-10

О том как курица свиную лохань искала

О том как курица свиную лохань искала Курица, Сказка, Длиннопост

Жила-была курица, обычная такая курица. Наелась она как-то куриной слепоты и ослепла.


Ослепла и квохчет:


— Ко-ко-ко, ко-ко-ко (не вижу, мол, я) никоко!


А увидеть то хочется, ну и пошла курица куда глаза не глядят.


Дошла до сарая, наткнулась на свинью и подумала: «Корыто.» Стала клевать.


Свинья разнервничалась:


— Поди кошку поклюй, она меня вчера цапнула ни за что, ни про что.


— Ко-ко-ко, ко-ко-ко, я не вижу никоко! — ответила птичка.


Свинья разнервничалась ещё больше:


— Ну тогда из моей лохани поешь чего нибудь, может и пройдёт.


Пошла курица лохань свиную искать. Дошла до собаки, споткнулась об неё, клюнула на всякий случай:


— Ты лохань?


Собака забеспокоилась:


— Чья лохань?


— Свиная, — объяснила рябушка.


Собака ещё больше забеспокоилась:


— Нет, я не лохань. Лохань там дальше вдоль забора.


Побрела курица дальше. Заморосил дождь, промокла пернатая, замёрзла вся, заплакала:


— Ко-ко-ко, ко-ко-ко, жалкая я, слепая, мокрая курица, до свиной лохани добраться не могу!


Услышал её плач ветерок, пожалел жалкую, слепую, мокрую курицу, подул сильно-сильно и подбросил её прямо в свиную лохань.


Увязла птичка в помоях, стала совсем уж жалкой, мокрой, грязной и слепой, закудахтала с горя:


— Ко-ко-ко, ко-ко-ко, жалкая, жалкая я квочка, мокрая, грязная и слепая, не могу до свиной лохани добраться!


— Ты в ней стоишь, — хрюкнула свинья из под навеса. — Покушай, мне не жалко!


Возмутилась курица, захлопала мокрыми крыльями, а они не хлопаются — в помоях все.


— Ну вот, — заплакала птица, — теперь я мокрая, грязная, слепая и нелетячая. Где тут можно удавиться?


Хрюшка хмыкнула:


— Вон чурка стоит и топор рядом, а хозяин в доме спит. Позвать?


— Зачем это? — закудахтала курица нервно.


— Как зачем? Выйдет, башку тебе отрубит, сама ведь просила, — зевнула свинья.


Курица в ужасе замахала крылами, задёргала ногами и побежала! Добежала до навозной кучи и увязла (казалось бы, навсегда).


Но тут вернулась хозяйка из магазина, увидела, что её пернатая задыхается в навозной куче, вытащила несушку сачком, выкупала в бочке, дала по заднице и отпустила во двор гулять, обсыхать.


Высохла курица и поняла, что она уже не мокрая, не грязная и не вонючая, но всё ещё слепая! Мелькнул у неё в памяти разговор со свиньёй: мол, надо из свиной лохани поесть, попить и всё пройдёт. И пошла курица опять свиную лохань искать.


А скотина дворовая изумляться да перешёптываться:


— Надо же, вроде бы и не свинья, а всё туда же!


— Куд-ку-да, куд-ку-да туда же? — удивлялась рябушка, в третий раз заканчивая свой путь в навозной куче.


И всем обитателям скотного двора уже казалось, что всё это безобразие может прекратить только хозяин с топором. Но не тут-то было! И вот, когда в четвёртый раз в куриной голове мелькнул разговор со свиньёй… Это жутко не понравилось чувствительной до чужих мыслей кошке. Она подошла к дурёхе и очень осторожно коготком сняла с куриных глаз плёнку. И ряба, наконец, прозрела!


Но тут в куриной голове мелькнул самый первый разговор со свиньёй: «Как увидишь кошку, заклюй её до смерти!»


Набросилась птица на кошку, заклевала её чуть ли не до смерти. И весь скот дворовый, глядя на это дело, стал хором звать хозяина с топором.



Нет, я не сомневаюсь, что хозяин вышел. И вышел непременно с топором. Я другого никак не пойму: отчего так трагически всё закончилось — от тупости куриной или от скотости скота?

Дубликаты не найдены