шаловливый и веселый нрав, привычки, повадки и вкусы. Для меня он, как живой бегает по этим страничкам, неистово размахивая хвостом, как умеют амстаффы, и растягивая свои темные брылья в добродушной улыбке.


Надеюсь и вам, мои дорогие читатели, удалось хотя бы на миг вернуться в годы своей юности, вспомнить своих тогдашних собак, свои ощущения, мысли и чувства. И также, очень рассчитываю, что вы тоже полюбили Бобу, простив ему недостатки и оценив по достоинству его истинную собачью натуру!


Дорогие пикабушники, огромное спасибо за поддержку, плюсы, и особенно за комментарии! К сожалению, мои заметки не особенно попадают под формат данного ресурса, и не слишком увлекательны, но я принял решение пока остаться и продолжать выкладывать свои тексты. Еще раз спасибо за внимание, встретимся на следующей неделе!


Фото из личного архива автора

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 3
53

Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16

Как я уже говорил, теплые дружеские отношения между Бобой и моей женой задались с самого начала. Несмотря на ее в те времена субтильное телосложение, она вполне справлялась с тянущим во все стороны разом псом на прогулках.


Жена окружила Бобу заботой и любовью и к моменту, когда мы поженились, Боба был уже полноправным участником нашей молодой ячейки общества, предметом любви и гордости, объектом художественной лепки и рисунков, а его портрет в натуральную величину был сотворен женой на стене коридора нашей "хрущевки".


Боба также изображался на поздравительных открытках, компьютерных картинках и просто попадавшихся под руку листках. А мною была сочинена история, что Боба в детстве был розового цвета, а потом его немного закоптили и он стал темным. Эта история была изображена женой в виде комикса, и где-то долго хранилась в семейном архиве, как минимум, вплоть до нашего переезда в Москву.


Понятно, что сам Боба к этому никак не относился, питался все той же гречкой с котлетками, валялся на кресле, грыз бутылочки и палочки, но жить у нас дома он стал чаще, и, как будто с большим удовольствием.


Летом на даче Боб приобрел себе новую забаву, он с большим удовольствием пугал лошадей. Происходило это так. По утрам окрестные селяне грузили в телеги кто молоко, творог сметану, а кто мясо, картошку и огурцы, и отправлялись в дачный массив, где неспешно ползли по улицам, громогласно предлагая свой товар, чем, кстати, сильно отравляли жизнь отдыхающих после трудовой недели и вечерних возлияний дачников, потому что делали это часов в девять утра – небывалую рань для выходного дня горожанина, и вполне себе позднее время для быта обитателя деревни.


Обыкновенно крики эти приближались издалека, вместе с усиливающимся скрипом телеги, и вот, наконец, громко и отчетливо информировали об ассортименте товаров дачников нашей улицы, приближаясь к нашему роковому забору, куда уже подкрадывался Боба. Сетчатый забор обыкновенно летом густо зарастал зеленью, и полосатого хулигана не было видно с улиц. Когда телега ровнялась с нашим участком, Боб выпрыгивал на стенку забора с суровым лаем, после чего обычно слышалось истошное ржание, и бодрый скрип улепетывающей телеги. Затем можно было спокойно засыпать снова, или возвращаться к дачным делам, поскольку Боба моментально успокаивался и отправлялся куда-нибудь под тенек жевать очередную палочку, или бутылочку.


Почему-то Боб никогда не ел ягод, или яблок, как это потом делали другие наши собаки, предпочитая суровую гречку, или рис с все теми же неизменными мамиными котлетами. Надо сказать, что образ его жизни по сегодняшним меркам просто спартанский: редкие и недолговечные игрушки, отдельное кресло или подстилка, скромный и однообразный рацион.


Глядя на сегодняшних наших рафинированных и избалованных питомцев, привыкших спать в ногах, а то и на голове, капризничающих в питании, и тому подобное, я не могу не отдать должное Бобе, как стойкому и простому в быту домашнему любимцу, который честно выполнял свои собачьи обязанности, никогда не грыз ни мебели, ни вещей, а туалетные «аварии», случившиеся с ним за всю его жизнь, наверное, можно пересчитать на пальцах одной руки.


Единственное, в чем можно было бы, наверное, если не упрекнуть его, то хотя бы отметить, это то, что с возрастом он как-то стал еще более «нелюдимее», точнее говоря «несобачее», то есть практически не переносил на дух чужих кобелей всех мастей и видов, и приходилось максимально далеко обходить попадавшихся нам на даче парней собачьей породы. При этом он почему-то почти не реагировал на приблудных дачных шавок, что кормились по дачам, и жили при будке охранника. Боба совершенно наплевав на их чувства, игнорировал дальние и ближние облаивания, даже не поворачивая головы в их сторону.


В общем, Боб караулил лошадок у забора, валялся на креслах, или под навесом у стола, обожал купаться с годами еще больше, о чем еще расскажу чуть позднее, и в целом блаженствовал в начале нулевых в этой дачной идиллии.


Когда мы возвращались в город, Боба ежедневно подолгу гулял с нами, и особенно бывал рад зайти в продуктовый магазинчик неподалеку. Знаете, такие магазины «шаговой доступности», где прилавки с колбасой, макаронами и молоком, свежий хлеб и выпечка, пиво и мороженая печенка? Это был позитивный магазин с дружественными ценами. Мы часто заходили туда с Бобой утром после молодежных приятельских гульбищ, я покупал там пиво и примороженную малосольную кильку, а также кусок замерзшей говяжьей печени, либо мясо-картофельные пельмени. Да, мы жили очень скромно на зарплату преподавателя. Хотя иногда, когда в кармане водились денежки, мы заруливали в киоск за курицей гриль в теплом, пропитанном куриными соками и ароматом лаваше.


Боб уважал наш магазинчик, потому что он вообще любил посещать разные интересные места, а тут еще и обнаружилась женщина-продавец, воспылавшая к Бобе огромной симпатией. Она подкармливала его кусочками колбасы и иногда мясной обрези. Боба даже, завидев эту продавщицу, пытался встать лапами на прилавок, что я жестоко пресекал, если успевал.


Скоро и другие продавцы оценили общительность Бобы, и тоже принялись угощать его, пока однажды в магазине не сменился менеджер, который наорал на жену с Бобой, пришедших за хлебом, и запретил продавцам пускать нас с собакой. Я, правда, еще несколько раз заходил туда с псом, в надежде, что менеджер попробует наорать и на меня, но он не рисковал, и всегда скрывался в подсобке.


Бобу подкармливать перестали, продавщицы не хотели рисковать потерять работу. А вскоре и сам магазин закрылся. Так всегда бывает, когда в магазине заводится новый "эффективный" менеджер, который еще и не любит таких прекрасных, как Боба, собак.

Продолжение следует...


Фото из личного архива автора

Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16 Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16 Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16 Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: