9

Один день из жизни военного наблюдателя. Западная Сахара.Ч 5.   

И вот торжественный момент. Ванг не объявил результатов экзамена, но по слухам я уже разузнал, что сертификат, о том что я патруль лидер, командир сектора приказал отпечатать. На вечер объявляется party (пьянка). Присутствие всех членов Тима обязательно.


Командир сектора, полковник из Франции, торжественно вручает мне сертификат и все бросаются поздравлять меня с полноправным членством в Тиме. Каску я со злости пнул в угол, чем вызвал всеобщее одобрение, а я не специально, нагорело во мне все это. Пора тушить. Вот все и потушил в тот вечер граммами 600 спиртного.


Наутро я назначен Патруль Лидером. Работы у Лидера хоть отбавляй. Весь патруль трясется в машинах отдыхая, а ты несешь ответственность за маршрут, за машины, за безопасность твоих подчиненных, ведешь переговоры, пишешь донесение, в общем все старались увильнуть от этой "почетной" обязанности. Вот и свежачок прибыл во время, т.е. я. Быть тебе первых две-три недели патруль лидером безвылазно. Водителем у меня сегодня Кэрол.


-"Андрей, воду заготовил, да, и не забудь взять соки со столовой!". И тут же осеклась, попав под мой испепеляющий взгляд. "Нет, я принесу сама!" Минуточку, дорогая, это еще только начало. Сегодня я уже не стажер. С 00 часов я законный Патруль Лидер. Сама вчера меня пламенно поздравляла на вечеринке. Или запамятовала уже? Дожидаюсь ее прибытия.


-"Кэрол, умница, пойдем ка осмотрим "Нисан! Где вторая запаска, где противобуксовочные маты, где лопата, где медицинский ящик. И вообще, объясни мне, мы куда едим, в гости к бедуинам, хотя и к ним придется ехать по бывшим минным полям, или в патруль?"

-"Андрей, я сейчас, я как то забыла, я извини, я больше не буду, я почему-то...."


Подхожу ко второй машине. Там вальяжно расселся навигатор моего патруля Ваххаб, мой "лучший" друг.


-"Ваххаб, что то я тебя вчера не видел на перепрограммировании GPS. А ты вообще то карту подготовил, а предъяви-ка ты мне ее к осмотру".


Ваххаб что то пролепетав кинулся в штаб. Ничего ребята, в пути отработаем еще пару ситуаций, пора приводить некоторых членов Тима в чувство.


Второй водитель Жозеф, краем уха услышав мою критику, предпочел вообще на месте старта пока не появляться.


После проверки связи и нахмуренного взгляда командира сектора тронулись в путь. В нашем секторе вся Сахара испещрена какими то арыками, т.е. высохшими руслами маленьких рек, наполняющихся только раз в год в период трех-пятидневных ливневых дождей. В это время арыки становятся местами бурной стихии, потому что вся вода с 10-20-30 километровых панцирных отполированных поверхностей устремляется в них. А это представьте, тонны веса и сотни кубов объема. И тогда Сахара становиться опасной, неуправляемой стихией. Подъезжаем к арыку. Его надо преодолевать аккуратно, хоть он и сухой, но края обрывистые, да и зачем машину гробить. К моему удивлению Кэрол набирает скорость.


По жизни она - капитан армии США, несет службу где то на складе ВВС - выдает летные куртки доблестным пилотам стратегической авиации USA. Так как она иммигрантка из Канады, то английский был у нее посредственный, конечно гораздо лучше моего, но редактировать донесения она не бралась, да и говорила в основном на армейских слэнгах. Маленького роста (около 1метра 50-ти), в толстых линзах, с толстой задницей она ни разу не вызвала у меня признаков возбуждения, хотя я, как всякий нормальный русский военный готов, в любую секунду и в любой ситуации, как говориться все что шевелиться. Как то после очередной вечеринки я решил поприкалываться и проводить Кэрол, как самую последнюю участницу стола, до дверей слиппинга. Время было за 3 утра. Дойдя до двери, Кэрол многозначительно мне подмигнула, а затем, перекрыв рукой дверь сказала, "Андрей! А дальше нельзя. А-а-а??? Я, поклонившись, выразив сожаление (Слава Богу, пронесло) принялся удаляться, как тут же был схвачен мускулистой рукой Кэрол за локоть, которая принялась затаскивать меня в комнату. Вот это встрял. Про международный скандал мысли не было, как говориться желание женщин - закон. Но как, я на нее не смогу. Хоть под наставленным на это мое самое дорогое место револьвером. Пришлось приложив руку к губам прошептать "Я сейчас, золотце мое! Только пи-пи!" Оббежав слипинг с другой стороны, я забрался в свой отсек через окно и немедленно забаррикадировался в нем наглухо. Кэрол долго что то требовала, выкрикивала в мой адрес о несостоятельности, но потом, успокоившись, заснула с храпом на весь коридор. Но все же она была нормальной девчонкой. Всегда сидела с нами до последнего глотка, не стеснялась зайти к любому в отсек и, прикрыв дверь, выпить рюмочку другую, ходила навеселе по коридору, иногда цепляясь к окружающим, носила короткие юбки, чем вызывала всеобщее одобрение у всех пребывающих в лагере, демонстрируя свои толстые бедра, раздавала всем немеренно жвачек и конфет, которые ей присылала регулярно сестра из USA, дарила налево и направо американские книги и многое другое. Все Тимы нам завидовали. Одна женщина в миссии - и в нашем Тиме, вот повезло то. "Хоть запах ее ощущаете", говорили коллеги. Холостячка за тридцать, она наслаждалась жизнью, и я, при расставании с ней навсегда, даже обнял и поцеловал ее от всей души, впервые ощутив ее немалую грудь и пожелав счастья и удачи ей на ее материке.


Кэрол все больше и больше набирала скорость. Я, как передвигающийся в свою бытность на многих автомобилях в качестве старшего машины, выработал определенный набор правил, основным из которых было не вмешиваться в действия своего водителя. Останови его, а потом прочитай нотацию, что здесь было не так и там не сяк. А в движении не моги. Опасно. Боец может и расстроиться, испугаться и унести тебя куда нибудь в кювет. Так и с Кэрол. Молчу. Посмотрим куда она меня вывезет. Влетаем в арык на значительной скорости и с ходу врезаемся в его противоположный полог. Кэрол кричит при этом "Яххооо!". Прямо как ковбой. Но я то не на родео, да и не ковбой вообще по жизни. Больно ударяюсь головой о крышу "Ниссана". Кэрол все нипочем, она маленькая, головой не долетела, хотя и сидит на специально выписанной для нее подушке, что бы доставать и видеть дорогу.


- "Кэрол, будь добра вернись обратно за арык, я забыл записать его координаты на GPS", нашел я предлог, что бы выяснить, не поехала ли у нее крыша. Кэрол с радостью "Yes Sir", возвращается, и уже набрав еще большую, чем в первый раз скорость, снова врывается в арык. Может она думает что я экстримал, и "кончаю" при ее мудизме. Вжимаю голову в плечи, хватаюсь, что бы крепче натянуть ремень безопасности вокруг себя и еще больнее бьюсь о крышу. Вот это класс. Давно такого не ощущал, хорошо что сгруппировался, а то перелом бы шейных позвонков был бы обеспечен. Приказываю Кэрол остановиться. Она, выслушав мою бурную речь, что то послушно кивает, и мы снова трогаемся далее по маршруту. Опять арык. Другой бы не волновался, все таки разбор полетов произведен, да и водитель вроде не сумасшедшая, прошла кучу медкомиссий перед назначением в Сахару, а у меня что то щемит под ложечкой.


Бах, и я почти теряю сознание. Ну это вообще пизд....ц! Рву двумя руками ручник, бью наотмашь кулаком по приборной панели (прости меня Ниссан, не виноват ты) и с диким матом вываливаюсь из машины. Сзади второй экипаж бежит на помощь, подумали наверно что у меня белая горячка началась. Беру себя в руки и начинаю орать на Кэрол, что это имущество ООН, и что она в следующий раз поедет в патруль на самом сраном и разбитом Ниссане, без кондюка, а может вообще пешком. И что я не ковбой, и пусть она возит так своих парней в шляпах и сигарах в зубах со своей родины, и т.д. и т.п. И что если она меня не любит, то хоть должна любить мою башку, она то здесь при чем. Вырываю у нее ключи зажигания, запрыгиваю в машину и резко рву метров на двести вперед с места, с пробуксовкой колес юзом от ярости. Пусть "дорогая" немного проветриться пешком. Кэрол начала движение по направлению ко мне, и, достигнув меня, обойдя Нисан, продолжила путь. Молодец, вот это я уважаю. Сам такое отмачивал не раз. Гордость - это достоинство человека и дано не каждому. Медленно еду за ней, молча, не сигналю и не опускаю с ее стороны стекло бокового окна. И она не поворачивается, и я держу морду. Вторая машина пристраивается сзади. И вот так, впереди Кэрол, как святая мученица, и сзади два огромных Нисана сопровождения заполненных крепкими мужиками. Где вы увидите такое наяву, не в кино. Навигатор Жозеф наконец то прерывает это представление. Затягивает Кэрол в свою машину. Продолжаем патруль. Я из патруль лидера превратился в водилу, но все равно я начальник.


По приезду в Тим, Жозеф быстро подбегает ко мне.


-"Андрей, советую доложить первым командиру сектора о происшедшем".

Вот сколько слышал баек о стукачестве в армиях иностранных государств, а реально столкнулся впервые. У них это называется патриотизмом и лояльностью. То есть кто быстрей застучал, то и патриотичней, пресек так сказать нарушение дисциплины. Ну как я, боевой подполковник, побегу стучать, да притом на кого, на женщину, хоть и бестолковую. Да меня ноги откажутся нести, даже если голова захочет. Нет, так не пойдет. Если Кэрол захочет доложить об оставлении патрульного в пустыне составом патруля вне машины, даже на пять минут, то это ее дело, и я готов понести наказание. Да, виновен, был в ярости, заставил пройтись ее, может быть и по минному полю. Каюсь. Но стучать об ее ошибках и ущербе нанесенной технике (и моей голове в том числе) - даже не может быть и речи.


Жду брифинга. Первый, как всегда докладывает начальник патруля о результатах патрулирования. То бишь я. Сначала оперативная обстановка, затем ход переговоров, выводы. В разделе разное, оцениваю действия всех патрульных и делаю ремарки по эксплуатации техники. Иной раз серьезно ругаем кого нибудь в этом разделе за ущерб, нанесенный технике.


А я не стал упоминать о случившимся. Поблагодарив патрульных за работу, стал ждать выступление Жозефа, который кстати с утра, узнав, как я жестко подравнял подготовку патруля утром, успел накатать рапорт о переводе его в другой тим. Думал, что я учиню расправу и над ним за прошлое потакание меня уборкой в туалете. С утра то мы стали на равных, а через уже месяц я стал заместителем Тим лидера. Вот это для него был удар. Детский сад.


Да не расценивал я его руководство надо мной в момент прибытия в Тим как потакание. Дедовщину никто нигде и никогда не отменял, да и не отменит в будущем. Тем более дедовщина то эта была для меня поучительной и информативной. Многому я научился тогда, молодым, даже правильно применять соответствующие дезинфицирующие средства и то целая наука. Жозеф тоже промолчал. В общем, все утряслось. Впоследствии я случайно узнал, что собственная машина у Кэрол в USA с автоматической коробкой передач. Может она и подгазовывала что бы переключить по привычке скорость. Ручкой скоростей и сцеплением она так и не научилась пользоваться до конца своего годового пребывания в миссии. Прости меня Кэрол за тот патруль, может свой навык вождения с автоматикой ты изменить была не в состоянии.


Хочу остановиться вкратце на дедовщине. Кто вообще придумал термин "дедовщина". Неуставняк, может быть да. А дедовщина? Почему не "суперопыт", "наставничество", "опекунство" и т.д. Какие они деды в 20-то лет. Вот у нас в батальоне. Прибыл я как то в роту после отбоя не совсем обычным путем - через окно второго этажа ленинской комнаты, которая находиться почти во всех казармах после спального расположения. Т.е пройти в казарму можно совершенно незамеченным, минуя бдительного дневального. Наблюдаю следующую картину. "Дед" Мамуткулов лежит на кровати в окружении антуража: один боец держит перед его головой рамку от портрета Ленина, второй стоит с полотенцем на локте со стаканом чая, на томе того же Ленина вместо подноса, библиотеку которых строжайше предписывалось иметь в каждой роте; третий сидит рядом с Маматкуловым с огромным чемоданом (каптер, разгильдяй, выдал в ночное время); тройка других ходит с вениками, изображая березы или еще что нибудь, за рамкой портрета и шипят, гудят и стучат ногами как локомотив поезда. Вся картина эта называлась - "Дед" Маматкулов едет домой к себе в Узбекистан после службы. Тот, который со стаканом чая - проводник поезда, который с чемоданом - сосед по купе, а группа бойцов - деревья и поезд. Наблюдаю далее. Маматкулов полежав с десяток минут, прекратил представление, посадил всех вокруг себя и начал раздавать всем участникам подарки, кому тетради, кому сумку полевую новую, кому отрез бархата для дембельского рукоделия и т.д. Это что дедовщина? Наутро "ЗИЛ", заполненный дембелями, молодежь, кстати со слезами на глазах, толкала вручную аж до следующего перекрестка. Потом водила отбрасывал сцепление, и машина заводилась с толчка. Дембеля дружно кричали "Прощайте!" и "ЗИЛ" увозил их навсегда в аэропорт.


При этом присутствовали все офицеры батальона во главе с комбатом. После убытия дембелей, дня три в батальоне царила какая то гнетущая тишина и уныние. Не стало больше наших любимых дедов, а молодежь еще не созрела. Придется месяц-полтора делать все самому, до потного пятна на спине ПШ. Так вот толкание "ЗИЛ"а - это тоже дедовщина? Деды были нашей опорой во всем. Кто идет на смену боевого дежурства 6 на 6 часов и так месяца на четыре. От таких дежурств может сорвать крышу - деды. Кто едет старшим аппаратной вместо взводного, убывшего в отпуск - деды. Кто развертывает станцию в грозу и вблизи линий электропередач (обстановка боевая, другого не дано) - деды. Кто гниет в караулах на праздники - деды. Кто командует взводами молодежи на карантине. Деды. Кто идет ругать хлебореза за недостачу масла и хлеба на столе у молодых - деды. Кто делится посылкой от родных, в первую очередь с молодежью. Деды. А вот как назвать мои действия. Один из моих подчиненных отказался стричься перед дембелем. Хочу мол прибыть в столицу заросшим, там все так ходят - модно.


Не положено. Да, не лысым, но аккуратно подстриженным. Послал он меня тогда подальше. Да еще кинулся в моем направлении с табуреткой почему то. Пришлось завалить, связать руки за спиной ремнем, потом сделать болевой на ногу и притянуть обе ноги к рукам (положение называется ласточкой). Потом дал ему минут 10 покататься на животе (больше не как, в таком положении) и спустить весь словарный запас в мой адрес. А затем, подставив под шею колено, что бы зафиксировать его голову в нормальном положении, аккуратно его подстриг.


После освобождения рук и ног боец даже извинился и убыл умиротворенным в бытовку себя осмотреть. Вроде как спасибо тов. ст. лейтенант за то, что пар помогли мне спустить. Что это, дедовщина офицера? Доложишь по команде, ответ простой "Ты что, сам справиться не можешь, может научить как!" Вот тут будьте осторожны, уважаемые коллеги. В большинстве случаев такая наука сотоварищей приведет офицера в военную прокуратуру как обвиняемого. Думайте лучше всегда сами. Вся эта дедовщина идет от родительского воспитания. Ходит подросток не бритым, не мытым, вонючим и хилым. Презирает зубную пасту, мужской одеколон и перекладину для подтягивания. Подчеркивает в слове воинская повинность последнюю ее часть. Ничего, говорят родители, нам некогда. Армия воспитает. А если вы его отправляете таким, дорогие родители, да еще наставляете, что бы чуть что, и сразу в лазарет, на как можно больший период, да еще отец говорит, если что, то я разберусь через крутых знакомых, то заготавливайте тексты писем о преследовании вашего чада и о "дедовщине" против него заранее, еще до его убытия. Это будет в армии точно объектом, как вы называете, "дедовщины". Не примут его в армии как надобно, как впрочем, не следует принимать таких и во всяком нормальном гражданском обществе. Кроме гениев. Им говорят даже по природе предписано неряшество.


А все гении прикрыты военными кафедрами университетов. И еще, заметил я как-то закономерность. Собрал родительское собрание и свел всех родителей притесняемых с родителями притесненных. Так те даже не стали ругаться. Так обходительно стали беседовать, даже предлагали дружить семьями. А потом опять через два дня звонок. Моего, этот негодяй, воодушевленный своими малограмотными родителями опять притесняет. Нет, братцы дорогие. Вы или туда или сюда. Лукавить не надо. Взяли бы отцы обоюдных сторон, разобрались бы между собой путем критики и умозаключений, а потом вызвали бы сыновей на КПП, и отчитали бы обоих, одного за чванство, другого за заносчивость и хамство.


А может и надавали по мягкому месту как я своему периодически. Армия не институт для привития навыков элементарной культуры, гигиены и быта. Дай Бог разобраться с техникой, научить солдат иностранному языку, закалить их и обучить стрелять и многому другому в отведенные Конституцией сроки. На быт, поверьте, не хватает времени. Если часть боевая, или на боевом дежурстве, времени на издевательства там нет. А если сын писарем где нибудь, т.е. с 8 и 18 ежедневно, то там он может и начнет от безделья что нибудь придумывать. Тогда заставьте его заниматься какой нибудь проблемой, готовиться к поступлению в ВВУЗ, к сдаче на водительские права, изучить компьютер и многое другое. Только не оставляйте его с самим с собой. Этого ни в коем случае делать нельзя. Объясните ему, что любое его нарушение будет зарегистрировано в информационных сетях государства, и тогда стезя офицера, сотрудника ФСБ, МВД, офицера ВС да и просто другого силовика ему заказана. Вроде молодой, а уже инвалид. По ряду профессий в допуске будет отказано. Я своему это разъяснил давно.


И перекладина у нас дома в коридоре сооружена. И абонемент в качалку я ему насаждаю регулярно. Сперва ерепенился, а сейчас за уши не оттянешь, чуть что -"Пап, я в качалку". И вообще. Дед - это старослужащий, который в силу некоторых причин не уволен в срок. Переслуживает он. Может быть самолет летает раз в неделю, может в части особый режим, придется париться до отмены режима. Вот тогда он "Дед" настоящий. Как криминальный авторитет на гражданке. Только у нас он служит как все. В наряды я таковых предпочитал не ставить. Отслужил свое, жди рейса потихоньку. Покрасить класс, обслужить технику - это он запросто. А до "деда" - все бойцы зовутся "стариками". Было время, когда существовал приказ что "....командир имеет право задержать увольнение военнослужащего, если он нарушитель дисциплины....". Сейчас эта задержка - подсудное дело. Так что "дедов" как таковых в армии нет. Применяйте, пожалуйста господа, тогда термин "старикачество" или "старослужащество". Короче, разберитесь для начала с понятиями. В бытность, когда я был молодым лейтенантом, звание "дед" было почетным.....

http://artofwar.ru/

Найдены возможные дубликаты

+1
Правильный офицер. Я срочку служил. По прошествии лет, сидели как-то на второе августа со своим взводным и давай друг на друга орать. Он мне за одно, я ему за другое. Много интересного узнал. Потом до ночи водку пили и ржали. Он то на три года старше. Я ему спасибо сказал, т.к. знал, что был распиздяем неимоверным! Он то дурь из меня и выбил. Но и деды руку приложили. Часть наша махрово уставная была. Портянки никто не стирал, но дедовщина была в правильной форме:)))
+1

таких как ты надо было выгонять ещё когда ты был тупым лейтенантом !!! это только представить себе лежит на кровати какой то мудак и унижает других людей а потом даёт им как папуасам кому тряпочку разноцветную кому бусы ! а чё ты не написал что бы с ними было если бы они отказались вокруг этой обезьянки с вениками бегать? а какой то офицеришка или будуший офицеришка стоял и смотрел на всё это! в хлеборезку должен ходить сержант командир отделения а не дед ! подчинятся солдаты должны только старшему по званию а не кучке магомедов! и ты говно офицер должен это обеспечить! про боевую службу свою напишу за 2 года моей службы 4 трупа не вынесших оскорблений солдат!! 2 тяжёлых ранения при разборках ! все 2 года я боролся с этими мразями дедами и гоноофицерами.на этом закончу свой монолог с неуважением к вам Зам.ком 1 взвада старший сержант Уставов !!!

+1

Едим или едем? Дальше не читал, этот кирпич.