159

Очень плохая примета

Собственно, с Лилией Петровной вся эта история случилась. Большую часть жизни провела она на Колыме, и уехала оттуда только в конце 90-х. А молодость её пришлась на семидесятые, и называлась она тогда Лилией, Лилькой или Лилюхой. Окончила вполне достойно институт, вернулась домой, устроилась на работу. Лилькины родители, видя такое ответственное отношение дочи к учёбе, работе, финансам и вообще к жизни, решили поощрить её, купив доче домик - негоже взрослой девахе ютиться на одной жилплощади с родителями и двумя мелкими братьями.

Домик состоял из маленькой комнатки, ещё более маленькой кухоньки, и совсем уж маленькой прихожки. Из достижений цивилизации - только электричество; вода - в ближайшей колонке, отопление печное (зато был дровяной сарай с дровами), удобства - во дворе, телефон - "в будущей пятилетке обещали"(с). Окна были обращены на западную сторону, к тому же дворик с домиком были зажаты с обеих сторон двумя большими домами, так что солнечный свет был в том доме нечастым гостем. Короче, по современным меркам - та ещё халупа. Но - Лилька такому подарку была несказанно рада и вызывала вполне объяснимую зависть сверстников и некоторых коллег. Ещё бы - своё собственное жильё! Стены есть и ладно.

Домик обошёлся в 3500 советских рублей. Покупали при посредничестве некой Гали, которая приходилась хозяевам дома то ли знакомой, то ли роднёй - этакий прориэлтор (поимела с посредничества утюг с пшикалкой). Хозяева - семейная пара, оба недавно вышли на пенсию. История проста и бесхитростна - прибыли на Север "за длинным рублём", заработали "длинный рубль", и теперь мечтали купить домик где-то "на югах". Домик у моря, солидные накопления - что ещё нужно, чтобы встретить старость?

Дом продавали в спешке, объясняя сие тем, что якобы нарисовалась оказия купить выгодно дом на юге. Осматривали дом в основном снаружи, убедившись, что стенки крепкие, крыша не текёт, сарай в порядке. С документами тоже проблем не было. Внутри дома были мало, не присматривались, к тому же там был некоторый беспорядок, как заверяли хозяева, характерный для спешного переезда - разбросанные вещи, сдвинутая мебель и тп. В основном полагались на заверения хозяев и Гали (которую знали и доверяли ей). Ну, то есть - подвоха при покупке не заметили. Это сейчас все углы вплоть до плинтусов обнюхивают и фиксируют на камеру... и ведь всё равно обманывают!

В общем, покупка свершилась, бывшие хозяева вручили новой домовладелице ключи, поздравили с покупкой. Единственное, о чём попросили Лильку - так это чтобы она на время их пути не прибиралась в доме, примета такая, а они хотят, чтобы их путешествие прошло без проблем. Ну чо - вполне нормальная просьба. Лилька, правда, не относилась к приметам серьёзно, но... неизвестно, во что она будет верить в их возрасте. Да и потом - ну такая малость! - дня три не прибираться. В общем, был вечер, примерно полшестого. Лилёха пошла на первую ночёвку в СВОЙ дом. В одной руке - авоська с простынёй, наволочкой, пододеяльником и пакетом с бутерами и пачкой чая; в другой - Прохор Кузьмич, который должен был теперь жить с Лилькой, потому как без кота это не дом, а просто стены. Короче, отперла Лилька дом и вошла...

На этом вступительная часть заканчивается, и начинается то, из-за чего стоит тег "мат".

В доме был невообразимый срач! Нет, не так - СРАЧ, СРАЧИЛИЩЩЕ, СРАЧИНДОС!!!111одын! И, нет, это не тот беспорядок, который случается перед переездом, когда на уборку забивают, и даже не тот бардак, который бывшие хозяева устраивают из вредности (да, бывают и такие). Нет, это копилось годами, и это был пиздец, граждане. Слой застарелого жира на плите и вообще кухонной мебели. Залапаная посуда, захватанные прокопчённые окна, мусор, который годами заметался под кровать, под ковры и по углам. Засаленные матрас, подушка и одежда. Обосранные трусы, нет не с "черкашами", а именно обосранные, которые впадлу было постирать или хотя бы выкинуть. И всё это приправленно кучей тараканьих и мушиных трупов, которые частью превратились уже в труху и лежали годовыми слоями. И это только была часть бардака. Короче, картинка из разряда "Слабонервным не смотреть". Омерзение и охуение - вот основные Лилькины эмоции. Прохор Кузьмич, проблевавшись от увиденного, развернулся и, надменно покачивая своими фаберже, гордо упиздовал обратно к Лилькиным родителям. Ну, теперь понятно, почему их не рвались впускать внутрь помещения (ой, у нас тут немного неприбрано, переезд всё-таки), почему в доме отчаянно смердело "Тройным" одеколоном (ой, ну я тут вещи паковала и в спешке целый флакон грохнула), почему ставни были закрыты, почему на кухне была тусклая лампочка, а в комнате вообще не было освещения (ну, там лампочка перегорела, мы потом вставим), почему всё было прикрыто какими-то тряпками. Ну ещё и Галочка, которая рекламировала дом как четырёхступенчатую ракету и уверяла, что "внутрях всё нормально". Кстати, в дровяном сарае бывшими хозяевами была устроена натуральная помойка, видимо, лень было всякий раз до свалки идти; а прикрыто всё это непотребство аккуратным рядком дров, вот прям геометрия, мать её так. Надо же, а такие приличные люди на первый взгляд... И на второй тоже... Лилька прикинула, что если бы хозяева столько же сил, кои они вложили маскируя собственный срач, употребили бы на то, чтобы убрать это говнище, КПД был бы куда выше. (Тем более, что одним флаконом "Тройного" не обошлось, хоть и стоил он тогда копейки) В принципе, дом был надёжен и не разваливался - тут не прикопаешься, но вот срач был настолько эпичным, что покупатели имели полное право требовать скидку рублей в 200 (что чуть выше средней зарплаты в месяц по Союзу по тем временам). Что тут сказать - наёбщики, они и при Советах наёбщики.

Ладно, срач срачем, но проблему надо было как-то решать. Предъявить бывшим хозяевам - невозможно, предъявлять Гале - глупо, официально она вообще не при делах, предъявлять родителям - вообще детский сад какой-то. Жить эти три дня у родителей, потому что, видите ли, в доме насрано, а она пообещала три дня не убирать - детский сад в кубе. Да и перед Прохором Кузьмичём стыдно - честный кошак не для того топтал семь лет эту грешную землю лапами, чтобы его в какой-то говнюшник жить привели. Да и вообще, Лиля - взрослый человек (23 года) и проблему нужно решать по-взрослому.

Лиля вспомнила, как прабабушка говорила - "По чистой хате ангелы ходят", что в переводе на современный язык означает, что если примета или поверье идут против чистоты и/или здоровья, то это хрен знает что, а не примета, на неё можно забить с чистой совестью. А ещё теперь это ЕЁ дом и она вольна делать там всё что пожелает (в рамках УК РСФСФ, конечно). Ну и, если рассудить, то бывшие хозяева дома по факту ей никто - ни родственники, ни знакомые, ни друзья, так что в их отношении примета сия не работает.

Покончив тем самым с моральными обязательствами, Лиля взялась за материальную сторону дела. А именно: разжилась инвентарём (тележка, лопата, веник, щётки и пр. и тд.) она принялась отмывать теперь уже свою жилплощадь. Первые две ночи она ночевала в прихожке, на лавочке, с приоткрытой дверью. К концу третьего дня внутри дома можно было находиться, не испытывая рвотных позывов и желания сжечь всё нахуй. На пятый день Лилёха устроила в доме дихлофосно-борный геноцид; и, сидя во дворе, ела пироженку с чаем, а так же думала - как убрать ставни, потому что они нафиг не нужны. И вот тут во двор внеслась Галя - да, та самая прориэлторша, которая поимела со своего пиздабольства утюг с пшикалкой. Без формальностей и предисловий, на максимальной громкости, Галя принялась обзывать Лильку сукой, проституткой, неблагодарной тварью, паскудой, добавляя для ясности, что "вся улица, блять, видела, как ты барахло со двора вывозишь, блять, сука, ТЕБЯ ЖЕ ПРОСИЛИ!!! ПА ЧИЛАВЕЧИИСКИ ПРАСИЛИИИ!!!" Эмоции через край, просто фонтанирование негативом. Что это было???7 Лилька с перепугу сначала решила, что по недосмотру с хозяйским хламом вынесла на помойку что-то ценное. Но всё оказалось веселей: во время пересадки, кажется, в Новосибирске, семейную пару сняли с рейса и арестовали. А после некоторых формальностей, отправили обратно в Магадан, но уже в несколько ином статусе.

Люди говорили что-то про какие-то феерические комбинации с золотом, но золото - это вообще распространённый стереотип, что на Колыме, что вне её (говоришь Колыма - подразумеваешь золото). Тем более что семейная пара работала в сфере, далёкой от драгметаллов - что-то связанное со строительством. Просто сразу после их отъезда некто (то ли из зависти, то ли руководствуясь, как сейчас говорят, активной гражданской позицией) написал куда надо письмо о финансовых злоупотреблениях в конторе с целью нехренового такого обогащения (что-то, связанное с "левыми" стройматериалами). Автор в письме указал не только факты и цифири, но ещё и приложил пару документов, что указывало на то, что это не просто завистливый кляузник, а человек "в теме". Люди в погонах первым делом взяли за жопу бухгалтерию, а главбухша, не желая впрягаться за всех, сдала всю компашку, в том числе и бывших владельцев Лилькиного дома. Времена были дикие и малоцивилизованные, это сейчас супостата объявляют в федеральный розыск, когда он уже греется в странах заморских, а денежка надёжно припрятана в офшоре; тогда же супруги не успели даже долететь до Москвы. Трясли и Галю, но так как она продолжила жить на воле, то, скорее всего, без результата. И Галя, блять, до самой смерти своей утверждала, что ничего бы не случилось, если бы Лилька раньше времени не взялась за швабру и метлу.

Очень плохая примета Текст, Длиннопост, Дом, Обман, Приметы, Суеверия, Уборка, Мат, Срач, Грязь