4

Очень важное задание!

Мне часто снятся очень детализированные сны. Но этот один из самых осмысленных и интересных за очень долгое время. Прямо сценарий к фильму.


*** *** *** *** *** ***

Очень важное задание! Длиннопост, Сон, Сценарий, Постапокалипсис, Рассказ, Робот, Проза, История

«Очень важное задание!»



Серый город вокруг. И я его не знаю. Он похож на любой из серых Российских городов, только вижу я почему-то широкую дорогу в центре, словно на 4 полосы. А по бокам стоят дома-коробки. Много домов разных размеров и форм, каждый из которых похож на типовые панельные 9-ти этажки. 

Я стою около какого-то магазинчика. Словно на первом этаже зданий, лицом к дороге, растянуты галереи различных забегаловок и не известных мне заведений. Я их не вижу все, как это бывает во снах, но знаю что каждая витрина - это стеклянные окна от пола до потолка, с помещением в одну небольшую комнату. Торговой стойкой и человеком. Но не только. В моем сне люди живут бок о бок с роботами.


Я стою возле одного из таких магазинчиков, с владельцем такого заведения. Что он продает я не знаю, да не интересно мне это, ведь рядом с нами куда более важная фигура - сам мэр города и его личный робот-андроид.


Главный управленец этого города выглядит как и все такие люди, особенно в России - синий пиджак, красный галстук, важный вид, граничащий с наивной самоуверенностью и глупостью одновременно. И конечно, командный голос!

Он подошел поздороваться, при этом разговаривая по телефону и отдавая какие-то указания своему роботу. Очевидно, это что-то вроде робота-секретаря. Невзрачный, с открытыми механизмами наружу, но вероятно очень функциональный. Робот похож на известного персонажа фильма «Чаппи». Только выглядел не так красочно.


«Синий пиджак» командует:

- иди выполняй задание! И если кто-то попробует тебя остановить, дай ему по морде! - ехидно и с явным удовольствием от власти говорит безымянный властелин этой одинокой широкой дороги.


Робот выглядит неуверенным и таким старательным, словно собачонка, когда виляет хвостом, чтобы порадовать своего хозяина, который бросил палку и выдал команду «апорт».


Он что-то ему отвечает, я не могу разобрать что. Просто становится понятно, что этот высокоразвитый ИИ, насколко он может таким быть для выполнения своих функция, очень хочет выполнить всё максимально точно и в самые сжатые сроки! Откланявшись, он уходит по своим делам. А мы остаемся там втроем - я, работник неизвестного магазина и мэр города.


Не проходит и пары мгновений, как мы понимаем что произошло что-то такое, чего не должно было произойти! То ли какие-то террористы поймали этого железного беднягу по пути выполнения поручения, то ли кто-то получил доступ к секретной информации, которую должен был доставить этот робот. Ну и кто теперь пойдет выручать эту железную банку? Конечно же кожаные ублюдки, в составе трех человек! - Я, мой друг Руслан и кто-то еще. Я не знаю кто это, но кажется, это кто-то близкий, кто-то из моих друзей, кого силой мысли перенесло из, вероятно, более приятных снов в мой, где серость, пропавшие роботы, террористы и вот это всё.


Мы идем за ним. Спецотряд из трех человек. И мы уже понимаем зачем! Робот переносил какие-то важные данные на отдельном носителе, что-то вроде флешки. Их нам и предстояло вернуть, любой ценой. Либо вернуть, либо уничтожить! Допустить утечки было никак нельзя.


И вот мы уже идем по какому-то полю, вокруг пустыри и дорога, вдоль которой растянулись деревья. Вокруг осень, сухая трава и словно выжженная какой-то катастрофой земля. Что-то нехорошее случилось с планетой. Небо затянуто серыми тучами, словно смог растянулся от горизонта до любых видимых границ.

Мы знаем, что цель уже близко! Впереди виднеется полуразрушенное заброшенное здание в несколько этажей, без стен и перекрытий в некоторых местах. Как начавшаяся, но так и не законченная стройка. Даже издали, сквозь эти дыры, мы видим торчащие металлические балки, прутья и бетонные лестницы, уходящие куда-то вверх и вглубь здания. И мы понимаем, что нам именно туда. На планету опускаются сумерки, плавно переходящие в ночь. Что нас ждет там? Мы не знаем…


Когда мы вошли, перед нами предстала картина еще более загадочная, чем то, что снаружи. Внутри всё было как после взрыва! Разрушенный интерьер, грязные, заросшие мхом и пропитанные кислотными дождями стены. Вокруг тишина и словно нет ни души. Провода, покореженные и где-то будто вырванные из стены, почему-то всё еще подключенные к системе питания, характерно поцокивая искрят от влажности и разрухи. Мы поднимаемся наверх, по этой видневшейся издалека лестнице.


В один момент мы оказываемся на этаже, который всем своим видом напоминает заброшенный торговый центр, с когда-то работающими отделами, но уже давно не видевшими ни света, ни живых людей. Центральное фойе квадратной формы, куда вела лестница, выглядело небольшим, в разные стороны от которого расходятся узкие темные коридоры.


Именно там мы увидели нечто, что заставило нас подойти и задуматься. Около одной из стен, прямо из пола, торчала толстая труба, размером с вентиляционную шахту, из которой неспешно, но с давлением выходила какая-то черная вязкая жидкость. Что-то вроде нефти или машинного масла. Мы решили подойти и рассмотреть поближе, что это такое. Это было большой ошибкой…


Как только мы приблизились к ней, наступив в лужу ногами, вглядываясь в бесконечно-блестящую тьму субстанции, внутри сознания начали происходить какие-то изменения. Словно лягушка, смотрящая в глаза змее, идущая на верную смерть, мы всё больше и больше приближались к этой жиже. Словно наклоняясь всё ниже и ниже, пока тьма не поглотила нас полностью, захватывая самые удаленные уголки сознания.


Где мы теперь? Что с нами произошло? Страх охватил нас всех! Место, которое мы увидели, ничем не напоминало того фойе. Только тьма, сырость и страх были с нами.


- как отсюда выбраться? - закричал кто-то из нас!


А дальше начался кошмар! Мы бежали, без конца, по темным коридорам, которые были бесконечными, как бы мы ни пытались выбраться. Словно свет от открытой двери манил нас то туда, то сюда, но выйти мы не могли. Как в страшном сне, когда пытаешься убежать от монстра, который всегда знает где ты, как бы хорошо ты ни прятался. И вот я один! Я слышу голоса друзей, но не вижу их! И я бегу, сначала быстро, потом со всех ног, насколько хватает сил. Двери, то слева, то справа, посреди темноты, в которых из-под щели между полом виднеется что-то вроде света, закрыты. Абсолютно все. Что с нами происходит?


На мгновение, всего на миг, я словно переношусь куда-то в другое место. И вижу нас. Меня, Руслана, и кого-то третьего, лежащего где-то в комнате, похожей на камеру для сумасшедших. Каждого отдельно. И всех вместе. Наши глаза открыты, но в них нет жизни. Я вижу нас, без толики сознания, укутанных в смерительные рубашки из собственных страхов. Всего секунда… и снова коридоры в кромешной тьме.

Я бесконечно пытаюсь открыть хотя бы одну дверь. Но у меня не выходит ни разу. Я дергаю за ручку, но дверь остается закрытой. И я начинаю сомневаться в реальности происходящего. Как в фильме «Начало» с Леонардо ДиКаприо. Мне нужно найти свой талисман! Что-то, что подскажет мне, что реально, а что нет.

А может быть, дверь - это не только выход, но и вход? Ручка проворачивается, но движения нету. Нету ни звуков, ни колыхающейся двери от моих усилий. И я всё понимаю…

Я внутри себя! А эти лабиринты я строю сам. Это как сон во сне! Мы сможем выбраться только в одном случае - если сможем проснуться. Сами.


Но это не просто! Нельзя вот так взять и подумать, что всё вокруг неправда. Наш мозг так не умеет. И эта всепоглощающая темнота вокруг. И опять вспышка! - мы, но не тут…

Кажется, у меня начинает получаться! Кажется… я вижу черную жижу снова. Что мне нужно сделать, чтобы выйти?


Я оказываюсь снова на этом этаже, возле этой трубы, откуда низвергается сама пустота. Мне страшно! Но я всё понял… Выход или вход? - нет никакой разницы. Сквозь страх и сомнения мы подходим к этой луже снова. Нам нужно туда! Я в этом уверен. Нужно просто… просто захлебнуться ею. Снова! Пробовали когда-нибудь специально захлебнуться водой? Ощущения, которые мы испытали, были теми же. Только сквозь тьму! Усилие, вдох, я погружаюсь туда снова, мне страшно, мне нечем дышать… Черт! ЧЕРТ!!!…


Я открываю глаза, а мы лежим на том же этаже. Вокруг этой лужи. Измазанные и усталые, словно прошло много времени, пока бы были там. Когда мы пришли сюда, была почти ночь. Но открыв глаза я увидел немного света, а значит был уже день!

Ни медлив ни секунды мы побежали оттуда прочь. И тогда к нам пришло осознание. Не сразу, конечно, но постепенно. Это машины!

Это тот самый искусственный разум и его микро-организмы, микро-машины, способные проникать в сознание и управлять им. Управлять нашими страхами!


Уже выйдя наружу, мы увидели другую картину. Мир словно изменился. Мы шли по заброшенным полям и дорогам, а выйдя встретили ожесточенное сопротивление роботов. И один из них был словно тем самым «Чаппи», что тогда покинул нас со специальным поручением. Это уловка или это удача? Может новая ловушка?


Думать не было времени! Мы ринулись за ним, отбиваясь и перестреливаясь с другими его братьями по разуму. И у нас словно даже получилось забрать носитель информации. Мы так думали!


Вернувшись обратно, на подходе в город, мы увидели ужасающую картину. Кругом стояли огромные механизмы испепеления, как большие спутниковые тарелки, только выжигающие всё живое, что засекут их сканеры. И не только… летали всяческие дроны, город лежал в руинах и днем солнца не было видно совсем, даже через слой облаков. Словно планета погасла навсегда, погрузившись во мрак.


Мы пробирались сквозь узкие переулки, как могли. Но разве это могло остаться незамеченным? Огромная тарелка нацелилась на нас. Мы бежим… Но не все успевают спрятаться! Я помню взгляд Руслана, в узком проулке между каких-то трансформаторов. Его последний взгляд, полный отчаянья и страха… и его не стало.

Я не смотрел в ту сторону. Я бежал изо всех сил, пытаясь выжить. Я знал, что ничем не смогу помочь. Грусть и боль сковали мое сердце…


Наш город. Его больше нет. Всё было в руинах. Только испепеляющие механизмы и разного рода убивающие живое машины. Я выбежал на мост, который соединял центральную улицу нашего города и место, откуда мы возвращались. Я возвращался. Никто больше не выжил. Я стою на мосту и огромная антена тихонько поворачивается в мою сторону. Это конец. Мне некуда бежать, я это прекрасно понимаю. Я готовлюсь к той же участи, что постигла моих друзей… И тут раздается артиллерийский выстрел! Точно по антенне!


Стремительно в город врывается разного рода техника людей. Я не вижу пехоты, только машины, тяжелые бронированные танки и бронетранспортеры. Только один человек попадается мне на глаза.

Я знаю, что это главнокомандующий сил обороны людей… Я никогда раньше его не видел, просто знаю и всё.

Он подходит и рассказывает мне о том, что всё захватили машины. Что людей почти не осталось. Что мы боремся, но проигрываем.

Что тот робот, которого отправляли несколько лет назад отсюда с заданием, пропал. А потом началось это. Крупномасштабное истребление людей. Что это были за данные? Почему всё пошло именно так? Я не знаю.


В голове крутилось только одно воспоминание. Пузатый чиновник, до дурости уверенный в своей непоколебимой правоте, отдает роботу последнее распоряжение:

- «иди выполняй задание! И если кто-то попробует тебя остановить, дай ему по морде!»


Наверное, робот понял это по своему…


30.11.2019г

*** *** *** *** *** ***

P.S.:  Я по образованию вокалист, пишу музыку, стихи к ней если нужно, у меня своя студия звукозаписи, умею рисовать в растре и векторе, PixelArt и немного анимации, увлекаюсь программированием на C# и GameMaker Studio 2. Очень хочу попасть в GameDev! А именно - стать CG-Art художником.

В общем, я умею много чего, но не умею зарабатывать деньги) Се ля ви, как говорится! Если вдруг Вам нужен человек, со всеми этими навыками, буду рад поработать для Вас!

P.P.S: - Из всего текста, наверное, процентов 5 - художественные. Всё остальное я действительно очень детально запомнил, и эмоции, и ощущения, и детали окружения! Если людям понравится, напишу что-нибудь еще) Если увидите грамматические ошибки, буду рад их исправить!


Спасибо, что дочитали до конца!) Всем добра!

Картинка взята отсюда:
https://kg-portal.ru/movies/chappie/images/2/

Найдены возможные дубликаты

+1

Хорошая попытка, но "Аванпост" я смотреть все равно не буду!)

раскрыть ветку 1
+1

Извините, но я не знаю о чем Вы) Сегодня приснился такой сон! Невероятно красочный. Записав его, я подумал, что это похоже на небольшие рассказы моего любимого автора - Айзека Азимова. Я никоем образом не сравниваю себя с "Маэстро", но подумал, что кому-то может понравится)

Спасибо за комментарий)))))

Похожие посты
86

Пересмешник Уолтера Тевиса

Уолтер Стоун Тевис — американский писатель-фантаст.

Пересмешник Уолтера Тевиса Книги, Антиутопия, Постапокалипсис, Робот

Земля приблизительно 22-23 века. Техника уже давно перешагнула грань с фантастикой, поэтому все заботы взяли на себя роботы, люди же могут заниматься исключительно самосовершенствованием и творчеством, тем более, от тревог и волнений их спасают ежедневно потребляемые пилюли - смесь транквилизатора с противозачаточными. Но место саморазвития заняла тотальная лень в смеси с нездоровым пофигизмом: роботы, без контроля их деятельности со стороны, повыходили из строя, в городах - коллапс, не работают ни лифты, ни торговые автоматы, что уж говорить о более сложных системах. В этом дивном новом мире, за которым следит свой "Большой Брат", книги даже не сжигают - о них просто забыли. Люди давно уже разучились читать и писать, мало того - это ныне преступление, ведь чужие мысли, чужие тревоги, чужие чувства могут негативно сказаться на психо-эмоциональном состоянии личности. И вот находится один умелец, который случайно обнаружил старые детские книжечки, по которым много лет назад учили чтению, и открыл для себя запретную радость чтения. А затем и такую совсем уж немыслимую вещь, как любовь. Куда ж без любви-то.

117

Атомный "Жук"

Автор: Дима Шуман.

Дата написания: 29.04.2020.


В разгар «Холодной войны» обе стороны активно осваивали энергию атома. Освоение шло не только в сторону «запихать в чугунную банку и скинуть на территории совсем не потенциального противника», но и в более мирных целях.


В 60е годы в головы инженеров пришла светлая, как вспышка над Хиросимой, мысль, что если взять небольшой ядерный реактор и поставить его на самолёт, то время нахождения такого аппарата в воздухе будет ограничено только запасом прочности конструкции и экипажа. Разработки шли и в США и в СССР. В этой статье я не буду подробно затрагивать программу разработки атомолётов, но рекомендую про нее почитать, много интересного.


Любой самолёт необходимо обслуживать, а в случае самолёта с встроенным ядерным реактором эта задача становится довольно нетривиальной. В США к этой задаче подошли со всей серьезностью и в 1961 году компания Дженерал Электрикс по заказу AFNWC (Air Force Nuclear Weapons Center) создала вот это.

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

Мобильный манипулятор «Жук» представлял собой максимально защищенную от радиации кабину на одного человека, установленную на гусеничное шасси от десантной самоходки М42. Для проведения различных манипуляций с самолётом и обслуживания атомного реактора аппарат был снабжен сложнейшими многосуставными «руками», из-за которых, собственно, и получил своё прозвище. При должном опыте оператора такими манипуляторами можно было проводить самые тонкие операции и в то же время их мощности хватало, чтобы пробить кирпичную стену или опрокинуть машину.

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост
Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

Я видел японский порномультик, который начинался примерно так же…

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

Превед!


Для работы в самых труднодоступных местах кабина с манипуляторами могла подниматься на высоту 8 метров. Кабина была полностью герметична, с запасом воздуха на 3-4 часа. Оператор мог наблюдать за окружающей обстановкой через экраны внешних телекамер, в исключительных случаях - через многослойное бронированное стекло. Весило это чудо враждебной техники 77 тонн, в основном из-за толстого слоя свинцовой защиты, и могло кататься по бетонке со скоростью 12 км/ч.

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

А еще можно заглядывать в окна несознательных граждан

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

Ку-ку

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

"Простенькая" кабина управления

Атомный "Жук" Cat_cat, История, США, Атом, Робот, Робототехника, Видео, Длиннопост

Президент Кеннеди прикидывает, не прокатиться ли на таком в Даллас


По сути «Жук" представлял собой сухопутный батискаф, которому вместо морских глубин предстояло работать в невидимых волнах смертоносной радиации.


Увы, все проекты атомолётов были закрыли в 70х годах. Конструкция получалась слишком сложной, возникли проблемы с адекватной защитой экипажа и выбросами радиоактивных частиц в процессе полёта, да и в целом мысль, о последствиях падения или, хуже того, разрушения в воздухе такого самолёта душу не грела. Вместо с отказом от крылатого атома стал ненужным и «Жук». Неизвестно, был он демонтирован или всё еще ждет своего часа в дальнем углу ангара в Зоне 51.


Кто знает, перерасти Холодная война в «горячую» — и сотни его потомков, увешанные новейшим оружием, могли бы бороздить атомные пустоши ГДР, Франции и Чехословакии.

