-5

один сон приснился, поспешил его записать. читать не много. моё первое, регнулся 10 минут назад, прошу судить строго. спасибо)

Темно. Он снова моргнул. Темно. Зажмурил глаза изо всех сил. Открыл снова. Свет словно высосали из пространства. Абсолютная темнота. Быть может, и пространства здесь и нет вовсе. Лёгкое покалывание ниже колен начало нарастать. Всё сильнее и сильнее. Он нагнулся и запустил руку в нечто обжигающе холодное. Снег. Стоял в снегу почти по колено в кромешной тьме. Выпрямился и огляделся вокруг. Ни малейшего намека на то, где он находится. Ни малейшего намёка вообще на что либо. Ветер тихо подул сзади, окутывая широкую мясистую спину. Холодно. Он обнаружил, что совершенно нагой. Медленно вынул ногу из темноты и осторожно поставил перед собой. Наст хрустнул и ступня провалилась. Ощущение вакуума и вероятность того, что это какая-нибудь шизофрения сталкивались в обледеневшей голове. Смятение. Сложно поймать равновесие в темноте. Или пустоте. Он двинулся дальше, но уже немного увереннее. Кристаллизованные частицы снега царапали промёрзшую кожу.

Пройдено несколько километров за пару исчезнувших минут, или не более десятка метров, утонувших в вечности времени. Он не устал и не запыхался. Дыхания, кажется, и не было вовсе. Только нечеловеческое рвение обогреть, наверное, посиневшие ноги. Он раскинул руки и расправил пальцы. Кажется, эту тьму можно ощутить. Она материальна. Чёрное нефтяное желе. Мысль об этом его убаюкивала, а замершие коленные чашечки заставляли двигаться быстрее, что бы согреться. Он побежал. Кажется, что бежишь на месте. В пустоте, всё лишь только кажется, поскольку, здесь ничего и нет.
Он упал. Обнажённое тело съёжилось от резкого удара оземь, которая была покрыта холодом, но тут же подскочил вновь. Спокойствие его пугало. Оно было тоже, словно ненастоящее, несуществующее здесь – в вакууме тьмы. Чувства перемешались в нервный клубок, засевший у него где-то внутри - там ещё было тепло. Он бежал, а ветер его подбадривающе подгонял, а чёрная масса, через которую он силой пытался пробиться, стремилась его остановить.
И снова прошла вечность, пока его дыхание не надломилось. Где-то вдалеке, возможно на другом краю тьмы, маячила тусклая точка. Словно недосягаемый гипнотический маятник пытался захватить его разум, свет манил его. Она призрачно еле заметно покачивалась, будоража покрытое инеем подсознание. Изо всех сил стараясь не спускать с неё глаза, которые в одночасье возбудились и полностью поглотили небольшой источник света, он ринулся в его сторону, взрыхляя мнимый снег. Метры превращались в парсеки, а секунды в тысячелетия. Маятник казался недосягаемым, но это единственное, что заставляло его сердце биться, а его лёгкие сплёвывать холодный воздух.
Он снова упал. Рухнул. Грудь обжигала горячая испарина, которая скоро затвердеет и окажется ледяным панцирем. Из последних сил поднявшись, увидел покачивающуюся светлую надежду совсем рядом. Почти на расстоянии вытянутой руки, он лежал, покачиваясь, на колком насте. Внутри все замерло и замёрзло. Он ощутил ровную гладкую поверхность фонарика. Металлическая, с небольшими углублениями и шероховатостями, поверхность для меньшего скольжения в руке. Нащупав на корпусе кнопку, нажал, и режим света перешёл на дальний, пробив в пустоте коридор из света. Снег, как и он и думал, хотя ни чем и не могло быть больше. Бесконечная, ровная сияющая гладь из блестящих крупиц холода. До самого горизонта. Весь мир снежный ком.
Оглядел себя, подсвечивая фонариком. Тело в инее, покрасневших пятнах. Осматривая бесконечность холода вокруг, чёрный силуэт, величественно выделявшийся на фоне черной глади, стал манить его в разы сильнее. Сильнее, чем частица света в вакуумной чёрной пустоте. Сильнее, чем жажда окунуться в горячую ванную. Подсвечивая фонариком под ноги, он спокойно двинулся к силуэту, формой напоминавший небольшой холмик. Онемение добралось выше колен. Фигура так же недосягаема. Луч, освещавший ему путь начал тускнеть, и он выключил его, чтобы немного сэкономить энергии и в тот же момент наткнулся животом в нечто покатое, круглое и такое же холодное, как всё вокруг. Отпрянув назад, упал на спину от сильного испуга. Фонарик хрустнул в огромной руке, которая рефлекторно сжалась тисками. Тут же тусклый луч света выплеснул свою оставшуюся энергию на саркастично ухмыляющегося снеговика, в чьи глазницы были вставлены обледенелые глазные яблоки, а вместо морковки торчал, изогнутый в бок, коровий рог с остатками требухи.

Открыл глаза. «Всего лишь сон» - подумал он, и уставился на паутину в верхнем углу комнаты.

Дубликаты не найдены