298

Огонь справедливости.

История о жизни на съемной квартире двух парней и пяти девушек.


Предыдущая история здесь https://pikabu.ru/story/kinokhronika_rayskogo_plemeni_610301...

История основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам

Огонь справедливости. Штурм-Ветеринары, Адаптация к жизни, Длиннопост

– Сука, блять, это пиздец, – выдохнула Саша, падая на стул. – Нас, блять, сначала чуть не изнасиловали, а потом уволили.

Мы замерли от неожиданности, в этот момент в комнату ввалилась Света. Она была вся растрепана, на щеке красовался след от пощечины, но глаза яростно сверкали.

– Да ну и на хер этих уродов, – поддержала она соплеменницу. – Всё равно одни проблемы от этой работы.

– Так, стоп, ну-ка, успокойтесь и давайте по порядку, – серьезно сказала Лена. – Рассказывайте, что случилось.

– Короче, пришли четыре здоровенных жлоба и сели бухать, – принялась рассказывать Света. – Ну Сашка им закуски принесла, коньячка, всё нормально было. А когда вторым заходом шашлык понесла, один из них приставать начал. Не так, как обычно, там шуточки, а прямо серьезно лапать.

– Да, за жопу ущипнул так, что синяк будет, а потом за руку схватил и на колени к себе усадить пытался, – подхватила Саша. – Я его подносом по руке стукнула, вывернулась и на кухню убежала. Пяти минут не прошло, управляющий прискакал и орет: «Что ты себе позволяешь! Иди извинись перед гостями, это уважаемые люди, в авторитете, хоть на коленях прощенья выпрашивай».

– А я в это время в зале была, соседние столики обслуживала, – подхватила Света. – Даже не поняла, что происходит. Сашка вышла, вся такая красная, вот-вот заревет. К столику подошла, что-то стала говорить. Ну я так аккуратненько ближе пододвинулась, а этот бычара…

– Я, блять, извиняться стала перед этим мурлом, – перебила Саша подругу. – А он меня к себе на колени усадил и говорит: «Мы сейчас в сауну поедем и ты с нами, я с твоим хозяином договорился...»

– Тут смотрю, Саша встать пытается, а этот урод ее не отпускает, – снова вмешалась Света. – Я как заору: «Отпусти ее, мудило ебаное!» Так заорала, аж бутылки на баре затряслись. Бычара ее от неожиданности выпустил, другие гости с мест повскакивали, а мы в раздевалку побежали. Следом управляющий и орет: «Всё, блять, уволены на хуй, чтоб сейчас же ноги вашей тут не было». Я не удержалась, да как плюнула ему в рожу. Прямо, блять, смачно, от души!

– А этот мудак ее по лицу ударил, – подхватила Саша. – Вот же пидор гнойный, блять. Мы вещи подхватили и бегом на остановку, хорошо, на автобус успели. Я боялась, что эти мудаки нас в машину затолкают и куда-нибудь в лес увезут.

– Надо было сразу в милицию обратиться, – воскликнула Настя. – Это же пиздец, попытка изнасилования среди бела дня.

– Ни хуя бы тут милиция не разрулила, – вздохнула Вера. – Это, поди, смотрящие на своем районе, раз так себя вели. Не случайные, раз управляющий так пересрался. У них тут всё схвачено.

– Хорошо, что хорошо кончается, – сказала Лена. – Вы с нами, не пострадали, а работа это не последняя в жизни.

– Да блин, зарплату завтра должны были давать, – возмутилась Света. – Я домой собиралась ехать, а теперь на билеты денег нет.

– Я тоже собиралась, – кивнула Саша. – Ничего, на следующие выходные поедем.

– Не бойтесь, девочки, я домой смотаюсь и денег побольше возьму, – вмешался Витька. – Продержимся.

– Тоже постараюсь денег побольше привезти, – вмешался я. – Так что всё нормально будет.

– Можем выкроить вам на билеты, – сказала Лена. – У нас накоплен резервный запас, а потом восполним.

– Ну это же НЗ, на сессию и отдых, – возразила Саша. – Я всё равно не хочу домой с синяками появляться, мама может заметить.

Саша закатила рукав и продемонстрировала темные синяки, охватывающие руку выше запястья. Страшно подумать, с какой силой урод схватил ее за руку, усаживая на колени, чтобы оставить такой след.

– Бедненькая, – воскликнула Настя. – У нас, кажется, мазь осталась от ушибов, давай я тебе помажу.

– И мне щеку помажь, – попросила Света. – Этот говнюк меня хорошо приложил, и, блин, в глаза бросается.

– Такую хуйню просто так оставлять нельзя, – авторитетно заявила Вера. – Это конкретный, блин, беспредел.

– Вот и поговори с Большим Мишой, когда к ним пойдешь в следующий раз, – предложил Витька. – Авось он что подскажет.

– Да хули там он подскажет, – возмутилась Вера. – Скажет, как тогда со складом: «Работа того не стоит, найдете другую». А дело ведь не в работе. Дело в самом принципе. Ты работаешь, стараешься, а тебя ни за что ни про что с работы выгоняют. Или того хуже, дарят как вещь. Охуенно получается: «Заверните нам с собой шашлык и вот эту официантку, мы в сауну едем отдыхать».

Вера отвернулась и зло сплюнула в раковину.

– И что ты предлагаешь? – поинтересовалась Лена. – Против обращения к ментам ты уже высказалась. Большой Миша так и так в отъезде, но ты всё равно считаешь, что он нам не поможет. Что ты предлагаешь? Родителям пожаловаться?

– Я предлагаю спалить это заведение к чертям, – резко сказала Вера. – Просто поздно ночью пару бутылок с бензином в окно, и всё, пусть сами в сауну едут жопой торговать.

– Блин, это, наверное, уже слишком, – вздохнула Света. – Они, конечно, уроды, но чтоб вот так…

– Ребята-повара без работы останутся, у одного из них, Пети, недавно сын родился, – сказала Саша. – Нет, кафе сжечь – дурость полная.

– Давайте тогда управляющему машину сожжем, – не унималась Вера. – Нет, ну сколько мы уже зло будем оставлять безнаказанным? Это мы так мир никогда к лучшему не изменим, если будем всё время убегать и в уголке сидеть, как зайчики, ушками прикрывшись.

– Ты уже подзадолбала своим желанием мир вокруг менять, – устало вздохнула Лена. – От того, что ты в тюрьму сядешь, никому легче не станет.

– И вообще, Будда с Конфуцием мир не хило поменяли, при этом им никого убивать не пришлось, – вмешался я. – Мне кажется, мирный путь всё-таки лучше.

– Зато Жанна д’Арк мечом мир меняла, – возразила Вера. – И у нее получилось.

– Только кончила плохо, – сказала Лена. – Я считаю, что мстить смысла нет, а вот попытаться вытребовать заработанные деньги имеет смысл.

– Я думаю, надо в райцентре к кому-то авторитетному обратиться, – сказал Витька. – Потому как, если разобраться, натуральный беспредел получается.

– Можно попробовать у Дениса узнать, помните, брата тети Гали, – вмешалась Настя. – У него же в райцентре магазин, он должен быть в курсе, что там творится.

– Хорошая идея, но давайте завтра об этом подумаем, – махнула рукой Вера, – Сейчас надо всем успокоиться и отвлечься. Пошли, кино посмотрим, я сегодня в прокате крутую штуку раздобыла. Шведская комедия, «Вместе» называется, только привезли вчера, мы первые тут будем смотреть.

Фильм оказался удивительно хорош и всем очень понравился. В нём рассказывалось о другом райском племени, родом из Швеции семидесятых годов. Мы буквально узнавали в героях себя и непрерывно ставили фильм на паузу, чтобы обсудить тот или иной момент. Конец оставил и радостное, и в то же время немного тягостное чувство. Вера остановила фильм и повернулась к нам:

– Всё уже было, и они не смогли. А вот у нас получится!

– Блин, конечно, было, я же рассказывал про хиппи, – вспомнил я.

– Ну ты толком не рассказывал, – возразила Света, – больше про рок-музыку разговор был, а хиппи так, фоном.

– Я думаю, в библиотеке завтра спрошу что-нибудь по теме и подробно вам расскажу, – сказал я.

– Да, нужно учиться на чужих ошибках, – кивнула Вера. – И я думаю, надо по-любому валить из этой страны куда-нибудь поближе к цивилизации.

– Ты что, всерьез думаешь, что там будет как в кино? – поинтересовалась Настя.

– Не знаю, – пожала плечами Вера. – Пока не поедем – не узнаем. Но тут точно конкретный тухляк. Сегодняшняя история чего стоит!

– Пойдем спать, – зевая, сказала Саша. – Утро вечера мудренее.

Ночью мне снилось наше постаревшее Райское племя. Мы жили у моря в просторном доме и собирались после завтрака поехать на рыбалку. На бурном обсуждении вопроса, брать ли с собой сети, я неожиданно проснулся от того, что Витька тряс меня за плечо.

– Ярик, вставай, на первую пару опоздаешь!

– На фиг, там лекция, я ко второму часу собирался,

– Ну как знаешь, один фиг вставать пора.

Я еще допивал кофе, когда все уже ушли на пары и оставили меня в гордом одиночестве. Так как сразу после пар нужно было ехать домой, я решил выйти чуть позже и на первом часе лекции забежать в художественный отдел библиотеки, попросить почитать что-нибудь о культуре хиппи. В утренние часы там обычно бывало пусто и я мог спокойно поговорить с Людмилой Геннадьевной и выбрать нужные книги.

Я пришел в художественный отдел спустя десять минут после начала пары. Библиотекарь встретила меня очень приветливо и даже предложила мне чаю с печеньем, но, прежде чем я успел согласиться, дверь распахнулась и в библиотеку влетела прекрасная белокурая девушка в зеленых спортивных штанах и коротком, совсем летнем топике.

– Здравствуйте, Людмила Геннадьевна, – звонким голосом воскликнула гостья и широко улыбнулась.

– О, здравствуй! Проходи, садись. Знакомься, это Ярик, поэт, которого я пригласила на наш следующий вечер. Ярик, это…

– Мэрилин! – весело перебила девушка, протягивая руку для знакомства.

– Ах да, Мэрилин, – продолжила библиотекарь, – наша поэтесса и певица, а еще умница и красавица.

– Не хвалите, перехвалите, – снова улыбнулась девушка. – Рада знакомству!

– Мне тоже очень приятно! – ответил я, поспешно вскакивая и пожимая протянутую руку.

– Садись, давай чаю налью, – снова предложила хозяйка библиотеки.

– Нет, спасибо, я лучше постою, – отмахнулась Мэрилин. – Я так хорошо с утра размялась, первая пара физкультура должна была быть, денек такой солнечный. А у нас, блин, пару отменили. Прямо так обидно даже стало, вот я к вам и пришла.

– Ну давай я тебя обрадую, – улыбнулась Людмила Геннадьевна. – Нам наконец утвердили печать первого стихотворного сборника!

– Ура! Класс! Класс! Класс! – воскликнула девушка, хлопнув в ладоши.

– Ярик, твои стихи тоже можно опубликовать, – сказала Людмила Геннадьевна. – Из того, что ты приносил, мне некоторые очень понравились.

– Вы мне, кстати, рассказывать рассказывали, а почитать стихи не дали, – напомнила Мэрилин.

– Ты тогда убежала быстро, я даже не успела, – развела руками библиотекарь.

– Не страшно, – улыбнулась Мэрилин и повернулась ко мне. – У тебя с собой? Читай.

Я кивнул и полез в сумку в поисках тетради. Последняя фраза звучала как приказ, и я лихорадочно соображал, что бы такое прочесть. Почему-то очень хотелось произвести на эту девушку сильное впечатление и прочесть что-нибудь эффектное. Я считал себя уже хорошим поэтом и при знакомстве с людьми нередко это подчеркивал. Еще со школы мне казалось, что у меня большой талант, а случай с преподавателем биологии прошлой зимой только усилил эту уверенность.

Мэрилин стояла рядом и внимательно смотрела, пока я, сидя на стуле, копался в сумке. Наконец тетрадь нашлась, и я стал торопливо листать страницы в поисках самых удачных стихов. Непроизвольно я каждые несколько секунд поднимал взгляд на Мэрилин, а она продолжала с любопытством смотреть на меня. Опуская взгляд обратно в тетрадь, я каждый раз замечал три маленькие деревянные бусины на сережке, продетой через пупок Мэрилин, и это снова меня отвлекало, так что процесс еще более затягивался. Спустя несколько минут я остановил свой выбор на стихотворении об осенней скрипке и торопливо, без выражения, принялся читать.

Мэрилин слушала с интересом и, когда я сделал паузу после второго стихотворения и снова уставился на злосчастные бусины, сказала требовательным тоном:

– Еще!

Я снова погрузился в тетрадь и читал уже другие стихи, про любовь, те, что я посвящал своим соплеменницам. Они были все разные и казались мне хорошими, но теперь, под внимательным взглядом Мэрилин, я чувствовал неуверенность. Людмила Геннадьевна успела налить нам чай, но гостья даже не притронулась к чашке и всё так же стояла надо мной, требуя новых стихов.