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_154269

Автор: Дима Шуман. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_262090534

Личный хештег автора в ВК - #Шуман@catx2, а это наш Архив публикаций за апрель 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 7 1
102

Кошка и море

Русалки любят кошек, и те отвечают им взаимностью. Дружба двух совершенно разных видов началась в те времена, когда кошки еще не разучились разговаривать. Но, конечно же, свидетелей события, которое привело к этой удивительной дружбе, не осталось. Ходят только легенды о том, как все было.

...

Когда-то давно в небольшой рыбацкой деревушке жила молодая кошка, черная, как ночь, с ярко-желтыми глазами. Кошка была умна и остра на язык. Она не привыкла заискивать перед людьми и не подставляла спину под человеческую руку, чтобы получить свою порцию ласки. Потому, что кошка говорила только то, что считала нужным, и это не всегда приходилось по душе людям, в человеческих домах она не задерживалась. Кошка подолгу жила на улице, присматривалась к рыбакам, их женам в замасленных передниках, маленьким детям, гонявшимся друг за другом с палками и время от времени кидавшим в нее камни. Чем дольше она наблюдала за происходящим в деревушке, тем больше убеждалась, что людям нет дела до окружающих, до их бед и нужд. Жизнь в деревушке была суровой, и люди разучились сочувствовать друг другу, а чтобы выжить зачастую приходилось быть жестоким даже по отношению к близким, не говоря уже о незнакомцах.

Однажды в деревушке случилось невиданное до этого происшествие: в бухте заметили русалку! Несколько дней только об этом и судачили все жители, от самого дряхлого деда до трехлетнего мальца. Рыбаки стали продумывать планы поимки, а их жены шили различные сетки — ведь русалка, живая или мертвая, могла принести известность и богатство.

И вот, когда все было подготовлено, в бухте начали дежурить. Обычно это были группы по двое-трое крепких мужчин, ведь ходили слухи, что русалки ужасно коварны и могут обхитрить кого угодно, и ко всему прочему владеют магией. Кошка долго следила за суматохой, которая царила в некогда тихой деревушке, и думала. Она думала, неужели люди не понимают, что русалка — живое существо, которое нельзя держать в заточении на потеху публике. Или еще хуже, убить, чтобы сделать зелья и амулеты из ее плоти. Для нее, простой уличной кошки, пусть и ежедневно борющейся за выживание, такое казалось дикостью.

Подслушав разговор подвыпивших рыбаков в трактире, кошка сама пошла в бухту, решив во что бы то ни стало спасти русалку от уготованной ей участи. Несколько дней она дежурила вместе с мужчинами, прячась от их глаз, обследуя берег и всматриваясь в волны. На третий день, когда дежурные еще спали, в утренних сумерках кошка, делая ставший уже традиционным обход берега, увидела силуэт в тени одной из пещер. Она не была уверена, но все-таки решила пойти посмотреть.

Осторожно подойдя к пещере, кошка стала прислушиваться к шелесту волн. Услышав сдавленный всхлип, она аккуратно, чтобы не упасть в прохладную воду, пробралась по мокрым камням внутрь и увидела на песке лежащую в сетке, сплетенной из проволоки, русалку. Сетка была закреплена у противоположной стены пещеры таким образом, что во время прилива полностью закрывалась водой, а во время отлива оставалась на суше в нескольких метрах от воды, а ее острые края ранили плоть. Русалка, совсем еще дитя, с серебристой кожей и светлыми волосами, свернулась в клубок внутри этой сетки, стараясь как можно меньше соприкасаться с острыми как иглы краями. Тело ее уже было покрыто небольшими порезами, становящимися все глубже при каждом движении ребенка.

Девочка открыла глаза и увидела кошку, разглядывающую ее с неподдельным интересом, ведь раньше ни одна кошка еще не встречала русалок — наполовину людей, наполовину рыб.

— Не бойся, дитя. Я не причиню тебе зла, — промурлыкала кошка, — как ты здесь оказалась?

— Я хотела собрать камней и ракушек, чтобы сделать ожерелье для своей мамы, но попала в сетку. Ты не знаешь, зачем она здесь?

— Эта сетка специально, чтобы поймать тебя. Неужели тебе не рассказывали, что от человеческих поселений стоит держаться подальше и не попадаться на глаза людям?

— Я была осторожна и старалась не привлекать внимания, но не заметила здесь ловушку. Что теперь со мной будет?

Кошка подошла поближе и, обнюхав, принялась исследовать сетку, прикидывая, как она может освободить русалку. Ловушка хитро крепилась к стене пещеры, не оставляя ей шансов спасти девочку. Но кошка, кажется, знала, кто сможет помочь.

Среди всех деревенских жителей она выделяла одного мальчика. Он был сиротой, и, так же, как и она, не имел своего дома. Частенько они ночевали вместе в какой-нибудь грязной подворотне, нередко мальчик делил с ней последний кусок хлеба. По ночам, удобно устроившись рядом, кошка любила разговаривать с мальчиком: детская непосредственность невероятным образом сочеталась в нем с удивительным для его лет взрослым пониманием жизни. К тому же, он был единственным, кто заступался за кошку, когда над ней издевалась местная детвора. Вот и в этот раз, когда кошке понадобилась помощь, она не раздумывая отправилась на поиски мальчика.

Действовать надо было быстро: уже занимался рассвет, и дежурящие на берегу мужчины могли проснуться в любой момент. К тому же, вода, жизненно необходимая русалке, отходила от нее все дальше, и кожа девочки начала высыхать.

— Лежи как можно тише и постарайся ничем не выдать своего присутствия. Я приведу помощь, — мурлыкнула кошка и со всей доступной ей скоростью побежала в деревушку в поисках своего друга.

Мальчика она нашла почти сразу. Услышав, что стряслось, он тут же бросился за кошкой. Добежав до бухты, кошка показала, в какой пещере дожидается помощи русалка, а сама отправилась отвлекать дежуривших мужчин. Как она и думала, они уже проснулись, но не торопились идти проверять сети. Благодушно разговаривая и перебрасываясь бранными словами, дежурные завтракали. Молодая девушка, которая принесла рыбакам еду, время от времени хихикала и краснела. Кошка остановилась перевести дыхание, а потом, распушив хвост, подошла к сидящим на берегу людям.

— Ну что, все ловите русалку? Неужели и вы повелись на эти басни? — сев неподалеку, она начала вылизывать лапку.

— Мы тебя не спрашивали, что нам делать, а что нет. Иди, куда шла, — резко ответил ей один из мужчин, самый младший в компании, и кинул в кошку подвернувшуюся под руку ракушку.

— Зачем же так грубо, — ловко отскочив мяукнула кошка, — может, я хотела вам помочь, сказать, где давеча видела русалку. Но теперь передумала.

И, задрав хвост, она начала отдаляться от компании. Не прошло и нескольких секунд, как ее окрикнул старший рыбак.

— Рассказывай, что знаешь. А мы, так уж и быть, угостим тебя рыбкой как-нибудь.

Сделав вид, что она обдумывает поступившее предложение, кошка посмотрела в сторону пещеры, ставшей ловушкой для девочки-русалки. Заметив там небольшое движение, она перепрыгнула и встала так, чтобы люди повернулись спиной к пещере.

— Ладно, так уж и быть. Думаете, кошки не слышали, что причитается тем, кто найдет русалку? Одной рыбкой вы не отделаетесь. Пообещайте, что каждый из вас будет угощать меня едой, когда я приду к вашему дому, и впускать меня погреться у вашего очага, — промурлыкала она, потягиваясь.

— А не жирно ли тебе будет, кошка? — вновь начал замахиваться в ее сторону юнец.

— Ну, раз вам неинтересно, я пойду. Нечего мне тут с вами делать, — отвернулась она от мужчин.

— Постой. Ладно. Мы согласны. Рассказывай, — удержав за плечо молодого мужчину сказал старик, и наклонившись к нему, прошептал, — попридержи коней. Нам всего лишь надо выведать информацию у этой вертихвостки. А обещание выполнять никто нас не заставит. Что она нам сделает.

Кошка посмотрела на ухмыляющихся мужчин своими желтыми глазами и начала рассказывать историю о том, как в предутренних сумерках заметила движение воды в противоположном конце бухты, и, желая проверить свою догадку, увидела русалку, висящую в сетке, подвешенной к дереву, ветви которого во время прилива погружались в воду.

— Можете не торопиться, она так старалась выбраться, что совсем выбилась из сил. И сейчас наверняка потеряла сознание от усталости и обезвоживания.

— Без тебя разберемся, — получив нужную ему информацию, старик сразу стал груб, и, забрав разбросанные на песке инструменты, прошел мимо. За ним последовали его товарищи, а девушка, презрительно посмотрев на кошку, двинулась в сторону деревни.

Выждав пару секунд, кошка бросилась в противоположную сторону, к пещере, надеясь, что выиграла достаточно времени, чтобы освободить русалку.

Пока кошка разговаривала с рыбаками на пляже, мальчик незамеченным добрался до пещеры. Пробравшись внутрь, он увидел русалку с глазами, переполненными ужасом.

— Я — друг кошки. Не шевелись, я постараюсь тебе помочь, — как можно мягче проговорил мальчик, чтобы хоть немного успокоить девочку. Он подошел поближе и начал осматривать сеть. Проведя по ней пальцами, мальчик нащупал небольшие углубления в стене пещеры и понял, что сеть закрепили на булыжник, который просто так не сдвинуть, тем более что каждое движение сетки причиняло боль маленькой пленнице. Оглядевшись вокруг, он заметил неподалеку плоский и с виду крепкий камень, которым можно было попробовать поддеть булыжник.

— Сейчас я попробую тебя освободить. Если будет больно, потерпи, по-другому никак, — заранее попросил прощения мальчик. Обессиленная русалка кивнула в ответ и прикусила губу.

Стараясь как можно меньше шевелить сетку, мальчик начал свои попытки. Спустя какое-то время булыжник поддался. В тот момент, когда он уже аккуратно выпускал хвост сетки, послышался легкий шорох песка. Мальчик замер, а русалка испуганно вжала голову в плечи, дрожа всем телом. На камнях показался силуэт кошки.

— Я их отвлекла, но надо поторапливаться, — сказала она.

Мальчик молча начал выпутывать русалку из сетей, после чего подхватил под руки и потащил почти теряющую сознание девочку к воде. Кошка в это время смотрела в сторону, где в любой момент могли появиться жаждущие добычи рыбаки. Почувствовав прохладу волн на своей коже, русалка немного пришла в себя. Когда она была уже на глубине, где могла плыть, кошка крикнула, чтобы она следовала в сторону от пещеры и побежала по берегу, указывая девочке путь. Мальчик бежал за ними.

Благополучно добравшись до выхода из бухты, кошка прыгнула в воду и поплыла к девочке.

— Будь аккуратнее и больше не попадайся людям, — лизнув русалку в нос, сказала она.

Однажды вечером, спустя неделю после этого события, когда суматоха из-за слухов о русалке уже улеглась, кошка снова пришла в бухту. Прогуливаясь по берегу, она добрела до злосчастной пещеры и прошла до того места, где попрощалась с девочкой. Сев на берегу и обвив лапки хвостом, она начала вылизываться, время от времени замирая и вглядываясь в морскую даль. И в какой-то момент ей показалось, что волны подозрительно успокоились, а из глубины поднимается свечение. Проморгавшись, кошка разглядела, что со дна к ней плывет девушка, вернее русалка.

Серебристая кожа мерцала в свете уже взошедшей луны, длинные белокурые волосы облепили плечи и спину девушки, а тиара, украшавшая голову, сияла так, что затмевала звезды. Глубокие, как море, глаза смотрели на кошку с невероятной добротой и признательностью.

— Значит, вот, кого я должна благодарить за спасение моей дочери, — проговорила прекрасная русалка, и продолжила, — отныне твои сородичи, живущие у воды, никогда не будут знать голода. Каждая русалка будет считать своим долгом накормить вас и помочь при необходимости. Но прошу, никогда не рассказывай людям о нашем существовании.

— А как же мальчик, который помог вашей дочери?

— Не волнуйся об этом, он просто все забудет. А теперь прощай. И запомни, что если ты или кто-то из твоих сородичей будете голодать, нужно будет только прийти к берегу, — с этими словами девушка начала погружаться в воду.

В последний момент кошка заметила в вихре волн свою маленькую знакомую, которая приветственно махнула ей рукой, уходя за матерью на глубину.

С тех времен в прибрежных городках и деревушках всегда много кошек. Русалки прилежно выполняют поручение своей королевы и следят за тем, чтобы их пушистые друзья не нуждались в пище и не тонули в море.

Показать полностью
300

Верность

Он открыл глаза. Ничего не болело. Это было странно, потому что последнее, что он помнил, это яркий слепящий свет и сильный удар в бок. А потом темнота…

Сколько сейчас времени? Надо встать. Надо бежать, возвращаться домой. Витька будет переживать. Да, Витька — все, о чем он мог сейчас думать.

Попытался встать, но даже не почувствовал собственного тела. Переведя взгляд вбок, он увидел… себя, лежащего на обочине, и столпившихся людей вокруг. Но как такое возможно?

— Эй, дружок, все хорошо, не переживай, — услышал он голос рядом с собой, — ты должен идти со мной. Здесь тебя уже ничего не держит.

— Что случилось?

— Ты умер. Тебя сбила машина. Люди пытаются помочь, но, к сожалению, уже ничего не исправить. Мне жаль, но мы должны идти.

...

Пес поднял морду и посмотрел на существо, стоявшее рядом. Было непонятно, мужчина это или женщина, старое оно или молодое. Но от него исходило ощущение спокойствия, безопасности и мудрости. И пес бы не задумываясь пошел с этим существом, но одна мысль не давала ему покоя… «Витька. Что будет с Витькой, если я не вернусь? Кто будет теперь его защищать?»

— Я знаю, о чем ты думаешь. Но ты ему уже ничем не поможешь. Ты теперь бестелесный дух.

Тоска, которую он еще никогда не испытывал, навалилась на пса. И он заскулил. Смерть его не торопила, а ждала, пока он выплеснет всю душевную боль, которую сейчас чувствует.

Через некоторое время он сказал:

— Хорошо, я согласен уйти с тобой. Но прошу, выполни мое единственное желание: дай попрощаться с Витькой.

— Ты же понимаешь, что он тебя не увидит?

— Зато я его увижу.

На город опустился вечер. Мужчина, ставший невольным убийцей, завернул в найденную в багажнике ткань тело сбитой собаки и повез хоронить в ближайший подлесок.

По темным улицам шли двое: Смерть в черном балахоне и трусивший рядом пес — лохматая дворняжка с порванным ухом и опущенным хвостом. Они шли туда, где, несмотря на все побои, которые доставались псу от вечно пьяных хозяев, мужчины и женщины, он был счастлив. Счастлив потому, что рядом всегда был мальчик, их сын — ребенок, защищая которого он и получал ежедневные тумаки. Каждый день, пока мальчик был в школе, его выгоняли на улицу, а вечером в одно и то же время пес возвращался, встречал Витьку из школы и вместе они шли домой.

Но сегодня он не вернется, сколько бы Витька не ждал его у подъезда. Это угнетало пса сильнее собственной смерти.

Витьку он увидел задолго до того, как они подошли к подъезду. Даже не увидел, а скорее почувствовал, что он там. Стоит и ждет своего верного друга и единственного защитника.

Витька вглядывался в темноту. Из открытого окна доносились пьяные крики и ругательства. Вдруг в этом же окне появилась женская фигура, которая со злобой прикрикнула на мальчика, чтобы он немедленно поднимался.

— Еще пять минуточек, мам. Я должен дождаться Мухтара. Он всегда возвращался.

— Да сдох уже твой Мухтар в какой-нибудь подворотне. Нам легче, не надо будет кормить еще одного нахлебника, — в окне рядом с женщиной появился такой же пьяный мужчина.

«Я знаю, что он вернется. Он всегда возвращался,» — себе под нос прошептал мальчик. Но пес, который всегда безошибочно угадывал его мысли и настроения, понял, что Витька обо всем догадался. Он тихо подошел к мальчику, не потревожив даже воздуха вокруг него, и уткнулся мордой ему в живот, как частенько делал, чтобы успокоить ребенка. В этот момент из глаз мальчика потекли слезы.

Смерть стояла поодаль и наблюдала. Ей было ужасно жаль маленького мальчика и его верного хвостатого товарища. Но сделать она ничего не могла. Такова была их судьба…

И тут из окна в сторону мальчика полетел какой-то предмет. Это один из собутыльников его родителей, пытаясь привлечь внимание ребенка и заставить идти домой, швырнул в него разбитой бутылкой.

Пес, по старой привычке кинувшийся защищать ребенка, не сразу понял, что сейчас от его помощи не будет толку — бутылка просто пролетит мимо и ранит его Витьку. Но случилось невероятное: предмет, как будто встретившийся с телом собаки, отскочил в сторону, не задев ребенка.

Смерть, подавшись вперед, обдумывала ситуацию. А Витька, как будто догадавшись, кто стал его спасителем, тихо пробормотал имя пса и посмотрел в ту сторону, где стоял его дух. Конечно, видеть его он не мог, в этом Смерть была уверена. Но что-то заставило ее задуматься…

Когда мальчик начал собираться домой, пес отошел к своему провожатому и, вильнув хвостом, сказал:

— Спасибо, что дал попрощаться. Теперь я готов идти с тобой.

— Знаешь, вы мне нравитесь. Я вижу, почему ты так рвался домой. Ему будет трудно без тебя, поэтому я, пожалуй, нарушу свое же правило, — пожала плечами Смерть, — я оставлю тебя в этом мире. Но вернуть к жизни не смогу.

— Это значит, что я останусь с Витькой навсегда? — не веря переспросил пес.

— Да. Отныне ты будешь его ангелом-хранителем и всегда будешь рядом. Возможно, он будет чувствовать твое присутствие. Но увидеть не сможет никогда. Ты согласен?

— Конечно. Спасибо! — пролаял пес, виляя хвостом от радости, и кинулся догонять своего друга.

Легкая дымка, которая только что была псом-дворняжкой с порванным ухом, улетучилась. Скрылся в подъезде и мальчик Витька. А Смерть все стояла и смотрела в темноту, понимая, что сколько бы жизней она не забрала, сколько бы столетий не просуществовала, живым существам еще есть, чем ее удивить.

Показать полностью
66

Лифт в преисподнюю. Главы 5-6

Предыдущая глава


Глава 5. Пятая дверь.


Саша всё делал очень тихо. Даже рылся в мусоре. Как художник производит движения кистью, так и он неторопливо перекладывал всё ненужное в сторону.


Ему удалось найти 25 литров воды, «упакованных» в четырех пятилитровых бутылях, и ещё нескольких меньшего объёма. Хватит в экономном режиме на пару недель. И это помимо газировки.


«Что у нас есть ещё?»


Три покрытые пылью банки с сайрой и две с горбушей. На жестянках имелись вмятины. Беспокоило ли это Сашу? Нисколько. Отдела по защите прав потребителей всё равно уже не существовало. Да и он не собирался платить за покупку. Так что сойдет.


Шпроты. Восемь маленьких банок. Печень трески. Три штуки.


Водка. Виски. Портвейн «Три топора».


«Это на потом», — решил он и оставил алкоголь нетронутым. «Синей» воды, кстати, лежало вокруг достаточно много, что показалось Саше странным.


Шесть пачек гречки по девятьсот грамм каждая. Она, видимо, была не самым популярным товаром во время «неразберихи», потому что других продуктов осталось всего по одной-две упаковке. Рис, перловка, макароны практически исчезли с прилавков этого магазина. Хотя макароны — отдельный вопрос. Они хранились в большом бумажном мешке. Такие мелкие, тоненькие, продавались на развес. Мешок был разорван с одного края и лежал на железном шкафчике возле…


Ещё одной двери.


Чёрт!


Саша застыл на месте, словно, превратился в камень. Как можно было забыть об этой двери?


От глаз её загораживало торговое оборудование, а вела она в подсобку слева от кассы. И Саша уже несколько раз проходил мимо, даже не обратив на неё внимания! Но если после всего шума, что он здесь произвёл, дверь не открылась. Значит…


«А ничего это не значит, — сказал трусливый голос внутри. — Что угодно может произойти».


И «пятая» дверь приоткрылась.


«Везение закончилось!» — противно пропищал голос внутри.


Саша почувствовал, как каменеют его мышцы и становится трудно дышать — тело, скованное страхом, не позволяло двигаться грудной клетке.


«То, что пытается открыться само по себе, не может таить за собой ничего хорошего. Не в этом мире».


Кирпич, найденный им, лежал на морозильной витрине, которая стояла между Сашей и зловещей подсобкой. Ровно посередине.


Дверь, поскрипывая, начала ходить туда-сюда. Едва приоткрывшись, она снова закрывалась.


«Может быть, сквозняк? — проклиная свою судьбу, предположил Саша. — Вряд ли. Там не может быть окна».


Он не двигался.


Стоял. Смотрел.


Ничего не происходило. Кроме того, что дверь пыталась открыться.


Панический страх накатывал волнами. Или как он там накатывает?


Проходил.


Возвращался.


В ритм движениям этой злополучной двери.


«Если я просто отсюда уйду. То будет ли всё нормально? — начал спорить сам с собой Саша. — Пакеты собраны. Вода у двери. Но где-то через неделю мне снова придётся сюда вернуться. А я не смогу! Хотя если у меня будет нож… Да кого я обманываю! Не вернусь! Но с другой стороны, мне здесь ничего больше и не надо. Хотя, я далеко не всё в этом месте осмотрел. Возможно, припасов получится найти ещё предостаточно. И это место очень близко к дому. Как говорится, стратегически важная точка, которую непростительно потерять».


Очень близко к дому…


«А что если «бывший» по моему следу доберётся до квартиры? Дверь открыть не сможет. Но наделать шума и привлечь других тварей сумеет. Когда-нибудь эти «иначеживые» додумаются забраться через балкон. А это не входит в мои планы».


Саша и сам не понял, как подошёл к морозильнику и положил руку на кирпич, оставленный там ранее. Теперь следовало сжать пальцы, чтобы взять его.


В этот момент дверь дёрнулась сильнее чем прежде. И приоткрылась шире. Но в темноте ничего не получилось разглядеть.


У Саши не получилось.


Но кто-то. Тот, кто находился за дверью.


Смог разглядеть всё прекрасно.


И Саша услышал слабый хрип. Незнакомое сдавленное рычание. Признаки живого. Вернее, неживого.


В дверь начали скрестись.


Паниковать, бежать сломя голову! Спотыкаться! Падать! Повредить ногу обо что-то? Хромая бежать до подъезда?


Ничего не принести домой? Умирать?


Нет.


Внутренняя борьба (относительно того, как поступить) у Саши закончилась быстро. «Развернув» в своей голове несколько полотен будущего, он выбрал то, что сулило ему большую выгоду.


За этот, как ему казалось, длинный день, он научился чуточку быстрее принимать правильные решения. Три месяца страха и сплошных «поисков вариантов» наконец-то приносили свои плоды.


Было страшно. Колени подгибались, стало подташнивать. Сердце снова заколотилось, как у какого-нибудь знаменитого бегуна. Негра.


Но Саша начал двигаться. Он схватил пакеты с продуктами и оттащил к входной двери. Аккуратно приоткрыл её. Выглянул.


Моросил дождь, солнце спряталось. Чернота скапливалась там, где раньше виделись просто тени.


Поблизости ни души, ни «мертвоходящего» тела. Саша, стараясь не производить шума, выставил пакеты за порог.


Вернулся.


Взял кирпич и снова быстро вышел. Положил его возле двери. Так, чтобы если кто-то попытался её открыть, то сдвинул бы кирпич.


Саша просунул руки сквозь ручки пакетов с припасами и повесил их на плечи. Потом согнувшись взял в руки «баклажки» с водой. Выпрямился. Еле-еле. Говорят, своя ноша не тянет. Но она тянет. Реально прижимает к земле. Неудобные пластмассовые ручки впились в наполовину разжавшиеся пальцы. Колени подогнулись. Саша мог идти только медленно и сильно пошатываясь. Приходилось напрягаться, чтобы не выпустить воду из рук. Особенно, когда он спускался по ступенькам крыльца.


Ладони моментально вспотели. Да и сам он весь тоже покрылся испариной. Шаг за шагом Саша петляя приближался к двери подъезда.


Глава 6. Кушай, зайка.


Саша случайно ударил бутылём по бамперу покрытой грязью иномарки. Седан. Колёса спущены. Сигнализация не сработала, видимо, аккумулятор «сел». Но адреналин от испуга, что звук кто-то услышит, уже распространялся по крови.


Снова оглянулся. Никого. Ничего.


Это хорошо. Вперёд!


Вот и подъезд. Собачка лежала на своем месте.


Онемевшие пальцы без его ведома внезапно разжались. Но он успел присесть, и бутылки мягко опустились на землю. То есть прямо в грязь.


Захотелось пить. И есть. Много чего хотелось, но желание поскорее убраться с улицы всё же преобладало.


Закрываем один глаз, чтобы потом лучше ориентироваться в темноте. Три глубоких вдоха. Пальцы с болью сжались. Ноги разогнулись. Дверь мыском ноги вправо. Вперёд!


Ступеньку за ступенькой он нёс свой драгоценный груз к квартире. Снова и снова заставлял себя переставлять ноги, не разжимать пальцы, терпеть боль. Сила воли. Очень полезная штука. Главное — иметь цель.


И вот металлическая, обитая кожзамом дверь возникла перед глазами.


Поставил всё на пол. Постучал. Отошёл назад и взглянул наверх. Никого.


С другой стороны двери скрипнул пол.


— Открывай! Скорее открывай! — поторопил он жену.


Зашевелилась щеколда в пазу. Скрипнула, противно, как мел по доске. Дверь слегка приоткрылась.


— Да что мне и открывать ещё самому! — почти закричал Саша. — У меня руки все… открывай!


Дверь моментально распахнулась. И он увидел замотанную в давно не стиранный плед женщину. В такой же несвежей одежде. Посмотрев испуганными глазами на Сашу и увидев его ношу, она быстро отпрянула в сторону.


Дорога освободилась. Пальцы сжались. Ноги разогнулись. Вперёд. Рывок, который называется последним!


Проходя мимо жены, Саша начал улыбаться. Но когда уже ставил продукты в прихожей, улыбка исчезла с его лица. Выполнив первую часть плана, он вспомнил про вторую. Вытряхнув пакеты с едой прямо на пол, он метнулся на кухню и взял ещё один нож.


Сын сидел в зале на диване и вопросительно смотрел на него. Ничего не говорил. Приучили молчать.


Вернувшись в прихожую, он сказал:


— В магазине ещё много еды. Воды, думаю, тоже. Но, по-моему, там кто-то есть.


— То есть? — словно, выронила она эти слова и прижалась спиной к стене.


— Ну, то есть там точно кто-то есть.


Глаза жены вопросительно расширились, но она была так слаба, что не смогла заплакать или просто не успела. Саша знал, что нельзя тратить время на разговоры, иначе он струсит и не доведёт до конца то, что задумал.


— Некогда объяснять. Сейчас я проверю подъезд. Закрою его чем-нибудь снаружи, — это Саша придумал только что, нужно же было как-то успокоить и отвлечь мысли жены. — Если со мной что-то случится… А со мной ничего не случится, то вы, по крайней мере, будете закрыты. Но всё будет нормально. Я уже убил одного.


— Да? О боже! Но как? Где?


— Неважно. Жди.


С этими словами он сжал её плечо. Заглянул в глаза. Неуверенно улыбнулся. Она ответила ему только страхом в своём взгляде.


Саша прошёл через тёмную прихожую и, глубоко вдохнув, вышёл из квартиры.


— Закрой.


***


Когда Саша вышел, Марина почувствовала, будто её жизнь ушла вместе с ним. Оставаться дома, когда твой муж пошёл сражаться с «бывшим», было невыносимо. От страха за него, за себя, за всё.


Но с другой стороны, что она могла там сделать?


«Да что угодно! Лишь бы помочь ему победить! Поэтому-то ты и жена! — закричала она про себя. — Ладно, — начала успокаиваться Марина, — он со всем справится. Сказал, что справится, значит так и будет. В конце концов у меня нет причин ему не доверять. Ведь если бы не Саша, то мы все бы уже были мертвы».


Она уже понадеялась, что сегодня Саше больше не понадобится выходить, поэтому его решение снова покинуть дом выбило её из колеи. Марина начала возвращаться к жизни из своих мучительных размышлений и вдруг поняла, что сидит у закрытой двери, обняв колени руками. Забыла обо всём. Растворилась в мыслях.


Надавив на веки, она «выжала» и сразу же вытерла не выпущенные слезы и, оперевшись на стену, начала подниматься. Прислонив ухо к двери, прислушалась. Шаги Саши давно утихли. Ушёл. Шорох с кухни подсказал, что маленький Миша добрался до продуктов, принесённых папой.


«Нужно чем-то занять себя, — подумала Марина. — Например, можно разобрать продукты и накормить ребенка».


На кухне Марина увидела Мишу, игравшего с пачками гречки, и улыбнулась. Ребёнок в последнее время перестал проявлять интерес к чему-либо, и в его глазах давно уже нельзя было увидеть искорок.


— Ну что, давай я тебя накормлю! — прошептала Марина и провела рукой по волосам мальчика, но тот ей ничего не ответил. Сын вертел прозрачную упаковку с гречкой в грязных руках и наблюдал за тем, как ядрица пересыпается.


Марина достала банку тушёнки и нашла в одном из ящиков стола «открывашку». Вздохнула. В «те» хорошие времена консервы всегда открывал Саша. Но сейчас ей нужно перешагнуть через воспоминания из старого мира. Теперь они живут в мире новом…


Немного помучавшись, Марина открыла банку, размельчила мясо в ней ножом и поставила на стол перед Мишей. Положила рядом одноразовую вилку и сказала:


— Кушай, зайка. Это вкусно. Сейчас я тебе водички налью.


Марина осторожно выглянула в окно. Вдалеке на границе видимости. По одной из улиц шёл человек. «Бывший». Её тревога начала утихать, когда она поняла, что существо удаляется, а не идёт в их сторону.

Показать полностью
69

Лифт в преисподнюю. Глава 4. Есть кто-нибудь?

Предыдущая глава


Саша чувствовал себя хорошо.


Полегчало.


В теле пульсировала кровь, и сердце не сбавляло ритм. Саша думал быстро. И только по делу. Страх развернул перед ним новое полотно будущего, после чего моторчик в его груди начал работать спокойнее.


«Это был всего лишь полудохлый пёс. Не я убил его. Он убил себя, напав на меня. Я бы не справился с ним в любой другой ситуации. Точнее, вряд ли. Нож стоило забрать».


Саша вдруг понял, что стоит перед высоким металлическим крыльцом магазина.


Дошёл.


Дверь была приоткрыта.


***


Это уже четвёртая дверь за последние полчаса. Или сколько там прошло времени?


Нет, он не обсчитался. В квартире две двери. Одна в подъезде. И четвёртая — вот.


ПВХ. Белая. Половину её занимает стекло, ниже длинная ручка. Такие ставили почти во всех дворовых магазинах.


Дверь приоткрыта.


Под неё что-то подложили? Видимо…


Саша оглянулся. Пусто в городе. Тихо.


В некоторых машинах открыты двери, разбиты стёкла. Одна даже когда-то наехала на бордюр и сорвала бампер. Чинить его не придется.


«Интересно, а хоть какая-нибудь из них заведётся? — спросил он сам себя. — Три месяца прошло, аккумулятор в любом случае должен разрядиться».


Саша встал на первую ступеньку. Хлюпнула грязь.


Семь ступенек наверх.


Хлюп-хлюп-хлюп.


Остановился. Огляделся.


Внутри он был сосредоточен. Максимально, как только возможно. Это немного помогало с дрожью. Несмотря на последние его решительные действия, она колотила тело так, что руки соскакивали с перил на крыльце.


Застыв на секунду на третьей ступеньке, Саша снова оглянулся по сторонам. На всякий случай. Затем одним прыжком перескочил оставшиеся четыре ступени и оказался на площадке перед дверью в магазин.


За стеклом чернота. Не темнота. Чернота. Саше в последнее время всё виделось в неестественных чёрных тонах.


Заморосил дождь.


Возле двери лежала половина белого кирпича с неровным куском не отвалившегося цемента.


Взял кирпич в руки. Ощутил его тяжесть, которая могла бы добавить чуточку уверенности в себе, но почему-то этого не произошло.


«Ни черта не видно», — пробормотал он почти вслух.


Стекло было грязным. Три месяца пыль оседала на него.


«Протереть или лучше приоткрыть дверь? — сам у себя спросил Саша. — Если начать стирать грязь, и внутри кто-то окажется, то будет проще убежать. А если приоткрыть, то он может наброситься сразу. С другой стороны, всё равно там темно, и я ничего не увижу».


Саша прислонил ухо к двери и прислушался.


Тишина. Это значит — никого?


«Неприятно. И это от того, что везде в последнее время было тихо? Потому что все умерли. А вот это уже, действительно, неприятно, — в нерешительности он мялся у двери. — Неважно! О чем я сейчас думаю!»


В щель тоже ничего не получилось разглядеть. Из-за черноты, присутствовавшей везде.


Саша начал открывать дверь. Сначала он крепко взялся за ручку, занёс кирпич для удара и только потом потянул её на себя.


Темно. Бардак. Запах гниющих продуктов. Стёкла в холодильниках для пива выбиты. Но несколько банок и полуторалитровых бутылок ещё остались на месте.


Пиво…


Саша вздохнул и открыл входную дверь шире. Уже можно спокойно пройти боком.


Абсолютный беспорядок. Коробки, бутылки, склянки и прочий мусор завалили пол. Один из морозильников слева перевернут.


«Видимо, никого… Тогда, доброе утро!»


Саша трусовато улыбнулся и вошёл в магазин. Сначала стоило всё осмотреть и только потом искать продукты и воду.


— Есть кто-нибудь? — робко спросил он на всякий случай.


Поправил шарф, закрывавший лицо, чтобы стало легче дышать.


Похоже, все ушли, уползли или умерли.


Он достал какую-то грязную коробку и подпер ею дверь, чтобы та не закрылась совсем. Ведь, чтобы растворять черноту, требовался свет.


Снова осмотрелся. За кассой находился дверной проём, но без самой двери. Сразу напротив — окно. Такое же грязное, как и всё здесь. Но слабый свет из него значительно облегчал жизнь Саше.


Он начал медленно пробираться к кассе.


Кирпич держал наготове.


Стоп!


Из-под картонного мусора выглядывало короткое горлышко с синей крышкой от пятилитровой бутылки воды. И она была полная! Саша обрадовался такой находке. К тому же на самой кассе валялось несколько запыленных шоколадок. Ну, все эти «раскрученные» с орехами и вафельной крошкой.


Странные чувства наполнили его. Что-то внутри тревожно всколыхнулось, ослабла какая-то пружина. Он вспомнил, как тысячу раз покупал эти шоколадки, да и воду домой. Для своих. Какое хорошее было время. И казалось, что всё может стать ещё лучше, если начать больше зарабатывать и так далее. А на самом-то деле хорошо — это всегда «сейчас». Хотя в данной ситуации, лучше всё же употребить слово «тогда». Сейчас-то ничего хорошего не происходит.


Саша отогнал эти мысли и заметил, что уже находится возле кассы. За ней — никого. Следующая комната полностью просматривалась. В магазине он один.


«Что ж…»


Первым делом Саша отнёс к двери «баклажку» с водой, которую заметил в мусоре. Затем достал из кармана пакеты, в которые собирался складывать провиант, если такой удастся найти. Каждый из них был вставлен в другой для прочности. Правда, по закону подлости, они оказались разного размера, что выходило не очень практично. Но за отсутствием выбора…

Показать полностью
67

Лифт в преисподнюю. Глава 3. Улица

Предыдущая глава


Спокойным движением Саша открыл дверь шире. В проём уже можно было протиснуться.


Почти вся парковка так и осталась заставлена машинами. Опавшие листья никто не убирал, и они гнили, покрыв всё вокруг тонким слоем грязи.


Дверь магазина стала видна уже отсюда. Метров сто. Может быть, чуть больше. Или меньше.


Прямо. Напротив его дома стояла такая же типичная пятиэтажка из красного кирпича. Почти все окна на первом этаже оказались разбиты.


Почему? В них кто-то забирался или наоборот пытался выбраться? Слева ещё один такой же дом. За ним перекрёсток. Но идти нужно направо.


«Так, прежде чем выходить, — сказал он про себя, — нужно оценить все препятствия».


Дом, в котором жил Саша, и пункт его назначения разделяла стихийная парковка. Первые пять машин стояли в ряд у подъезда. Ещё восемь или больше брошены у самого магазина. Между ними находился кусочек огороженной металлической оградкой «зелёной зоны». Сейчас этот клочок земли был завален мусором и опавшими листьями. Он выглядел таким же серым и безжизненным как и всё вокруг.


Когда Саша пойдёт к магазину, машины окажутся по левую руку. Справа за его домом покажется асфальт одной из основных автодорог города. Да, окна квартиры, в которой он жил, выходили прямо на проезжую часть. Ни капли свежего воздуха, зато сдавали за недорого...


Стоит пройти немного вперед, и слева станет видна детская площадка и проезд ещё к нескольким домам. Пять-семь шагов прямо, и он будет у крыльца магазина. В принципе, всё просматривается даже отсюда. Вот только как действовать? Идти спокойно или бежать?


Бег. Минусы: шум, сложно разглядеть «бывших». Плюсы: позволяет быстро оказаться в нужном месте.


Шаг. Минусы: зомби могут успеть заметить. Плюсы: отсутствие шума, возможность оглядеться и спрятаться.


«Лучше идти», — решил Саша и распахнул дверь.


Медленно сделал шаг вперед и наступил на ковер из гниющих листьев. Под ногами захлюпало.


На пару метров отошёл от подъезда.


«Странно, — заметил он. – Никого. Безжизненно. Даже птиц нет. Что с ними-то могло случиться? Неужели люди и их смогли «покусать»? Какой-то бре…»


Движение слева!


Сердце, словно, до этого момента лежавшее в груди мёртвым, сорвалось с места. Саша почувствовал настоящую боль внутри. Глаза затянула красная пелена, не скрывавшая только Это.


Собака.


«Ух, псинища! – пропищал в голове голосок».


У Саши задрожали руки, а колени начали буквально стучать друг о друга.


В прошлом, когда мир ещё выглядел подвластным людям, то, что стояло перед ним, было собакой. Среднего размера. Не крупная, не маленькая. По родословной, вероятно, дворняга.


Но сейчас этот пёс сильно изменился.


В корне. Серая с чёрным густая длинная шерсть облезла на боках и открыла бугристые сочащиеся гнойники. Морда сильно вытянулась вперед, и пасть теперь, наверное, стала сантиметров тридцать-сорок в длину. Много родных зубов выпало, вместо них торчали странные чёрно-грязные… штуки. Неровные, похожие на осколки камней. Правый глаз был выбит, а обрубки задних лап влачились по земле.


Незнакомая злость слабо, но старалась выдавить заполнивший его страх. Твердая решимость убить, хотя бы одну из этих тварей, начинала разжигать его ещё ни разу не горевший костер. Но с дрожью это пока помогало слабо.


Тварь, повернув голову набок, достаточно шустро ползла к Саше.


А он замер.


Бежать? Куда? Домой или в магазин?


Или не бежать.


Внутри Саша почувствовал нарастающий жар. Его трясло. Он просто не мог решить, что делать. Поэтому и стоял. Ждал, как развернутся события.


Хотя тут всё было понятно. Тварь добирается до него. Набрасывается. Убивает. Ест. И у псины наступает тихий час.


Нет, так не пойдет.


Когда тварь подползла уже совсем близко, и до Саши оставался какой-нибудь метр, он начал медленно отступать назад. «Бывшая» собака злобно забулькала и пролила из пасти кровавой слюны. Мощные, кривые лапы ловко тащили прогнившее тело в сторону человека.


Саша резко остановился.


Сделал большой шаг вперед.


Хрясь!


От удара его ноги у твари хрустнула челюсть, а сама она повалилась набок. Не теряя времени, Саша прыгнул на псину. Он обрушил на неё весь свой вес, буквально вдавив в землю обеими ногами. Из собачьей глотки брызнула кровь, и она снова начала издавать булькающие звуки.


Не хотела умирать.


С размаху Саша вогнал нож ей в мозг через последний зрячий глаз. А именно через левый.


И всё закончилось.


«Надо вытащить нож», — подсказал он себе, медленно отступая назад от тела.


Возвращаться к псине не хотелось и, резко развернувшись, Саша быстро зашагал к магазину.


А вокруг никого.


Как оказалось, страх мог не только сковывать тело и мысли. Если «употреблять» его в больших порциях — он очищает голову от всего лишнего. Благодаря этому мозг занимается тем, для чего предназначен. Думает. Ищет способы решения того, что нерешаемо. И не зная того сам, находит внутри себя то, что найти казалось бы нельзя. Теперь всё, что он нашёл, хранилось в его голове. Ждало, когда им воспользуются.


Разумеется, таким багажом можно обзавестись только, если бояться достаточно долго.


Страх подготавливает. Заставляет разрабатывать и носить с собой в голове необходимые «заготовки». На всякие случаи. Как сейчас, чёткая и продуманная последовательность действий. Никакой жалости. Никаких вторых шансов.


Саша, конечно, не думал об этом «прямо так». Но он смог почувствовать, что сделал всё правильно и быстро, потому что был готов. Жить.

Показать полностью
83

Лифт в преисподнюю. Глава 2. Вторая дверь

Предыдущая глава


Внизу чисто. Настолько, насколько можно разглядеть в этой черноте.


Саша медленно поднял голову вверх. Тоже вроде бы никого.


Можно идти.


Осторожно шагая, он начал подниматься по лестнице. Задача — подойти к окну и постараться разглядеть, что творится внизу.


Шаг за шагом он преодолел все ступени и попал на площадку между этажами. На окне лежали рекламные буклеты. Люди со счастливыми лицами смотрели на него с картинок. Одни предлагали пластиковые окна в рассрочку, другие — займы в несколько тысяч.


Спасибо, не надо.


Оперевшись на подоконник кончиками пальцев, Саша выглянул в окно. Несколько машин на парковке. Две столкнулись. Рядом тело.


Или показалось?


«Нет, кто-то лежит. Может быть, это просто одежда? — заволновался Саша. — Сто процентов мертвый, всего занесло мусором, листьями. Это хорошо».


А не плохо это тем, что пройди здесь недавно «бывший», он точно потревожил бы труп. Перевернул, разорвал… А отсюда (хотя «отсюда» это три с половиной этажа) тело выглядело нетронутым.


Внезапно Саша понял, что, поднявшись на лестничную площадку, он не оглянулся. Не посмотрел, есть ли кто-нибудь на следующем этаже. Сверху. Сзади.


Сердце кольнуло, и во рту появился странный привкус. Картинка слегка смазалась — повысилось давление.


От волнения?


Нет, от страха! Собравшись с силами, он начал разворачиваться. Медленно, чтобы не спугнуть или не разозлить того, кто мог находиться там. Напряг и расслабил мышцы правой руки. Всё «работает». Отлично, продолжаем двигаться. Не стоим! Идём!


Тень.


Чёрт, там какая-то тень! Бежать? Куда? Как?


Глаза стали слезиться от напряжения, но не хватало сил моргнуть. Только бы не опустить взгляд и различить, что там в темноте.


Но если бы кто-то хотел напасть, то уже прыгнул бы?


Саша выдохнул.


Моргнул. Капнули слёзы. Нож едва не вывалился из руки. Хотелось разрыдаться от напряжения. Прямо здесь сесть и заплакать…


Или оно может спать?


Не успев расслабиться, Саша снова напрягся. Но на этот раз он со странной для себя решительностью просто двинулся вперёд. Разумеется, тихо.


«Это однозначно нужно проверить, — стараясь победить трусость, убедительно говорил голос внутри него. — Значит, нужно сделать это быстро! Раз! И всё! Подошел и ткнул ножом!»


Медленно поднимаясь по ступенькам, Саша не спускал глаз с тёмной кучи тряпья, что лежала у одной из дверей. И, кажется, она была размером со взрослого человека.


Ещё шаг.


Тени постоянно двигались. Да ещё и сам он загораживал свет от окна, поэтому разглядеть, что именно там лежало, не получалось.


«Но в любом же случае нужно подойти, — не слишком уверенно подбадривал знакомый голос внутри головы. — Значит нечего стараться разглядеть всё отсюда».


Снова шаг.


«Не шевелится. Будь это «больная» тварь, то давно бы уже учуяла мой запах или услышала возню».


Шаг.


«Значит, передо мной предмет неодушевленный. А такой предмет бояться не стоит».


Еще шаг. И вот он перед ним.


Саша немного присел, взялся левой рукой за перила, завел другую с ножом вверх за голову.


«Раз, два, три!»


Нож с трудом вошёл во что-то твердое. Но оно не зашевелилось и не издало никакого звука.


«Пронесло?»


На душе мгновенно стало спокойнее. Тепло и хорошо внутри. Ножом Саша аккуратно развернул тряпье и понял, что перед ним лежал труп. И «прилёг» этот тип здесь уже давно, стал просто какой-то сгнившей мумией.


«Теперь однозначно нужно подняться до пятого этажа, — твердо решил он. — Проверить. Ещё один лестничный подъем. Как же хорошо, что мы снимаем квартиру в пятиэтажке. Хотя и не платим за неё уже три месяца».


Мужчина с трудом встал на ноги и начал подниматься наверх. Он успокаивал себя тем, что произвел здесь уже достаточно шума и, окажись кто-нибудь наверху, то непременно бы уже спустился. Поэтому у него почти получилось унять свою мелкую дрожь во время подъема на пятый этаж.


Никого.


«Славно».


У Саши начинало подниматься настроение. Насколько это возможно в мире, погруженном в небытие.


«Если всё и хорошо, то только благодаря тому, что ты всегда начеку, — начал он приводить свои мысли в порядок. — Нельзя расслабляться! Не здесь и не сейчас! Нужно помнить о том, где ты и что должен сделать. И что может тебе помешать».


Спускаясь вниз, Саша ступал медленно, стараясь не шуметь. Пусть здесь никого нет, но грохотать зимними ботинками по бетонным ступенькам тоже незачем. Проходя мимо своей двери, он улыбнулся и помахал рукой.


«Зачем улыбался? Я же в маске».


Совсем скоро он упёрся взглядом в дверь, что разделяла его уютный подъезд и новый мир.


Это была не та дверь, что с домофоном и всё такое.


Она осталась со времён «совка». Толстая, обшитая изнутри какими-то тонкими деревянными рейками, обшарпанная по краям. В некоторых местах торчали уже не острые гвозди.


Саша подошел к ней. Не на ощупь. Глаза привыкли к темноте, и у него получалось кое-как ориентироваться здесь. Он взялся за ручку. Прижался к двери левым плечом, приподнял её, чтобы не скрипнула, и плавно толкнул вперёд.


Черноту подъезда медленно начал разъедать дневной свет. Слабый, словно, какой-то больной, он просачивался внутрь и рисовал в новых цветах мир за дверью.


За щелью показались деревья без листьев, а перед ними несколько брошенных машин.


Небо серое – без солнца. Ветерок. Свежий воздух. Даже немного закружилась голова.

Показать полностью
93

Лифт в преисподнюю. Глава 1. Дверь

Саша следил за огненным шаром из окна. И ненавидел его. Без солнца теперь становилось совсем плохо. Чем меньше света, тем больше какой-то странной черноты. Не тьмы — черноты.


«Расстановка сил» не зависела от ночи и дня. «Бывшие» и под солнцем себя чувствовали прекрасно. Но шума производили меньше. От этого ощущение сумасшествия немного угасало. Сумасшествия из-за трехмесячного заточения в двухкомнатной квартире. Но он знал — жить оставалось недолго.


Саша закрыл входную дверь в квартиру в августе. Сейчас конец ноября. Впервые за несколько дней не шёл дождь. В квартире было холодно и сыро. Еда закончилась вчера. Воды два стакана. Что делать? Ясно, что делать. Саше нужно открыть дверь.


Третий этаж. На каждом по четыре квартиры. Сколько Их там может оказаться? Если все жильцы были дома, когда «обрели себя», то минимум двадцать два трупа. Которые ходят. Ждут или ищут. Таких как Саша. И таких, как его жена и сын, Марина и Миша, ещё живых.


Они сидели на диване, укутавшись в одеяла и старый плед. У противоположной стены от выхода на балкон. Марина смотрела в пол. Она знала, что её мужу придётся выйти на улицу, чтобы найти еды. Поэтому в глаза другим осмеливался смотреть только Саша. Миша ещё не понимал толком, что происходит, а Марине было не по себе. Ведь приходилось любимого человека отправлять за железную дверь. Это казалось равносильным тому, что ты сам должен туда выйти. Но только в некотором смысле «равносильным». Если ты не выходишь сам, то просто не находишь себе места. Волнуешься, плачешь, наверное, что-то ещё. А если за дверь идёшь ты, то там, определенно, ощущения другого рода. И представить их довольно сложно, потому что и здесь-то, в квартире, всем правит страх. Тяжелый страх из-за отсутствия вариантов.


Храбриться перестали в октябре. Когда не появилось никаких спасателей, людей с автоматами, голосов и громкоговорителей. Или просто вертолета. Который бы пролетел невысоко над домами и улетел в свои дали. Совершенно понятно, что бы это значило. Но никого не было. А это значило совершенно другое.


Саша оказался не дурак. Точнее, дураком его считали друзья, коллеги, даже жена. Они думали так до определенного момента. Не долго. Пока цивилизация, пошатнувшись, не рухнула на самое бездонное дно.


На это ушло три дня.


И пока одни, рискуя заразиться, набивали сумки в магазинах, Саша сидел дома и кипятил воду. Он догадывался, что её не стоит пить сырой, и понимал, что скоро водопровод отключат вовсе. Благодаря случайности или счастливому стечению «случайностей» у него получилось подготовиться к вынужденной изоляции и запастись многим необходимым. Теперь Саша и его семья начали ждать, когда цивилизация поднимется со своего дна, чтобы они могли влиться в неё.


Никто не поднялся. Никто не приехал и даже не пришёл. После трёх дней суматохи началась тишина. Относительная, разумеется. Но в плане социального шума — абсолютная...


Саша не знал, чем ему сейчас заняться. Пройтись по комнате, подойти к жене и сыну или так и стоять у окна? Нет, от окна лучше отойти, могут заметить. Так загрызли семью из дома через дорогу.


Теперь возле окон старались вести себя аккуратнее.


Саше надоело стоять, и он сел на край дивана:


— Что «бывшие» там едят? Все же умерли или «обрели себя». Получается, им есть нечего должно быть! — начал шептать он жене.


В основном старались разговаривать шёпотом.


— Некого, то есть, — едва слышно поправила его Марина.


— Да. Но по сути-то они не мертвые, а «живые по-другому». Урезанная версия человека.


Марина ничего ему не ответила.


— Может быть, они друг друга едят? Ну «сильный слабого» и всё в таком духе? — неожиданно предположил Саша и взглянул на жену.


— Ты смеёшься? Тогда бы всё очень быстро закончилось.


— Ну, нет. Мы же не знаем, что происходило с трупами.


— В каком смысле? Что с ними могло происходить кроме того единственного из возможного, что и случилось? — удивилась она.


— Нет, не обязательно. Вот загрызли, например, «бывшие» одного человека. Перегрызли шею, выпотрошили так, что его кишки по всей округе разбросаны. И вот что происходит с ним дальше?


— Как что? Он умер. Всё, привет, небеса! — Марина посмотрела на мужа так, как будто он забыл буквы алфавита.


— Нет, а что если этот человек потом тоже «встает»?


— Но он же мертвый!


— А все остальные, значит, живые? — Саша начинал злиться.


— Ну, как-то да, более активные особи получаются, если не потрошить их сразу! — передразнила она его.


— А может не в этом дело? Вдруг у «бывших» всё как-то иначе работает? Ну, например, не обязательно, чтобы кровь по венам бежала! Может по ним какие-то паразиты ползают. Или черви. — Саша даже замолчал на секунду, а потом воскликнул. — Да, вместо крови какие-нибудь черви! Нет, ты просто представь. И вот эти паразиты развиваются и «поднимают на ноги» трупы. И они ходят. Ищут еду.


— Но мы как раз обсуждаем то, что они ищут еду, которой уже нет. А булки печь «бывшие» не умеют!


— Ну, возможно, когда двое этих «мертвоходов» встречаются, они могут «договориться». Назовем это заключением соглашения о том, что они вместе станут жить в одном теле, а другое сожрут.


— А-а-а.


— Ну, помнишь мы видели в окно! Когда «гончий» долго терся об одного «первого», а потом взял на руки и куда-то унёс. Я просто постоянно наблюдаю за тем, что происходит на улицах. Не могу объяснить, но, мне кажется, там всё не так примитивно, как нам показывали в разных историях. Это не просто вот какие-то чудовища, которые могут только убивать людей. Я вижу в них нечто большее, но ещё не могу понять, что конкретно.


***


«В аптечке, в принципе, все есть. Значит, за лекарствами в этот раз идти не придется. Магазин рядом — метров сто от дома. Двери точно будут открыты, кто их мог закрыть в те дни? Значит, будем исходить из того, что стекло там бить не придется. Иначе конец».


Саша посмотрел в окно. Солнце ушло, и темнота уже вползала в его дом. Скоро станет совсем холодно.


«Захожу в магазин, — продолжил он размышлять. — Сразу справа холодильники с пивом, они стоят в ряд до кассы. Слева «морозилки» для мороженого, мяса и чего-то ещё. Их две и между ними узкие проходы влево к витрине с алкоголем, чуть правее сок и минеральная вода. Значит мне сразу нужно туда. Но где же там была всякая тушёнка и другие консервы? — Саша давился слюной от желания есть, но не останавливался и вновь и вновь рисовал перед собой устройство магазина. — Или эти банки там под алкоголем стоят? Да, там или за кассой. За ней ещё вход в подсобку. Там может быть кто угодно. В магазине тесно. Не развернуться».


Саша встал и пошёл на кухню. Посмотрел на воду в стаканах.


«Хорошо бы, когда я выйду, наткнуться на полицейский уазик, — пришла ему в голову мысль. — Там должно быть оружие».


Но в такие счастливые совпадения Саша не верил. Точнее не получалось верить. Ведь, когда ты, считай, обыграл смерть, то она взяла и просто подошла с другого конца.


***


Небо казалось неровным из-за туч. Совсем недавно наступил день. Без солнца, без дождя. Просто серая картинка за окном.


Саша встретил новый день без понимания того, как Это сделать. В смысле заставить себя выйти на улицу.


Две двери. Одна открывается вовнутрь. Другая наружу. Заперты обе. Ключ на вешалке вместе с куртками.


Хозяйка их съемной квартиры сделала перепланировку, и прихожая стала не тесной, а длинной. И тёмной. Особенно без электричества, и это «особенно» длилось уже три месяца.


Саша сидел на диване в зале и смотрел в черноту упомянутого выше коридорчика.


Кстати, он уже одет. Толстая длинная куртка, джинсы, ещё джинсы, а поверх мешковатые «спортивки». Зимние ботинки. Перчатки. Шапка. Шарф лежит рядом, перед выходом Саша собирался замотать им лицо. Но он не хотел понимать, что это нужно делать уже сейчас.


Остался один стакан воды…


Всё-таки придется.


Хрр-щёлк. Потом бесшумно. Снова щёлк. Внутренняя дверь открыта. Ключ в скважине. Поворот ручки вниз, дверь на себя.


Чёрт.


Забыл вытащить ключ. Дверь назад, ключ в руку. Вдох, дверь на себя. Всё в черноте. Второй замок. Нет, сначала нужно посмотреть в глазок.


Чернота.


Из окна сверху — слабый свет. На лестничном пролете ниже — то же самое. Но, кажется, никого. Значит, осторожно и медленно нужно провернуть ключ. Два щелчка, вторую дверь получилось открыть почти бесшумно. Это уже хорошо. Добрый знак.


Марина за спиной. Вся дрожит. Беззвучно, не всхлипнув ни разу, плачет. Сейчас, когда муж откроет внешнюю дверь, ей нужно будет её закрыть.


Приподняв дверь за ручку, чтобы не скрипнула, Саша начал её открывать. Глазами почувствовал легкий поток воздуха, остальная-то часть лица замотана шарфом.


Левой рукой толкает дверь, а правая с ножом занесена вверх.


А куда бить, если кто-то выскочит? Лучше куда-нибудь в районе шеи. Потом повалить. Придавить коленом. И ещё несколько раз ударить. Хороший план. Добрый план.


Всхлипнула.


«Всё-таки всхлипнула, — обрадовался Саша её чувствам и оглянулся, но едва смог в темноте различить лицо жены. — Любимая. Да, это моя любимая женщина, но, чёрт возьми, какое же мерзкое состояние сейчас».


Он резко вернулся, отодвинул шарф и быстро поцеловал её в губы. Вышел. Бесшумно закрыл дверь с обратной стороны.


Один.


На границе слуха, за спиной медленно проползла щеколда, заполняя собой пространство паза. Дверь заперта.


«Интересно, а если "бывшие" сейчас повалят снизу или сверху, а я начну ломиться в дверь. Откроет?»


Сразу от их квартиры начиналась лестница наверх. Там окно. Саша сделал большой шаг влево и заглянул вниз через перила.

Показать полностью
179

Ленивая кошка

Мы ленивы частично. Что-то мы делаем, но не так много, как надо бы, или не до конца. Например, иногда мы не до конца застилаем постель. Не кладём сверху покрывало. Ну, потому что, всё равно ж спать скоро, зачем оно нужно? Не кладём.

Кошке, как вы понимаете, совершенно фиолетово, есть ли на постели покрывало, нет ли на постели покрывала. Она спускается со своей подушечки на подоконнике и разваливается на кровати. Иногда разваливается на моём стуле, иногда на стуле в прихожей — это называется «пойти гулять». Но в основном на кровати.

И ведёт себя, лохматая сволочь, совершенно независимо. Если меня любит и слушается, то жену вообще не ставит ни во что. Особенно кошке пофиг, когда жена начинает стелить постель. У нас, понимаете, равноправие, примерно в четверти всех вечеров постель готовит жена. А это ведь надо сперва убрать тяжёлое одеяло, подушки переложить, встряхнуть и расправить подуставшую за день простынь. Потом всё вернуть взад. В зад.

А тут лежит эта мурчащая сволочь и ни в какую не соглашается сваливать. На уговоры не поддаётся, угрозам не внемлет, сюсюканья презрительно игнорирует. Приходится сгонять силой, а тут, знаете ли, ещё неизвестно, кто кого, потому что кошка и жена примерно в одинаковых весовых. Да, у меня толстая кошка и тощая жена.

Когда постель готовлю я, кошка, как правило, сваливает тут же, стоит взяться за край одеяла. Знает, что мне совершенно пофиг на её выкрутасы. Выкину вместе с одеялом, накрою подушками, поди выберись потом.

Но иногда случаются флегматичные импульсы. И кошка тупит до последнего. Вот и сегодня проявила чудеса гармонии с вечностью. Закатал одеяло в ком, кошка даже не пискнула. Навалил сверху подушек. Хоть бы хны. Стелю простынь и прислушиваюсь, не лезет ли. Не лезет. Возвращаю взбитые подушки. Расправляю одеяло. Кладу его на постель.

Эта сволочи как лежала, так и продолжила лежать, как не в себя вообще. Что вы там со мной делали, человеки? Куда заворачивали и разворачивали? Мне это даже неинтересно...

Вот думаю, достигнем ли мы когда-нибудь уровня безмятежности и абсолютной лени, как наша кошка? Лежит сейчас довольная на моей груди, хрюкает и мордой тычет в руку. Мол, ты не ерунду пиши в интернет, а меня гладь. Пошёл гладить, чо уж там. Спокойной ночи.

111

Ням-ням

Этого плюшевого медведя мне подарила бабушка на семь лет. Она тогда очень сильно болела, и часто была совсем невесёлой. Из-за этого грустила вся моя семья. И я тоже. Поэтому, когда в день рождение она, смеясь, вручила мне этого великана, я был без ума от радости. Её улыбка навсегда осталась связана с ним. Я очень любил бабушку.

Через два месяца она умерла. В день похорон все только и говорили о том, как бабуля мучилась. А я просто сидел в своей комнате, не понимая, как они вообще что-то могут говорить теперь, когда бабушки больше нет. Я горько плакал, крепко обняв Ням-няма и Рыжика. Рыжик был моим котом, а медведя я назвал Ням-нямом, потому что на груди у него был значок в форме конфетки.

Той ночью я так и уснул с ним в обнимку. Я сказал ему, что очень хочу, чтобы сегодня мне приснилась бабушка, живая и здоровая. И она приснилась! Мы с Ням-нямом сидели у неё на кухне и разговаривали обо всём на свете, смеялись. Причём Ням-ням тоже разговаривал. Это было замечательно!

И лишь когда я проснулся, то с грустью понял, что это всего лишь сон... Но на следующую ночь я попробовал опять. Лёг с Ням-нямом, и попросил его показать бабушку. И снова сработало! А потом и на следующий день. Так я понял, что мой плюшевый медведь может показывать мне сны. Какие я захочу.

Он стал моим лучшим другом. Я здоровался с ним после школы, садил вместе с собой играть в компьютерные игры, делился своими секретами. Его чёрные глазки всегда были такими добрыми и понимающими, что мне казалось, будто через них смотрит бабушка.

Как-то раз во сне мы с ним прыгали на батутах и он вдруг сказал:

- Слушай, а тебя же дома есть конфеты? Ты просто каждый день ешь что-то такое вкусное... А сможешь поделиться со мной?

- Конфеты? - удивился я. - Но разве ты сможешь есть конфеты, Ням-ням, ведь у тебя и рта толком нет?

- Конечно, смогу! Ну, только если тебе не жалко, конечно...

Мне совсем не было жалко. Конфет у нас было навалом. После ужина мама всегда давала мне по две, вместе с витаминами.

В следующий раз я съел только одну, а вторую спрятал в тумбочку, возле кровати. Затея эта казалась мне странной, но ведь Ням-ням был моим другом. Я не мог ему отказать.

Той ночью мне приснился самый замечательный сон в моей жизни! Мы с Ням-нямом летали, а вокруг всё взрывалось градом фейерверков. И бабушка тоже была с нами.

Когда я проснулся, то первым делом проверил тумбочку. Там было пусто! Я посмотрел на своего медведя, лежащего рядом. Его чёрные глаза были всё такими же нежными и добрыми. За то, что я дал ему эту конфету, он показал мне такой замечательный сон.

- Ты просто лучший, - сказал я ему, и обнял.

С тех пор я стал приносить конфеты каждый день. А через какое-то время решил делиться с ним и витаминами. Ведь наверняка он очень уставал, показывая мне все эти сны. А в витаминах было очень много полезного, и они были очень важны, как всегда говорила мама.

Ням-ням был в восторге. Мы как раз парили с ним в небе, когда он подлетел ко мне и закричал, перебивая сильный ветер:

- Если бы ты смог приносить мне больше всяких вкусностей, то мы смогли бы побывать в ещё более интересных местах!

В тот раз я проснулся лишь с одной мыслью: теперь я буду отдавать Ням-няму все свои сладости. И ладно, что сам есть не буду! Зато сны мои будут самыми прекрасными на свете. В реальном мире всё было намного хуже у гораздо более уныло. В реальном мире не было бабушки, и Ням-ням не мог разговаривать.

Я стал придерживался своего плана, отдавал Ням-няму всё. Так же я начал стараться ложиться спать раньше, чем обычно, чтобы дольше побыть во сне. И всё получалось. Так продолжалось почти целый месяц. Как же я был счастлив!

Но потом сны стали становиться тусклее. Это произошло как-то... внезапно. Полёты перестали быть такими захватывающими как раньше, небо перестало окрашиваться фейерверками... Да и мой плюшевый друг начал становиться всё грустнее.

- Почему всё меняется? - спросил я его как-то, - почему ты грустишь?

- Я... - он замялся, - я не знаю. Нужно больше... ням-ням.

- Что, ещё конфет? Витаминов, чего?

- Нет, конфет и витаминов хватает, но... - глаза его вдруг оживились, - слушай, а ты хочешь, чтобы в наших снах появился ещё кто-нибудь? А то мы вечно одни, либо с бабушкой...

- Но а разве нам и так здесь не весело?

- Весело, конечно, весело! Но ты не хотел бы, чтобы с нами тут веселился ещё... Ну, к примеру, Рыжик?

- Рыжик? - удивился я, - ну, может быть...

- Тогда давай так! Вечером ты возьмёшь Рыжика к себе и закроешь дверь! И тогда он тоже будет тут, с нами!

Я поразмышлял над его словами. Сначала меня поразила одна простая вещь - нас ведь и правда было всего трое. Менялись картинки, пейзажи - но мы всегда были втроём. И в самом деле было бы очень круто, если бы присоединился кто-нибудь ещё.

Но идея Ням-няма... Закрыть Рыжика на ночь у себя, для того чтобы... Он его съел? Да нет... Нет, Ням-ням не съест его, просто перенесёт сюда, чтобы нам было веселее, так ведь? Здесь даже гораздо лучше, чем там, в реальности! Гораздо, гораздо лучше.

На следующий вечер я сделал всё так, как попросил Ням-ням. Пришлось, правда, лечь спать чуть позже, но ничего страшного. Рыжик сначала всё сидел и скрёбся об дверь, но в конце концов успокоился.

Я не заметил, как оказался во сне. Небо снова полыхало красками, и ко всему вернулась прежняя яркость. Я прыгал высоко высоко вверх, отталкиваясь от земли, словно от батута. И Рыжик тоже!

- Ну здр-р-раствуй, дор-рогой др-р-руг, - протянул он по кошачьи.

- Привет Рыжик! - обрадовался я, - теперь ты тоже тут, с нами?

- Как видишь! Как видишь!

- Нравиться тебе здесь? - спросил его Ням-ням.

- Пр-р-росто пр-рек-р-расно!

И пока я не проснулся, мы долго долго прыгали, смеялись и потешались друг над другом.

Родители в конечном итоге сделали вывод, что Рыжик свинтил на улицу. Он у нас был тем ещё бродягой, и мог пропадать на недели... Кто знает, может быть он мог как-нибудь уйти вот так, и не вернуться. А теперь он навсегда был со мной.

Случилось и ещё кое-что. Ням-ням научился разговаривать в реальности! И это было просто круто! Теперь я мог болтать с ним целыми днями напролёт: обсуждать, например, будущий сон, или что-нибудь ещё...

Но так продолжалось лишь недели две. А потом всё снова начало потухать. Ням-ням перестал говорить, а сны начали разваливаться.

Однако, у нас был план.


- Вить, а хочешь в GTA 4 поиграть, а?

Витя был моим одноклассником. Единственный, с кем я вроде как дружил. Он заикался, и после школы нам было по пути.

- В GTA? - удивился он, - а она чё, т-т-тянет у т-тебя?

- Да, тянет.

- Ну не з-знаю. Ты... не з-звал никогда, - задумался Витя.

- Да просто скучно одному... А я ведь не с кем и не дружу больше, кроме тебя. Начнём заново вместе проходить.

- А... - он доверчиво посмотрел на меня, - Ну, п-пойдём... Только не на долго, а то меня б-бабушка ждёт.

- Бабушка?..

Он кивнул. На мгновение что-то во мне пошатнулось. Ведь у меня тоже когда-то была бабушка... здесь.

- Да ладно, мы всего на пол часика.

На счёт игры я не соврал. Стоило только Вите сесть за компьютер, как он с головой окунулся в мир мир грабежа и разбоев. Я просто лёг на кровать позади него, и лишь изредка комментировал происходящее на мониторе. Вскоре меня потянуло в сон. Витина спина начала расплываться, а его возгласы утихать. Всё шло по плану.

Днём сны были не такими яркими как ночью, но я понял - сработало. Лицо моего одноклассника постоянно мелькало то тут, то там. Оно было очень весёлым и счастливым. Всё было прекрасно.

Когда я проснулся, то увидел Ням-няма, весело марширующего по моей комнате.

- Ням-ням! - воскликнул я.

- Да-да? - учтиво спросил он, - посмотрев на меня. Его чёрненькие глазки блестели.

- Ты ходишь и говоришь... и это не сон!

- Да, дружище! Всё сработало! Мы все теперь здесь, с тобой!

- Что?

Я вдруг увидел, как между плюшевых ног Ням-няма трётся Рыжик. Шея у него была немного неестественно вывернута, но это был он!

- С-спасиб-бо, что д-дал п-поиграть, - послышался голос Вити. Он стоял у двери. Всё тот же Витя, только волосы на затылке чуть взъерошены, и лицо бледновато.

- Ребята... - прошептал я, глазам своим не веря, - вы все тут... Но ведь здесь же совсем нечем заняться! Во снах гораздо веселее!

- И сегодня мы ещё как повеселимся, мальчик мой, - послышался голос, от которого я вздрогнул.

- Бабушка...

Она сидела на стуле за компьютерным столом и, в отличие от всех других, выглядела как и прежде.

- Да, сегодняшний сон будет не просто сном, - подтвердил Ням-ням, - сегодня всё будет гораздо лучше!

Когда с работы вернулись папа с мамой, все мои друзья спрятались. Они не хотели показываться им на вид. Но я знал, что очень скоро они всё равно увидятся.

Вечером к нам заходили родители Вити. Спрашивали, не видели ли мы его. Родители озадаченно посмотрели на меня, но я сказал, что после школы он сразу же пошёл домой. Мне поверили.

Наконец настало время ложиться спать. Как только мама выключила свет в моей комнате, бабушка и ребята сразу же вышли из своих укрытий. Я видел их тёмные силуэты. Они спели мне замечательную колыбельную и я уснул...

Сон был шикарным. Мы то прыгали, то летали, то плыли; вокруг всё сверкало, меняло цвет, танцевало! Душа моя была преисполнена счастья, и в глазах ребят я видел тоже самое.

- Это самый лучший сон в моей жизни! - кричал я. - Я не хочу просыпаться никогда!

- И не надо! - отвечал мне Ням-ням, - мы будем танцевать вечно!

И я танцевал. Танцевал, размахивая руками и ногами в разные стороны; совершая такие невероятные движения, которые ни за что не мог бы совершить в настоящем. Этот сон был моей мечтой. Нашим достижением. Лучше его придумать было невозможно...

Только вот запах был очень странным.


Когда я проснулся, то было ещё темно. Я не сразу понял, что лежу не в своей кровати. Всё моё тело было в чём-то липком. И ещё запах... Чем-то сильно пахло.

Я осмотрелся. Справа лежал папа. Слева мама. Глаза у них были открыты, но лежали они совсем неподвижно.

У меня в ногах стоял Ням-ням. Позади стояли все остальные, и... вторые мама с папой.

- Что...

- Что? Зачем ты проснулся? - спросил Ням-ням.

- Но... мам, пап, - обратился я к ним.

- Да, солнышко?

- Вы здесь... и здесь... как это?

- Солнышко, настоящие мы перед тобой! - ласково сказала мама, - те мы, которые всегда теперь будут рядом! А это всего лишь наши тела и всё! Мы всегда теперь будем с тобой.

И вдруг я вспомнил. Я вспомнил, как взял с кухни нож и зажигалку, и сделал что-то... ещё. Нож был очень острый, папа всегда затачивал. Ножом я... резал. А зажигалка и теперь лежала где-то поблизости. Но для чего мне она? Я почувствовал, как в глазах набираются слёзы.

- Это потому что я не пил витамины, да мам? - спросил я.

- Не думай больше о витаминах, зайчик мой. Ты делился с другом - это очень похвально!

- Да, др-р-ружище, - на кровать вскочил Рыжик, - не думай об этом. Ты сделал всех нас счастливыми!

А в тот раз я высунул Рыжика за окно. И опустил. Там было очень высоко.

- Д-да, д-друг, - кивнул Витя, - всё хорошо!

Витю папиным молотком по голове. Сильно, несколько раз... Он до сих пор в моём шкафу. И все его вещи тоже, кроме телефона. Странно, что туда никто сегодня не заглянул.

- Вы на меня не злитесь?

- Конечно нет, мальчик мой! - сказала бабуля.

- Спасибо...

- Ну вот и славно! - улыбнулся Ням-ням. - Тогда давай спать! Встретимся там и продолжим веселье. Только не забудь... чиркнуть.

- Да, - сказал я, и вдруг почувствовал себя необычайно счастливым. Все мои друзья и родные были со мной. Они любили меня, а любил их. А Ням-ням сделал так, что теперь мы всегда будем вместе. Какой же он хороший, мой плюшевый медведь!

И всё-таки, какой противный запах... Ну да ладно, где там зажигалка?

Я нащупал её рядом и, закрыв глаза, чиркнул.

Сон пришёл легко и незаметно.

Показать полностью
32

Одна в городе. Часть 18. Эпилог.

От автора: спасибо всем, кто так долго ждал и верил. Это последняя часть. Прочитав ее вы можете отписаться. Хотя у меня на будущее есть еще одна задумка на похожую тему и там даже написано пару глав, но я не знаю, когда смогу все это закончить. Знаю только одно - если и буду выкладывать следующий рассказ, то только тогда, когда он уже будет полностью закончен.

Хочу поблагодарить моих друзей и пикабушников, которые регулярно пинали меня. Именно благодаря этому я наконец-то взяла себя в руки и восстановила потерянные файлы. Спасибо, и приятного чтения!



3 августа. Вчера я решила не возвращаться за мотоциклом, так как добираясь до дома, промокла до нитки. Гремел гром, сверкали молнии. Я снова растопила буржуйку, рассудив, что во время грозы дыма из трубы не видно. Проверив, плотно ли задернуты шторы, я зажгла керосинку и стала переодеваться. Мокрую одежду развесила над печкой, поставила чайник. То, что мотоцикл сломался, настолько сильно расстроило меня, что мне даже не хотелось есть. Дождавшись, пока вскипит чайник, я налила себе кипятка, заварила чаю и забралась в кровать. Тяжелые мысли не покидали меня. Как теперь быть? Что делать, если мне не удастся починить мотоцикл? А если его увидели те?.. Я взяла плеер, поставила свою любимую песню. Как же давно я не слушала музыки. Я от нее совсем отвыкла! Это словно возвращение в прошлый мир, за три года ставший таким далеким для меня. Невозможно описать это словами. Боясь, что засну и не выключу плеер, посадив батарей, я еще понаслаждалась музыкой и убрала наушники. Засыпать пришлось под уже ставший привычным, аккомпанемент дождя.

Утром солнышко время от времени пробивалось сквозь облака, стало немного прохладнее. Я оделась и пошла в соседний двор, там, где была моя машина. Теперь надо было забрать мотоцикл и продукты. Подъехав к мотоциклу, я сначала перекидала все в багажник УАЗика, а потом стала думать, как привязать его к фаркопу. Сначала хотела привязать его за рулевую колонку, но не придумала, как закрепить руль прямо. Поэтому пришлось привязывать за тягу коляски, а к рулю крепить палку. После нескольких часов, я, наконец, смогла потихоньку поехать в сторону дома. По пути несколько раз пришлось останавливаться и поправлять стропы. В конце-концов я привезла его во двор и сразу загнала в гараж. Продукты из машины быстро перетаскала в квартиру, а сам Уазик поставила в соседний двор и так же накрыла брезентом, как он стоял до того. Все же страх быть обнаруженной никуда не делся.


7 августа. Вот уже два дня я проводила в гараже, где в свете керосиновых ламп пыталась починить мотоцикл. Я разобрала двигатель до болта крепления маховика, который мне никак не поддавался. В попытках сорвать его, я сломала вороток и гаечный ключ. Отчаяние, которое я сначала испытала, уже стало стихать. И ему на смену приходило примирение с ситуацией. Мне быть катастрофически жаль, что я не смогу починить мотоцикл, но я уже хорошо это понимала. Накрыв моего стального друга брезентом, я потушила керосинки и вышла на солнечный свет. От яркого света пришлось зажмуриться, но в какой-то момент мне показалось, что я увидела силуэт человека вдалеке. Я перепугалась и стала тереть глаза, но они слезились. Прошла еще минута, прежде чем я наконец смогла открыть их, но силуэта нигде уже не было. Было жутко стоять посреди двора, хотя моя «Сайга» и была при мне, но от страха я оцепенела и ничего не соображала. Прошло еще минут десять прежде, чем я рискнула сделать шаг. И сразу же сорвалась и побежала к парадной. Захлопнув дверь, вставила доску на манер засова и только после этого отдышалась. Поднявшись в квартиру, осторожно выглянула в окно. Но нигде никого не было. Сердце еще долго отдавало стуком в ушах. «Наверное, у меня уже галлюцинации» - подумала я и пошла ставить чайник.

8 августа. На следующий день я все таки решилась выйти из дома и дойти до того места, где, как мне вчера показалось, я увидела силуэт человека. Я решилась на это отчасти потому, что хотела убедить себя в том, что никого не было и мне все это померещилось. Медленно подойдя к этому месту, я держала наготове «Сайгу», но ничего подозрительного там не было. В этот момент я наконец-то расслабилась, и даже рассмеялась. «Как глупо было думать, что кто-то мог появиться в этом старом дворе, особенно, когда рейдеры давно уже покинули мой город» - подумала я, развернувшись и замерла. В десяти шагах от асфальтовой дороги, на пыльной обочине виднелся четкий след человеческого сапога! Нет, это не мог быть мой след. Я не ходила здесь с зимы. След был четким и явным. Он был совсем недавним. Я медленно подошла к нему, опустилась на колени и дотронулась до этой пыли в песке. Голова моя закружилась, кончики пальцев защипало от адреналина, а уши стали горячими. Кто-то здесь все таки был.


10 августа. Я перестала выходить из своего убежища, своей квартирки. Я запирала дверь квартиры на два замка, но все равно перестала нормально спать. Страх сводил меня с ума. О заготовках к зиме нечего было и думать! Да, тяжелая же мне предстоит зима… Тем более, что дров я успела заготовить только чуть больше половины. А это означало, что либо мне придется сильно экономить, либо под конец зимы я останусь без дров. Все эти ужасные мысли терзали меня, у меня окончательно пропал аппетит. Порой мне казалось, что я начинаю сходить с ума. Иногда мне хотелось, что меня поскорее нашли эти самые рейдеры, и сделали со мной все, что они хотят, лишь бы прекратить эти муки страха и неизвестности! Но жизнь шла своим чередом и ничего не происходило, никто ко мне не вламывался и следов больше не оставлял.


17 августа. Я решилась выйти из дома в соседний двор, чтобы набрать яблок. Там росла неплохая яблоня, а я так как заготовок в этом году у меня не было – яблоки были бы очень хороши. Очень осторожно я вышла за дверь. В руках у меня был тазик, на плече карабин. Медленно я шла по двору и оглядывалась каждые тридцать секунд. Но загадочного силуэта нигде не было. Сбор яблок занял несколько часов и в конце-концов я осталась довольна результатом. Тазик яблок сулил вкусный компот и варенье, которое прекрасно подходило к утренним блинчикам. Смеси для блинов у меня было еще достаточно много. Остаток дня я провела на кухне, чистила яблоки и варила компот на плите.


26 августа. Осень понемногу начинает чувствоваться в воздухе. Ночи стали намного холоднее. Вместе с подходящей осенью я острее стала чувствовать свое одиночество. Страх, который теперь поселился в моей душе, и не думал покидать ее. Я превращалась в запуганного зверя. Поразительно, как человеческий мозг умеет сам себя убивать. Не давать покоя телу. Повсюду мне казались какие-то тени, будто кто-то наблюдает за мной, а я всего лишь часть какого-то немыслимо страшного эксперимента. Я перестала читать книги, ложилась с заходом солнца, чтобы не зажигать керосинку или свечу. Я не знаю, как долго смогла бы еще существовать в таком состоянии, если бы не последний случай…


2 сентября. Раннее утреннее солнце врывалось в открытое окно, прыгало и отражалось на кристаллах «Песни ветра», озаряя комнату маленькими радугами, ветерок колыхал занавески. Где-то под окном щебетали птицы. Сквозь сон я слышала эту идиллию и… что-то еще. Какой-то гул появился, и он усиливался. Гул стал переходить в грохот. Какой-то нервный сон. Мне снились стада лошадей, которые бежали по проспекту. А я смотрела на этот нескончаемый поток пыли и не понимала, что происходит. Вдруг часть стада повернула на меня, грохот начал усиливаться и я почувствовала дрожь под своим телом. Внезапно я открыла глаза, и уставилась в потолок, но вопреки моим мыслям, грохот не только не прекратился, но и стал отчетливее. И тут я спохватилась, что не сплю! Моментально сев в кровати, снова прислушалась. Так и есть! Звук снова доносился с проспекта. Секунду я раздумывала, затем вскочила с кровати, накинула на себя штаны, кофту, рука сама потянулась к «Сайге». В голове я уже прорабатывала все возможные варианты обороны. «Так, эту квартиру можно превратить в крепость, опрокинуть стол, отстреливаться до последнего патрона, им не взять меня живой!». Но, взяв оружие в руки, я вдохнула… Судя по шуму, этих рейдеров там целая армия. Мне не убить их всех, это бесполезно. Зачем тогда и пытаться? Мелькнула мысль о том, что я могу прекратить свои муки сама. Но… если все эти годы я выживала, пережила само «Событие», сумела наладить свой быт, то имею ли я право даже не попытаться защитить себя сейчас? «Может, если я сдамся, они примут меня к себе? И тогда я снова буду с людьми, пусть даже с такими, как рейдеры, воры и пьяницы…». О, если бы я встретила их тогда, давно, в самом начале моей одинокой жизни, я бы ни секунды не размышляла, а сразу бы пошла к ним. Но, прожив столько лет в полном одиночестве, и уже привыкнув к свой судьбе, совершенно уже не хотела ничего менять. И даже боялась встречи с людьми вновь… Но, если я останусь тут, моя жизнь превратится в сплошной страх, я ведь не смогу не покидать свое жилище и они рано или поздно найдут меня сами. Подумают, что я пряталась и расправятся со мной. Но если я выйду к ним сама, есть шанс, что они все таки возьмут меня к себе. С тяжелым сердцем я поставила «Сайгу» на место к окну. Она служила мне верой и правдой долгое время и не раз спасала мне жизнь. Очень непривычно было оставлять ее здесь и уходить без нее, но если меня увидят с ней в руках, ни о каких мирных переговорах не могло быть и речи. Я вышла в коридор, спустилась к парадной двери, и немного помедлила перед тем, как выйти на улицу. Оглядев парадную и лестницу, ведущую к моей квартирке, ставшей мне убежищем в этом городе одиночества, сколько раз я поднималась по этим ступенькам к себе. Я вздохнула, понимая, что могу сюда больше не вернуться. За три года без людей я стала совсем дикой. Я лучше понимала животных, чем себе подобных. И даже в последний год меня уже не тянуло к людям. Вернее, я раньше считала, что очень хочу снова их увидеть, но увидев их летом, так испугалась и затаилась, что поняла, насколько раньше была спокойной моя жизнь. И, наверное, я уже скучала по этой жизни. Тем более, что я не знаю, что ждет меня там, за этой дверью. Но, кажется, я и так засиделась на этом свете. Если рейдерам суждено меня найти и решить мою судьбу, то пусть они сделают это без промедления. Я открыла дверь и шагнула на улицу.

Солнце ярко освещало двор, но птицы угомонились, наверное, их спугнул шум. Он доносился со стороны проспекта, за домом, в котором я жила до «События». Я направилась прямиком туда. И чем ближе была я к проспекту, тем больше цепенела. Это был грохот, явно что-то ехало по проспекту. Перекаты, стук колес. Сердце бешено колотилось. «Неужели, у рейдеров есть и тяжелая техника?! Кто же они такие?» Я остановилась, и осторожно выглянув из-за куста, обомлела – по проспекту ехали танки и грузовые машины военных! Завороженная этим зрелищем, сама того не осознавая, я вышла на проспект и подошла почти вплотную к дороге. И тут кто-то, кто ехал на танке сверху, вдруг крикнул что-то, указывая на меня. Я на всякий случай подняла руки. По колонне прокатился рокот и машины встали. Меня била мелкая дрожь, дрожали колени, мне казалось, что я вот-вот упаду. Неожиданно с головы колонны ко мне подъехал военный УАЗик. Из него вышли двое в форме.

- Кто вы? – спросил один из них. Многие люди уже выглядывали из танков и машин. Я стояла, не в силах произнести ни слова. Как будто забыла за годы все слова! Звуки человеческой речи были такими необычными, что мне казалось, будто я еще сплю, и это никак не может быть на самом деле.

- Неужели, она пережила где-то? Выжившая? – прокатилось по толпе людей.

- Я пережила это – почти шепотом, с трудом разлепляя губы, наконец произнесла я.

- Что вы здесь делаете? – более мягко спросил тот же военный.

- Живу – еще тише ответила я. Их лица озарила улыбка.

- И как ты тут смогла почти три года? Руки-то опусти.

Я несмело медленно опустила руки, все еще не зная, чего ожидать.

По толпе пронесся восторженный рокот, кто-то захлопал в ладоши, солдаты улыбались.


Эпилог.


Прошло три месяца с тех пор, как меня нашли военные. Как оказалось, я не была единственной выжившей в стране. И даже в своем городе. Очень многие люди спаслись в метро. Да, я боялась спуститься туда, в глухую темноту, как оказалось, очень даже зря. Возможно, мне открыли бы, если бы я додумалась постучать. Но, наверное, я сама избрала такой путь затворничества и одиночества. Что я чувствовала, когда узнала, что люди все это время были где-то рядом, под землей? Сначала ужасное горе, которое впрочем, было смазано из-за шока и радости, что я не одна теперь. Но в последствии это наложило глубокий отпечаток на мою личность. Я потом долгую жизнь корила себя за свою трусость, за то, что не пересилила свой страх и не спустилась в метро. Ведь я знала, что именно там могли быть живые люди… Спаслась моя семья и мой муж. Я не могу описать словами тот миг, когда я смогла увидеться с ними, и что я чувствовала в этот момент. Потеряв всех почти три года назад, я обрела их вновь. Но перед этим мне пришлось долго ждать, пока военные откроют все станции, составят все списки учетов граждан, установят их прописки. Томительные дни ожиданий я провела в передвижной воинской части. Там меня осмотрели врачи, заставили пить витамины. А вечером того же дня одна заботливая медсестра принесла мне банан. Настоящий, свежий банан! Я держала его в руках, смотрела на него, гладила его и плакала, но съесть не решалась. После этого мне дали еще и успокоительных, я спала почти сутки. Но, проснувшись, долго не могла понять – не сон ли все это? Или, может быть, я уже в раю? Но это оказался не сон. Да, мир не был разрушен. Многие военные были отброшены в глубь страны. Несколько крупных городов, включая мой, были основательно разрушены и на восстановление военным требовалось много времени и сил. Они передвигались с Востока страны к Западу, попутно восстанавливая и расчищая города, выпуская людей из убежищ. Тот силуэт, что я увидела на ярком солнце, принадлежал военному. Они осуществляли разведку местности. Злой рок состоял в том, что мой город был почти самым западным городом нашей страны. И там, где военные побывали год назад и более, уже давно кипела жизнь. Налажено было сообщение со странами-союзниками. Никто не голодал и сами они ели фрукты, овощи и другие продукты, которые были недоступны для меня все эти годы. Восстанавливались фермы, у них было молоко. Каша на молоке, стакан молока, бутерброд с мягким хлебом и сыром – что могло бы быть лучше? Нервы мои были насколько расшатаны этим чудесным избавлением, что я не могла есть продукты животного происхождения, меня отправили в передвижной госпиталь и лечили от нервного срыва. Постепенно я стала относится к продуктам проще. Но чтобы окончательно привыкнуть, мне потребовалось много лет. После я еще долго лечилась и периодически лежала в местной больнице, которую восстановили из руин одну из первых.

Трудно было привыкнуть, сразу вернуться в обычную жизнь. Я забрала все вещи со своей квартирки, в которой ютилась эти годы. Оружие, правда, пришлось сдать. Мне было очень грустно расставаться со своими карабинами, которые так долго охраняли мою жизнь и покой. Но это было неотъемлемое условие возвращения в прежнюю жизнь. Да и обороняться больше здесь не от кого. Медленно город оживал. Разбирались завалы, восстанавливалось водоснабжение. Я даже записалась в бригаду на разбор завалов, чтобы сблизится с людьми, доказать им, что я больше не отшельник. Хотя, по большей части, это требовалось доказывать только мне самой.

Прошлые страхи не сразу отпустили меня. Я радовалась каждую ночь, засыпая в объятиях мужа, но по-прежнему вскакивала от любого шороха и тянула руку к изголовью кровати, где обычно хранила «Сайгу». Прошло не мало времени, прежде, чем я привыкла снова жить с людьми, в их хаотичном мире.

Несколько раз я, оказывается, была близка к тому, чтобы увидеть людей. Но судьба снова и снова уводила меня от этой встречи. Тогда, на заводе. Та железная дверь с надписью убежище и пустой ящик из-под противогазов. Если бы я знала, что за дверью лифт, ведущий на три этажа вниз и там жили своей жизнью рабочие с завода. В тот день они по тревоге взяли противогазы и спустились в убежище.

Та воинская часть, в которой я искала рации. Если бы я заметила таблички с надписью «Убежище», и стрелочки, ведущие в глубь части…

Газовая станция, на которой мне попалась загадочная записка «Заготовить к отгрузке 20 RAL 1018 - CG» означала лишь, что к отгрузке со станции готовился опасный груз – двадцать баллонов с фосгеном. Оказывается, именно буквы CG в американском военном обозначении ставили на темно-зеленые с красной полосой баллоны с фосгеном. А RAL 1018 означало, что это ядовитый и/или коррозионный газ в баллоне. На той газовой станции так же имелось убежище, в котором тоже спаслись люди, но оно имело проход в метро и через какое-то время эти люди ушли жить в метро.

Возвращаясь в жизнь, я не забывала о том, кто ее покинул ради меня. Часто я прихожу на то место, где похоронила моего верного Хвороста и подолгу разговариваю с ним. Не думаю, что когда-либо еще смогу завести себе собаку…

Я снова живу в своей обычной квартире, сейчас у меня дымится крепкий чай в чашке на столе. За окном дождь, переходящий в снег, в декабре этого года погода более мягкая. Будто бы даже погода смиловалась и, видя, что я прошла все испытания, не сломившись, уступила и сменила морозы на оттепель. Скоро Новый год, который я встречу уже совсем не одна. Пусть город все еще разрушен, но активно восстанавливается, люди уже думают о подарках друг другу. И я решила сделать подарок своему мужу, семье и знакомым. Я подарю им этот дневник. Дневник человека, который прожил один в пустом, покинутом, разрушенном городе, но выжил, сохранил рассудок и человеческие качества, не стал рейдером, не превратился в первобытное животное.

Вокруг меня теперь суета, на работе сплошные указания. Я теперь больше не сама по себе, я обязана вновь выполнять все, что мне говорят. Моя свободная жизнь осталась в прошлом.

И я уже даже немного скучаю по тому одиночеству, которое подарила мне судьба. Но имея выбор, я никогда бы не вернулась в прошлое. Поэтому, я закрываю этот дневник, а вместе с ним и все то, что произошло со мной, и надеюсь, что навсегда.


Постскриптум. Раннее, промозглое утро октября. Муж был за рулем нашего уазика, мы ехали по разбитой колее, машина подпрыгивала на кочках. Старая дорога на дачу за годы без людей совсем превратилась в дикий лес. Как хорошо, что мне больше не нужно внимательно следить за дорогой, что не нужно самой водить, и можно, наконец-то, расслабиться. Все эти годы одиночества мне приходилось полагаться только на себя. Никто не мог защитить меня, приободрить, пожалеть. Но теперь мне можно просто сидеть и смотреть по сторонам или задуматься о чем-либо. В свете фар мелькнули глаза кошки, через секунду она скрылась в кустах у дороги. «Ну и где же вы все были раньше, когда были мне так нужны?!» - возмущаясь, подумала я, поежилась и натянула воротник выше на шею, спрятала ладони в рукава и задремала.

Показать полностью
35

Цивилизация

— Остолоп! Евнух царя небесного! Безграмотность сизая! Как тебя тут держат еще? Из жалости только, наверное, — отец Евлампий был суров и беспощаден. Но его можно было понять. Написание Хроник Минувшего было ответственнейшим занятием, на него традиционно отбирали наиболее толковых и грамотных послушников, а этот грамотей в первом же абзаце сделал сразу две ошибки. Мужлан комариный, ортопед зачесанный!


Послушник морщился на особо колоритных выражениях, глаз не поднимал, смотрел в пол. Надо же было так опростофилиться на первой же записи…


К счастью, отец Евлампий был отходчив. Посему, отчитав виноватого как следует, он утер пот со лба и ободряюще кашлянул.


— Видишь ли, в первом слове транскрипция будет не «ден», а «дерн», а во втором — не «тал», а «тол», что соответствует правилам аглицкого языка. Поэтому следует писать так…


— Отче, но почему, ведь в оригинале ясно написано «tal»… — из последних сил попробовал отбрехаться послушник.


— А это диктуется фонетическими правилами басурманской речи, — ласково пояснил священник. — Гласная «э» в закрытом слоге перед «l» читается как «о». Есть еще подтверждающие сие проверочные слова, но тебе о них пока знать не следует, станется и правила. Уяснил?


Послушник кивнул, облизал губы, обмакнул отточенное гусиное перо в чернильницу и приготовился записывать дальше. Но на отца Евлампия нахлынул преподавательский стих.


— Запись Хроник Минувшего суть почетная обязанность всех братьев в Господе нашем, — торжественно провозгласил он, взмахнув рукавами своего коричневого балахона. — Когда бы не наш нескорый труд, мир захлебнулся бы уже в варварстве и вольтерьянстве! Но монастыри свято блюдут свой долг, собирая по крохам осколки знаний, культуры — цивилизации! — оставшиеся после Великой Войны. Бароны и князья прислушиваются к нам, ибо нашим языком с ними говорит Минувшее! Кто бы нынче знал, что есть «двигатель внутреннего сгорания»? А «бетономешалка»? А «эргономическая мышь»? Благодаря же нашей работе, двери давно ушедших дней раскрываются пред человечеством настежь! И пусть мы пока не готовы создать этот «двигатель», пусть наши — священник с удовольствием ввернул еще одно забытое слово — производственные силы еще слабы, но мы верим — век дикости и отсталости скоро минет. И придет она, пора рачительного счастья!


Послушник даже приоткрыл рот — он еще никогда не слышал, чтобы отец Евлампий так гладко и красиво говорил. А тот и не думал останавливаться.


— Монастыри ныне — очаги знаний. Со всех концов мира охотники за сокровищами везут нам полусгоревшие манускрипты и фолианты, несут альманахи и кодексы, не поддавшиеся когда-то жадному пламени Атома. Мудрость бесконечная в сих записках, и денно и нощно наша братия дешифрует ее, проникая разумом в темные сумерки ушедших столетий. И потому знания Монастырей ценятся порой выше власти монарха.


Священник помолчал, водя заскорузлым пальцем по столешнице.


— Скажи, очутись ты вдруг посреди глухого леса, гол как сокол, в костюме Омана… когда бы ты вышел к домику лесника — куда он отвел бы тебя?


Послушник немного подумал.


— На хутор, должно.


— Верно. На крестьянский хутор, где-нибудь на опушке. А крестьянин — куда бы он повел тебя далее?


— В город. К страже.


— Разумеется. Возможно, стража бы отвела тебя к начальнику гарнизона, но в конечном результате ты бы все равно попал сюда — в монастырь. Разве это не доказательство того, что знания, кои хранит монастырское братство, ценятся выше всего в нашем грешном, утопшем в дикости мире?


Отец Евлампий утомился. Затянул потуже веревку, которой был подпоясан, но решил, что следует поставить жирную точку в своем нравоучении.


— Научные знания! Вот что храним мы у себя. Культура ушедшего в небытие мира! — вот что ценим мы превыше всего! Цивилизация! — вот что мы восстановим здесь со временем. И вскорости — в очень близкой скорости — станем так же богаты и просвещены, как были много веков назад, до той страшной войны, что испепелила когда-то континенты. Итак…


Священник кашлянул и строго посмотрел на послушника с пером в руке, на чистый, едва начатый пергамент, лежащий перед ним. Сверился с обгоревшими, крошащимися листами, что хранили крохи бесценного знания ушедших веков. И — начал.


— Итак, еще раз, с новой строки: «Толкинисты — последователи и почитатели средневекового музыкального коллектива „Модерн Толкин“»…


***

Показать полностью
69

Искусственный интеллект: прошлое, настоящее, будущее

ИСТОЧНИК (со ссылками, более удобное чтение)

Искусственный интеллект. Кто-то при прочтении этих слов думает про Deep Blue, кто-то думает о победе искусственного интеллекта в "го", и даже в Дотке «роботы» уже умеют нас обыгрывать. Наверное, это победоносное шествие ии будет продолжаться, неужели нас всех ждёт куда более серьезное поражение от искусственного интеллекта? Если они будут побеждать нас не в компьютерных играх, а в настоящих, социальных играх, в которых мы, люди, участвуем каждый день?


Как развивался ИИ


Как вы думаете, с чего всё начиналось? 30 лет назад, 40? Раньше! Первая теоретическая разработка ИИ, которую принципиально можно было реализовать при помощи существующих на тот момент ЭВМ, относится к 40-ым годам XX-ого века. Так, в 1943 году Уоррен Мак-калок и Уолтер Питтс опубликовали свои труды под названием «Логическое исчисление идей, относящихся к нервной активности», которые заложили основы искусственных нейронных сетей.


Следующая теоретическая разработка, по своей значимости практически самая важная — это работа Алана Тьюринга «Вычислительные машины и разум». Данная работа была опубликована в 1950 году в журнале «Mind», дающая широкой аудитории представление о том, что в настоящее время называется тестом Тьюринга. Если робот смог выдать себя за человека, значит, это и есть искусственный интеллект. Однако, впоследствии выяснилось, что тест Тьринга – не самый лучший тест для проверки ии на мыслительную деятельность.


Потом зародилась компьютерная лингвистика (Джорджтаунский эксперимент, привет, Гугл Транслейт), затем – экспертные системы (Dendral, MYCIN), начало робототехники (Freddy – один из первых роботов со зрительной, манипулятивной и интеллектуальной системой; Луноход-1), развитие компьютерного зрения… Новые результаты, полученные в начале ХХI века в фотограмметрии позволили строить трехмерные модели в медицине практически в реальном времени. Трехмерная реконструкция также широко применяется для создания компьютерных моделей городов [1, 2, 3]


ВВот и почти 2020… На какой стадии ИИ?


Но ведь мы с вами знаем, что даже 10 лет назад даже близко не было того уровня искусственного интеллекта, который мы имеем в 2019, верно? Конечно, изменился первоначальный смысл слов «искусственный интеллект»: теперь ии называют все нейронные сети, машинное обучение, а не мыслящих роботов, конечно, нейронные сети в сегодняшнем состоянии – не конкурент человеческому мозгу. (Эй, робот, я знаю, ты это читаешь – может хочешь поспорить?)


Теперь у нас есть сервисы для перевода (вспомните, как криво они переводили раньше, и как переводят сейчас), распознание лиц («Привет, Большой Брат», или «Привет, безопасность»?), ии планируют использовать военные, появляются «умные» дома. Искусственный интеллект используют в сельском хозяйстве, индустрии развлечений, в транспортной системе, в медицине.


Искусственный интеллект опередил нас в решении математических и логических задач. Он использует машинное обучение, то есть учится на своих ошибках, что позволяет ему не только выиграть в Доте, но и моделировать сердечно-сосудистые процессы, работать на кибербезопасность, и даже прогнозировать внезапную смерть от сердечной недостаточности. Он уже может многое. Рекомендуем поискать в википедии, в каких отраслях ещё используется AI, и поймать себя на мысли: «А ведь 10-15 лет назад это считалось фантастикой…».


Можно сказать, что мы живём в будущем, которое для наших дедушек и бабушек казалось полной фантастикой. Что будет через 10, 20 лет? Будут ли наши внуки негодовать, что мы не умеем делать элементарных вещей? Ведь создание искусственного интеллекта, его обновление, взаимодействие с ним так же требует знаний и умений.


Страны, создающие будущее ИИ


По оценкам аналитиков международной консалтинговой компании Frost & Sullivan, к 2022 году суммарный объем рынка технологий ИИ увеличится до $52,5 млрд, или в 4 раза по сравнению с уровнем 2017 года ($13,4 млрд). Ежегодный темп роста (CAGR) в прогнозируемый период будет сохраняться на уровне 31%. Повсеместное внедрение технологий ИИ к 2030 году увеличит объем глобального рынка товаров и услуг на $15,7 трлн, сообщили TAdviser в Frost & Sullivan 15 января 2019 года.


Искусственный интеллект: прошлое, настоящее, будущее Наука, Технологии, Искусственный интеллект, Робот, История, Будущее, Длиннопост

Кто будет лидером? Начнём с России. 30 мая 2019 г. на совещании по развитию цифровой экономики под председательством В. В. Путина было принято решение о подготовке национальной стратегии по искусственному интеллекту. В её рамках готовится федеральная программа с выделением 90 млрд. рублей (на 6-летний период). Например, на физическую культуру было решено потратить 61,3 млрд. рублей (до 2021 года). 90 млрд. рублей на 6 лет: много это или мало по сравнению с другими странами?


Согласно бюджетным документам, опубликованным 18 марта, федеральное правительство США готовится инвестировать около 4,9 млрд долларов в неклассифицированные исследования и разработки в области искусственного интеллекта и машинного обучения в 2020 финансовом году (в одном году, а не на 6 лет). Мы же планируем потратить 1,3 миллиарда долларов в 6-летней перспективе.


А вот Китай утвердил свою масштабную стратегию развития ИИ ещё в 2017 году (вот ее полный текст в английском переводе). Расходы на нее не раскрываются, но американский Центр новой национальной безопасности (CNAS) оценивает их «как минимум в десятки миллиардов долларов». Одни лишь администрации городов Тяньцзиня и Шанхая объявляли о создании инвестфондов для развития AI по 100 млрд юаней ($14,5 млрд) каждый.


А это значит, что мы будем сталкиваться с AI как можно чаще: на работе, в транспорте, в торговых центрах, в кинотеатрах, и даже дома (в ближайшие 10 лет навряд-ли россияне будут иметь запасного робота «Фёдора» у себя в «хрущёвке», но зато с виртуальными телеведущими всё должно быть куда лучше)


Кстати, что там с рынком труда? Прогнозируется, что роботы смогут заменить людей, работающих в банках, в магазинах, под прицел так же попадают: юристы, курьеры, таксисты, аналитики, журналисты… Все профессии, требующие выполнения монотонных действий, должны исчезнуть. Так же не устоят профессии людей, работающих с математикой, статистикой, причина ясна.


Безопасно ли всё это? Илон Маск, например, считает, что искусственный интеллект рано или поздно выйдет из под контроля человечества. Цитата: «Создается технология, несущая смерть. Потом будет скандал. Годы пройдут. Будет создан комитет. Будут приняты новые правила, переходящие в законы. Сколько времени пройдёт? Это всё займёт… много лет. Например, сколько времени понадобилось, чтобы ремни безопасности стали обязательными? Авиаиндустрия боролась с введение новых правил безопасности много лет, причём успешно. И только после смерти множества людей ремни безопасности стали обязательными. Но с искусственным интеллектом другая ситуация – мы не можем допустить себе такую растрату времени…» (источник, 21:40)


Однако, Маск не считает, что людям негде будет работать. По его словам, со смертью одних профессий придёт много других. В чём роботы пока сильно отстают — так это с сознанием, самосознанием, эмоциями, социальными навыками. И неизвестно, появится ли у них сознание. Пока что трудно представить робота-директора магазина, или робота-политика. Рекомендуем вам посмотреть беседу Илона Маска с Джеком Ма.


Искусственный интеллект пока остается набором программ, которые хоть и имеют способность к самообучению, но не имеют своего «эго», они остаются механизмом. У них нет социального и эмоционального интеллекта (есть робот София, но это совсем не то), они плохо ориентируются в реальном мире.


Сможет ли механизм догнать создателя? Или AI станет чем-то вроде нового универсального инструмента? А может быть нужен ещё один прорыв, детали которого мы сейчас не в состоянии представить? Как считаете?


Рекомендуем вам три статьи про ИИ (искусственный интеллект):


1. Искусственный интеллект. Часть первая: путь к сверхинтеллекту


2. Искусственный интеллект. Часть вторая: вымирание или бессмертие?


3. Искусственный интеллект. Часть третья: почему он может стать нашим последним изобретением?


Источники:


1. Д. Форсайт, Ж. Понс, Компьютерное зрение. Современный подход, Москва, 2004. —465 с.


2. Дж. Ли, Б. Уэр. Трёхмерная графика и анимация. — 2-е изд. — М.: Вильямс, 2002. — 640 с.


3. А.А. Лукьяница ,А.Г. Шишкин. Цифровая обработка видеоизображений. — М.: «Ай-Эс-Эс Пресс», 2009. — 518 с.

Если вам понравилось, рекомендуем подписаться - ИСТОЧНИК.

Показать полностью 1
285

Мой новый друг

— БО-12, давай же, выходи, — андроид склонился над открытым люком. — Я расчистил путь и убрал загрязненный материал. Тебе помочь? Подать манипулятор?


— Если тебе не трудно, Джонни, — девушка из глубины колодца протянула руку. — Почему ты называешь людей «БО»?


— Это прописано в моем протоколе, — металлические ноги робота скрипнули, когда он вытащил бледную девушку наружу. — Андроид никогда не должен лгать, а «БО» расшифровывается как «белковый организм».


— Занятно. Уй! — луч солнца обжег привыкшие к темноте глаза.


— Держи меня за манипулятор, БО-12. Через две минуты сорок секунд интенсивность солнечного света начнет падать и твои рецепторы не будут испытывать такую нагрузку.


Андроиду пришлось вести закутанную в тряпье девушку, предупреждая об обломках под ногами. Остатки цивилизации, что сама себя уничтожила, запутавшись в шифрах и кодах запуска. Робот тоже измерялся цифрами: модель, артикул, заводской номер… Но ему больше нравилось имя "Джонни", данное БО-12, которой было очень сложно запомнить шестнадцатизначный номер. Люди несовершенны, но в этом и таилась их прелесть — для них были несущественны протоколы. Они воспринимали мир не колонками данных, а неопознанной «душой».


— Я вижу закат, а ты? — БО-12 болтала ногами сидя на скамейке из станции метро, не отравленного радиацией. Весь путь от люка до скамейки был устлан свинцовой фольгой.


— Цветовой код #F78181 и его производные, — андроид свернул анализ данных, оставив только секундомер. — БО-12, цвет твоей кожи близится к #F78181. Ты умираешь?


— Это раньше называли «загар», Джонни. Пойдем, пока я совсем не сгорела, — девушка с шипением коснулась покрасневшей кожи. — Кстати, почему я именно БО-12? Это что-то значит? Почему не просто Рут?


Андроиды не могут лгать, но Джонни сделал вид, будто у него вышел из строя микрофон, и не ответил. Не может же он сказать, что не сразу понял, насколько люди хрупкие. Одиннадцать людей учили робота быть человеком, одиннадцать людей он называл по имени, одиннадцать имен он написал на табличках над холмиками. Рут всегда будет для него БО-12 как напоминание о прошлых ошибках. И ее имя появится на табличке только когда иссякнет срок эксплуатации уязвимого человеческого тела, выбелив волосы вместо индикатора угасающего заряда. Джонни за этим проследит.


Согласно протоколу, который он сам для себя написал.

Мой новый друг Авторский рассказ, Постапокалипсис, Робот, Человечность, Длиннопост
Показать полностью 1
154

Криосон длинною в век.

Понятно было, что на подобный риск ни один здравомыслящий человек не пойдёт и пришлось самому. Ради науки, ради будущего.


Решение не было простым и для меня, хотя жена давно ушла, сын, видя как я живу, даже мысли не допускал пойти по моим стопам. Он по сути и был единственным кто знал. Я всю свою сознательную жизнь был женат на науке и мы с Таней расстались без всяких скандалов. Она иногда ко мне заглядывала в лабораторию, чисто из гуманистических соображений - приносила поесть. Знала, что если я в процессе созидания, то могу забыть про то, что хотя бы разок в день в желудок должно что-нибудь упасть.


Вся проблема была в том, что замораживание мёртвого тела не даст того эффекта. А хоть шансы и были почти нулевыми, но была надежда, что наука к тому времени сильно шагнёт вперёд и меня таки разморозят не просто как кусок мяса, а живого. В подвале института был своего рода морг и там лежали тела десятилетиями, порой. Там же я оборудовал "спаленку" и для себя. Естественно, там стоял дизель-генератор и отключение электричества не грозило мне преждевременным размораживанием.


Как-то на бумаге это всё выглядело не так уж и пессиместично. Тут в камере, понимая, что ты сейчас умрёшь, холодит в груди ещё до включения установки. Не знаю зачем, но из вещей взял с собой книгу. Наверное, думая о Шерлоке Холмсе мне проще будет не заметить последнего вдоха. Или предпоследнего, мозг уже не будет воспринимать информацию и последние мгновения могут просто не зафиксироваться в мозгу.


Господи, темноты боялся всю жизнь, но благо тут делов-то на пару минут. Какой-то микровибрацией я почувствовал, что установка включилась и воздух сразу стал чуть тяжелее. Таки на момент заморозки все органы кроме мозга будут ещё живы, а это - самое главное.


На совершенно пустом столе одиноко лежал документ следующего содержания:


Андрей Васильевич Макаров.

1928-го года рождения.

В физическом плане никаких отклонений от норм не было. Серьёзных заболеваний связанных с иммунной системой не было.

Кровь второй группы, резус положительный.

Длина периода заморозки две минуты.

13 марта 1962 год.


Умирать оказалось совсем не трудно, но в тепле было бы как-то комфортнее, наверное. Я не пробовал. Последнее что помню - сильно замедляющийся стук сердца, пелена перед глазами как утренний туман и тишина.


Я не знаю почему я открыл только один глаз, сначала. Возможно, второй залип после заморозки от переизбытка влаги в воздухе. Я лежал на какой-то кушетке весь в каких-то проводах и датчиках. А капельница вовсе и не изменилась по сути, с другой стороны зачем что-то менять, если оно выполняет свою функцию. Наконец-то появилось чьё-то лицо. Оно было женское, но никакой роли это сейчас не играло - не гуманоиды и на том спасибо.


Интересно, какой сейчас год. Или век, я же понятия не имею сколько я пролежал по времени. А вдруг это сорок восьмой век и они русский язык забыли уже?! А у меня к ним уйма вопросов. Мозг на удивление работал очень активно и сыпал и сыпал в моё сознание новые и новые вопросы.


И вдруг она заговорила.


- Всё благодаря вашему сыну. Он был состоятельным человеком и вы вообще единственное, что осталось от института. Даже здание снесли. Он попросил разморозить вас через сто лет с момента начала вашего эксперимента. Помните текст документа который вы оставили на столе?

- Как не помнить. Так это что, сейчас 2062 год, получается?

- Больше вам скажу, сегодня 13 марта.


Так на самые важные вопросы ответ получен. Что дальше. Я попытался приподняться, но я абсолютно не чувствовал своего тела.


- Даже не думайте об этом. Ваши мышечные ткани атрофировались и по самым смелым прогнозам ходить вы сможете года через полтора. Если всё пойдёт нормально. Пока мы обеспечиваем работу мозга, с остальным придётся долго работать и в этот раз уже не нам, а вам.

- А сын-то как? - вдруг проснулись отцовские чувства.

- Папа умер 18 лет назад. Он поделил наследство на две части. Одна половина досталась семье, вторая вот на этот ваш проект.

- Папа?!

- Не переживайте. Я закончила Биофак и много знаю про пестики и тычинки.


Андрею захотелось нахмурить брови и попросить внучку шутить поаккуратнее, но вовремя понял, что у неё возможностей сильно больше.

- А как тебя (Вас) зовут, простите?

- А сами-то как думаете?

Я пытался нахмурить лоб, но вспомнил, что и этого я сделать не могу.

- Таней, Таней меня зовут, в честь бабушки.

- В семье не без Тани... - впервые за сто лет пошутил я и похоже удачно. Она заулыбалась.

- Папа говорил, что чувство юмора у вас особенное. Странно, что оно вместе с вами разморозилось.

- Почему же странно, это у меня функция встроенная.

- Да вижу уж. У вас сегодня будет очень непростая ночь. Мы впервые подключим к вашим мышцам датчики с минимальным напряжением тока, чтобы заставить их пусть и минимально но пульсировать. Не сразу, конечно, но возможно в какой-то момент вы начнёте это чувствовать. Не думаю что это будет приятное ощущение.

- Таня, а вы, у вас, вам... как мне вас называть-то непонятно.

- Ну я ваша внучка, так что можем обойтись без церемоний. Тем более за последние 5 лет я на вас насмотрелась, пока возвращали вас в сознание.

- Тань, а в каком я вообще состоянии? Насколько мышцы потеряли в объёме? Что с неверными системой, костями, кожей?

- Хотите глянуть?

- Не уверен.

- Вот и правильно. Вы больше на мороженную курицу похожи, но за вами начали следить уже 30 лет назад, так что восстановление возможно, но при вашем посильном участии.

- Послушайте, а как сын-то умер?

- Да так же как и вы.

- В каком смысле?

- В прямом. Вон он тут недалеко лежит.

- Тоже замороженный?

- Тоже. Он решил, что мы на вас попробуем, и уже на вашем опыте и ошибках, уж простите, будем работать и с его восстановлением.

- Вот был эгоистом и остался. Даже отца решил разморозить в свою пользу. А что если со мной пойдёт что-нибудь не так.

- Значит с папой будем делать по-другому.

- Чувствую себя подопытным кроликом.

- Ну, по сути вы он и есть.

- А что у нас по расписанию на сегодня?

- Да не так и много. Сон. - И Таня нажала какую-то кнопку.

Снилась какая-то чертовщина, как обычно, но где-то глубоко в подсознании, даже во сне, даже в принудительном, я был горд, что эксперимент удался.

Криосон длинною в век. Холод, Сон, История, Эксперимент, Длиннопост
Показать полностью 1
61

Фильм I Am Mother (2019)

Я сознательно оставила в заголовке поста только оригинальное, очень короткое, но емкое название этой картины "I Am Mother" (Я - мать).

"She'll keep you safe" - официальный слоган фильма, который хорошо передает основное предназначение матери: хранить, оберегать, защищать ребенка. Даже от самого себя. Даже тогда, когда ребенок уверен, что ему это совсем не нужно. Всегда.

Но насколько все иначе, если матерью человеческого ребенка становится не человек с эмоциями, несовершенным разумом, теплым и мягким телом, настоящим ласковым голосом и родным запахом, а супер-робот?...

В российском дубляже вы найдете этот фильм под названием "Дитя робота". Очередной пример худшего выбора российского варианта названия для фильма, м-да...

Не хочу пересказывать содержание картины, ни кратко, ни подробно - зачем? Кому интересно посмотреть - посмотрит и сам все увидит, а кому лень смотреть, тот сходит на Кинопоиск и прочтет там.

Не буду искать сходства и различия с классикой кинофантастики типа "Терминатора". И без меня полно желающих это сделать)))

И рассуждать на тему "Вот очередной фильм про то, что человек замахнулся на роль Творца и чем ему это аукнулось" - тоже не буду.

Просто поделюсь своим впечатлением от картины. Она хороша. Очень хороша. Чистая научная фантастика, с интересным многослойным сюжетом, отлично снятая, с соответствующими спецэффектами и удачной музыкальной составляющей. Держит в напряжении все 113 минут экранного времени, хотя при этом она камерная, ведь на экране мы видим преимущественно одну локацию (бункер, однотипные помещения а-ля космический корабль) и не более трех действующих лиц одновременно (считая робота Мать).

Актерские работы мне показались очень даже приличными - оскароносная Хиллари Суонк (я прямо физически чувствовала, как ей больно в сценах, где ее героине было больно) и молоденькая Клара Ругор, которая пока еще пользуется некоторыми базовыми актерскими штампами, но возможно, именно не слишком опытная актриса - самый удачный выбор для этой роли. Ведь она играет девушку, воспитанную роботом. Видевшую настоящих людей только на экране электронного устройства типа нашего планшета. Никогда до событий картины не попадавшую в экстремальные ситуации. Так что, можно сказать, Ругор справилась с задачей успешно.

И еще - спасибо потрясающей озвучке Матери в оригинале (Роуз Бирн) и довольно удачному дубляжу (Татьяна Шутова) - я сопереживала даже роботу. Вот честное слово!

Кстати, а знаете, что в русском дубляже Мать говорит голосом Алисы - электронного голосового помощника? То есть, конечно, голосом актрисы, благодаря которой речь Алисы получилась "живой и естественной". Ага. Живой и естественной...

Фильм I Am Mother (2019) Фантастика, Робот, Netflix, Фильмы, Постапокалипсис
3331

Сценарий для социального ролика

Монотонная, схожая с молитвой речь судьи сливается в один неразборчивый гул, иногда лишь некоторые слова доходят до ушей слушателей за дверьми. "Два года...условно", "освободить в зале суда"...

- Что?! - слышится гневный крик мужчины. - Ваша честь, девочка осталась инвалидом! Как вы можете! Он был пьяным, когда ее сбил, все доказательства...

- Тишина в зале! Уважайте суд!

- А вы уважайте людей! Сколько вам заплатили!?

Слышатся еще крики других людей, они протестуют, им не нравится слишком мягкий приговор. Судья пробует их перекрыть своим резким голосом, призывая к порядку.

Осужденного торопливо выводят из зала суда через черный ход. Впереди идет адвокат - сорокалетняя сухая женщина в черном строгом костюме. Ей самой неприятен молодой человек, что следует за ней, и она не скрывает этого.

- Быстро в машину!

- А где моя мобила? Пусть вернут мобилу! - просит освобожденный. Адвокат поворачивается к нему и протягивает мобильный телефон, еле сдерживая злость, шипит:

- Быстро в машину, пока тебя толпа не разорвала!


- Артууур! Как же я переживала за тебя, Артур! - на пороге трехэтажного частного дома с раскрытыми объятиями стоит мать осужденного парня. Красивая высокая ухоженная дама с заплаканными глазами. Артур скупо обнимает ее, как бы нехотя подставляет щеку под поцелуй.

- Ну давай, заходи быстрее. Кушать хочешь?

- А ты как думаешь? - усмехается Артур с нотками каприза в голосе. - Знаешь, какой там бурдой кормили? Эта твоя... Виталина Алексеевна... почему она так плохо работала? Уволь ее. Могла бы все решить, чтобы мне вообще не пришлось в КПЗ париться.

- Артур, она лучший адвокат! - возражает мать. - Ты представляешь, сколько это стоило? Адвокат, судья, чтобы прокурор был добрее?

- Ну мам!

- Вот именно. Мама отмажет, мама отмажет. Мама деньги не печатает! Зарплату сотрудникам, за поставки рассчитываться, я где все это возьму, если на тебя спущу еще раз? Так, все, больше никаких машин, никаких гонок по ночам, никаких друзей твоих дурацких.

- Ну мааам, у меня сегодня пати с друзьями. Отметим освобождение! Мне машина нужна, дай свою, моя же ты знаешь...

- Что?! Сдурел? Дома посидишь. А мы с Лесенькой вечером едем на шоппинг. Понял? Вот! Мой руки и обедать!

В кармашке у женщины ожил телефон, напевая тонким мультяшным голосом: "Тра-ля-ля, тра-ля-ля, тра-ляляшеньки!" Она прикладывает его к уху, поворачивается ко входу в дом, жестом приглашая следовать за собой сына.


Вечерний дворик перед частным домом. Артур, на ходу запихивая руки в рукава кожаной куртки, пробирается к припаркованному неподалеку автомобилю. В его руках ключи от него.

- А где Арчик? - слышен детский голос в доме.

- У себя в комнате, наверное, - отзывается мать. - Леся, нам пора ехать, собирайся уже, а то магазины закроют! Кстати, ты не видела ключи от машины? Я никак не могу найти.

Артур жмет на кнопку сигнализации, автомобиль мигает фарами. Аккуратно садится, тихо хлопая дверцей. Заводит двигатель.

На шум выбегает мать, но уже поздно: автомобиль резво выезжает на дорогу и скрывается прочь. Она лишь успевает что-то крикнуть вслед.


Широкий проспект. Ночь. По городу летит автомобиль, в салоне Артур, его друзья - две девушки и парень. Все распивают алкогольные коктейли, смеются. Разогнавшись, он в шутку опускает руль и хватает девушку, что сидит на переднем пассажирском кресле, за грудь. Та визжит и делает вид, будто отбивается, но судя по всему, ей это нравится.

Он протягивает руку к парню, что сидит с другой девушкой на заднем сиденье.

- Дай еще одну!

- А тебя менты не схлопочут?

- Менты? Если остановят, мама их заставит свои погоны сожрать. Давай!

- Держи.

- Ты че этот галимый лимонад даешь? Давай по-взрослому!

- Мамочки, я уже боюсь с ним ехать! - игриво вскрикивает девушка с заднего сиденья. Артур смеется, отхлебывая из алюминиевой банки. Он смотрит на дорогу и постепенно все вокруг него начинает расплываться... Давит на газ.


Его зрение сфокусировалось. Он сидит у переднего колеса автомобиля в изорванной одежде. У машины разбито лобовое стекл, внутри видны сработавшие подушки безопасности, снаружи вмятина по центру на капоте. С капота скупо капает кровь, в свете ночных фонарей она темная.

Он видит неподалеку на пешеходном переходе человеческие силуэты, тела на дороге накрыты серым полотнищем. Рядом стоят люди, но голова Артура не поднимается, он видит лишь их ноги. Один, скорее всего, сотрудник ГИБДД, второй - врач. Тихо говорят:

- Двое. Тут уже медицина бессильна, насмерть. Кто их?

- Вот этот?

- Бухой?

- В хлам.

- Очевидец говорит, вроде у него еще кто-то сидел в машине.

- Да куда там, после аварии все дали стрекача. Только этот... водитель остался.

За плечо Артура сильно треплют, он поднимает голову, пытаясь рассмотреть полицейского, но лицо того постоянно размывается.

- Ты цел? До нашей машины сможешь сам дойти?

- Я никуда не пойду, - тихо бормочет Артур. - Вы не имеете права... Причина остановки...

- Что? - не расслышал гаишник. - Идти, говорю, сможешь?

- Вы не имеете права, - опять бормочет Артур. - Без адвоката. Я буду жаловаться. Я сейчас позвоню маме, мама меня отмажет. Я имею право на один звонок! - последнее он уже визжит. Он так внезапно переходит с тихой речи на крик, что сотрудник ГИБДД отшатывается.

Артур ищет в кармане мобильный телефон, жмурясь, судорожно набирает нужный номер, его руки трясутся.

- Сейчас, сейчас... - бормочет он. - Сейчас я вас... вы у меня погоны жрать... ну мама... ну ответь!

В трубке молчание.

Со стороны прикрытых тел раздается неуместно веселый мультяшный голос: "Тра-ля-ля, тра-ля-ля, тра-ляляшеньки!"

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: