12

Один день из жизни военного наблюдателя. Западная Сахара.Ч 6.  

А вообще то я длительно разговаривал с китайскими офицерами на эту тему. Смотришь по телевизору - ну оловянные солдатики они, да и только. Жесточайшая дисциплина.


Так вот офицеры рассказывали, что у них хоть, как и у нас, всеобщая воинская повинность, но, несмотря на это, в армию на срочную службу попасть у них огромнейший почет. Из деревни в 300 жителей туда с боями прорывается всего лишь один. Вроде и повинность, а попасть не так уж и просто. Остальных желающих мед. комиссия отчисляет под различными предлогами. Попав в ВС Китая, ты являешься частью элиты. Отличный паек, деньги на сберкнижку, по увольнению - прямая дорога в органы управления, будь то деревня, а там ты уже Человек. Да, лейтенант у них спит в казарме на соседней с бойцами койке, пока не получит звание страшного (старшего) лейтенанта, а то и капитана. Так что о "неуставщине" там не может быть и речи. Служа в армии, солдат, может быть первый и последний раз в жизни, получает возможность посмотреть страну, мир, обучиться неведомым доселе наукам, познать совершенную технику, приобрести специальность, может быть даже "зависнуть" в одном из городов.


Неплохо и в армиях Африки. В одной из боеспособнейших армий Зимбабве боец получает 45 долларов США в месяц. Десять месяцев - и ты уже имеешь 450 $, три года, и уже 1620 баксов, а это уже круто. Полностью на гособеспечении, деньги капают регулярно в банк. Как мне сказала одна подружка в ДРК, купи мне холодильник за 300 долларов и я буду несметно богата. А в Европе и США. Каждый политик гордиться, что он бывший солдат или офицер. Британский принц сожалеет и по сей день, что не попал в Ирак - не сможет на равных общаться с теми, кто там был. У нас, Слава Богу, наконец то перестали показывать по ТВ безусых мальчиков, 28-30 лет, управляющих банками, с гордостью заявлявших, что они избежали армии путем взяток, или белого билета. Если ты с белым билетом и психически больной, то какой тебе банк, максимум с метлой в ЖКХ. Не более. И так на всю жизнь. Предписано тебе теперь с юности быть таковым. Меченым. Сам решил. И другого варианта для тебя нет. Хочешь сдать волчий билет, шагом марш в армию, искупать вину, да на двойной срок. Может дурь там с тебя и выбьют те же "деды", от которых ты скрылся.


Но вернемся к сегодняшнему патрулю. Не доверяя Оне, проверяю машину. Так и есть, домкрата нет, буксировочный трос взял самый хреновый, а может и не взял, а так просто окинул взглядом машину после вчерашнего патруля и решил что все О'кей. Обитая в пустыне ты должен каждую секунду помнить не всегда почитаемую в России пословицу: "Где тонко там и рвется!" А там она актуальна на каждом шагу. Забыл, или поленился поднять вверх (70 см) в багажный отсек вторую или даже третью запаску - будь уверен, два или три прокола в патруле за день тебе обеспечено. Не положил буксировочный трос - даже новенький Нисан заглохнет.


Не долил воды в омыватель ветрового стекла - жди песчаную бурю, которая непременно тебя накроет, забьет все стекла, знай, это случится на сто процентов. Не знаю, почему так, но это повторялось исключительно с каждым допущенным головотяпством. Поэтому я проверяю машину сам. Прикатываю третью запаску, закрепляю, обычно у всех болтающийся в свободном перемещении мед. ящик, упаковываю два лишних пака воды, забираю лопату, беру два дополнительных огнетушителя, хоть и не горел ни разу, но береженного Бог бережет, забираю Тимовсий компрессор для подкачки шин и другое. Она удовлетворен, что я, как заправский водитель все делаю скрупулезно. Тем более он был моим первым наставником-генераторщиком, и о совместном времени, проведенным в этой должности, мы вспоминаем с обоюдным удовлетворением.


После краткого стандартного инструктажа: цель патруля, состав, выполняемые задачи, дистанция, скорость, связь, опасные участки, порядок движения и многое другое, мы рассаживаемся по машинам, и, произведя проверку связи, чинно выдвигаемся по территории Тим сайта к выездным воротам. Как всегда, нас провожает в путь презрительным взглядом Командир Сектора. Почему презрительным, да потому что мы находимся на одной территории, питаемся в одной столовой, играем на одной волейбольной площадке. Но это только преимущества. А вот проблемы свои мы тоже несем по соседству, напрямую, на что командир не очень то реагирует с энтузиазмом. Своей работы хватает а тут бытовуха с Тима. "Садятся на шею каждый раз" высказывался он не раз. Интересно, а видит ли он нас сейчас, через толстые свои линзы. Имел я с ним курьезный случай. Поднимался я по-командирски (имеется в ввиду по-командирски в России) рано, когда Тим еще мертво спал, в пол шестого. Люблю находиться один. Никто тебе не мешает, можно собраться с мыслями, что то посозерцать, проанализировать, спланировать. Да и температура в это время была самая для меня любимая, градусов 8-12 тепла. Все время, до общего пробуждения, я проводил исключительно на спорт-городке. И не потому что добровольно истязал себя, просто другие не поймут, если к примеру в туалете, или в столовой, или за пределами городка. После легкой разминки я практиковал подтягивания, 10 подходов по 12 раз. Командир сектора, полковник, тоже не любил залеживаться и вставал рано, где то в то же время. Проснувшись, он немедленно выходил из своего домика (только он имел кап. строение в Тиме, все остальные жили в клеенчатых американских слиппингах) в сортир. На мое удивление, каждый свой выход он приветливо мне махал рукой, типа "Как дела?". Поначалу я стеснялся отмахивать в ответ. У нас не принято фамильярничать с командирами: он имеет право тебе махнуть, а ты нет, только "Здравие желаю", приложив руку к головному убору. А потом осмелился и тоже отмахнул ему, мол "Привет!". Как то на одном из общих совещаний Тима со штабом, проводившихся правда редко, в основном по проблемам уборки территории, командир сектора отметил, что вот мол, берите пример с одного из членов экипажа вертолета, расквартированных в нашем Тиме. "Все время с утра на перекладине, не то что вы, тунеядцы".


Экипаж, присутствующий также на совещании, удивленно переглянулся друг с другом. И только я молниеносно понял, что командир, не смотря на свои линзы, ни хрена не видит, и стал вычислять, на кого из членов экипажа я похож. Спустя месяц пришла пора замены экипажей. Шесть месяцев прошло, и мы с горечью прощались с нашими родными пилотами. Отгудев на вечеринке, мы усадили их в автобус, и они покинули нас навсегда. В прощальном слове командир не преминул опять вспомнить одного из пилотов, на этот раз он все таки определился и назвал имя техника Сереги, упомянув, что теперь ему будет не с кем здороваться в пять утра (на самом деле пол шестого, это он загнул для солидности). На следующее утро полковник вышел и привычно отмахнул мне рукой. Потом, вдруг резко остановившись, он с минуту смотрел на меня, потом стал протирать очки (спортгородок находился метрах в двадцати от его домика), потом повернул назад, видимо за биноклем, но так как поджимало, все таки со своего маршрута не свернул и убыл в сортир. Не преминул, воспользовавшись ситуацией, срулить и я.


Вечером командир экипажа рассказывал в столовой, как его с утра "отымел" секторкомандер. Он орал, что все летчики перепились, и почему они во время не уехали, и что они специально сымитировали отъезд автобуса, а на самом деле вернулись, что бы пьянствовать и т.д. Командир, Михалыч, начал расследование, кто же это с утра висит как раненый баклан на перекладине. Что скрывать, я признался. Михалыч хотел, что бы я лично явился к командиру и все объяснил. Но у нас с ним (командиром) были натянутые отношения. Все вокруг пытались с ним лебезить. Он считал это нормальным - натянутые улыбки, похвалы в его адрес о его крутости, во время поднесенная спичка к его сигарете - все это он принимал как должное. Кроме меня. В упор я его не видел. У нас такие командуют складами, а не секторами зоны конфликта. Только официальное "Здравие желаю". Презирал я его даже. За то, что он так прикормил офицеров сектора. Неприкасаемые они какие то стали. В патруль, что бы помочь Тиму - ни ни. С утра доппаек - сами разбирайтесь и т.д. Много у меня было конфликтов с секторщиками. Чувствовал это и он. Не случайно якобы комбатил где то долго в своей Франции. Неоднократно спрашивал он меня во время совместных вечеринок "Андрей, за что ты меня так не любишь?". Поэтому Михалыч пошел к нему сам. Больше отмашек в свой адрес я не получал и командир проходил в туалет исключительно смотря прямо, строго по курсу и быстрым шагом. Летчику отмахнуть - вопросов нет. А подчиненному, да притом русскому Андрею - пусть лучше отсохнет рука.


Выезжаем за ворота. Сегодня мы движемся на восток, к самой дальней границе нашей зоны ответственности. Маршрут протяженностью 360 км. Надо бы его начинать в шесть утра, да с этой разведкой не сложилось. Так что рассчитываем вернуться только часам к двадцати вечера. Она вставляет кассету с нигерийской музыкой. Кто был в Африке, знает, нам ее не понять. Мне кажется, дай мне их инструменты, соберу я случайных прохожих на площади, попрошу хаотично ударять по струнам, может получиться даже шедевр. Вот у них типа такая. Но зато не надо думать о чем она. Можно ехать часами под нигерийскую бессвязанную Дрынь, Дрынь, Дрынь, А я-я-я-я, У-у-у-у, Ла-ла-ла-ла, Хряп-хряп-хряп и.т.д. Потом, в Кот д'Ивуаре, мне она казалась уже со смыслом, а в Конго я уже купил с десяток кассет и ставил ее сам. Проезжаем знакомый всем перекресток чудес. Представьте, пустыня, на протяжении сотен километров ни души, и единственные две машине, одна из них ООНовская, другая бедуинская, сталкиваются на единственном, на все 100 км, перекрестке. Вот хохма. Оба водителя так и не смогли объяснить как это случилось. Хотя в моей практике был такой случай. На дивизионном автодроме, длиною с десяток километров, стоял всего один единственный дуб. Комдив приказал оставить его для отдыха инструкторов. Отправляя своих водителей, я предупредил прапоров, что бы не забывали о дубе, просто так, в шутку. Так вот "ЗИЛ" моей роты все таки врубился в этот дуб.


Водила объяснил, что он хотел прочувствовать габариты. Но почему то врезался прямо центром переднего бампера и капота. Прапор в этот момент вылез по нужде. Вот так. Выходит накаркал я тогда. А тут еще и перекресток. Сложнее намного, чем дуб. На протяжении всего пути, по обе стороны дороги валяются скелеты верблюдов. Бедуины говорят, что это последствия укусов местных змей. Видел и я их, и не раз. Длиною сантиметров в 80, они были довольно толстые в диаметре, сантиметров 5. Этакий питбультерьер. На голове угрожающий 6 миллиметровый рог. Скорость перемещения у нее достаточно высока. Бывало, ползет перед Нисаном, не догнать. Опасно еще и то, что такая змеюка может проглотить и шариковую бомбу, размером с большой апельсин, почему бомбу, доселе не известно. А бомб таких в пустыне еще достаточно. Во время войне марокканцы разбрасывали их в кассетах над противником, потом кассеты распадались на более мелкие суббоеприпасы, а те в свою очередь на такие вот упомянутые мною бомбочки-апельсинчики. Всего в одном заряде насчитывалось до 240 бомбочек.