Наконец, прочитав с десяток стихотворений, которые считал лучшими, я остановился и закрыл тетрадь. Мэрилин улыбнулась и сказала:

– Неплохо, но тебе еще многому нужно научиться.

Я ожидал слов восхищения и почувствовал себя уязвленным. Обычно на девушек мои стихи производили самое приятное впечатление, и мои соплеменницы всегда были от них в восторге. Да что там соплеменницы, Людмила Геннадьевна, когда их впервые услышала, тоже очень хвалила, а поэма вообще спасла Веру от отчисления. А тут всего лишь «неплохо». Меня захлестнуло раздражение, и я торопливо спросил:

– А можешь ты что-нибудь свое дать почитать?

Только тут я сообразил, что Мэрилин была без сумки, видимо, собиралась после физкультуры забежать в общагу или на квартиру, переодеться. Мой вопрос получился нелепым, прямо сейчас ей нечего было мне дать.

– Могу по памяти прочесть, – улыбнулась Мэрилин, усаживаясь на стул.

Она устремила взгляд в потолок и принялась читать стихи. Буквально с первых слов меня будто бы захлестнуло огромной морской волной. Ничего подобного я раньше не слышал. Точные, яркие образы возникали перед глазами и сменяли друг друга. Хотелось повторять за ней каждое слово, настолько это было мне близко. Мэрилин прочитала три стихотворения и остановилась, а я продолжал сидеть с открытым от изумления ртом.

– Почитай, пожалуйста, еще, – сказал я, придя в себя. – Это просто супер, мне очень понравилось.

– Это ты еще не слышал, как она поет, – вмешалась Людмила Геннадьевна. – Жаль, у меня гитары нет.

– Ну вот еще, – надулась Мэрилин. – Не хватало еще в главном корпусе посреди рабочего дня концерт по заявкам устраивать. Приходи на поэтический вечер, там и послушаешь. Пей чай давай, остыл уже.

Повинуясь то ли приказу, то ли приглашению, я торопливо принялся пить чай, едва не пролив его на брюки. Мне захлестывало новое, какое-то совсем не обычное чувство. Это была не влюбленность, не возбуждение которое доводилось испытывать раньше. Что-то совсем непонятное, но я отчетливо чувствовал, что от звуков голоса Мэрилин, читающей свои стихи, сердце готово было пробить брешь в грудной клетке и вывалиться на пол.

– Мэрилин, правда, почитай тогда еще, – сказала Людмила Геннадьевна, подливая мне чаю, – у тебя замечательно получается.

У меня возникло стойкое ощущение, что Людмила Геннадьевна хочет назвать гостью другим именем и каждый раз с трудом останавливается. Мэрилин явно было прозвище или творческий псевдоним, но зачем было им представляться, я совершенно не мог понять. Хотелось спросить настоящее имя девушки, но я никак не мог собраться с духом.

– Ну я не помню их наизусть, боюсь забыть и испортить впечатление, – ответила Мэрилин, тоже взявшись за чашку. – Лучше на вечер оставить.

– Так у меня твоя тетрадка лежит, – возразила библиотекарь. – Ты мне оставляла для подготовки к публикации, помнишь? Почитай что-нибудь из нее.

– Не хочу, – капризно сказала гостья. – В другой раз. Мне еще надо домой забежать, переодеться, я вообще на секундочку.

– Ну пожалуйста! – резко воскликнул я. – Почитай, пожалуйста, еще, я такого никогда не слышал, мне очень понравилось! Это было невероятно круто.

– Ты хорошо компьютером владеешь? – резко сменив тему, спросила Мэрилин.

– Ну так, в общих чертах, – смутившись, ответил я. – А что?

– А печатаешь быстро? – продолжила допрос поэтесса.

– Не очень, – честно признался я. – Но так, средненько, могу.

– Отлично, – обрадовалась Мэрилин. – Есть повод прочесть тебе много стихов. Я давно хочу сохранить свои стихи в компьютерном виде, а теперь вот и для публикации как раз нужно. Но я очень медленно печатаю, неудобно сразу смотреть и в тетрадь, и на экран с клавиатурой. А вот если кому-то диктовать, думаю, полегче будет. Ты в воскресенье что делаешь?

– Да вроде ничего.

– Приходи в двенадцать, улица Кропоткина, дом пятнадцать, квартира два. Поможешь мне и как раз стихов послушаешь.

– Ярик, ну ты тогда и свои стихи напечатай, – вмешалась Людмила Геннадьевна. – В сборнике можно два твоих стихотворения разместить, выбери сам. А…

Библиотекарь запнулась, явно собираясь произнести другое имя, но вовремя остановилась и, глубоко вздохнув, продолжила:

– А Мэрилин в понедельник на дискете принесет. Или даже можно во вторник.

– Успеем к понедельнику, – улыбнулась девушка, поднимаясь со стула. – Ладно, мне пора, а то на вторую пару опоздаю. До завтра, Ярик, увидимся.

– До свиданья, – промямлил я и взглянул на часы.

Второй час лекции начался десять минут назад. Захваченный новым знакомством, я совсем не заметил звонков, и теперь первая пара была полностью пропущена.

– Запиши адрес, – назидательно сказала Людмила Геннадьевна. – А то забудешь.

– Не забуду, – выдохнул я. – У меня память хорошая.

– Ты, кажется, хотел какую-то книгу взять?

– В понедельник забегу, сейчас некогда, боюсь на вторую пару опоздать. Большое спасибо и до свиданья.

– Пока, – улыбнулась Людмила Геннадьевна. – Забегай.

Я кое-как отсидел вторую пару и поспешил на автобус до дому. В пути, зажатый в салоне толпой возвращающихся домой студентов, я никак не мог прийти в себя. Проблемы племени, месть работодателям в одно мгновение были отодвинуты на второй план, и все мои мысли занимала Мэрилин. Прекрасные стихи, загадочный облик и необычное поведение – в ней поражало абсолютно всё. В школьные годы я подумал бы, что это какой-то розыгрыш, прекрасная незнакомка приглашает в гости практически при первой встрече, но жизнь в племени научила меня не удивляться. Хотелось побольше узнать о ней, но я не мог решить, у кого об этом спросить. Жизнь в племени имела свою отрицательную сторону: я никуда не ходил и ни с кем не общался, кроме соплеменников. Даже в группе отношения как-то не складывались, я исчезал сразу после занятий, не ходил на совместные пьянки и про себя старался как можно меньше рассказывать. Одногруппники, наверное, считали меня скромным и замкнутым, и хоть после случая со стиркой эта репутация пошатнулась, но у меня по-прежнему не было близких друзей.


Дома я немного успокоился и решил заняться решением текущих проблем. Когда с работы вернулся отец, я попросил у него вдвое больше денег, чем брал обычно. Просить было как-то неловко, я лепетал что-то о грядущих днях рождения друзей, о том, что мы скидываемся на подарки, о том, что нашел подработки и в дальнейшем буду брать меньше. Отец подошел к секретеру, где хранились семейные сбережения, и произнес:

– Я тебе дам, конечно, но и ты должен учитывать, что мы с мамой не Рокфеллеры и нам тоже тяжело. Постарайся там как-нибудь скромнее и сосредоточься на учебе. Подработки сейчас – это конечно хорошо, но самое главное – не в ущерб учебе.

– Да, пап, – смущенно ответил я, забирая деньги. – Я постараюсь.

До конца дня меня не покидало гадкое чувство, что я обманываю родителей, плохо учусь и вообще делаю всё неправильно. Когда я уезжал из дома поступать в вуз, я думал, что всё будет не так. Считал, что буду сосредоточен на учебе, обязательно займусь наукой, буду дополнительно заниматься и возиться с животными. У меня перед глазами был пример старшего брата, который, еще не закончив вуз, добился выдающихся результатов в математике, получал дополнительную стипендию, участвовал в научных конференциях и даже издавался в серьезных ученых журналах. У меня всего этого в помине не было, и если первую сессию я по инерции успешно сдал, то со второй намечались серьезные проблемы, в первую очередь из-за прогулов. Я чувствовал, что это неправильно, но ничего не предпринимал.

Утром в воскресенье, по дороге на вокзал, все мои мысли снова занимала Мэрилин, предстоящий визит к ней в гости и стихи, которые можно было предложить в общий сборник. Если раньше я мог не задумываясь выставить два десятка «лучших стихотворений» и самодовольно считать себя гением, то теперь рядом со стихами прекрасной незнакомки мои казались неказистыми лачугами на фоне прекрасного дворца.

На квартире племя уже собралось в полном составе, Витька вернулся раньше меня, на самом первом автобусе. Когда я вошел, все дружно завтракали на кухне и очень обрадовались моему возвращению.

– О, Ярик, ты как раз вовремя, – обрадовалась Вера. – Я боялась, что ты только к вечеру вернешься. Садись, кофе будешь?

– Всем привет, давай кофе, – отозвался я. – Лена, вот возьми в общую копилку, я денег в этот раз побольше привез.

– Это хорошо, – отозвалась Лена, забирая деньги. – Нам сейчас всё пригодится.

– Молодец, добытчик, – улыбнулась Света. – Поможешь кровати из комнаты вынести?

– Это зачем? – удивился я, отхлебывая кофе.

– Я хочу провести один интересный эксперимент, – вдохновенно ответила Вера. – Мы отдалились друг от друга с этой работой, проблемами, учебой. А нужно быть вместе. Просто всем вместе и плевать на всё! Давайте сейчас всё приготовим, а потом немного выпьем и сыграем все вместе в одну интересную игру. Обещаю, что всем понравится.

– Блин, это классно, но мне к двенадцати нужно быть в другом месте, – виновато произнес я. – Давайте в этот раз без меня.

– И куда это ты собрался, что оказалось важнее нас? – резко поинтересовалась Вера.

– Меня в гости пригласили, я специально приехал, – неуверенно начал я. – Неудобно получится, если я не приду.

– Тут явно замешана девушка, – проницательно заметила Настя. – У тебя на лице всё написано.

– И кто она? – ревниво спросила Вера, уверенно оседлав мои колени и глядя мне прямо в глаза.

– Я сам толком не знаю, она даже имени не сказала, назвалась прозвищем, – торопливо ответил я. – Она помочь попросила, ничего такого, просто с компьютером.

– Подозрительно как-то, – задумчиво сказала Саша. – Ты уверен, что тебе нужно идти?

– Да, она поэтесса, и очень классная. Мы будем готовить выпуск поэтического сборника. Туда и мои стихи войдут. Может быть, это начало пути к славе. Надо же с чего-то начинать.

– Цель достойная, но и мы важны, – уверенно сказала Вера. – Если эта поэтесса ждет тебя дома, то вряд ли куда-нибудь денется за пару часов. Извинишься потом, да и всех делов.

Оставайся сейчас с нами, Райское племя важнее всего!

С этими словами Вера склонилась ко мне и впилась в губы удушающе страстным поцелуем.

Дубликаты не найдены

+12

Отлично всё. Окончание истории в какой то степени предсказуемо.

Но, черт возьми, кто не вспомнил себя молодым, читая эти рассказы?

ответ - я. Потому что был не студентом, а курсантом.

Автор на литературном поприще всё же смог себя реализовать.

Пишет очень захватывающе.

+12
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 5
+9
Да последняя часть захватывает, осталось эпилог дождаться
раскрыть ветку 4
+6
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 3
+5
Надеюсь, что у девушки, с которой Веру писали всё хорошо
+5

Я заглянул в вк и прочитал последнюю, видимо, главу. Грустно это всё...

раскрыть ветку 4
+3

Хоть и ожидаемо.

0
Дайте ссылку пожалуйста
раскрыть ветку 2
раскрыть ветку 1
+4
Двери закрывать надо! Ну как так...
+7

она?

Иллюстрация к комментарию
+3
Ярослав, если я правильно понял, женой то всё таки стала не одна из племени, а другая... А что случилось? Без "Веры" племя развалилось? И встречал ли ты её потом? Если слишком личное (хотя слишком личного ты нам, подписчикам, и так много рассказал) можешь не отвечать, но интересно узнать, как жизнь твоя дальше складывалась...
раскрыть ветку 2
+1

Я напишу об этом в произведениях.

Так будет интереснее.

раскрыть ветку 1
0

Это да; тем более, истории из бара как бы намекают...

+1

круто, зашёл почитать главу, и куча спойлеров про последнюю. ну спасибо. нафига так делать? нельзя там и писать свои грустные комменты?

+1

Как вы все помните из студенческой жизни. У меня 10 лет прошло а я обрывочно помню студенчество), самое лучшее время было

раскрыть ветку 3
+7

Дневник вел

раскрыть ветку 2
0

Это предпоследняя глава?

0

Вон оно как оказывается)

0
Давно хотел спросить. А что там с игрой в барменов?
раскрыть ветку 2
0

Работаем над продолжением но медленно.

При каждой встрече как-то до писанины дело не доходит.

Но мы обязательно допишем.

раскрыть ветку 1
0
Спасибо. Буду ждать продолжения :)
0
Не уже ли это конец племени?
0

Влезла сучка загадочная в чужой курятник))

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: