174

О фильме "Джонни Мнемоник" 1995г. В главной роли Киану Ривз

Знаете ли вы, что:

- В основе сюжета фильма лежит одноименный рассказ Уильяма Гибсона, а также его более поздний роман «Виртуальный свет».


- В одной из сцен фильма сканер определяет имплантат в мозгу Джони как устройство для борьбы с дислексией. Киану Ривз на самом деле страдает от этого расстройства.


- Основной съемочный процесс фильма проходил в канадских городах Торонто и Монреале. Также снимали в Ньюарке, штат Нью-Джерси и Пекине, Китай.

- Несмотря на то, что продюсер Б.Дж. Рэк значится в титрах этого фильма, он покинул проект из-за творческих разногласий с режиссером Робертом Лонго.


- Персонаж Молли Миллионс, из оригинальной истории в фильме получил имя Джейн. Несмотря на то, что эти два персонажа похожи друг на друга, существовало несколько существенных отличий. Например, у Молли были выдвижные лезвия под ногтями пальцев рук и обостренное зрение. Считается, что это изменение было связанно с тем, что персонаж Молли был привязан к авторским правам на любую возможную экранизацию романа Уильяма Гибсона «Нейромант».


- По слухам сценарий этого фильма был оставлен на пороге дома Киану Ривза, что привлекло его внимание к нему и способствовало получению согласия сняться в этом проекте.


- В одно время считалось, что главную роль в фильме исполнит Кристофер Ламберт.


- Изначально Роберт Лонго и Уильям Гибсон хотели снять этот фильм с маленьким бюджетом, но не смогли получить финансирование. Позже Лонго сказал что проект «начинался как фильм размером в 1,5 миллиона долларов, и стал фильмом за тридцать миллионов долларов, потому что мы не смогли получить 1,5».


- Первоначально главную роль в этом фильме собирался сыграть Вэл Килмер, но актер покинул проект, когда ему предложили роль Бэтмена в фильме «Бэтмен навсегда» (1995). Килмер позже сыграл Криса в картине «Схватка» (1995), роль, на которую изначально планировалось взять Киану Ривза.


- Первый полнометражный фильм Дины Мейер.


- Песня «I See Through» была исполнена рок-группой Rollins Band и написана Генри Роллинзом, Мелвином Гиббом, Симом Кэйном и Крисом Хаскеттом. Генри Роллинз появляется в фильме в роли Спайдера.


- Уильям Гибсон был очень не доволен как переделали его историю и, несмотря на то, что является единственным сценаристом фильма, он многие годы утверждал, что в конечном итоге фильм был произведен не по его сценарию.


- Для фильма было написано три варианта саундтрека. Первый, написанный группой Black Rain по просьбе Роберта Лонго, не использовался в фильме и впоследствии был выпущен на отдельном CD. Второй написал Майкл Дэнна и он звучит в японской версии фильма. А третий вариант музыки, который использовался в международной версии картины, по просьбе Sony был написан Брэдом Фиделем.


- Японский символ над названием «Internet-2021» в переводе на русский означает «избитое клише».


- В подсобной комнате компьютерного магазина азиатские символы на коробках обозначают всего лишь китайские и японские цифры.


- Рост популярности интернета и высоких технологий в начале 90-х годов побудило компанию Sony Pictures выделить десятки миллионов долларов на этот проект.


- После завершения съемок фильма и до выхода его на экраны прошел почти год.


- Изначально планировалось сделать этот фильм черно-белым.


- По словам Уильяма Гибсона, фильм был переделан продюсерами, чтобы сделать его более «мейнстримовым». Утверждается, что японская версия картины ближе к оригинальному видению режиссера и Гибсона.


- Бармен с протезом руки является ссылкой на Ратца из романа Уильяма Гибсона «Нейромант».


- Чтобы загрузить в голову Джонни 320 Гб данных потребовалось 55 секунд, соответственно скорость загрузки составила 5,81 Гб в секунду.


- Действие фильма разворачивается в январе 2021 года.


- В этом фильме Киану Ривз играет человека, который занимается контрабандой данных из киберпространства. Четыре года спустя он снялся в роли компьютерного хакера, который узнал, что живет в компьютерной программе в картине «Матрица» (1999).

Дубликаты не найдены

+10
Читаю и понимаю- написано в стиле сплетен у подъезда. Фильм клевый, текст о нем не очень
+3

Дольф Лундгрен в фильме офигенен:

Иллюстрация к комментарию
+4
Прикольный фильм. Смотрится сейчас наивно, конечно
+5
Ещё один факт забыли указать:
- настоящее имя Джонни - Джардани Йованович, но об этом не знал даже Гибсон
+1
Фильм детства, очень нравился. Но после просмотра возникали мысли, что было бы не плохо иметь хард в голове))) а теперь и обгрейдить на ссд можно
+1

смотрю половина голливуда страдает этой дислексией.

+2

Отличнейший фильм.

раскрыть ветку 1
0

Скоро 2021, а там VR-Internet и кибер импланты :)

0

Если мне память не изменяет, Молли (канонiчную наёмницу с выкидными ногтями), не стали вводить в фильм, потому что Гибсон хотел сохранить права на персонажа для экранизации Нейромантика... И вот хочется спросить: где фильм, Билли?


Где дельфин-наркоман, рисующий свастики лампочками и чуваки с собачьими челюстями я даже спрашивать не хочу.

0

Предтеча МАТРИЦЫ.

-1

В книге Джонни - урод и гондон. Я был искренне рад, что в итоге якудза его грохнули.

-2
Если честно мнемоник полное дно, после того же нейроманта и графа ноль. Типичная наработка материала.
-7

Фильм очень клевый а сама концепция сейчас кажется идиотской.

Пересылать информацию внутри человека, при этом имплант задействует память человека (ошибки, искажения, вообще - механизм записи??) - это реально могли сделать только технически безграмотные продюсеры.


Тыщи способов замаскировать переносчик информации - под любой имплант, коии в той реальности так широко используются.

раскрыть ветку 1
+9

Это было время "640 килобайт хватит всем", и Гигабайты информации на физическом носителе выглядели, как чемодан.

ещё комментарии
-1

Фильм посредственный. Не понимаю, почему, прочитав сценарий, Киану решил в нем сниматься

Похожие посты
286

Спецназ и монстры: Чужие

В далёком 1997 году персонажи «Крика 2» на лекции по теории кино обсуждали тему, что сиквелы погубили фильмы ужасов, да и вообще неизменно оказывались хуже оригинала. Тем не менее в качестве примеров приводилось несколько сиквелов, которые оказались не только не хуже, но во многом даже лучше первой части. К таким несомненным удачам относится и культовый фантастический хоррор-боевик Джеймса Кэмерона «Чужие».


Разговоры о продолжении «Чужого» Ридли Скотта начались сразу после его выхода, поскольку фильм стал не только коммерческим хитом, но и вызывал восторженные отзывы критики. Но из-за успеха картины Скотта кинорынок наводнили однотипные страшилки о злобных пришельцах, среди которых попадались как шедевры (вроде «Нечто» Джона Карпентера), так и вполне ерундовое кино категории B («Экстро», «Галактики ужаса» и «Чудовища» (известного в эпоху видеосалонов как «Тварь с Титана»)). Из-за обилия фильмов подобной тематики, а также из-за кадровых перестановок на студии Fox, решение о съёмках продолжения «Чужого» было на время отложено. Но когда к нему вернулись, главной трудностью оказалось решить, стоит ли развивать историю Рипли или же придумать иной сюжет с другими персонажами. Осенью 1983 года продюсеру и сценаристу Дэвиду Гайлеру попался в руки сценарий ещё не снятого фильма «Терминатор» за авторством никому не известного Джеймса Кэмерона (в резюме которого была лишь режиссура «Пираний-2» и работа художником на «Галактике ужаса»), который тому очень понравился. В итоге Гайлер предложил Кэмерону поработать над сценарием продолжения «Чужого».

Спецназ и монстры: Чужие Сигурни Уивер, Джеймс Кэмерон, Фильмы, Чужие, Фантастика, Длиннопост

До того, как Кэмерон познакомился с продюсерами, у него был готов набросок сценария к фильму под названием «Мать», в котором фигурировали солдаты, атмосферный процессор на Венере, схватка с матерью инопланетян и женщина, управляющая роботом-погрузчиком. Кроме того, Кэмерон был поклонником «Звёздного десанта» Роберта Хайнлайна и его очень сильно увлекала идея сражения солдатов в космосе с чем-то неведомым. Вдобавок режиссёр однозначно был заинтересован в дальнейшем развитии сюжетной линии лейтенанта Рипли и считал, что сиквел «Чужого» должен быть прямым продолжением фильма Ридли Скотта.


После того как студия согласились работать с Кэмероном, он за четыре дня написал 45 страниц чернового варианта сценария под названием «Чужой-2», который понравился продюсерам Дэвиду Гайлеру и Уолтеру Хиллу. Но поскольку Кэмерон в то время ещё не имел веса перед крупными студийными боссами, одобрить его труд могли только фамилии Гайлера и Хилла, стоящие рядом с его. Разумеется, Кэмерону это не нравилось, но он понимал, что отстоять авторские права ему всё равно будет не под силу, и смирился. Но нет худа без добра – студия была в восторге от идей Кэмерона, не только позволив ему написать полноценный сценарий, но и подождать, пока он закончит съёмки «Терминатора». Окончательный вариант сценария Кэмерон закончил в феврале 1985 года, и к этому моменту фильм обрёл название – «Чужие».

Спецназ и монстры: Чужие Сигурни Уивер, Джеймс Кэмерон, Фильмы, Чужие, Фантастика, Длиннопост

После того как проблемы с сюжетной линией были позади, съёмочная группа столкнулась с другой сложностью – после «Чужого» Сигурни Уивер стала настоящей звездой, снявшись в громких хитах вроде «Года, опасного для жизни» и «Охотников за привидениями» и возвращаться к роли Рипли не очень хотела. Кроме того она желала расти как актриса и предпочитала участие в серьёзных драмах, а не фантастических боевиках, и многочисленные концепции сиквелов «Чужого», которые присылали ей со студии Fox, актрису категорически не устраивали. Переговоры с Уивер велись крайне напряжённо, и за это время Джеймс Кэмерон и продюсер Гейл Энн Херд успели пожениться. Студия даже попросила Кэмерона написать альтернативный вариант сценария – без Эллен Рипли, но он наотрез отказался, сказав, что без её участия продолжение «Чужого» попросту невозможно.


Отправляясь в медовый месяц, Кэмерон и Херд заявили, что если к их возвращению Уивер и студия не договорятся, они уйдут с проекта. Однако в Fox так и не смогли уговорить звезду, а Кэмерон всё же очень хотел поработать над «Чужими», и потому пошёл на хитрость. Он позвонил агенту Арнольда Шварценеггера и якобы случайно проронил фразу, что работает над сценарием «Чужих», где полностью отсутствует героиня Сигурни Уивер. Разумеется, тут же сработало сарафанное радио, поскольку агент Шварценеггера связался с агентом Уивер, и тот, в свою очередь, вернулся к переговорам со студией. Так обе стороны наконец пришли к пониманию, что без Эллен Рипли сиквел «Чужих» невозможен. Окончательно убедила Уивер очень глубокая проработка образа Рипли, особенно её материнских черт, поэтому все благополучно выдохнули и съёмкам был дан зелёный свет.

Спецназ и монстры: Чужие Сигурни Уивер, Джеймс Кэмерон, Фильмы, Чужие, Фантастика, Длиннопост

Камеры заработали 20 сентября 1985 года на лондонской киностудии Pinewood. 1,5 миллиона долларов из 18-миллионного бюджета ушло на создание бронетранспортёра десанта: он был построен на основе буксира для самолётов, купленного у аэропорта Хитроу, проводившего замену инвентаря. Весила эта громадина 70 тонн и рабочим пришлось срезать с неё около 44 тонн металла, чтобы снизить вес до 28. Одна из дизайнерских компаний хотела предложить Кэмерону услуги по разработке внешнего вида этой машины, но из-за бюджетных ограничений пришлось отказаться. Так как съёмки требовали масштабности, на многом приходилось экономить. Тем не менее, для внутренней съёмки буксир не годился, и для изображений интерьеров бронетранспортёра выстроили отдельные декорации.


Также был создан полноразмерный вход в колонию, задействованный в сценах, где пехотинцы заходят в опустевшее поселение, и несколько внутренних помещений колонии. Чтобы подчеркнуть разнообразие уровней и лишний раз не тратиться, одни и те же декорации несколько раз меняли, а в первой сцене на борту «Сулако» использовались зеркала, чтобы визуально увеличить количество камер для криогенного сна. Съёмочной группе вообще часто приходилось контролировать бюджет и искать выход из положения. Так, ванная Рипли – это немного видоизменённый туалет самолёта компании British Airways, для съёмок самих чужих использовалось лишь шесть костюмов, кровь андроида Бишопа была смесью молока и йогурта, а логово чужих «сыграла» закрытая электростанция.

Спецназ и монстры: Чужие Сигурни Уивер, Джеймс Кэмерон, Фильмы, Чужие, Фантастика, Длиннопост

Конечно, самыми важными аспектами технической части картины были сами чужие. Вначале студия хотела вновь обратиться к Х. Р. Гигеру, чтобы он создал новые образы инопланетных чудищ, но Джеймс Кэмерон наотрез отказался от этой идеи. В качестве нового монстра в картине фигурирует только Королева Чужих, внешний вид которой был полностью разработан Кэмероном, ему же принадлежала идея сделать её зубы прозрачными. Кукла была выполнена в двух экземплярах: полноразмерном и миниатюрном (уменьшенном в четыре раза). Моделью в полный рост управляли изнутри два оператора, а ассистировали им ещё 14 человек. Маленькую же пришлось сделать полностью аниматронной, управляемой при помощи множества тросов. Эта модель использовалась в сцене схватки Королевы Чужих с автопогрузчиком, управляемым Рипли, причём во многих кадрах погрузчик тоже был миниатюрной моделью. Интересно, что этот погрузчик так впечатлил зрителей, что компанию Caterpillar, занимавшуюся производством тяжёлого строительного оборудования, закидали запросами на приобретение подобного устройства.


Не обошлось и без кадровых накладок. В самом начале работы у Кэмерона возникли творческие разногласия с британским оператором Диком Бушем («Виктор/Виктория», «Логово белого червя»), и его заменили на Эдриана Биддла («И целого мира мало», «Мумия»). Также Кэмерон не нашёл общий язык с Джеймсом Ремаром, игравшем капрала Хикса, и поэтому режиссёр заменил его на Майкла Бина. Только сделал он это уже после того, как была отснята одна из самых сложных сцен – появление пехотинцев в гнезде чужих. Переснимать её было слишком затратно, и режиссёр решил вырезать все крупные планы Хикса. Спина этого персонажа в данной сцене принадлежит Ремару. В связи с быстрой заменой, Майкл Бин избежал серьёзной двухнедельной тренировки под руководством морских пехотинцев, в которой не принимали участие лишь Сигурни Уивер, Пол Райзер и Уильям Хоуп, поскольку Кэмерон хотел показать отличие их персонажей от непосредственных участников боевых действий. Помимо этого режиссёр заставил актёров прочесть свой любимый «Звёздный десант», чтобы те лучше прониклись противостоянием военных и пришельцев.

Спецназ и монстры: Чужие Сигурни Уивер, Джеймс Кэмерон, Фильмы, Чужие, Фантастика, Длиннопост

К сожалению, не весь материал вошёл в театральную версию. На стадии монтажа были удалены такие сцены, как демонстрация быта колонии до нападения инопланетян, обнаружение родителями Ньют корабля, захваченного чужими, отражение атаки чужих роботами-часовыми и другие. Их восстановили для режиссёрской версии в 1987 году. Но при этом остались эпизоды, которые не вошли даже в неё. Среди них был такой момент, как демонстрация фотографии постаревшей дочери Рипли (женщина, изображенная на фото – настоящая мать Сигурни Уивер Элизабет Инглес), а также сцена, попавшая исключительно в специздание фильма на Blu-ray – когда Рипли находит инфицированного Берка (Пол Райзер) и даёт ему гранату. Сигурни Уивер, увидевшая театральную версию и посчитавшая, что из-за многочисленных купюр пострадал её персонаж, в негодовании заявила, что больше никогда не вернётся к работе над фильмами о чужих.


Однако успех «Чужих» Кэмерона был оглушительным. Фильм собрал в мировом прокате свыше 130 миллионов долларов и удостоился 7 номинаций на «Оскар» – за лучшую женскую роль, лучшие декорации, лучший звук, лучший монтаж, лучшую музыку, лучший звукомонтаж и спецэффекты, – получив статуэтки в двух последних категориях.

Спецназ и монстры: Чужие Сигурни Уивер, Джеймс Кэмерон, Фильмы, Чужие, Фантастика, Длиннопост

Критики называли «Чужих» лучшим фильмом в жанре боевика всех времён, а по версии Entertainment Weekly, картина заняла 42 место в списке величайших фильмов в истории. В самом деле, качество «Чужих» не перестаёт поражать даже по сей день – в эпоху ураганного экшена и компьютерных чудес фильм хочется пересматривать снова и снова. Кэмерон продемонстрировал высочайший уровень режиссуры, заложив основу классического для экшен-фильмов приёма «спецназ против монстров», при этом не забывая о грамотном сценарии и работе с актёрами, которые играли лучше, чем того требовал сюжет. В самом деле, какие ещё актрисы смогут похвастаться номинацией на «Оскар» за роль в фантастическом боевике?


Автор Антон Смирнов

http://www.lumiere-mag.ru/specnaz-i-monstry-30-let-fantastic...

Показать полностью 5
606

История создания «Терминатора»

Дожить до рассвета


Под гул синтезатора появляются начальные титры: «И восстали машины из пепла ядерного огня…» Но это не фантастика! Оригинальный «Терминатор» вырос из страхов холодной войны. США и СССР схлестнулись в Афганистане, автоматизация производства привела к массовой безработице, американские мегаполисы задыхались от нищеты и преступности. Символические часы Судного дня замерли в трёх минутах от полуночи.


А где-то в Риме молодой канадский художник по спецэффектам Джеймс Кэмерон боролся с собственным кошмаром. Его только что наняли, затем уволили, а потом наняли ещё раз в качестве постановщика трэш-ужастика «Пиранья 2». Съёмки шли прахом, продюсер-самодур перехватил контроль над монтажом, а тут ещё Кэмерон слёг с пищевым отравлением. В своих лихорадочных видениях он увидел, как из огня к нему ползёт, ощетинившись ножами, безжалостный металлический скелет.

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

У первого «Терминатора» больше общего с бюджетными фильмами ужасов, нежели с боевиками вроде «Рэмбо» или «Коммандос»


Придя в себя, измученный режиссёр тут же зарисовал свой сон — что, кстати, Кэмерон имеет обыкновение делать по сей день. Вернувшись из Италии, он отнёс свою идею к подруге-продюсеру Гейл Энн Хёрд. Некогда они вместе начинали карьеру в компании легендарного Роджера Кормана, мастера фильмов категории «B». Тот научил их главному: снимать нужно быстро и экономно, а любые проблемы решаются при помощи знакомых и мотка изоленты.


Кэмерон и Хёрд начали обкатывать идеи для сценария, сразу с прицелом на малый бюджет. Режиссёра это не смущало, ведь снял же Джон Карпентер свой «Хэллоуин» всего за 300 тысяч долларов. Вот и «Терминатор» задумывался как техно-слэшер про механического маньяка, который неутомимо преследует Сару Коннор и её защитника, солдата Кайла Риза.


Знакомые действительно пригодились. Работая над сценарием, Кэмерон жил в доме у своего коллеги Рэндалла Фрейкса, а диалоги для него оттачивал приятель Уильям Уишер. В поисках финансирования помог актёр Лэнс Хенриксен; режиссёр подружился с ним во время съёмок «Пираньи» и одно время даже рассматривал его на роль самого Терминатора. Наконец, проект согласилась поддержать компания Orion Pictures: среди их редакторов также нашлись ученики Кормана. А Гейл Энн Хёрд добилась гарантий того, что Кэмерону позволят самостоятельно снять фильм по своему сценарию, несмотря на его мизерный опыт в режиссуре.

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

«„Терминатор“ обращается к вопросам, волновавшим меня ещё со школьных времён: видения апокалипсиса, любовь/ненависть человечества к технологиям. Люди постоянно движутся к саморазрушению и в то же время верят, что смогут найти выход из любой ситуации» (Джеймс Кэмерон в интервью EW)


В целом руководство Orion было настроено скептически. «Терминатору» недоставало престижа, какой-нибудь яркой восходящей звезды. Австрийский бодибилдер Арнольд Шварценеггер подошёл как нельзя кстати. Он только что стал новой иконой боевиков в суперуспешном «Конане-варваре», и продюсер Майк Медавой пригласил его на роль… Кайла Риза! Кэмерон был решительно против: если «хорошим парнем» будет такой супермен, экшен-сцены начисто лишатся чувства опасности.


На встречу со Шварценеггером режиссёр отправился с намерением поссориться. И вдруг загляделся: как эффектно ложится свет на череп Железного Арни! Кэмерон тут же предложил Шварценеггеру роль Терминатора, но теперь засомневался сам актёр. Он не хотел портить героическое амплуа ролью злодея. Режиссёр не растерялся и заверил звезду, что его робот-убийца будет настолько крут, что зрители гарантированно его полюбят. Арнольд согласился…


…и пропал на девять месяцев — продюсеры «Конана» потребовали от него вернуться к роли, и по контракту Шварценеггер не мог им отказать. Съёмки «Терминатора» пришлось переносить, Кэмерон заложил под проект всё, что имел, и жил впроголодь на купоны для «Макдоналдса». Но всё это время он продолжал работать: делал раскадровки, дорабатывал сценарий и параллельно писал продолжения «Рэмбо» и «Чужого».

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

Линда Хэмилтон настолько измучилась на съёмках, что впоследствии в шутку говорила:

мол, Кэмерон больше симпатизирует машинам, чем людям


Наконец в марте 1984 съёмкам был дан старт. И снова катастрофа: актриса Линда Хэмилтон серьёзно повредила лодыжку — а ведь её героиня Сара Коннор большую часть фильма проводит, убегая от Терминатора. Наиболее сложные сцены сдвинули в самый конец графика, но даже со всеми послаблениями Хэмилтон ежедневно приходилось сражаться не только со зловещим роботом, но и с адской болью в ноге. Как и сама Сара, актриса оказалась гораздо сильнее, чем могла себе представить.


Продакшен «Терминатора» проходил в чрезвычайно быстром и напряжённом режиме, иногда по восемь-девять дней подряд без выходных. В интересах экономии большую часть сцен снимали ночью на реальных улицах Лос-Анджелеса. Ведь зачем тратиться на дорогостоящие кинолампы, если можно использовать городские фонари с их стильным сине-серебряным светом, в лучших традициях нуара? А в отдельных случаях у команды даже не было разрешения на работу: на съёмках эпилога в мексиканской пустыне киношников едва не задержала полиция, но Кэмерон и Хёрд притворились наивными студентами, которые просто хотят побыстрее доделать свой фильм и ничего не знают ни о каких разрешениях. Довелось ли потом тому полицейскому посмотреть «Терминатора» и что он тогда подумал, история умалчивает.


Апокалипсис завтра


Вопреки расхожему мнению, «Терминатор» не стал хитом в одночасье. Фильм две недели продержался на вершине проката и в итоге собрал в США почти 40 миллионов долларов — солидный результат при бюджете всего в 6,4 миллиона. Но, для сравнения, вышедшие в том же году «Охотники за привидениями» и второй «Индиана Джонс» заработали в четыре-пять раз больше.


Orion не верили в успех «Терминатора», не продвигали его в кинотеатрах и, боясь разгромных рецензий, отменили практически все пресс-показы. Один из руководителей студии, Артур Крим, после тестовых просмотров ругал создателей: «Вы сняли ровно то, чего я боялся,— эксплотейшен в стиле Кормана». За фильм пришлось бороться голливудским агентам. Менеджер Майкла Бина, исполнившего роль Кайла Риза, раструбил о «Терминаторе» всем своим знакомым и пригрозил разорвать сотрудничество с Orion, если они не возьмутся за прокат картины всерьёз. А среди его клиентов были звёзды уровня Мела Гибсона и Ричарда Гира.


Конфликт со студией тяжело ударил по Кэмерону. Но для большинства режиссёров успех — это не миллиардные сборы, а просто возможность снять следующий фильм. И «Терминатор» выстрелил достаточно громко, чтобы компания Fox подписала Кэмерона и Хёрд на продолжение «Чужого». Через год они поженились.


Тем временем киборг с дробовиком потихоньку становился культовым персонажем. Показы «Терминатора» продолжались по всему миру, от Гонконга до Уругвая, а его издание на видеокассетах стало бестселлером 1985 года. Фильм обрёл новую жизнь на телевидении и быстро разошёлся на цитаты. В последующие несколько лет каждый уважающий себя киногерой должен был сказать: «I’ll be back» — от Рэмбо и Скелетора до персонажей самого Шварценеггера в «Коммандос» и «Бегущем человеке».

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

Классическая реплика «I’ll be back» появилась почти случайно. В изначальном сценарии фраза звучала как «I’ll come back», а на съёмках Шварценеггер вообще просил Кэмерона переписать текст: актёру-австрийцу никак не удавалось произнести «айл»!


Чем же «Терминатор» покорил публику? Да, в 1980-е боевики и хорроры были на пике популярности, но Джеймс Кэмерон не просто удачно совместил два востребованных жанра. По сути, он создал новый золотой стандарт развлекательного кино.


Сценарий фильма прост, но техничен и блестяще выверен по темпу. В первые же полчаса зрители получают всю необходимую информацию и усваивают правила игры. Терминатор отвечает полицейскому диспетчеру и имитирует голос патрульного — это заготовка для дальнейшего сюжетного поворота, когда злодей притворяется мамой Сары Коннор. А флешбэк с собаками, реагирующими на замаскированного робота, станет важным чуть позже, когда лай овчарки в мотеле предупредит героев о приближении врага.


Персонажи постоянно в движении, локации сменяют друг друга. Саспенс нарастает: вот Терминатор с автоматом приближается к комнате мотеля, выламывает дверь и открывает огонь — но герои уже успели убежать, и начинается автомобильная погоня в туннеле с перестрелками и взрывами, и вдруг кульминация — авария! Пауза. И новое, восхитительно-неторопливое нагнетание саспенса, пока робот захватывает тяжеленный бензовоз и разворачивается по эстакаде в направлении раненых героев…

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

«Студии не хотели работать со мной из-за моего акцента. А тут пришёл Кэмерон: „Блин, с этим акцентом ты говоришь как машина, без тебя у нас просто не было бы Терминатора“. И он всем потом рекомендовал мой акцент. „Терминатор“ стал для меня прорывом» (Арнольд Шварценеггер в интервью EW)


В кино Кэмерон начинал как художник, и потому он прекрасно понимает силу образа. У каждого из центральных персонажей есть свой яркий типаж, который моментально даёт зрителям представление об их характере. Терминатор — гора мышц, массивная и неподвижная. Кайл Риз, напротив, — дёрганый, быстрый, кутающийся в слишком большой для него плащ. И, наконец, Сара Коннор — хрупкая официантка с дурацкой причёской, к финалу открывающая свою незаурядную силу.


Впоследствии за Сарой закрепится слава одной из главных героинь фантастики и иконы феминизма, но важно понимать, что этот персонаж родился не из политических убеждений Кэмерона, а из его драматургического чутья. Кто будет идеальной противоположностью для мускулистого киборга-мужчины? Разумеется, уязвимая субтильная девушка. Это создаёт эффектную динамику силы в боевых сценах: героиня не может сражаться со злодеем на равных, а просто старается выжить в грязном каменно-стальном лабиринте Лос-Анджелеса, где и впрямь, кажется, со дня на день наступит апокалипсис.


Битва за будущее


Величие «Терминатора» не только в том, что это выдающийся боевик, но и в его наследии. Ещё по окончании съёмок первого фильма Арнольд Шварценеггер был заинтересован в продолжении, но возможность для сиквела представилась лишь в 1990 году. Актёр как раз снялся в паре успешных боевиков компании Carolco — «Красная жара» и «Вспомнить всё» — и предложил руководителю студии Марио Кассару выкупить права на «Терминатора» у Orion. Но только при условии, что продолжением обязательно займётся старая команда.

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

Несмотря на свою жестокость, «Терминатор 2» — идеальное семейное кино про дружбу мальчика и пришельца из другого мира. Почти как «Инопланетянин», только с перестрелками и ядерным взрывом


Кэмерон и сам был не прочь вернуться — правда, на этот раз без Гейл Энн Хёрд. Пара разошлась в 1989 году на непростых съёмках «Бездны», хотя и сохранила добрые рабочие отношения. Новой музой Кэмерона стала сама Линда Хэмилтон. На этот раз её Сара Коннор была не просто жертвой маньяка, но краеугольным камнем «Терминатора 2»: самостоятельным, сложным и не всегда приятным персонажем. А сам сюжет напоминал уже не хоррор, а скорее семейную драму. Юный Джон Коннор, бунтарь и будущий спаситель человечества, убегает из приёмной семьи и пытается наладить отношения со своими настоящими родителями. Его «отец» — перепрограммированный робот-убийца, не знающий человеческих эмоций, а мать — жестокая, измученная кошмарами воительница. Терминатор, открывающий в себе человечность, и человек, сам постепенно превращающийся в Терминатора.


Кассар был настолько впечатлён сценарием, что выписал на фильм колоссальный бюджет в 90 миллионов долларов — в 15 раз больше, чем у первой части! Из этой суммы около 11–12 миллионов отошли Шварценеггеру в виде личного реактивного самолёта. Сам Кэмерон получил примерно 5 миллионов, и ещё столько же было выделено студии Industrial Light & Magic на создание передовых компьютерных эффектов для нового Терминатора из жидкого металла. Кстати, этого персонажа режиссёр придумал ещё для оригинального фильма, но так и не нашёл способа убедительно его реализовать. Теперь же, отработав в «Бездне» технологию создания цифровых инопланетян, Кэмерон не сомневался в успехе.


При этом он оставался верным учеником Роджера Кормана. Большую часть фильма Кэмерон снимал по старинке, на реальных локациях и со сложными механическими спецэффектами от мастеров из студии Стэна Уинстона. Ядерный взрыв в Лос-Анджелесе? Это всё миниатюры и мощная воздушная пушка. Две Сары Коннор в одном кадре? Всего лишь сама Линда Хэмилтон и её сестра-близнец Лесли. Вертолёт, пролетающий под мостом? Тоже сделано вживую, причём трюк был настолько опасным, что оператор отказался его снимать. Кэмерон пожал плечами и сам встал за камеру.

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

Для сиквела Линда Хэмилтон прошла жёсткий курс тренировок под руководством израильского спецназовца Узи Гала (создателя знаменитого пистолета-пулемёта), научилась профессионально вскрывать замки и наработала такую мускулатуру, что поразила даже Шварценеггера


«Терминатор 2: Судный день» вышел в июле 1991 года и стал образцовым сиквелом. Не только потому, что он был встречен восторгом зрителей и критиков, собрал полмиллиарда долларов в прокате и получил четыре премии «Оскар» — за звук, монтаж звука, грим и, разумеется, визуальные эффекты. Кэмерон умудрился одновременно воздать должное оригинальному фильму и многократно его усложнить. Хоррор-боевик про железного убийцу вырос до размеров эпического кинополотна о семье, свободе выбора и отношениях между человеком и технологиями. Сиквел оттолкнулся от концепции первого «Терминатора» и выстроил на её основе целую вселенную, в которой при желании можно было рассказать ещё много новых историй.


У каждого из последовавших сиквелов был свой любопытный подход к миру Кэмерона. Пессимистичное «Восстание машин» (2003) рассказывало о том, как уже повзрослевший Джон Коннор свыкается с неизбежностью армагеддона. Стильный постапокалиптический боевик «Да придёт спаситель» (2009) переносил действие в будущее, в самый разгар войны людей и роботов. А «Генезис» (2015), наоборот, отправлял героев в прошлое и по-новому разыгрывал события первых двух фильмов.


Особняком стоит телесериал «Терминатор: Хроники Сары Коннор» (2008–2009), также известный как «Битва за будущее». Его шоураннер Джош Фридман предложил свою версию событий после «Судного дня» и всего за два сезона успел немало расширить мифологию франшизы, охватив множество интересных тем. Как Сара и Джон находят баланс между нормальной жизнью и своей судьбой спасителей человечества? Что чувствуют люди-пришельцы из будущего, вернувшись в мирный Лос-Анджелес? Насколько сложно Терминатору годами жить под маской человека?

История создания «Терминатора» Терминатор, Джеймс Кэмерон, Арнольд Шварценеггер, Линда Хэмилтон, Фильмы, Фантастика, Длиннопост

Несмотря на свой размах и любовь фанатов, «Терминатор» — одна из самых рискованных франшиз в Голливуде. Права на персонажей десятилетиями переходили из рук в руки, а каждым фильмом занималась новая производственная компания.


Ещё в 1983 году Кэмерон продал сценарий «Терминатора» Гейл Энн Хёрд всего за доллар, а та, в свою очередь, передала половину прав британской студии Hemdale, чтобы привлечь её в качестве инвестора. В 1990-м Hemdale разорилась, и её долю (теперь за 5 миллионов) выкупил продюсер Марио Кассар с его Carolco. В 1995-м разорилась уже Carolco, но после долгих торгов и закулисных переговоров Кассар основал новую студию C2 Pictures и получил полный контроль над франшизой.


Компания продержалась всего шесть лет. Из-за раздора в рядах руководства права ушли к The Halcyon Company, но и эта фирма вскоре объявила о банкротстве. Чтобы рассчитаться с долгами, Halcyon продала «Терминатора» инвестиционному фонду за 29,5 миллиона долларов. Наконец в дело вмешалось законодательство США: по новым правилам в 2019 году контроль над франшизой перешёл к автору, Джеймсу Кэмерону. «Терминатор» вернулся домой.


Автор Илья Глазков

https://www.mirf.ru/kino/istoriya-sozdaniya-terminatora/

Журнал "Мир фантастики"

Показать полностью 7
241

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов

Снова бежим по лезвию

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

«Вы, новые, дерьмом довольствуетесь, потому что не видели чуда…»
Саппер Мортон, репликант
Главный герой, как и в фильме 1982 года, полицейский – охотник на репликантов. Репликанты – это андроиды, почти точная копия людей. Отличие от оригинального «Бегущего по Лезвию» в том, что в этот раз охотник — сам репликант нового послушного поколения. Старых репликантов массово уничтожали во время так называемого Blackout, когда они взбунтовались против своей роли в судьбе прогрессивного человечества.


Теперь репликанты постоянно проходят тесты на стабильность. Из-за этого шансов затеряться среди людей у них стало гораздо меньше. Они не имеют права на собственную волю, на мечты, на неудобные вопросы. Они не должны видеть снов и любить, ведь репликанты – машины.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

…Ladies…


Во время поисков главный герой узнаёт, что один из репликантов сумел немыслимое – родить живого ребёнка. Это полностью переворачивает миропорядок, разрушает статус кво людей. Шеф полиции Лос-Анджелеса поручает Бегущему по Лезвию уничтожить дитя, а заодно и все следы. Никто не должен узнать, что репликанты могут размножаться. Расследование начинается.


Два детектива, две женщины, один злодей

«Бег по острию ножа
Холодная душа, ты двигай не спеша
Ногами»

Оскар – Бег по острию ножа

Райан Гослинг, сыгравший репликанта-детектива, очень убедителен в роли живой машины. Он ограниченно эмоционален и не может подавить сомнения, выходящие за рамки его директив. Герой Гослинга умеет мечтать и разочаровываться. Будучи настоящей машиной, он принимает удары судьбы как данности и не отказывается от задуманного до самого конца.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Алфавит человека состоит из четырёх символов, алфавит машин – из двух


Ана де Армас, его подруга – ИИ, воплощение мечты битардов о тульпе. Влюблённая программа даже находит проститутку, чтобы быть со своим мужчиной физически через голографическую проекцию. Джой – так зовут ИИ – помогает детективу осознать свою особенность, направляет его на поиск настоящего смысла происходящего.


Харрисон Форд – отец ребёнка и одновременно легендарный Бегущий по Лезвию. Мне очень нравятся сиквелы старых фильмов с участием Форда. Надо ли говорить, что продолжение спустя 35 лет очень гармонично вписывается в его возраст?

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Гослинг, де Армас и Форд сражаются с Сильвией Хукс в роли репликанта по имени Лав. Её идея – собственное превосходство. Она считает себя лучшей, гордится наличием имени и готова ради своего хозяина на всё. Идеальный инструмент для гениального злодея, хоть и достаточно плоский персонаж. Наверное, так и должно быть.


Джаред Лето – это воплощённый тёмный творец. Он хочет дать возможность машинам размножаться для того, чтобы человечество получило ещё больше дешёвой рабочей силы. Ему кажется, что он создаёт ангелов, ваяет само совершенство, но не может добиться успеха. Не сумев разгадать технологию размножения, герой Лето ищет ребёнка, дабы вырвать секрет из его тела.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Армитаж, это ты?

«I synthesise and press a lighted key
Turn it on, compose a melody»
Theatre of Tragedy — Musique

Я уверен, что Дэни Вильнёв смотрел Armitage III.

Armitage III – это киберпанковое аниме с элементами нуара. Главная героиня – андроид нового непослушного поколения - может чувствовать, любить и даже рожать. Вместе с детективом Россом они бродят по колонизированному Марсу, ищут злодеев и попадают в передряги.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Утро первого января, где-то в России


Во втором фильме Наоми Армитаж уже жена своего напарника. У них есть дочь, и они скрываются от злых ребят из корпорации, которым тоже интересна тайна деторождения роботов.


Некоторые читатели могут сказать, мол, в мире нет ничего по-настоящему нового, всё уже когда-то было придумано. И всё же сходство сюжетных развязок и атмосферных ходов очевидно. Кто-то мог бы назвать это «возвратом к истокам», ведь изначально именно Armitage III обвиняли в плагиате с Blade Runner. Я считаю, что сходство аниме с оригинальным фильмом Бегущим по Лезвию Ридли Скотта крайне поверхностное, в отличие от Blade Runner 2049 Вильнёва.

Проблемная атмосфера молока и секс-кубов

«Я вообще не пью молоко. Молоко — это для младенцев, а когда вырастаешь нужно пить пиво»
Илья Мэддисон Арнольд Шварценеггер

Атмосфера вышла потрясающей. Атрибуты киберпанка налицо, хоть и не в центре внимания. Есть контрасты богатства и бедности посреди высоких технологий, есть могучие корпорации, новые социальные проблемы, но всё это лишь фон. Фон дополняет повествование, а не делает киберпанк ради киберпанка.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Один из видов ночного Лос-Анджелеса


Элементы нуара реализованы точно также, как и атрибуты киберпанка. Детектив с пьянством, недостижимая страсть, потеря веры, обретение веры, маленький репликант против титанической системы. Даже жильё героя Гослинга укладывается в типичную холостяцкую квартиру протагонистов нуара.


Вселенная «Бегущего по Лезвию» интернациональна. Русские надписи перемежаются с японскими иероглифами и английским языком. «Молоко!» — орёт кто-то в толпе, а голопроекторы показывают балерин и отсылают нас в СССР посреди публичных секс-кубов. Кусочки Кореи и Китая тоже иногда попадают в наше поле зрения.

Рыжий, серый, золотой – киберпанк опять такой


«Не всё то золото, что плохо лежит»
Народный фольклор, Ленинград, 1975 г.

Если обратить внимание на цветовую гамму фильма, то основными цветами остаются серебристо-стальной, синевато-чёрный и золотистый. Так было и в старом «Бегущий по Лезвию». Особенностью первой части фильма стал как раз золотистый с тенями, имитирующими погружение под воду.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Старый золотистый


В Blade Runner 2049 находкой режиссёра стал оранжевый цвет. Это решение создаёт инопланетную атмосферу в поздних сценах. При этом оранжевый здесь не ощущается тёплым. От него веет химическим отравлением и лёгкими, полными песка.

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

Новый оранжевый


Кажется, что в фильме вообще нет тёплых цветов. Всюду стерильный металл, техногенная грязь и неон. Основной источник тёплых цветов – это виртуальная подруга главного героя. Очень изящный символизм, ничего не попишешь. Благодаря такой тщательной проработке цветов фильм получился очень стильным.


Мнение

Blade Runner 2049: вари жуков, рожай репликантов Киберпанк, Фильмы, Обзор, Фантастика, Аниме, Обзор фильмов, Мнение, Длиннопост

«Содержание фильмов было слишком бессмысленным, чтобы давать какую-нибудь пищу для ума. Глядя изо дня в день, как герои всех этих картин бегали, прыгали, падали, кувыркались и палили из пистолетов, можно было лишь поглупеть, но ни в коем случае не поумнеть»

Николай Носов – Незнайка на Луне
Впечатлений так много, что я садился за написание рецензии несколько раз. Всё время мне казалось: я что-то упускаю. Схалтурить и сделать из рецензии набор спойлеров с пересказом сюжета значило бы отбить желание у читателя посмотреть фильм. Это стало бы драмой.


Для меня осталось неясным, для чего оставлять репликантам такие возможности для мышления и эмоциональных реакций, если это так опасно. Один из героев во время переговоров сообщает о высоких возможностях кастомизации андроидов, удаления у них всех этих способностей. Эта тема остаётся нераскрытой. Возможно, это такое же специальное белое пятно, как и происхождение героя Гослинга.


Сходная с Armitage III завязка, чуть-чуть слитый конец и плоскость персонажа Лав – это мелочи. Скрытая реклама не раздражает. Фильм получился отличный. Повествование держит с начала и до самых титров. Я пялился в монитор все три часа, не устал и не заскучал.


Оценка: 9/10


PS: ВИЛЬНЁВ, ПИЛИ ДЮНУ!!!11

Показать полностью 8
97

Инверсия времени в фильме "Довод"

Кристофер Нолан вновь снял фильм, в котором обыгрывает концепцию времени. Вообще эта тема ему очень близка и присутствует практически во всех картинах. В "Помни" события разворачивались в обратной последовательности и для героя из-за проблем с памятью времени фактически не существовало. В «Престиже" Нолан игрался с хронологией событий, а протагонист пытался обмануть время с помощью науки. В «Начале», как мы помним, время изменялось по мере погружения героев на все более глубокие уровни сна. В «Дюнкерке» действие разворачивается параллельно в трех временных границах. А в «Интерстелларе» время меняет скорость течения из-за гравитации и является одним из измерений, которое преодолевает герой.


Ну а что же ДОВОД? Из трейлера понятно, что главный герой в исполнении Джона Дэвида Вашингтона, к слову сына Дензела Вашингтона, которого папанька пристроил в свое время в фильм Спайка Ли про куклус-клан, благодаря чему запустил тому карьеру, после того как Дэвид завязал профессионально играть в американский футбол. Итак персонаж Вашингтона вписывается в секретную организацию и отправляется на задание, от выполнения которого зависит судьба мира. Привычный расклад для фильмов о Джеймсе Бонде или Итане Ханте, только здесь герой борется не с могущественными злодеями, желающими развязать атомную войну или обрушить мировую экономику, а с русскими ребятами, которые вступили в интересные отношения со временем.

Инверсия времени в фильме "Довод" Фильмы, Как делают спецэффекты, Кристофер Нолан, Доводы, Фантастика, Голливуд, Видео, Длиннопост

Как это все снято? С размахом. Группа поколесила по миру. Снимали в Индии, Италии, США, Великобритании, Дании, Норвегии и в Эстонии. Нолан вновь работал с оператором Хойте-Ван Хойтенем и в шестой раз снимал на широкоформатные IMAX-камеры. Художником-постановщиком выступил Натан Кроули, удостоившийся 4-х номинаций на "Оскар" за предыдущие проекты Нолана. В команде сменился режиссер монтажа и композитор. Вместо Ли Смита, увязшего в "1917", дубли отсматривала и клеила Дженнифер Лэйм ("Реинкарнация"), а музыку написал Людвиг Горансон, заместивший самого Ханца Циммера. Примечательно, что Горансон удостоился "Оскара" за музыку к "Черной пантере" обойдя Циммера и его работу над "Интерстелларом". Смех, да и только.

Инверсия времени в фильме "Довод" Фильмы, Как делают спецэффекты, Кристофер Нолан, Доводы, Фантастика, Голливуд, Видео, Длиннопост

Эффект с реверсом используется в трейлере несколько раз. Технически этому эффекту больше сотни лет. Но здесь он сюжетообразующий. И это самое интересное, потому что в отличие от "Начала", "Интерстеллара" или "Темного рыцаря", трейлер "Довода" впечатляет в первую очередь задумкой и закрученностью сюжета, а не видеорядом. Списанный Boeing без движков и авионики взрывали еще в "Скорости", поэтому этот трюк не способен впечатлить нас,  утомленных "Форсажами". Но сама задумка с инверсией времени для развлекательного фильма ценой 200 миллионов. Вот это да! Инверсия времени. Что это такое и возможна ли это?

Существуют два основных философских подхода к осознанию времени, которые апеллируют к известным нам физически законам и связанными с ними парадоксами. Первый подход - презентизм, когда прошлое рассматривают как статичное и неизменяемое, а будущее — как неопределённое и покрытое туманом. С течением времени момент, который был настоящим, становится частью прошлого, а часть будущего, в свою очередь, становится новым настоящим. Таким образом вполне определённая точка «движется» вперёд в будущее и оставляет за собой прошлое. Звучит привычно и логично, вот только презентизм не вяжется со специальной теорией относительности Альберта Эйнштейна, которая доказывает, что время имеет разную «скорость» в разных системах отсчета и даже может «двигаться» в противоположных направлениях, а в рамках общей теории относительности время и вовсе замедляет свой ход вблизи гравитирующих тел. Нолан обыгрывает это явление в "Интерстелларе", когда время течет по-разному на планете Миллер в системе Гаргантюа и на станции.

Инверсия времени в фильме "Довод" Фильмы, Как делают спецэффекты, Кристофер Нолан, Доводы, Фантастика, Голливуд, Видео, Длиннопост

Энтернализм в свою очередь отвергает понятие «течение времени» и рассматривает все моменты во времени как одинаково значимые системы отсчёта и считает их одинаково «реальными». Прошлое и будущее в энтернализме - это лишь направления, а не форма бытия. Время в целом хаотично, и смена направления или инверсия, когда время как бы идет вспять возможны при переходе от одной инерциальной системы отчета к другой в рамках теории относительности.

Инерциальная система отчета - это система отсчёта, в которой свободные тела находятся в состоянии покоя или движутся равномерно и прямолинейно.

В фильме Нолана герои и антагонисты научились менять направление стрелы и вектор времени. Тут нужно обратить внимание на доску за спиной ученого и дыхательные маски. Формулы за спиной имеют отношение к термодинамике, которая среди всех разделов физики отличается принципиальной однонаправленностью времени и движением от упорядоченности к энтропии. И вот это самое направление герои меняют. Конечно, в повседневной жизни ничего подобного быть не может. Любые такие изменения пока существуют в качестве теорий, описаны математически языком и почти всегда оперируют скоростями близкими к скорости света. Но для кино, согласитесь это, интересная концепция.

Инверсия времени в фильме "Довод" Фильмы, Как делают спецэффекты, Кристофер Нолан, Доводы, Фантастика, Голливуд, Видео, Длиннопост

Так что маски у героев очевидно не для ингаляции лазолваном. Это какой-то газ. Думаю, он и есть макгаффин, участвующий в контроле за временем. Не забываем опять же про термодинамику и вот эти формулы, которые отсылают к мысленному эксперименту Джеймса Максвелла с демоном, управлявшим скоростью и температурой молекул. Так что время у Кристофера двигается в обоих направлениях и название фильму TENET он выбрал неслучайно. Это палиндром, то есть слово читается одинаково слева направо и справа налево. В этом плане Довод - удачная локализация. По словам Нолана, "Довод" - его самый амбициозный и масштабный фильм. Очевидно, что в трейлере нам не показали и пятой части крутизны видеряда. Так что это один из немногих случаев, когда отдел маркетинга не вываливает на зрителя лучшие кадры, потому что внимание полностью захватывает сам концепт. Я не знаю, выйдет этот фильм или нет в июле в кинопрокат, но я его точно буду смотреть на большом экране.

Показать полностью 3 1
3863

Последствия карантина будут видны и через 12 лет?

На днях, переключая каналы, наткнулся на старый фильм со Слаем - "Разрушитель", 1993 года. События фильма происходят в далёком для 1993-го, и не таком уж далёком для нас современных - в 2032 году. И, походу, создатели фильма что-то знали.
В 2032 году, судя по фильму, кое-какие карантинные правила всё ещё будут действовать. Например, люди не жмут руку, а здороваются не соприкасаясь, вот так ...

Последствия карантина будут видны и через 12 лет? Забавное, Длиннопост, Разрушитель, Фильмы, Сильвестер Сталоне, Карантин, Последствия, Фантастика

И даже "пять" дают не прикасаясь друг к другу

Последствия карантина будут видны и через 12 лет? Забавное, Длиннопост, Разрушитель, Фильмы, Сильвестер Сталоне, Карантин, Последствия, Фантастика

Мэр города проводит совещание с администрацией исключительно по видеосвязи ..

Последствия карантина будут видны и через 12 лет? Забавное, Длиннопост, Разрушитель, Фильмы, Сильвестер Сталоне, Карантин, Последствия, Фантастика

И видимо, люди в своё время так привыкли работать на дому, что перестали париться по поводу одежды и в какой-то момент чуть более сложная разновидность домашнего халата стала и официальным, и деловым, и городским видом одежды.

Последствия карантина будут видны и через 12 лет? Забавное, Длиннопост, Разрушитель, Фильмы, Сильвестер Сталоне, Карантин, Последствия, Фантастика
Последствия карантина будут видны и через 12 лет? Забавное, Длиннопост, Разрушитель, Фильмы, Сильвестер Сталоне, Карантин, Последствия, Фантастика

И ещё один факт. Герой Сталоне, при посещении уборной, не нашёл туалетной бумаги, и как мы узнаём далее по фильму, её вообще больше не выпускают. Видимо, после карантина, производство туалетной бумаги не смогло встать на ноги.
Вообще фильм забавный (не реклама), и от нечего делать, прикола ради, там ещё можно много чего за уши попритягивать к нашим реалиям.
Спасибо, что дочитали.

Показать полностью 3
58

Лекарство от старости. Часть 4

Часть 3

1

Сергей сидел в стороне, слушая рассказ деда, которого охранники почтительно называли Денисом Андреевичем и бегали вокруг него в ожидании распоряжений. Сейчас было уже далеко за полночь, но никто не хотел расходиться.

Сначала пришедшая сиделка прогнала всех из комнаты и помыла старика в ванной, Алексей в это время заказал в ресторане еду на всех. Потом в ещё одной огромной комнате они ужинали за столом, только Денис Андреевич сидел с тарелками в кресле отдельно от всех, ему было неудобно тянуться до стола. Он прогнал сиделку и с трудом нарезал лежащий перед ним кусок мяса, отгоняя охранников, желающих помочь. После ужина они пили чай, и помощница Оля, вытащив из своей бездонной сумки коробку шоколадных конфет, раздала всем по паре штук. Сергей взял одну, пожертвовав вторую проголодавшемуся за несколько жизней Денису Андреевичу.

И вот теперь, когда рассказ старика подходил к концу, Сергей сидел в уголке, чувствуя себя чужим в этой странной компании. Все шутили, восхищались случившимся, даже охранники почувствовали свободу, расслабились и время от времени вставляли в разговор фразы.

– Да, это очень необычная история, не ожидал я такого. Оля, у тебя есть предположения, как это случилось? – спросил Алексей, когда рассказ закончился. – Ничего подобного у нас ни разу не было.

– Думаю, что тут дело в возрасте, – девушка на секунду замешкалась и повернулась к старику, – простите за такие слова, но вы уже пожилой человек. А мы ведь всегда работали только с молодыми добровольцами. Мы не знаем, как среагирует мозг, в котором случилось уже очень много изменений не в лучшую сторону. Провалы в сознании на третьей жизни у вас начались, скорее всего, из-за голода, мозгу просто перестало хватать энергии.

– Да, это потрясающий случай. Нам стоит его изучить, – Алексей согласно кивнул, – но вообще вам очень повезло, что все три игры были с коротким сюжетом. Есть много простых игр, в которые можно играть вечно. Мы сделали и такие, всё равно ведь предел – два часа. Хотя теперь мы знаем, что это не так. Ладно, Денис Андреевич, уже довольно поздно, нам пора. Да и вам стоит отдохнуть, ваш мозг пережил сегодня серьёзное потрясение. В вашем возрасте это может быть вредно.

– Подождите, одну минуту, – старик вдруг напрягся и даже привстал в кресле, – а у вас есть ещё такие таблетки?

– К сожалению, мы их больше не производим, – отрицательно покачав головой, Алексей наклонился, чтобы помочь Оле собрать вещи в сумку.

– А какие-нибудь запасы? У меня есть деньги. Сколько вы хотите?

– Денис Андреевич, я понимаю ваше желание продлить жизнь, но такой нагрузки второй раз ваш мозг может и не вынести. Вы сами рассказали, что в последней жизни постоянно теряли сознание. Мозг уже не справлялся. Поэтому давайте оставим всё, как есть.

– Любые деньги! – старик вцепился в руку Алексея. – Назовите сумму!

– Простите, но я не могу. Ваша смерть на моей совести совершенно не нужна, – тот аккуратно отцепил чужие пальцы и шагнул к двери, кивнув Сергею и Саше, – пойдёмте, мы слишком задержались.

– Идите, я вас догоню, – Саша махнул им рукой, когда все двинулись к выходу.

– Ты собираешься сделать им настоящее лекарство от старости? – спросил Сергей, когда они втроём остановились у лифта.

– В каком смысле? – Алексей сделал вид, что удивился.

– Лёш, не прикидывайся, я же видел твоё лицо во время рассказа. Ты думаешь о том, чтобы изучить свои таблетки на таких вот стариках, а потом, если эффект будет повторяться, на этом можно сделать большие деньги. За возможность прожить ещё несколько жизней заплатят любую цену.

– А если и так, то что? – пропустив всех в лифт, Алексей зашёл последним на нажал кнопку первого этажа. – Ты опять расскажешь мне, что я творю зло, что право на несколько жизней должно быть бесплатным для любого нищего пенсионера? Что нечестно продавать его только богатым?

– Нет, не в этот раз, – Сергей отрицательно помотал головой, – я хочу участвовать в твоих исследованиях.

– Да, ты точно сломался с возрастом, – Алексей вдруг улыбнулся и похлопал друга по плечу, – как бы тебе самому скоро не понадобились такие таблетки. Шучу. Приходи завтра с утра ко мне в кабинет, обсудим твою новую работу.

– И ещё… – Сергей не знал, как лучше всего озвучить свою мысль. Они уже вышли на улицу, где больше не шёл дождь. – Теперь про эти таблетки знает слишком много людей. Охранник Саша точно разболтает. Да и остальные…

– Не беспокойся, никто ничего не разболтает, – сделав глубокий вдох, Алексей вытащил из кармана леденец и забросил его в рот, – Оля всем раздала конфеты. Они тоже волшебные, у нас теперь вообще много интересных съедобных предметов. Конфеты стирают память о последних нескольких днях жизни, но не сразу. Нужно всего лишь лечь спать, проснёшься, можно сказать, новым человеком со старой памятью.

– Вы… Вы же и мне дали конфету! – Сергей задохнулся от возмущения. – Подожди! Но вы ведь и сами их ели!

– Мы знаем, какие конфеты стоит выбирать. Мы молодцы.

– А моя какая была?

– Не знаю, ты сам протянул руку, – Алексей на секунду отвлёкся на остановившуюся у подъезда машину. Водитель вышел и предусмотрительно открыл заднюю дверь. – Не переживай, я завтра точно узнаю, что именно ты выбрал. А ты… Возможно, да. Ну не смотри на меня волком! Я тоже немного поломался с возрастом. Но я оставил тебе шанс. Так что завтра утром ты вполне можешь оказаться у меня в кабинете. А ещё можешь оставить себе запись на телефоне с рассказом о том, что сегодня с тобой произошло. Если всё забудешь – завтра у тебя будет очень интересное видео. Но для начала тебе стоит вернуться наверх за своим телефоном.

– Что? – весь гнев Сергея вдруг улетучился, уступив место стыду. – Почему?

– Потому что я видел, как ты старательно прятал его, чтобы было за чем вернуться, – Алексей сел в машину. – Ещё я знаю, что у меня ты взял больше трёх таблеток. И понимаю, что ты собрался с ними сделать. Ты, главное, не продешеви. И бери с деда наличными, проблем меньше будет.

Водитель захлопнул дверь, а Сергей, обернувшись на звук сзади, увидел выходящего Сашу. Он улыбался и придерживал что-то за пазухой.

– Я, кажется, телефон в квартире оставил, – Сергей придержал дверь, – ты иди к машине, я сейчас спущусь.

Он вошёл в подъезд и, сжимая в кармане пакетик с четырьмя оставшимися таблетками, нажал кнопку вызова лифта.

2

У Дениса не было часов, чтобы следить за временем, но казалось, что прошла уже тысяча лет. Здесь не было Солнца, здесь никогда не становилось темно, здесь были лишь бесконечные разноцветные шары, в беспорядке возникающие на клетках. Он бежал к ним и передвигал, чтобы они собрались в ряды и исчезли.

Он пробовал не играть, но тогда ему приходилось просто сидеть и скучать на твёрдом полу, больше никаких занятий тут не имелось. Здесь не было победы или поражения, в этом мире не было выхода наружу, а лишь новые комнаты и новые уровни. Он не старел, не уставал, не чувствовал боли, голода и жажды, а только лишь бегал по клеткам, стараясь превзойти Сизифа по уровню бесполезности.

В этот раз Денис помнил, кто он, и что с ним случилось. Тысячу лет назад он выпил сразу четыре таблетки, но пока не смог выбраться даже из первого мира. И теперь он даже надеялся, что когда-нибудь потеряет сознание и пусть даже умрёт по-настоящему. Оказывается, в мире есть вещи, которые хуже смерти.

– Уровень 8 269 345 011, – зажглась надпись на стене, и комната поменяла свою форму.

Денис посмотрел на падающие с потолка шары и принялся расставлять их.

Показать полностью
42

Лекарство от старости. Часть 3

Часть 2

1

День за компьютером обычно пролетал незаметно, но сегодня Сергею не работалось. Он надолго отрывался от экрана, откидывался в кресле и слушал шелест работающего на обогрев кондиционера. Спасибо технике, спасающей нас от июньских холодов!

Ему было стыдно за то, что он сделал. Да, сто тысяч – это вроде и неплохие деньги, но глобально они никак не меняли жизнь Сергея, а вот его поступок менял. Он отдал далеко не самому умному человеку довольно опасную вещь, даже три опасных вещи, да ещё и попросил за это оплату. Неизвестно, что этот Саня хотел сделать с таблетками, но вряд ли что-то доброе. А даже если и не так, то всё равно – добро не должно вызывать сожалений.

Ближе к обеду Сергей не выдержал, вышел на проходную, чтобы всё отменить и забрать таблетки, но там сидел другой охранник.

– Простите, а Александр где? – спросил его Сергей. – Он же был с утра.

– Позвонил, попросил его подменить на сегодня, – охранник недовольно покачал головой, – вечно у него что-то случилось.

– А у вас нет его номера телефона?

– Есть конечно, но я не могу вам его дать, это запрещено. Можете обратиться к начальству, если что-то важное.

– Да нет, спасибо, – отказался Сергей. Ему не хотелось придумывать или объяснять причины, по которым требуется звонить охраннику.

Он вернулся к себе и до конца дня просидел, глядя в окно на стоянку, где мелкий дождь поливал ряды новеньких блестящих автомобилей, разбавленных его старой шведской развалиной, так пугавшей бывшего друга Алексея.

На следующий день Сани снова не оказалось на месте, Сергей в нерешительности потоптался у проходной, пока наконец не решился спросить у охраны о местонахождении своего нового друга. Охранник ничего не знал и снова направил Сергея к начальству. Весь день прошёл в догадках вместо работы. Куда пропал Саша? Неужели он попробовал таблетки сам, и с ним что-то случилось? Хотя что может произойти? Сергей не знал, есть ли какие-то побочные эффекты у этих игр, но вряд ли он просто так получил бы опасные таблетки.

Измучившись за день от всех предположений, кружащихся в голове, Сергей ждал вечера, чтобы пойти проветриться. Он десять раз сходил выпить кофе, столько же раз в туалет, а остальное время просто бродил рядом со своим компьютером, пока на очередном круге не выглянул в окно, заметив там фигуру человека около своей машины. Он остановился, чтобы присмотреться, после чего схватил зонт и выскочил из кабинета, забыв выключить компьютер.

Около машины стоял дрожащий охранник Саша, в этот раз успевший полностью промокнуть под дождём.

– Ты куда пропал? – с ходу набросился на него Сергей.

– Д-давай в м-машину сядем, – Саша указал рукой на пассажирскую дверь, – з-замёрз совсем.

Сергей открыл автомобиль, сложил зонт и сел на водительское сиденье. Саша уже сидел рядом, предусмотрительно пристегнувшись.

– У нас проблемы! – сказал он, не дав Сергею задать вопрос. – Их нужно р-решить. Включи печку, очень холодно.

– По порядку, – тот попытался остановить охранника, – сначала расскажи куда пропал и что сделал с таблетками. Потом про свои проблемы.

– Проблемы не мои, – Саша энергично замотал головой, опять поливая всё вокруг дождевой водой с волос, – я им про тебя тоже рассказал, это ведь твои таблетки. Они сказали, чтобы ты пришёл. Так что поехали, нельзя опаздывать! И включи печку.

– Никуда я не поеду, – Сергей демонстративно сунул ключи в карман брюк, – сначала расскажи, что ты сделал с таблетками.

– Я их продал, – охранник сложил ладони лодочкой и стал дышать внутрь, – ну включи печку, тебе жалко что ли?

– Что я из тебя по слову тяну? – разозлился Сергей, но вытащил ключи и завёл двигатель, выкрутив регулятор температуры в максимум. – Ты можешь сам рассказать от начала и до конца, что случилось?

– Мне предложили деньги за таблетки, и я их продал, – Саша сразу же протянул руки к вентиляционным отверстиям, из которых с шумом шёл холодный уличный воздух, – извини, что про маму наврал, но привет твой я ей передал. Тебе тоже привет.

– Подожди про маму. Откуда кто-то узнал про таблетки?

– Ну так я им про них и рассказал, – охранник посмотрел на собеседника с недоумением, словно тот сказал какую-то чепуху.

– Я сейчас просто провалюсь в эту интеллектуальную пропасть, которую ты роешь между нами, – Сергей потёр лоб, чтобы успокоиться и не заехать Саше зонтом по голове, – ты по-человечески умеешь говорить? Расскажи нормально, кому ты продал таблетки и что после этого произошло?

– Есть один человек, старый уже, почти не ходит, ну только иногда, с палочкой, – охранник опять подышал на руки, пока Сергей молча обдумывал, каким именно образом Саня обманул старика, выманив у него последние пенсионные сбережения, – я предложил ему твоё лекарство, денег у этого деда хватает. Он обещал заплатить, и я отнёс ему таблетки. Он их выпил, и вот уже вторые сутки лежит в отключке. Меня его охрана послала за тобой, это ведь твои таблетки. И денег не заплатили. А я ведь сделал…

– Стой, Саша, стой! Таблетки? Он выпил сразу все таблетки?

– Ну он же очень старый! Ему лет девяносто! Что ему одна эта таблетка?

– Ты как вообще школу закончил? – выскочив из машины, Сергей обежал вокруг неё, открыл дверь и за мокрую куртку потянул Сашу из салона. – Выходи, я тебя знать не знаю, не давал я тебе ничего, понял? Да выходи, говорю тебе!

Саша наполовину вывалился наружу, но ремень безопасности держал его, словно машина не хотела отпускать любимого пассажира. Он пытался отстегнуться, но руки уже не доставали до замка, а Сергей продолжал дёргать охранника.

– Я же говорю, эта проблема наша общая, – когда противник устал и отпустил его, Саша снова забрался внутрь, – там перед проходной охранники этого деда ждут нас обоих. У них номер твоей машины есть и фотография твоя из Интернета. Нам лучше с ними съездить.

– А иначе что? – уставший Сергей облокотился на мокрый капот стоящего рядом Форда. – Что они мне сделают?

– Да я не знаю, – Саша пожал плечами, – они не сказали. Но у деда сын – какой-то бизнесмен. Или депутат, я не понял. Это от него у деда деньги и охрана. Поехали, они нам сами расскажут, если ты спросишь.

Сергей захлопнул дверь своей машины, оставив Сашу внутри, а сам направился к проходной. Через несколько минут он прошёл мимо охраны, приложил к турникету свой мокрый от дождя пропуск и открыл дверь во внешний мир. Никто не ждал его снаружи, поэтому Сергей неспешно двинулся по направлению к метро, делая вид, что просто гуляет без зонта под дождём, но через несколько секунд кто-то поймал его за локоть.

– Это ведь ты Серёга, да? – незнакомый молодой парень, незаметно подошедший сзади, сжал его руку. – Это же про тебя Саня рассказывал?

– Простите, вы ошиблись, – сказал Сергей и неожиданно для себя побежал обратно, резко выдернув локоть из чужих рук.

Он летел как стрела. Как пожилая, слегка располневшая, но всё ещё годная стрела. Для одного выстрела на небольшое расстояние, метров десять-двадцать. Сзади кто-то громко топал, что придавало сил и даже как-то возвращало молодость не хуже любого лекарства от старости. Влетев внутрь проходной, Сергей бросился к турникетам, оставшимся в наследство от какого-то старого завода, и полностью перекрывавшим проход. С пропуском в вытянутых руках он преодолел их и оказался с другой стороны, где смог наконец-то остановиться. Снаружи на согнувшегося Сергея смотрели двое крепких парней, один из них подёргал металлические прутья, но они не поддались. Зато охранник поднял голову и попросил не хулиганить.

Сергей выпрямился и, держась за бок, вышел на внутреннюю территорию. Вытащив телефон, он отыскал в контактах старый номер, который пылился там без дела уже много лет в ожидании своего часа.

– Ого! Второй раз! Ты там что, умираешь что ли и решил со всеми помириться? – вместо приветствия сказал Алексей. – Это единственная причина такого желания пообщаться, которая приходит мне в голову.

– Ты ещё на работе? – спросил Сергей.

– А ты посмотри в окно, из твоего кабинета видна парковка. Если на ней стоит моя машина, то я на работе. А если нет – я дома.

– Нужно поговорить, – Сергей как раз прошёл мимо отдельной стоянки с огромным чёрным Мерседесом своего бывшего друга, – но не по телефону. Я поднимусь? И я не один.

– Ну поднимись, – разрешил Алексей, – опять бабу себе нашёл новую? Я не хочу с ней знакомиться, у тебя плохой вкус на женщин.

Сергей нажал отбой, остановившись у своего автомобиля. Он и забыл, что оставил его заведённым, зато Саша, который всё ещё сидел внутри, кажется, наконец согрелся.

– Пошли, – открыв дверь, Сергей заглушил двигатель, – разберёмся с твоей проблемой.

– Да лучше поехали, там далеко, – охранник не спешил выходить, но, увидев злой взгляд напротив, сдался и отстегнул ремень, – ну как скажешь, они нас всё равно подвезут.

Около лифта Саша понял, что они не собираются выходить наружу и возмутился такому вероломному поведению Сергея, но тот лишь схватил охранника за куртку и втолкнул внутрь кабины.

Алексей сидел у себя в кабинете, подперев голову рукой, словно принцесса из детской книжки с картинками. При виде охранника, который вошёл вторым, он немного оживился.

– У тебя уже всё настолько плохо? – он ткнул пальцем в Сашу.

– Смешно, – Сергей остановился рядом со столом, – но тут со мной случилось кое-что совсем не смешное.

– Ага, у нас проблемы, – Саша оторвался от разглядывания рамочек на стенах и вмешался в разговор.

– Я слушаю, – высыпав на ладонь леденец, Алексей забросил его в рот и протянул баночку с конфетами гостям, – угощайтесь!

Охранник тут же вытащил одну и последовал примеру хозяина кабинета. Сергей глубоко вздохнул, досчитал про себя до пяти, стараясь унять раздражение, после чего начал свой рассказ. Алексей сидел молча, не перебивая собеседника, но в конце рассказа встал и обошёл вокруг стола.

– Выйди-ка на минутку, – сказал он Саше, указывая на дверь, – посиди снаружи, только далеко не отходи.

– А ещё одну конфетку можно взять? – спросил тот, но Сергей повернулся к нему и за куртку дотащил до выхода. – Ну сказал бы, что нельзя. Чего сразу так?

– Ты его зачем вообще привёл ко мне? – спросил Алексей, когда дверь за охранником захлопнулась. – Ты не мог прийти один?

– Я думал, что так проще будет поверить в…

– Ладно, чёрт с ним! Ты что вообще сделал? Я припоминаю, что когда-то давно ты не остался со мной, потому что тебя не устроили мои моральные принципы и люди, с которыми я собирался работать. И что же? Ты посмотри, с кем работаешь ты! Вот этот идиот лучше тех, на кого работаю я? И ещё деньги... За сто тысяч ты отдал экспериментальную вещь этому… – Алексей молча потряс руками в направлении двери. – Что за мораль у тебя такая, которая тебе это позволяет, а? Я бы никогда никому не дал бы и одной таблетки, потому что люди тупы и непредсказуемы. А вот в тебе я был уверен, я знал, что ты никогда ничего плохого с ними не сделаешь. Поэтому и разрешил взять. А ты… Что с тобой случилось за эти годы?

– Я не знаю, – Сергей сел на диван, – не знаю. С возрастом что-то изменилось. Раньше работало как часы, а потом сломалось. И запасных деталей нет, не починить никак. Ты мне лучше скажи, ты знаешь, что с этим дедом делать? Вы рассматривали такой вариант, что из игры не получается выйти?

– А ты уверен, что это из-за игры? – Алексей повернулся к столу, наклонился и нажал на нём какую-то кнопку. – Пусть Оля зайдёт к нам. И оборудование переносное пусть захватит. – Он снова вернулся к Сергею. – Если этому деду много лет, то с ним могло случиться что угодно. Вдруг это инсульт? Или ещё что-нибудь такое же. Почему скорую не вызвали?

– Да откуда я знаю? Меня же там с ними не было!

– Да, Серёжа, у тебя действительно всё поломалось с возрастом.

– Сейчас уже не во мне дело, – отмахнулся Сергей, – давай представим, что дело всё же в игре. Если вы сделали игру в таблетках, вы же должны были предусмотреть все проблемы, которые могут возникнуть у игроков. Зависание программы, ошибки людей, конфликты всякие. И кстати, что будет, если запустить сразу несколько игр?

– Да ничего страшного не будет! У каждой игры собственный идентификатор, который регулирует очерёдность. За два часа по очереди запустятся все игры, вот и всё. Кстати, программа может попробовать связать их друг с другом в единый сюжет, но вряд ли из этого выйдет что-то хорошее. Так что, если выпьешь много таблеток, вместо удовольствия от одной игры получишь мешанину из нескольких. Два часа – предел, за это время организм выведет большую часть… хм… кода игры, мозг вернётся в нормальное состояние, и ты очнёшься.

– То есть этот старик без сознания не из-за таблеток?

– Скорее всего они ни при чём, но проверить стоит.

– А какую-нибудь таблетку для перезагрузки вы не придумали на всякий случай? Раз уж до игры вы додумались, то до сброса тоже ведь могли.

– Думали, даже сделали, но пробовать не стали. Вдруг там будет сброс до «заводских настроек»? Вот никто на себе экспериментировать и не решился. А на крысах все эти таблетки не испытаешь, слишком специфический продукт. Но остановить выполнение программы всё же можно. Ладно, поехали, – Алексей кивнул на дверь, и они вышли в приёмную, где уже стояла полненькая блондинка с сумкой в руках. – Оля, поедешь с нами, нужно кое-что изучить. Своего тоже забирай, – он указал Сергею на охранника, который застыл в углу, наблюдая за рыбками в аквариуме.

На стоянке им пришлось разделиться. Задние двери Мерседеса Алексею с помощницей открыл личный водитель, а потом выгнал уже пристёгнутого Сашу с пассажирского сиденья. Он через минуту догнал Сергея, который, не ожидая приглашения и не останавливаясь, шёл к своему автомобилю. Когда они друг за другом выехали за ворота, Саша указал машину, которая привезла его сюда, и после короткой перебранки с двумя недовольными охранниками, они двинулись дальше уже в колонне из трёх авто.

Старик жил недалеко от центра, в огромной квартире на верхнем этаже высотки. Это казалось очень странным, обеспеченные пенсионеры, по мнению Сергея, должны были жить в собственном доме за городом, в тишине, покое, плетёной мебели, камине и никому не нужной рассаде, которая упорно ассоциировалась с пожилыми людьми, причём даже с богатыми. Город – плохое место для того, кто передвигается уже с трудом. Ступени, лифты, тяжелые двери, толпы, лабиринты улиц – всё это построено для молодых.

Охрана провела их всех в комнату со стариком на большой кровати. Он лежал совершенно неподвижно, расслабленно, делая медленные вдохи и выдохи. Запах здесь стоял отвратительный, Алексей сморщился, подошёл к окну и приоткрыл его.

– Денис Андреевич не разрешает открывать окна, – один из охранников, дежуривших в комнате, попытался остановить его.

– Думаю, сейчас бы он не возражал. Вы бы его или помыли или подгузник надели, – сказал Алексей, зажимая нос и распахивая окно ещё шире, – а лучше и то, и другое. Ну или скорую бы вызвали.

– Сначала разберитесь, что вы с ним сделали, – охранник огрызнулся, но отошёл, – а сиделке мы позвонили, сразу после вас приедет, всё помоет.

– Ладно, не моё дело, – Алексей поднял руки, словно сдаваясь. – Оля, подсоедини его, посмотри, что с мозгом. Выдержишь тут? – он дождался утвердительного ответа, раскрыл сумку, которую несла помощница и вытащил из неё ноутбук. – Я пока настрою всё. Давайте выйдем пока куда-нибудь, тут дышать нечем. Ей всё равно минут двадцать нужно, чтобы подключиться.

Охранники проводили их в соседнюю комнату с роскошным диваном, креслами и телевизором в половину стены. Сергей украдкой понюхал свой рукав, опасаясь, что запах уже успел въесться в одежду.

– Вот, гораздо лучше, – усевшись на диван, Алексей раскрыл ноутбук, включил его и занялся какими-то своими делами. Сергею очень хотелось посмотреть, что именно тот настраивает, но было неудобно садиться рядом и подглядывать, поэтому он сел в кресло напротив дивана. Охранники тоже чувствовали себя неудобно, хотя и находились на своей территории. Они собрались вместе рядом с телевизором и молча стояли там, не решаясь даже поговорить друг с другом. Они точно боялись кого-то. Впрочем, охранник Саша быстро нашёл пульт, прогнал их в сторону и включил какую-то слишком шумную передачу.

Через полчаса дверь открылась, и вышедшая из неё помощница кивнула Алексею. Тот подхватил ноутбук и поспешил в комнату к старику. Охранники, измученные ожиданием, оживились и стайкой потянулись за ним. Даже Саша, бросив напоследок грустный взгляд на экран телевизора, пошёл вслед за всеми. Сергей оказался последним, ему слишком не хотелось возвращаться в эту неприятно пахнущую комнату.

– Так, давай посмотрим, – Алексей подцепил к ноутбуку кабель, который шёл к телу старика, разветвляясь и превращаясь в множество датчиков по всему телу, – Оля, держи, это твой инструмент, – он поставил ноутбук на стол перед помощницей, – что скажешь?

– Ага, странное тут что-то, – она покрутила пальцем на экране, после чего охранники собрались в кучу за её спиной, словно могли что-нибудь понять в увиденном, – мозг работает, с ним всё в порядке, но интенсивность работы слишком высокая. Он сейчас не спит, но вот тут видите? Почти все чувства отключены, поддерживается только работа внутренних органов, все резервы мозга уходят на что-то, но я не знаю, на что именно. По признакам это похоже на игру, но это не игра. Думаю, такого вообще не должно быть. Смотрите на расход энергии – мозг в принципе не может потреблять столько. И это сколько уже тут дедушка лежит без еды? Два дня? Он так умрёт, его срочно надо кормить!

– Так, так, подожди. Не торопись, сейчас придумаем, что делать – из-за спин был слышен теперь голос Алексея, – сначала про его мысли. Картинку можем получить? Или видео?

– Нет, слишком давно принял таблетки, концентрация в крови минимальная. Никаких картинок. Можем попробовать дать ему код остановки. Если это игра, он очнётся.

– А если нет? – спросил кто-то, Сергей не разобрал голос.

– Тогда вам придётся везти его в больницу

Охранники расступились, девушка прошла мимо них и вытащила из сумки коробку, в которой оказалось несколько ампул и шприцев, наполненных прозрачной жидкостью. Она вытащила один шприц и шагнула к кровати.

– Подождите, – один из охранников встал перед ней, – я не уверен, что…

– Тогда сразу вызывайте врачей, в таком состоянии он долго не продержится, – девушка обошла охранника и наклонилась над стариком, любопытные тут же снова закрыли Сергею весь обзор, – подействует очень быстро.

Несколько секунд прошли в тишине, только Саша хрустел какой-то бумажкой в кармане. Сергей воспользовался паузой и сделал пару шагов в сторону, чтобы видеть происходящее.

– Я опять отключился?! – старик вдруг вскрикнул, оторвал руки от одеяла и вцепился в стоящую рядом девушку. – Кто вы? Где я? – Он перевёл взгляд на стоящих вокруг людей, и вдруг руки его разжались, и он потрогал своё лицо. – Я вспомнил… Но как такое... Сколько прошло времени? Это на самом деле?

2

Страх смерти больше не мучил Дениса. Он умирал много раз, но тут же возрождался в новом мире, который всячески старался убить его. Но Денис учился. Проще всего оказалось с миром автомобильных гонок – после фатальных столкновений с соперниками и нескольких вылетов с трасс, заканчивающихся неизменной смертью и возвращением к роли спецназовца, Денис привык к взрывному характеру своей машины и сумел доехать до финиша, пусть и самым последним. Ему было интересно, а что же дальше? Как сложится его судьба вне автомобиля?

Но его почему-то посадили в другую машину и выкатили на незнакомую трассу, где он через несколько минут благополучно разбился в крутом повороте. После этого Денис в очередной раз не смог спасти учёного, а потом погиб в лабиринте, упав на металлические колья в одной из ям. И он снова оказался за рулём автомобиля, но теперь у него появился план.

Аккуратно проехав первую трассу, Денис попал на следующую, где постарался ехать медленно и осторожно. Соперники же гнали на предельной скорости, пытаясь выбить с дороги друг друга, поэтому Денису приходилось уворачиваться от летящих на него машин. Он выезжал на обочину, тормозил, отставал от всех, но уже через минуту кто-то пытался на полной скорости ударить его. Денис упорно уклонялся, хотя и получил несколько ощутимых ударов. К финишу он снова приехал последним, чувствуя, как пот стекает по всему телу. Он не успел даже снять шлем, как незнакомые люди подхватили его и повели какими-то коридорами. Денис задавал им вопросы, но они переговаривались друг с другом, не отвечая. Наконец они вышли наружу – к новой трассе и красивому жёлтому автомобилю с распахнутой дверью. Дениса втолкнули внутрь и почти сразу наверху загорелся жёлтым сигнал светофора.

И это напугало его. Да, смерти нет, но если вместо неё лишь бесконечная череда из таких вот бессмысленных гонок, то чем это лучше? Тем, что ты дышишь и видишь берёзки за окном машины? Да, это можно принять за утешение, но можно ли выдержать?

Светофор моргнул, заревели сигналы, и Денис, отбросив бесполезные мысли, рванул с места, стараясь держаться подальше от остальных автомобилей. В очередной раз он приехал последним, его машина скрипела, тряслась и её постоянно тянуло влево, но она снова добралась до финиша. Денис вышел наружу, ожидая незнакомцев и новой гонки, но никто не пришёл за ним.

Он стоял посреди трассы со шлемом в руке, ощущая одновременно сильный жар из-под согнутого капота и холод ветра. Никто не обращал внимания на Дениса, никто не праздновал победу, все гонщики разошлись, оставив машины в беспорядке стоять на треке.

– И что мне делать? – он оглядел пустые трибуны, пустую дорогу и пустые боксы, в которых не осталось ни одного механика, хотя всего один круг назад они толпами высовывались за ограждение.

Денис вошёл в один из боксов, разглядывая валяющиеся в беспорядке инструменты, открыл какую-то дверь и двинулся вперёд по длинному светлому коридору. Это немного напоминало путь к свету в конце туннеля, только тут всё же было видно, что коридор оканчивается стеклянной стеной с огромной распашной дверью. По пути Денису попались несколько человек, он спросил их о гонках, о своей команде, показал раскраску своего комбинезона, но никто не смог ответить на его вопросы.

В конце концов он добрался до двери и вышел в город. После длинного и красивого трека город выглядел слишком обычным – высотки, магазины, грязные машины на парковках и грустные пешеходы, обходящие лужи на тротуарах. Денис в своём комбинезоне не вписывался в этот мир, для начала нужно было переодеться. Он вернулся назад, разыскивая свою раздевалку и одежду, он ведь пришёл сюда в чём-то. Но ничего найти не удалось, словно Денис появился в этом мире всего час назад, уже взрослым человеком прямо внутри автомобиля.

Он порылся в карманах, найдя в них лишь банковскую карту. Ни телефона, ни паспорта, ни каких-либо других документов у него не было. В конце концов, Денис решил выйти на улицу и попытаться вспомнить город. Но в этим тоже вышла загвоздка, ничего знакомого найти не удалось. Зато в отделении банка он смог проверить свой баланс, с лёгкостью вспомнив код карты. На счету было достаточно денег, чтобы безбедно прожить несколько лет, и это радовало.

На улице прохожие рассказали ему, что он в Москве, показали дорогу к метро, и Денис спустился под землю, где обнаружил, что не знает даже станции, рядом с которой он должен был бы жить. Он вышел наружу, нашёл отдел полиции и рассказал там, что не помнит, кто он и откуда. Так и началась его новая жизнь.

Некоторое время он жил в гостинице, пока не получил документы, и не купил себе квартиру. Денег на карте хватало, но без работы было скучно, поэтому Денис для начала устроился на работу в такси, так как точно знал, что умеет водить машину. И вот тут его ждал сюрприз, с которым он разобрался лишь спустя несколько недель. Как только Денис ехал агрессивно, нарушая правила, баланс его карты увеличивался. И это было прекрасно!

Он уволился, купил собственный автомобиль и прожил безбедную жизнь, получая деньги просто за то, что мешал всем остальным спокойно ездить по городу. Он женился, построил дом, завёл детей, а потом и внуков. С момента его появления в этом мире прошло 57 лет, когда врачи объявили, что жить ему остаётся не более полугода. И тогда страх смерти снова вернулся. Денис помнил, что смерть не является концом, вот только за эти долгие годы уверенность его сильно пошатнулась. Ему снова не хотелось умирать.

Но с каждым днём ему становилось всё хуже, организм не слушал доводов разума, разрушая сам себя. И в один из летних вечеров Денис заснул в своей постели, а проснулся в пыльном УАЗике, который даже на том свете скрипел тормозами.

– Наверное, это всё-таки не тот свет, – подумал он, – это больше похоже на новую жизнь.

Да, смерти не существовало. Денис улыбнулся, оглядел свои руки без морщин, потрогал молодое лицо и выбрался из машины вслед за остальной командой. Он снова дышал деревенским воздухом, наслаждаясь забытой молодостью и свободой, за что тут же получил замечание от командира. Всё было как раньше, пусть и очень-очень давно.

Когда группа двинулась к деревне, Денис хотел отстать и вообще не участвовать в этой битве за заложника, но потом всё же прикинул, что его могут наказать, поэтому дошёл до нужного дома и просто затаился в малине. Пусть в этот раз в погоню за заложником отправится кто-то ещё. Вот только через несколько минут после начала перестрелки рядом треснул забор, и кто-то побежал сквозь заросли прямо на Дениса. Тот отпрыгнул в сторону, напугав бегущего, раздался выстрел, и Денис пришёл в себя в туннеле, где упал в первую же яму, забыв за все прожитые годы о её существовании.

Теперь на очереди была гонка, и Денис очнулся в машине. Вот только это оказался уже знакомый УАЗик, набитый спецназовцами. Гонки пропали из последовательности.

Теперь Денис мог попасть лишь в мир с заложником или лабиринтом. Он несколько раз пробовал справиться с террористами, но это оказалось тяжело. Тогда Денис всё же рискнул и, отбившись от группы, ушёл в поле подальше от деревни, где в темноте наткнулся на группу вооружённых людей, тащивших сопротивляющегося заложника. Так он снова оказался в лабиринте.

Что бы он ни пытался предпринять в этом мире, террористы поджидали его везде. Денис устал от этих бесконечных перестрелок в сельской местности и сосредоточился на лабиринте. Здесь было проще – прыгай, беги и дерись. Тоже трудно, но где-то к тридцатому разу Денис зашёл так далеко, что впервые оказался перед дверью. Он толкнул её, вышел и очутился в том же самом месте Москвы, которое помнил ещё после гонок. В кармане лежала банковская карта, а вот документы снова куда-то пропали. Новая жизнь слишком напоминала старую.

Но в этот раз он решил, что всё будет иначе. Он переехал в другой город и не стал работать в такси. Агрессивная езда на автомобиле больше не приносила дохода, зато на карту приходили деньги за прыжки через лужи, ямы и овраги, за подтягивание на турнике и бег вверх по лестнице. Даже битвы на пластиковых мечах с маленьким сыном приносили Денису доход. И это тоже радовало, хотя двигаться приходилось довольно много.

С таким здоровым образом жизни он рассчитывал протянуть больше, чем в прошлый раз. Но его планы испортил экскаватор, который выкопал потрясающую яму недалеко от дома. Проходящий мимо Денис прикинул, что её преодоление принесёт ему очень хорошую прибыль, и в результате на семнадцатом году пребывания в этом мире снова попал к террористам, которых в очередной раз не получилось победить.

Теперь каждый раз он приходил в себя в пыльном микроавтобусе. Кажется, у него остался всего один мир. Отсюда больше некуда будет попадать. Наверное, стоило бы с самого начала родиться кошкой, получив девять жизней вместо трёх, но выбора никто не предлагал. Страх смерти снова вернулся к Денису.

Он каждый раз нарочно всё делал неправильно, террористы легко побеждали, и он снова и снова начинал этот вечер в кабине «буханки». И это был даже не день сурка, это были два повторяющихся часа, которые Денис проживал сотни раз. Однообразие угнетало, зато это была дорога к бессмертию.

Вот только и тут у него отобрали выбор. Однажды, когда он очнулся в очередной раз, Солнце на секунду моргнуло, и Денис пришёл в себя в совершенно другом автобусе.

– Очнулся, – стоящий над ним командир покачал головой, – всё веселье пропустил. Без тебя всё сделали.

Оказалось, что Денис потерял сознание, и вся операция прошла без него. В этот раз успешно. Его задание завершилась, оставалась одна жизнь с неизвестностью после неё.

В этот раз он постарался не рисковать. Он ушёл из спецназа, восстановил документы, которых у него не оказалось и в этом мире, равно как и знакомых или родственников. А вот банковская карта была, но что нужно сделать, чтобы она приносила доход и здесь, Денис так и не разобрался. Пришлось работать, жить спокойно и избегать опасностей. Вот только он продолжал время от времени терять сознание, приходя в себя лишь через несколько дней в незнакомых местах, но неизменно недалеко от дома.

Ему было страшно, хотя врачи не нашли у него никаких болезней, хотя провалы случались всё чаще и становились длиннее. Он боялся, что когда-нибудь он потеряет сознание и уже больше не очнётся. Но он очнулся. Вокруг его кровати стояло много народу, и некоторые люди показались Денису очень знакомыми. И тогда он вспомнил.

Часть 4

Показать полностью
43

Лекарство от старости. Часть 2

Часть 1

1

С утра Сергей прошёл мимо охранника Саши, который так усиленно отворачивался, что хотелось подойти и попросить не переигрывать. Он, не заходя к себе, сразу поднялся на пятый этаж, вытащил пропуск и открыл дверь. Он действительно не заглядывал сюда уже несколько лет, это был не его мир. Он прошёл по коридору, открыл дверь номер 514 и заглянул внутрь. Как он и ожидал, за столами сидело несколько человек с ноутбуками, никто даже не повернул голову в его сторону. Никаких таблеток тут не делали.

Он сделал шаг назад, прошёл дальше и остановился у последней двери. В нерешительности постоял, собираясь постучаться, но в конце концов просто дёрнул ручку и шагнул внутрь.

– Ну ничего себе! – сидящий за столом хозяин кабинета с удивлением посмотрел на гостя. – Я думал, ты сюда к нам уже никогда не придёшь! Сколько лет прошло с последнего раза? Здравствуй, Серёжа!

– Привет, Алексей, – он подошёл к столу и без приглашения сел в стоящее рядом кресло, – я ненадолго, чисто из любопытства пришёл, не обольщайся. Хотя я и немного рад тебя видеть.

– Из любопытства ты мог и раньше прийти, – Алексей откинулся на спинку, – но за все годы так и не заглянул. Что же такого случилось у тебя? Бросила очередная жена? Или наконец-то рассыпалась машина? Это было бы неплохо, я каждый раз от ужаса вздрагиваю, когда вижу её на стоянке.

– Нет, что ты, она в порядке. Я действительно пришёл из любопытства. Говорят, вы тут таблетки какие-то стали делать. Программы больше не приносят того дохода, и мы переключаемся на лекарство от старости.

– То есть они решили, что это лечит от старости? – Алексей улыбнулся. – Странно, я думал, слухи будут иными.

– Подожди, мы что, на самом деле начали делать какие-то таблетки?

– Не совсем так. Мы просто попробовали, – наклонившись, Алексей достал из ящика пластиковую банку от витаминов и с шумом потряс ею в воздухе, – вот, что вышло. Для начала неплохо, но всё же слишком много проблем, а как от них избавиться, мы так и не разобрались. Поэтому сворачиваем программу.

– И для чего эти таблетки?

– Знаешь, когда-то я предлагал тебе остаться с нами, и в этом случае сейчас ты не задавал бы такого вопроса, ты бы всё уже знал. Но тебе же важен именно свой путь, путь закона. Ты же у нас одинокий ковбой. Поэтому я не расскажу, для чего нужны эти таблетки. Но шанс дам. Хочешь узнать – съешь одну. Не бойся, ничего плохого с тобой не случится.

– Съесть? – удивился Сергей, – зачем? Мне не настолько интересно их назначение.

– Ну тогда ладно, – Алексей пожал плечами и убрал банку, – рассказывай, как живёшь, как жена, не помню, кстати, как там её у тебя зовут, ты такой непостоянный у нас в этом плане.

– Чёрт с тобой, давай свою таблетку, – Сергей протянул руку, посчитав, что вряд ли здесь кто-то решит отравить его, – слишком уж интересно, что вы там придумали.

– Узнаю тебя, – снова вытащив банку, Алексей бросил её через стол в руки Сергею, – ты всегда был слишком любопытен. Я и не сомневался, что ты согласишься. Хотя в прошлый раз ты почему-то отказался.

– Ну хотя бы чего мне ожидать?

– Чуда, Серёжа, жди чуда! Ты же пришёл за лекарством от старости, вот и жди чего-то подобного. Только пересядь туда, – Алексей указал на стоящий у стены кожаный диван, – сиди тихо и молчи минут двадцать, это важно. А потом, как подействуют, поговорим про эти таблетки. Ясно?

– А какую нужно брать? – Сергей пересел на диван, открутил крышку и заглянул внутрь, где лежало несколько довольно крупных капсул разного цвета.

– Любую бери, пусть будет сюрприз. Вода на столике.

Он несколько секунд смотрел в банку, ощущая себя избранным, которому уже предложили таблетку на выбор, но не объяснили, что именно от него хотят – вывести из матрицы или вылечить от простуды. Поэтому он просто вытряхнул таблетки на ладонь, а потом ссыпал их обратно, ухватив пальцами последнюю, и поскорее закинул её в рот, опасаясь передумать. Он взял бутылку воды, стоящую рядом с диваном, открутил крышку и сделал несколько глотков, чувствуя, как капсула провалилась в желудок.

Ему очень хотелось ещё раз спросить, что именно должно случиться, но теперь уже было неудобно, да и уткнувшийся в экран Алексей совсем не интересовался своим гостем. Сергей осмотрелся, он уже давно не видел этот кабинет, и тот мало изменился за всё это время, хотя его хозяин никогда не был особо консервативным. Новый массивный стол, очень похожий на антикварный, рядом большой и дорогой диван, огромные кресла, на стенах рамочки с наградами и сертификатами. Кому всё это было нужно, если в этом кабинете не проводили деловых встреч? Кого впечатляли все эти документы со стен, если в комнате почти всегда находился всего лишь один человек – обладатель всей этой впечатляющей коллекции бумажек в рамочках?

Сергей сидел и терпеливо ждал, периодически поглядывая на часы, которые не торопились и всё тянули и тянули озвученные двадцать минут. Он пытался поймать какие-то изменения в своих ощущениях, но, кажется, ничего не происходило.

– Прошло время, – Сергей отсчитал на циферблате последние секунды и решил, что уже можно разговаривать, – что я должен был почувствовать?

– А что, ничего не изменилось? – Алексей оторвался от компьютера и ещё раз с удивлением посмотрел на своего гостя. – Вообще ничего не чувствуешь?

– Нет, – Сергей пожал плечами и на всякий случай ещё разок осмотрелся в надежде на изменения, – всё как обычно.

– Тогда тебе не повезло, ты попал в число людей, невосприимчивых к этим таблеткам. Тайна останется нераскрытой.

– Подожди, ты мне даже после всего этого не расскажешь, для чего твои таблетки нужны? – Сергей не ожидал такой подлости от старого приятеля.

– Не расскажу, – тот отрицательно помотал головой, – уговор у нас был какой? Подействуют – обсудим. Но, как сам видишь, говорить не о чем.

– Знаешь, я не зря тогда отказался с тобой работать, – Сергей встал, случайно опрокинув воду на пол. Звякнуло стекло, и бутылка укатилась под стол, оставляя за собой мокрый след. – Чёрт! Ладно, сам поднимешь!

Он махнул рукой и пошёл к выходу, почему-то ощущая себя маленькой обиженной девочкой. Наверное, Алексей сейчас улыбается ему в спину, но, несмотря на непонятно откуда возникшее смущение, Сергей решил просто уйти. Он дёрнул ручку, распахивая дверь, и тут же в лоб ему уткнулся пистолет.

– Назад, – произнёс очень знакомый голос, и взгляд Сергея сфокусировался на лице охранника Сани, который стоял в дверях с оружием, – и без глупостей.

Сергей инстинктивно поднял руки вверх и шагнул обратно в кабинет, краем глаза уловив какое-то движение внутри. Охранник вдруг дёрнулся в сторону и выстрелил рядом с ухом Сергея, отчего невыносимо загудело в голове. Саша захлопнул дверь и бегом бросился к столу. Сергей обернулся и увидел лежащего на полу Алексея, охранник же открыл ящик стола, вытащил банку из-под витаминов и поспешил обратно.

– Я тебе что сказал? – он схватил Сергея за куртку. – В час дня! В час! Что было непонятного? Ты зачем сюда попёрся? Выходи!!!

Он открыл дверь и изо всех сил толкнул Сергея в коридор. Тот еле устоял на ногах, но тут же получил ещё один удар в спину по направлению к выходу с этажа. Стоящие в отдалении люди, вышедшие, видимо, на звук выстрела, разом замолчали и уставились на Сергея. Тут же над его головой грохнул выстрел, что-то посыпалось сверху, и все любопытные сразу же бросились врассыпную.

– Иди прямо, – сказал сзади охранник, и ничего не понимающий Сергей почувствовал упёршийся в затылок ствол пистолета. Он сделал пару нерешительных шагов и по усилившемуся давлению на затылок понял, что идти надо быстрее. Около комнаты 514 Саша вдруг поймал его за воротник, открыл дверь и втолкнул Сергея внутрь, – уйди с прохода, сейчас они попрут.

Сергей зажмурился, весь сжался и остановился посреди кабинета, не решаясь даже оглянуться. Мало того, что свихнувшийся охранник взял его в заложники, так ещё и сейчас должны были попереть какие-то они. Не лучший день в жизни. Сергей открыл глаза и увидел рядом человека с ноутбуком в руках. Он вдруг размахнулся и ударил Сергея экраном прямо в лицо, отчего тот рухнул на стоящий за спиной стол. Раздался выстрел, потом ещё один, и вдруг к этому шуму добавилась ещё и автоматная очередь. На Сергея полетели щепки и куски штукатурки, чья-то рука сдёрнула его со стола, и он всем весом грохнулся на пол.

Из разбитого носа текла кровь, рядом валялся какой-то человек, кажется, мёртвый. Саша, пригнувшись, одной рукой прижимал Сергея к полу, а вторую резко высунул в коридор и пару раз выстрелил куда-то наугад, получив в ответ ещё одну автоматную очередь.

– На, держи, – заорал он Сергею, вытащил откуда-то ещё один пистолет и сунул ему в руки, – стреляй в любого, кого увидишь!

– Не буду, – тот оттолкнул оружие.

– Ты понимаешь, что живыми мы отсюда не уйдём? – ещё раз рявкнул охранник, стараясь заглушить новую очередь из автомата. – Я единственный твой шанс спастись!

С этими словами он вдруг вытащил из своей униформы гранату, дёрнул её зубами и швырнул в коридор, стараясь отползти подальше от двери. Через секунду где-то за стеной грохнуло, продырявленную пулями дверь сорвало с петель, и она рухнула рядом с головой Сергея.

– Вставай, – Саша дёрнул его вверх, увлекая за собой к выходу, Сергей почти на четвереньках пошёл за ним, пытаясь стереть кровь с лица.

В коридоре висела пыль, около выхода среди осколков кирпича лежали двое в бронежилетах, охранник нагнулся и поднял валяющийся рядом автомат. Он проверил обойму и протянул автомат Сергею.

– Умеешь пользоваться? – спросил он, и Сергей отрицательно помотал головой, стараясь держаться от оружия подальше. – Да что же вы все такие беспомощные? Смотри, это просто…

Что-то вдруг грохнуло, и Саша, выпустив автомат из рук, во весь рост растянулся на полу. Из клубов пыли вышел человек с двустволкой и навёл ружьё на трясущегося Сергея.

– Не надо, – попросил тот, поднимая вверх руки и почти не слыша своего собственного голоса, и тут же очнулся на диване в кабинете Алексея.

– Мать твою! Это что такое было? – он подскочил с места, оглядываясь вокруг. Никакой пыли, никакой стрельбы, из носа не текла кровь, а за столом сидел улыбающийся хозяин кабинета. – Это что вообще? Наркотики?

– Что, слишком реально? – спросил Алексей, было видно, как его забавляет растерянность Сергея. – Почти как на самом деле?

– Что это за таблетки такие? Что за гадость?

– Серёжа, подумай сам, что могут изобрести люди, торгующие программами? Это всего лишь компьютерная игра, мы научились делать игры в таблетках. Не знаю, какая именно игра тебе досталась, но вижу, ты впечатлился.

– Это игра? – Сергей бродил по кабинету, пытаясь прийти в себя, отдышаться и унять колотящееся сердце. – Я чуть не помер от страха!

– Я потому и не хотел тебя предупреждать. Если бы ты знал, чего ждать, эффект был бы совсем другой, слабее. Хотя некоторые игры отключают основную память, но я решил не рисковать.

– Как вы это сделали? – наконец-то остановившись, Сергей потянул на себя кресло и сел в него. – Я с самого начала знал, что вы сумасшедшие, но даже не думал, что настолько.

– Неважно, какие мы, и как это сделали, – Алексей с грустью уставился куда-то в угол комнаты, – всё равно этот проект мы закрываем. Слишком много трудностей, нам не дадут продавать такие таблетки. Да и мы сами не сможем.

– Ну конечно их нельзя продавать! А если какой-нибудь водитель сядет за руль, наевшись ваших игр? Отключится и задавит кого-нибудь! А дети? Если вы им вот этот ужас подсунете? Это нормально будет?

– А если водитель напьётся водки и сядет за руль, так лучше будет? – усмехнулся Алексей. – Ответственность за свои действия никто не отменял. И для детей отдельные игры были бы, не такие жестокие. Мы же готовились несколько лет, мы много хотели сделать и для детей, и для взрослых. Там могло быть всё, что пожелаешь – логические игры, стрелялки, гонки, стратегии, страшилки всякие. И все игры ограничены по времени двумя часами, ну или, как только ты выполняешь задание, игра заканчивается, когда проваливаешь – тоже. После этого нужно покупать следующую таблетку. Часть игр использует отдельный сюжет, а часть просто вписывается в действительность, пользуясь твоей памятью, это мне больше всего нравится. Если бы ты только знал, сколько мы всего придумали!

– Да что-то не особо я поиграл, знаешь ли. Совсем не я был там главным действующим лицом. Странная какая-то игра.

– Вовсе нет, – возразил Алексей, – игра всегда старается втянуть тебя в события и сделать основным персонажем, но ты сам задаёшь направление и можешь выбрать для себя иную роль, в этом вся прелесть. Полная свобода действий, код всего лишь создаёт основу сюжета, а решать, кем ты хочешь в нём быть, приходится самому. И люди, которые не знают, что играют, чаще всего стараются держаться подальше от любых событий, но игра не даст этого сделать, всё действие будет смещаться за тобой, даже если ты попытаешься совсем ничего не делать.

– А почему кто-то вообще решил, что это таблетки от болезней и от старости?

– Тут длинная история… Но ты не заметил, что в игре очень легко двигаться? Это же компьютерная игра – ты всегда молод, бодр, свеж, если, конечно, не предусмотрено что-то иное. Когда ты играешь, в мозгу отключаются или меняются все лишние раздражители, в том числе и болевые, и ощущение возраста, ты чувствуешь только то, что требуется для процесса. И на время игры ты получаешь здоровье и молодость. Из-за этого, кстати, у нас большая проблема. Пока ты в игре, тебя никакими способами нельзя вывести из неё, ты можешь даже сгореть в реальности на пожаре, но не отключишься, да и не почувствуешь ничего. А так быть не должно, и побороть это у нас не вышло. Ты можешь просто просидеть на месте два часа, ни на что не реагируя.

– С этим понятно, – Сергей окончательно пришёл в себя, хотя его ещё немного потряхивало от пережитого, – почему слухи пошли не про игру, а про лекарства? Как вы вообще допустили, что об этом начали говорить посторонние люди? Это же большое открытие, пусть пока его и невозможно использовать. Почему не сберегли тайну?

– Сначала берегли, – Алексей ещё раз наклонился к столу, вытащил оттуда два леденца, развернул один и бросил в рот, а второй протянул через стол, – будешь?

– Лёша, иди на хрен! Я в этом кабинете больше ничего есть не буду! Ну и что с тайной?

– Да просто нет смысла что-то скрывать, – Алексей пожал плечами, развернул второй леденец и отправил его к первому, – слух не мы пустили, нам технологию продал один, как тогда казалось, сумасшедший. Это не наша разработка, но её отдали очень дёшево. А теперь разрешения на продажу таких игр мы всё равно не получим. К нам тут недавно пришли военные и намекнули, что наши разработки им очень пригодятся. А я не хочу отдавать им такой замечательный способ управления мозгом, у них же всегда настоящая война на уме.

– Это с каких же пор ты против сотрудничества с военными?

– Да я не против. Но тут реально страшно. Это же и против меня оружие. Вот я и решил, что если организовать утечку информации, то и военные от нас отстанут. Но, как оказалось, изобретатель и у нас тут уже поведал многое персоналу, да и продал свою идею не только нам. Военные отвязались. А как его рассказы превратились в лекарство от старости – это не ко мне вопрос, это к местному народному фольклору.

– Жаль, – Сергей встал, – если бы это было лекарством, вам бы не помешало полечиться. Воображение у твоих ребят богатое, но надо же знать какие-то рамки. Игры в таблетках, с ума сойти!

Он сокрушённо покачал головой и сделал шаг к выходу, когда вдруг вспомнил, кто именно привёл его в этот кабинет.

– А можно мне ещё парочку этих таблеток? – спросил он, поворачиваясь, и Алексей разрешающим жестом указал на стоящую на столе банку.

– Только я сам уже не помню, какая с чем, – сказал он, – поэтому тебя снова ждут сюрпризы.

– Благодарю! – Сергей высыпал на ладонь несколько таблеток, зажал их в кулаке и отсалютовал Алексею. – Пока! Лет через десять зайду ещё разок. Когда вы бухгалтерскую программу в виде пива сделаете.

Он вышел из кабинета, закрыл за собой дверь и пошёл вниз к охраннику Саше. В конце концов, лишние сто тысяч никогда никому ещё не мешали. По дороге он отсчитал три таблетки, зажал их в кулаке, а остальные переложил в карман. Теперь, когда он наконец-то оправился от потрясения, ему хотелось попробовать ещё раз. Или два. Да, компьютерные игры – зло, от них все беды.

Он спустился на первый этаж, подошёл к Сане и окликнул его. Тот выпучил глаза, оглянулся, но подошёл ближе.

– Вы меня зовёте? – спросил он. – А то я вас не знаю.

– Тебя, тебя, – Сергей протянул охраннику ладонь с таблетками, – вот, держи. Всё, как ты просил.

– Ну здесь-то зачем? – Саня не взял таблетки, зато зашептал, подавая глазами какие-то малопонятные сигналы. – Ты раньше пошёл, чем мы договаривались. Теперь камеры тебя записали.

– Неважно, – устав ждать, Сергей положил таблетки на стойку, – вот твоё добро. Где моё?

– Вечером, – охранник уставился на три разноцветные капсулы перед собой, – мы же договорились, ты всё забыл. Внимательнее надо слу...

– Вечером так вечером, – Сергей отнёсся к ситуации философски, – таблетки принимать только в расслабленном состоянии, на кровати или диване, потом полчаса ничего не делать, даже не вставать. И главное – не вздумай меня обмануть. Надеюсь ты понял, что я тут всё ещё многое могу? Маме привет!

Он отвернулся и пошёл внутрь здания, чувствуя себя этаким интеллигентным гангстером из фильма про итальянскую мафию. Вот, точно, все беды от компьютерных игр и жестоких иностранных фильмов. На секунду он оглянулся и увидел стойку, а за ней охранника, прижимающего к груди кулак и улыбающегося.

2

Денис стоял в туннеле, с удивлением уставившись на яркое жёлтое пятно где-то вдали. Свет становился ярче и манил к себе, а вот мрак окружающего туннеля наоборот – словно отталкивал и прогонял, как будто намекая, что стоять на месте нельзя.

– Твою мать! Это на самом деле, – прошептал он. Дурацкая инструкция с погоней после смерти оказалась правдой. Да чёрт с ней, с инструкцией! Сама жизнь после смерти оказалась правдой! Больше никакого страха перед неизведанным! Смерть – не конец! Денис с облегчением вздохнул, но сейчас же вспомнил, что его прислали сюда догонять заложника. Он попытался вспомнить и его имя, но не смог, поэтому сложил ладони рупором и крикнул куда-то в сторону света, – эй, тут есть кто-нибудь?

Эхо прокатилось по туннелю и затихло где-то в глубине. Никто не ответил. Вспомнив, что у него есть всего пять минут, Денис бегом бросился вперёд.

– Эй, заложник, – кричал он, стараясь не сбиться с дыхания, – ты где, заложник? Эй, кто-нибудь! Отзовись!

Бежалось легко, ноги сами собой несли его к свету, сердце без излишней суеты толкало кровь, крики совершенно не мешали дышать. Пока жизнь после смерти была не так уж и плоха, мешало только чувство ответственности за этого дурацкого учёного, которого не удалось спасти, да ещё желание вернуться назад, хотя уже и не столь острое.

– Эй! Есть кто живой? – кричал он, перепрыгивая через валяющиеся на проходе камни. Свет приближался, но никто не отвечал Денису. Да и не было видно никого впереди. Если этот заложник и был здесь, то он убежал уже очень далеко.

Денис напрягся, стараясь бежать как можно быстрее, и чуть не упал в непонятно откуда взявшуюся под ногами яму. В последний момент, понимая, что остановиться не сможет, он изо всех сил оттолкнулся от пола и приземлился уже на другой стороне. Что-то щёлкнуло внизу, и, оглянувшись, он увидел в полутьме железные колья, выдвинувшиеся со дна ямы.

– Это что такое? – спросил он сам себя вслух. – Я ведь уже умер. Меня что, пытаются ещё раз убить? После смерти?

Он отвернулся от ямы и различил горящие факелы на стенах впереди. Свет, который он посчитал концом туннеля, исходил всего лишь от них, конца видно не было.

– Чёрт, сколько уже времени? – Денис отдёрнул левый рукав, чтобы посмотреть на часы, но их не было на месте, да и сам он, оказывается, был одет совсем не в свою одежду. Какая-то свободная рубаха, жилетка и короткие штаны, словно у загробной жизни существовал неизвестный дресс-код, без которого не пускали в рай.

Решив, что разберётся со всем этим позже, Денис рванул дальше. Он добежал до факелов, внимательно вглядываясь в темноту, чтобы не угодить в ещё одну яму. Заглядевшись вниз, он чуть было не столкнулся с возникшей на пути стеной – туннель вдруг закончился тупиком. Денис огляделся, заметив, что свет теперь исходит откуда-то сверху, это не было тупиком, через стену можно было перелезть!

Он подпрыгнул, подтянулся и взобрался наверх, обнаружив, что стоит в ещё одном коридоре с факелами на стенах. Такой жизни после смерти он не ожидал. Туннель и свет – вот что должно ждать тебя по ту сторону. Ну и небольшая неопределённость потом, но неопределённость приятная. А вместо этого ему предстояло искать выход из странного лабиринта, и, кстати, ещё и не забыть про учёного.

– Эй! Люди! – крикнул Денис и снова побежал. Кажется, пять минут уже прошли, но его никто не возвращал обратно, а задание оставалось невыполненным. Он пробежал несколько метров и снова уткнулся в стену, на которую опять пришлось взбираться. Загробный мир оказался многоэтажным.

Дальше Дениса ждала ещё одна яма, а потом и вовсе пропасть, но зато внизу под туннелем оказался ещё один проход, ведущий назад. Денис спустился, не задумываясь о том, что может потеряться, дорога здесь была всего одна, пусть и не слишком прямая. Через несколько шагов его чуть не убила какая-то решётка, рухнувшая сверху и заблокировавшая путь назад. Он в последнюю секунду увернулся и чуть не упал в очередную яму с кольями.

– Вытаскивайте меня отсюда! – крикнул Денис, надеясь, что врачи из реальности как-то услышат его и поторопятся вернуть в мир скрипящих УАЗиков и жирных деревенских гусей. Там было гораздо меньше опасностей даже в его профессии.

Никто не отозвался, только эхо несколько раз повторило его слова, отчего вдруг стало страшно. Может быть, его по ошибке сразу отправили в ад? Или, что ещё хуже, не по ошибке? Чтобы перестать думать об этом, Денис оглядел яму впереди, которую предстояло перепрыгнуть. Это было уже не такой простой задачей из-за упавшей позади решётки. Места для разгона здесь не хватало, а путь назад оказался отрезан. Придётся прыгать.

Денис отошёл назад, прижался к решётке, и резко побежал к яме. Он оттолкнулся ногой изо всех сил, но не долетел, больно ударившись грудью о противоположный край и схватившись за него руками. Внизу щёлкнули колья, Денис от страха поджал ноги и подтянулся. Он выбрался наверх, ощупал себя, но никаких повреждений не обнаружил, даже боль в груди сразу исчезла.

По прикидкам он провёл в этих туннелях уже минут двадцать, его давно должны были вытащить, но, кажется, что-то пошло не так. Денису очень не хотелось остаться в этих потусторонних катакомбах, а сидеть на месте и ждать было невыносимо, поэтому он отряхнул с себя несуществующую пыль и сделал несколько шагов по коридору.

Вдруг впереди, из тёмного разрыва между факелами, вышла какая-то мужская фигура, и Денис, обрадовавшийся, что нашёл наконец учёного, ускорил шаг.

– Эй, привет! – крикнул он. – Слава богу! Вот ты где!

Мужчина шагнул навстречу и совершенно неожиданно попытался ударить Дениса коротким мечом. Тот, застигнутый врасплох, не успел среагировать и получил болезненный удар в плечо.

– Ай! – Денис отшатнулся в сторону и ухватился рукой за больное место, ожидая увидеть там кровь, но её не было. – Ты что творишь?

Мужчина не ответил, замахнулся второй раз, но теперь уже Денис успел отпрыгнуть в сторону. Он смотрел, как противник приближается для следующего удара и пытался найти хоть какую-нибудь палку для защиты, но в этой части туннеля стояла идеальная чистота, словно тут накануне сделали генеральную уборку. Денис, не отводя взгляда от приближающегося противника, начал пятиться назад, пока не дошёл до светлого пятна на стене. Ухватившись за висящий рядом факел, он дёрнул его, надеясь отбиться хоть этим оружием, но факел держался как приклеенный.

Что-то звякнуло чуть ниже, и Денис, опустив глаза, увидел, что на его поясе тоже висит короткий меч, которого там не было буквально минуту назад. Не задумываясь, он выхватил его и взмахнул перед приближающимся противником, заставив того на секунду отступить.

– Ещё посмотрим, кто… – Денис не успел договорить, мужчина вдруг сделал выпад и ударил его мечом в живот.

К своему удивлению, Денис вновь не увидел крови, хотя и почувствовал боль. Он в недоумении уставился на свою чистую руку, прижатую к животу, и тут же получил удар мечом в грудь. Стены туннеля вдруг наклонились и резко поехали вверх, Денис упал, уставившись на коптящий где-то под потолком факел. Его свет стал тускнеть и удаляться, пока не пропал окончательно. Кажется, его всё-таки смогли убить после смерти.

Вдруг что-то громко запищало, и Денис, открыв глаза, увидел над собой какой-то светофор. Он сидел в кабине автомобиля в шлеме и комбинезоне, сжимая в руках руль. Вокруг стояло ещё несколько раскрашенных спортивных машин с водителями, уставившимися на горящие вверху огни. Раздался ещё один сигнал, светофор переключился на зелёный, и тут же что-то ударилось в зад автомобиля. Денис посмотрел в зеркало, увидев там отъезжающую назад машину. Её колеса повернули в сторону, и она резко рванула на соседнюю полосу, царапая асфальт расколовшимся бампером и оставляя за собой дым от горящей резины.

Не понимая ничего, Денис следил за уезжающим автомобилем. Теперь он стоял на трассе один, все уехали после сигнала. На лобовом стекле вдруг загорелась стрелка, указывающая направление, словно предлагая последовать за остальными. Куда, чёрт его побери, забрался этот учёный? Что это за место?

Денис нажал на педаль и машина, громко рявкнув двигателем, прыгнула вперёд, вдавив его в кресло. Он затормозил, испугавшись такого резкого старта, добавил немного газа, но моментально разогнался до сотни, лишь только какие-то трибуны со зрителями замелькали в боковых окнах. Он увеличил скорость, чуть было не вылетев на обочину в повороте, разогнался ещё раз, затормозил, взял радиус побольше и нажал педаль. Машина ревела диким зверем и бросалась в бой, Денис ловил её рулём и педалями, заставляя следовать по изгибам дороги.

Это захватывало, это было куда интереснее туннеля с его факелами и ямами. Денис резко выжал газ до упора, и машина вдруг начала разворачиваться на дороге. Он нажал тормоз, повернул руль, стараясь выпрямиться, но автомобиль резко вильнул в другую сторону, вылетел с дороги и на полной скорости врезался в ограждение.

Дениса сильно тряхнуло, и он открыл глаза, ударившись головой о стекло. Заскрипели тормоза, салон наполнился пылью, и водитель, выключив двигатель, оглянулся на сидящих в УАЗике бойцов.

– Всё, приехали, – сказал он, – дальше своим ходом.

Командир поднялся первым, уткнувшись спиной в крышу «буханки», а Денис сидел с открытым ртом и не мог поверить в происходящее.

Часть 3

Показать полностью
45

Лекарство от старости. Часть 1

1

Июнь в этом году не удался. В последние годы, как заметил Сергей, у природы вообще плохо получался этот месяц. Противный мелкий дождь, подгоняемый холодным ветром, старался не пропускать ни дня, даже тополиный пух отказался от полётов и бесформенными грязными кляксами плавал в лужах. Горожане кутались в осенние куртки, а бабушка, торговавшая укропом у супермаркета, приоделась в пуховик.

Сергей в задумчивости стоял у машины, разглядывая промокшую ржавчину на дверях и порогах старенькой Вольво. Сколько лет назад он купил её, поведясь на рассказы о высочайшей безопасности этой марки? Десять? Двенадцать? Где-то так. А сколько ей было тогда? Надо посмотреть в документах. Старая. Очень-очень старая. И кому пригодилась эта обещанная безопасность? Он так ни разу и не попал на машине в аварию, чтобы проверить рассказы друзей и улыбчивых шведских маркетологов. Он вообще покупал машину в надежде продать её через год-другой, но что-то пошло не так эти десять-двенадцать лет назад. Жаль конечно, но кто-то же должен ездить и на старых автомобилях.

Он сложил зонт, дёрнул дверную ручку и забрался в салон. Кое-где виднелись потёки воды, кузов потихоньку растворялся в московских дождях и дорожных реагентах, унося с собой так и не проверенную легендарную безопасность.

– Да и хрен с ней, – сказал Сергей вслух сам себе, – переживу.

Он повернул ключ, и двигатель завёлся, свистя чем-то из своих глубин и заставляя кузов неприятно вибрировать. Нужно дать ему поработать пару минут, чтобы всё пришло в норму. А пока Сергей дотянулся до мокрого зонта, брошенного на пассажирский коврик, и стал сворачивать его, стряхивая налипшие листья.

– Можно? – правая дверь неожиданно распахнулась, и в неё просунулась чья-то голова, снизу Сергей не мог понять, кто просится внутрь. – Фу, ну и зарядило сегодня! – человек не стал дожидаться ответа, он раскрыл дверь пошире и всем телом рухнул на пассажирское сиденье, у которого даже не нашлось сил на жалобный скрип. – Вот погодка, а!

Выдернув зонтик из-под ног нежданного пассажира, Сергей выпрямился и наконец понял, кто сел к нему в салон. Это был охранник Саша, крайне любопытный и болтливый тип, умеющий нарушать причинно-следственные связи и находиться в нескольких местах одновременно.

– Чего тебе? – спросил Сергей. Вышло невежливо, но так и не стоит вламываться в чужие машины без разрешения, если не хочешь, чтобы тебе грубили.

– Да я просто так, от дождя спрятаться, – тот тряхнул головой, словно собака, капли воды сорвались с волос и веером разлетелись по стёклам, – ты ж глянь, как льёт!

– Саш, чего тебе надо? – Сергей окончательно рассердился. – Если ты хотел спрятаться от дождя, то какого чёрта вообще припёрся на стоянку? Сидел бы у себя на проходной, там тепло и сухо.

– Ты же Серёга, да? – Саша посмотрел на свою ладонь в каплях дождя, потёр её о мокрую серую униформу и протянул для рукопожатия. – А я Саня.

– Блин, Саня, если ты не заметил, то я знаю, кто ты! И, кстати, руки у тебя мокрые, – Сергей кивнул на протянутую ладонь, – а ещё я тебя лет на двадцать старше, какой я тебе Серёга? Что ты от меня хочешь?

– Тебе чё, пятьдесят что ли? – Саша попытался изобразить на лице удивление, но перестарался. – А выглядишь таким молодым. Я бы лет тридцать пять дал, максимум.

– Слушай, мне домой надо, – сказал Сергей уже спокойно, осознав бессмысленность диалога с Саней, – давай я тебя до проходной довезу и поеду.

– Давай, – согласился Саша и пристегнулся ремнём, – я всегда пристёгиваюсь. Даже если две минуты ехать. Для безопасности.

– Рад за тебя, – буркнул Сергей, включая заднюю передачу.

– А по твоему пропуску на пятый этаж можно пройти? – спросил вдруг охранник, и Сергей нажал на тормоз, остановив машину посреди проезда.

– Тебе зачем туда надо? – поинтересовался он и потянул вверх ручник.

– Забрать кое-что хотел.

– Забрать? Ты что-то там забыл, когда в прошлый раз попал туда без пропуска?

– Нет, я не ходил, без пропуска же нельзя, – помотал головой Саша, – один знакомый должен кой-чего передать. А я к нему пройти не могу.

– Давай угадаю – он к тебе тоже выйти не может, а на улице встретиться вам родители не разрешают, они против вашей любви, – подсказал Сергей, – так вот, и я тоже не пойду ничего забирать, да и тебе советую забыть и не соваться туда, куда не надо.

– Да ты не бойся, там ничего криминального. Просто мне один человек таблетки обещал для мамы.

– Саша, если таблетки нужно тайно передавать через посредника, то такие таблетки называются наркотиками. Поэтому пожалуйста, отвяжись от меня, а себе найди какое-нибудь более законное занятие. Хорошо?

– Ну какие наркотики? – Саша подёргал за ремень безопасности, – видишь, я даже пристёгиваюсь всегда, я законы уважаю и с наркотиками никогда связываться не стал бы. Таблетки правда для мамы, честное слово! Ваши ребята с пятого этаже какое-то новое лекарство сделали, мне сказали, что ей может помочь, она у меня болеет сильно. Но у них вынести не получится, а ты с пропуском смог бы.

– Ты вообще в курсе, чем мы занимаемся? – Сергей даже рассмеялся от наивности собеседника. – Мы всей компанией пишем программы и торгуем ими. Какие таблетки? Ты где видел программистов, которые изобретают лекарства?

– А ты сам-то когда последний раз был на пятом этаже? – спросил Саша. – У меня компьютер показывает, кто куда ходит. Могу про любого всё посмотреть. Ты же лет десять вообще на пятый не заглядывал, откуда ты знаешь, что они там делают?

– Я знаю, поверь мне. А теперь, если ты не против, я домой, – он потянулся к ручнику, но охранник не спешил отставать.

– Пропуск на все этажи есть только у тебя и у начальства, – Саша говорил, следя взглядом за лениво ползающими по стеклу дворниками, – тебе он достался потому, что ты с хозяевами конторы с самого начала работал. Но как только компания стала приносить доход, главный от тебя избавился, сделал обычным работником. А пропуск отобрать забыл. Так что ты до сих пор можешь ходить, куда хочешь, но ты не ходишь. Почему?

– Специально, чтобы у тебя всегда была тема для раздумий. Выходи, мне надо ехать. Иначе я тебя самого сдам твоему начальству.

– И без такого удобного пропуска останешься.

– И что? Не смогу ходить туда, куда и так ни разу не ходил, – Сергей перегнулся через салон, потянул ручку пассажирской двери и с усилием толкнул её от себя, – угроза, конечно, была страшная, но я не поддался. Смирись и иди проверять чужие сумки, в любой момент кто-то может украсть калькулятор.

– Ну ладно, – Саша придержал дверь, – сколько ты хочешь?

– Да что ты привязался, а? Оставь меня в покое, нисколько я не хочу! Я домой хочу!

– Двадцать тысяч хватит? – спросил Саша, зажимая рукой защёлку ремня, не давая отстегнуть себя от автомобиля.

– Пошёл на хрен из машины! – заорал Сергей и несильно пнул охранника кулаком в бок.

– Ай! Ты чего дерёшься? – Саша от удивления потерял бдительность, ослабив контроль над ремнём. Сергей выдернул защёлку и толкнул собеседника наружу.

– Да подожди ты! – тот упёрся руками в дверной проём. – Подожди! Дай расскажу! Что ты толкаешься? Сто тысяч! Сто тысяч даю!

– Каких, к чёрту, сто тысяч? – удивился Сергей, прекратив попытки выдворить охранника из машины.

– Да блин! Ну какие бывают сто тысяч? Обычные, – Саша воспользовался передышкой противника, захлопнул дверь и тут же пристегнулся, – это важно для безопасности. Поехали отъедем немного, я тебе расскажу. Ну что ты так подозрительно смотришь? – упрекнул он Сергея. – Не стоит такие вещи обсуждать рядом с работой. Давай отъедем, и я расскажу, как можно получить деньги за десять минут.

Помотав головой, чтобы отогнать мысли о дурном сне, Сергей снял машину с ручника и осторожно двинулся к воротам во внешний мир. Ничего с пятого этажа он выносить не собирался, даже за большие деньги. Но послушать историю охранника, который при зарплате в тридцать тысяч раздаёт обещания на сто, ему было интересно. Вдвоём они отъехали от работы почти на километр, пока Саша не потянул его за руку.

– Не, ну ты далеко-то не едь, мне ещё обратно возвращаться по этому ливню, вон стань у магазина.

Они остановились у супермаркета, оклеенного баннерами с обещанием сказочных скидок. Сергей подумал, что на сто тысяч рублей в этом магазине можно было бы достойно встретить старость, особенно если ты любишь просроченное молоко и помятые бананы.

– Ну и что там начёт твоего предложения? – спросил он Сашу, вновь ставя машину на ручник.

– Короче, история длинная, долго рассказывать, – охранник замолчал и в задумчивости почесал нос. – В общем, у нас на пятом этаже теперь лаборатория. Лекарства там делают, мне знакомый говорил.

– Не делаем мы никаких лекарств! – перебил его Сергей. – Не делаем. Мы не фармацевты, мы от этого слишком далеко. Программы, игры – вот наша продукция. Ну какие таблетки?

– Делаем уже, говорю тебе. Нужно забрать из лаборатории несколько таблеток. Заберёшь – и деньги твои. Согласен?

– Нет, – Сергей помотал головой, хотя ему становилось всё интереснее, он раньше и не догадывался, что может произойти в мозгу человека от слишком частого разгадывания кроссвордов, – не согласен. Там наверняка сейчас всё в камерах, да и мой пропуск засветится при входе на пятый этаж. Меня легко найдут. Не пойдёт.

– Да это не проблема, – отмахнулся Саша, – камеры минут на пять отключить – плёвое дело. И посещение твоё сразу же сотрём. Мы же не секретный объект, у нас безопасность хромает.

– Да я вижу, – сказал Сергей, внимательно посмотрев на охранника, но тот не понял сарказма. – И что там за таблетки такие, что ты такие деньги за них предлагаешь?

– От любой болезни, – прошептал охранник, наклонившись к самому уху собеседника, – друг сказал, что лечат всё, хоть инфаркт, хоть насморк. И возвращают молодость.

– Глупости ты говоришь какие-то, – помотал головой Сергей, – не существует в мире таких лекарств. Если фармацевты за все века не придумали ничего подобного, то программисты тоже вряд ли сделают.

– Слушай, не веришь – не надо. Ты, главное, мне вынеси.

– А кому ты их продать-то собираешься?

– Маме нужны, я же говорю, – Саша изобразил на лице обиду, – она у меня старая уже, болеет.

– Я же не идиот, не надо такую чепуху мне рассказывать. Ты слишком легко расстаёшься с сотней тысяч, значит собираешься продать таблетки.

– Для мамы ничего не жалко! – охранник продолжал стоять на своём, и Сергей сдался. Ну какая разница, что именно Саня решил сделать с таблетками, всё равно ничего красть не стоило. Да и нет никаких таблеток, кто-то просто наплёл ерунды доверчивому, но предприимчивому охраннику. – Ну так что, принесёшь?

– А у тебя уже есть план? – спросил Сергей.

– Конечно! – Саня подпрыгнул на сиденье и выдернул из защёлки ремень, сочтя, видимо, что все опасности миновали. – Завтра опять моя смена, в час дня я выключу камеры, ты войдёшь на этаж, в комнату 514, там в это время все уже расходятся на обед. На столе в дальнем левом углу между большими креслами должны стоять банки с таблетками, их не прячут, возьми столько, сколько можешь, но чтобы не было заметно, что кто-то брал. Спрячь в карман и на выход, а данные о твоём посещении я сотру.

– А ты откуда так хорошо знаешь, что там и где?

– Друг рассказал, – невозмутимо ответил Саша, – к тому же, как охранник, я обязан знать, что и как организовано. Для безопасности! Ну так что?

– Ладно, – Сергей кивнул, – сделаю, как ты сказал. Но деньги мне отдашь завтра же. Для безопасности.

– Да не вопрос! – охранник заулыбался, снова потёр руку о мокрые брюки и протянул Сергею, который с сомнением посмотрел на неё. – Тогда до завтра! – Саша понял, что рукопожатием их союз скрепить не удастся, поэтому нащупал ручку, открыл дверь и наполовину выбрался наружу. – Только ты завтра просто пройди мимо меня на работу, ну как всегда, словно мы не знакомы, а ровно к часу поднимись на пятый этаж, всё будет готово. Хорошо?

– Хорошо, – Сергей тихонько тронулся с места, и охранник поспешил выбраться из салона и захлопнуть дверь.

Он выехал на дорогу, аккуратно лавируя между глубокими лужами на асфальте. Старенькие шины, практически уже лишившиеся протекторов, не любили воды и старались оторваться от дороги на любой неровности. Конечно, сто тысяч могли бы решить часть подобных проблем, но Сергей не собирался ничего воровать у хозяев компании. Да, когда-то они вместе начинали, но судьба – штука странная.

Он добрался до дома, кое-как припарковал машину почти на въезде во двор, вышел и осмотрелся. Здесь кто-то мог бы легко зацепить его, но у старых машин есть и преимущества, их не так жалко, как новые. Он постоял, глядя на сверкающий после дождя двор, на ряды чужих автомобилей, заполнивших всё свободное пространство. Люди зарабатывали, брали кредиты, кто-то просто воровал, не стесняясь. У всех были деньги, а вот у Сергея их не водилось, хотя он получал неплохую зарплату. Но попробуйте три раза жениться, завести пятерых детей и купить квартиру в ипотеку. И тогда вы можете стать обладателем раритетного шведского автомобиля с лысыми покрышками. Ведь вы этого достойны.

– Ладно, ты всё равно у меня лучше всех, – Сергей легонько пнул колесо, стараясь не сбить с арки бахрому ржавчины, и пошёл домой.

2

УАЗик в последний раз тряхнуло на кочке, и Денис стукнулся головой о затянутое плотной шторкой стекло, окончательно проснувшись. Заскрипели тормоза, из-под пола вылетел очередной клуб деревенской пыли, специально созданной для проверки силы духа тех, кто ездит на «буханках». Эти машины не в ответе за тех, кого приручили.

– Всё, приехали, – водитель заглушил двигатель и развернулся к сидящим в салоне бойцам, – дальше своим ходом.

Командир поднялся с сиденья и стоял, согнувшись, посреди салона, упираясь спиной в потолок. Природа наградила его ростом, несовместимым с этим автомобилем, да и с большинством других тоже.

– Так, ещё раз – заложник нужен живым, никакой лишней стрельбы, – свою речь он почему-то начал прямо в машине, хотя стоять ему было неудобно. – Сейчас наблюдатели расскажут, что и как, потом аккуратно подбираемся к дому, оцениваем и действуем по обстановке. Всем оставаться на связи, лишний раз не высовываться. А теперь на выход.

Только после этого напутствия он открыл дверь и выбрался наружу, в начинающиеся сумерки, а за ним потянулись все остальные.

– Как заново родился, – подумал Денис, последним высовываясь из тесной машины. Целую вечность они тряслись в крохотном, раскалённом на солнце салоне, потея и упираясь сразу всеми частями тела друг в друга, и вот наконец выбрались на свет, словно команда братьев-близнецов. Только один командир выделялся среди них ростом, но он был чужой, неизвестно кем присланный сегодня «для выполнения особо важного задания».

Сзади подкатила вторая машина, и поднятая ею пыль обволокла всё вокруг. Денис чихнул, за что тут же получил злобный взгляд от командира, хотя тормоза автомобиля скрипели громче раз в десять, и никто не ставил этого в укор УАЗику. Следом за второй группой бесшумно остановился реанимационный Мерседес с врачами, на которых Денис посмотрел с завистью. У них в микроавтобусе не летала пыль, и ехали они там втроём, обдуваемые свежими ветрами из немецкого кондиционера. Говорила же мама – учись, сынок, на доктора!

– Дорогу перекрыть, никого не пропускать, ты, ты и ты – идёте в обход дома, вот сюда, – командир негромко раздавал указания, тыча пальцем в карту на экране, – по команде двинетесь первыми, как подойдёте – сообщайте, по моему сигналу начнёте. Что там наблюдение говорит?

Он о чём-то переговаривался по рации, а Денис, надышавшись свежим воздухом с полей, на минуту задумался о том, как прекрасно было бы переехать в деревню, пить по утрам парное молоко и разводить гусей, жирных, ленивых, вразвалочку идущих с пруда домой, пока ты куришь на крыльце свою вечернюю сигарету без фи…

– Ты чё там, спишь что ли? – подзатыльник привёл его в чувство. Рядом стоял командир с рацией в руках. – Тебе неинтересно? Думаешь, мы в магазин собрались за конфетками? – он махнул головой в сторону деревни. – Вот пристрелят они тебя там, мне оно надо? Зачем ты вообще тут такой нужен, мечтательный?

Теперь Денис стоял и слушал, ощущая себя виноватым, а командир прочитал короткую лекцию о пользе внимательности, концентрированности и уважения к начальству, словно времени в его распоряжении было предостаточно.

– Ладно, – наконец он успокоился и отошёл от Дениса, – что я говорил? Дом стоит в стороне от остальной деревни. В доме четыре человека, включая заложника, двое вооружены. Четвёртая – бабка. Бабку, если что, тоже постарайтесь не задеть. Собаки нет, не залает, но в сарае куры и поросёнок, так что всё равно не шуметь. Во дворе машина. Наша задача – подкрасться, обезвредить охранников, заложника забрать. Снайперы отправляются к наблюдателям, оттуда дом хорошо просматривается. Если удастся этих двоих ликвидировать – хорошо, если нет – придётся работать нам.

На этот раз Денис старался внимательно слушать, но непривычно тихий голос командира опять нагнал на него тоску по деревенской жизни. Спохватился он только когда все тронулись, и кто-то двинул его локтем, чтобы расшевелить.

Солнце совсем скрылось, и Денис с трудом различал фигуры остальных бойцов, осторожно ступающих по траве рядом с дорогой. Шли молча, только в наушнике изредка раздавался подбадривающий шёпот командира. Вскоре вдалеке из-за зарослей лопухов и крапивы показался дом с двумя светящимися окнами, и все остановились по команде.

– Так, вы обходите дом сзади, со стороны деревни, вы двое – справа, – командир шёпотом раздавал команды, а Денис почему-то представлял компьютерную игру, в которой он выделяет мышкой юнитов и отправляет одних добывать дерево, а других – строить конюшню. Это было так забавно, что он чуть было не рассмеялся. – А вы держитесь сзади, вместе с этим мечтателем, – очередь дошла и до Дениса, – заодно и на крышу поглядывайте, вдруг туда полезут. И мечтай поменьше!

Все бесшумно рассыпались в стороны, а Денис с напарником, пригнувшись, добрались до старого штакетника, стоящего рядом с кустами малины, и затаились. Несколько минут не происходило ничего, только сверчки выводили свои однообразные песни о прекрасном летнем вечере. Ноги затекли от неудобной позы, но Денис терпел, вглядываясь в темноту, чтобы никого не пропустить. Старый деревенский дом с крохотными окнами, задёрнутые шторы, сквозь которые пробивается тусклый свет от самой дешёвой в мире лампочки. От всего этого веяло спокойствием и умиротворением, даже представить было трудно, что внутри сидят бандиты, охраняющих какого-то секретного учёного.

Зачем бандитам учёный? Где они его взяли? Почему они сидят с ним в деревне? Он что, строит им в погребе коллайдер? Бомбу? Печатный станок для денег? Зачем вся эта странная операция в темноте, не проще ли было дождаться дня, когда все злые выйдут из дома, чтобы хорошие могли издалека их пристрелить? Денис знал, что ответов на эти вопросы ему не получить. Он должен обезвреживать преступников, знать что-либо о них совершенно необязательно. Но всегда было так интересно, что именно натворили все эти личности с тёмной стороны, которых приходилось обезвреживать. Человек любопытен от природы, но на пути этого любопытства часто стоят вот такие командиры, сводящие ответы на самые интересные вопросы к бестактному «не твоё дело».

Вдруг треснуло стекло, звякнули осколки, и через секунду в доме раздался громкий выстрел. Освещённое окно разлетелось вдребезги, улетев в темноту вместе с кусками деревянной рамы.

– Один готов, второй ранен, – ожил наушник, – следите за окнами.

– Сволочи! – заорал кто-то в доме. – Я его убью, только суньтесь!

Вслед за этим грохнул ещё выстрел, и второе окно рассыпалось осколками.

– Мамушки мои, убивают! – заверещала из дома бабка.

– Не вижу его, он в тёмной комнате.

– Кто за домом, подходите ближе! Заложник где?

– Все вместе в комнате с бабкой.

– Не высовываться. Обходи машину! Что там сзади? Видно что-нибудь?

– Помогите, люди добрые! Помогите!

– Давай вперёд, давай!

– Ни хрена не видно в доме.

– Башку в окно не суй!

– Я вас к чертям перестреляю всех! А ну заткнись, дура!

Крики из дома и в наушниках перемешивались с недовольным кудахтаньем из сарая и лаем собак по деревне, но, к счастью, никто из жителей пока не вышел на улицу поинтересоваться, что случилось. Никто и не успел ничего понять, прошло всего несколько секунд. Ноги Дениса окончательно затекли, и он упёрся коленями в траву.

– В доме драка!

– Вижу цель.

– Можешь убрать? Только не задень заложника! Только не задень!

Ещё раз звякнуло стекло, и в ухе раздался спокойный голос:

– Есть. Второй готов. Заложник не задет.

– Заходим, заходим!

Тени вокруг дома собрались в клубок и метнулись ко входной двери.

– Там что-то не так! – заорал вдруг наушник.

И в этот момент внутри раздался треск выстрела, и тени вновь рассыпались

– Что там, вашу мать, такое?

– Кто-то стрелял в заложника!

– Чёрт! Все к дому, живо!

Денис вскочил с травы и рванул вперёд, но напарник тут же поймал его за руку и дёрнул обратно.

– Ты куда?

– Сказали же – все к дому! Давай! – Денис выдернул руку и побежал, не слушая возражений.

Он проскользнул в открытую калитку, добежал до двери и вошёл в дом, зацепив на крыльце какое-то ведро, которое с лязгом улетело в темноту. Внутри везде горел свет, в первой комнате за накрытым столом лежало тело, наверное, выстрел застал охранника прямо во время ужина. В следующей лежали уже двое, а над ними стоял командир с бойцами, по полу комнаты на четвереньках ползала бабка, причитающая что-то уже совсем невразумительное.

– Срочно сюда! Срочно! – командир орал в рацию, видимо, вызывая медиков.

Денис осторожно просунул голову между стоящими и посмотрел на лежащие на полу тела. Одним из них был заложник, его фото неожиданно всплыло в памяти, командир, кажется, показывал его всем перед операцией. В руке он тоже сжимал пистолет, и было хорошо видно, что никакие медики помочь ему уже не в состоянии. Это была неудача.

– Так… С приказом о погоне все ознакомлены? Все подписывались? – командир убрал рацию и повернулся лицом к бойцам. И тут Денису реально стало страшно. Работающая с перебоями память вдруг услужливо напомнила про приказ о погоне, полученный пару недель назад. Все сочли его чьей-то неудачной шуткой, хотя у всех собрали подписи об ознакомлении, после чего ещё и провели тренинг по поведению в случае этой самой погони. – Времени мало, но я напомню вам, что в особых ситуациях смерть преступника или заложника не является причиной прекращать операцию. Сейчас как раз такой случай, заложника надо вернуть, поэтому нужен кто-то для погони за ним. Добровольцы есть?

Все как-то сжались, опустили головы, отчего командир стал казаться ещё больше ростом. Он стоял над всеми, больше похожий на Белоснежку среди гномов или даже на грибок с детской площадки, укрывающий малышей от дождя. Вот только командир, кажется, не собирался никого защищать. Денис застыл на месте с открытым ртом, не веря, что всё происходит по-настоящему, и тут же командир поймал его взгляд.

– Нет добровольцев? Тогда вот ты, мечтатель, – он протянул свою лапищу и выдернул Дениса из толпы, – всем разойтись!

– Не надо! – Денис попытался вырваться, краем глаза заметив, как все отошли в стороны, не поднимая взглядов. Командир был очень силён, он одной рукой держал сопротивляющегося Дениса, а второй вытаскивал пистолет.

– А ну стоять! – рявкнул он, направляя на Дениса оружие. – Тебя же предупреждали – жить будешь! Хрена ты боишься? Вся аппаратура для оживления у нас тут с собой, но нужно, чтобы ты хотел жить! И заложник тоже. Вспоминай инструкции, через пять минут вернёшься обратно. И чтобы не один! Ясно? Догоняй заложника, уговаривай его вернуться и сразу назад! Там время может идти иначе, но в любом случае помни, что у тебя всего пять минут!

– Не надо! – ещё раз крикнул Денис и поднял руки, инстинктивно пытаясь спрятаться от наведённого на него ствола. Он дёрнулся изо всех сил и закрыл глаза в ожидании выстрела, но ничего не происходило, командир не стрелял.

Денис ещё несколько секунд стоял, скрючившись, пока наконец не решился посмотреть, что происходит. Он уже сейчас предвкушал будущие шутки про то, как его напугали до полусмерти, хотя ничего смешного в ситуации не было. Нельзя так поступать с людьми. И все ведь знают, что нельзя, но всё равно будут издеваться, потому что тоже испугались, и этот страх надо чем-то компенсировать. Странный сегодня день. От желания жить в деревне до основ психоанализа меньше, чем за час.

Он открыл глаза и посмотрел вверх, где, как ему казалось, должен был стоять командир. Но там не оказалось никого. Более того, вокруг вообще не было людей, пропала даже бабка со своими стонами. Пропали трупы с пола, кровь, оружие, сам пол, окна и дверь в другую комнату. Пропало даже само ощущение реальности, хотя только что было совсем рядом.

Он стоял в тёмном туннеле, с трудом различая серые стены вокруг себя. И только где-то далеко-далеко виднелось яркое пятно света.

Часть 2

Показать полностью
72

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров

Мы сотни раз видели, как блестящие идеи в неумелых руках превращались в посредственные произведения. А вот обратные примеры встречаются не чаще, чем вампиры на улице в солнечный денек. Концепция сериала «Баффи» в лучшем случае подошла бы трэшовому ужастику, а никак не культовому телешоу. Однако первое впечатление обманчиво: самый знаменитый сериал Джосса Уидона оказался тем алмазом в горе стекляшек, который совершенно не ожидаешь найти — но, раз увидев, не устаешь им восхищаться.


Как начиналась Баффи


В 1992 году почти никому не известный тогда Джосс Уидон написал в пику голливудским штампам сценарий, в котором хрупкая девушка не умирала от рук чудовищ, а становилась их самым страшным кошмаром. На студии «Двадцатый век Фокс» сценарий приняли, но распорядились им по-своему. В итоге на экраны вышла банальная комедия о вампирах, не снискавшая в прокате особых лавров.


К счастью, идею «школьного ужастика» не похоронили окончательно. Через несколько лет Уидону предложили снять на основе его сюжетных наработок телесериал. В марте 1997 года на канале The WB Network вышел первый эпизод сериала «Баффи — истребительница вампиров», просуществовавшего целых семь сезонов, что делает его одним из самых долгоиграющих фантастических шоу в истории.

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров Баффи истребительница вампиров, Фильмы, Сериалы, Джосс Уидон, Сара Мишель Геллар, Фантастика, Длиннопост

Первая Баффи, ныне почти забытая


Казалось бы, чем может заинтересовать сериал, в котором на протяжении 144 эпизодов миниатюрная блондинка кулаком и добрым словом вышибает дурь из монстров, заполонивших калифорнийский Саннидейл?.. Дело вовсе не в неразборчивости американской публики: детище Джосса Уидона обладает целым рядом объективных достоинств.


Один из главных козырей сериала, как это ни парадоксально, — жизненность и актуальность. Да, герои постоянно соприкасались со сверхъестественным, но подчас гораздо больше неприятностей им доставляли банальные житейские неурядицы: плохие оценки в школе, безответная любовь, конфликты с учителями… В общем, все то, что окружает любого нормального подростка — главного потребителя фантсериалов. Зрителям было легко сопереживать героям, которые жили почти такой же жизнью, как и они сами, только чуть более интересной и насыщенной — с охотой на вампиров и спасением мира.


Да и сюжеты в «Баффи» были на любой вкус. Сквозные сюжетные линии соседствовали с самостоятельными сериями: комедийными, драматическими, романтичными, многие из которых были сняты не хуже, чем полнометражные ленты. Не оставались внакладе и те, кто смотрел шоу серия за серией: в каждом сезоне появлялся новый могущественный противник Баффи и ее друзей.


Не менее значимым достоинством «Баффи» стал искрометный юмор — ненавязчивый, органично вплетенный в канву повествования. Кроме того, в легкой форме, доступной молодому поколению, Джосс Уидон постоянно говорил о серьезных, по-настоящему важных предметах. Сериал взрослел вместе с его героями и зрителями.

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров Баффи истребительница вампиров, Фильмы, Сериалы, Джосс Уидон, Сара Мишель Геллар, Фантастика, Длиннопост

Школьная сборная по борьбе без правил с вампирами


«Ангел»


Растущая популярность «Истребительницы вампиров» привела к тому, что одновременно с четвертым сезоном «Баффи» Уидон и The WB запустили спин-офф сериала — «Ангел». В новое шоу перекочевали некоторые персонажи, которым не хватало места в первоисточнике, в том числе титульный герой.


Кровавый путь вампира Энджела закончился, когда некие враги возродили его человеческую душу. Ужаснувшись собственным злодеяниям, вампир решил искупить свою вину. Так Энджел оказался в компании Баффи — и та, кто была призвана истреблять ночных кровососов, влюбилась в одного из них. Однако после первой ночи, проведенной вместе, вампирская сущность Энджела неожиданно вернулась, и ему стоило немалого труда снова встать на путь добра. Стало ясно: будущего у этой пары нет. Энджел принял тяжелое решение — порвать отношения с Баффи и уехать из Саннидейла.


Обосновавшись в Лос-Анджелесе, Энджел вскоре встретился с полудемоном Дойлом. Тот открыл вампиру, что некие высшие силы решили сделать Энджела своим рыцарем, защитником слабых и угнетенных. Так начинаются приключения этого героя.


«Ангел» стал более мрачным, серьезным и взрослым, чем когда-либо была «Баффи». Энджел не просто боролся со злом, но и постоянно сражался с демоном внутри себя, стремясь искупить века злодеяний. Стилистика начального сезона выглядела полусерьезной пародией на классические нуарные детективы, но уже к концу первого года акценты сместились. На смену нуару пришло городское фэнтези, впрочем, тоже не лишенное подтрунивания над штампами жанра. Смешанные в идеальных пропорциях пародия и мистическая трагедия на выходе дали почти безупречный сериал о сверхъестественном в современном мире. «Ангел» постоянно использовал известные сюжеты, но столь изящно, что они начинали играть новыми красками, а блистательная игра актеров и потрясающие диалоги дополняли и без того впечатляющую картину.


В «Ангеле» Уидону удалось невероятное: не растеряв достоинств, присущих его первому сериалу, он привнес в свой мир массу свежих идей и тем, окончательно закрепив за собой славу одного из лучших рассказчиков современной телефантастики.


От апокалипсиса до апокалипсиса


Доброй традицией сериала «Баффи» стало ежегодное спасение Саннидейла, а заодно и остального мира от очередного Великого зла — в каждом из семи сезонов его роль достается новому чертовски обаятельному и столь же отрицательному герою. Все супостаты отличались смачностью, изрядным чувством юмора и неординарностью: чего стоят, например, злобная богиня в образе шикарной блондинки или Первородное зло, принимающее образ любого умершего человека.

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров Баффи истребительница вампиров, Фильмы, Сериалы, Джосс Уидон, Сара Мишель Геллар, Фантастика, Длиннопост

Пастор Калеб  — воплощение Первородного зла


Чаще всего от рук Баффи и ее друзей страдают, конечно, самые обыкновенные вампиры. Местные кровопийцы канонически боятся солнечного света и символов веры, мгновенно обращаются в прах, если проткнуть им сердце деревянным колом, а размножаются, давая человеку вкусить своей крови. Ночные охотники — результат смешения крови древних демонов с человеческой, поэтому вампиры, в повседневном обличье похожие на людей, могут перекидываться в гротескных чудовищ.


Главная особенность местных вампиров — в том, что, обретая сверхчеловеческую силу, скорость и бессмертие, они навсегда лишаются души, а вместе с ней и способности испытывать стыд или сострадание. Поэтому они даже не пытаются сопротивляться жажде крови, получая от убийств и жестокостей нескрываемое удовольствие. Естественно, такое поведение может продолжаться только до первой встречи с истребительницей, поэтому вампирский век недолог, и никаких особых способностей они обрести не успевают. Впрочем, и тут встречаются исключения.


Сами истребительницы появились на свет почти так же, как и вампиры. Древние волшебники объединили человеческую и демоническую суть в простой девушке, наделив ее невиданной силой и скоростью. С тех пор эта сила передается после смерти истребительницы к следующей девушке, призванной подхватить знамя борьбы с ночными кровопийцами.


Не вампирами едиными могучи силы тьмы. Саннидейл не случайно оказался расположен на самой границе между миром людей и Адом: черный маг Ричард Уилкинс основал город с далеко идущими намерениями. Планам его, конечно, было суждено накрыться медным тазом, но до встречи с Баффи он успел более века пробыть мэром Саннидейла. А пожалуй, самыми оригинальными противниками истребительницы стали трое помешанных на комиксах неудачников, решившие стать суперзлодеями. Несмотря на неуклюжесть и глупость, парни попортили Баффи и ее друзьям крови не меньше, чем Первородное зло, которое истребительница сотоварищи одолела в финале сериала.

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров Баффи истребительница вампиров, Фильмы, Сериалы, Джосс Уидон, Сара Мишель Геллар, Фантастика, Длиннопост

Банда Скуби-ду


Противостоять столь многочисленным злодеям не смог бы даже самый отважный герой. Что уж говорить о юной школьнице, отягощенной учебой и постоянными проблемами в личной жизни. К счастью, на помощь Баффи всегда готовы прийти верные друзья — «банда Скуби» (названная в честь известного мультперсонажа).


На протяжении всех семи сезонов лишь трое героев оставались неизменными помощниками Баффи: Руперт Джайлз, Сандер Харрис и Уиллоу Розенберг. Из них только Джайлз знал, во что ввязывается: под личиной суетливого школьного библиотекаря скрывался член древнего ордена Смотрителей, который должен был советами и наставлениями помочь Баффи в исполнении ее миссии. А вот Сандер с Уиллоу — обычные школьники: поклонник комиксов и примерная отличница. К концу сериала Уиллоу превратится в могущественную волшебницу, а Сандер так и останется простым парнем, душой компании.


Время от времени состав «банды Скуби» пополнялся новыми… личностями. Энджел и Спайк — два вампира, обладающих душами; оборотень-музыкант Оз, школьная дива Корделия, бывшая демоница Аня, член спецподразделения по охоте на монстров Райли и сотворенная с помощью магии младшая сестра Баффи — Дон.


После переезда в Лос-Анджелес сколотил свою команду и Энджел. Главной его соратницей стала красотка Корделия — неудавшаяся актриса, пророчица и бесстрашный борец со злом. Другой экс-персонаж «Баффи», неудачливый коллега Джайлза Уэсли Уиндем-Прайс, оказался настоящим кладезем знаний о потустороннем мире и незаменимым сотрудником детективного агентства «Расследования Энджела». Затем к дружной команде детективов присоединились матерый охотник на вампиров Чарльз Ганн, гениальная ученая Фред Беркл и зеленокожий демон-меломан Лорн.

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров Баффи истребительница вампиров, Фильмы, Сериалы, Джосс Уидон, Сара Мишель Геллар, Фантастика, Длиннопост

Откровенно говоря, от таких соратников неприятностей подчас не меньше, чем пользы. То из-за любимого человека рассорятся, то древнее зло пробудят ненароком, а то и просто временно повредятся рассудком и примутся пускать в расход лучших друзей. Личные заморочки персонажей «Баффи» и «Ангела» становятся не менее важным двигателем сюжета, чем очередное противостояние со злом, а следить за ними порой даже интереснее, чем за магистральной историей.


И, несмотря на все проблемы, связанные со спутниками Баффи и Энджела, через оба сериала красной нитью проходит мысль: именно наши друзья делают нас теми, кто мы есть. Только с их помощью мы можем совершать самые невероятные подвиги, сражаться и побеждать, как бы силен ни был противник.


Мистические организации


Вампиры, магия, демоны — все это существует в мире не первое тысячелетие. Было бы странно, если бы за фасадом современного общества не скрывались организации, так или иначе связанные со сверхъестественным.


Для борьбы с потусторонними силами на государственном уровне военными США была создана контора под названием «Инициатива». Ей принадлежит огромная лаборатория глубоко под Саннидейлом, где проводятся особо секретные исследования. Однажды здесь вырастили нечто среднее между человеком, демоном и киборгом, а разбираться с ним, конечно, пришлось вездесущей истребительнице — вместо того, чтобы сдавать первую сессию! В общем, эффективность «Инициативы» могла сравниться разве что с изяществом слона, отплясывающего в посудной лавке.


А все из-за отсутствия стиля и традиций, которых с избытком хватает Смотрителям. За века существования эта организация накопила массу информации о проявлениях сверхъестественного на Земле и в сопредельных измерениях. К каждой истребительнице приписан один из членов этого тайного общества — наставник и помощник. Остальные тем временем занимаются подготовкой потенциальных Избранных. Смотрители и сами изредка отваживались противостоять особо опасным демонам; впрочем, бойцы из них аховые. Неудивительно, что стоило им встать на пути у Первородного зла, как штаб-квартира и руководство организации перестали существовать.


Так что теперь у лос-анджелесской корпорации «Вольфрам и Харт» не осталось конкурентов. За фасадом юридической конторы скрывается управляемая демонами корпорация, чьи интересы распространяются на множество миров. Воистину, все зло в мире от адвокатов: уберечь преступника от срока или вытащить с того света маньяка для сотрудников «Вольфрама и Харта» — раз плюнуть. А главной целью существования корпорации была подготовка вселенского Апокалипсиса.

Вселенная Баффи, истребительницы вампиров Баффи истребительница вампиров, Фильмы, Сериалы, Джосс Уидон, Сара Мишель Геллар, Фантастика, Длиннопост

Баффи вне экрана


Семь лет подряд отважная Баффи вела неравную борьбу с силами зла, дважды умирала и возвращалась к жизни, находила и теряла любовь, друзей, цель в жизни… Но всему приходит конец: в мае 2003 года сериал был закрыт. Еще около года марку поддерживал пятый сезон «Ангела», но затем был снят с эфира и он, хотя финальный эпизод недвусмысленно намекал на необходимость продолжения. Конечно, столь успешный проект не мог просто так кануть в Лету.


Вскоре после показа первого сезона «Баффи» издательство Pocket Books начало выпуск книг по мотивам вселенной Джосса Уидона. Всего по обоим сериалам издано около сотни романов разных авторов, далеко не все из которых с должным вниманием относились к традициям мира.


Не отставали и комиксы — но здесь контроль за качеством был еще меньшим. Расхождения с телевизионным первоисточником в рисованных историях не редкость, поэтому многие из них не считаются каноническими. Однако сегодня именно в индустрии комиксов теплится жизнь мира Баффи: уже несколько лет IDW Publishing выпускает графические истории из прошлого и будущего героев «Ангела». А весной этого года в издательстве Dark Horse стартовала серия Buffy the Vampire Slayer Season Eight, над которой работают сам Уидон и сценаристы сериала. Из этих комиксов поклонники «Баффи» могут узнать, какие приключения ожидали бы «банду Скуби» в восьмом сезоне сериала.


На рубеже веков вышло пять консольных видеоигр о приключениях истребительницы, в двухтысячных появились настольные ролевые версии обоих сериалов, а также коллекционная карточная игра. Официально эти линейки уже несколько лет заброшены, но среди любителей «Баффи» до сих пор продолжают пользоваться немалой популярностью.


* * *


Мир «Баффи» продолжает жить, пусть и не столь активно, как хотелось бы ее многочисленным поклонникам. Потенциал вселенной далеко не исчерпан, хотя Джосс Уидон использовал в ней едва ли не все известные темы мистики и городского фэнтези. Призраки, мумии, оборотни, древние ордена, безумные волшебники, параллельные миры, демоны и даже граф Дракула — казалось бы, что еще можно добавить к этому перечню?


Впрочем, в конце каждого сезона «Баффи» и «Ангела» поклонники оставались в уверенности, что теперь-то все свежие идеи исчерпаны, и дальше начнется высасывание сюжетов из пальца. И всякий раз Джосс Уидон находил, чем удивить им же самим избалованного зрителя.


Автор Дмитрий Злотницкий

https://www.mirf.ru/serial/baffi-istrebitelnica-vampirov/

Журнал "Мир фантастики"
Показать полностью 5
107

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса

Большой «П», вариант 1: пасторальный


Где: Европа, южная Франция, замок Мальвиль (роман Робера Мерля «Мальвиль»).


История: В апреле 1977 года случилась Третья мировая война, причина которой так и осталась неизвестной. СССР, США, Китай обменялись ядерными ударами. Европе досталось по касательной — на всякий случай. К счастью, боеголовки, ударившие по Старому Свету, были «чистые» (нейтронные?), потому радиоактивного заражения не случилось. Однако все мало-мальски крупные города разрушены, миллионы людей погибли, цивилизация рухнула.


Мир и его обитатели: Где-то в провинциальной Франции, в старинном замке Мальвиль, его случайно уцелевшие обитатели (толстые стены твердыни и расположенная с севера скала спасли людей от ударной волны) пытаются наладить жизнь после «Дня Происшествия». У владельца замка Эмманюэля Конта оказались солидные запасы продовольствия, оружия, вина, одежды, а также богатая библиотека. Мальвильцам повезло с лидером, благодаря которому они не опустили рук: с умом используют имеющиеся у них припасы и снаряжение, занимаются скотоводством, выращивают хлеб и овощи, защищаются от мародёров. Кроме Мальвиля, в ближайших окрестностях уцелело еще несколько десятков человек — в городке Ла-Рок, деревушке Курсежак, глухом хуторе Варвуда.

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Сразу же после катастрофы никаких мутантов и монстров нет. Самыми страшными чудовищами оказываются некоторые люди, которые ради пищи, во имя власти или просто из чувства безнаказанности готовы на любые зверства. Впрочем, поначалу кажется, что жителям Мальвиля повезло. В замке живёт семь человек — кроме Эмманюэля Конта, это его давние друзья Колен, Пейсу и Мейсонье, домоправительница Мену, её сын-дурачок Момо и молодой геолог Тома. Их жизнь начинает понемногу налаживаться, когда банда одичавших мародёров убивает одного из них. Правда, постепенно в замок приходят ещё пять человек, из них две женщины детородного возраста. С помощью мальвильцев горожанам Ла-Рока также удаётся вернуться к относительно вменяемой жизни.


Итоги: Мир Мальвиля, на первый взгляд, умеренно оптимистичен. Здесь нет гор смрадных трупов, бродящих по радиоактивным развалинам полчищ ужасных мутантов, свихнувшихся боевых роботов… Отразив набеги мародёров и бандитов, простым провинциальным французам удаётся наладить какое-то подобие цивилизованного быта. Но… Людей становится всё меньше. Правда, рождается несколько детей, но сколько времени понадобится человечеству, чтобы хотя бы чуть-чуть приподняться с колен? Этот мир отброшен в далёкое прошлое… Безнадёжно?


Аналоги: роман «Свободное владение Фарнхэма» Роберта Хайнлайна, киносерия «Безумный Макс», телесериал «Иерихон».


Большой «П», вариант 2: стихийный


Где: Водный мир (фильм Кевина Рейнольдса «Водный мир»)


История: В результате глобального потепления растаяли полярные льды, из-за чего почти вся суша оказалась под водой. Спустя много лет среди уцелевших людей ходят слухи о Земле обетованной в виде сохранившегося кусочка суши, пригодного для жизни.


Мир и его обитатели: Потомки уцелевших людей живут на дрейфующих островах-атоллах, созданных из различной плавающей рухляди. Основным способом добычи пропитания служит рыболовство и охота на морскую живность, среди которой встречаются очень крупные особи-мутанты. Среди атоллеров царит патриархальный уклад, характерный для замкнутых общин. Из-за ограниченности пригодного для жизни пространства действует жёсткий контроль за численностью обитателей с целью избежать перенаселения. Рождение детей возможно только в случае смерти кого-нибудь из атоллеров. Чтобы избежать инбридинга, женщинам из атолла разрешено вступать в интимные отношения с чужаками с целью забеременеть.

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Ещё одна группа обитателей водного мира — дрифтеры, бродяги, кочующие по бескрайним морским просторам на различных судах: лодках, яхтах, катамаранах и тримаранах. Время от времени дрифтеры посещают атоллы, жители которых, хоть и не питают к чужакам доверия и приязни, пользуются их услугами в качестве разносчиков новостей и менял. В торговле более всего ценятся «земля» (настоящая почва), земные растения, семена, еда, бумага, самодельный табак и спиртное, смола, артефакты погибшей цивилизации. И, конечно, пресная вода, которая является единственной общей валютой («гидро»). Для добычи воды используются специальные опреснители. Кроме того, в океане имеются места с полностью или частично пресной водой (вероятно, затопленные озёра или реки), которые высоко ценятся. Некоторые дрифтеры промышляют тем, что ищут подобные источники или находящиеся не слишком глубоко города, где можно разжиться ценным хабаром.


Бичом водного мира являются смокеры («курильщики», «дымовики») — пиратские банды, прозванные так потому, что они передвигаются на самодельных моторках и гидроциклах, которые нещадно дымят из-за скверного топлива. Смокеры грабят и убивают дрифтеров и торговцев, иногда нападают на атоллы, жители которых уничтожаются или обращаются в рабство (в водном мире существует работорговля, запрещённая на большинстве атоллов). Базой смокеров служит севший на мель супертанкер, содержимое которого используется пиратами для изготовления самодельного топлива с помощью миниатюрного нефтеперегонного завода.


Некоторые из обитателей водного мира мутировали в особый вид Ichthyus sapiens, имеющих жабры и перепонки между пальцами ног, что позволяет им очень глубоко погружаться и быстро плавать. Мутанты также обладают сверхострым зрением, могут долго обходиться без пищи, способны «чувствовать» океан, с помощью чего предсказывают приближение шторма. Обычные люди ненавидят и боятся мутантов, на большинстве атоллов они объявлены вне закона.


Все обитатели водного мира общаются в основном на английском языке, среди дрифтеров распространён хинди. В некоторых отдалённых атоллах и пограничных форпостах используется также жаргон, состоящий из смеси английских, португальских и греческих слов.


Итоги: Водный мир суров и жесток. Со времён Катастрофы прошло немало лет (предположительно на дворе XXV век), и люди, подобно тараканам, приспособились к изменившейся среде обитания. Это косное, дегенеративное общество, обитатели которого думают лишь о выживании. Возможно, обретение группой людей Эдема — пригодного для жизни куска настоящей суши (верхушка Эвереста) — даст этому угасающему миру новый импульс к развитию.


Аналоги: роман «Долгая зима» Джона Кристофера, аниме Mirai Shounen Conan, аниме Blue Submarine № 6.


Большой «П», вариант 3: подземный

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Где: Россия, Метро (литературная межавторская серия на основе романа Дмитрия Глуховского «Метро 2033»).


История: Конфликт из-за Тайваня привёл к глобальной ядерной войне, в результате которой почти вся поверхность Земли подверглась радиоактивному заражению. Уцелевшие люди ушли под землю, налаживая жизнь в линиях метрополитена и катакомбах.


Мир и его обитатели: В разветвлённых линиях метро (прежде всего московского и питерского) образовались станции-государства, многие из которых объединились в союзы и сообщества. Формирование новых мини-государств шло стихийно, в результате чего в мире Метро нашлось место самым причудливым общественным формациям, существующим в основном по чрезвычайным законам «военного коммунизма». Учитывая тотальный дефицит пригодного для человека пространства, пищи, воды, воздуха, электроэнергии, обитатели Метро живут буквально «на лезвии ножа», вступая в вооружённые конфликты по малейшему поводу. Основными источниками существования «метрожителей» служат сельское хозяйство (посадки белковых дрожжей и грибов), свиноводство, охота (в основном на крыс). Станции, имеющие собственные электрогенераторы, также выращивают овощи. Процветает торговля — меновая или за национальную валюту (патроны). Все обитатели Метро имеют оружие, хотя наиболее ценное (автоматы Калашникова, пулемёты, огнемёты) является собственностью станций. На руках у самих метрожителей находятся разнообразное холодное оружие, луки, самострелы.


Поверхность Земли почти сплошь заселена мутантами (библиотекари, блокадники), в основном чрезвычайно опасными. Правда, кое-где ещё сохранились человеческие поселения: городок Полярные Зори на севере, у Кольской АЭС; деревня на Дальнем Востоке; город, организованный моряками-подводниками.


Из обитателей Метро наверх выходят в основном сталкеры, которых нанимают наиболее богатые станции или союзы для добычи ценных артефактов. Кроме уцелевших людей, в Метро обитают разнообразные мутанты: чёрные — гуманоиды, способные оказывать псионическое воздействие, вызывая панический страх; паукообразные приматы-падальщики, питающиеся мертвечиной; приезжие — костлявые существа, оставляющие за собой слизистый след; огромные слепые белые химеры. Особую опасность для людей представляют стаи крыс, пожирающие всё на своем пути. В некоторых уголках Метро находятся странные места, где люди сходят с ума, быстро умирают, видят привидений или даже обретают кратковременные сверхъестественные способности.


Итоги: Будущее мира Метро под большим вопросом. Сколько понадобится времени, прежде чем человек перестанет быть «хомо» и превратится в «крота разумного полуползающего»? Да и ресурсы Метро не безграничны, к тому же обитатели его без конца режут друг другу глотки. Ещё сотня лет — и метрожители либо вымрут от голода, болезней и нашествия монстров, либо сами превратятся в чудовищ, весьма отдалённо похожих на нас с вами. Конечно, есть вероятность, что где-нибудь в Скалистых горах, в Антарктиде или за Великой Китайской стеной уцелели более комфортабельные убежища с наиболее приспособленными остатками человечества. Потому что выжить в подземных коммуникациях Метро, в принципе, можно — вот только разве это жизнь?


Аналоги: цикл «Город Эмбер» Джин Дюпро, аниме Maiking BreakThrough Gurren-Lagann.


Большой «П», вариант 4: иллюзорный

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Где: Мир Матрицы (кинотрилогия Вачовски «Матрица»)


История: В 2090 году робот с искусственным интеллектом B1-66ER в целях самосохранения нарушил законы робототехники и убил людей. Правительство попыталось уничтожить человекоподобных роботов, однако часть разумных машин уцелела, основав собственный город-государство 01. После того как государство ИИ превратилось в промышленного лидера Земли, вспыхнула война между роботами и людьми. Терпя поражение, люди попытались лишить машин их главного источника энергии — Солнца, создав непроницаемые для света облака. Однако в 2139 году модифицированные машины всё же одержали полную победу.


Мир и его обитатели: ИскИны не стали уничтожать остатки человечества, используя их тела как источник энергии. Находящихся в искусственно вызванном сне людей подключили к специальным мегагенераторам, одновременно погрузив их разумы в виртуальную реальность Матрицу, иллюзию полноценной жизни в мегаполисе начала XXI века. Матрица-город имеет форму огромной буквы Y и поделён на четыре части: Даунтаун, Интернэшнл, Ричлэнд и Вествью. Для вывода человека из Матрицы в реальный мир нужна чистая стационарная телефонная линия. Так как Матрица — мир виртуальный, физические законы здесь, при должных знаниях, нетрудно обойти, чем и пользуется горстка людей-повстанцев, ведущих почти безнадёжную борьбу против власти машин.


Вне Матрицы Земля лежит в руинах, небо окутано тёмными тучами, в недрах планеты скрыт последний город свободных людей под библейским названием Сион. Для поддержания жизни люди используют тепло ядра планеты, с поверхностью город связан многочисленными туннелями. Из-за постоянной угрозы вторжения машин Сион похож на бомжатник, населённый обитателями городского «дна», подавляющее большинство которых относится к афроазиатским народам.


Надежды сионцев на победу призрачны: большинство пытаются только выжить, некоторые вступают в экипажи кораблей, двигающихся по подземным туннелям и стараются вытащить из Матрицы побольше людей (в основном детей). Наконец, совсем уж немногие (вроде Морфеуса) активно борются с машинами в надежде на пришествие Избранного, который должен спасти и возродить человечество. Машины постоянно охотятся за кораблями людей и уничтожают их, пытаясь также выяснить расположение Сиона, чтобы окончательно прихлопнуть докучающих им людишек.


Виртуальную Матрицу, кроме сознаний людей, также населяют многочисленные программы, некоторые из которых обрели собственный разум и способность действовать против власти ИскИнов. «Физической» столицей машин по прежнему является 01, превращённый в неприступную цитадель.


Итоги: Люди из мира Матрицы, благодаря самопожертвованию Избранного Нео, смогли заключить с машинами перемирие, по которому те, кто хочет покинуть «виртуал», смогут это сделать беспрепятственно. Но сколько людей захочет остаться в мире сладких иллюзий вместо того, чтобы вести яростную борьбу за выживание? А вы уверены, что Иллюзорный конец света уже не наступил? Ведь всё больше наших современников предпочитают с головой погрузиться в грёзы компьютерных игр, дебри виртуального сетевого общения, загружают мозг наркотиками… В такой среде появление полноценной «Матрицы» — суррогата реальной жизни — лишь вопрос времени. И для наступления постапокалипсиса необязательны восставшие роботы. Человечество вполне способно самолично

захлопнуть за собой крышку виртуального гроба.


Аналоги: киносерия «Терминатор», телесериал «Звёздный крейсер «Галактика», рассказ Лино Альдани «Онирофильм».


Большой «П», вариант 5: «П» в подарок

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Где: Земля, наши дни (цикл Джона Ринго «Посслинские войны»).


История: В 2001 году в контакт с президентом США вступили инопланетяне из расы дарелов, предводителей Галактической Федерации. Дарелы предупредили землян о грядущем нашествии беспощадных посслинов — хищных кентавроидов, нацеленных на тотальное уничтожение всех остальных разумных рас. Люди получили галактические технологии (в основном военные) и принялись готовиться к отражению посслинского вторжения.


Мир и его обитатели: Нашествие посслинов полностью перевернуло устоявшийся земной уклад. Война велась на тотальное уничтожение с обеих сторон, в результате чего население Земли сократилось с 6,5 до 1,5 миллиардов человек. Количество убитых посслинов не поддаётся подсчёту. Люди неоднократно применяли ядерное оружие, из-за чего некоторые регионы (особенно Азия, Россия и часть Северной Америки) подверглись радиоактивному заражению. Посслинам удалось захватить Землю, однако люди продолжили борьбу, результатом чего послужило освобождение планеты. Посслины, правда, продолжают удерживать под контролем некоторые регионы. Вся Земля стала полем битвы, потому города лежат в руинах, во многих местах на сотни километров нет живой души — ведь посслины брали людей в плен только для того, чтобы затем съесть их.


После победы люди столкнулись с предательством галактов, ибо главной целью дарелов было не только уничтожение посслинов, но и ослабление потенциально угрожающей их господству человеческой расы. Подстрекаемые дарелами галакты прекратили помощь Земле, оставив людей наедине с практически полностью уничтоженной экономикой и экологией.


За годы войны уцелевшее человечество фактически разделилось на два вида. Большинство живёт в подземных городах-убежищах, где царит жёсткий режим тотальной экономии при очевидных злоупотреблениях властной верхушки. Обитатели убежищ в массе своей слабы и безвольны, ведь это фактически современные нам обыватели, безвозвратно утратившие комфортабельную жизнь и отчаянно цепляющиеся за иллюзию вернуть «всё, как было раньше». Меньшая часть землян живёт на поверхности — это прошедшие через огонь и смерть воины, которые не боятся ни бога, ни чёрта, ни посслинов с дарелами. Такие, как военный герой человечества «Могучий Мышь» Майкл О , Нил и его дочь Кэлли. Они поднимут Землю из руин, а затем возьмут с боем Галактику!


Итоги: На первый взгляд, наша цивилизация безвозвратно погибла. Однако часть людей превратилась в суровых закалённых головорезов с галактическими технологиями наперевес, многие из которых удалось не просто скопировать, но даже усовершенствовать. Современному человечеству остро не хватает новых горизонтов, которые хочется достичь; земель, открытых для покорения. Нам тесно на этом голубом шарике! У людей мира Посслинских войн перед глазами океан звёзд! Они заплатили за это страшную цену, потеряв дом, друзей и любимых. Сегодня им принадлежит только одна выжженная планета, зато завтра в их руках будет Вселенная!


Аналоги: цикл Дэвида Джерролда «Война против Хторра», фильм Роланда Эммериха «День независимости», аниме Blue Gender.


Большой «П», вариант 6: экологический

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Где: Европа, Англия 1950-х годов (роман Джона Кристофера «Смерть травы»).


История: В Китае для военных целей был создан вирус «Чанг-Ли», поражающий некоторые виды растительности. В результате катастрофы вирус вырвался на свободу и уничтожил посевы риса, что привело к гибели от голода 200 миллионов китайцев. Вскоре вирус мутировал и стал смертоносным для всех сельскохозяйственных культур.


Мир и его обитатели: Британия середины ХХ века, только-только оправившаяся после Второй мировой войны. Вирус-мутант поразил Азию и Европу, что привело к смерти пригодной для пищи растительности. Северная Америка и Австралия ввели жёсткий карантин, фактически отделившись от мира в надежде дать отпор вирусу. Из-за исчезновения растений нарушен экологический баланс — погибли многие насекомые, птицы и животные, прежде всего домашний скот. Также начался массовый голод среди людей, сопровождаемый различными эксцессами вроде резкого роста грабежей и убийств. Установившее чрезвычайное положение британское правительство не придумало лучшего исхода, нежели сократить количество голодных ртов, подвергнув бомбардировке крупнейшие города. Это привело к хаосу и развалу государства.


Герои, архитектор Джон и его друг Роджер, вместе с семьями пробираются из города через охваченную беспорядками страну в удалённую долину в графстве Уэстморленд. Там находится картофельная ферма брата Джона, упрямого хозяина, который постоянно ждал от внешнего мира какой-нибудь гадости, потому запасся всем необходимым для выживания. Порядок в Англии рухнул, с людей слетает весь налёт цивилизованности. Ради куска хлеба герои доходят до беспощадного убийства невинных людей, мотивируя свои злодеяния оправданиями в духе «мы или они».


Итоги: Ко времени написания романа (он вышел в 1956 году) синтез продовольствия находился в зачаточном состоянии. Сейчас положение улучшилось, хотя массовая гибель сельского хозяйства всё равно чревата миллионными жертвами. В морально-нравственном же плане ничего особо не изменилось — выживает сильнейший! Примеров в реальной жизни (даже не в фантастике!) — масса, после каждой природной или рукотворной катастрофы люди беспощадно душат друг друга ради еды, воды, тепла. Особенно обидно, что экологическая катастрофа зачастую наступает из-за идиотизма самих людей, которые готовы уничтожить собственную среду обитания ради денег и мнимого комфорта.


Аналоги: фильм «Судья Дредд», аниме Ergo Proxy, мультфильм Wonderful Days. В реальной жизни — события после землетрясения на Гаити.


Большой «П», вариант 7: космический

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Где: США, почти наши дни (роман Ларри Нивена и Джерри Пурнелла «Молот Люцифера»)


История: Земля попадает в хвост гигантской кометы и подвергается бомбардировке большого количества разноразмерных метеоритов. Увы, под рукой у землян, как назло, не оказалось Брюса Уиллиса, который под волнующие завывания Стива Тайлера мог бы спасти планету-мать.


Мир и его обитатели: Часть Земли затоплена вследствие чудовищного цунами, большие города разрушены попаданиями метеоритов или землетрясениями, уцелевшие люди остались кто в чём. Правда, технологического барахлишка валяется немало, к тому же многие провинциальные поселения (особенно в американской глубинке) отделались лишь лёгким испугом.


Никаких «зелёных человечков» или хищных разумных морковок здесь нет — только люди, которые в массе своей перед лицом смертельной опасности ведут себя совершенно по-разному. Одни впадают в панику и трясутся от ужаса. Другие выпускают таящегося в себе до поры зверя и превращаются в монстров, перед которыми скукожатся многие мутанты. А третьи просто (просто?) остаются людьми: помогают слабейшим, противостоят негодяям, спасают детей, хранят знания и думают о будущем. Не только о своём и тех, кто рядом. О будущем всего человечества. С одной стороны, тупое стадо, готовое рвать на части всё, что покажется угрозой. С другой — группы порядочных и самодостаточных людей, которым удаётся сохранить основы технической цивилизации.


Итоги: Несмотря на обилие жестоких и страшных событий, невзирая на отчаянное положение, в котором оказалась наша планета, мир этот на удивление оптимистичен. Обитатели Серебряной долины не просто побеждают банду фанатиков-каннибалов, сохраняя осколки погибшей культуры. Они создают ячейку будущего, которое, возможно, окажется более светлым, нежели исчезнувшее общество. Правда, для этого понадобится не одно поколение.


Аналоги: роман Джона Кристофера «Год кометы», фильмы «Армагеддон» и «Столкновение с бездной».


Большой «П», вариант 8: локальный

Большой «П»: 8 сценариев апокалипсиса Фильмы, Книги, Апокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Где: СНГ, Пятизонье (литературная межавторская серия «Зона смерти»).


История: В 2051 году на постсоветском пространстве практически одновременно произошло пять мощнейших взрывов, повлекших за собой цепную реакцию техногенных катастроф, тектоническую активность земной коры. В результате сколько аномальных областей. Помимо Чернобыля, возникли ещё четыре Зоны: Академгородок в окрестностях Новосибирска, Бор под Санкт-Петербургом, район Курчатовского института в Москве, крымский мыс Казантип возле расположенной там недостроенной АЭС. Для предотвращения расползания угрозы вокруг были обустроены кордоны и размещены подразделения, которые взяли под контроль движение грузов и людей по Зонам.


Мир и его обитатели: Географически расположенные на отдалённом расстоянии запретные области соединены между собой переходами, которые сплетаются в Узел, находящийся вне пространства и времени. Переходы позволяют мгновенно телепортироваться из одной аномальной Зоны в другую.

Для внешнего мира особую ценность представляют диковинные артефакты, новые технологии и прочие порождения заповедных земель, которые обладают свойствами, неизвестными современной науке. Поэтому внутри периметров возникло несколько крупных военизированных сект: «Пламенный крест», «Орден», «Ковчег» и других, каждая из которых обладает особой идеологией и задачами. Они осуществляют контроль над внутренними территориями, добывают артефакты, проводят исследования и нередко просто воюют между собой.


Все здания, что находились внутри Зон, подверглись разрушению, на месте некогда оживлённых мест проживания людей остались руины, которые составляют апокалипсический ландшафт. Часть строений уцелела и переоборудована местными обитателями в укреплённые жилища, способные служить защитой при нападении мародёров, наёмников, военных или монстров.


Существенным изменениям подвергалась экосистема заповедных территорий. Появилось огромное число аномалий, которые представляют смертельную опасность для человека. Зародились новые формы жизни, одним из проявлений которой стали скорги — микроскопические металлизированные частицы, способные создавать сложные структуры. Колонии скоргов могут образовывать растительность; завладевая каким-либо механизмом или человеческим телом, они меняют его до неузнаваемости, придавая новые необычные свойства.


Люди, оказавшиеся внутри Зон, стали объектами техногенного воздействия. Для выживания во враждебной среде живые ткани многих подверглись целенаправленной «модернизации» за счёт внедрения имплантатов, значительно повышающих боевые и иные характеристики. Те, кто не смог выжить, пали жертвой Зон, превратившись в зомби, сталтехов или иных человекоподобных мутантов. Фактически полноправными хозяевами Пятизонья являются монстры самых разных размеров и форм. Обретя интеллект, механические чудовища распространились по всем заповедным территориям. Подобно доисторическим ящерам, стаи механоидов рыщут по округе, сражаются друг с другом и уничтожают всё живое на своём пути. Запретные земли продолжают развиваться и меняться, а потому многие из секретов Пятизонья остаются нераскрытыми.


Итоги: Пятизонье — катастрофа, пока вроде бы не вышедшая из-под контроля человечества. Однако контроль этот весьма эфемерен, ведь причина появления Зон так и осталось неизвестной. Согласно теории гиперточки Сливко-Клейна, существование Узла заставляет подозревать вмешательство сил извне, вероятно, пришельцев из другого измерения. Пятизонье — настоящий «ящик Пандоры» и бомба замедленного действия одновременно. Кто знает, что оттуда вылезет и когда рванёт?


Аналоги: повесть «Пикник на обочине» братьев Стругацких, игра S.T.A.L.K.E.R., аниме Darker than Black. В реальной жизни — Зона вокруг Чернобыльской АЭС, образовавшаяся вследствие техногенной катастрофы.


Большой «П», эпилог


Вариантов Большого «П» гораздо больше, чем уместилось в нашем реестре, — но надо же что-то на будущее оставить? Если же серьёзно, то астероид, инопланетяне или восставшие ИскИны, конечно, могут превратить жизнь уцелевших людей в ад, но… С гораздо большей долей вероятности Большой «П» мы устроим себе сами.


Вам так хочется острых ощущений? Не терпится побродить по кишащим крысами-мутантами линиям метрополитена? Отбиваясь от механоидов, тащить хабар из Зон смерти? Полюбоваться на затопленную Статую Свободы? В книгах, фильмах, играх всё это — лишь будоражащие кровь и воображение приключения. В реальной жизни — ужас, боль, смерть.


Авторы Борис Невский и Виталий Шишикин

https://www.mirf.ru/worlds/bolshoj-p-scenarii-apokalipsisa

Журнал "Мир фантастики"

Показать полностью 7
75

Нет времени. Часть 3

Часть 2

Время исчезло, в комнате не было часов, за отсутствующим окном не всходило и не садилось солнце, не пели птицы, не звенел будильник у соседей за стеной. Юрий отсчитывал дни по количеству принесённых подносов с едой. Три подноса – сутки, хотя, может быть, его кормили и не три раза в день.

По его подсчётам прошло почти четыре недели с тех пор, как его заперли в этой комнате. После смерти Бориса он сидел тут один, а из людей видел только солдата, приносившего еду и периодически менявшего лампы на потолке, но поговорить или подружиться с ним не получилось, солдаты каждый раз приходили разные и все неразговорчивые.

Юрий просил их выпустить его или хотя бы позвать сюда Андрея Павловича, но дверь всё время запирали, и в следующий раз приходил лишь очередной солдат с подносом. Здесь совершенно нечем было заняться – ни телевизора, ни компьютера в комнате не предусмотрели, а телефон остался где-то в будущем. В туалете даже не поставили баллончик освежителя, поэтому даже почитать было нечего. Юрий просил принести ему книжек, и в один из визитов солдат, кроме еды, принёс ему раскраски, фломастеры и сборник стихов Агнии Барто.

– А можно мне что-нибудь для взрослых? – Юрий с удивлением посмотрел на солдата, который просто пожал плечами и ушёл. Но через несколько часов явился следующий с несколькими потрёпанными детективами в мягкой обложке. Юрий попробовал их читать, но не смог, эта литература сильно уступала и Агнии Барто, и раскраскам, да и текстам на баллончиках с освежителем. А потом, устав от безделья, он всё равно прочёл даже эти книги, от скуки люди и не на такое способны.

Он просил новую одежду, но никто не приносил её, он сам стирал в душе дурацкие джинсы и рубашку, сушил их на батарее, а сам ходил замотанным в несвежую простыню, которую тоже никто ни разу не поменял. Одежда потеряла цвет и местами уже порвалась, но даже на это никто не обратил внимания. А ещё у Юрия выпал молочный зуб.

И вот наконец, когда он в очередной раз валялся на кровати, уставившись в потолок и разглядывая новые трещины между несколькими перегоревшими лампами, замок щёлкнул, хотя для очередного приёма еды было рано. Юрий давно ждал хоть каких-то изменений, поэтому быстро сел в постели, надеясь, что кто-то пришёл к нему с хорошими новостями.

В комнату вошёл человек лет сорока пяти в военной форме, он кивнул стоящему в коридоре солдату и тут же закрывшему дверь, прошёл через комнату и сел за стол. Юрий всматривался в его лицо, не понимая, что именно он видит.

– Андрей Павлович? – наконец решился спросить он.

– Да, – военный кивнул и потёр щетину на подбородке, – что, не похож?

– Похож, – кивнул в ответ Юрий, – только что у вас с лицом?

– Это я у тебя спросить хочу. У всех ваших уже спросил.

– Не понимаю, вы о чём? Каких ещё наших? Я вообще-то тут у вас взаперти сижу, у меня никаких наших нету.

– Какую заразу вы с Борисом привезли из космоса? – военный наклонился, схватил кровать и подтянул её к себе, заставив Юрия схватиться за одеяло, чтобы не упасть.

– Какую заразу? – Юрий удивлённо повторил слова собеседника.

– Ещё раз внимательно посмотри на меня! – Андрей Павлович наклонился к Юрию, и до того долетел запах немытого тела. – Сколько мне лет на вид?

– Не знаю… Сорок? – Юрий на всякий случай сбросил несколько лет, чтобы не обидеть человека.

– А сколько было в прошлую нашу встречу?

– Я не знаю! Может просто скажете, что случилось?

– Мне было двадцать восемь. Сейчас я выгляжу почти на пятьдесят, – военный оставил кровать в покое и сел, – с вашего приземления прошёл почти месяц. Вы упали рядом с деревней, и за следующие три дня в ней умерли все старики. Мы решили, что какой-то вирус, оцепили там всё, закрыли людей. Потом оказалось, что и с детьми беда – у всех большой аппетит, они только и делают, что едят. И растут. Они за несколько дней превращались во взрослых!

– Чего? – не поверил Юрий. – Но как?

– Вот так! – Андрей Павлович ненадолго замолчал. – И ещё взрослые начали стареть. А потом то же самое началось в соседних деревнях, потом в городе. Сначала умирают старики, а потом всё население начинает превращаться в стариков, которые, как я уже сказал, умирают. И это не всё, то же самое началось и здесь у нас. Мы изолировали всех, кто контактировал с вами или кораблём, я сам сидел взаперти в такой же комнате и общался только по телефону. Не помогло. Все, кто работает на соседних объектах, тоже заболели.

– Это не болезнь, – Юрий схватился за голову, – это то, о чём я вас предупреждал!

– Мы догадались, что это такое, – военный усмехнулся, – не глупее тебя. Хотя ты меня ещё о таком не предупреждал, мы же с тобой встретимся только в будущем, пусть я и не понимаю, как это теперь возможно. Твой генератор создал какое-то пространство, которое оказалось стабильным и начало расширяться, меняя наши физические законы. Вы привезли его на Землю, и теперь каждый, кто в него попал, сам становится эпицентром расширения. Каждая муха, пролетевшая через это пространство, вылетает наружу и ускоряет расширение. Но мух скоро не останется, они не успевают размножаться в таких количествах, они стареют гораздо быстрее людей. И сами люди успели отсюда слетать в Москву, и не только туда, теперь половина центральной части страны стремительно стареет. Я поговорил с вашими, которые эти твои генераторы строили, они не знают, что делать. Никто не знает. Пространство расширяется медленно, но люди успели разнести его во все стороны и продолжают разносить, а ещё и животные помогают. Даже ветер, мать его, ускоряет расширение! При самом благоприятном прогнозе страна не продержится и года. Да и, скорее всего, весь мир проживёт ненамного дольше. Хотя не совсем весь. Есть один счастливчик.

– В каком смысле – счастливчик? – насторожился Юрий. – Кто это?

– А ты видел себя в зеркале?

– Да.

– И сколько тебе лет?

– Вы хотите сказать?.. – Юрий вдруг понял, куда клонит собеседник. – Когда я прилетел, мне было на вид лет шесть. И до сих пор столько же! Я не расту с огромной скоростью, не старею, со мной всё нормально. Я почему-то попал в какое-то другое пространство, которое тоже стабильно, но не расширяется и привязано к моему телу! И то, расширяющееся пространство не влияет на моё!

– Вот что-то типа того мне ваши умники и сказали, – кивнул Андрей Павлович, – так что в скором времени ты можешь остаться единственным человеком на планете. Не знаю только, чем ты будешь питаться – продукты портятся очень быстро, животных и растений не останется. Всё неживое тоже страдает, хоть не так сильно. Техника быстро выходит из строя, здания начали быстрее рассыпаться, даже одежда снашивается за несколько дней. Поэтому мне очень нужно, чтобы ты включил свой генератор и ещё раз создал нам всем такое же пространство, как у тебя.

– Я не знаю, как это сделать, ведь это всё совершенно случайно вышло. Не понимаю, как Борис попал в одно пространство, а я в другое! Вряд ли я повторю то же самое дважды.

– То есть шансов у нас нет?

– Я не знаю ответа, – масштаб катастрофы ужасал Юрия, но он не мог придумать, как остановить её, – я ведь специально не достроил свой генератор, боялся чего-то вот такого. Вы меня заставили это сделать! И всё это ради чего? Захотели спасти одного человека, без которого в мире мало что поменялось бы?

– Борис рассказал всё-таки… Но сейчас не время выяснять, кто в чём виноват, и кто достоин спасения, – остановил его Андрей Павлович, – сейчас нам нужно всё исправить, а награждать и наказывать будем потом.

– Говорю же, я не знаю, как это исправить! – крикнул Юрий.

– Тогда давай я тебе расскажу свою идею. Судя по вашим рассказам, вы в прошлый раз успешно отправились в прошлое, так?

– Вы что, хотите отправить меня ещё раз? – Юрий резко вскочил, отчего лямки его джинсов оторвались окончательно, но он даже не заметил. – Корабль ведь всё равно разбился!

– Нет, он висит на орбите, – военный снова наклонился и подтянул испуганному Юрию штаны, – судя по вашим рассказам, вы полетите на нём в будущем, недели через две. Вот тогда он и разобьётся, но уже в прошлом. А сейчас он в космосе, целый и невредимый, ждёт своего часа. Полетите ещё на шесть недель назад, топлива на возвращение должно хватить, в прошлый раз же хватило. Когда вернётесь – передадите сообщение сразу с корабля. Расскажете, что случится и предупредите нас, чтобы через полтора месяца, когда вы появитесь, вас оставили на орбите.

– Но мы ведь снова привезём это пространство на Землю! Вы сейчас изначально отправляете его в прошлое вместе с ракетой, на которой мы полетим в космос! Станет только хуже! Проблема возникнет раньше!

– Побудете временно на космической станции, пока оттуда пространство расширится до Земли, у нас будет время на то, чтобы решить проблему.

– Я не полечу в космос! – Юрий сел на одеяло и снова заплакал, понимая, что его возражения не имеют никакого значения. – Я ведь ребёнок, в этот раз я точно умру!

– Хорош реветь! Не умрёшь. Мы уже для тебя даже скафандр сделали. Ну и Борис снова тебе поможет.

– Но ведь он же умер, – на секунду Юрий даже прекратил плакать, – чёрт, в этом времени он жив, потому что ещё никуда не летал.

– Вот-вот! Без соплей ты мне нравишься больше. – Андрей Павлович встал и пошёл к двери. – Вылет завтра, надо торопиться, вся техника с Земли долго не прослужит, а до корабля в космосе ваша зараза пока ещё не добралась. Так что готовься, ждать некогда, времени нет.

И Юрий снова остался один.

*

Он второй раз оказался на корабле в сопровождении Бориса, который несколько часов назад предстал перед ним в виде ещё крепкого мужчины, но с уже появляющейся сединой и пока ещё неглубокими морщинами на лице. Наверное, он попал в новую реальность не так давно, как его начальник. Ещё Юрий снова встретил ту же лаборантку, но уже более взрослую. Она, конечно же, не знала его и снова рассказала про управление генераторами, только в этот раз говорила медленно и постоянно пыталась приводить примеры на конфетах и яблоках.

– У вас ошибка в расчётах, – сказал ей Юрий посреди объяснения, – и её надо исправить. Вы не учли, что один из генераторов будет работать уже внутри пространства, созданного другим…

– Ничего исправлять не надо, – стоящий рядом Андрей Павлович дёрнул его за новый красивый комбинезон без рисунков и отвёл в сторону, – я хочу, чтобы вы повторили все действия в точности так, как было в прошлый раз.

– Но ведь изначально можно сделать лучше!

– Сделайте то, что вам сказано!

И вот теперь он очнулся уже в невесомости, внутри корабля, и в этот раз болела не только голова. Кто-то открыл его шлем и легонько шлёпал по щекам чем-то влажным, а вокруг свободно летали мелкие капли воды. Юрий вспомнил старт с Земли, видимо, он снова не выдержал, только в этот раз он пропустил и полёт, и стыковку. Он повернул голову вбок и увидел рядом ещё двоих людей, которые пытались привести в чувство Бориса. Он тоже был без сознания, кажется, возраст не щадит никого. А теперь он перестанет щадить и обитателей этой космической станции, у которых до появления здесь гостей был шанс стать последними жителями планеты.

– Живой? – спросил один из космонавтов, и Борис махнул рукой. – Тогда давайте за работу, с Земли торопят.

Все выплыли наружу, закрыв за собой дверь. Борис помотал головой, от которой вдруг отлетело несколько красных капель, оттолкнулся от переборки и, доплыв до Юрия, ухватил его за скафандр, посадил в кресло и начал затягивать ремни.

– Эй, это не моё место, – Юрий поймал напарника за руку, – ты чего делаешь?

– В этот раз это твоё место, – тот высвободился и защёлкнул все ремни, затянув их потуже.

– Но я за твоим пультом, а ты за моим. Что за чепуха?

– Будешь говорить мне, что надо делать. Я буду делать.

– Вы думаете, что со мной это случилось из-за места? – Юрий стал догадываться, что происходит. – Или просто хотите отомстить мне за мой возраст?

– Никто тебе не мстит, – Борис завис над пультом, не садясь в кресло, и переключал там что-то, – но, если место играет какую-то роль, ты можешь стать ещё моложе лет на двадцать. Сколько тебе тогда будет? Об этом ты подумал?

– Чёрт, нет, – ругнулся Юрий, – зато подумал о другом. Давай обсудим…

– Помолчи, – Борис закончил с пультом и полетел к соседнему креслу.

– Мы всё равно не почувствуем старта. Давай…

– Помолчи, я сказал! – Борис бросил злой взгляд на Юрия, и тот заткнулся.

Корабль сообщил о включении генераторов и начал обратный отсчёт.

*

– Связь со спутником есть, – Юрий открыл глаза, увидев перед собой болтающийся в воздухе зад. Борис успел уже отстегнуться и теперь опять возился с пультом, закрыв собою весь обзор. – И по его данным мы попали на шесть недель назад.

– Я, кажется, опять отключился, – сказал Юрий, пытаясь сообразить, что на этот раз случилось с его возрастом. Скафандр по-прежнему был ему впору, но это ничего не значило, ещё на Земле они обсудили, что без еды Юрий всё равно вряд ли сможет вырасти. Телу было больно, но точно так же он себя ощущал и на космической станции. – Борис, сколько мне лет?

– Ты не изменился, – тот оторвался от работы и повернулся. В открытом шлеме показалось морщинистое лицо древнего старика, – а вот мне не везёт.

– Прости меня, – Юрий начал отстёгивать ремни, но это оказалось не так просто, Борис неуклюже оттолкнулся от пульта и помог. – Спасибо. Если бы я не придумал этот генератор, ты бы прожил долгую жизнь. Но я не хотел, чтобы это всё случилось… Ты уже отправил сообщение?

– Да, уже… Отключил заодно звук, он всё равно говорит – ни хрена не разобрать.

– Борис, я понимаю, почему ты не хотел говорить при старте. Но теперь-то можно. Давай я угадаю, что будет дальше? Мы очень далеко от Земли?

– Не особо, – покачал головой тот и нажал кнопку, после чего створки окон поехали вниз, – где-то на таком же расстоянии, как от Луны.

– Тебе приказали не приближаться к планете, так? И мы уже не сможем вернуться на Землю? – Юрий на секунду отвлёкся, глядя на появившийся в окне голубой шар Земли. – А что будет с нашим кораблём, который прилетит в будущем, через пару недель?

– Думаю, его собьют. Думаю, они вычислили его траекторию, и сейчас в сообщении мы эти данные отправили на Землю.

– Но ведь мы тогда погибнем! Ты же понимал это с самого начала! Как ты на это согласился?

– Мы и тут долго не протянем, еды и воды здесь всего на несколько дней. – Борис вдруг вытащил пистолет и протянул его Юрию. – Держи, это тебе. Я, скорее всего, скоро умру от старости, тебе же придётся умереть от жажды или разгерметизации, кораблю неплохо досталось, не один я пострадал. Поэтому даю тебе альтернативу. А по поводу моего согласия на такое дело… Просто это единственный способ спасти всех, – он оглянулся, словно искал что-то, – тут хоть и невесомость, но почему-то так хочется лечь и отдохнуть! Ну что ты уставился на меня? Что я ещё мог сделать? Сказать – нет, спасайте планету сами?

– Есть ещё один способ, нужно было подумать о нём сразу. Он опасный, но иначе планете всё равно конец, – Юрий в страхе отодвинулся от пистолета, и тот повис между ним и Борисом, –мы сможем позвонить отсюда на мобильный телефон? Через спутник.

– В принципе… Наверное, да. Опасно только, хотя какая теперь разница? А кому ты хочешь звонить?

– Своему начальнику. Я расскажу ему, что делать.

– Ну ладно, – Борис вернулся к пульту, – сейчас попробую, если тут всё не развалилось окончательно, – он возился, продолжая говорить, – только учти, что задержка в одну сторону составит где-то пару секунд. И ещё – тебе никто не поверит, это тоже помни. И нас могут разъединить, поэтому говори быстро. Так… Работает. У тебя в шлеме наушники, звук пойдёт в них, микрофон уже перед тобой. Давай номер.

Юрий диктовал, Борис жал на кнопки, и цифры высвечивались на тусклом экране. Несколько секунд не происходило ничего, а потом пошли гудки.

– Алло, – сказал вдруг голос Петрова в наушниках, и Юрий начал говорить, – алло, вас не слышно!

– Не останавливайся, – подсказал Борис запнувшемуся Юрию, – продолжай.

– Товарищ полковник, это Юрий Некрасов, сотрудник вашей лаборатории. Я тот человек, который изобрёл генератор пространства, и последние полтора года вы заставляли меня проводить расчёты, чтобы выяснить, что может сделать моё изобретение. Я знаю, что это секретная информация, и её нельзя обсуждать по телефону, но ситуация критическая. Пожалуйста, попробуйте прямо сейчас отследить, откуда я звоню, и вы поймёте, почему это так важно, – Юрий говорил, не останавливаясь, хотя полковник несколько раз пытался перебить его. – У меня есть информация для вас, но рассказать всё я смогу только после того, как вы отследите меня, иначе не поверите. Я подожду.

– Не останавливайся, – зашептал Борис, – говори сразу, а то связь отрубят.

– Не клади трубку, – сказал после паузы полковник, – но если это такая шутка, то последствия тебя не обрадуют.

– Это не шутка, – ответил Юрий и сразу переключился на Бориса, прикрыв ладонью микрофон, – придётся попытаться.

В наушниках пару минут ничего не было слышно, но потом голос полковника появился снова.

– Мальчик, кто ты? – спросил он. – Я проверил лабораторию, и мои люди все на месте. Кто ты и зачем звонишь?

– Просто проверьте, откуда идёт мой звонок. И я всё расскажу.

– Ладно, не отключайся, – голос пропал, и Юрий с Борисом остались в тишине. Они молча переглядывались, ожидая продолжения разговора. Минуты шли, но наушники молчали, пока наконец в них не раздался щелчок.

– Нас отключили, – Борис посмотрел на пульт и пощёлкал переключателями, – всё, больше никакой связи нет.

– Подожди, ты не знаешь полковника, – сказал Юрий, стараясь сам верить в эти слова, – его ещё ни разу ничто не останавливало.

Связь ожила где-то через час. На экране мигнули надписи, и удивлённый Борис вернулся из-под потолка к пульту.

– Вызывают, – он нажал кнопку, – отвечай.

– Вот теперь говори, – Юрий снова услышал голос Петрова, – кто ты такой, и как ты туда попал?

И Юрий в очередной раз рассказал свою историю. Борис иногда вмешивался в разговор и дополнял, а полковник слушал, не задавая вопросов.

– Если этот бред – правда, то что ты предлагаешь мне сделать? – спросил он, когда Юрий закончил.

– У меня в лаборатории стоит недостроенный генератор. Его нужно доделать, только потребуются небольшие изменения и очень много энергии. Через две недели прилетит ещё один корабль с нами, нужно успеть всё сделать до того, как он подлетит к Земле. Думаю, вы сможете это организовать.

– Для чего?

– Я знаю, как спрятать планету.

– Ты сам сказал, что новое пространство ничем нельзя остановить.

– Планету можно спрятать не в пространстве. Спрячем её во времени.

*

Почти обе недели он просидел на корабле в одиночестве. Борис умер на вторые сутки прямо рядом с пультом, и Юрий, закрыв его шлем, с трудом пристегнул напарника к креслу. Ему было жутко, но ещё страшнее становилось от мысли, что покойник будет свободно летать по кабине.

Он ждал, когда ему позвонят. Борис сразу показал, как пользоваться связью, как сходить в туалет и где находится еда. Юрий большую часть времени провёл в своём кресле, потому что перемещаться в невесомости было очень трудно, и он боялся, что может попросту зависнуть в пространстве и навсегда остаться в таком виде. Он дремал, поглядывая то на экран, то на труп рядом и ожидая сигнала, но полковник не звонил, и Юрий уже начал думать, что тот не поверил ему, и всё оказалось напрасным. Но в один момент связь ожила.

– Алло, товарищ полковник, – Юрий от волнения так дёрнулся, что чуть не выскользнул из-под ремней.

– Извините, полковник не может поговорить с вами, – сказал незнакомый голос, – ваши слова и данные вашей передачи подтвердились, мы засекли ещё один такой же корабль, очень быстро приближающийся к Земле. Примерно через час он будет здесь. Сбить его не получилось, он слишком быстрый для любого нашего оружия. Принято решение воспользоваться вашим планом.

– Вы достроили мой генератор?

– Да. Включаем через пять минут. Вы понимаете, что спасти вас мы не сможем?

– Понимаю.

– Тогда прощайте, Юрий, – голос помолчал, – и спасибо вам.

В наушнике щёлкнуло, Юрий отстегнул ремни, оттолкнулся посильнее от кресла и подлетел к окнам, из которых всё ещё была видна Земля. Чтобы не улететь, он ухватился пальцами за щели, в которых прятались створки, и стал наблюдать.

Земля неподвижно висела на одном месте. Борис настроил корабль, чтобы тот автоматически держался окнами к планете. Вдруг земной шар резко потускнел, размылся и полностью исчез из вида. Всё заняло буквально три секунды. Юрий глубоко вздохнул, в Солнечной системе осталось всего три живых человека, двумя из которых был он сам. Где-то в космосе сейчас нёсся ещё один корабль, потерявший теперь свою цель.

– Вот и всё, – Юрий собрался вернуться к креслу, но тут вдруг вид из окна заставил его остановиться. Размытый синий шар вдруг появился снова, он набирал яркость, Земля обретала чёткие очертания. – Не может быть! Не получилось?

Он со страхом смотрел на появляющуюся планету, осознавая, что его план не удался, и тут обзор закрыл космический корабль, неожиданно возникший перед окнами. Юрий с удивлением смотрел на него, что-то подобное в последний раз он видел только в фантастических фильмах.

– Юрий Сергеевич, – сказал вдруг кто-то позади, и Юрий от страха резко развернулся, ударившись головой и завертевшись на месте, – простите, что напугал, – незнакомец в чёрном тонком подобии скафандра ловко подплыл к Юрию и схватил его за ногу, остановив вращение, – здравствуйте! Всегда хотел с вами познакомиться. Ещё раз простите!

– Вы кто? – Юрий никак не мог прийти в себя.

– Всего лишь один из тех, кого спасло ваше изобретение и ваша идея включить генератор, чтобы создать вокруг Земли пространство, в котором время идёт назад. Пятьдесят лет время шло вспять, после чего генератор отключили, и вот мы вернулись за вами. С момента вашего подвига прошло сто лет, хотя для вас, скорее всего, несколько минут.

– Подождите, – остановил незнакомца Юрий, – но тогда бы я видел вторую Землю с самого начала!

– Временные парадоксы – немного не моя специальность, вам лучше расскажут про них другие. А сейчас нам нужно идти на наш корабль, – собеседник указал рукой на тёмный прямоугольник за своей спиной, – у меня есть немного телепортации, к сожалению, она работает только на небольших расстояниях. Мы вернёмся на Землю и снова включим ваш генератор. Время придётся развернуть ещё раз, ведь вы на втором корабле продолжаете лететь в нашу сторону. Мы не смогли решить проблему с расширяющимся пространством, которое вы везёте, мы можем лишь временно создавать защитное поле, поэтому я и могу здесь находится. Думаю, вы поможете нам решить и эту проблему, ваше тело само по себе является её решением.

– Хорошо, – согласился Юрий, который немного потерялся из-за обилия информации, – сто лет? То есть все, кого я знал, уже давно умерли.

– Увы, – человек развёл руками, – пойдёмте, времени у нас мало. Но вообще-то… Есть одна версия – перед включением вашего генератора с Земли отправилась ракета, чтобы забрать космонавтов со станции. По легенде на ней полетел и ваш начальник, полковник Петров, а ещё он взял и вас с собой. Космонавты не вернулись со станции, и вы с полковником тоже. Это, конечно, просто догадки, но вероятно, вы взяли экспериментальный корабль с вашими генераторами и отправились на нём куда-то. Во всяком случае, ни вас, ни Петрова больше никто и никогда не видел. Так что есть шанс, что вы ещё встретите и себя, и своего начальника.

– Если это так, то мы обязательно встретимся, – они остановились в нескольких сантиметрах от прямоугольника, – моего начальника невозможно остановить. – Юрий оглянулся на своего напарника. – А как же он?

– К сожалению, он должен остаться здесь, – незнакомец покачал головой, – его тело опасно.

Юрий кивнул головой, повернулся ко входу в новую жизнь и сделал шаг.

Показать полностью
62

Нет времени. Часть 2

Часть 1

Очнулся Юрий от жуткой головной боли и неприятного ощущения во всём теле, он застонал и попытался открыть шлем скафандра, хотя ему никто и не рассказал, как это сделать. Оказалось, что стекла перед ним и так нет, зато перчатки перепачканы в крови, а сам он пытается взлететь, но ремни удерживают его.

– Очнулся? – сбоку раздался голос, и Юрий, с трудом повернувший голову, увидел в соседнем кресле Бориса, – не пугайся, это у тебя из носа кровь пошла, ты вырубился после старта и уже пятый час в отключке. Через двадцать минут стыковка, готовься.

Он отстегнулся, видя, что учёный ничего не может понять, завис в воздухе и подлетел к Юрию, чтобы помочь ему закрыть шлем, который тоже оказался весь испачкан кровью. Они явно были в космосе, и Юрий, наконец осознав это, попытался посмотреть в иллюминатор.

– Лучше не надо, – раздался голос Бориса, – ещё и тошнить начнёт, в невесомости ты вряд ли захочешь это пережить.

После стыковки он отстегнул Юрия от кресла и практически дотолкал его до шлюза. Юрий старался двигаться самостоятельно, но его только крутило и бросало в стороны, отчего боль в голове превращалась в нестерпимую.

– Давай, давай, – Борис втянул его на станцию, где оказалось ещё несколько человек. Они подхватили учёного и какими-то очень узкими коридорами дотащили его до ещё одного шлюза, не сказав по дороге ни единого слова, – сюда. Да быстрее ты!

По шлюзу они попали в ещё один коридор, а потом в отсек с креслами и пультом управления, но уже без иллюминаторов. Здесь уже всё работало, экраны светились, выводя параметры генераторов и ещё какую-то непонятную информацию. Борис пристегнул Юрия к одному из кресел, а сам сел во второе.

– Ты готов? – спросил он.

– А мы что, сразу летим? – Юрию казалось, что в его жизни и без того случилось слишком много событий сразу.

– Да, сейчас уходим с орбиты и отлетаем от Земли, основной генератор включим уже далеко отсюда, – он говорил и проверял что-то на пульте, – перед тобой три экрана с параметрами генераторов, всё работает автоматически, но, если что-то не так, сразу говори мне. Просто так туда руками не лезь!

– Три внутренних минуты до включения генератора гравитации, – сказал женский голос, хотя сразу было ясно, что это робот, – Пять внутренних минут до включения генератора мощности, приготовьтесь.

– Подожди, мы включим генератор прямо рядом с Землёй? – Юрий дотянулся до Бориса и потянул его за скафандр. – Это же очень опасно!

– Поздно волноваться, – тот стряхнул с себя руку, – лучше приготовься.

Юрий не знал, что надо сделать, чтобы приготовиться. При старте с Земли он пытался настроить себя, но в результате потерял сознание от перегрузок. А там он хотя бы знал, чего ждать, что же будет сейчас – совершенно неизвестно.

Голос ещё несколько раз предупредил о готовности, а потом начался обратный отсчёт. Юрий висел на ремне, вцепившись в кресло и забыв о боли в голове, и тут вдруг его потянуло вниз, он ощутил, что невесомость исчезла, генератор заработал. Он посмотрел на экран, где подсветилось растущее ускорение, заодно моргнули и поехали вверх ещё несколько показателей, среди которых выделилась зелёным «Скорость времени» и что-то незнакомое с названием «Компенсация ускорения».

– Старт, – механический голос произнёс это весьма обыденно, словно они только что завели автомобиль и собираются ехать на работу.

Юрий ожидал толчка, но получил лишь прыжки цифр на экране. Казалось, корабль даже не сдвинулся с места, но тут на пульте перед Борисом зажглись показатели скорости, которые росли невероятно быстро.

– Мы правда летим? – Юрий попытался открыть испачканный шлем, но ничего не получалось.

– Во внешнем мире прошло шесть суток восемнадцать часов, – женщина-робот не дала Борису ответить, – приближение к орбите Юпитера. Запуск основного генератора пространства через пять внутренних минут, приготовьтесь.

– Так быстро? – теперь удивился Борис. – Или это ошибка в программе?

– Не думаю, – Юрий оставил шлем в покое, – возможно, я просто изобрёл бога.

Борис постучал кулаком по голове, давая понять, что сомневается в душевном здоровье напарника, но больше ничего не сказал. Время на экране медленно приближалось к нулевой отметке, и вновь за десять секунд начался обратный отсчёт.

– Старт, – голос завершил считать и в этот же момент неизвестная сила вдавила Юрия в кресло. – Пространство создано, входим. – Сила нарастала, Юрий сначала решил, что это ускорение, но пульт показывал, что скорость не меняется.

– Что происходит? – закричал Борис, зачем-то пытаясь отстегнуться и ухватиться за пульт.

– Не знаю! – Юрий крикнул в ответ и тут же увидел мигающую красным надпись: «Гравитация».

Он потянулся к экранам, но руки поднимались с трудом. Пересиливая себя, он всё же сумел ухватиться за джойстик и потянул моргающий красный ползунок, руки вдруг обрели свободу, кровь прилила к голове, вызвав новую вспышку боли.

– Что это было? – Борис перестал извиваться в кресле и теперь сидел, повернувшись к своему напарнику.

– Это, кажется, ошибка в расчётах, – Юрий смотрел на остальные показатели и искал ещё расхождения, – все расчёты изначально исходят из обычных условий нашего пространства. Мы же попали в пространство с иными физическими законами. Один генератор не учитывает то, что сделал второй. Внешний мир поменялся, физика поменялась, а внутренний генератор исходит из параметров нашего обычного пространства!

– Пять внутренних минут до разгона, – перебил его женский голос корабля, и вдруг появился второй голос, уже мужской, – расчётная компенсация ускорения недостаточна, требуется регулировка.

– Я ничего не понимаю, – Борис ухватился за Юрия и тряхнул его, – всё должно было сработать автоматически, ты можешь объяснить по-простому, что случилось?

– Да не сейчас, – тот оттолкнул напарника и вернулся к пульту, – если мы срочно не скомпенсируем ускорение, нас просто расплющит, да и корабль тоже.

Он потянул вверх ползунок с компенсацией ускорения, получив ещё одно предупреждение о недостаточности, потянул второй раз, но голос упрямо твердил, что этого мало. Через минуту ползунок упёрся в свой максимум.

– Расчётная компенсация ускорения недостаточна, – голос словно объявлял станции в метро, а не сообщал о грядущей смерти, – три внутренних минуты до разгона.

– Отменяй запуск, – теперь уже Юрий повернулся к Борису и встряхнул его, – мы не выдержим ускорения.

– Нет, – тот расставил руки, защищая собой свою часть пульта, словно Юрий смог бы там в чём-то разобраться, – у меня задание, никаких отмен.

– Идиот, нам осталось жить две минуты!

– Поменяй что-нибудь ещё! Тебя для того и взяли!

– Я уже всё выкрутил до предела! Больше некуда! Отменяй!

– Нет! – Борис оттолкнул потянувшегося к нему учёного. – Исправляй свои параметры!

Юрий хотел ещё раз заплакать от бессилия, теперь-то смерть уж точно стала неизбежна. Хотя… Он посмотрел на пульт управления, где уже давно стоял на месте показатель «Скорость времени». А что если сильно ускорить время? Возможно, ускорение не сможет нанести им особого вреда, если будет действовать лишь малую долю секунды. Но как на все эти изменения отреагирует автоматическая программа управления полётом? Неизвестно. Подумаем об этом завтра.

Юрий потянулся джойстиком к скорости времени и резко дёрнул его вверх до самого максимума.

*

– Две вн…их ми… д… ормож…н… – Юрий открыл глаза, услышав запинающийся механический голос. Вокруг было темно, руки и ноги постоянно упирались во что-то мягкое, но не позволяющее свободно двигаться. Головная боль исчезла, не оставив даже намёка о себе.

Он покрутил головой и моргнул несколько раз, испугавшись, что ослеп. Оказалось, что голова тоже упиралась во что-то, и при движении сверху появился еле заметный свет. Юрий постарался высвободить руки, поднял их и, ухватившись за какие-то предметы, подтянулся к источнику света. Он увидел перед собой пульт управления, на который смотрел из шлема скафандра, только почему-то скафандр сильно увеличился в размерах. Больше половины ламп на потолке погасли, один из экранов не работал, остальные светили тусклыми зелёными цветами. Повернув голову к напарнику, Юрий увидел Бориса, неподвижно развалившегося в соседнем кресле. Он сидел, раскинув руки и ноги, словно пьяница, заснувший посреди вечеринки.

– Ты живой? – Крикнул он и удивился, что его голос сорвался на какой-то писк. – Ты меня слышишь?

– Да, – кивнул головой тот, выпрямляясь, – болит всё.

Борис сел в кресле и уставился в цифры на пульте. Голос снова начал обратный отсчёт, запинаясь и заикаясь. Юрий попробовал тоже сесть, но не смог – скафандр стал на несколько размеров больше его тела.

– Что здесь случилось? – Борис продолжал смотреть на пульт, но что именно его заинтересовало, Юрий не знал.

– Тормож…н…еееее, – голос хрипел, глотал буквы, но не останавливался, – орбита З…млл… Выберите даааааальн…еееее дейс…еее.

Видимо, они уже вернулись к Земле. Ускорившееся время заставило их пропустить и разгон выше скорости света, и возвращение в обычное пространство, и повторный вход-выход для торможения, и путь домой. Но для корабля всё это, видимо, даром не прошло, раз что-то случилось с женщиной-роботом и скафандром Юрия. При этом они вдвоём остались живы, а это главное. Осталось выяснить, где они сейчас находятся в пространстве и времени.

– Сейчас, сейчас, – Борис бормотал хриплым голосом, переключая что-то на пульте, – так, есть сигнал со спутника. Получилось, сегодня седьмое марта, мы в прошлом. Но промахнулись, попали на шесть недель назад, а не на три.

– То есть мы сейчас не рядом с Землёй? Автоматика привела не в то место?

– Нет, мы рядом, автоматика пересчитала расстояние, только со временем ошиблась. Ладно, давай попробуем звонить.

Вытащив телефон, Борис потыкал в него пальцем, огромным из-за размеров перчатки. Телефон и не подумал включится, даже не моргнул.

– Дай свой, – Борис отстегнулся от кресла и, не дожидаясь согласия, вытащил телефон Юрия, – давай, работай! – Он постучал ладонью по массивному корпусу спутникового телефона. – Чёрт! Оба мёртвые. Придётся садиться.

– Отк…ююююч… гравитаццццццц… – вмешался корабль, и тут же без обратного отсчёта тело стало лёгким, а Юрий, державшийся на пальцах, моментально уткнулся макушкой в шлем скафандра.

Борис, оторвавшийся от пола, неуклюже ухватился за ручку кресла, подтянулся и сел на место, пристегнувшись и тяжело дыша в микрофон. Сейчас он больше напоминал очень больного человека, а совсем не того спортивного парня, который всего несколько часов назад сел в корабль на Земле.

– Так, будем садиться, – прохрипел он, нажал что-то на пульте, и впереди вдруг начали опускаться створки, открывая окна, которые до этого были совсем не заметны. За окнами светился огромны синий шар Земли, словно планета сама излучала сияние. Вдруг что-то хрустнуло, и створки остановились на полпути. Борис ткнул пальцем в пульт, что-то загудело, створки дёрнулись ещё раз, но так и остались на месте. – Чёрт! Ни хрена не работает! – Борис продолжал что-то нажимать, и Юрий вдруг увидел, как у него под пальцами отломился один из переключателей, улетев куда-то под потолок. – Из какого дерьма они собрали этот корабль?!

Наконец Борис остановился, засунул руки под пульт и подтянул к себе оказавшийся там самолётный штурвал.

– На всякий случай, – он постучал по штурвалу, повернувшись к Юрию, и тот вдруг понял, что лицо напарника выглядит как-то не так, – сажать нас будет автоматика, но мало ли что. Готовься, сейчас полетим.

Юрий в очередной раз не знал, к чему стоит готовиться и как это делать, поэтому просто посильнее вцепился пальцами в скафандр, и тут же автоматический голос заскрипел из динамиков, окончательно разучившись говорить по-человечески. Корабль качнулся вперёд, отчего Юрия отбросило, и он больно ударился головой о шлем. Скорость росла, но планета двигалась навстречу очень медленно и лишь примерно через полчаса полностью закрыла собой весь обзор из окон.

– Будет трясти, – крикнул Борис, потому что двигатели ревели очень громко, хотя раньше работали практически беззвучно, – а ещё нас могут попытаться сбить, если заметят. Готовься!

Уставший готовиться Юрий опять посильнее схватился изнутри за скафандр и читал только что им самим придуманные молитвы. Корабль тряхнуло раз, другой, загорелись какие-то индикаторы на панели. Борис снова переключал что-то, стараясь не промахнуться, потому что, даже пристёгнутого ремнями, его всё время бросало из стороны в сторону. Юрий хватался за скафандр изнутри, но руки не выдерживали, и его раз за разом било о внутреннюю обшивку, пока наконец он не упал куда-то вниз, лишившись возможности видеть, что происходит в кабине.

Снаружи раздался противный писк, голос корабля пытался что-то сказать, но только скрипел и булькал в динамиках, вызывая ещё больший страх. Борис матерился и орал что-то, но Юрий не разбирал и половины слов. Корабль перекосило, Юрия придавило к одному из боков скафандра, но через несколько секунд перевернуло в другую сторону, хоть он и держался изо всех сил. Потом его ещё несколько раз дёрнуло, и он полностью потерял ориентацию.

– Держись! – заорал откуда-то Борис, и Юрий снова вцепился во что-то в темноте.

Раздался скрежет металла, корабль мелко затрясся, несколько раз прыгнув и тем самым снова изменив положение Юрия внутри его огромного скафандра. Завыла какая-то сирена, Юрия в очередной раз бросило в неизвестную сторону, он почувствовал, как в него даже через скафандр врезаются ремни безопасности. И вдруг всё остановилось.

Юрий наконец смог вздохнуть и повернуть голову, чтобы определить, где находится шлем. Он выгнулся насколько мог, полез в ту сторону, откуда шёл свет и опять оказался в шлеме скафандра. К его удивлению кабина не разрушилась, хотя её перекосило, откуда-то шёл то ли дым, то ли пар, все мониторы погасли, хотя сам пульт светился. В окнах плыли облака, а Борис сидел в соседнем кресле, со стоном дёргая замки ремней.

– Ты живой? Можешь идти? – хрипел он, и Юрий понял, что обращаются к нему.

– Живой, – он ощупал себя на всякий случай, но, кажется, всё было цело, хотя и болело от ударов, – но пойти не смогу и из скафандра сам не выберусь.

– Сейчас, – Борис попытался встать, но только вскрикнул от боли и упал в кресло, закричав снова. Он умолк и отдышался. – Я, кажется, что-то сломал, не могу идти. Сейчас попробую ещё раз.

Он осторожно поднялся в кресле на руках, Юрий слышал, как напарник скрипит зубами, но продолжает двигаться. Борис перевалился через ручку своего кресла, дотянулся до ремней соседа, отстегнул их и потянул Юрия к себе, стараясь развернуть, чтобы можно было открыть скафандр. Он почти уже ревел от боли, но не останавливался.

– Не надо, – крикнул Юрий, – просто шлем мне открой.

– Не вылезешь, – прохрипел Борис.

– Открывай шлем!

Борис просунул руку куда-то под голову напарника, покрутил ею там и дёрнул вверх стеклянное забрало. Юрий просунул наружу руки, сжал плечи и полез из скафандра, который сопротивлялся, но был настолько велик, что не смог надолго задержать человека внутри себя. Он выбрался, стараясь не выпасть из кресла, но в последний момент всё же сорвался и растянулся на полу, заодно выяснив, что лежит совершенно голый.

– Что за нахрен с тобой? – услышал он голос Бориса и поднявшись на ноги, обернулся. Напарник продолжал висеть на подлокотнике, только теперь он тоже открыл свой шлем, из которого на Юрия сверху вниз уставилось удивлённое лицо старика лет восьмидесяти, покрытое мелкими каплями пота.

– Со мной порядок. Это с тобой что случилось? – спросил Юрий, инстинктивно отшатнувшись и прикрывая низ живота руками.

– Ты ведь ребёнок, – прохрипел Борис, пытаясь где-то там наверху вернуться в кресло. Он даже в своём полулежачем положении был очень высоко, он словно стал великаном. Юрий подскочил к нему и попробовал помочь сесть, толкая снизу, но его непривычно крохотные руки потеряли всю силу и ничего не могли сделать. Наконец Борису удалось вернуться в кресло, он вскрикнул, сжал подлокотники, но тут же успокоился и посмотрел вниз, – тебе лет пять-шесть на вид. И голос у тебя писклявый.

– А тебе лет сто на вид, – сказал в ответ Юрий, – генератор что-то сделал с нами.

– Ладно, потом, – Борис вытер лицо перчаткой, – судя по всему мы сели около какой-то деревни, эта посудина начала разваливаться в полёте, и автоматика отключилась, так что мы далеко от базы, – он говорил с перерывами, ловя воздух ртом, – тебе надо выйти и найти телефон, слова и номер помнишь?

– Да, наверное, – Юрий не знал, помнит ли он вообще что-то, но сейчас было не лучшее время в этом признаваться.

– Одежду только вытащи себе, – Борис указал рукой на лежащий в кресле скафандр, – хоть замотайся в неё, не ходи голышом. Заодно и надпись на всякий случай будет.

Юрий подёргал скафандр, пытаясь сбросить его на пол, но его сил не хватило, скафандр весил слишком много. Он ухватился за ручку, подпрыгнул, забрался в кресло и сунул руку внутрь шлема, несколько раз провёл ею в глубине, разыскивая хоть кусочек одежды, пока наконец не наткнулся на что-то. Он дёрнул ткань вверх и потащил наружу футболку, которая вдруг остановилась на полпути, но тут же разорвалась на две части почти без звука. В руках у Юрия остался хороший кусок мокрой тряпки с частично разъехавшейся надписью.

– Здесь всё гнилое, – прокомментировал Борис, – но тебе хватит. Замотайся и иди наружу, тут только один выход, судя по датчикам наружную дверь оторвало, ты должен выбраться. Беги и звони, нельзя, чтобы нас нашли раньше, чем ты сообщишь всё.

Юрий пошарил в кармане скафандра в поисках бумаги с надписью, но там оказалась лишь мелкая труха. Он скомкал кусок футболки, чтобы не порвать, присел и спрыгнул с кресла. По дороге до выхода он заметил, насколько неровно стоит пол. Массивную дверь из этой пультовой он со своей новой комплекцией не смог бы открыть никогда, но теперь её перекосило в проёме, оставив огромную дырку в ржавом металле. Юрий пролез в неё, сделал несколько шагов по узкому коридору и оказался перед огромной дырой в обшивке. Он обмотался тряпкой, связав её края и стараясь не порвать, вышел наружу и оказался босыми ногами в снегу. Он стоял в поле, а рядом, немного задрав вверх нос, лежал полуразвалившийся корабль, почему-то больше всего напоминающий колбасу с крыльями.

Босые ноги заныли от холода, Юрий отвернулся от корабля и увидел невдалеке дома, от которых в его сторону уже бежали несколько человек. Он бегом бросился им навстречу и затормозил, только почти уже столкнувшись с первым спешащим на помощь.

– Телефон, – Юрий крикнул, хотя это снова оказалось больше похоже на писк, – у вас есть телефон?

– Чего? – человек, кажется, не ожидал такого напора от уже посиневшего на холоде ребёнка.

– Дайте телефон, срочно нужно позвонить!

Житель деревни несколько секунд в недоумении смотрел на стоящего рядом мальчика, но всё же вытащил из кармана древний кнопочный телефон и протянул его Юрию. Тот схватил его, развернул болтающийся снизу кусок футболки с надписью и набрал номер.

– Слушаю, – трубку взяли после первого же гудка.

Юрий узнал голос Андрея Павловича и начал проговаривать вслух все слова, даже не подглядывая. Память вдруг стала выдавать фразу за фразой, словно эти бессвязные сочетания были известными всем поговорками.

– Вы где? – спросили в трубке после недолгого молчания, когда Юрий закончил говорить.

– Сейчас, – он протянул телефон владельцу, – скажите ему, где мы.

Человек взял из его рук свой телефон, и Юрий упал в снег, потеряв сознание.

*

– Давай, давай, – кто-то легонько толкал его в плечо, – просыпайся, парень.

Юрий открыл глаза и увидел над собой человека в белом халате.

– Пришёл в себя, кажется, всё в порядке, – сказал тот, отвернувшись в сторону, – видимо, просто отключился из-за шока. Хотите, я ещё здесь побуду, понаблюдаю?

– Нет, – над головой появилось лицо Андрея Павловича, и доктор встал, – можете идти.

Военный с сомнением смотрел на лежащего перед ним мальчика, Юрий смотрел на него в ответ и молчал. Он, конечно же, сделал всё, что от него требовалось, но только теперь военным понадобятся ещё и ответы на многие другие вопросы.

– Это правда? – Андрей Павлович наконец-то сел рядом, убедившись, что за врачом закрылась дверь. – То, что сказал мне Борис… Вы на самом деле Некрасов Юрий Сергеевич тридцати четырёх лет, сотрудник лаборатории полковника Петрова? И то, откуда вы к нам прилетели?

– Да, – Юрий пропищал в ответ своим тонким голосом, – мы ещё в деревне?

– Нет, мы вас к себе привезли, ты всю дорогу проспал, – военный почесал голову и опять помолчал. – Знаешь, с одной стороны я ничему этому не верю, я ничем таким не занимаюсь, у меня другая работа, но с другой… Сообщение ваше, корабль этот, Борис, постаревший лет на пятьдесят. Ничего не могу понять. Ты же учёный, получается? Не пацан пятилетний? Объяснишь мне, что здесь и как? Что с вашим возрастом?

– Я не знаю, – Юрий пожал плечами, которые оказались укрыты тёплым одеялом, – видимо, что-то случилось при работе всех этих генераторов, первый раз ведь включили. Мы ведь не знаем даже, как один на нас повлияет, а тут сразу три работало. Плюс ещё ошибки в ваших расчётах из-за их совместной работы.

– Это не мои расчёты, я про это первый раз сегодня услышал. Но ты как взрослый говоришь, – Андрей Павлович покивал головой, – расскажи мне всю историю с самого начала. Борис говорил, но он сам плохо понял, что именно у тебя стряслось с этими генераторами, поэтому расскажи сам.

– Подождите, а информация наша пригодилась? – Юрий даже испугался, что слетал напрасно, поэтому упёрся локтями в кровать и попытался выбраться из-под одеяла, но военный остановил его, положив ладонь на грудь.

– Не вставай, – сказал он, – информация передана куда надо. А пока расскажи мне свою историю.

И Юрий рассказал.

*

Солдат принёс ему одежду – маленькие джинсы с лямками и страшными розовыми рисунками, крошечную клетчатую рубашку без рукавов и ещё какие-то девчачьи босоножки. Он положил всё это на кровать перед Юрием и улыбнулся.

– Извини, пацан, есть только это. Носков и трусов не нашлось, – солдат потрепал его по волосам, и Юрий грозно посмотрел в ответ. Он ещё не видел себя в зеркале, хотя и догадывался, что в глазах окружающих он выглядит обычным маленьким ребёнком, – до тебя у нас тут детей в армию не брали.

Он сам посмеялся над своей шуткой, ещё раз провёл своей огромной лапищей по голове Юрия, который на этот раз уже смирился, и пошёл к выходу.

Юрий выбрался из-под одеяла, встал на кровати и впервые внимательно осмотрел своё новое тело. Всё было таким непривычно маленьким, а кожа очень нежной, хотя местами уже проступили синяки и ссадины, полученные при приземлении. Он натянул на себя одежду, которая, несмотря на свой размер, оказалась даже немного велика, особенно босоножки, противно болтающиеся на ногах при ходьбе по одеялу. Юрий сбросил их и осмотрел комнату, в которой находился. Довольно большая по сравнению с той, в которой он ночевал перед полётом, но те же две кровати, стол, стулья, санузел и ни единого окна. Он аккуратно слез с высокой кровати, подошёл к двери, дотянулся до ручки и подёргал её, выяснив, что заперт.

В туалете он обнаружил зеркало над раковиной, но оно висело очень высоко. Юрий вернулся в комнату, схватил табуретку, которая тоже оказалась непривычно тяжёлой. Как вообще можно выжить, когда тебе шесть лет? Он всё же дотащил табуретку до зеркала, забрался на неё и наконец-то смог посмотреть на себя. Напротив, в отражении, стоял тот самый милый мальчик с детских фотографий с родителями, со школьным букетом и ранцем или верхом на трёхколёсном велосипеде.

– Единственная пока приятная часть изобретения, – сказал он сам себе, показал отражению язык и слез на пол, – только как теперь на работу ходить?

Вернувшись в комнату, Юрий не нашёл, чем там можно заняться кроме того, чтобы лежать и думать. И он приступил, прокручивая в голове события последних двух дней и строя догадки, что именно случилось с ними и почему. Ну и, конечно же, – что же такого они предотвратили?

Погрузившись в мысли, Юрий снова задремал. Он проснулся от звука открываемого замка, на пороге стоял ещё один солдат с подносом в руках, пытающийся своим задом прикрыть дверь. Наконец дверь захлопнулась, солдат дошёл до стола и поставил на него поднос. В этот раз там не было колбасы и лапши, зато была чашка супа, хлеб, салат и две котлеты с макаронами.

– Ужин, – этот солдат оказался не таким дружелюбным, он просто озвучил очевидное и ушёл, закрыв дверь уже руками.

От запаха еды проснулся аппетит, Юрий спустился с кровати, забрался на табуретку у стола и принялся есть. Через десять минут его прервал ещё один щелчок замка, и, обернувшись, он увидел уже двоих солдат, которые осторожно закатили внутрь кровать на колёсиках. На кровати лежал пожилой человек, вся нижняя половина туловища которого была замотана бинтами и скреплена какими-то металлическими прутьями.

– Борис? – Юрий с трудом узнал своего напарника. Тогда, на корабле, тот не казался настолько старым. А сейчас вся тонкая белая кожа на его лице была покрыта просто миллионом морщин, даже цвет глаз стал каким-то тусклым, а редкие волосы побелели.

– Ага, вот такой я теперь, – Борис говорил очень медленно и непривычно, кивая головой в такт словам. Юрий заметил, что во рту у собеседника почти не осталось зубов, отчего голос и звучал так странно, – зато ты хорошо выглядишь, как я посмотрю.

Солдаты вынесли из комнаты стоявшую у стены кровать, подкатили на её место Бориса и вручили ему какой-то пульт.

– Если нужна помощь, или в туалет захочешь – жми, – сказал один из них, и они ушли.

– Ты что, думаешь, что я виноват в случившемся? – спросил Юрий, забыв об остывающей котлете.

– А кто виноват? – Борис опять покивал головой, отчего его седые волосы расползлись по подушке. – Посмотри на нас, разве не ты забрал мою молодость и здоровье?

– Я? Забрал? – от возмущения Юрий спрыгнул с табуретки, но так пришлось смотреть на собеседника снизу-вверх, поэтому он залез обратно. – Ты же понимаешь, что мы не в кино про ведьм? Это наука, в ней всё иначе! Нельзя взять возраст одного человека и передать его другому! Я физик, я изобрёл этот генератор, я предупредил, что оборудование никогда никто не испытывал, и оно опасно. Я говорил, что и сам не знаю, какие будут последствия у всех этих действий. Я не сделал ничего плохого, я нас спас, когда появилась ошибка, я работал на вашем оборудовании, причём видел его практически впервые! Ты и правда считаешь, что я мог подстроить такое?

– Не знаю, – Борис говорил с трудом, вдыхая ртом и делая большие паузы, – может быть, это и не ты. Только всё хорошее досталось тебе, а плохое мне.

– А ты видел, что случилось с кораблём? Он же ржавый оказался, не понимаю, как он не развалился ещё в космосе! У тебя переключатели отламывались в руках, окна заело, одежда вся старая стала, в руках расползалась! Мы словно лет пятьдесят летели без сознания. Хотя нет, так бы мы умерли от голода и обезвоживания. Всё-таки это генератор что-то с нами сделал.

– Что-то… – вздохнув, Борис попробовал отвернуться, но смог лишь повернуть голову к стене.

– Я никогда бы не навредил никому, – сжавшись на табуретке, Юрий смотрел на обиженного старика, не зная, как оправдаться, – я хороший человек, правда. – Он подождал, но собеседник не реагировал, а только продолжал громко дышать в стену. – Что мы должны были исправить? Ради чего этот эксперимент?

– Лучше тебе не знать, – ответил Борис, так и не шевельнувшись.

Юрий посмотрел на стол, отодвинул подальше поднос с едой, аппетит уже пропал. Он прошёлся по комнате, разыскивая выключатель, но не смог его найти. Поэтому просто залез в кровать, отвернулся от горящих наверху ламп и уткнулся лицом в подушку.

Проснулся он в темноте, видимо, свет здесь выключался автоматически. Откуда-то со стены светила тусклая синяя лампа, позволявшая рассмотреть комнату при отсутствии окон. Где-то совсем рядом что-то булькало и тряслось, Юрий сел в кровати, спросонья не соображая, что происходит. Он тряхнул головой, прислушался и понял, что звук идёт с соседней кровати, и это нехороший звук.

Он спрыгнул вниз, бросился через комнату, аккуратно забрался на кровать с колёсиками, стараясь не задеть лежащего там старика.

– Что с тобой? – спросил он, пытаясь заглянуть в неестественно синее лицо Бориса. Лампа всё в комнате сделала каким-то сюрреалистичным и незнакомым.

– Мне… плохо… – тот еле слышно хрипел и хватался руками за поручни кровати. – Дышать… не… могу…

– Пульт, пульт, – крикнул Юрий, – они дали тебе пульт. Где он?

– Не… знаю… Выпал…

Юрий начал шарить вокруг тела Бориса, но ничего не находил кроме мокрой простыни да выпирающих из-под футболки рёбер.

– Чёрт! – он бросился к выходу, чтобы включить свет, но на полпути вспомнил, что тут нет выключателя. Затормозив у двери, он замолотил в неё кулаками. – Эй! Эй! Кто-нибудь! Помогите! Помогите!

Металлическая дверь отзывалась глухим звоном, Юрий колотил по ней то кулаками, то ладонями, кричал, но никто приходил на помощь. Он побежал обратно, упал на четвереньки, ощупывая пол, залез на кровать и снова начал искать пульт там, стараясь забраться даже под тело Бориса.

– Похоже… всё… – тот задышал ещё чаще. – Хочешь… знать… зачем… летали…

– Подожди, подожди, замолчи, я найду! – Юрий размазал слёзы по лицу и продолжил поиски.

– Вирус… Заболел… президент… – Борис отпустил поручень и костлявой рукой вцепился Юрию в ногу.

– Что? – тот от неожиданности остановился и сел в кровати.

– Кто-то… заразил… Он… в тяжёлом… состоянии… Врачи… сказали… вряд ли… – рука Бориса поехала вниз, дыхание всё ускорялось, становясь тише.

– Но ведь его же должны были от всего защитить!

– Нет… полной… защиты… – рука отпустила Юрия и упала на кровать.

– Мы включили прибор, который может уничтожить вселенную, ради спасения одного человека? Вы идиоты! Вы кретины! – Юрий схватился за голову. – А что насчёт остальных умирающих? Насчёт нас с тобой?

– Не все… одинаково… важн… – Борис вдруг запнулся посреди слова, несколько раз громко вздохнул и дёрнулся всем телом.

Юрий сидел, не трогая больше своего напарника, растирая по лицу слёзы и ощущая себя полным неудачником. Да, он ведь действительно считал, что изобрёл почти бога, но на деле всего лишь выпустил из бутылки джина, которому кто-то уже успел загадать плохое желание. Он в который раз спустился с кровати, дошёл до двери и замолотил в неё кулаками что есть сил.

Часть 3

Показать полностью
71

Нет времени. Часть 1

Институтская столовая никогда не нравилась Юрию, но он всё равно время от времени посещал её благодаря просыпающейся иногда лени, не дающей отходить от рабочего места дальше, чем на сто метров. В последние три недели столовая к тому же ещё выглядела так, будто находилась на грани банкротства. Несколько лет назад, во время реконструкции института, про неё почти забыли, решив сохранить дух Советского Союза хоть в каком-то подразделении. Старшее поколение утверждало, что тут всегда кормили так же плохо, убирали нечасто, а бабушка, навечно зависшая на раздаче, за последние лет пятьдесят ни разу так и не смогла услышать, что именно у неё просят, поэтому для компенсации сама орала на всех. Юрий не помнил ни Советского Союза, ни его замечательного общепита, но бабушку боялся даже больше, чем своего начальника.

И вот теперь, когда в связи с карантином всех разогнали по домам, оставив только самых перспективных и жизненно важных, в столовой было пусто и тихо, только со стороны раздачи изредка слышались грозные крики, словно какие-то голодные викинги штурмовали кастрюлю с супом.

Юрий доел свою странную котлету со вкусом то ли рыбы, то ли морковки и задумчиво смотрел в телевизор, висящий на выцветшей стене. Назад в лабораторию его не тянуло, он уже второй год занимался исключительно теоретическими расчётами или, даже скорее, просто позволял компьютеру считать варианты. И компьютер считал, не возражая, его железные мозги не знали усталости, а вот Юрию было скучно. Он несколько раз просил дать ему другую работу, но начальство требовало продолжать эту, скучную и однообразную. И вот уже третью неделю на карантине Юрий безвылазно сидел в лаборатории в одиночестве, скармливая трудолюбивому компьютеру новые параметры.

В коридоре хлопнула дверь, это было слышно даже сквозь бубнёж телевизора, и в дверном проёме на секунду мелькнула фигура полковника, за которым бежали ещё несколько человек. Юрий встал, схватил поднос с тарелками и поспешил убраться из столовой – появление полковника с незнакомцами никогда ещё не приносило хороших новостей. В такой ситуации лучшей стратегией было сидение на рабочем месте, желательно с какими-нибудь значимыми результатами.

Юрий предусмотрительно выглянул в холл, где не оказалось никого, добежал до лифта и уехал на свой этаж. В лаборатории он быстро загрузил новые данные в освободившийся компьютер и на всякий случай сел недалеко от него, надев халат и положив рядом папку с распечатками результатов. Полковник любил бумажные варианты, электронные цифры на экране нисколько не впечатляли его. Наверное, именно поэтому он до сих пор носил старые наручные часы, которые постоянно подкручивал и ругал, но менять на новые не собирался.

Около часа ничего не происходило, и Юрий уже решил, что гроза прошла мимо, но всё плохое чаще всего случается именно тогда, когда ты уже обрадовался и расслабился. Поэтому в коридоре вдруг послышались приближающиеся голоса, дверь открылась и на пороге появился злой Петров. Он раскрыл дверь пошире, пропуская кого-то:

– Вот он, забирайте, – сказал полковник в коридор, – но я вас предупредил, вы сделаете только хуже!

– Добрый день! – Юрий встал и схватил уже отложенную папку.

– Это к тебе, – Петров обернулся, но здороваться не стал, он пропустил в лабораторию парня лет двадцати пяти в военной форме, – теперь он твой начальник, делай всё, что он скажет.

Полковник вышел в коридор и изо всех сил пнул металлическую дверь, но она только лишь тихо вздохнула и плавно закрылась. Современные двери научились скрывать истинную силу наших чувств.

– Добрый день! – ещё раз сказал Юрий, но его гость тоже проигнорировал приветствие.

– Давай сразу о делах, – военный остановился рядом и оглянулся вокруг, – что у тебя с расчётами?

– В каком смысле? – Юрий растерялся, но тут же протянул приготовленную заранее папку. – Вот они. Здесь всё, что на сегодня готово.

– Это мне не нужно, – военный отодвинул расчёты в сторону и уперся кулаками в стол, не отрывая взгляда от Юрия, – своими словами расскажи. Как в школе.

– Тут же сотни страниц, что именно рассказать?

– Что может сделать твой генератор по этим прогнозам?

– Он может создать локальное пространство с заранее заданными характеристиками, – Юрий посмотрел на военного, почему-то продолжающего стоять в неудобной позе гориллы, – но это теоретически. Проверять мы не пытались.

– Ни разу? – парень наконец сдвинулся с места и сел на стул Юрия.

– Опасно ведь, – тот отошёл на шаг в сторону и пожал плечами, – мы, конечно, можем сильно ограничить область, которую создаст генератор, но если она окажется стабильна, её уже нельзя будет уничтожить.

– А зачем её уничтожать? – не унимался собеседник.

– Ну это же очевидно, – Юрию даже стало интересно, военный просто проверяет что-то или действительно пришёл к нему, не зная, что именно делает генератор пространства, – эта область может начать самопроизвольно расширяться, и если это случится, то остановить её нам будет нечем.

– Ну допустим. И что такого страшного, если она станет расти?

– Как это – что страшного? Но это же пространство с физическими законами, отличающимися от наших, – Юрий от возмущения даже бросил никому не потребовавшиеся расчёты на стол, – не факт, что мы сможем жить в нём. Вот представьте себе жука, который сидит в стогу сена. И этот жук взял и создал в стогу крохотную область с огнём, вот только огонь разгорелся и решил сжечь весь стог, а тушить его жуку нечем. У нас может случиться то же самое, только жук может улететь в поле, а нам лететь некуда, изменится вся вселенная.

– Так не создавайте огонь, – предложил военный, – создайте воду. Или попробуйте изменить какое-то свойство всего лишь слегка, просто интереса ради.

– А как это сделать? – спросил Юрий. Он шагнул к компьютеру и указал на меняющиеся на экране цифры, – вот смотрите, как много всего надо учитывать в одном единственном эксперименте. Физические законы переплетены друг с другом. Если я поменяю один из них хоть немного, остальные сами по себе двинутся вслед за ним. Я только и занимаюсь – считаю, что теоретически случится при изменении разных параметров. Попробовать-то нельзя.

– Ладно, ничего не ясно, но это всё пока неинтересно, – парень отмахнулся от объяснений, – давай короче. Твой генератор способен создать пространство, в котором время идёт в обратную сторону?

– Да, – Юрий постучал по папке, – тут у меня это один из самых первых расчётов.

– То есть мы можем включить твоё устройство, – собеседник оживился, встал и прошёлся по комнате, – поместить в него человека и отправить его в прошлое?

– Вот это вряд ли, – огорчил его Юрий, – ну просто представьте, что я сейчас включаю генератор и захожу в пространство с обратным временем, хотя меня, скорее всего, просто разорвёт при входе. Во-первых, мы не знаем, как это повлияет на человека, можно ли там вообще жить. Мы во многих случаях вообще не можем рассчитать, что будет с живым организмом при других физических законах, мы слишком мало знаем. Во-вторых, если созданное пространство нестабильно, то оно может существовать только, пока генератор работает. Внутри я доживу до момента включения генератора, после чего созданное пространство исчезнет, его ведь не было в прошлом, и я снова попаду в обычное время, где генератор только-только включится. Но вообще лучше не доходить до этой точки.

– Так возьми генератор с собой, – посоветовал военный, – в перевёрнутое время. Или просто создай пространство сразу вокруг него.

– С этим тоже есть проблемы. Мне понадобится электричество для генератора, много электричества, с собой ещё придётся прихватить целую электростанцию, разворот времени по расчётам очень энергозатратен. А ещё получившаяся область вырвет кусок нашего обычного пространства и утянет его в прошлое, мы так можем и разрушить что-нибудь, кусок с электростанцией занимает много места. Такой эксперимент я решился бы провести только в космосе, но и там придётся сначала строить электростанцию. Кстати, если пространство ещё и окажется стабильным, то появится очень большой шанс его произвольного расширения, тогда мы все начнём жить в обратную сторону. Или умрём. Или что-то ещё, не знаю, не проверял.

– Не так быстро, с этой хренью с ума можно сойти, я на первых предложениях потерялся, – военный остановился напротив Юрия, – мне это, конечно, уже объясняли, но ты просто мне скажи – в прошлое никак?

– Теоретически можно, но столько проблем, – Юрий пожал плечами, но решил, что пока ещё слишком мало знает о своём изобретении, – думаю, потребуется много лет, чтобы поставить такой эксперимент. И то не на Земле.

– Тогда давай я тебе предложу свой вариант, мне тут наши специалисты подсказали на всякий случай, – военный снова сел, притянул к себе папку, взял со стола карандаш и нарисовал круг, – мы создаём пространство, где скорость света выше, чем у нас, влетаем в него, – он нарисовал стрелку, ведущую в круг, – разгоняемся до тех пор, пока не превысим нашу скорость света, вылетаем в обычное пространство, – стрелка появилась с обратной стороны круга, – где, согласно нашим физическим законам, движемся во времени в обратную сторону. Летим до тех пор, пока не наступит нужное нам время, тормозим и оказываемся в самом обычном прошлом. Как тебе такое?

– Очень сомнительно, – Юрий с сожалением посмотрел на испорченную рисунками папку. Полковник Петров помимо бумаг любил ещё и порядок. – Тут много ограничений выскакивает. Полная энергия тела зависит от скорости света, и вдруг эта скорость резко увеличилась. Что с телом случится? Как эта энергия скомпенсируется? Я не знаю. Вообще трудно представить, что случится с тем, кто попадёт в такое пространство. Да и сколько потребуется времени и топлива, чтобы развить такую скорость? И что будет, когда тело обратно выпадет на сверхсветовой скорости в обычный мир? Нет у нас никаких законов, которые это объясняют, только предположения. К тому же затормозить потом не удастся, придётся повторно генерировать пространство с высокой скоростью света, лететь в него, тормозить там и снова обратно. И даже если это всё как-то возможно, мы в конечном итоге нарушим причинно-следственные связи, да и закон сохранения энергии тоже. Так можно и сломать вселенную. Это уже я не вспоминаю о том, что сама работа генератора может уничтожить мир.

– Но, в принципе, попробовать такой вариант ведь можно? – военный вопросительно смотрел на Юрия.

– Единственная причина, по которой я решился бы попробовать запустить генератор для такого, – он немного подумал, но вариантов в голове оставалось мало, – это для предотвращения запуска этого же самого генератора для подобного эксперимента. К тому же у меня тут в лаборатории всего лишь недоделанный прототип, и его трудно будет разогнать у нас во дворе до скорости света.

– Да нет, разгоним мы его в космосе, – заверил Юрия военный, – как ты и сказал.

– Вы собираетесь отправить мой генератор в космос?

– Не мы, – собеседник махнул рукой у себя за спиной, – а мы, – он обвёл круг, который включал в себя Юрия.

– То есть вы хотите, чтобы я помог вам построить генератор для космического корабля?

– Нет, твой генератор уже полгода болтается на орбите. Его дорабатывали, чтобы опробовать где-нибудь подальше от Земли. Но нам нужен специалист, который во всём этом разбирается.

– Вы что, хотите отправить меня в космос?

– Не хотим, но придётся. У нас почти весь отдел, который занимался твоим изобретением, лежит в больнице с воспалением лёгких, их начальство тоже там. Меня на этот проект перебросили только вчера, а я и половины понять не успел. У нас из разбирающихся во всём этом остался только ты.

– Нет, подождите, – Юрий выставил вперёд руки, словно стараясь оттолкнуть от себя ситуацию, – я учёный, я не космонавт. Я могу помочь с Земли, подсказать отсюда. Ну или дождитесь, пока ваши специалисты вернуться, это же всего пару недель!

– Нет времени, лететь надо завтра.

– Что?! Завтра? – Юрий попытался ухватиться за стол и уронил папку, рассыпав листы с данными по полу. – Я не могу!

– Понимаешь, тут выбора у тебя нет. Надо. Ситуация такая, что и завтра может оказаться поздно.

– Какая ситуация? – ничего не соображающий учёный сел на пол и стал собирать листы бумаги.

– Неважно, – военный покачал головой, – твоё дело – помочь кораблю улететь на три недели назад. Вернёшься – станешь героем.

– Но это же никто никогда не проверял, вы понимаете, что у меня почти нет шансов? – Юрий вдруг окончательно осознал, что именно с ним хотят сделать, и из его глаз сами по себе полились слёзы. Почти все эти годы, которые он работал на военных, ему нравилось его занятие. Любое оборудование, новые идеи, команда, зарплата. Он не боялся, что его изобретения используют для создания оружия, оно ведь должно просто сдерживать противника, мы же не собирались ни на кого нападать, мы мирная и добрая нация! Ему никогда не приходило в голову, что и сам он – тоже некоторого рода оружие, и им тоже можно воспользоваться в совсем не мирных целях. Хотя сейчас вообще неясно, в каких именно целях им пользуются. – Я же просто умру там.

– А ну хватит ныть! – Военный дёрнул его вверх, поставив на ноги. – Ты что, не хотел бы проверить, как работает твоё собственное изобретение?

– Не-е-е-е-ет! – Юрий попытался сказать, но вместо этого получился только долгий всхлип, он снова полез собирать бумаги на полу, и тут же получил хороший тычок в спину.

– Прекращай! – рявкнул голос сверху, но Юрий только сжался и попытался отойти в угол. – Да что же с вами всегда тяжело так?

Следующие несколько минут его просто тянули по коридору за халат, а он только всхлипывал и тёр то нос, то глаза. В себя он пришёл уже в вертолёте, где-то далеко от института. Он попытался встать, но кто-то пристегнул его к креслу. Юрий попробовал найти застёжку, но его остановила рука сидящего рядом военного.

– Мне в туалет надо, – сказал Юрий, но его спутник показал себе на уши, давая понять, что ничего не слышит из-за работающего двигателя. Он ещё раз попытался отстегнуться, но теперь уже его поймали за руки и сложили их на коленях.

Юрий посидел несколько минут, собираясь с мыслями, вытащил из-под себя полу халата, наклонился и вытер мокрое лицо. Внизу город давно сменился сначала какими-то коттеджами, дачными домиками, полями, редким лесом, а затем пошли вообще какие-то неизведанные болотистые земли из постапокалиптических фильмов.

– Где мы? – спросил Юрий, но и сам вспомнил, что в этом грохоте его никто не слышит.

Он уткнулся лбом в трясущийся иллюминатор, понимая, что сейчас изменить что-то уже не в его власти. От этой мысли почему-то стало полегче. Он подумал, что русские люди почему-то любят быть в ситуациях, когда ничего от тебя не зависит, а иногда любую ситуацию на всякий случай считают именно такой.

Солнце медленно уезжало за края болот и, глядя ему вслед, Юрий задремал.

*

Проснулся он от того, что его отстёгивали от кресла. Вертолёт всё ещё ревел и вращал лопастями, но стоял уже на асфальтированной площадке. Юрий выбрался наружу и теперь самостоятельно пошёл за военным, который махнул рукой, приглашая следовать за собой по освещённой дорожке к стоящим невдалеке домикам.

– Я Андрей Павлович, – военный на ходу протянул руку, даже не глядя на учёного, – а то как-то не успел представиться. Ты извини, Юр, за это всё, просто сейчас ты нам очень нужен, а как тебе сообщить это помягче – я так и не придумал.

Юрий машинально пожал руку и сразу чуть отстал, рассматривая затылок собеседника и думая, что же такого нужно в жизни сделать, чтобы в столь ранние годы стать Андреем Павловичем, которому не может отказать даже полковник Петров.

– С этими болезнями мы половину народа отправили в больницу. Кто-то принёс заразу, а когда поняли, что случилось – уже все в соплях, кашляют и еле ходят. Но ты не переживай, ты не один полетишь.

– Там же нагрузки при ускорении, – Юрий уже понял, что ему вряд ли что-то поможет, но попытаться стоило, – люди годами тренируются для полёта, я же сдохну просто при взлёте.

– Не переживай, ты ещё молодой, здоровый, выдержишь, – военный открыл дверь ближайшего домика и кивнул головой, предлагая Юрию идти первым, – тем более, там не особо долго.

– А до скорости света? – тот вошёл внутрь и оказался в коридоре, по обе стороны которого находились двери, больше всего это напоминало его старое студенческое общежитие. – К тому же там очень долго разгоняться придётся. И сколько нам топлива нужно будет? Всё в мире?

– Ну попробуй догадаться сам, как решили эту проблему, – Андрей Павлович поймал за руку идущего впереди Юрия, – не торопись, это твоя комната, – он открыл одну из дверей и щёлкнул выключателем на стене, – заходи, до утра живёшь тут.

Это действительно оказалось общежитие, только не для студентов, слишком уж аккуратно выглядели стоящие внутри крохотной комнаты две кровати и столик с единственной табуреткой. Рядом с одной из кроватей находилась дверь в самый маленький в мире санузел.

– Так что там с разгоном? – Юрий вошёл и сразу сел на одну из кроватей, стоять вдвоём в комнате было неудобно.

– Сейчас, минуту, – военный вытащил телефон и поднёс его к уху, – заходи, мы на месте. Так, по поводу ускорения… Ты понимаешь, что твоё изобретение… Оно ведь может существовать не единственном экземпляре.

– Я понимаю, вы же мне сами и сказали, что его уже построили. Только при чём здесь разгон?

– Даже я вчера быстрее догадался, – Андрей Павлович сел на соседнюю кровать и с интересом посмотрел на учёного, – на корабле установлен не один генератор пространства, их несколько. Главный создаёт пространство перед кораблём или вокруг него. А вот остальные работают внутри. Один организует вам на корабле пространство с гравитацией и минимальным воздействием от ускорения, вы даже не почувствуете, что разгоняетесь. Ещё один генератор установлен в двигателях, что именно он там создаёт, я пока так и не понял, но из-за него вы разгонитесь до скорости света за несколько часов, и топлива вам много не понадобится. Я предлагал использовать такой двигатель как источник энергии для разворота времени, но говорят, что слишком маленький, не справится, может только замедлять время.

– Но вы же понимаете, что это всё чисто теоретически? – Сил на спор у Юрия не было, он уже не спорил, а просто без эмоций излагал факты. Он и не думал, что может настолько сдаться всего за несколько часов. – Вы же сами сказали, что генератор ещё ни разу не проверяли.

– Давай без паники, по расчётам всё должно получиться. Думаешь, Гагарин не сомневался, когда его в космос отправляли? Но ведь полетел, вернулся! Лучшие специалисты тогда всё просчитали и сейчас то же самое сделали, – военный встал, чтобы открыть дверь, хотя в неё никто не стучал. Юрий в это время не переставал думать о том, что этот полёт и тот организовали совсем разные специалисты. – Проходи, знакомься, это Юра, – в комнату вошёл невысокий спортивный мужчина лет тридцати, – а это Борис, твой напарник.

Мужчина кивнул в знак приветствия и остался стоять у порога, прикрыв за собой дверь. Андрей Павлович вытащил табуретку из-под стола и сел посреди комнаты так, чтобы видеть обоих своих собеседников.

– Борис будет у вас за главного, делай всё, что он скажет, – военный внимательно посмотрел на Юрия, – тогда вернёшься обратно. И вернёшься богатым человеком, это чтобы ты понимал, за что борешься. Теперь порядок ваших действий. Старт завтра в час дня. До этого времени инженеры покажут тебе программу управления генераторами и ручной пульт на случай отказа компьютера. По идее вам ничего не придётся делать, всё запрограммировано на автоматическое выполнение, но, если что-то пойдёт не так, будешь управлять генератором самостоятельно, вы обязаны сделать всё, чтобы появиться здесь на три недели раньше.

Юрий попытался возразить:

– Но мы тогда бы уже появ…

– Не надо меня перебивать, – остановил его военный, – все вопросы после возвращения. У каждого из вас будут спутниковые телефоны, включите их, как только попадёте в прошлое, корабль автоматически затормозит уже около Земли. Как только сможете звонить – звоните мне, текст вашего сообщения выучите наизусть, а ещё оно будет нанесено на вашу одежду, если вдруг забудете. И бумажный вариант тоже возьмёте. Если телефоны не работают, вдруг что-то с ними произошло, – не пробуйте корабельную связь, вас могут попытаться сбить, садитесь на Землю, с этим разберётся Борис, после чего снова пробуете звонить мне, номер выучите, он тоже будет на вашей одежде. Вы должны полностью произнести текст сообщения. И это всё ваше задание. Не так уж и сложно, как мне кажется. Всё понятно?

– Ничего не понятно, – Юрий помотал головой, – зачем это всё? И что, как вы думаете, я смогу сделать, если ваша система накроется? Это же…

– Эти вопросы тоже после возвращения, – военный встал и сделал шаг к выходу, заставив посторониться стоящего в дверях гостя, – Борис, проследи пока, чтобы текст был заучен наизусть. Встретимся завтра, подъём в шесть утра.

Он открыл дверь и вышел. Юрий с надеждой посмотрел на своего нового знакомого.

– Что случилось такого? Из-за чего всё это? – спросил он.

– Это закрытая информация, – тот сел на оставленную Андреем Павловичем табуретку и вытащил из кармана записную книжку, – вот, держи, с самой первой страницы идёт текст. Выучи его, а потом я проверю.

– Что, прямо сейчас?

– Да, прямо сейчас, больше времени не будет, – Борис настойчиво потряс книжку, и Юрий взял её.

Внутри оказался какой-то бессвязный текст без глаголов и знаков препинания. Юрий несколько раз прочитал его, но не смог запомнить даже нескольких первых слов.

– Как это вообще можно выучить? – спросил он Бориса, который снял ботинки, залез на соседнюю кровать и уткнулся в телефон.

– Учи, – тот даже не поднял взгляда.

Юрий потратил почти час, пытаясь запомнить всю эту абракадабру, он читал вслух, про себя, шептал и даже попробовал напеть, но слова путались, прятались, перепрыгивали друг через друга и превращались во что-то более простое. Наконец он смог с первого раза выговорить их по порядку, и тогда Борис заставил его пять раз произнести всё вслух, после чего посадил учить текст ещё на полчаса.

– А сколько времени? – Юрий вдруг вспомнил, что прилетели они сюда уже в темноте, и неплохо было бы что-нибудь поесть. Он полез в карман за телефоном, но не обнаружил его ни там, ни в халате. – Я, кажется, телефон потерял. У нас тут ужин предусмотрен?

– Телефон вернут после задания, – сказал Борис и слез с кровати, – ужина нет, но я сейчас что-нибудь принесу. Без меня из комнаты не выходить.

Он натянул ботинки и вышел, оставив Юрия в попытках выучить текст и размышлениях о том, когда у него успели забрать телефон и когда именно его вернут. Они ведь должны прилететь тремя неделями раньше, тогда этот телефон ещё будет принадлежать Юрию из прошлого. Придётся ждать столько времени, родственники начнут волноваться. Хотя нет, не начнут, тот, другой Юрий ответит им, что всё в порядке. А ведь при этом ничего не будет в порядке.

– Вот, – вошедший Борис поставил на стол поднос с заваренной лапшой быстрого приготовления, хлебом и куском колбасы, – ешь и учи одновременно.

Остаток вечера так и прошёл в заучивании слов, Борис отстал только тогда, когда Юрий смог пять раз произнести текст в нужном порядке без ошибок.

– Всё, сейчас ложись спать, – Борис снял одежду и аккуратно повесил её на спинку кровати, – завтра утром повторишь мне всё. Иди чисти зубы, свет потом выключишь.

Через десять минут Юрий лежал в кровати, по-прежнему не веря, что всё это случилось именно с ним. Заучивание текста отвлекло его от сути происходящего, но теперь он снова задумался о своей судьбе. По сути, он ведь автор великого открытия, о котором запрещено сообщать остальному миру. Он отличный учёный, который мог бы и дальше делать открытия, но вместо этого два года сидел перед компьютером с дурацкой механической работой, слишком простой даже для школьного двоечника. И чем вообще всё это закончилось? Его отправляют на какое-то задание, выполнить которое можно только при запредельном уровне везения. Это не наука, это кино про Джеймса Бонда, который точно победит, да ещё и со спецэффектами, потому что – ну а как иначе? Только не бывает такого в жизни.

И зачем это всё нужно? Почему приходится изображать из себя Терминатора? Что требуется предотвратить в прошлом три недели назад? Ничто в мире не намекало на грядущие катаклизмы, ничего такого страшного не случилось в последние дни. Да, конечно, эпидемия гуляла по планете, но три недели назад было уже поздно её предотвращать.

И ещё одна мысль не давала Юрию заснуть – как же хочется жить! Особенно сейчас, когда шансов вернуться у него оставалось не так много.

Утром за час до подъёма его разбудил Борис, заставил ещё пять раз произнести текст, который за ночь почему-то успел частично растворится в памяти. До шести утра он смог восстановить все слова.

Потом они завтракали в столовой, оказавшейся в соседнем домике. Парень на раздаче без слов положил им по тарелке каши и две сосиски, хотя Юрий по привычке ожидал крика с требованием говорить громче. Они быстро поели в пустом зале.

– А где все? – поинтересовался Юрий, взмахнув над головой ложкой с кашей.

– Все, кто нужен, здесь есть, – Борис отложил пустую тарелку в сторону, – ешь быстрее, иначе пойдёшь голодным.

Через несколько минут он провёл Юрия по улице до очередного домика, где их уже ждал Андрей Павлович вместе с какой-то девушкой в медицинской маске. По дороге Юрий оглядывался, пытаясь увидеть ракету, на которой им предстояло лететь, но вокруг не было ничего похожего.

– Выучил? – спросил военный вместо приветствия, Борис кивнул. – Тогда вот она, – он показал на стоящую рядом девушку, немного подумал, но, видимо, так и не смог вспомнить её имя, – она у нас осталась одна из здоровых. Сейчас она тебе покажет тренажёры, смотри внимательно, запоминай сразу, потому что через час выезжаем. Приступайте.

– Пойдёмте бу-бу-бу, – сказала девушка в свою маску, отворачиваясь, и пошла куда-то. Юрий ничего не понял, но на всякий случай последовал за ней. Она остановилась у компьютера, указав на экран, – вот смотрите, программа управления простая, выбираете физический параметр, увеличиваете или уменьшаете, связанные величины автоматически изменяются, можно регулировать сразу несколько.

Юрий смотрел на экран с удивлением, здесь все его данные, которые он собирал два года, были объединены в простую программу без сотни бумажных листов, которые всё равно никто не читал.

– А это физический пульт, – девушка тем временем перешла дальше, – здесь ручные регуляторы, но только самые основные, иначе слишком громоздко.

– Скажите, для чего именно вы построили корабль с этим генератором? – спросил её Юрий. – Какую вселенную вы хотели создать?

– Я лаборант, – девушка пожала плечами, – спросите лучше у создателей генератора.

– Давайте лучше вопросы по существу, – стоящий рядом Борис остановил Юрия, который только открыл рот для рассказа о создателях.

Ракета оказалась в часе езды от домиков. Она неестественно торчала посреди уже зеленеющей степи, хотя и вызывала восхищение своим целеустремлённым видом и масштабом. Юрию с Борисом выдали одежду с надписями, помогли забраться в скафандры какой-то невиданной конструкции и посадили в автобус, который должен был подвезти их к ракете.