И бобмочки эти, вращаясь, умудрялись зарывались в песок. Поэтому много в пустыне инвалидов, и среди марокканцев, и среди бедуинов. Подорвался даже один из участников ралли Париж-Дакар. Только прокричали ему "Стой, не съезжай с колеи!" и взрыв. Ног как ни бывало. Так и истек кровью, пока прилетела ООНовская вертушка. Это как раз шариковые, или как сейчас их называют, кластерные бомбы. Так вот змея с этой бомбой в желудке может заползти на отдых и в тень твоих колес, пока ты радостно калякаешь с членами патруля. И если подрыв - то мало не покажется. Пол джипа отрывает сразу. А если эта змея укусит, то верблюд даже не мучается, сразу умирает, еще и не упав. Подъезжаем к колодцу. Сверху, на горловине - крышка. Сооружение очень капитальное. Не так как у нас в России. Сразу вода. А там открываешь и перед тобой целый бункер, заполненный водой. Веревки и ведра нет. В воде нуждаются серьезные люди. У них есть все: и канат, и лебедка, и бадья литров на сорок сразу. Отсутствие ведра - закон пустыни. Не надо баловаться разным всяким с водой. Можно улететь и вовнутрь при попытке поднятия ведра. Объем воды внутри, по моему мнению, кубов с сорок. Зеркало ее поверхности довольно далеко - видно метров на 14 в глубине. Когда смотришь вниз очень жутко. Столкни тебя кто нибудь вниз и хана. Вместе с тем очень хочется попробовать воды, какая она на вкус, вода Сахары. Но никто не отваживается. Как сказал мне марокканский полковник, солдаты его батальона пьют воду из арыков и вот таких колодцев. "И ничего?" -спросил я. "Вот как раз и ничего. А если попьют воду из твоих ООНовских стерилизованных бутылок, то точно будут проблемы" -ответил он. Для нас как раз наоборот. Чуть в сторону от баклажки - смерть. Каждому выходит свое.


Минуем остов самолета. Это был довольно большой аэроплан, разбившись в сороковые годы. По легенде летел он в сторону Канарских островов и по какой то причине не долетел. Двигатели давно сняты, а вот остальное - еще в довольно сносном состоянии. Некому в пустыне промышлять цветметом. Поэтому и цел еще фюзеляж и даже кое что из внутренностей.

Подъезжаем к валам бывших укрепрайонов. Его Величество Король Марокко решил расширить территорию и приказал частям двинуться на 30 км вглубь. Теперь мы постоянно преодолеваем оставленную ими насыпь. В иных местах она достигает 5-8 метров высотой, а в иных и десяти. Действующая в укрепрайонах насыпь, как я уже упоминал, имеет высоту до 80-100 метров. Огромные японские экскаваторы и бульдозеры сооружали ее в течении нескольких лет. Теперь джипы "Тойота", находящиеся на вооружении партизан, с ЗУ-23 в кузовах, не в состоянии преодолеть оборону противника с ходу. Требуется время взобраться на вал, сверху которого ее будут активно поливать свинцом. И даже в настоящее время, в заброшенном состоянии эти сооружения представляют для нас существенную трудность. Я, как опытный водитель, как в Росси, так и уже в Сахаре, научился их преодолевать с ходу, не применяя даже 4x4. Разгоняешься, перед валом переключаешься на третью, минимум на вторую, контролируемым накатом въезжаешь на вершину, а оттуда, тоже накатом, но уже прибавив газу, съезжаешь вниз. Валы везде песчаные. Панцирь уже просел, или его искусственно раздробили, и пожалуйста, вот он песочек. В этом и вся трудность преодоления валов. Сзади водителем китаец Ни. Ох уж эти китайцы. Лет пять назад это были закрепощенные, стремящиеся все познать и ухватить офицеры, рвущие жопу ради карьеры, скромные в быту и незаметные в общении. Сейчас, пропорционально росту благосостояния их страны, они стали вальяжнее, ленивее, рассудительнее. Но нам не впервой. Поставить на место и таких - запросто.


Спустя месяц после успешной сдачи экзамена на патруль-лидера я был назначен на должность начальника тыла Тим-сайта, а потом, через пару-тройку недель и офицером по оперативным вопросам, по нашему начальником штаба Тима (G-3). Наряду с обеспечением патрулирования, в мои обязанности входило также подготовка вновь прибывших наблюдателей к выполнению своих обязанностей в патруле, а именно организация и сдача экзаменов на допуск к самостоятельному патрулированию. Вообще то эту линию я развил сам. Подзадрочить кого нибудь для меня было как бальзам на душу, как и для всякого нормального командира. Я думаю, это является неотъемлемой частью его личности, данной сверху Всевышним, вроде как талант. Если ты стесняешься кого то критиковать, отказывать в благах, давить на больные мозоли, быть резким и грубым, то командирская стезя тебе заказана.


Лучше уходи сразу, а то дальше нарвешься на ЧП, организованное твоим "любимым" личным составом из-за твоей мягкотелости и чванства. Придумал и я всякие процедуры что бы показать вновь прибывшим "крутым" наблюдателям что для начала они совсем не крутые, а чмошники ходячие. Разработал билеты для сдачи теоретической части, список материалов для изучения и проверки в последующем знаний по ним, среди которых были и навыки нанесения обстановки на карту, и грамотное фотографирование объектов, и доскональное знание GPS, и основы мед. подготовки, правил пожаротушения, обеспечение допуска к авиаперевозкам и многое другое. Китайские ребята для начала имели один общий и существенный недостаток - никто из них не мог водить Ниссан вообще, и в условиях пустыни в частности. Как то один из них со слезами на глазах признался мне, что такого навыка приобрести им и не было возможности.


По его рассказу, все они, начиная с капитана, обеспечиваются персональными автомобилями и водителями. Так что даже иметь личную машиненку им нет смысла; в их армии использовать водилу для личных нужд, например выезда семьи на отдых, привоза продуктов домой и т.д. является законным и всемерно поощряется. Пришлось в личное время выезжать с ними за пределы Тима в пустыню и ежедневно тренировать вождению.


По прибытию в Тим, майор Народно-освободительной Армии Китая Ни сразу принялся дружески похлопывать меня по плечу, мол Андрей, все это ерунда, главное понимание духа интернационализма. Может это и так, но вот как быть если завтра мне предстоит по графику ехать с тобой в одном патруле да притом в одной машине, да по бывшим минным полям, а может и не бывшим: карты минных полей марокканский генерал нам обеспечить отказался, сославшись на их утрату. Через неделю занятий он уже меня не хлопал, а через месяц называл "Сэр" и перестал со смой фамильярничать вовсе. Мои предупреждения о том, что в случаи не сдачи экзаменов очередной отпуск им придется перенести, сыграли свою роль.


И это воспринялось сперва как шутка, а затем дошло до жалоб ввиду серьезности моих намерений. В ходе экзаменов я внедрил практику проверять все умения, навыки и знания в реальной обстановке и ситуациях, чем вызвал среди членов Тима неподдельный интерес и одобрение......

http://artofwar.ru/

Найдены возможные дубликаты

+1

Как бы не все ,кто не подходят по белым билетам,плохие и глупые люди.Грести всех под одну гребенку ,тоже самое ,что сказать , все кто служил полные дебилы.

      Ничего они никому не обязаны доказывать. И считать что директором банка  и даже офисным работником может стать только служивший, полный бред.

0
С Днём защитника отечества я поздравляю только тех кто служил. Кто откосил пусть празднует восьмое марта.