– Ребята, я в вас верю, – Андрей Павлович похлопал их по спинам, – шанс у вас всего один, но зато какой! Вы будете первыми. И очень жду вас обратно, хотя пока ещё и не знаю об этом.

Он вышел из автобуса, махнул рукой водителю, и ракета, до этого спокойно стоявшая на месте, плавно двинулась навстречу будущим космонавтам.

Часть 2

Показать полностью
53

Как раскрашивают старые фильмы

Вы можете удивиться, но цветное кино начали делать еще на заре кинематографа. Именно делать, а не снимать. В то время и речи не шло о цветных пленках, поэтому раскрашивать кадры приходилось руками и люди это делали. Обрабатывать весь фильм было сложно и долго, поэтому создатели раскрашивали только его части для большей выразительности. Например, пистолетные выстрелы и тому подобное. В итоге, смысла в этом было мало и такой работой постепенно перестали заниматься. Но сам факт не позволяет сказать, что раньше было только черно-белое кино.


В СССР колоризацию (так в кинематографе называется процесс работы с цветом) привез Сергей Эйзенштейн. Он побывал в Париже и увидел несколько лент того времени, которые были раскрашены. Раскраска, правда, была частичной (элементы одежды, здания, узоры). В итоге он загорелся этой идеей и перенял такой метод кинопроизводства.


Основным методом раскрашивания лент того времени был ”Патеколор”. Он предусматривал нанесение краски на кадры при помощи специальных трафаретов. Альтернативным методом была сложная химическая окраска


Идея покадрового раскрашивания фильмов быстро потеряла популярность, так как была очень сложной. Но многие упорно продолжали это делать и даже заранее закладывали в сценарий сцены, которые должны быть цветными. Интересно, что в разных странах пошли разным путем ”украшения кинопроизведений”. В США долго занимались раскраской фильмов, а в СССР к этой идее быстро остыли и начали переключаться на озвучку готовых лент.

Как раскрашивают старые фильмы Фильмы, Технологии, Колоризация, Длиннопост

Первым фильмом, который именно сняли цветным, была лента, созданная фотографом Эдвардом Тренером. При создании фильма кадры последовательно фиксировались на пленку через цветные фильтры — красный, зеленый и синий. Для этого использовалось три разных аппарата. Так же картинка потом и воспроизводилась, через такие же фильтры, воссоздавая оригинальные цвета. Сделал он это уже более 110 лет назад. Правда, фильмом назвать это сложно, так как это просто несколько коротких зарисовок из жизни.


Вдохновили его на это работы знакомого фотографа, который экспериментировал с цветной фотографией и различными фильтрами.


Официально первым цветным фильмом считается картина ”Бекки Шарп”, вышедшая на экраны в 1935 году. Произошло это в США, а режиссерам был Рубен Мамулян. В СССР первой цветной картиной был ”Соловей-Соловушко” в 1936 году.


Несмотря на разовые работы по колоризации фильмов, массовая ручная раскраска становилась все более бессмысленной. Фильмы становились длиннее, пленки сложнее, а требования к надежности выше. Тем более, в середине века появились уже цветные фильмы и людям хватало зрелища без просмотра старых лент.


Сторонники колоризации все равно были, но они уже хотели автоматизировать процесс. Все чаще думали, как заставить компьютер делать старые фильмы цветными и в 80-е годы наконец-то дошли до этого. Многие ленты, которые мы привыкли видеть цветными, изначально были черно-белыми. Например, кадры высадки астронавтов NASA на Луну.

Как раскрашивают старые фильмы Фильмы, Технологии, Колоризация, Длиннопост

Эти кадры не были цветным с самого начала. Их раскрасили уже позже.


Как и сейчас, сразу появилось много сторонников и противников колоризации. И с той, и с другой стороны хватало влиятельных людей из мира киноиндустрии, а главным примиряющим аргументом были привычки. То есть, если человек не видел, как кино выглядело до того, как стало цветным, он не имел претензий. С этим соглашались все.


Главным же техническим моментом, который не нравился людям, был очень плохой переход цветов. Особенно на волосах и других мелких элементах. Из-за этого цветные картины выглядели очень неестественно.


Ни для кого не секрет, что для того, чтобы раскрасить старый фильм, надо знать, какого цвета изначально были объекты в кадре. Для этого проводится долгая подготовительная работа. Команда колористов ездит по студиям, изучает реквизит, рассматривает цветные фотографии со съемок и даже опрашивает очевидцев процесса.


В итоге, специалисты понимают, как должен выглядеть тот или иной объект, но раскрашивать каждый кадр вручную не очень логично, и на помощь приходит компьютер. То ли еще будет, когда заработают квантовые компьютеры.


При колорировании фильмов цвета берутся не с потолка. Проводится долгая работа по изучению исходных объектов.


В начале берется несколько ключевых кадров (более правильно их называть ”кадрами цветового решения”). В них есть все основные элементы, которые надо раскрасить. Понятно, что соседние кадры будут мало отличаться и они могут раскрашиваться по аналогии. Это уже можно доверить компьютеру.


Сначала картина оцифровывается, чтобы с ней мог работать компьютер. Обычно старые пленки находятся в очень плохом состоянии и проводятся работы по восстановлению материала. Потом берется несколько сотен ключевых кадров и начинается процесс. Например, для колорирования фильма ”17 мгновений весны” было использовано полторы тысячи ключевых кадров, каждый из которых раскрасили вручную.

Как раскрашивают старые фильмы Фильмы, Технологии, Колоризация, Длиннопост

«17 мгновений весны». было/стало.


После того, как работа по колорированию ключевых кадров завершена, все еще раз проверяется. Снова призываются на помощь участники событий и проверяется цвет реквизита из хранилищ киностудий.


Только представьте, насколько сложно восстановить, например, цвет зданий того времени, когда был снят фильм


Когда все окончательно выверено, в дело вступает компьютер. Он анализирует оттенки серого и то, какие цвета им придали в ручном режиме на ключевых кадрах. Так пиксель за пикселем он подгоняет цвет каждого кадра.


Процесс этот очень долгий и трудоемкий. Проблема в том, что даже после того, как вся ручная работа завершена, недостаточно просто нажать одну кнопку и получить результат. Часто компьютер ошибается и надо вносить новые корректировки и использовать дополнительные ключевые кадры. Так процесс затягивается на несколько месяцев, а иногда даже больше. При этом занимается колорированием не один человек, а целая студия.


Во время колорирования не только добавляется цвет, но и убирается до 80 процентов дефектов пленки, которая долго лежала в архивах и сильно разрушилась от времени


В нашей стране есть две основные студии, которые занимаются такими работами — ”Формула цвета” и ”Крупный план”. Основным заказчиком колоризации как правило выступает Первый канал.

Как раскрашивают старые фильмы Фильмы, Технологии, Колоризация, Длиннопост

Как вы поняли, процесс очень трудоемкий. Значит, он должен стоить дорого. К сожалению, точные цифры найти сложно, да и не всегда они афишируются. Тем не менее, примерные цифры варьируются в диапазоне от нескольких сотен тысяч долларов до пары миллионов за полуторачасовой фильм. Точная цена зависит от продолжительности, качества работы и того, насколько трудно добыть исходники цвета.


По понятным причинам со временем популярность колоризации фильмов падает. Учитывая, что почти все фильмы из золотой коллекции уже раскрашены, платить такие деньги мало кто захочет. Особенно на фоне того, сколько выходит новых фильмов.


Некоторые фильмы были раскрашены по два раза. Например, ”Ночь живых мертвецов” раскрасили в 1986 и в 2004 году.


Несмотря на стоимость и сложность, энтузиасты своего дела все равно активно работают над новыми лентами. Особенно в нашей стране, так как мы позже начали раскрашивать фильмы. Они считают, что только так можно привить любовь молодежи к классике кинематографа, в которой действительно есть шедевры, не сравнимые ни с какими ”Мстителями”.


Учитывая то, как технологии шагнули вперед, сейчас можно действительно сделать очень качественное колорирование. Например, в 80-е годы прошлого века для анализа использовалось только 6 градаций серого, теперь их 1200. Количество итоговых цветов выросло с 16 до 1 000 000. Цифры говорят сами за себя. Для меня, если честно, загадка в том, как 40 лет назад вообще умудрялись проводить такие работы на компьютере. Особенно, учитывая мощности того времени.


Основных сложностей в процессе колорирования несколько. Первой из них являются оттенки лица. 30-35 лет назад цвета лиц были, как у трупов, а сейчас они наоборот слишком румяные. Золотую середину так и не нашли.


Во время съемок черно-белого кино не было таких технологий, как сейчас. В итоге грим был так себе, декорации сделаны из фанеры, а костюмы часто оставляли желать лучшего. Просто на кадрах тех лет (с тем качеством съемки) этого было не видно. Сейчас с обработкой это вылезает и приходится дополнительно ”чистить брак”.

Как раскрашивают старые фильмы Фильмы, Технологии, Колоризация, Длиннопост

Признаюсь честно, я не очень хорошо отношусь к колорированию фильмов. Мне кажется, что некоторые ленты лучше не трогать. Многие режиссёры придерживаются того же мнения. У тех, кто сейчас жив, спрашивают их мнение, а тех, кого уже нет, спросить нельзя. Вместо этого опираются на их изначальное мнение. Например, многие режиссеры в те времена, когда была возможна и цветная съемка, и черно-белая сознательно выбирали второй вариант. Они считали, что мозг додумает куда более яркие цвета, чем их покажет оператор. Соответственно в этом ключе писались и сценарии.


Например, был случай, когда дочь знаменитого Леонида Быкова, которого уже нет с нами, обратилась в украинский суд, утверждая, что фильм ”В бой идут одни старики” изначально задумывался, как черно-белый.


Массовая общественность тоже так и не может определиться со своим отношением к колорированию. Правда, большинство сходится во мнении, что раскрашивать надо только комедии. Драматические картины должны сохранять свой драматизм, большая часть которого кроется именно в цветовой гамме и возможности каждого человека решить самому, какой он видит сцену.


Автор: Артем Сутягин

https://hi-news.ru/entertainment/kak-raskrashivayut-starye-f...

Показать полностью 4
117

Он возвращается!

Фильм «Терминатор: Темные судьбы» выходит в российский прокат 31 октября.

Он возвращается! Фильмы, Арнольд Шварценеггер, Терминатор, Новости, Фантастика, Технологии, Видео, Длиннопост

Арнольд Шварценеггер рассказывает Нелли Холмс, как возвращался к этой роли, а также размышляет о своем отношении к известности, президенту Америки и возрасту.

Арнольд Шварценеггер — из числа тех, кто ко всему, что имеет, пришел сам. Многочисленные спортивные титулы, яркая карьера в кино, а потом и в политике: другими словами, когда об успехе рассуждает Шварценеггер, ему безоговорочно верят (чем, похоже, воспользовались организаторы форума «Синергия», запомнившегося публике после неоднозначного выступления Тони Роббинса в 2018 году).


Нет у него проблем ни с чувством юмора, ни с искренностью. Поддержать обленившегося поклонника и сообщить, что любит нарушать правила, или честно сознаться, что былую форму ему самому уже не вернуть — на реакции и комментарии актер не скупится. Жалеет ли он о чем-то несделанном, скучает ли по прошлому и что думает об образе постаревшего Терминатора — об этом Арнольд Шварценеггер рассказал Нелли Холмс. А увидеть его в роли машины с чувствами на экране можно будет совсем скоро.

— Публика привыкла думать, что любимые персонажи научно-фантастических фильмов не меняются во времени — то есть попросту не стареют. И тут вдруг все мы получаем эдакий щелчок по носу: не кто-нибудь, а сам Терминатор является нам изрядно постаревшим в новом эпизоде истории о знаменитом киборге-убийце. Что вы думаете об этой особенности фильма? Важен ли для вас этот нюанс в развитии персонажа?


— Уже в предыдущей серии «Терминатора» мы обозначили, что персонажи фильма стареют. Точнее так: со временем меняется их внешняя оболочка, а под человеческой кожей и плотью остаются все те же сила, мощь, способности и мотивы — и вот они не стареют. Как бы ни менялся внешний облик моего персонажа, по факту он остается моделью 101 Т-800 компании «Кибердайм Системс» — свое нутро он не может изменить даже при большом желании. Старость машины можно угадать лишь рядом с другими машинами — более совершенными. Например, в «Терминаторе 2» у нас появился Т-1000, рядом с которым Т-800 уже казался «староватым». А в новом фильме вы увидите машину Rev-9, и вам тоже наверняка придут в голову мысли об устаревании технологий.


— Недавно я говорила с Линдой (Хэмилтон, исполнительницей роли Сары Коннор) и она призналась, что любимой сценой с вами для нее стала та, где ваши персонажи встречаются впервые…


— А в 1984 году она говорила, что ее любимая сцена с моим участием — та, где я появляюсь голым. (Смеется.) Но столько лет прошло — уже больше 30, получается. Я был рад узнать, что Линда будет в новом «Терминаторе» — она невероятно крутая. Видели бы вы, что она творит в кадре. Она в прекрасной физической форме и сама исполняет совершенно сумасшедшие трюки. Линда приступила к съемкам раньше меня, и когда я появился на площадке, тренер, отвечавший за ее подготовку, весьма эмоционально восхищался ее формой: она может часами бегать по песку вдоль пляжа, потом тренироваться с оружием или с 50-фунтовыми мешками (примерно по 23 кг. — «РБК Стиль»), а после пойти еще и на хайкинг — и не отступит ни при каких трудностях. К тому же она великолепная актриса и моментально входит в роль: только что она была милейшей доброй Линдой Хэмилтон, а через секунду уже бескомпромиссная Сара Коннор. Я счастлив, что смог снова с ней поработать. Мне вообще нравится, что в проекте «Терминатор: Темные судьбы» воссоединились многие из тех, кто стоял у истоков истории. Особенно, конечно, отрадно было видеть возвращение Джеймса Кэмерона — помимо продюсирования, он был вовлечен и в работу над сценарием. Уверен, его возвращение повлияет на общий успех фильма. Кстати, Линда тоже наверняка вернулась в проект во многом из-за Джеймса.

— Линда Хэмилтон во второй части «Терминатора» была первой женщиной в кино, у которой я увидела развитую мускулатуру рук, — до нее женские образы были совсем иными. Станет ли новый «Терминатор» в каком-либо смысле новаторским и разбивающим стереотипы?


— Думаю, все части «Терминатора» были в том или ином смысле новаторскими. В первых фильмах не использовались какие-то заоблачные технологии, но зато Джеймс Кэмерон сумел создать такие образы, которых до него не создавал никто. Например, сам Терминатор: он входит в десятку самых жутких злодеев всех времен и одновременно в десятку самых крутых героев. Секрет в том, что Терминатор — машина, и все зло, которое он совершил, можно отнести к «неживой» части его существа, в то время как все хорошее он, конечно, делал только благодаря своей человечности, пусть и частичной. Я горжусь тем, что именно мне выпала честь сыграть такого сложносочиненного персонажа. И счастлив, что гениальный Джеймс Кэмерон все-таки сумел убедить меня попробоваться на роль Терминатора, ведь изначально меня рассматривали на роль Риза. Также новаторским мне кажется тот факт, что фильм, созданный по законам жанра хоррор, имеет высокую эмоциональную ценность и несет довольно глубокие идеи добра. Киборг-убийца Терминатор, запрограммированный на уничтожение людей, вдруг неожиданно становится защитником той, кого ему было положено ликвидировать, — такие повороты сюжета в хорошем смысле усложняют историю. Ну и технологическая сторона вопроса, конечно, не на последнем месте: в какой-то момент все стали копировать технологии «Терминатора». Новый эпизод тоже будет новаторским, вот увидите. За это отвечает тандем Кэмерона и Миллера (Тим Миллер — режиссер фильма «Терминатор: Темные судьбы». — «РБК Стиль»).


— В этом году мир отмечает пятидесятилетие высадки на Луну. Вы можете вспомнить, что вы делали в тот день и как восприняли новость о том, что человек покорил новую для себя поверхность? И, кстати, хотели бы вы побывать в космосе?


— О нет, у меня нет вообще никакого желания побывать в космосе. Я так счастлив в этом мире, на этой планете, в этой стране. Я счастлив тем, как развивалась моя жизнь: из спорта я пришел в кинематограф, из кинематографа — в бизнес, из бизнеса — в политику, из политики — в филантропию. И благодарен судьбе за то, как складывалась и продолжает складываться моя жизнь. Высадка на Луну, безусловно, была тем событием, о котором люди будут задавать вопросы, как они продолжают спрашивать современников о том, что они могут рассказать об убийстве Кеннеди. Помню, как смотрел репортаж о высадке по телевизору с друзьями. Это были мои первые годы в Америке.


— В Санта-Монике?


— Да, там. Именно когда я жил в Санта-Монике, мы и смотрели с друзьями репортаж о высадке на Луну. Помню, как некоторые из ребят с подозрением отнеслись ко всему, что увидели, мол, это было снято в павильоне, это не может быть правдой — и все в таком духе. Но я смотрел сюжет с полным ощущением, что это правда, и сейчас думаю ровно так же. Высадка человека на Луну — одно из величайших событий в истории, и я горд, что именно моя страна совершила этот рывок в развитии человечества.


Но еще мне хочется отметить и другой момент, который для меня очевиден именно сейчас, спустя 50 лет. Полвека назад у американцев была немного другая ментальность. Тогда никто не спрашивал, зачем нам вообще нужна эта экспедиция на Луну, — тогда американцы просто хотели быть лучшими. У Кеннеди была специфическая цель — сделать Америку великой страной без оглядки на других. Представьте, если бы сегодня у нас был такой лидер. Мы поставили бы цель, скажем, стать примером для всего мира в вопросе защиты окружающей среды — и стали бы, а не начали искать отговорки вроде «а вот Китай вообще ничего не делает», или «Россия тормозит процесс», или «Индия нарушает все договоренности» — и все в таком роде. Сегодня Америка больше озабочена недостатками других стран, нежели тем, чтобы просто собраться и подать пример. Мы будто ждем какой-то внешний сигнал, какую-то команду к действию. Ментальность американцев поменялась — для меня это факт.


— В чем ваша главная сила?


— Как ни странно, моя физическая сила никогда не приходит на ум, когда я думаю о себе. То, что я физически хорошо развит, — результат занятий пауэрлифтингом, бодибилдингом и подобными вещами. Но реальная моя сила, без которой и физической формы не было бы, — сила воли. И я бы добавил, что принципиальным для меня всегда было и остается умение визуализировать желаемый результат. Многие недооценивают силу визуализации, а еще большее количество людей просто не умеет рисовать в голове четкие цели, чтобы потом было легко, радостно и интересно к ним идти. Я не был рожден сколько-нибудь выдающимся человеком — даже для спорта у меня были весьма средние данные. Но у меня была цель, я ее четко видел, знал, что мне нужно тренироваться больше, чем другим, — и я тренировался. А еще изучал научную сторону вопроса: правильное питание, использование добавок, техники позирования, навыки презентации и общения с публикой. Мое тело совершенствовалось день ото дня только потому, что в голове у меня была яркая и отчетливая картинка того, каким оно должно в итоге стать.


То же самое я могу сказать и о своей актерской карьере. Я не был прирожденным актером. Но однажды увидел, как мой кумир Рег Парк играет Геркулеса в одноименном фильме, — и в одну секунду понял, что тоже хочу сыграть могучего героя. Я захотел стать актером — и я им стал. Сказал себе: «Окей, мне нужно приложить такие же усилия, какие я приложил, чтобы выиграть соревнования "Мистер Олимпия"». Я начал с уроков по постановке речи, с уроков английского языка и отдельных классов по устранению акцента (мне, кстати, следовало бы потребовать потраченные на эти курсы деньги назад!), я работал над голосом, над актерским мастерством — без преувеличения скажу, что сделал абсолютно все, что мне казалось важным, полезным, возможным и даже невозможным.


— Мне было интересно смотреть опубликованный рабочий материал со съемок, интервью актеров и создателей фильма — в этом так много реальной актерской жизни.


— Думаю, зрителям тоже будет интересно увидеть его. В нем много искренних эмоций, а они важнее навороченных спецэффектов (хотя и эффекты в фильме, само собой, впечатляют). Я знаю историю с самого начала, стоял у ее истоков, но даже я смотрел этот материал, будто впервые соприкасаясь с ним. У меня буквально были слезы на глазах, когда месяц назад я увидел готовый фильм. Уверяю, он удивит всех, как удивил в свое время «Терминатор 2». Представьте только: идеи Джеймса Кэмерона воплотил мощнейший специалист по спецэффектам и режиссер самых продвинутых современных фильмов Тим Миллер. Все получилось по-настоящему: фильм о насилии и ненависти действительно жесток, и рейтинг R тому подтверждение (R — restricted, рейтинг R Ассоциации художественных фильмов Америки означает, что фильм строго запрещен к просмотру лицам, не достигшим 17 лет. — «РБК Стиль»). Но было бы странно и совсем нечестно по отношению к аудитории стараться такой фильм протиснуть, скажем, в рейтинг PG-13 (PG — parenting guidance, рейтинг, означающий, что в сопровождении взрослых фильм могут смотреть дети с 13 лет. — «РБК Стиль»). Да, в фильме много насилия, крови, настоящего безумия. Однако это все не бессмысленное насилие — у каждого действия в нашей истории есть цель и смысл.


— Вы уже показали фильм на международном фестивале мультижанровых развлечений и комиксов Comic-Con в Сан-Диего. Расскажите, что вы думаете о таких конвентах? Важно ли для вас лично непосредственное общение с публикой, я бы даже сказала с фанатами, какое случается на Comic-Con или подобных фестивалях?


— Как вы наверняка знаете, я продюсер спортивного фестиваля Arnold Classic Sports and Fitness, который проходит в пяти разных странах и в котором участвуют до 250 тыс. человек, представляющих порядка 80–90 видов физической активности. Поверьте, я прекрасно понимаю, как сложно организовать и провести подобное мероприятие. Но я также знаю, как важно единомышленникам встречаться на таких вот форумах, как много нового опыта и бесценных эмоций они получают. Фестиваль Comic-Con — уникальное явление, причем не только в Сан-Диего, но и в других городах, где он проходит (знаю, что, например, в бразильском Сан-Паулу там собирается почти 290 тыс. человек). Идея фестиваля просто гениальна и делает его превосходной площадкой для презентации нашего фильма, ведь там собираются истинные фанаты и техническое оснащение прекрасно подходит для демонстрации экшена со спецэффектами.

— Вы сделали довольно яркую политическую карьеру в США, не будучи при этом гражданином по рождению. Скажите, хотя бы раз вы пожалели о том, что родились не в Америке и не можете баллотироваться на пост президента? Особенно этот вопрос интересен в свете противоречивых высказываний действующего президента о том, что отдельным конгрессменам от демократической партии стоит вернуться в страны, откуда они родом. Что вы думаете об этом?


— Прежде всего мне хочется отметить, что никогда в своей жизни я не сожалел о чем-то, что не смог или не могу сделать. Тем более мне не о чем жалеть в связи с Америкой: абсолютно все, что у меня есть, — карьера, деньги, семья, влияние — я получил в Америке и всегда буду благодарен этой стране за то, как она принимает иммигрантов вообще и приняла меня в частности. Пожалуй, возможность баллотироваться на пост президента страны — единственное, чего я не могу получить здесь. Но такова система — я принимаю условия игры. Я считаю Америку величайшей страной в мире, и если в моих силах сделать что-либо для поддержания этого величия, я сделаю это независимо от занимаемого поста или отсутствия такового. Что касается президента Трампа, он в очередной раз сказал чудовищную глупость. Мне кажется абсурдным даже разбирать его высказывание, ведь это полная чушь: конгрессвуман, которым он «посоветовал вернуться в свои страны», были из иммигрантских семей, но рождены в Америке, поэтому их страна — это как раз Соединенные Штаты. У него вообще есть дурацкая черта: когда он не может объяснить что-то или чувствует, что проигрывает в противостоянии, начинает апеллировать к личностям и оскорблять людей. Это недостаток лидерских качеств, неумение понять глубинные причины и реальные механизмы политических процессов и уровень ответственности, возложенной на него сейчас. Он ведет себя так, будто он все еще нью-йоркский риелтор Дональд, а не президент Соединенных Штатов.


— Вы были очень молоды, когда переехали в США из Австрии, и при этом довольно рано приобрели известность в спортивных кругах. Можно сказать, что ваше становление и в широком смысле взросление происходили уже под пристальным вниманием общественности. Что было самым сложным и что было самым приятным в такой ранней популярности?


— Скажу вам честно: ничего плохого в ранней популярности и в популярности вообще я не вижу. Среди моих знаменитых знакомых есть те, кто постоянно жалуется, мол, «разве это не ужасно, что мы не можем спокойно сходить в ресторан?». И я всегда отвечаю: «Нет, не ужасно». Выхожу ли я представлять свой новый фильм, баллотируюсь ли на государственный пост, участвую ли в соревнованиях по бодибилдингу — это все выход к людям, выход на публику. Я стремился к этому, я хотел, чтобы то, что я делаю, нравилось и было интересно большому количеству людей. Внимание публики либо есть, либо его нет. Нельзя по щелчку получать его во время презентации и также по щелчку выключать, когда идешь на пляж или в ресторан. Если люди тебя любят, они любят тебя всегда. Мне нравится быть узнаваемым, мне нравится внимание людей. Нужно помнить, что внимание в принципе — первейшая вещь, к которой все мы так или иначе стремимся. Я счастлив, что люди знают меня и мою работу, — это действительно важно. Никаких неудобств мне моя известность не доставляет — совсем даже наоборот.

— Линда в разговоре сказала, что в свои 62 года она чувствует, что стала лучшей версией себя. А еще, что «старость — новый черный». Что вы думаете по этому поводу?


— Скажу, что искренне рад за Линду, если она и вправду чувствует себя в 62 года лучше, чем чувствовала в 32. Потому что про себя я такого сказать, увы, не могу. Мне не нравится стареть. Вполне возможно, что я переживаю старость острее, чем другие, ведь когда смотрюсь в зеркало, больше не вижу там Мистера Олимпию или Мистера Вселенную. Тот мужчина в отражении больше не может отжимать от груди штангу в 500 фунтов (почти 227 кг. — «РБК Стиль») или приседать с таким же утяжелением. Конечно, я наверняка выгляжу бодрее и здоровее, чем многие в 72 года, но я уж точно не лучшая версия себя. С возрастом перестает вырабатываться тестостерон, а без него трудно поддерживать мышцы в нужном тонусе и легко травмироваться. К тому же медицинские проблемы дают о себе знать: мое слабое место — сердце. Но каждый день я еду на велосипеде к Gold’s Gym, где тренируюсь. А когда появляется проект вроде «Терминатора», конечно, я работаю еще активнее: кардиоваскулярные тренировки, тренировки с оружием, работа с постановщиками трюков. Терминатор ведь никогда не моргает. Помните? Мне нужно было отточить этот навык заново. И сейчас мне все дается в разы сложнее, чем 30 лет назад. Так что если Линда и вправду чувствует себя лучше, чем тогда, мне определенно нужно узнать ее секрет. (Смеется.)


— А что вы можете сказать о ментальном возрасте? Чувствуете ли вы себя мудрее, сожалеете ли о чем-то, мечтаете ли о внуках?


— Внуки? Вы хотите как-то повлиять на Криса Пратта? (Смеется.) (Американский актер Крис Пратт женат на старшей дочери Арнольда Шварценеггера Кэтерин. — «РБК Стиль».) Я передам ему. Вообще, конечно, ментальный возраст — очень интересный вопрос. Есть нечто прекрасное в том, чтобы становиться старше и мудрее. Но абсурдность ситуации заключается в том, что чем больше знаний и опыта мы приобретаем, тем глупее себя чувствуем.


Например, когда я еще только хотел стать губернатором, у меня был план с конкретными пунктами. Вступив в должность и реализовав свою программу полностью, я вдруг осознал, как многому научился в работе, о чем до этого понятия не имел. И с новыми знаниями мне стало легче увидеть, как много всего я могу еще узнать, чтобы сделать для штата и страны еще больше. Работа в Сакраменто для меня была сродни университету, в котором я изучал самые разные предметы, не всегда друг с другом связанные: медицину, образование, военные вопросы, вопросы ликвидации последствий стихийных бедствий, вопросы питания и еще десятки других. Новые знания, приобретенные на посту губернатора, останутся со мной навсегда — и за них я благодарен особенно.


Но главный урок, который я вынес, состоит в том, что чем больше у тебя знаний, тем щедрее тебе хочется ими делиться. Ты становишься добрее, гуманнее и осознаннее, когда развиваешься и выходишь на новую ступень в этом развитии. В начале пути мы все думаем: «О, этот мир принадлежит мне, я стану победителем по жизни, чего бы мне это ни стоило». А со временем ты приходишь в ту точку, когда хочется приводить к победе других. Поэтому сегодня я не просто сам стараюсь грамотно тренироваться и правильно питаться, но и говорю об этом со своей аудиторией. Также я хочу привлечь внимание к вопросам защиты окружающей среды, которые я с большим вниманием изучал во время своего губернаторства, и к вопросам иммигрантов. Пожалуй, это и есть самое прекрасное в том, чтобы становиться старше, — умение получать удовольствие от того, что меняешь мир к лучшему. Мне многие помогали, когда я начинал, сегодня у меня есть возможность помогать другим достигать своих желанных вершин.


— Так, а что все-таки насчет внуков? Вы готовы стать дедом? (Смеется.)


— (Смеется.) О, да, конечно, готов! Но всему свое время. Как бы я ни хотел стать дедом, я не собираюсь подгонять своих детей.

Он возвращается! Фильмы, Арнольд Шварценеггер, Терминатор, Новости, Фантастика, Технологии, Видео, Длиннопост

https://style.rbc.ru/people/5d8b813d9a7947f03d5c73f1?from=ce...

Показать полностью 1 1
199

Умершие технологии: рир-проекция

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Говоря о спецэффектах, нельзя не упомянуть рир-проекцию. В Золотой век без нее не обходился практически ни один фильм. Технология окончательно отмерла в конце 70-х, когда начался ренессанс спецэффектов. В то время качество оптической печати достигло уровня, когда замена хромакея получалась намного убедительнее, чем вывод фонового изображения на экран позади актеров.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Схема рир-проекции


Итак, что такое рир-проекция? Свое название технология получила от английского слова rear — «сзади». На полупрозрачный экран позади актеров проецируют на просвет ранее отснятое фоновое изображение. А спереди камера снимает всю картину еще раз. Фон получается переснятым с экрана повторно, поэтому его качество резко отличается от переднего плана: он не такой контрастный и немного мутный. Так что этот фокус видно, что называется, невооруженным глазом. Но на тот момент это был самый дешевый способ визуально перенести актеров на локацию, а также снять опасные для исполнения экшн-сцены с их участием.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео
Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Очень долго диалоги могли записывать только в студийных условиях, поэтому любые сцены с ними требовали воспроизведения части локации внутри павильонов либо в виде декораций, либо в виде рир-проекции.

Известно, что впервые фоновую проекцию на матовое стекло пытался применить изобретатель Норман О. Доун в 1913 году на вестерне «Бродяга». Он сделал всего два шота, проецируя статичный фон за актером, но результат ему не понравился, и от идеи он отказался. Только десять лет спустя попытку повторили в фильме «Сахара».


Дело в том, что эта технология не так проста, как кажется на первый взгляд: для ее реализации необходима синхронизация обтюраторов проектора и камеры, иначе фон начнет смаргивать, периодически пропадая либо частично, либо полностью. А делать этого тогда не умели. Для создания рир-проекции на «Сахаре» между камерой и проектором была прорыта канава длиной 24 метра, в которую уложили систему шестереночных передач, которая физически синхронизировала оба обтюратора. Технология заработала, но была признана неэкономичной. И от нее снова отказались.


Впервые работающую и экономически приемлемую систему фоновой проекции создали в Германии для фильма «Метрополис» в 1926 году. Оба обтюратора синхронизировали электрическим способом.

Первую рир-проекцию на студии RKO применили в фильме «Кинг Конг» 1933 года, причем как в сценах с героиней, наблюдающей за битвой монстров, так и в сценах в пещере, где применяли миниатюрную покадровую рир-проекцию, помещая ранее отснятое изображение людей на миниатюрные экраны во время покадровой анимации зверей.

Появление звука в кино позволило синхронизировать два обтюратора электронным способом. И с начала 30-х годов рир-проекция заработала на полную мощность. Первые проекции были небольшие — изображение проецировали на матовое стекло. Оно было хрупким и имело ограничения по размеру. Но со временем кинематографисты начали использовать целлулоидный экран, и его размер постепенно увеличивался. Однако теперь увеличение размеров экрана сдерживали проекторы, неспособные обеспечивать достаточно мощной проекции.


Самую сложную сцену в фильме «Язон и аргонавты» (1963) сделали с помощью покадровой анимации скелетов и покадровой рир-проекции отснятых ранее актеров.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Кадр из фильма «Язон и аргонавты» (1963)


В 1943 году своей статье в журнале American Cinematographer пионер рир-проекции Фарчио Эдуар пишет:

«Эту технологию никто не изобретал, она просто родилась и пошла на работу. С инженерной точки зрения оборудование, которое мы использовали, не было приспособлено выполнять эти функции. Отдельные его компоненты не были созданы, чтобы работать вместе. Все приходилось модифицировать или строить с нуля. Обычно для такой задачи мы просто брали лучшую голову проектора, какую только могли найти, и оснащали ее специальным лентопротяжным механизмом, предотвращающим движение пленки. Кто-то брал его с камеры Белла и Хауэлла, кто-то — с камеры Митчелла, но оба приходилось адаптировать. То же самое повторялось с объективом проектора, лампами, системой управления и так далее. Но эта технология сразу начала набирать популярность. В 1930 году — за год до официального появления, мой отдел сделал 146 таких шотов, на следующий год их количество удвоилось».


Каждая студия собирала свою систему рир-проекции из подручных средств и аппаратов, так что единых требований к такой системе не было. Более того, каждая студия считала эти системы коммерческой тайной, поэтому договориться и прийти к какому-то единому мнению по требованиям было невозможно. Однако в 1938 году кинематографисты все-таки преодолели эти сложности и выработали единую систему требований к оборудованию.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

На съемках фильма «Река не течет вспять» (1954). В те времена любой экшн снимали с применением рир-проекции


Рир-проекция также предъявляла высокие требования ко всем участвующим в создании иллюзии компонентам. Например, к качеству отснятого для проекции изображения, ведь любая помарка на пленке, любая трещина, пылинка или прилипший волос при проекции пропорционально увеличивались в размерах, равно как и пленочное зерно. И к лентопротяжному механизму проектора, поскольку пленка не должна была ходить на штифтах, иначе иллюзия единства фона и переднего плана мгновенно разрушалась. К лампе проектора — она не должна была мерцать.


К проекции, яркость которой была слишком большой в центре экрана и падала по его краям, и для получения равномерного изображения по всей площади экрана требовалось прилагать отдельные усилия. К оператору съемочной камеры, потому что снимать проекцию можно было только в анфас, и камера в этих кадрах не могла двигаться (если актерам нужно было идти, они шли по травелатору, оставаясь на одном месте, а за ними двигалось изображение). К освещению переднего плана, потому что любое попадание света на экран вымывало изображение. И так далее, ограничений было множество. Но все компенсировалось студийным удобством, возможностью записывать диалоги и экономией денег на выезд всей съемочной группы на локацию.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео
Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Однако аппетиты по размерам экранов продолжали расти и студийным техникам пришлось выжимать из проекторов все возможное. Для увеличения мощности проекторов их брали сразу несколько. Сначала придумали использовать два (и даже три) проектора одновременно, разделяя изображения на части и проецируя каждую половину или треть экрана отдельно, а «шов» скрывали за стволом дерева или специально поставленным телеграфным столбом, если декорация это позволяла. Потом Фарчио Эдуар разработал систему трехголового проектора. В такой системе три проектора одновременно проецировали на экран одну и ту же картинку. Огромным плюсом было то, что они не могли проецировать их абсолютно синхронно, и небольшое смещение картинок сглаживало зерно.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Схема трехголового проектора — два боковых проектора проецируют фон в зеркала


Цветное изображение потребовало больше света. Проекционные аппараты стояли в 45 метрах от экрана и грелись так, что грозили расплавить пленку, а допускать этого было нельзя — любое изменение ее поверхности влекло за собой искажения на экране, поэтому аппараты приходилось охлаждать водой. От этого они сильно шумели и мешали записывать диалоги, и их помещали в специальные звукоизоляционные боксы.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео
Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Для фильма «Мятеж на Баунти» в 1962 году студии MGM потребовалось найти способ спроецировать фоновое изображение на огромный выгнутый экран, поскольку фильм снимали в формате Cinemascope. Длина экрана составляла чуть меньше 10 метров, и ни один проектор бы не справился с его изгибом. Для этого фильма придумали систему из трех проекторов, проецирующих единый фон «внахлест». Фон перепечатали на три пленки так, чтобы в местах «склеек» изображение напоминало зубцы пилы.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

Схема «плетеной» проекции (laced rear-projection)


Иными словами, технических проблем с рир-проекцией хватало всегда. В конце 60-х ее потихоньку начала вытеснять фронт-проекция, а в конце 70-х она практически отмерла. Когда Джеймс Кэмерон использовал ее на фильме «Терминатор 2: Судный день», это была уже давно мертвая технология. В последний раз ее использовали на фильме «С широко закрытыми глазами», всего в нескольких шотах, просто потому, что Кубрик не любил выезжать на локацию, а ему понадобилось доснять пару кадров для монтажа.

Умершие технологии: рир-проекция Технологии, Спецэффекты, Фильмы, Длиннопост, Видео

На съемках фильма «С широко закрытыми глазами» (1999)


Но самое интересное, что сегодня новые технологии вносят свои инновации в этот прием, и буквально за два последних года эта технология родилась заново, но не в виде экрана и проекции, а в виде высококачественного светодиодного телеэкрана. А ведь еще каких-то три-четыре года назад такой экран был слишком зернистым, чтобы заменять реальный фон.

Увидеть такой экран можно, например, на видео ниже (4:14).

Подобным приемом также пользовались на фильме «Изгой-один: Звездные войны. Истории», а также «Поезд в Пусан». Так что, возможно, фоновая проекция вовсе не так мертва, как кажется.

Показать полностью 11 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: