16

"Неуслышанное пророчество"

Они шли от одного поселка к другому уже третий день. Мальчик служил опорой восьмидесятилетнему слепому старцу. Передвижение по степи и лесу было затруднительным.


- Деда, мы уже зашли в деревню. Куда дальше?


Старик остановился, с хрустом выпрямил спину и оглянулся невидящим взглядом.


- Туда, - указал слепой музыкант пальцем в сторону дороги, ведущей к центру села.


Проковыляв час по щебню, путники уловили запах жареного мяса и запеченной картошки.


- Чувствуешь?


- Ага, - облизывая сухие губы промямлил мальчишка.


- Вот и идем на этот запах.


Через пять минут парочка стояла у высоких железных ворот.


- Ну, зови, что ли, - подтолкнул старик Петю.


- Хозяева! Хозяева! Хозяева!


Открылась калитка, и из нее выскочил ротвейлер. Собака залаяла на чужаков, от чего старик упал, а вышедший ровесник Пети начал гоготать.


- А ну зайди в дом, - отвесив оплеуху сыну, рыкнула женщина. Затем повернулась к незнакомцам. - Чего вам?


- Простите, что потревожили вас, хозяйка, - поднимаясь с помощью Пети, ответил слепой. - Мы с внуком шли три дня от соседнего поселка и очень устали. Не будет ли у вас водицы попить? А я сыграю на лютне и раскрою секрет ваших будущих несчастий.


- Пшел вон вместе с внуком и игрой. А ну живее, пока собаку не натравила, - гневно погнала женщина пришлых.


- Идем. Посадишь меня на первую же лавочку, - спокойно сказал старик Пете.


Как только слепой присел и заиграл на лютне, слова неосознанно вылетали из его губ, так и не достигнув ушей адресата:


- Бог решил секрет вам рассказать.


В воскресенье не пускайте сына погулять.


Он захочет с другом глубину Оки узнать -


Некому тогда вас будет мамочкой назвать.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Другие истории: https://author.today/u/id39233485

Найдены возможные дубликаты

0
Как мне нравится Ваш созданный мир! Он немного жестокий, но справедливый, с чудом и загадкой. И очень красивый.
Подписываюсь и жду новых приятных встреч!
0

Чото не понял об чём притча.

раскрыть ветку 13
+1

Гаврила был опорой старцу

Гаврила ждал в засаде зайца...

раскрыть ветку 6
+1

Да со стихами он мог и постараться.

Слепой пришёл с внучком к воротам

Хозяйка прогнала его.

Тогда Слепой присев на лавку

Назло на лютне заиграл

Морали притчи я не понял

Откуда Лютню он достал?

раскрыть ветку 5
0

Если бы женщина дала воды попить и послушала предсказание слепого - её сын не погиб бы в реке Обь. То есть, идея притчи: делай людям добро - и тебе добро будет.

раскрыть ветку 5
0

Обь? или Ока? - вы уж определитесь -Как только слепой присел и заиграл на лютне, слова неосознанно вылетали из его губ, так и не достигнув ушей адресата:


- Бог решил секрет вам рассказать.


В воскресенье не пускайте сына погулять.


Он захочет с другом глубину Оки узнать -


Некому тогда вас будет мамочкой назвать.

раскрыть ветку 1
0

вы хоть погуглите мимоходом, где протекает река Обь ,перед тем как писать чушь по *Передвижение по степи* и прочую ересь графоманскую про калитки из которых выскакивают ротвейлеры ,часовые забеги к центру села . Лютая хуерга несмотря на наличие лютни в тексте.

раскрыть ветку 2
0

лютня здоровая ,яебу

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0
Лютик с ней везде таскался, а он качком не был
Похожие посты
62

Что случилось с Мерси Браун

+ Рассказ «So Runs the World Away» Кэтлин Ребекки Кирнан отсылает к этой истории.

+ Говардр Филлипс Лавкрафт упоминает случай с Мерси Браун в рассказе «Заброшенный дом».

+ На основе истории Мерси Браун Сара Томпсон написала роман «Mercy: The Last New England Vampire».

+ Американские газеты, например The Providence Journal, тиражировали эту историю, а в архивах Брэма Стокера даже нашли вырезки из них.

+ Сегодня в Эксетере, Род-Айленд водят экскурсии к могиле девушке, но местные категорически запрещают свои детям приближаться к ней.


Кто такая Мерси Браун и чем она прославилась после безвременной кончины в 19 лет?

Что случилось с Мерси Браун Крипота, Городские легенды, Мистика, Нечисть, Вампиры, Пандемия, Туберкулез, Роберт Кох, История, Длиннопост

Рассказывают, что в конце XIX века в городке Эксетер, штат Род-Айленд, жила семья фермеров. В 1888 году Джордж Браун одну за другой похоронил сначала жену Мэри и старшую дочь Оливию. Обе быстро скончались от скоротечной болезни с разницей в несколько недель. Два года спустя заболел сын Джорджа Эдвин, самый младший в семье.

Эдвина знали как коренастого и энергичного парня, работавшего в местной лавке. Ни с того ни с сего он вдруг начал чахнуть на глазах. Врач диагностировал у Эдвина скоротечную чахотку, неизлечимую на то время болезнь и одну из самых распространённых в Новой Англии. В большинстве случаев болезнь приводила к смерти больного.

Боясь потерять единственного сына, в 1890 году Джордж Браун собрал все сбережения и отправил Эдвина в штат Колорадо, где горный воздух должен был ослабить болезнь. В конце 1891 году Эдвин Браун вернулся в Эксетер, потому что болезнь прогрессировала. Он решил провести время с отцом и старшей сестрой напоследок.

Но в то время уже и младшая дочь Джорджа Мерси болела галопирующей чахоткой на протяжении нескольких месяцев и в конце концов умерла 17 января 1892 года, ей было 19 лет. Рассказывают, что её похоронили при баптистской церкви Эксетера. Состояние Эдвина стало быстро ухудшаться после похорон.


Важно понимать, что на тот момент учёные только-только подобрались к пониманию, что вообще такое туберкулёз, который в народе и был известен как чахотка. Роберт Кох открыл микобактерию туберкулёза ещё в 1882 году, в 1890 году впервые получил туберкулин, но он не оправдал надежд.


Ещё важно учесть, что на то время около 80% населения США ещё до 20-летия заражались туберкулёзом, который был основной причиной смертности.

Как водится, чем глубже провинция, тем крепче суеверия. Особенно много их было вокруг чахотки, которая могла выкосить целую семью, но никак не влиять, допустим, на соседей или отдельных членов заболевшей семьи. Нет ничего удивительного, что когда в одной семье подряд заболевают и умирают сразу несколько человек, другие фермеры Эксетера стали грешить на нечистую силу.

Именно туберкулёз считается одним из реальных прототипов вампиризма из-за симптомов. Неудачная попытка лечения больных туберкулёзом изоляцией в Мамонтовой пещере (1835-1842гг) доказала, что туберкулёз — болезнь тьмы как в переносном, так и в буквальном смысле: солнечный свет ослабляет и убивает микобактерии туберкулёза. Ко всему прочему больные туберкулёзом в конце XIX века не лечились должным образом, из-за чего быстро ослабевали, истощались, у них западали глаза и бледнела кожа, а из-за кровохарканья на губах больных то и дело выступала кровь.

Что случилось с Мерси Браун Крипота, Городские легенды, Мистика, Нечисть, Вампиры, Пандемия, Туберкулез, Роберт Кох, История, Длиннопост

Вернёмся к семейству Браун, в котором в 1892 году остался только отец Джордж и заболевший сын Эдвин. Соседям не составило труда вскоре убедить Джорджа, что на его семью положил глаз никто иной как вампир (правда в то время их так не называли). Фермерами не оставалось ничего другого, кроме как проверить свою догадку.


Рассказывают, что 17 марта 1892 года Джордж Браун с помощью соседей выкопал гробы своей жены и двух дочерей. Как известно, вампиры отсыпаются в своих могилах при свете дня. Первым вскрыли гроб Мэри, чьи останки почти полностью истлели. Затем проверили гроб Оливии, с ней та же история. А вот вскрыв гроб Мерси, фермеры оцепенели от ужаса.


С момента погребения младшей дочери прошло два месяца, но её тело почти не было тронуто тлением. Напротив, её волосы и ногти отросли, а на губах была засохшая кровь. Лежала она не на спине со скрещенными на груди руками, как её укладывали в гроб, а на боку и руки были у головы, как будто бы она легла поспать. Большего доказательства фермерам и не надо было.


Веками из уст в уста передавалось поверье, что для избавления от «вампирской болезни» необходимо достать из могилы вампиры, наславшего хворь, а затем сжечь его сердце и размешав золу в воду, выпить её. Вскрыв тело, фермеры обнаружили, что в сердце и лёгких девушки была кровь. Сердце Мерси Браун, как и положено, вырезали и сожгли. Пепел смешали с водой (в других источниках с лекарствами) и отдали Эдвину, чтобы он выпил противоядие.


Он умер 2 мая 1892 года. Меньше, чем через 2 месяца после ритуала. Младшего Брауна хоронили с осиновым колом в сердце, в осиновом же гробу, мало того что заколоченном намертво, но и обитым железными полосами.


Рассказывают, что Джордж Браун, похоронив Мерси (снова) и Эдвина, ещё какое-то время прожил в Эксетере, но вскоре загрузил своё добро в фургон, заколотил дом и уехал из городка в неизвестном направлении. Больше никто его не видел и ничего о нём не слышал.

Что случилось с Мерси Браун Крипота, Городские легенды, Мистика, Нечисть, Вампиры, Пандемия, Туберкулез, Роберт Кох, История, Длиннопост

Эта история попала в местные газеты и разошлась огромным тиражом даже за пределами не только штата, но и Штатов. В заметках энтузиасты даже высказывали возможные причины, почему тело Мерси Браун относительно хорошо сохранилось. Есть две версии, которые различаются всего одной деталью.

Девушку хоронили зимой, и обе версии сходятся в том, что холод замедлил разложение. Но по одной версии, девушку действительно похоронили в земле, а по другой — из-за холодов погребения не было до самой весны, а тело Мерси находилось в склепе.

Вообще это далеко не единственный зафиксированный случай вампиризма. В то время в Новой Англии была настоящая пандемия туберкулёза, а большинство населения было провинциальными фермерами, выросшими на старых сказках. Так что пандемия совпала с истерией вампиризма.

Собственно, после открытия палочки Коха с выработкой методов лечения и открытием тубдиспансеров истерия постепенно сошла на нет. Когда же были выведены первые эффективные вакцины, исчезли и последние вампиры, самым известным из которых и осталась Мерси Браун.

Кстати, что интересно, Роберт Кох, открывший микобактерии туберкулёза, то есть фактически положивший начало победе над болезнью, родился у подножия горы Брокен. По преданиям в Вальпургиеву ночь там собираются нечистые силы, в том числе и отвественные за чахотку. Совпадение?

Показать полностью 2
314

Тлен

Мы наконец-то переехали в новый дом, который смогли купить по очень приятной цене. Конечно, он еще требовал ремонта, но все же пребывал в довольно неплохом виде.

Мы зашли внутрь нашего двухэтажного "особняка" и начали готовиться к заселению.

- О, смотри! - крикнула моя жена Оля, показав пальцем на лежавший в углу запыленной комнаты предмет. Это было красивое зеленое металлическое кольцо. На нем был узор, который состоял из множества костяных рук, переплетающихся между собой, а на внутренней части виднелись странные символы. Оля протянула его мне и с улыбкой сказала:

- Хочешь примерить? Кажется, по размеру тебе подойдет.

- А почему бы и нет? Давай, - шутливо ответил я и надел кольцо на палец левой руки. - Хм, а мне оно как раз...

- Тебе идет, - улыбнулась Оля. - Ладно, я в машину за вещами.

Продолжив осматриваться в новом доме, в одной из комнат я увидел, что с потолка вместо люстры свисают оголенные провода. Подумав, что это небезопасно, я решил закрепить их наверху, чтобы никто случайно не задел и не получил разряд электричества.

Выключатель находился в положении "Выкл", поэтому я, как полный дурак, ничего не проверив, взялся рукой за один из проводов. Оказалось, что он был под напряжением. Однако, мне повезло, что меня отбросило назад, а не сковало, продолжая бить током.

- Обошлось, - сказал я вслух, поднявшись на ноги и отрехнувшись.

- Ты что? - в комнату заглянула Оля с удивленным и напуганным лицом.

- Немножко током кольнуло, - сказал я и тут же добавил. - Только не переживай, все в порядке. Только щипнуло слегка и все.

- Точно в порядке? - она внимательно посмотрела на меня. - Ну хорошо... Ты лучше начни с подвала - с самого страшного места. А с этими комнатами потом быстро разберемся.

Оля улыбнулась и пошла назад в машину. Я подошел к старой двери и открыл ее, наполнив стены дома неприятным скрипом. Осторожно все проверяя, чтобы больше меня ничего не ударило, я спустился вниз по грязным ступенькам.

Повсюду был разбросан разный хлам: мешки, коробки, ящики, лампочки и пакеты. Около одной стены стояла тумбочка, на которой, выделяясь из всего этого мусора, лежала желтая тетрадь, измазанная зелеными и красными пятнами. От нее исходил неприятный трупный запах.

Поддавшись интересу, я открыл тетрадь и начал читать написанный в ней текст.

* * *

Кольцо. Чертово кольцо. Я его ненавижу. Не вздумайте надевать его, кем бы вы ни были. Это не простое дурацкое кольцо... Ладно, обо всем по порядку.

Я хорошо помню тот вечер, когда все началось. Солнце уже село, а мне было совершенно нечем заняться, поэтому я бесцельно бродил по всяким закоулкам в надежде найти что-нибудь интересное... И я нашел!

Таких странных магазинов я еще не видел. Когда я зашел внутрь, на потолке загремели сотни подвешенных мелких костей. На немногочисленных полках лежали совсем непохожие друг на друга предметы: украшения, часы, элементы декора, небольшая техника, канцелярские товары, игрушки, инструменты и всякие необычные вещи, например, талисманы и клочки каких-то тканей.

На меня с улыбкой на лице смотрел продавец - седой мужчина пожилого возраста в темных очках и красной рубашке.

- Чего желаете? - спросил он удивительно приятным низким голосом.

- Что это за магазин? Что вы продаете? - спросил у него я, пораженный необыкновенным ассортиментом товаров.

- Я продаю удивительные вещи, которые, я вас уверяю, не найти нигде больше в целом мире.

"Да-да, все вы так говорите," - подумал я, однако, одна из вещей на витрине меня заинтересовала.

- Приглянулся стеклянный шар? - сказал продавец, вероятно заметив, как я разглядываю вещицу. За стеклянным куполом находилась уменьшенная копия дома, в котором располагался магазин. Это выглядело очень реалистично и казалось, что можно было разглядеть мельчайшие детали на тротуаре, если сильно постараться.

- Обычно внутри таких бывает снег, - сказал я, всматриваясь в модель дома за стеклом.

- Но ведь сейчас снега нет? Поэтому его нет и там, - ответил продавец. - Это Хранитель. В дом, где находится Хранитель, не сможет попасть человек, если этого не хочет хозяин.

- Что? - в тот момент я подумал, что он просто шутит и навивает обстановку своими небылицами.

- Не удивляйтесь, здесь все вещи обладают своими невероятными свойствами, способными влиять на окружающую реальность.

Я усмехнулся, и тут мой взгляд упал на кольцо. Красивое зеленое кольцо.

- О, хороший выбор! - с радостью сказал продавец. - Если вы опасаетесь смерти, то это кольцо для вас.

- Чего?

- С ним вы станете по-настоящему бессмертным. Вас не сможет убить никто и ничто. Вы сможете жить целую вечность.

- Я возьму это кольцо, но не потому что оно там чем-то обладает. Мне просто нравится, как оно сделано.

- Хорошо, берите, - он протянул мне кольцо.

- Сколько с меня?

- Отсутствие смерти и есть его цена, - ответил продавец. - Забирайте.

- Что за бред? Сколько оно стоит? Мне что, бесплатно его забирать? - недовольно спросил я.

- Я же говорю - забирайте, - добродушно сказал продавец.

"Тут какой-то подвох," - пронеслось у меня в мыслях. Посмотрев на кольцо, а потом на этого типа, я просто развернулся и ушел, унеся с собой товар бесплатно.

"Сам сказал, чтобы я забирал, потом не обижайся!"

Выйдя на улицу, я надел кольцо на палец и медленно пошел домой. Но буквально через две минуты меня обступили какие-то отмороженные психи.

- Ты чо тут ходишь? Слышь! - один из них толкнул меня, и я едва устоял на ногах.

"Так и знал! Это продавец их прислал!"

- Давай я его разок!.. - промычал другой, замахнувшись на меня ножом. Я попытался отделаться от них и рванул что есть силы, но меня схватили за руку, а потом нанесли несколько ударов в живот и спину. Хлынула кровь, я упал на землю.

- Э, вы чо наделали-то? Придурки! Валим отсюда! - сказал один из отморозков, после чего они все убежали, оставив меня лежать и истекать кровью.

"Ничего не взяли? А что им тогда надо было?"

Кое-как я встал и взял в руки телефон. Его экран был усеян трещинами, а сам он ни на что не реагировал. Наверное, я разбил его, когда упал.

- Черт, - прошептал я. Хотелось попросить помощи, но вокруг не было ни души. Я плохо знал те места и мог заблудиться, если бы пошел во дворы, поэтому я решил идти домой, все же это не сильно далеко.

Когда я дошел до дома, кровь уже перестала течь, что меня очень успокоило. Раздевшись, я вымылся и обнаружил, что раны довольно глубокие, но кровь уже не идет. Самочувствие у меня было довольно хорошее, поэтому я не стал вызывать скорую и просто пошел спать, хорошенько все перебинтовав.

Но сон никак не хотел приходить. Я ворочался на кровати около двух часов, а потом вдруг заметил одну очень страшную и неприятную вещь.

Сердце не билось.

Судорожно я пытался прощупать хоть какое-то сердцебиение, найти пульс хоть где-то, но ничего не было. Испугавшись, я включил свет и подошел к зеркалу.

- Черт возьми! - закричал я, когда увидел свою бледную, почти белую, кожу и огромные зрачки в глазах.

- Что со мной? - прошептал я и сел на пол. Взгляд упал на зеленое кольцо на моем пальце. Переплетенные между собой руки скелетов, из которого состоят все узоры, блестели в свете комнатных ламп.

- Да пошел ты нахрен! - громко сказал я, снял с себя кольцо и кинул его в стену. Оно звякнуло, отскочило в сторону и, прокатившись по полу, остановилось возле кровати... Но ничего не изменилось.

Вскоре по всему телу начали появляться неприятного цвета пятна, которые вызывали отвращение. Всю ночь мне приходилось разминать руки, ноги, шею и спину, так как все начинало коченеть, если долго оставалось без движения.

Тело постепенно остывало и уже утром стены и предметы в комнате казались мне теплыми, когда я прикасался к ним.

"Нужно срочно идти в тот магазин!" - подумал я, увидев первые лучи восходящего солнца, и поднял с пола кольцо, вновь нацепив его на палец.

Торопясь быстрее одеться, я упал и ударился боком об угол кровати. Ушиб был очень сильный, но боли практически не было, как и крови.

Прихватив с собой старый кнопочный телефон и побольше укутавшись в одежду, я вышел на улицу и пошел на то место, где был вчера вечером.

Но теперь, заходя в дверь, ведущую в тот магазин, я попадал в заброшенный грязный подвал, который выглядел так, будто в него не заходили уже года два.

"В дом, где находится Хранитель, не сможет попасть человек, если этого не хочет хозяин."

- Чертов продавец! - сказал я вслух и поплелся назад. Странностей становилось все больше, окружающая обставновка обрастала все более абсурдными деталями. Через несколько минут после того, как я пришел домой, в старом телефоне прозвенел будильник с напоминанием: "Проверь записи диктофона".

"Что за?.."

Включив единственную запись на старом телефоне, я услышал свой собственный голос:

- А зачем диктофон-то включать? Вы сообщите мне какой-то код или шифр, который нужно записать?

"Когда я это говорил? Я такого не помню!" - метались мысли в голове.

- Нет, - раздался хриповатый мужской голос. - Ты не запомнишь весь разговор со мной. Ты никогда не узнаешь, что встречал меня, если не запишешь это на диктофон.

- Что? О чем это вы? - удивленно спросил мой голос.

- Я же говорю тебе, у меня тоже есть вещь из того магазина, как и у тебя. Этот медальон, - послышался голос мужчины. - Любой, кто со мной общается или даже просто видит меня, навсегда забывает об этом... Все забывают... Когда-то я хотел отделаться от неприятных мне людей, но... Теперь почти никто в мире не знает о моем существовании, потому что все сразу же забывают, что говорили со мной.

- Значит, таких как мы, много? А как избавиться от этого?..

- Проклятья? - продолжал мужчина из диктофона. - Да, это действительно магазин проклятий. Твое кольцо дает тебе бессмертие, но, надев его, тебе сразу же будет угрожать смертельная опасность, пока твое тело не умрет... А потом, когда ты начнешь тлеть, придет Он.

- Кто "Он"? Зачем придет?

На этом запись обрывается. Чем закончился наш разговор я не помнил и, наверное, никогда не узнаю.

После этого я выглянул в окно и увидел Его... Темный силуэт, стоящий метрах в пятидесяти от дома. Он выглядел очень странно, особенно учитывая, что в этот момент был ясный день. Различить черты его лица было невозможно, как и понять, во что он одет. Неразборчивая темная фигура неподвижно стоящего человека. Глядя на него, я начинал чувствовать сильный страх...

Страх... У меня все еще остались какие-то чувства... Есть и спать я совсем не хотел, почти не ощущал боли, жара и холода. Конечности уже больше не застывали от окоченения, если я переставал их разминать, что меня радовало. Кожа приобрела бледно-голубоватый оттенок, кое-где виднелись красно-коричневые пятна.

Каждый раз, когда я смотрел в окно, этот жуткий тип оказывался чуть ближе, чем в предыдущий раз.

Снова забыл о записи диктофона. Вспомнил только, когда прочитал то, что писал в этой тетради...

Мой внешний вид слишком ужасен, чтобы выходить на улицу, поэтому придется оставаться здесь. Я начинаю терять счет времени...

На месте моих глаз теперь находятся жуткие отверстия, но я продолжаю видеть. Мои конечности выглядят, почти как кости, но я продолжаю двигаться и не чувствую слабости. Начинают появляться странные мысли... Где, черт возьми, они появляются, если в голове у меня вместо мозгов сплошная каша?!.. Буквально!

Мое тело стало практически черного цвета... А трупы в реальности разве становятся черными?

Тип за окном исчез, но теперь мне постоянно мерещатся темные фигуры в квартире. Похоже, я схожу с ума!.. Ну еще бы, я же ходячий мертвец, вашу мать!

Удалось расслышать слова, которые шепчет эта темная фигура, преследующая меня:

- Теперь тебе тут нет места!

- Ты не должен больше находиться в этом мире!

- Это место только для живых!

Кто бы он ни был, он хочет меня куда-то забрать. Не думаю, что мне понравится место, в которое меня хотят отправить...

Меня уже можно называть скелетом, но я не разваливаюсь и все еще чувствую предметы, когда прикасаюсь к ним своими костями. Я не ощущаю слабость, усталось и боль, но все еще могу испытывать радость или грусть.

Тот темный тип сказал, что завтра заберет меня в свой мир... Я где-то бросил кольцо, но не помню где... Да и не важно. Тетрадь с записями я оставлю в подвале, а сам отправлюсь черт его знает куда...

Привет вам из мира мертвых!

* * *

- Мда, - сказал я сам себе вслух и положил тетрадь назад на тумбочку. Надо бы заняться уборкой, а то стою тут, в подвале, и читаю всякий бред. Я поторопился и быстро пошел в сторону, но зацепился ногой за пакет на полу и упал, ударившись о тубмочку.

Я удивился, так как почти не почувствовал никакой боли. Краем глаза я заметил сбоку какой-то черный силуэт, но когда посмотрел туда прямо, то там ничего не было.

"Немножко током кольнуло," - пронеслось в голове.

- Что?.. - шепотом сказал я и в страхе приложил руки к груди.

Мое сердце больше не билось.

_____________________________

Спасибо за внимание! Напоминаю, что появилась группа в ВК с моими рассказами:
https://vk.com/rorroh_stories

Показать полностью
40

Апосематический размах

Всем здрасте снова, товарищи читатели! :)


Не уверен, что еще осталась моя аудитория после столь долгого отсутствия, но, все же, представляю вашему вниманию новый текстовый сериал!

Я понял, что таковые помогают мне не забиться в угол от творческого кризиса, так что, парочку таких надо вести, помимо основного творчества.

С творчеством автора в более широких масштабах можно ознакомиться по ссылкам после истории, также как и с возможными продолжениями, которые вас могли бы заинтересовать!


Приятного чтения!


Серия 1. Предвестье катастрофы.


- Чем, говоришь, ты занимаешься в городе? - спросил подпитый мужичок пятидесяти восьми лет.

- У меня много областей, честно говоря, - смущенно проговорил парень лет тридцати, поглядывая на часы.

- Ну, каких? - все подначивал мужичок.

- Отстаньте от ребенка! - возмутилась полноватая женщина, ставя на стол сковородку с жареной картошкой, - он в кой-то веки со своего города приехал домой, а вам все лишь бы спросить!

Второй мужчина, сидящий за столом, хлопнув еще одну стопку, похлопал парня по плечу.

- Молодец наш Егорка, в городе сделался большим человеком ведь!

- Пап, ну почему же большим... Я просто занимаюсь исследованиями в области биологии и химии, тоже мне, нашел большого человека, - Егор хмыкнул, - даже не в самом крупном университете.

- Он скромничает, - улыбнулась мать, - ему даже дали этот... сынок, как ты его назвал?

- Исследовательский грант на осуществление изучения поведенческих признаков микроорганизмов класса паразитирующих, - со вздохом произнес Егор.

- Во! -воскликнул отец, - выпьем же за успех моего сына, Михалыч!

Михалыч замахал руками.

- Ну нафиг, не буду я пить за каких-то там паразитов! У нас их вона и в селе масса!

Егор тихо встал и вышел из дома на воздух, голоса родителей и их гостей все стихали по мере удаления. Выходя, он накинул легкую куртку, даже в летнее время у них в селе было достаточно прохладно по ночам.

Он уселся на ступеньки и принялся рассматривать звездное небо. В деревне, по причине отсутствия освещения, небо всегда было куда красочнее, чем в городе. Звезды простирались по всей длине небосвода, казалось, им нет ни конца ни края... А может, так оно и было.

Егору нравилось представлять, что с одного из этих огоньков на него смотрит такой же живой человек и думает о том, что Егор думает о нем.

Внимание молодого человека привлекла курица, внезапно подошедшая к нему вплотную, почти не издав ни единого звука.

Егор улыбнулся такому повороту и погладил птицу по голове.

- Тоже решила посмотреть на звезды, да? А я вот только сегодня домой приехал, наслаждаюсь, ласково проговорил он.

Курица пару раз прикоснулась клювом к его ладони и аккуратно пошла к своему загончику.

Спустя шесть минут наслаждения звездным небом, Егор услышал крик домашней коровы, что родители держали в хлеву. Крик, как ему показалось, был наполнен болью и отчаянием.

Отец выбежал из дома почти в одних трусах, накидывая куртку на себя и хватая из коридора охотничье ружье. Егор вскочил.

- Что случилось? - крикнул отец.

Егор пожал плечами.

Вместе они быстро добежали до хлева и отец распахнул ворота, направив ружье на помещение.

Егор вырос в деревне и мало что могло сильно испортить его аппетит, но, картина, что они наблюдали сейчас, явно была не из стандартных.

А именно, они, опешив, наблюдали, как целая дюжина куриц, столпившись вокруг туши коровы, активно и жадно пожирают ее плоть и внутренности, они даже не обратили внимания на вошедших людей.

Михалыч, прибежавший следом, недолго пребывал в шоке. Он смачно сматерился.

- Это чего? - прохрипел мужичок, - какого лешего тут делается?... - он уселся прямо на землю и перекрестился.

Отец, помешкав еще пару минут, выстрелил.

____

Зайдя в дом, трое мужчин не разговаривали. Они до сих пор не могли до конца осознать, что именно произошло в хлеву.

Нарушил молчание Михалыч.

- Природа свихнулась... - прошептал он.

- Природа или нет, - грозно проговорил отец, - от птиц надо избавиться, от греха подальше.

- А как же яйца? - забеспокоилась мать.

- Новых купим! Зина, они корову уложили! - заорал отец, - корову! Курицы!

- Пап, честно говоря, уложить они ее вряд ли могли, - заметил Егор, - разве что сбежались на уже мертвую.

- Егорка, мы все видели, что там было! Это... против природы! - занервничал Михалыч, - надо домой бежать, предупредить!

- Успокойся ты! - рыкнул отец, - ну свихнулось несколько птиц, что среди людей панику наводить.

- Паника это или нет, - задумчиво протянул Егор, - но образцы с мертвых птиц я возьму. Одна из них подходила ко мне, я еще тогда посчитал ее поведение странным. Поеду в город, изучу, - Егор поднял глаза на отца, тот кивнул в ответ.

- Мертвых курей-то принесите, хоть приготовлю, - досадливо бросила мать.

- Нет, мам, - отрезал Егор, - пока не изучу их, не ешьте птицу вовсе, - он подумал, - и корову мертвую тоже. Мало ли что там...

***

Утренний самолет доставил в аэропорт города Ежовска Валерия Алексеевича Груднева, ведущего специалиста по выращиванию и разведению домашнего скота и птицы. В аэропорте его встретила миловидная девушка, представившаяся "просто Настей" и предложила проехать с ней к начальнику департамента сельского хозяйства.

На большой черной машине, Валерия Алексеевича доставили до престарелого здания явно прошлой эпохи и почти втолкнули в кабинет начальника.

- Валера, как я рад тебя видеть! - протянул мужчина, приветствуя за руку Валерия и усаживая его на кресло, - у нас тут какой-то ахтунг на производствах.

- Я уже слышал, Жень, и я рад тебя видеть, - спокойно сказал Валерий, - знаю также и о случаях нападения домашней птицы на скот в частных хозяйствах. Я в курсе ситуации, есть что-то новое для меня?

Женя уселся в кресло, слегка поерзал и нахмурился.

- Честно говоря, я рассчитывал услышать что-то от тебя. Я не понимаю, что объявлять и как реагировать на такое!

- А что президент? - осведомился Валерий.

- Правительство молчит, - Женя фыркнул, - как всегда. Наш ждет главного, главный, видимо, ждет чуда.

- Класс! - хлопнул в ладоши Валерий, - так и ты жди.

- Ты упал? У нас сельскохозяйственный регион. У нас планы, расчёты! У нас заказов на пять лет вперед, а получается, что один продукт убивает и ест другой! И ладно бы это один раз, два...

- Третий раз, как известно, уже система, - усмехнулся специалист.

- А случаев за неделю масса! Я уже не знаю, на какой реагировать, честное слово!

- Сколько?

Женя толкнул к Валерию папку.

- На, ознакомься.

- И что, никаких предпосылок? - спрашивал Валерий, листая папку, - агрессивное поведение, специфические повадки, изменения в окрасе шкур или перьев? - Женя качал головой, - дай мне хоть что-то! Они же не просто накидываются на скот?!

- Просто. Так. - отрезал Женя.

Валерий закрыл папку и поднял брови.

- Что скажешь? - спросил Женя.

- Я не знаю, - растерянно пробормотал Женя, - таких случаев я не встречал никогда и даже не могу предположить, что это все значит.

- В деревнях уже начали ходить байки про демонов и богов разных. Мол, природа обернулась против людей. Жрут то домашние домашних, те, кого люди выводили.

Валерий поднял взгляд.

- А ведь и правда, - воодушевленно проговорил он, - это зацепка. Что бы не происходило, это касается только домашних животных...

Валерий встал.

- Нам надо что-то делать, Валер, а то неизвестно, до чего эта ситуация может нас довести.

- Мне бы орнитолога в команду, - задумался Валерий, - и бюджета бы под проект.

- Бери, что нужно, - кивнул Женя, - занимайся. Только попроси и получишь.

- С губером согласуешь?

- Еще бы, - хмыкнул начальник, - говорил же, у нас регион держится на сельском хозяйстве, он одобрит, я позабочусь.

***

- В ночи несется над деревнями птица-Юстрица, что с собою приносит голод, мор и несчастье, - вещала престарелая Агния, - куда крылом своим коснется, там беда и горе начинаются!

- Бабушка, это все, конечно, здорово, но я ведь уже взрослая девочка, в сказки не верю, - с сомнением сказала Лена.

- Послушай меня, и послушай внимательно, - доверительно придвинулась бабушка, - я-то уже стара стала, сама не сделаю, что нужно, а ты еще полна сил. Люди нынче забыли старых богов, забыли обычаи и приметы, на том и погибель их идет! Юстрица пришла на планету по велению Стрибога, беду принесла она!

- Ты про эти случаи с домашней птицей? - улыбаясь, спросила Лена, - сказки то.

Агния помотала головой.

- Не сказки это, внучка, не сказки. Поверь, ты теперь одна надежда людей. То, что случилось с домашней птицей, скоро будет со всеми. Юстрица касается трижды! Первый раз - предупреждение, второй - беда, третий - смерть! Первое касание случилось с неделю назад, она коснулась птиц домашних. Второе будет через пару-тройку полнолуний, всех птиц теперь коснется. Третье должно быть через год, тогда люди умирать начнут!

Лена аккуратно отодвинулась.

- Бабушка, мне на работу пора, - вздохнула она, - извини, твои страшилки я дослушаю позже.

Агния схватила внучку за рукав.

- Внучка! В городе Ворон есть место, место тайное, сокрытое. В нем ты найдешь то одно, что может еще спасти людей, ларец Юстрицы, - бабушка вложила внучке в руку загадочный тонкий предмет с неровно торчащими осколками, - это ключ к месту тайному. Я его хранила много лет, ты используешь его.

Лена вырвала руку и посмотрела на предмет. Он смахивал на каменную ручку с вкрапленными осколками мутного темного стекла.

- Бабушка, сказки уже перешли за грань, я пойду! - нервно проговорила Лена и пошла к выходу.

- Одна не ходи! - сказала Агния вслед, - через два дня встретишь защитника. Только с ним иди, но иди обязательно! Ты знаешь его уже, но узнаешь заново. Меня завтра уже не найдешь, не забудь желание мое. Найди ларец, открой. Там спасение наше.

Лена сглотнула и вышла из избы.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
758

Разбирали старый архив...

На днях разбирали с отцом его архив, и среди бумаг обнаружил газету 1995 года. Полистав ее, обратил внимание на заголовок...

Разбирали старый архив... НЛО, Мистика, Непознанное, История

p.s. снимал на китайский фонарик ))

175

Ангел смерти

Вечерами я приходил на кладбище Лейквью. Это довольно старое кладбище в Кливленде, где много красивых памятников. Но я ходил туда не только ради красоты или чтобы отдать должное похороненным родственникам.


Я часто подходил к статуе ангела. Она выглядела немного жутко. В каких-то странных потёках. Словно музыканты какой-то группы, что размалёвывают свои лица. Помню, как от нечего делать, даже загуглил и нашёл его фото. В подборке поисковика была эта статуя, подписанная "Ангел Хасерота". Он же Ангел смерти. Статуя была заказана неким Генри Хэзеротом в 1923 году. Мастер создавал её по образу покойной жены заказчика, умершей за несколько лет до того.

Я часто часами сидел, читал книги, подсвечивая фонариком. Кто-то скажет, что у меня поехала крыша, но мне казалось, что в этом есть что-то такое немного мистическое. Я, ангел смерти, томик Байрона или По и тишина. Изредка кто-то проходил мимо, но я делал вид, что ничего не замечаю.


Временами мне мерещилось, что крылья статуи пошевелились или что за спиной слышен тихий шёпот. Пару раз я даже ставил камеру телефона в режим записи, чтобы проверить, не едет ли у меня крыша. Но на записи статуя оставалась неподвижной, а никаких звуков, кроме ветра микрофон не улавливал. Со временем я привык и перестал обращать внимание на подобные галлюцинации.


Шли месяцы. Я несколько раз в неделю приходил на одно и то же место. Менялись лишь книги, которые я приносил с собой. Садился всегда спиной к ангелу и читал, пока не уставал. Потом так же спокойно отправлялся домой. Это стало для меня чем-то вроде ритуала. Люди приходят на мессу или ещё куда, а я к Хасероту.


В один из сентябрьских вечеров я точно так же шёл на Лейквью. Стало чуть прохладнее, и я кутался в свитер с высоким воротом, сжимая в руке книгу. На сей раз это была Мэри Шелли. Вместо "Франкенштейна" взял куда более специфическую книгу - роман "Последний человек". Библиотекарь сказал, что это самое актуальное, что можно прочитать во время пандемии. Ведь в книге рассказывалось о том, как живут люди в мире, поражённом эпидемией. Эта история показалась мне чертовски интересной. Я читал короткий обзор, но особо не вдавался в подробности.


Размышляя об этом, я добрался на привычное место и уселся рядом с ангелом. Начало истории было немного затянутым. Любовь, неразделённые чувства и куча всего печально-романтического постепенно переходило к рассказу о чуме, постепенно убивающей значительную часть людей. Я читал это, и мне становилось жутко. Ведь совсем недавно просматривал сводки о количестве заражённых у нас в штате. 8000 человек за день. Меня пугали эти цифры, и читая, как мир умирает от чумы, я невольно переносил эту историю в нашу реальность.


- Шелли? - раздался голос откуда-то из-за спины.

Я вздрогнул, ведь сзади у меня была статуя. Обернувшись, немного успокоился. Обращалась ко мне женщина. Живая и вполне обычная. Удивило лишь то, что находилась она слишком далеко, чтобы увидеть, что я читаю.

- Как вы догадались?

Она обошла статую и приблизилась ко мне.

- Если честно, наблюдала за вами, когда вы шли сюда. Увидела томик Мэри Шелли у вас в руке. Потом сходила к могиле близкого человека и решила вернуться. А вы всё ещё здесь.

- Да, вы правы. Я подумал, что будет очень символично прочитать роман о чуме в самый разгар эпидемии реальной.

- Вам нравится тема смерти?


Я кивнул:

- Наверное, это странно, но я нахожу в ней что-то особенное. Мы победили почти всё. Повернули реки, покорили космос и океанские глубины. Только смерть и эпидемии продолжают пугать нас так же, как и сотни, тысячи лет назад.

- Смерть - действительно очень необычная штука. Совсем на такая, как всё, с чем сталкивался человек, - ответила женщина.

На миг я вгляделся в её лицо. Неужели мы знакомы? Я готов был поклясться, что хотя бы раз или два его видел где-то.

- Мы знакомы? - спросил я, вновь пытаясь рассмотреть получше черты.

- В какой-то мере. - улыбнулась она. - Говорят, что все люди в мире знакомы через несколько рукопожатий. Но во время пандемии лучше меньше здороваться.

- Да уж, вы правы. Как же надоела эта тема с карантином. У меня от маски уши болят.

- Верю. Мне в этом плане чуть легче. Да и подхватить вирус мне точно не страшно.

Я немного напрягся, но всё же спросил:

- Вы серьёзно больны?

- Была. Да, кстати о книге. Вам не понравится концовка.

- Я смотрел "Игру престолов" и расклад "все важные герои умрут" меня точно не напугает. К слову, мы так и не представились друг другу. Я - Мэтью. А вас как зовут?

- Сара. Сара Хэзерот.


***

Я не помню, сколько прошло времени. Очнулся я всё на том же месте. Рядом лежала моя книга. Ветер переворачивал странички. Что это было? Наваждение? Я всё-таки схожу с ума? Подняв книгу, я заметил, что в ней вырваны последние страницы. Чёрт... мало того, что у меня едет крыша, ещё и библиотечная книжка безнадёжно испорчена. Я повертел томик Шелли в руках и из него выпал небольшой клочок бумаги. Подняв его и развернув, я прочитал "ты смерти не страшись, она - твой друг. Полуденного света тихий странник. Моя душа с ней под руку - изгнанник среди людей. Утих мой сердца стук".


Чуть ниже красовалась аккуратная подпись "Sarah".

Ангел смерти Авторский рассказ, Мистика, Кладбище, Длиннопост, Текст
Показать полностью 1
476

Пять копеек про японские мечи

Величайшим кузнецом японских мечей считался мастер Масамунэ. Точные годы его жизни не известны, но большинство своих клинков он изготовил в период между 1288 и 1328 годами. Масамунэ прославился тем, что создал принципиально новую технику изготовления клинков, при которой четыре сваренные между собой полосы стали, складывающиеся вместе пять раз. В результате получался стальной пакет, состоящий из 128 слоев. Считается, что Масамунэ отказывался подписывать свои клинки, потому что их было невозможно подделать.

Известна легенда, повествующая об испытании, в котором прославленный оружейник и ученик Масамунэ Сэндзо Мурамаса, бросил вызов своему учителю, чтобы узнать, чьи мечи лучшие. Оба работали без устали и когда клинки были готовы, они решили проверить результаты. Испытание заключалось в том, чтобы каждый из них воткнул свой меч в дно ручья, заросшего лотосом, так, чтобы лезвие, омываемое текущей водой, было обращено против течения. Меч Мурамасы, Джуучи Ёсаму ("10 000 холодных ночей"), рассекал все, что попадалось ему на пути: листья плывущие в потоке, рыбок и даже воздух. Очень впечатленный работой своего ученика Масамунэ тоже опустил в ручей свой клинок по имени Яваракай-тэ ("Нежные руки") и стал терпеливо ждать. Однако клинок резал только плывущие по воде листья, не нанося вреда ни рыбам, ни ветру. Через некоторое время Мурамаса стал насмехаться над своим учителем, упрекая его за очевидное отсутствие навыков. Улыбаясь про себя Масамунэ извлек свой меч из воды, высушил его и вложил в ножны. Тут к ним подошел монах, все это время наблюдавший за испытанием, и низко поклонился обоим мастерам. После этого он рассказал им о том, что увидел. Первый меч был прекрасен, однако это кровожадный, злой клинок, поскольку он не различает, кого и что резать. Он с одинаковым успехом будет как рубить бабочек, так и отсекать головы. Второй меч был намного лучше, поскольку он не резал без нужды то, что невинно и недостойно. С тех пор считается, что обнаженный клинок Мурамасы не вернется в ножны, до тех пор, пока не почувствует вкус крови, будь это даже кровь его собственного владельца.

* Fudo Masamune - короткий меч танто, хранящийся в Токийском национальном музее. Это один из немногих клинков, на котором стоит подпись мастера Масамунэ. Лезвие украшено резьбой: с одной стороны выгравирован дракон Курикара, являющийся олицетворением буддистского божества Фудо-мёо, в честь которого оружие и получило своё имя, с другой стороны - гома-хаси (палочки для еды). Известно, что в 1601 году этот меч приобрел даймё Тоётоми Хидэцугу и преподнес его сёгуну Токугаве Иэясу.

Пять копеек про японские мечи Япония, Мечи и шпаги, Легенда, Мастерство, Танто, Кузнечное дело, Соревнования, Притча, История
176

Зазеркалье

До отчаяния человека могут довести разные вещи: банкротство, предательство, лишний вес, служба поддержки сбербанка, но хуже всего до отчаяния доводит одиночество.

Вадим Анатольевич был одинок уже очень долго. Так долго, что когда кондуктор протягивала руку, чтобы взять плату за проезд, он, точно старый пёс, подставлял свою лысую голову, чтобы его погладили. Обычно за такие ласковые выпады его, точно собаку же, из троллейбуса и изгоняли.


Вадима Анатольевича жена оставила около десяти лет назад. Причиной тому был новый фильм с Робертом Паттинсоном в главной роли. Жена требовала от Вадима, чтобы тот сделал пластическую операцию, ну или хотя бы отрастил волосы. Но сколько бы ни натирал Вадим Анатольевич голову перцем и крапивным раствором, а волосы расти отказывались. Пластические операции в их городе делались только поздним вечером — в темных переулках и возле рюмочных. Но так как Вадим работал в ночную смену, попасть к «докторам» ему не удавалось. О том, что когда-то жена мечтала о Брюсе Уиллисе, она и слышать ничего не хотела. Женщина ушла, оставив в душе Вадима большую рану, которую он десять лет лечил в клубе анонимных жертв Голливуда.


Мужчина потерял веру в себя, стал нелюдим и купил себе спиннинг.

Рыбу Вадим ловил хорошо, но золотую так ни разу и не подсек, зато однажды вытащил со дна реки зеркало.

Вещица была красивая, судя по окантовке и толщине стекла — древняя, и явно имела некоторую ценность.


— Двести пятьдесят, — озвучил стоимость продавец антикварной лавки, крутя в руках таинственный предмет.


— Тысяч?! — обрадовался Вадим и почувствовал, как в груди зародилась какая-то щекочущая надежда.


— Рублей, — с насмешливым выдохом ответил мужчина. — Минус НДС, итого двести.

Вадим Анатольевич был прост как табурет и крайне доверчив. Облапошить его мог любой, кто закончил три класса средней школы. Он уже хотел совершить сделку и на вырученные средства купить прикормку, но вдруг что-то кольнуло его в бок, да так сильно, что он передумал и понес зеркало домой.


Водрузив реликвию на кухонный стол, он долго вглядывался в мутную гладь стекла, которая искажала изображение так, что вместо брутального героя ретро-боевиков Брюса Уиллиса на Вадима таращился болезненного вида Пригожин.

Смотрел Вадим в зеркало, смотрел… И что-то в сердце его ёкнуло, загорелось недобрым пламенем. Вспомнилось ему почему-то детство, пионерские лагеря, дискотеки под открытым небом, зубную пасту на лицах своих товарищей и ночные шалости.

В те времена, когда детям радость дарила не usb-колонка, а водяная, телефоны были не мобильные, а таксофонные, а вместо вейпа школьники давились окурками «примы», от которых уши скручивались в трубочку, вечерние утехи в лагерях имели совсем иной характер, нежели сейчас.


В полночь, зашторив окна, дети собирались перед зеркалом, рисовали губной помадой лесенку из тринадцати ступеней и дверь на самом верху. Зажигали свечу и, держа в дрожащих руках игральную карту, призывали пиковую даму. Сути вызова данного персонажа Вадим Анатольевич не помнил, в данный момент его совсем не интересовала мистическая составляющая данного процесса, и гораздо больше привлекало слово «дама».

Без женского тепла мозг бедолаги огрубел, закис и был готов на любые, даже самые абсурдные решения. И он решился.


Красной помады в доме рыбака не водилось, зато был острый кетчуп чили, который хранился в холодильнике больше трёх лет. Есть его всё равно было невозможно, а выкидывать жалко.

Игральные карты Вадим Анатольевич приобрёл в местном киоске. Мужчина долго выбирал между колодами с классическими рисунками и эротическими. С одной стороны, ему хотелось, чтобы женщина была скромна и воспитана, создавала в доме уют, была умна и целомудренна. С другой — он так изголодался по женской ласке, что готов был на что угодно, лишь бы снова почувствовать себя мужчиной, самцом. В общем, выбор был очевиден.

Свечи он взял в том же киоске. Это были свечки для торта в виде цифры «20», именно такой возраст, по мнению Вадима, был наиболее подходящим для волшебной нимфы.

Весь день Вадим готовил, убирал, стирал, гладил. В общем, готовился к приходу волшебной гостьи. Кое-как дождавшись ночи, Вадим в нетерпении зашторил окна, зажег свечу и, положив перед зеркалом игральную карту, принялся рисовать ступени. Кетчуп ложился на зеркальную поверхность неохотно, постоянно размазывался и отваливался, упаковка то и дело издавала не самые приятные звуки. Но спустя десять минут картина всё же была завершена. Вадим Анатольевич, прочистив горло, принялся произносить заклинание.


— Пиковая дама, приди! — повторил он три раза застенчивым голосом, словно его кто-то подслушивал, а в конце жалостливо так добавил: — Ну, пожалуйста!


Послышался треск, пламя свечи задергалось, игральная карта сорвалась с места, закружилась в воздухе и, врезавшись в зеркало, исчезла.


Раздался стук в дверь. Вадим хотел было сорваться с места, чтобы открыть нежданным гостям, но тут понял, что звук идет не из коридора, а из зеркала.


Это было невероятно. Одновременно с челюстью Вадима Анатольевича распахнулась нарисованная им дверь. Из нее вышло что-то маленькое и кругленькое. Разглядеть во мраке девушку было сложно, но, к сожалению Вадима, он заметил, что голыми у неё были только ступни. Дама сперва спускалась медленно по ступеням, но, сделав пару шагов, перешла на бег и… Кажется, материлась.


Добежав до самого низа, она вытерла ноги о подол черного платья и вдруг стала разрастаться. Да так стремительно, что в итоге только одно её лицо заняло большую часть зеркала, которое самому Вадиму было по пояс.


Вадим Анатольевич ожидал увидеть молодую симпатичную девушку, а по факту — перед ним была копия его учительницы математики из школы и, судя по всему, лет ей было столько же.


— Чего надо? — заговорила она хриплым басистым голосом, от которого по всей комнате исходило эхо.

— З-з-з-драсте, — произнес в ответ дрожащим голосом Вадим.

— Забор покрасьте! Чего, говорю, призывал?

— Так я это… Познакомиться хотел, — мялся он, сомневаясь в правильности собственных слов.

— Дама, фамилия моя Пик, но можно просто — Дама, — представилась женщина и, достав откуда-то сигарету, принялась прикуривать её от свечи.

— Вадим Анатолич, но друзья зовут меня просто — Анатолич.

— Угу. Так и чего, собственно, ты меня вызвал? Не просто же поздороваться.

— Н-н-ет, что вы. Я, честно говоря, представлял вас немного иначе.

— Это как же? — вскинула женщина одну бровь и выпустила в воздух струю дыма. Вадим закашлялся, сам он никогда не курил из-за астмы.

— Ну… Помоложе, постройнее, как на картах, — неуверенно произнес он.

— А ты хам, Анатолич. Я, между прочим, на карты эти позировала две тысячи лет назад, а то, что ты в киоске купил, так это вообще стыд и срам. Подобных «дам», я тебе скажу, можно и без зеркала призвать, достаточно иметь сто долларов в кармане и свободную квартиру на полчаса.

Вадим покраснел.

— Да ты и сам вообще-то не Вин Дизель, — продолжила дама, разглядывая рыбака.

— А вы с ним знакомы?!

— Конечно. Откуда, по-твоему, у него такая известность?

— Талант?

— Шмалант. Любой, кто достиг звездных высот, нашел одно из зеркал и призвал меня. Я, если ты не в курсе, исполняю желания. Не за бесплатно, есстестно. Так чего же ты желаешь? Только помни: желания имеют свойство исполняться. Лучше трижды подумать, прежде чем произносить вслух.


Анатольевич смотрел на докурившую в зеркале женщину, которая тушила свою сигарету о его стол. Понимая, что расплачиваться ему особо нечем, да и женщина вроде идёт на диалог, а ужин уже стынет, выпалил:


— На свидание хочу вас пригласить.

Женщина вдруг закашлялась.


— Ч-ч-ч-чего? — захлебываясь собственными слюнями, спросила она.


— Пригласить вас желаю! На свидание! — более уверенно сказал мужчина, поправляя галстук.


— Меня? На свидание? — женщина внимательно оглядела Вадима. — Ну, вроде ничего такой

Валетик. Черт с ним, давай попробуем, а то я тоже засиделась в зазеркалье, — заулыбалась Дама. Голос её стал более игривым и звучал на полтона выше. Она отошла вглубь зеркала и попыталась поднять ногу, чтобы переступить через межпространственный порог.

Нога вышла из зеркала, следом за ней начал пролазить таз. Женщина пыхтела, матюгалась, а потом позвала на помощь.


— Ну чего ты там стоишь? Помоги мне, Анатолич!


Вадим схватил женщину за ногу и начал тянуть изо всех сил, но таз отказывался пролезать в зеркало. Женщина начала кричать ещё громче.

Как ни старались они, а всё без толку, не смогла Дама пробраться в мир людей.


— Не судьба, видать, — вытирала она раскрасневшееся лицо платьем.

Вадим тяжело вздохнул, а потом предложил — раз такое дело, так хотя бы через зеркало поужинать.


Дама отказываться не стала, несмотря на то, что последние несколько веков ужинала в основном теми, кто её призывал и не платил за дары.


Анатольевич зажег ещё несколько свечей, затем притащил с кухни грубо наструганные салаты, жареную курицу, картошку в мундире, маринованные грибы, нарезку и две бутылки «сухого».

Полночи он рассказывал о своей тяжелой судьбе, о том, как жена ушла от него из-за волос, что не растут, об одиночестве и отчаянии, о клубе анонимных жертв Голливуда.

Дама слушала и ела, а Вадим только пил. Впервые за долгое время он был с женщиной и даже та не могла остаться с ним.


Когда картошка уже не лезла в рот, а последний бокал был выпит, пиковая Дама достала ещё одну сигарету и, прикурив по привычке от свечи, сказала:


— Знаешь, Анатолич, а ведь ты сам идиот.


Уже изрядно подвыпивший мужчина непонимающе взглянул на гостью.


— Такой мужик хороший, не Туз, конечно, но и не семерка бубей. Любая нормальная баба была бы твоей. А знаешь что? Я тебе помогу.


— П-п-п-равда? — уже заикающимся от вина голосом произнес мужчина.


— А то! А за гостеприимство твоё и доброту ничего взамен не попрошу. Так что давай выбирай чего хошь, любой каприз.


Вадим почесал подбородок и, наконец-то придумав, сказал:


— Хочу выглядеть как этот, как его, Патиссон.

— Ты уверен?! — с серьёзным видом переспросила женщина.

— На все сто! Пусть эта дура, увидев меня, поймёт, как глубоко она ошибалась. А я скажу, что сама, мол, виновата!

— Ничего не понимаю, как это должно помочь?

— А и не надо понимать. Обещала — помоги, а если нет — ну, значит, так тому и быть…

— Да ладно, ладно, мне не жалко, а по буквам можешь произнести еще раз, на что ты хочешь быть похож.

— Я лучше напишу.

Он взял листок с ручкой и, усевшись за стол, начал выводить буквы.

— Вот.


Пиковая Дама взяла в руки лист и принялась читать каракули:


— Па-тис-сон, — проговорила она по слогам. — Ну… Что ж, желание для меня — закон. Приятно было познакомиться, Анатолич. Надеюсь, однажды ещё встретимся, — сказала Дама и щелкнула пальцами.


— И я тоже наде… — Вадим Анатольевич не успел договорить, так как рот у него уже отсутствовал. Отсутствовали глаза, уши, руки и ноги. Осталась только лысая голова, которая теперь занимала большую часть его тела.


— Эх, а ведь хороший же мужик был, жаль, что чудной, — сказала Пиковая Дама и ушла восвояси.

На столе догорали свечи, за окном рассветало солнце, а на стуле лежала белая тыква. Желания имеют свойство исполняться, лучше трижды подумать, прежде чем произносить их вслух.


(с) Александр Райн


Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Зазеркалье Авторский рассказ, Мистика, Одиночество, Мужчины, Пиковая дама, Роберт Паттинсон, Лысые, Отчаяние, Длиннопост
Показать полностью 1
256

Гастроном

Гастроном Мистика, Фантастика, Крипота, Авторский рассказ, Длиннопост

От автора - эта история имеет отношение к вселенной пятого измерения.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Платон Иванович чем-то напоминал богомола. Стариком его никак не назвать, скорее предпенсионного возраста. Очень высокого роста, каждое его движение медленное и выверенное до хирургической точности. Он мог часами стоять неподвижно наблюдая за нашей работой, а нам так и не удавалось заметить когда он успевал переместиться из одного места в зале где мы работали в другое. В строгом синем пиджаке и брюках, по видимому от другого костюма, поскольку они были ему коротки, он замирал, выставляя напоказ волосатые щиколотки. Обувь, при нас он принципиально не носил. А может у него её и не хватало? Размер ноги был, наверное, пятидесятый. Непропорционально большие ступни. Обычно он наблюдал молча и лишь изредка мы слышали от него — “А это зачем? А почему”?


Нет, сам он нас не раздражал. А вот ноги его до дрожи пугали моего напарника Макса.

— Чего он, босой по мусору ходит? Нормальный человек хотя бы тапки одел, а этот топчется...И всё на нас зырит. Мне его мохнатые ноги уже во сне снятся. В кошмарах. Ночью глаза раскрою — передо мной так и стоят его ноги, — жаловался он мне.


— Он хорошо платит. Под ногами не путается. Я не вижу причин обвинять клиента в излишнем любопытстве, — отвечал ему я.


Это верно, Платон Иванович всегда платил наличными и в срок. Мы, два вечно страдающих от недостатка денег студента, из Архитектурно-строительного, работали в его доме всё лето, и очень рассчитывали поработать ещё. Особенно Макс. Он и так был по жизни жадноватым парнишкой, но в начале сентября его осенила очередная гениальная идея — “как бы ещё сэкономить’?


— “Audi” - куплю, Тёмка, — заявил он мне, — надо только денег, как следует подкопить. Кое-чего родители подкинут, но я смекнул: можно покупать бич-пакеты по акции, сразу коробками, и питаться ими несколько месяцев.


Я его идею не оценил. Узнав какую сумму он хочет сэкономить на продуктах, посмеялся над ним и предложил до кучи отказаться от сигарет, алкоголя и расходов на Машку с параллельного потока. И ещё, пешком ходить вместо того, чтобы бесплатно ездить калымить на моей машине в качестве пассажира. За бензин, он мне сроду не скидывался. Максим надулся и на следующий день, в районе обеда, отказался ехать со мной в дешевую кафешку. Он вытащил из своего рюкзака большую никелированную тарелку и принялся ломать над ней макароны из пакетика. Я посмеиваясь, предложил ему принести из кафе — три корочки хлеба. И тут, словно из под земли появился Платон Иванович.


— Как вы можете есть такую ужасную пищу, Максим?!! — завопил он. — Вы так молоды и уже портите свой организм всякой химией!


— Так это… Усилители вкуса… Перец… — попытался возразить мой напарник. — Готовить, опять же… Лучше дайте кипяточку?


Наш хозяин картинно схватился за голову. Волосы у него голове жёсткие черные и смотрелись неестественно. Мне на секунду показалось, что они съехали на бок. Он лысый и носит парик?


— В моём доме, пожалуйста, не ешьте такую еду! — потребовал он.


— А у меня денег - на получше, нет! — Макс моментально включил жадину жалобно поглядывая в мою сторону. Я сделал лицо кирпичом, намекая чтобы он меня в свои авантюры не впутывал.


— Так, боже мой! Разве это проблема? Пойдёмте со мной — пойдёмте! И вы - Артем? Я приглашаю вас попробовать настоящую еду, а не эту пластмассу! — принялся уговаривать Платон Иванович.


После таких слов я едва не сгорел от стыда. Наглый Макс, носом почувствовавший халяву, изобразил из себя бедную сиротку и потупив глаза разом согласился — “отведать чем бог послал”.


Мне пришлось идти вместе с ними. Нужно отметить, что дом у Платона Ивановича очень большой. Даже не дом. Старинный особняк 19-века. Трёхэтажный: из красного кирпича. Крыт чёрной черепицей. Комнат бесчисленное число. Мы так ни разу полного проекта этого дома и не видели. Как он утверждал — достался ему по наследству. Крепкий, капитальный дом. Потолки в лепнине, некоторые из комнат отделаны резными панелями из морёного дуба и красного дерева. Не дом, а целый музей. И этот музей нуждался в некоторой реконструкции. Хозяин отдавал строителям по одной комнате. Как только заканчивали - предлагал следующую. Он желал наблюдать лично. Каждую комнату он запирал собственноручно и всегда носил с собой целую связку ключей. Он привёл нас на кухню располагавшуюся в полуподвале и на красивый стол из мрамора поставил перед нами две тарелки. На тарелках лежали кусочки чего-то похожего на желе. Только зелёного цвета. Платон Иванович выдал нам по вилке и предложил попробовать. Я злорадно усмехнулся, наблюдая как скисло лицо у Макса, ожидавшего множества дорогих и бесплатных яств. Мы по очереди попробовали.


Вкус у желе, действительно был восхитительный. Я почему-то вспомнил о детстве, о радостных переживаниях, ощущении некоего счастья. Приятного томления в предвкушении обладать какой-то толи игрушкой, толи невиданным ранее пирожным. Но вот что-то такое. Посмотрел на Макса, он судя по блаженству на лице, испытывал похожие чувства. Как он потом мне взахлёб рассказывал — наяву увидел себя за рулём своей “Audi”, а рядом с ним на переднем сиденье первая красавица института - Ленка Баттерфляй и уже без лифчика.


— Что это за вкуснятина Платон Иванович? — восхищённо спросили мы у него хором.


— Если расскажу состав - то вам неинтересно будет, — отвечал он — скажу только, что сие блюдо полностью из натуральных и полезных ингредиентов. В каждой порции: по сто грамм. Ровно.


— Мало. Вкусно, но мало, — с сожалением облизнулся жадный Максим.


Платон Иванович смерил его высокомерным взглядом и объяснил, что это такой вес не случаен. Будь там, хоть на один грамм больше, то мы бы не смогли оценить его по достоинству.


— Моя профессия и духовное призвание - Гастроном! — сообщил он.


Мы с Максом переглянулись в недоумении.


— Так Гастроном - это же магазин?


— Прежде, так называли знатоков вкусной и здоровой пищи. Я, господа, художник, повар, кулинар, географ, археолог, химик и биолог. Всё - в одном лице. Я познал кухни всех народов нашего мира. Я в курсе всех последних новинок экспериментальной кухни. О молекулярной кухне мне известно всё. У меня десятки наград. Все лучшие и знаменитые рестораны борются за право получить мой критический отзыв, и использовать, для повышения репутации.


Больше, в тот день, он нам ничего не предложил. Да нам было и не нужно. Остаток дня мы работали как заведённые. Прилив энергии — жуткий. Вечером, в общежитии, мне еле удалось уснуть. Хотелось действовать, бегать, прыгать. Я едва отогнал от себя желание пойти в ночной клуб. Утром Макс сообщил мне, что он в отличии меня не удержался и в клубе познакомился с обалденной девчонкой. У неё же и ночевал. Ну её, эту Машку — она ему никогда и не нравилась.


На следующий день, Платон Иванович, снова отвёл нас на кухню, где мы попробовали крем нежного бежевого цвета. Вернее, снаружи он был бежевый, а внутри синий. Съев свою порцию, я вдруг отчётливо вспомнил Новый год. Необычный новогодний праздник, а вполне конкретный — мне было тогда семь лет. Отец привёл меня на детский утренник проводившийся у него на работе. Большая пушистая елка сверкала нарядными игрушками. Взрывались хлопушки осыпая собравшихся детей разноцветным конфетти. Огромный дед-мороз с белой до пояса бородой громогласно поздравлял всех с новым годом и дарил подарки. Я так отчётливо погрузился в события праздника, что пришёл в себя уже на рабочем месте.


Макс смеялся надо мной. Он снял на телефон как я стоя на стремянке декламировал детское стихотворение. Но я-то был уверен, что меня поставили на табуретку и я за игрушку этот стих рассказываю дедушке-морозу. Вместо подарка, Макс торжественно вручил мне перфоратор. Придурок!


— Вкусовые рецепторы, порой, творят с нашим мозгом самые удивительные вещи. По настоящему хорошая и вкусная еда способна творить чудеса, — прокомментировал наблюдавший за нами Платон Иванович, — но вы не представляете, сколько отвратительной гадости мне пришлось съесть, чтобы найти подлинные гастрономические бриллианты. Ведь, согласитесь, вы никогда ещё такого не ели?


— Такое блюдо можно приготовить в домашних условиях? — спросил я поражённый до глубины души.


— Э-нет. Радуйтесь, что имеете возможность прикоснуться к тайнам кулинарии. Такое блюдо умеют готовить правильно лишь единицы. Вы не найдёте его в ресторанном меню. Вы можете найти похожий рецепт в кулинарных книгах, но только похожий. Подлинный рецепт можно получить только применив настоящий опыт. Блюдо на 80 процентов состоит из опыта. Понимаете? Даже, если вы получите в руки настоящий рецепт, у вас ничего не получится. Приготовьте его миллион раз и вот тут...Может быть...Вы познаете чудо.


Я пребывал в сомнениях. Вечером, когда мы распрощались с хозяином и сели в мою машину высказал Максу свои опасения.


— Не... Это не наркотики. Ты на утреннике отплясывал со Снежинками и Зайчиками, а я увидел своё будущее. Знаешь, оно просто охренительное! У меня был свой собственный коттедж, бассейн, белоснежная яхта. Тёма, ты бы видел - какие у меня там были тёлки?!!


— А как же Машка?


— Да что ты всё про неё? Она - случайное безобразие на празднике жизни. Плоская как доска. Сисек нет— считай калека!


Целый месяц Платон Иванович угощал нас удивительными деликатесами. Каждый день было что-то новое. Иногда он рассказывал: как и при каких обстоятельствах стал обладателем уникальных рецептов. Некоторые рецепты, по его словам принадлежали личным поварам восточных Императоров, а другие он находил во время археологических раскопок в Мексике и в Перу.


— Самая любопытная кухня - это Экстремальная. — рассказывал он. — Легко съесть пищу подвергнутую термической обработке, а вы бы попробовали живьём? Пальмовый долгоносик, Витчети, гусеницы мопане, муравьи…Их вкус…


Он заметил наши испуганные взгляды и спохватившись перешёл на другие, более понятные продукты.


— Вы зря так переживаете. Просто, подобная еда не разрекламирована в достаточной мере. Например: устриц вы считаете деликатесом и согласны есть их живьём, а вот зелёную гусеницу, которая в сто раз вкуснее и полезнее вам есть не хочется. Вас приучили с детства, что гусеница -бяка, а устрицы повсеместно: еда для аристократов и богачей.


— Устриц, я бы попробовал, — кивал мой жадный напарник.


— Могу устроить, хотя на мой взгляд -это пошлятина. Может быть, лучше оцените жуков-плавунцов? У меня есть любопытный рецепт…


— Насекомых, мы есть...Как-то...Спасибо.. — отказался я.


Платон Иванович редко улыбался, но в тот момент посмотрел на меня очень странно и я увидел на его лице загадочную улыбку.


Через несколько дней я заболел и не мог уже работать у него в доме. Поднялась высокая температура и я пошёл в поликлинику.


В забытье отсидел очередь с пуленепробиваемыми старухами и еле-еле заполз в кабинет терапевта. Врач померил температуру, присвистнул и меня положили в больницу. Температура была под сорок.


Макс звонил мне поначалу. Интересовался моим самочувствием, жаловался, что не справляется один. Я посоветовал ему взять другого в напарники, временно, пока я буду отсутствовать.

Я пролежал в больнице целый месяц. Врачи, первое время, не знали от чего меня лечить. Сделали кучу анализов, а потом сообщили, что нашли у меня редкого кишечного паразита нехарактерного для нашей местности.


— Вы, Артем никакой странной еды, перед тем как заболели, не употребляли? — спросил меня один из лечащих врачей.


И что я ему мог на это ответить? Ещё как употреблял, каждый день и неизвестно что. Ради меня, из столицы вызвали одного известного врача-паразитолога. Он изучил моё состояние, подтвердил диагноз, назначил лечение, но я ещё не скоро пошёл на поправку. От лекарств назначенных мне начались реалистичные галлюцинации.Каждый раз - одно и тоже.


Я лежал на кровати и наяву видел Платона Ивановича вместе с Максом. Они сидели за роскошно-сервированным столом и дегустировали блюда, которые им приносили. Прислуживающих им я не мог разглядеть, они походили на размытые тени. Я наблюдал их мелькание рук, блеск поднимаемых серебряных крышек и мерцание свечей от канделябров.


Максим жмурился от удовольствия пробуя новые блюда, а Платон Иванович торжественно говорил:


— Мы! Мы - то что мы едим! Все мы состоим из того, что съели за всю свою жизнь. Мы накопленный опыт переваренной пищи, хлопот, надежд и переживаний. Я рад, что не ошибся в вас - Максим.

Вы выбрали единственно правильный путь — путь человека познающего истину поглощаемых им продуктов. Мы едим жизнь и познаём её в процессе поедания, в этом нет ничего предосудительного и чем разнообразнее наш рацион тем полнее и насыщеннее наше существование. Весь смысл в еде! Еда — главный стимул развития любой цивилизации. И дело вовсе не количестве, еды должно быть ровно столько - сколько нужно. Чрезмерное употребление ведёт к быстрому ожирению и смерти, а норма еды к процветанию и бессмертию. Вы понимаете, о чём я говорю, Максим?


— Как же, к бессмертию, Платон иванович? — спрашивал мой напарник. — Неужели, можно так жить вечно? Жить и наслаждаться, не зная никаких бед?


— Поверьте мне, я знаю о чём говорю. Я прошёл весь этот путь и повторил его множество раз. Сама библия учит нас этому, но мы не умеем читать её правильно. Мы глотаем слова, а ими нужно правильно насыщаться. Вот возьмите хотя бы пример о чудесах Христовых — пять хлебов и две рыбки, которые он поделил между пятью тысячами людей пришедших на проповедь. Это тайный шифр правильного питания. Не в количестве дело, а в точной массе потребляемого продукта для каждого. И все сыты и довольны.


— Но ведь там было чудо? Там дело было в том, что они раздавали хлеб, а его не становилось меньше? — припомнил Максим.


— Вот и вы глотаете слова не переваривая их. Опять же, об этом вам рассказали. Вы, может быть, даже и не читали библию. Я только привёл пример, один из множества, подводящих нас к главному моменту: почему мы должны вкушать кровь и тело Христово?


— Так..Традиция.


— Нееет. Не традиция. Это наша единственная возможность стать подобными богу. Христос — сын божий и мы должны вкушать тело его. Бог везде. Значит, вкушая жизнь вокруг нас, мы постепенно и сами становимся подобными богу, но это слишком медленный процесс на который не хватит и тысячи жизней. Поэтому клуб, в который я вас торжественно приглашаю, разработал особую, недоступную большинству людей, систему кулинарии позволяющую выделить из великого множества съедобных продуктов тот самый - божественный вкус. Вы пробовали эти блюда — так скажите, они божественные?


— Они неописуемые! Я такого никогда…


— Вот! — торжествующе произнёс Платон иванович — регулярно употребляя такие блюда вы достигните состояния бога и обретёте не только бессмертие. Вы обретёте могущество равное ему.


— А как же Артем. Он тоже ел?


Платон Иванович нахмурился, помолчал и потом с некоторой грустью сказал:


— Так, тоже случается. Не всякий способен принять в себя бога. К сожалению. Сходят с пути. Сомневаются. Не умеют думать желудком, хотя мне искренне жаль. Бог должен жить в каждом из нас.


Он спохватился и победно посмотрел на Максима


— Вы, как раз смогли пройти этот путь! Не думайте о бывшем друге и даже не сомневайтесь в своём выборе! Вы, теперь, человек особого круга. Попробуйте лучше - вон ту розочку. Она приготовлена из…


Обычно на этом галлюцинация и заканчивалась. Я приходил в себя на полу, упавшим в бреду с кровати, либо от отвратительного вкуса потной больничной подушки, которую я жевал.

Максим не навещал меня. Перестал звонить и слать SMS-ки.


Вернувшись в общагу я узнал от соседей, что он съехал на частную квартиру. Машка, с которой он встречался сообщила, что он в край оху...обурел, купил себе новый автомобиль и что она знать его больше не желает.


Я пробовал с ним связаться по телефону, но он несколько дней не брал трубку. Потом прислал мне сообщение на “Вайбер” о том, что Платон Иванович, больше не хочет меня у себя видеть, а у него теперь, более надёжный и трудолюбивый напарник.


Мне было несколько обидно от такого, ведь это я первый нашёл этого клиента. Это я предложил Максу работать на него и между прочим весь строительный инструмент был моим.

Я написал ему и в красках, что он — козёл, и если не хочет проблем, то пусть возвращает всё моё имущество.


На следующее утро, мне позвонил какой-то парень и сообщил, что привёз мне в общагу инструмент от Максима Петровича.

Немного прихренев, от того, что эту сволочь назвали по отчеству, я спустился и забрал свои вещи, попутно поинтересовавшись у парня — не на Максимку ли он ишачит?

Оказалось, что на Максимку. Максимке очень сильно доверяет сам Платон Иванович и теперь у него своя бригада. Они работают, а он только пальцем им показывает - что и как делать.


Мысленно пожелав своему бывшему другу лопнуть, я переложил сумки в свою машину и решил: раз и навсегда забыть о произошедшем со мной как о страшном сне.


Как же я ошибался.


Прошло несколько месяцев. Я полностью оправился после болезни. Придерживался диеты назначенной врачом и с подозрением смотрел на любую незнакомую еду в магазинах. Ел очень мало. Сильно похудел. Нашёл новую подработку, учился и жизнь вроде как налаживалась. О Максе я практически не вспоминал. Как он там? Где живёт? На чём катается? Мне это было неинтересно. Учёбу он забросил. В университете, со слов его однокурсников, он по прежнему числился, но занятия не посещал. Да и зачем? У него, теперь, такой покровитель - не в сказке сказать ни пером описать. С Платоном Ивановичем он горы свернёт и богом станет. Президенты в шеренгу выстроятся, чтобы только прикоснуться к его величеству.


В новогодние праздники я не удержался и посидел вместе с однокурсниками в кафе. Много пили, ели и неожиданно я почувствовал себя плохо. Сославшись на самочувствие, я побежал к себе, в общагу. Жил, в то время один, соседи разъехались по домам. Едва успел в туалет, где меня тут же вырвало. Обессиленный я дополз до своей кровати и тут у меня снова случилось странное реалистичное видение. Я увидел себя на торжественном приёме в доме Платона Ивановича.


Я гулял по большому ярко-освещённому залу, возле стен, по периметру, стояли длинные столы и толпа гостей: мужчин и женщин в маскарадных костюмах развлекали себя беседами и лёгкой закуской. В центре зала играл целый оркестр. Человек тридцать, не меньше. Дамы сверкали украшениями и дарили окружающим белозубые улыбки. Мужчины, все как на подбор, в строгих чёрных костюмах и в масках различных зверей пробовали со столов различную закуску и обменивались впечатлениями. На меня никто не обращал внимания. Тело моё, словно бы пропало.


Незримый я ходил между гостей, слушал их разговоры, но толком не мог понять о чём они говорят. Вроде бы и по русски, но в тоже время и нет. Я не мог уловить ясно ни слова. Я отошёл к столам и увидел на них множество разных блюд, среди которых узнал и те, которыми меня и Макса потчевал лично Платон Иванович.


Больше всего меня поразили официанты прислуживающие гостям.


Они были без масок. Бледные юноши и девушки в униформе. Они, с отсутствующим взглядом, механически наполняли бокалы шипучим светлым напитком из деревянных бочек, но прежде чем отдать гостю они вырывали щипцами у себя зуб, опускали его в бокал и только после завершения такой жуткой процедуры предлагали напиток.


Они безразлично улыбались, а по их красным распухшим ртам стекала кровь. Среди них, я узнал парня подвозившего мне инструменты. Такое впечатление, что ему было всё равно, где он находится и зачем рвёт свои зубы на потеху гостям. Гости воспринимали зубы в бокале как должное. Они выпивали напиток и проглатывали зубы оставляя на столах пустые бокалы. Я обратил внимание, как один из гостей в маске указал на лицо официантки и она безропотно вырезала ножом собственный глаз добавив его в напиток. Он принял бокал из её рук и отошёл от стола, а она осталась стоять, замерев и не обращая внимания на стекающую по её лицу свежую кровь.


Где то глубоко в душе мне показалось такое странное поведение официантов правильным и даже логичным. “Желание гостя - закон для хозяина” - каким бы жутким и неприятным оно не было. Или это кто-то мне произнёс на ухо шепотом?


Оркестр пропал. Музыка стихла. Все гости разом повернулись и посмотрели в центр где сейчас стоял удивительно высокий Платон Иванович в чёрном плаще. В руках он держал маску с длинным птичьим клювом, а рядом с ним был Максим. В белом с иголочки дорогом костюме. Мой бывший друг и напарник выглядел растерянным. Он вжимал голову в плечи и глядел себе под ноги.


Платон Иванович начал говорить.


— Дорогие и любимые мои гости! Мы ждали этот великий момент несколько лет! Сегодня, я рад вам предложить нового кандидата в члены нашего маленького клуба гастрономов и дегустаторов. Этот момент очень важен и для него, и для всех нас. Сумеет ли он проявить себя, достоин ли он быть на вершине пищевой пирамиды? Вкушать все прелести божьего вкуса и замысла? Постичь истинное величие и право называть себя — Человеком?


Максим ещё сильнее потупился. Гости зааплодировали. Платон Иванович надел маску и ободряюще приобнял его.


— Максим! Мы дадим тебе - всё что ты пожелаешь! Любая твоя прихоть будет исполнена! Деньги! Слава! Высокая должность! Любая красавица будет жаждать твоего внимания! Готов ли ты вступить в наш клуб и доказать всему миру — чего ты стоишь?


— Да...Хочу… — смущённо выпалил мой бывший друг.


— Прежде, чем мы тебя примем, должен свершиться древний ритуал. Все, в нашем клубе, через него проходили. Это своего рода - “Инициация”. Как у племён Южной Америки — мальчик должен доказать, что он становится мужчиной. Я готовил тебя к нему всё это время. Каждая порция божественных блюд, на ступеньку приближала тебя к этому удивительному волшебному таинству.


— Вы меня… Чё? — простонал Максим.


— Сейчас увидишь! Не бойся - это не слишком больно! — пообещал Платон Иванович и пока Максим соображал, что к чему, он ударил его кулаком в живот.


Максим упал и покатился по полу. На него налетели несколько гостей и начали пинать ногами. Он закрывал руками лицо, пытался защитить живот, плакал, но его не оставляли в покое. Я отстранённо наблюдал за тем как его избивают. Тот же невидимый голос подсказывал мне, что всё это не просто так, и от Максима чего то пытаются добиться. Вокруг него появилось серебристое сияние. Оно становилось всё сильнее и ярче. Максим засиял, а ещё через секунду в зале появились тысячи серебристых бабочек.


Гости оставили Максима в покое и с радостными криками бросились их ловить. Откуда - то появились сачки. Бабочки кружились вокруг Максима так, словно пытались защитить его, но их подстерегали и ловили прямо голыми руками. Тут же, на месте, их ели. Бабочки, судя по всему, были очень сочные. Во все стороны брызгал серебристый сок. Одна из бабочек уселась мне прямо на нос и я от неожиданности хлопнул себя по лицу ладонью. И очнулся.


Я лежал на полу в своей комнате и дрожал от холода. Сходил, умылся. От алкоголя и отравления не осталось и следа. В животе урчало от голода. Сколько прошло времени? Что это был за сон? И сон ли это был вообще? Я ничего не понимал. Вернулся к себе и тут зазвонил телефон. Посмотрел на номер и даже не удивился. Звонил Макс.


Я поднял трубку.


— Тёма выручай! Помоги мне, брат! Я только тебе одному могу довериться! — услышал я.


— Чего ты хочешь? Денег не дам, — машинально ответил я.


— Да какие деньги. Спрятаться мне надо. Ты не представляешь, что у Платона в доме происходит!


— А что происходит? Бабочки летают?


Максим поперхнулся, но опомнился очень быстро:


— Это не бабочки. Они живые, разумные существа. Они их едят и заставляют меня. Помоги мне!


— Не верю.


— Я тебе сейчас фотку, на “Вайбер” пришлю. Он нас кормил. Подселил паразитов. В каждом из нас, червяк. Этот червяк, тоже разумный. Они идут на его зов. Платон их потом жрёт и продаёт другим. Я, теперь, у него, как приманка для них.


— Неее, ты теперь не нашего круга. Ты - элита. Бабы, деньги, рок-н-ролл. Ты же, так этого хотел? Платон Иванович, тебя, никуда не отпустит. Наслаждайся сбывшимися мечтами!


— Дурак! В тебе, тоже червяк есть. Ты следующий!


— Мой - сдох. Врачи не смогли спасти. Такая потеря, — злорадно сообщил я.


— Хотя бы забери меня из особняка. Не могу я на такое смотреть. Я заплачу - сколько скажешь! — взмолился он.


— Я подумаю, — ответил я и положил трубку.


Ехать, забирать Максима, мне очень не хотелось. Я задумался. Да, он предатель и гад, но заслуживал ли он такого отношения? Ведь мы дружили и когда с ним произошла беда он первым про меня вспомнил. У него и друзей, кроме меня и не было. Тут я увидел фотографию, которую он мне прислал. Живот скрутило от боли.


Там была изображена миниатюрная женщина с стрекозиными крылышками. Нет, не женщина, но очень похожее на неё насекомое. Нет! Мои глаза обманывают меня — это было очень родное и близкое мне существо.Оно было прекрасно. Меня словно ударило током, а потом ещё раз и ещё. Они их ели?!! Этих прекрасных маленьких женщин?!! Этих волшебных фей?!! Чудовища — они их ели живьём! Скрипя зубами от ненависти, я решил спалить этот чёртов дом вместе с его обитателями. Они ещё там, я был в этом уверен. Нужно спасти моих фей, сколько бы их не осталось. Я быстро оделся, выбежал на улицу и сел в машину. Пока она прогревалась я уже составил чёткий план. Макса нужно убить. Он не достоин моих красавиц. Голос в моей голове подсказывал — Оберон должен быть только один!


К дому Платона Ивановича близко было не подобраться. Дорога была перекрыта. Тревожно кричали пожарные машины, полиция отгоняла прохожих. Дом горел. Я бросил свой автомобиль и на негнущихся ногах пошёл к нему. Огонь горел ярко, сердце от боли рвалось на части. Усталый полицейский грубо оттолкнул меня с глупым видом идущего напролом. Он не понимал мою боль. Я не мог уйти. Плевать мне было на сгоревших в доме людей — там, сейчас гибли в мучениях мои прекрасные феи. Я отошёл к машине и мою голову посетила мысль — разогнаться и на скорости протаранить толпу. Смять всех на своём пути. Уничтожить. Я только хотел сесть за руль, но меня кто-то ухватил за ворот куртки и дёрнул развернув в другую сторону. Я увидел перед собой мужчину в маске чёрного зайца. В его глазах отражалось зарево пожара. Он смотрел прямо на меня. Он казался мне знакомым. Словно дальний, далёкий родственник, но я не понимал - откуда?


— Теперь, я понимаю откуда всё началось, — произнёс он.


— Я знаю вас. Вы…


— Это неважно, — перебил он меня, — забирай её и уезжай отсюда.


Он протянул мне фею. Одну единственную. Завёрнутую в платок, замёрзшую, но всё ещё живую. Мою красавицу.


Я бережно принял её и осторожно засунул за пазуху в свою тёплую куртку.


— Спасибо!. — попытался поблагодарить его я, но человек в маске чёрного зайца пропал. Кроме меня на этой стороне улицы никого не было. Да мне это уже, всё равно. Важна - только она. Моя красавица. Моя красавица...

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
59

Истории демона-работяги. ч1

Пентаграмма, запущенная однушка, грязный окровавленный нож и отчаявшийся мужчина лет пятидесяти. Понедельник начался как всегда.

- Доброе утро, уважаемый! - Миша покосился на древние настенные часы, показывающие 5.54. Вот не мог он подождать еще четыре минутки до смены Серого...


Ответа не последовало. Начинающий сатанист не отводил взгляда от молодого человека в джинсах и красной распахнутой рубашки, медленно выступавшего из столба пламени. Заподозрив неладное Миша принюхался и засмеялся.


- Однако хорошо же вы, уважаемый гуляете. Ничего. Сейчас всё будет.  - Михаил Артёмович хлопнул в ладоши и клиент, мигом протрезвел и уже с полными ужаса глазами уронил нож.


-Ну ну, Василий не надо пугаться, Вы ведь сами меня призвали. Лучше угостите гостя сигареткой, а то за смену всю пачку скурил.


Василий Олегович, протрезвевший впервые за последние 4 года своей жизни дрожащей рукой нашарил в заднем кармане портсигар, купленный 20 лет назад, когда он был молод, счастлив, амбициозен и наслаждался звучной должностью главного инженера.


Миша закурил и внимательно рассматривал своего последнего клиента на эту ночь. Аура греха на этом человеке поражала количеством оттенков: жена, сбитая с пути, бросившая шитьё, лесные прогулки с подругами и постоянная походы в гости. Сейчас она валялась в беспамятстве на старом зелёном диване, в соседней комнате. Подле неё, развалившись в кресле мирно похрапывал двадцатисемилетний сын, два месяца назад потерявший девушку в автокатастрофе. Через три месяца у Василия откажет сердце, жена умрёт через неделю а ещё через пару дней сына зарежут в пьяной потасовке.


-Ух давно я не получал сразу три души за одну сделку - засмеялся Миша, жадно потирая руки.


- Как это три, нечисть поганая? - не выдержал Василий Олегович, раздражённый своим трезвым состоянием и осознанием своего унизительного положения.


- Зачем сразу ругаться? Вечно вы так, сами грешите налево и направо, а виноватым считаете меня. А почему три души сейчас объясню. Ваше сердечко и так на последнем издыхание, а вы собираетесь попросить у меня денег. И вы их получите столько, сколько захотите. По привычке вы всей семьёй будете праздновать без перерыва и ваше сердце протянет всего месяц вместо отведённых ему трёх. Ваша жена не выдержит горя, особенно после такой большой удачи - выиграть в лотерею. Вскоре ваш сын во время пьянки пустится во все тяжкие и умрёт от передоза.


Василий Олегович бледнел с каждым словом.


-В итоге: Ваша душа по контракту, это раз. Душа вашей жены, доведшей своё тело до такого состояния, что наверху - Демон поморщился при упоминание обители длиннопёрых фанатиков - это сочтут за самоубийство, это два, а вашем сыне и говорить не стоит - тут всё очевидно. Получаем три души за одну сделку.


- Не хочу так. Ладно мы с Людкой, сами виноваты, но Витьку то моего за что? - чуть не плача бормотал Василий, рухнувший на верную дубовую табуретку.


- Тут ты не прав, Вася. Ничего, что я на ты? Виноват только ты. И жена тебя пыталась вернуть к жизни и сын часами напролёт кричал на твоё неразумноё пьяное тельце. Из-за тебя подруги начали смеяться над твоей Людкой и она просто выпала из общества. Думала покончить с собой, да плюнула и начала пить с тобой. А ты только и рад - во какая собутыльница. И сына ты споил когда он любимую потерял. - Миша тактично умолчал, что её смерть заказала её же подруга, давно одержимая молодым Васильевичем.


Вася плакал. Его трезвый ум начитанного человека с высшим образованием и многолетнем стажем был беспощаден, впрочем Миша к этому уже настолько привык, что начал различать сто двенадцать видов плача и рыданий на слух и всё же это было что-то новое. Миша улыбнулся и подумал "Всё же есть у мира чувство юмора. Сто тринадцатый плач. Забавно что чёртовая дюжины принесёт столько убытка".


Василий Олегович был из тех упёртых людей, что во времена кризиса всегда становятся опорой для других и черпают силы из осознания собственной полезности и безграничной доброты. Очень извращённый вид эгоизма.


Пожилой алкоголик поднялся в свой полный, двухметровый рост. Миша не удержался и щелчком пальца побрил и постриг своего клиента.


- Сколько лет мне ещё останется? - Он умер. Так сказал бы великий поэт о Алкоголике Васи. Сейчас пред демоном стоял Василий Олегович. Настоящий Василий Олегович.


- А это уже зависит от вашего желание, Василий олегович. Эх вот бы у нас были брошюры. Тогда бы многие знали, что можно попросить две вещи одним желанием. Скажем "Хочу проработать еще сорок лет".

...

...

...

- И ещё вот здесь подпишите.

- Совсем озверел окаянный? Сколько еще крови моей надо на твои подписи? Убить меня раньше срока задумал?

- Ни в коем случае, уверяю вас. Это последняя. Когда пожмём руки всё вступит в силу.


Василий олегович молча протянул руку с окровавленным большим пальцем.


-Василий а сигаретки лишней не будет? А то петух орёт без умолку уже как час. - Миша перевёл взгляд на часы. Смена уже как два часа закончилась. Огребёт же он от Ксюши когда вернётся. И доказывай потом, что по суккубам не шатался. - Чует видать меня. Ну пусть себе орёт. Пока сделка в процессе клал я на этих гадов. 


- Держи, бес. - В руках у миши оказался изысканный итальянский портсигар, во рту сигарета, а на лице Васи улыбка. - Нет нет. Оставь себе.


Миша протянул руку и улыбнулся.

- Ты точно нечисть?  - Василий разрывался между желанием выпроводить чёрта и любопытством, которое изголодалось по историям за четырёхлетнюю спячку.


- Точно. Вертел я на рогах вашу свободу выбора своей судьбы.


8.31 - сделка заключена.


Порталы дело сложное и запутанное. Обычно у Миши уходит минут тридцать, что бы пробраться сквозь лабиринт пространственных коридоров до своей уютной трёхкомнатной квартиры у Братиславской станции московского метрополитена, но сегодня он не спешил. Всё равно огребать от жены. Где-то между переходом Рио-Таганрог Миша свернул в сторону и зашёл в дверь, одиноко стоящую среди вечной пустоты.


-Здравствуй тёска. - поздоровался Михаил.

-Опять ты, рогатый - улыбнулся Архангел. - Сколько ещё ты будешь своевольничать?

-До тех пор пока ты на меня не донесёшь. Ну и как небесный бородач переписал его судьбу?

-Эх меня высечь можно только за то, что я это услышал. Проживёт до 94х лет. Успеет понянчить правнука и подавится мандаринкой.

-А если серьёзно?

-Я серьёзно.

-Мандаринкой?

-Да мандаринкой

-Ну мандаринкой так мандаринкой. Эх жаль он не задумался, о том что приносит себя в жертву. Так бы было к чему придраться, но ведь в ад его не пустят. Делать нечего. Одни от него убытки. Слушай ты не заберёшь его? Ты же знаешь я не люблю этих либеральных идиотов из чистилища.

Показать полностью
168

Фредди 6. Эпилог. (Фредди жив)

Фредди 6. Эпилог. (Фредди жив) Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.4 (Фредди мёртв)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Ни для кого не секрет, что когда человек умирает у него проносится перед глазами вся его жизнь. У Фредди она была очень короткая, но зато очень насыщенная. Он увидел маленького себя лежащего в детской кроватки, а над ним склонились большие и добрые лица его родителей. Он увидел себя гуляющего с Мамой и Папой в аквазоопарке и Папа показывал ему морских животных. Потом он увидел праздничный торт с шестью свечками и сияющая Мама просила его задуть их, а Папа взрывал хлопушки. Фредди осыпало дождём из разноцветных конфетти.


Когда конфетти осыпалось появился Санта-Клаус. Фредди его хорошо запомнил. Это был первый маньяк, которого он отправил на тот свет. Санта был пузатый мужик ростом под два метра в грязном засаленном красном кафтане. Родители ставшие одержимыми подослали его похитить Фредди на рождество, а сами заблаговременно уехали из дома.


Санта проникал в дом и уносил свою жертву в большом мешке с подарками. В своё логово. Как он его называл — “деревня Санты”.


Там он одевал детишек в костюмы рождественских эльфов и насиловал. Пока не столкнулся с Фредди. Фредди прикинулся спящим, а уже когда Санта привёз его к себе домой, прямо из мешка выстрелил ему в спину, несколько раз, из спрятанного маленького пистолета. Он выбрался из мешка, освободил троих детей, позвонил в полицию, а сам, не дожидаясь появления стражей порядка, отправился домой.


Санта мелькнувший в его предсмертных видениях распался в пыль и на его месте появились совершенно другие. Он увидел себя уже взрослым.

——————————————————————————

Над парком аттракционов повисла гнетущая тишина.


— Мы убили последние жертвы! Игра должна быть закончена! — нагло крикнула Сандей обращаясь непосредственно к Шолотлю.


Скелет поднялся на ноги.


Что случилось дальше, никто из присутствующих так и не понял, на одну секунду у всех потемнело в глазах, а когда они проморгались, над парком уже вовсю светило солнце. Небо было синее-синее и так легко стало дышать. Стена окружавшая лагерь пропала. Зачирикали птицы и словно опомнившись отовсюду заголосили брошенные сотовые телефоны оплакивая своих хозяев.


Выжившие после схватки с Фредди охотники плакали и почёсывали увечья.


— Он мне ухо отрезал...Вы не видели моё ухо?


— У-у.


— А вам похоже язык. Ну сволочь!


— Нее, только жубы.


— Разделаем падаль!!! Он меня хвоста лишил!!! — завопил кто-то, но тут же заткнулся. Словно ледяной ветер прошёлся по парку аттракционов.


Это заговорил сам Шолотль.


— Игра окончена. Жертвы принесены. Я благодарю вас, мои охотники за прекрасную игру. Теперь прошу вас всех успокоиться и отдать дань уважения вашим жертвам.


Охотники разом притихли. Они несмело подошли к телам Фредди и Джерри и обступили их.


— Фредди мёртв!


— Умер!


— Упокой господи его душу…


Кто-то по привычке даже перекрестился.


— Умер! — заверещал Рэнди Красный нос прыгая от радости по сцене словно зайчик — Капец! Счастье то какое! Нужно немедленно обо всём рассказать господину Хаммельсфорту!


— А ну разошлись, — грозно потребовала Сандей, — он моя добыча!


— Да мы разве претендуем? Твоя конечно! Спасибо тебе за Фредди! Низкий поклон! — оглядев всех откликнулся потрёпанный Самуил Гранди.


Он покосился на Джерри. Салли положила голову мёртвого мальчика себе на колени и тихонько рассказывала как она отрежет ему голову, пришьёт её плюшевому мишке и они всегда-всегда будут вместе. Брррр. Одна девчонка страшнее другой.


Шолотль тем временем повернулся к охотникам спиной и перед ним появилось чёрная крутящаяся воронка. Рэнди захлёбываясь от радости докладывал кому-то на сотовый телефон об успешном убийстве Фредди. У Сандей, которая внимательно за ним следила сверкнули глаза.


— Эй, клоун? А ну - гони сюда мобилу!Я хочу получить свои деньги от Сатанинского банка! — громко потребовала она.


— Сандей -детка. Это же взрослые разговоры. Я сам, решу за тебя все вопросы, — услужливо заулыбался клоун.


— Гони трубку!!! — повысила голос девочка протягивая руку и Рэнди не посмел её ослушаться.

Завладев телефоном Сандей моментально приступила к переговорам:


— Хаммельсфорт? Это Сандей. Да... Та самая...У меня товар, а у тебя деньги. Ты же хочешь получить его голову? Денежный перевод можно провести сразу… Какие, к чёрту три недели? Ты чего, проблем захотел? Я сейчас же сообщу своей семье, что Сатанинский банк подлые кидалы… И учти, если я грохнула Фредди то представь, что я с тобой сделаю? Ага. Записывай…


—————————————————————————————

Фредди увидел себя повзрослевшим, в строгом чёрном костюме и при галстуке, рядом с ним в чёрном кружевном платье сидела Сандей. Она была очень красивой и держала его за руку своими тонкими пальчиками в черной перчатке. Рядом с ними на белых стульях сидели незнакомые ему люди тоже одетые празднично. Фредди крутил головой. И тут зазвучал свадебный марш.


Фредди увидел Джерри в парадной форме машиниста поезда. Он стоял вытянувшись по струнке возле алтаря , а навстречу ему по дорожке усыпанной лепестками роз шла взрослая Салли в наряде невесты.


Она несла вместо букета свою проклятую куклу в таком же наряде.


— Забавная будет семья, не так-ли? — спросила у него Сандей.


— Что? — не понял он её слова.


— Я подарила им на свадьбу, от нас двоих, домик на побережье. Домик стилизован под игрушечный. Внутри тоже изумительная обстановка. Везде тарелочки на полках, розовые занавески, игрушки и детская железная дорога в подвале от лучших мастеров, — продолжала Сандей, словно не слыша его, — Салли оценит. Надеюсь, у них будет много своих детей.


— Я мог бы и сам оплатить подарок, — обиделся такому отношению Фредди.


— Ты? Не смеши меня! Ты работаешь в маленькой компании. Вся твоя жизнь, теперь, это перекладывание бумажек с места на место и ты слишком гордый, чтобы попросить повышение или помощи от моей семьи. — засмеялась Сандей.


— Впрочем, — добавила она, — я на тебя не сержусь. Всё равно, что хотела, я от тебя получила. Жениться я тебя не заставляю. У тебя денег, на содержание ребёнка, никогда нет, и не будет. Он возьмёт мою фамилию.

Фредди с ужасом посмотрел как она гладит себя по заметно округлившемуся животу.


— Я воспитаю его настоящим чудовищем. Не то что ты — потерявший зубы и хватку старый лев. Старый лев Фредди…

——————————————————————————

Булькнула SMS.Сандей хищно улыбнулась проверив зачисление счёта на своём смартфоне.


— Спасибо господин Хаммельсфорт. С вами приятно иметь дело. Теперь передаю телефон вашему клоуну.


Она вернула сотовый телефон вернувшись к мёртвому Фредди отогнала от него охотников. Шолотль покинул их, скрывшись в чёрной воронке, оставив после себя тонкий вьющийся дымок.

Рэнди на радостях объявил об организации праздничного торжества. Он обещал в скорости убрать останки жертв, заявить, что лагерь подвёргся нападению коварного смерча, убившего множество ребятишек, только всем нужно выступить свидетелями.


— Повезло тебе Сандей, — бурчал Самуил завистливо поглядывая на девочку, — хорошо денег загребла.


— А ты чего растерялся? Рэнди не объявил о том кто станет чемпионом Шолотля. Награду так никто из нас и не получил. Я за всю охоту убила только одного. Вон — мой принц валяется. Но вы то? Вы убили намного больше. Один из вас должен получить награду.


Сандей говорила это совершенно безразличным голосом, копаясь зачем-то в своей сумочке. Охотники услышав её слова, справедливо возмутились и пошли трясти клоуна.

Воспользовавшись образовавшейся суматохой она достала два новых полных шприца и один из них кинула Салли.


— Быстро. Коли своему прямо в сердце.


Салли кивнув судорожно принялась расстегивать на Джерри рубашку.

———————————————————————————

Гости встали со своих мест и аплодировали. Среди них Фредди увидел своих родителей. Мама улыбнувшись помахала ему рукой.


На алтаре проклятый отец Джефри торжественно объявлял Джерри и Салли мужем и женой. Потом Салли бросила назад свою куклу словно букет невесты и Сандей ловко поймав её продемонстрировала Фредди.


Он увидел как кукла повернула к нему свою голову и посмотрев на него искусственными глазами проскрипела:


— Поцелуй меня Фредди! Я люблю тебя… Фредди… Фредди..

———————————————————————————————

Его хлопали по щекам и звали по имени.


— ...Фредди проснись! Хватит спать, Фредди!


Он с усилием открыл глаза и увидел бесконечную синь неба.


— Я умер? — прошептал он.


— Нет, но можешь. Если сейчас не поднимешься на ноги, то я тебя лично прикончу, — пообещала склонившаяся над ним Сандей.


— У меня нет сил… — простонал он. Тело его не слушалось.


— Сейчас, они у тебя появятся, — мёртвым голосом сообщила Сандей и он получил ещё один болезненный укол от которого мир заиграл радужными красками.


Он повернул голову и увидел как рядом девочка с куклой пытается привести в чувство его друга. Джерри мычал и просил свою воображаемую Маму дать ему ещё пять минуточек.


— Ты убила меня, — дошло до Фредди самое очевидное.


— Да. это был единственный верный способ закончить игру. — отозвалась Сандей.


Новый укол разогнал кровь по его телу и придал бодрости. Фредди поднялся на ноги. Посмотрел на толпу охотников ругающихся с клоуном Рэнди и не обращающих на них никакого внимания.Потом его взгляд упал на валявшийся неподалёку дробовик. Он поднял его с земли, проверил патроны, нашёл за пазухой ещё и принялся неторопливо его заряжать. Закончив приводить в порядок оружие он негромко позвал:


— Зубастик! Рядом!


— Ррр-ням.


Откуда-то из-за угла, выкатился колючий шар и остановился замерев у его ног.


— Сандей, — сказал Фредди не глядя на девочку, — запомни на будущее. Если, не дай бог, мы с тобой поженимся, то ребёнок будет носить мою фамилию.


Таких удивлённых глаз у нее ещё никогда не было.

———————————————————————————————

Рэнди нервно оглядывался, надеясь на покинувшего его бога и покровителя, успокаивающе поднимал руки и говорил, говорил, пытаясь образумить недовольных охотников.


— Я убил десять человек.


— Я двенадцать и одного покусал. Это считается?


— Я Самуил Гранди…


— Где чемпион? должен был быть выбран чемпион!


— Обман! Обман! Рэнди-жулик! Вон - не зря у него нос красный!


— Фигу мы свидетелями тогда выступим. Скажем, что это ты всех убил. Хана твоей карьере!


— Господа! Господа! — взывал Рэнди, — у меня велась чёткая статистика. Больше всех убил, то есть принёс жертв, уважаемый вампир Страхуморис...Только я его здесь не вижу. Может быть, подождём немного? Он обязательно появится.


Но охотники ждать не желали. Возмущались. Кричали.Грозили кулаками. Демонстрировали, в качестве доказательств, отрезанные у жертв головы и обещали повторить.


— Но вампир же победил. Он чемпион. — сопротивлялся Рэнди.


— А если он мёртв? — задал вопрос кто-то из толпы.


— Мёртв? Я вас умоляю - вампира практически невозможно убить.


— А я убил — послышался тонкий голосок.


— Чё? Кто это сказал? — возмутился клоун.


— Я.


Охотники оглядывая друг-друга и перешептываясь расступились. Среди них храбро задрав голову стоял свежеубитый Джерри и дерзко смотрел прямо на клоуна. Он был безоружен.


— Нно...Ты же мёртв...Ты же жертва… — не поверил своим глазам Рэнди.


— Игра закончена клоун. Теперь это ты жертва. Оглянись!


Клоун замер увидев как выпучили глаза охотники и с каким страхом они смотрят на него. Нет, на него, а на кого-то кто стоял у него за спиной.


— Хи-хи-хи. Он что, там? — спросил взмокший от страха Рэнди обращаясь к охотникам. Они закивали словно кобры загипнотизированные факиром. — Нет Нет.Нет. Я не буду оборачиваться. Фредди мёртв. И нет такой силы, которая заставит меня…


— Зубастик -фас! — раздался позади него спокойный голос и клоун заверещал почувствовав как в его зад впились чьи-то острые зубы.


Охотники бросились в рассыпную. Бежать! Куда угодно. Хоть под землю -хоть в Африку, только подальше от этого ожившего на яву кошмара под названием Фредди.


Клоун носился по сцене крича от боли и пытаясь отодрать от своего зада вцепившегося в него мёртвой хваткой Зубастика. Сандей и Салли стояли рядышком и аплодировали. Фредди перехватив дробовик поудобнее терпеливо ждал, когда Рэнди подбежит ближе.


С другой стороны, на сцену взобрался Джерри. Вооружившись палкой он намеревался поучаствовать в избиении мерзавца.


Рэнди понял, что ему точно жить и упав на колени в панике воззвал к своему богу.

Гигантский скелет Шолотль вновь появился на сцене в клубах чёрного дыма.


— Владыка! Они обманули тебя! Игра не окончена! Покарай своею рукой дерзнувших на величие твоё! — кричал клоун будучи вне себя не то от боли, не но от страха.


Скелет оглядел детей и слов его повеяло ледяным холодом.


— Игра окончена. Она была проведена честно. Ты нарушил наши договорённости вызвав меня таким образом.


— Не окончена. Не окончена. Жертвы должны были умереть, а они ожили! — бился в истерике Рэнди припав к его костлявым ногам. — Они разбойники! Они должны быть наказаны! Ойййй.


Он пытался почесать болевшее место, но случайно почесал Зубастика.


— Свидетельствую. Нарушений не было. Они ожили после окончания игры.Вот только... — скелет посмотрел на Фредди помолчал и добавил:


— Я должен выбрать своего чемпиона. Дети, подойдите ко мне. Не бойтесь.


— Мы и так тебя не боимся, — дерзко крикнул в ответ ему Джерри.


Девочки подошли к самой сцене, чуть позже к ним спрыгнув присоединились Фредди и Джерри. Клоун затих возле ног древнего бога и только тихонько поскуливал.


— Ты — мой чемпион. — указав на Фредди костяным пальцем вынес своё решение Шолотль — В знак своего расположения, я дарую тебе одно желание: на выбор. Ты можешь пожелать чего угодно.


— Пожелай, много денег! — моментально затеребила его за рукав Сандей.


— Игрушек и друзей, — добавила Салли.


Фредди посмотрел на Джерри. Тот почему-то задумчиво молчал, потом выдавил из себя:


— Родителей, Фред. Ты же так этого хотел? Нормальных родителей, чтобы они перестали быть одержимыми.


— Спасибо, Джерри. — поблагодарил его мальчик — Ты настоящий друг. Спасибо. В другой раз я бы и не сомневался в таком выборе, но только, мы с тобой оба понимаем…


И он задрав голову, посмотрев прямо в пустые глазницы гигантского скелета потребовал:


— Я хочу, чтобы ты воскресил всех убитых детей и взрослых. Всех жертв, которых убили на твоём празднике смерти. И чтобы они ни о чем, случившемся здесь, не помнили. Вот, моё желание!

Скелет помолчал словно изучая его затем проговорил:


— Прекрасно. Это именно то желание, которое я так хотел от тебя услышать. Настоящее желание моего чемпиона. Боги видят всё - Фредди, прошлое, настоящее и будущее, но пусть то будущее, которое увидел ты, находясь в доме смерти, будет зависеть только от тебя. Не лишайся зубов, мой чемпион. Оставайся львом до самого конца. Да будет так! Я верну всех обратно и никто ни о чём не узнает. Кроме вас четверых — я вижу, теперь ваши судьбы навеки связаны.


— А я? — подал знать о себе клоун Рэнди.


Скелет опустил голову обратив на него своё внимание.


— А ты, мой верный слуга, за верную службу, отправляешься вместе со мной в Миктлан. Только колючка мне эта ни к чему.


— Я не хочу! То есть, я не достоин! Не надо! У меня аудитория, подписчики, фанаты, пожалейте....Мама!


Шолотль не слушая его воплей, ухватил сопротивляющегося клоуна за шиворот своими большими костистыми пальцами, щелчком сбил с него Зубастика и скрылся в дыму.


— Охренеть, — пробормотала глядя ему вслед Сандей, — можно было попросить о чём угодно.


Но её никто не услышал. Все смотрели на небо. К ним летело облако разноцветных бабочек. Бабочки садились на землю и на их месте начали появляться заспанные недоумевающие дети.


— О, сейчас начнётся суета, гвалт и шумиха, — недовольно поморщился Фредди.


— Может, к чёрту этот лагерь? Поехали по стране кататься -деньги слава Сатане, у нас теперь есть? — предложила черногубая девочка.


— Я всегда хотела побывать в Диснейленде, — подала голос Салли и с надеждой посмотрела на Джерри.


— А я, в Голливуде, — ответил он.


— Так решено, едем в Калифорнию?


Все посмотрели на Фредди. Тот только пожал плечами.


— Поехали. Сейчас, только Зубастика заберу.


Где-то далеко, сидя в железном сейфе, скрежетал зубами брошенный всеми Лепрекон.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
174

Призрачный ремонт

― Нормальные обои-то купить не мог? Это что за натюрморт? Безвкусица какая-то, фу! ― раздался из темного угла голос, который выбил Жору из состояния равновесия и тот при падении со стремянки своей шарообразной головой выбил страйк из цветочных горшков.

― Ах ты ж, гаденыш неуклюжий, рожу и руки отрастил, а пользоваться ими так и не научился! Я эту герань выхаживала, растила, а он взял и бестолковкой своей размолотил!

― Кто ты?! Чего надо?! Выходи! Бить буду! ― закричал Жора и схватил в одну руку фонарик, а в другую штангу.


Он только въехал в новую квартиру, которую приобрел за подозрительно низкую стоимость. Риэлтор вёл себя очень странно, когда подсовывал Жоре бумаги — дергался, чесался, нервно давил лыбу. Но для чемпиона области по бодибилдингу странными казались все, кто в пятницу вечером занимался работой или пил горькую, а не разрабатывал мышцы пресса, груди и трицепс.


Зайдя в новую квартиру, Жора первым делом расширил своими плечами межкомнатный проём и решил, что раз начало положено, нет смысла останавливаться. Ремонтом спортсмен мог заниматься в единственное свободное от тренировок время ― после одиннадцати вечера. Тяжелой техникой вроде перфоратора парень не владел и не понимал, зачем вообще он нужен, если саморезы спокойно заходят в стену при помощи отвертки. Продавец крепежа хотел втюхать Жоре какие-то дюбеля, но Жора не мост, его не разведешь. То, что не закручивалось отверткой, бодибилдер заколачивал блинами от штанги, а то, что не заколачивалось, вдавливал гирей. Соседи сами хотели подарить качку перфоратор, лишь бы он не разнёс их дом на камни, но Жора был воспитанным малым и потому любезно отказался.


― Это ты, комбикорм, откуда взялся?! ― ответил голос, который, судя по всему, принадлежал женщине в глубоком возрасте. Но в подсвеченном фонарем углу Жора обнаружил только масляный радиатор, что остался от прошлых хозяев.


― Я из клуба! ― грозно рявкнул спортсмен и провёл фонарем по всей квартире. Электрику Жора почему-то решил отложить под самый конец обустройства, поэтому «творил» либо зажав фонарь в зубах, либо ловя отражение фар проезжающих по ночным улицам автомобилей.

― Из какого ещё клуба? Веселых и находчивых, что ли?! Так я тебя сразу огорчу, веселого в тебе не больше, чем в ремонте печки на «жигулях», а с находчивостью, судя по обоям, совсем всё грустно.


― Из спортивного клуба «Алёша Попович»! ― гордо заявил парень и потряс над головой штангой. С неё на пол слетело несколько блинов, от чего парализованный сосед двумя этажами ниже так подпрыгнул, что расшиб лоб о потолок и впал в кому.

― Тише, богатырь! Иначе ты от дома кирпича живого не оставишь. Значит, так: квартира эта — моя, а ты давай-ка собирай манатки, майки свои потные и вали отсюда подобру-поздорову! ― голос раздавался неизвестно откуда. Жора проверил все углы в квартире, залез в чулан и на всякий случай заглянул под ванну. На секунду забывшись, он сделал двадцать отжимов от груди чугунной махиной, затем, опомнившись, вернулся к радиатору и стал говорить в него, точно в микрофон.


― С какой это радости квартира твоя?! Я вообще-то её купил! У меня все документы подписаны! Сама вали, пока я тебя на белки и углеводы не раскидал!

― Ты как со старшими разговариваешь, жертва протеиновых инъекций?! Я тебе не какая-то пигалица малолетняя из твоего клуба, что за всю жизнь работала только над размером задницы! Бывшая управдом! Герой труда! Почетный пациент поликлиники номер четыре, а ныне — старшая в призрачном профсоюзе. Квартиру эту получила по очереди, отстояв двадцать лет! А тут, видите ли, явился, штангами машет, документы у него подписаны! Да я, между прочим, квартиру эту хотела в наследство оставить, только пока думала — кому, не заметила, как мне уже штамп в небесной канцелярии ставят. Пришлось запрос на «неупокоенность души» составлять и по всем инстанциям бегать, ходатайство выпрашивать! Не успела вернуться, а мою недвижимость уже вовсю пилят!


― Я в привидения не верю! ― заявил Жора в вентиляционное отверстие радиатора.

― Я в циркониевые браслеты тоже в своё время не верила, а как начала по нашему ТСЖ продавать, оказывается, неплохое вложение. Значит, так: даю тебе сутки, чтобы ты покинул мою жилплощадь, а иначе буду тебя с ума сводить — дверцей холодильника хлопать, половицами скрипеть, вес на тренажерах убавлять.


Угрозы Жоре не нравились, обычно в ответ он нервничал, нецензурно выражался и что-то ломал. В основном, конечно, он ломал людей, но разве можно сломать бабку? К тому же — невидимую. Первым, что пришло в голову члену спортклуба, это попробовать самостоятельно провести обряд изгнания неупокоенного духа. Жора свернул два грифа в распятие и, как смог, нараспев зачитал самый священный текст, который только смог вспомнить.

Состояла молитва в основном из святых правил клуба «Алёша Попович» и гласила о том, что снаряды после себя нужно убирать, воду в душе не лить, абонементы не передавать и так далее. Те, кто священные каноны не соблюдал, навсегда изгонялся из клуба, следовательно, и из рационального мира тоже.


Закончив обряд, Жора окропил квартиру самым дорогим дезодорантом из своих запасов и… Кажется, сработало.

Голос умолк, бетонный пол не скрипел, холодильник не стучал. Взяв в руки шпатель, спортсмен принялся разглаживать новый рулон на стене.


― Края плохо промазал, отклеятся. И вести надо ровнее, одни пузыри вон, ― снова раздался противный голос, но теперь из велотренажера.

Жора не выдержал, бросил в сердцах шпатель в ведро с клеем и, разложив на полу мешки со штукатуркой, улёгся на них спать.

― Смотрите, какие мы обидчивые!

Жора не отвечал, ему хотелось поскорее попасть в спортзал и отвести там душу. Всю ночь бабка сводила его с ума. То бубнила что-то нечленораздельное об индексации небесной пенсии, то дверцей холодильника стукала.

Отрубился гигант только под утро и спал как убитый, изредка потрясывая стены своим богатырским храпом.


С первыми лучами солнца Жора, как обычно, ушёл на тренировку, а вернулся уже ближе к вечеру. Под мышкой он держал пакет новых обоев, беруши, пару мешков штукатурки и холодильник с самой тихой дверцей, какую смог найти.

― Явился-таки! Я думала, что выжила тебя!

― Не дождешься, ― проскрежетал сквозь зубы Георгий и, разложив покупки, принялся разводить клей.


Привидение уже готовило новую порцию издевательств, как вдруг в дверь позвонили.

Привыкший делать ремонт в одних трусах, Жора совсем не ждал гостей. В приоткрытую дверь без какого-либо приглашения нахально зашла женщина «в летах» и ядовито-красном вечернем платье. На голове дамы пружинили ещё не остывшие кудри, прямо на Жору смотрело беспардонно глубокое декольте, а сама женщина пахла новым тренажером. У Жоры аж помутнело в глазах.


― Я смотрю, у нас новый житель, ― томным голосом произнесла нежданная особа.

― Жора, ― протянул качок мускулистую руку, и женщина тут же оценила размер пальцев, пожав своей пятернёй один указательный.

― Вы знаете, я так рада, что у нас в доме, наконец, свежая кровь, ― словно кошка мурчала женщина, которая годилась Жоре в матери.

― Какая кровь?! Да что за дом ужасов?! ― воскликнул спортсмен и, взмахнув руками от недоумения, проложил в стенах две новые штрабы под будущую проводку.

― Да я про вас, ― успокоила женщина богатыря. ― Вы ― наша свежая кровь! А то тут одни пердуны старые живут, истерички да инвалиды! Взять хотя бы Зойку, бывшую хозяйку этой квартиры, та вообще во всех номинациях за раз могла победить! Слава богу, ушла на покой, ― последнюю фразу женщина кинула с шутливой улыбкой, а затем представилась: ― Клара Андреевна. Новый управдом!


― Вот ведь стерва! Нет, ну вы слыхали?! Управдом она новый! Это кто ж тебя, змеюка, избрал?! ― раздался голос из стиральной машины.

― Вы слышали?! ― с надеждой в голосе спросил Жора у Клары.

― Что именно? ― непонимающе вскинула женщина бровь.

― Голос! Бывшей хозяйки! Она только что говорила! ― качок чувствовал себя инвалидом умственного труда, говоря вслух подобное, но ему очень не хотелось признавать своё сумасшествие.


― Нет, не слышала, а что, у вас здесь призраки?

― Не слышала она, как же! Зато я каждый раз слышала, как к ней то сантехник, то участковый, то Галькин муж захаживали, все пять этажей слышали!

Клара Андреевна «случайно» задела горшок с диффенбахией, что остался от Зойки и стоял на тумбочке в коридоре. Тот моментально раскололся, слетев на пол.

― Ой! Я такая неуклюжая, позвольте, я соберу землю! ― залепетала женщина, схватила веник и, нагнувшись максимально артистично, принялась за уборку.

― Дрянь! Потаскуха! Сволочь! ― кричал утюг. ― Нарочно ведь уронила!

― Знаете, Георгий, я вам новый цветок принесу! Любите папоротники?

Из цветов Жора любил только подсолнухи, потому что они давали его любимые семечки. Он хотел было открыть рот, но его опередили.

― У меня аллергия на папоротник! ― кричала покойная Зойка, но управдом не обращала на неё никакого внимания.

― Вы, кстати, такой сильный! Не могли бы мне помочь перенести диван?

Спортсмен покраснел от смущения.

― Куда вам его перенести?

― Да вы знаете, у меня дома сейчас так места мало, хочется больше простора, можно, я пока его к вам перенесу? У вас-то, смотрю, и спать даже не на чем, и по ночам, наверное, мёрзнете, ― взглянула она на помятые мешки из-под штукатурки и масляный радиатор.

― Не вздумай! Нечего сюда своё барахло тащить, клопов мне тут озабоченных не хватало! ― никак не мог угомониться голос.

― Да запросто! ― согласился Жора, чувствуя, как бывшая хозяйка рвёт на себе невидимые волосы.

― Тяжело вам тут без женской руки! Уюта не хватает, а я, знаете, как уют создаю?

― Знаем, наслышаны! От уюта твоего весь подъезд маргарином провонял!

Жора и новый управдом проигнорировали привидение.

― В общем, заходите в любое время, а лучше минут через десять, займемся диваном, а потом блинчиками вас угощу домашними, ― проворковала Клара Андреевна и вышла за дверь.

― Кстати, можете приходить прям так, у меня-то дома как на Гавайях, я за отопление всегда вовремя платила, ― улыбнулась она.


Жора вдруг вспомнил, что стоит в одних трусах и неловко прикрылся холодильником.

Управдом ушла, напоследок обведя спортсмена пошлым взглядом.

Жора поставил холодильник на место и уже принялся натягивать штаны.


― Жорочка, солнышко, атлетик мой ненаглядный, ― залепетал вдруг электрический чайник.

Но Жора не обращал внимания.

― Ну прости ты меня, дуру, олимпиец широкоплечий! Не разглядела я в тебе душу праведную!

― Так, значит, теперь я олимпиец, не комбикорм? ― обидно буркнул Жора.

― Да что ты слушаешь меня, бабка от старости совсем головой плохая стала, не ведаю, что несу порой! Не ходи ты к ней! Ведьма она и притворщица! От тебя ей только одно надо!

― Да не хочу я её! Не в моём вкусе!

― Да и она тебя не хочет! Вернее, сегодня хочет, а завтра уже дядю Борю-электрика хочет. Квартира ей моя нужна! Сразу начала тут уютом своим угрожать!

Жора не слушал, он уже шел к двери.

― Так и быть! Тебе квартиру завещаю! Всё что хочешь сделаю, только пообещай, что не пойдешь к этой марамойке!

― Всё, что хочу?!

― Всё!!!

― Борщ хочу!

― Борщ?!

― И котлеты! ― решил пойти Жора ва-банк.

― И всё?! Да я тебе такой борщ сделаю, на всю жизнь запомнишь!

― И доставать меня больше не будете?

― Тебя больше никто и никогда доставать не будет. Слово члена партии ЛДПР!

Обрадованный Жора снова переоделся в рабочее и счастливый бросился делать ремонт.

А Зоя начала греметь кастрюлями да кашеварить. Этот борщ Жора запомнит надолго. Члены Люцеферо-Демонологической Партии Раздора всегда держат слово.


(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Призрачный ремонт Авторский рассказ, Качок, Призрак, Мистика, Ремонт, Соседи, Духи, Недвижимость, Длиннопост
Показать полностью 1
34

Бремя времени (часть 4)

1. - Бремя времени (часть 1)

2. - Бремя времени (часть 2)

3. - Бремя времени (часть 3)



Я с удивлением рассматривал свои руки, словно в первый раз их вижу. Медленно размял пальцы, чуть слышно похрустывая костями. Странное ощущение заторможенности, словно я двигаюсь в воде, настолько был плотный воздух вокруг...


Наконец повертел головой, пытаясь понять где нахожусь. Помещение оказалось подозрительно знакомым... опять наша квартира, только на сей раз я стоял на балконе. Шкафчик со старой рухлядью — одновременно ненужной, но и выкидывать жаль. Стеклянные банки, уже покрытые пылью, погнутая кастрюля и подобные вещи, которые я заметил, благодаря нараспашку раскрытой дверце. Другой угол занимал разбитый диванчик. Компактный, он идеально входил туда, да и выглядел пока ещё сносно. Летом я любил спать на нём, слушать как неподалёку попискивают летучие мыши, закладывая лихие виражи, как шумят деревья в ночном парке, проносятся редкие автомобили. Думаю, из-за этого и в дальнейшем я нашёл для себя очень похожую квартиру, в которой и проживаю до сих пор.

Сейчас скорее всего в родительском доме всё по-другому... другие хозяева, другие безделушки, может даже повыкидывали весь ненужный хлам и мусор. Но это уже давно не моё дело.


Как только я поступил в институт сразу же съехал отсюда, предпочитая оплачивать чужую квартиру. С матерью мы довольно редко общались, так... раз в несколько месяцев дежурные созвоны. Потом родители расстались, отец куда-то уехал и совсем пропал. С ним мы общались ещё реже, поэтому меня это не очень расстроило. А расспрашивать мать не хотелось.


Да она и сама не очень шла на контакт, будто это её всецело устраивало. Помню, что всегда от родителей шла какая-то отчуждённость — сложно объяснить... они радовались моим удачам, мы общались между собой, но размышляя сейчас, складывалось ощущение наигранности, словно родители делали всё это через силу. А может я накручиваю себя, ведь все воспоминания мутные, их сложно правильно интерпретировать. Моя голова те ещё потёмки, в которые лучше надолго не влезать.

После смерти матери жилище досталось мне, но я продал его почти сразу. Даже не задумывался оставить или хотя бы сдавать в аренду. Не помню уже, что на меня нашло, но я категорически не хотел иметь ничего общего. Специально снизил цену, лишь бы побыстрее продать любому человеку, у которого была бы такая сумма.

Видимо жилище через столько лет решило напомнить о себе...


Ощущение заторможенности пропало, движения снова стали обычными, но мне не давал покоя вопрос — я всё-таки сплю или вокруг реальность? Да и то, что такой вопрос вообще пришёл в голову, не слишком радовал.


Прохладный ветерок дул прямо в разгорячённое лицо. Судя по времени уже довольно поздно — ни в одном из близлежащих домов не горит свет. Лишь где-то в парке несколько сиротливо расположенных фонарей еле-еле разгоняют тьму. Оконная рама чуть поскрипывала от порывов ветра с одинаковой периодичностью, звуча, как нелепая мелодия.

Может таким образом люди и становятся сумасшедшими — перестают различать сновидения и реальные вещи? Всё слишком правдоподобно, слишком настоящее, чтобы быть иллюзией, сонной фантазией. Хотя не припомню, чтобы я фантазировал или хотя бы вспоминал наш дом в последнее время.


Сзади что-то хрустнуло, и я мгновенно обернулся на этот шум. Глаза уже немного привыкли к темноте и глазам предстал силуэт в глубине комнаты, ближе к проходу в коридор.


— Эй, кто тут? — хриплый голос вырвался из моего пересохшего горла, как карканье старого ворона.


Молчание. Непонятная фигура медленно проследовала в коридор, оставив дверь нараспашку. Я, не зная зачем, направился за ней, с непривычки чуть не спотыкнувшись об выемку на полу. Совсем забыл — сколько раз отец хотел с ней что-то сделать, но неудобная выпуклость продолжала оставаться на своём месте каждый год.


— Мам, это ты? — я ускорил шаг, почти настигнув силуэт. Почему-то я быстро уверился в своей догадке. Походка, лёгкое пожимание плеч, даже сама фигура была похожа на неё, но хотелось увидеть лицо.

— Из-за тебя я погибла, — тихий голос матери было ни с чем не спутать. Хоть я давно его не слышал. Она не повернулась, продолжая стоять спиной, почти растворяясь в темноте коридора.

— Нет..., — мой шёпот звучал инородно, словно я просто открывал рот, а звуки были кого-то другого. Маленького мальчика, смертельно напуганного, но никак не взрослого человека. — Ты путаешь, у тебя случился сердечный приступ...


Мать ничего не ответила, продолжила движение по коридору в сторону кухни. Я прошёл через дверной проём и проследовал за ней, натыкаясь на стены. Пошарил руками в попытках найти выключатель. Я же помню, что он был где-то тут, справа от меня!


— Ты виновен в случившемся. И что случится... только ты и никто больше..., — нарушила мать наше затянувшееся молчание. Коридор всё не заканчивался и у меня никак не получалось догнать её. Я ускорял шаг, но расстояние только увеличивалось. Как в кошмаре, когда ты бежишь от преследователя, а дорога издевательски растягивается, становится бесконечной. И чем быстрее стараешься нестись, сломя голову, тем ближе слышишь шаги чудовища сзади. И оно всегда настигает... всегда.

— Постой! Объясни мне хоть что-нибудь! — закричал я, тяжело дыша. Вот теперь я узнал свой голос. Тело совершило неимоверное усилие, наконец-то оказавшись практически рядом. Я протянул руку и схватил фигуру за плечо. Развернул на себя размашистым движением.

— Ответь, в чём моя вина? — теперь стало видно её лицо. Хотя лучше бы оно оставалось в тени.


Мать безучастно смотрела на меня. Безжизненный взгляд, словно до сих пор не замечала своего сына. Скулы, такие острые, что казалось ещё чуть-чуть и прорвутся наружу, разрывая пергаментную тонкую кожу. Белое лицо, больше напоминающее маску трупа... Точь-в-точь как я и запомнил её в последний раз... лежащую в гробу... За неплохие деньги визажист тогда постарался на славу, а сейчас я видел перед собой тот же эффект. Мать приоткрыла рот, но тут же её передёрнуло, гримаса боли прошла волнами по лицу. На несколько секунд маска мертвеца треснула, проступил далёкий образ из детства. Не пугающий, а спокойный и родной... Я пошатнулся, ощущая как заколотилось сердце и в ушах возник глухой гул, усиливаясь с каждым мгновением. Стены мелко завибрировали.


— Хватит!

— Скоро опять всё повторится..., — миг и мать рассыпалась прямо на глазах. Превратилась в прах, разлетевшийся по полу и моим ногам.


Я в ужасе отпрянул, ударившись спиной в стену. Частое хриплое дыхание громом разносилось по коридору.

Подо мной, прямо под ногами, что-то заворочалось. Паркет хрустел и ломался, в глубине разлома раздавалось рычание и металлический скрежет. Я, спотыкаясь, понёсся к двери, ведущей из квартиры. Стены тряслись и крошились, с потолка на голову сыпалась штукатурка и мелкие камешки. Дом ходил ходуном, чудом всё ещё не разваливаясь.


Оглушительный грохот сзади, спину обжигает горячим, а в затылок ввинчивается тупая боль, становясь нестерпимой...



* * *

Удары сердца об рёбра разбудили, вырвали из очередного непонятного сна. Нечленораздельно хрипя, я свесился с кровати, пытаясь унять дрожь в руках и ногах. Последние особенно сильно болели от напряжения, будто в реальности я действительно убегал, напрягая все мышцы. Стараясь как можно дальше унестись... от кого? Или чего?


Обычно мать появлялась во снах за пару дней до даты её смерти. Но сны были обычные, толком не запоминающиеся. Это были даже не кошмары - просто смутные воспоминания из детства или моменты с похорон. Сейчас же всё по-другому. Почему она винит меня и главное в чём?

Сны стали слишком реальные. Слишком пугающие. Слишком опасные. Каждый раз такое ощущение что я останусь там навсегда... на улице, в квартире с мёртвой матерью, с миром, разлетающимся на куски... не смогу проснуться, сгину в своём же кошмаре.


И таблетки не подействовали, хотя раньше были достаточно эффективны. Есть ещё вариант всё-таки обратится к доктору, но я оставлю его на самый крайний случай.

"А сейчас типа всё вполне в порядке?"

Я не ответил, скрючившись и обхватив себя руками. Сердце до сих пор колотилось, а из груди вырывались хрипы. Поднялся и прошёл на кухню, шатаясь, как пьяный — попить воды и ополоснуться. Взгляд наткнулся на лекарства.

Может принять ещё? Нет... лучше не надо, передознуться таблетками не самая лучшая идея. Делая аккуратные вдох-выдох, я немного успокоил сердце, даже голова чуть прояснилась.


Время 4 утра... Ещё успею подремать пару часов. Хотя после такого напряжённого сна большие сомнения, что смогу спокойно закрыть глаза. Но отдохнуть нужно — сидеть на работе, клюя носом, тоже не вариант. Поплёлся обратно к своей койке.

Одного взгляда на кровать хватило, чтобы в груди снова начал разливаться страх. Глаза слипались от частого недосыпа, но при этом я боялся, что всё повторится. Ведь раньше было проще — выпил таблетки и почти стопроцентная гарантия крепкого сна, а сейчас... непонятные кошмары их перебороли.


Не знаю как или зачем, но я мысленно пожелал промотать эти лишние часы до выхода из дома. Это время я точно помню, всё-таки столько лет педантично следую ему. Умом понимал, что только не так давно у меня ни черта не вышло, перемещение не сработало, но страх перебил остальные чувства. Хотелось, очень сильно хотелось, чтобы всё сработало, чтобы я перенёсся во времени. Неподалёку от подъезда... неторопливо иду к остановке, ведь есть лишние десять минут, которые оставляю на всякий непредвиденный случай или когда просто охота подышать воздухом, а не нестись быстрее на работу.


Перед глазами снова вспыхнула яркая картинка, меня немного повело в сторону, лёгкая боль в районе затылка, уже чуть сильнее, еле-еле вкручиваясь тонким шурупом в мозг и... я, распахнув глаза, обнаруживаю себя там, где и пожелал. Собранный, умытый, все нужные вещи тоже при мне. Даже про наушники не забыл. Впереди вырисовывался угол магазина, где я скорее всего увижу старого знакомого грузчика, а дальше уже стоит компания людей, ожидающих газельку. Всё тоже самое, что и вчера.


Я прислонился к старому дубу, провёл рукой по коре, ощущая кончиками пальцев каждую мелкую шероховатость. Выглядит как настоящее... но во снах происходит так же. Единственное, что отличается— это чувство спокойствия, в сновидения постоянно напряжение, там даже сама атмосфера заставляет чувствовать себя не в своей тарелке, словно ты тут чужой, незваный гость, незнамо как пробравшийся внутрь. Не сразу, но эти ощущения всё равно появляются и не исчезают, пока ты не проснёшься.

Сейчас же такого не чувствовалось. Солнце приветливо светило, и даже редкие прохожие не были мрачными безликими фигурами, растворяющимися лишь только отведёшь взгляд. Я облегчённо выдохнул... принюхался... даже зубы не забыл почистить. И лишь сейчас ощутил тяжесть в желудке, удивительное дело — как в меня влезла с утра еда?


Пошёл к остановке. Самая большая загадка, не дающая покоя, после таинственных снов конечно же — кто управляет моим телом во время перемещений? И как это вообще всё выглядит? Было бы интересно понаблюдать за другим собой. Может купить камеру в квартиру? Такую, не слишком дорогостоящую, незаметно установить в углу и пусть снимает.

Надо обдумать на досуге.


Вдруг понял, что иду и глупо улыбаюсь. Непонятная сила никуда не исчезла... осталась при мне. Единственная вещь, которая сейчас интересует, заставляет чувствовать себя более значимым... находящимся выше остальных... Ведь каждый мечтал хоть раз, чтобы он обладал какой-нибудь сверхспособностью, любой, лишь бы была. А вот у меня появилась... у меня! Ни у идиота Игоря или подобного человека... у меня. Пусть она не слишком понятна, довольно... незамысловатая, если так подумать... но у кого ещё есть возможность перепрыгивать вперёд во времени? Лишь у меня!


Бравада затуманила голову, и я не сразу смог отмахнуться от этих мыслей. Вдруг сила появилась в некий противовес к кошмарам? Раньше же за собой я не замечал никаких паранормальных вещей, а вот кошмары уже давно со мной. Но как ей рационально пользоваться?


Пока ехал до работы составил для себя график действия на сегодня. Воспользоваться силами и перемотать время где-то до конца обеда, а там, невзначай, всё же попробовать поспрашивать про себя, про своё поведение. Хотя, зная, как я общаюсь, это будет сложно сделать. Лучше всего завести разговор с Владом, с ним мне проще найти общий язык. С помощью таких размышлений у меня получилось выкинуть из головы, хоть на какое-то время, проблемы со сном и эти чересчур реалистичные кошмары...



* * *

В офисе царила такая же обстановка. Как и вчера, и позавчера, и месяц назад. Сегодня были мелкие изменения разве что в немного потрёпанном виде ребят, и то, что Катя уже сидела за своим столом. Обрадованно махнула мне, я постарался тоже улыбнуться и при этом не покраснеть, как подросток.


Поздоровался с парнями. Думал уже, что Игорь снова пристанет с вопросами по поводу вчерашнего вечера, но он лишь вяло пожал руку, тяжко вздыхая и смотря на медленно закипающий чайник. Хорошо, что начальник закрывает на такие вещи глаза, если они не мешают работе. Ну и, конечно, если ты не ползаешь по коридору.


— Ты даже молодец, что не пошёл с нами, — пробормотал Дима, выглядящий более бодрым. Но также мрачно взирающий на всех вокруг и при любом шуме мучительно хмурящий лоб и брови. — Голова так не болела со времён студенчества...

Света лишь насмешливо шутила над ребятами, видимо стараясь максимально их достать, пока предоставилась такая возможность.


Глядя на всё безобразие, я в который раз в чём-то пожалел, что такой несоциальный человек. Больше всего в себе это и бесит — максимум через несколько часов общения мне становится плохо с людьми, с их шумом и глупыми шутками, с подколами друг над другом, приходится неумело подыгрывать и тянуть улыбку через силу. Но в своей любимой тишине... постепенно тоже становится некомфортно, одиночество доводит до депрессии, а она, в свою очередь, начинает монологи про никчёмную жизнь. Плохо и так, и так. При любых раскладах.


Нужно сегодня набрать Егору. Единственный можно так сказать друг, а я ещё не перезвонил с прошлого раза. А ведь прошла почти неделя.

Поверит ли он, если я расскажу ему всю свою волшебную историю? Не факт... но попробовать стОит. Лишь бы он мне скорую не вызвал... Про мои кошмары он уже в курсе, я сам удивился, что несколько месяцев назад выложил ему эту информацию. Про которую больше никто не знает.

Я завалился в кресло и включил компьютер. Ну что же, добро пожаловать в новый старый день. Заметил краем глаза, что Катя направилась ко мне. Сглотнул, бесцельно водя мышкой по рабочему столу. Глупо, но нужно чем-то занять руки.


— Привет поближе, — она снова улыбнулась. Не люблю эти улыбашки, особенно, когда они неискренние, просто для вида... потому что делаю так же... но Катя умудрялась не вызывать злость или неприятие, а, напротив, стало даже как-то приятно на душе. — Начала читать вчера книжку, которую ты посоветовал.

— А? — я поначалу не понял про что разговор, отвлёкшись на Игоря, заинтересованно поглядывающего в нашу сторону. Легонько хлопнул себя по голове, возвращаясь к девушке. — Да, точно! Ну и как?

— Пока что нравится, — Катя облокотилась об стоящий рядом шкафчик. — Говорили мы правда про другую, но эта завлекла меня даже больше. Чуть не уснула с ней в руках, представляешь!

Я еле заметно хмыкнул, мучительно пытаясь найти нужные слова.

"Почему ты такой остолоп?"


В эти моменты ненавижу свою нерешительность. Даже не нерешительность, а неспособность найти подходящие слова. Уже вечером у меня в голове будет куча реплик, которые я мог сказать. На каждый её вопрос будут несколько вариантов ответа. Мысленно я проведу шикарную беседу, покажу себя эрудированным человеком, добавлю чуть юмора, и она весело рассмеётся, а Игорь будет сидеть с хмурой рожей... Но всё это будет мысленно и потом...

Был бы я сейчас с ней один... Или не смотри на нас другие коллеги... Или... слишком много "или"!


Нужный вариант возник мгновенно. Я быстро повернул голову, зафиксировав время. Сам же хотел снова промотать скучные часы до обеда, а тут такая возможность... Скорее всего, другой я сможет высказать всё, что хотелось... Хуже точно не будет. И как раз проверю, можно ли оставлять какие-нибудь пожелания для другого себя. Небольшой списочек дел, которые хорошо было бы выполнить.

— Хотел тебе кое-что сказать..., — отступать нельзя. Только бы сработало!


Я прикрыл глаза, всё ещё не поворачиваясь к девушке. Всплыло нужное время, чем я скорее всего буду в этот момент заниматься, мой стол, и я, сидящий в той же позе, что и сейчас... все дела, требующие моего внимания... Мягко открыл глаза, сразу же морщась от непривычно яркого света.

Место немного удивило. Я думал, что окажусь в кабинете, в своём кресле, но очнулся в туалете. Слишком яркая лампочка била прямо по зрачкам, и я отвёл взгляд. В нескольких сантиметрах от меня раковина. С чуть ржавого крана редко капает вода, единственный звук в маленьком помещении. Я подошёл, глядя на своё отражение в мутном зеркале.


Довольно стандартное лицо, только нос, по моему мнению, длинноват. И скулы слишком выпирают, наверное, наследственное по линии матери. Немного всклокоченные волосы — надо будет подстричься на выходных, не люблю причёсываться. Лишь покрасневший правый глаз портил общую картину. Пара капилляров лопнула, делая меня похожим на киборга-убийцу.


Потянулся в карман за телефоном, узнать точно ли попал по времени, но в голову тут же вонзилась тупая режущая боль. Произошло это настолько быстро и внезапно, что я чуть было не упал на колени. В затылок словно влетело с размаху острое длинное шило, пробив череп и уткнувшись прямо в мозг. Мучительное ощущение пропало так же стремительно, как и появилось. Я закачался и ухватился за край раковины, тяжело дыша сквозь стиснутые зубы. Еле сдержался, чтобы не застонать. В этот раз боль стала сильнее... я уже начал догадываться, что она своего рода цена за игры со временем. Возникает прямо после скачкА, причиняя страдания и непродолжительную, но такую мучительную, мигрень.


В зеркале отразилось покрытое испариной испуганное лицо. Я сплюнул в раковину и не с первого раза, включил воду, пытаясь прийти в себя. Что я вообще хотел сделать, из-за вспышки боли совсем позабыл... время, хотел посмотреть время!

Перемотка прошла точно, как я и хотел, с точностью до минуты. А туалет? Ну, может приспичило зайти сюда, с кем не бывает, это сейчас волнует меньше всего. Главное, что засело на данный момент в голове— как я вёл себя сегодня? Так же хорошо, как вчера, или умудрился во что-нибудь вляпаться?


Списался с Егором. Извинился, не в первый и не последний раз, за своё отсутствие и спросил, можно ли сегодня подъехать к нему после работы. Что очень нужно поговорить. Друг ответил довольно быстро — "заваливай к 20 часам" и "не забыл адресок?" Я уверил его, что пока помню. На том и порешали.

Что ж... одно дело сделано. Напоследок ещё раз умылся и вышел.


Неподалёку от нашего кабинета стояла Катя. Облокотилась об подоконник, смотря куда-то на улицу. Лишь подойдя ближе я заметил, что она общается по телефону, скорее даже просто поддакивает невидимому собеседнику короткими фразами. Наконец, девушка отвлеклась от созерцания идущих пешеходов и повернулась в другую сторону. Заметила меня, когда я уже почти прикоснулся к дверной ручке.


— Жень, подожди..., — тихо прошипела она, сдвинув трубку направо. А в динамик сказала. — Ладно, у меня дела, я потом перезвоню. Ага, давай, до скорого.

Отключила телефон и улыбнулась. Озорные глаза смотрели прямо на меня, а я, как болван, продолжал истуканом стоять в коридоре, не зная, куда деть руки.

— В последние дни ты очень изменился, — девушка приблизилась. Я лишь сейчас осознал, что вокруг никого нет, лишь в глубине кабинета раздаются приглушённые закрытой дверью редкие разговоры, да клацанье клавиатур. — И мне нравятся эти перемены. Особенно поцелуй... не ожидала от тебя такого.

Я молчал, не зная, что ответить. От себя я тоже такого не ожидал...


— Надеюсь, всё остаётся в силе? — Катя стояла практически вплотную. Убрала свои шикарные волосы за уши. Как долго я мечтал об этом... мы рядом, поблизости нет лишних людей... только я и она.

Только потом я осознал вопрос. Девушка увидела моё озадаченное лицо и нахмурилась.

— Ты передумал? Как вчера с походом в бар с ребятами?

— Нет, — я отрицательно покачал головой, словно боясь, что она не поймёт сказанного слова. — Просто...

— Появились другие дела? — Катя огорчённо поджала губу, как малыш, которому не дали мороженое.

"Да о чём идёт речь?" — мысли бегали в голове, не помогая, а лишь внося ещё больше беспорядка.


— Слушай..., — я сам удивился своей храбрости, положив ей руку на плечо. — Как тебе сказать... на меня сейчас многое свалилось и в голове чёрте что творится...

Слова лились потоком, я старался как мог, пока был этот прилив красноречия.

— Поэтому извини, но немного вылетело из головы, куда мы хотели сходить.

"А если речь была совсем о другом?" — пришла запоздалая мысль. Но деваться уже некуда. Я поставил именно на этот вариант, с тревогой ожидая ответа Кати.

— А мы и не решили, — жизнерадостная улыбка опять коснулась губ девушки. — Ты возложил эту задачу на меня, сказав, что я знаю больше.

— Ага..., — вырвался облегчённый выдох. — Ну, в целом, так и есть. Я не особый ходок по развлекательным заведениям.

— Я вообще-то тоже, — Катя легонько толкнула меня в грудь. А затем поцеловала. Я попытался ответить на это неожиданное действие, но девушка уже отпрянула, подмигнув напоследок. Провела пальцем по щеке и скользнула в кабинет первой. Остался лишь еле заметный аромат шампуня, напоминая, что мне ничего не померещилось, она действительно была здесь только что... и я в кои-то веки сам расплылся в довольной улыбке, потирая щёку.


Из своего кабинета вышел Сергей Викторович. Притормозил на пороге, разглядывая радостное лицо своего сотрудника. Таких эмоций он наверняка от меня давно не видел.


— Евгений, ты оказывается и улыбаться можешь, а не только ходить с грустной миной, — удивлённо хмыкнул начальник, словно прочитав мои мысли. Серьёзно продолжил. — Надеюсь, произошедшее событие не повторится?

"Он видел нас с Катей?" — промелькнула молнией мысль. — "Но как?"

— Э..., — замялся я.

— Я всё урегулировал, — Сергей Викторович понял мою заминку по-своему. — Думаю Виталий никому не будет говорить, что ты ему чуть не врезал. Хорошо, хоть он работает на другом этаже. Что на тебя вообще нашло?

"Виталий... Виталий... не помню даже человека с таким именем. Наверное, в другой конторе трудится... но с чего мне на него нападать?"

Я молчал, не зная, что ответить. Начальник покачал головой.


— Представь, если бы я не подошёл. Или кто-нибудь ещё находился рядом. Не ожидал от тебя такой вспышки гнева. Твои глаза... что он такого сказал?

— Извините, — пробормотал я. Другого ответа не было. Мне бы самому узнать подробности - как, когда, почему, но спрашивать сейчас глупо. — Инцидента больше не повторится, обещаю.

— Хотелось бы верить, ты неплохой сотрудник, — Сергей Викторович видимо решил, что нравоучений пока что хватит. — Давай, принимайся за работу. Сделаем вид, что ты переутомился, немного сдали нервы.

— Спасибо, — мой бубнёж он уже не слышал, развернувшись и зашагав вперёд по коридору.


Я же вытер лоб, покрывшийся испариной. Почему на хорошую вещь обязательно придётся плохая, а чаще всего и не одна? Радость от общения с Катей испарилась, на смену пришли мрачные мысли о том, зачем я чуть не врезал неизвестному сотруднику. Как бы это вообще выглядело, если учитывать, что драться я совсем не мастак...

Остаток дня я поначалу хотел промотать, но подумал, что вдруг у меня всё-таки есть лимит часов и решил не тратить силы впустую. Вдруг на что-то другое пригодится. Постарался максимально забить себя работой, чтобы ни на что больше не отвлекаться, и смена побыстрее закончилась. Хотя нет-нет, но посматривал на стол Кати, тут же отводя взгляд.


Рано ещё радоваться. Всё так хорошо складывается, лишь благодаря другому мне. Который действительно парень не промах, тут не поспоришь. Я опять пожалел, что ничего не могу вспомнить из промотанных часов. Насколько же это было бы удобнее и интереснее! Увидеть, осознать свои ошибки, как можно себя вести по-другому, тем не менее оставаясь таким же...



* * *

Я приехал по давно известному адресу. Правда уже продолжительное время не посещал квартиру друга, ссылаясь на лень, усталость и другие серьёзные вещи. В чём мне нравился Егор, так как раз тем, что ещё на половине первого курсе института принял мою угрюмую нелюдимую сущность. Даже не понятно, почему он до сих пор общается с таким человеком, как я? Первый никогда не звал на гулянки и какие-нибудь встречи с нашими общими знакомыми. Но всегда готов был выслушать и дать дельный совет. Правда я очень редко пользовался этим, предпочитая всё держать в себе.

Такие вот непохожие друг на друга ребята.


За воспоминаниями институтских времён я не заметил, как, в сгущающихся сумерках, подошёл к дому. Егор, в отличие от меня, предпочёл проживать в набитом многоэтажками районе. Небольшая детская площадка с травяным газоном, по сторонам которого несколько чахлых деревьев — вот и вся растительность. Остальное место занимают магазины, аптеки и алкомаркеты. Вокруг шумит город, опоясывая высокие человеческие муравейники нитками дорог. Постоянно где-то неподалёку проезжают автомобили, шурша шинами об асфальт. Мимо, то и дело, проходят люди, в открытую пялясь на меня, словно непостижимым чувством понимая, что я тут чужой. К тому же сегодня пятница, а значит нетрезвых личностей в разы больше.

А ближайший парк минутах в пятнадцати ходьбы.


Я бы тут долго не смог жить, мне проще в своём спальном районе, в самой его озеленённой части, где меньше всего людей, но Егора похоже всё устраивает. Наверное, привык уже, а может даже нравится, дело это в любом случае не моё.

Набрал номер квартиры на домофоне, услышал пиликание и, поднявшись на лифте, позвонил в дверь.


— Открыто, — крикнул из глубины квартиры друг. — Залетай, не стесняйся.

Действительно, только сейчас увидел еле заметную щёлочку. Повесил куртку и прошёл дальше.

Егор, высунувшись с кухни, махнул рукой.


— Тут малость неубранно, так что смотри сам — будешь надевать тапки или нет.

— Ира позволила тебе мусорить? — я помнил, что Егор встречается с девушкой, и дело постепенно шло к их съезду в его квартиру.

— Ха-ха, не ожидал юмора в твоём исполнении, — тут же откликнулся друг.


Я зашёл на кухню. У шкафчиков вертелся Егор, поочерёдно открывая дверцы и заглядывая внутрь. Кривил лицо и закрывал их.

— Забыл, блин, в каком отсеке тут кружки нормальные, — пожаловался он. Полное лицо раскраснелось от таких энергичных действий. Наконец друг нашёл искомое и поправил очки, почти соскользнувшие с носа. — Будешь чай или кофе?

Егор знал, что я не особо люблю спиртное, поэтому даже не стал его предлагать. Хотя думаю, в одном из шкафчиков хранится пара бутылок виски, а может и побольше.


— Давай кофе, — я поёрзал на стуле, думая, как лучше начать разговор.

— Кстати давно не виделись, — друг включил чайник и встал рядом. Взял две кружки, одну осмотрел более внимательно и помыл под краном. Удостоверился, что они чистые и насыпал туда по горстке кофе. — Но я не в обиде, привык, что ты любитель пропадать неделями. Даже удивительно, что позвонил так рано, я ставил ещё дней пять как минимум.

— Угу, — моё бормотание было встречено внимательным взглядом Егора. — Замотался по работе и некоторые дела появились..., — лицо друга стало скептическим, — В этот раз правда, не вру, со мной случились... удивительные вещи.

Я положил руки на стол, рассматривая его поверхность. Недолгое молчание нарушал лишь свист пара из чайника.


— Говори, что приключилось, — спокойно сказал Егор. — Просто так ты точно не приехал бы. Да и по лицу видно, что тебя серьёзно так припечатало чем-то. Если кошмары опять начали мучить, то знаешь моё мнение.

— Нет..., — я на миг запнулся. Затем выпрямился. — Всё сложно...

И начал пересказывать свою историю.

Продолжение следует.

Показать полностью 1
53

Вуду на Гаити

И снова здравствуйте! Продолжаем говорить про вуду - на этот раз про её гаитянскую версию. Без преувеличений, она самая захватывающая, одновременно аутентичная, но более понятная и открытая для европейского восприятия.

На Гаити происходит слияние лоа и католических святых. Маву и Лиза превратились в единого Бонди (от фран. Bon Dieu – хороший Бог); Папа Легба, проводник в мир духов, стал апостолом Петром; Эрзули, покровительница матерей, стала чёрной Мадонной; а Барон Самеди, повелитель смерти, стал святым Мартином де Поррес (кто-кто?). Правда, неважно кем. Католические святые всё равно были для африканских рабов безызвестны, им было важно сохранить образы своих божеств даже через подобное искажение католической веры. Там же многие лоа обзавелись в своих изображениях цилиндрами, фраками и европейскими атрибутами, такими как тёмные очки, сигары и ром. Под лоа переделывали иконы, им молились в церквях. Но истоки никогда не забывались.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Французы, не учтя размеры населения Гаити к концу восемнадцатого века, начали медленно терять контроль над своими колониями. Слухи о французской революции послужили толчком к началу их собственного переворота: 14 августа 1791 года в месте под названием Лес Кайманов состоялась секретная церемония вуду, во время которой к предводителю повстанцев, Букману, явилась неизвестная женщина и нарекла его вождём движения за освобождение. В считанные дни все северные равнины были охвачены пламенем, тысячи французов были повешены, расстреляны и сожжены заживо. В те времена появилась легенда, что африканцы заключили сделку с дьяволом. Сами же освобождённые рабы считали, что Бог отвернулся от белых за их злодеяния.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Однако, бывшие рабы, вынужденные молиться своим духам в церквях наряду с католиками, не изгнали католицизм из своей страны, и по сей день мирно сосуществуют с церковью. Привыкшие смотреть в лицо Девы Марии, они научились видеть в нём своего покровителя, и на Гаити заметить среди черепов и фетишей вудуистского алтаря икону с церковными свечами – вовсе не новшество и не дикость. Правда, церкви это почему-то не нравится. Странно, почему.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Одна из основных причин скептицизма и недоверия к вуду, это способ общения обитателей смертного плана и мира духов. В христианстве, особенно ортодоксальном, одержимость ассоциируется с дьяволом и истошно орущими бабками, бьющимися в припадке на полу церкви при виде святого распятия. В вуду же одержимость – это основной инструмент общения духов лоа со жрецами (оунган) и жрицами (манбо или мамбо). Кульминацией массовой свистопляски с бубнами и кровавым жертвоприношением (чёрная курица, осёл, змея, свинья, козлёнок – назовите!) становится слияние жреца вуду с призванным духом – а иногда и несколькими сразу. В состоянии транса жрец может изрекать пророчества, благословлять и давать советы от лица лоа, который в него вселился. Но чаще всего духи просто буянят, доводя человека до изнеможения дикими танцами. Или же заставляют есть раскалённые угли или стекло из-под бутылки с ромом. Одержимые могут биться головой о землю, есть сырую плоть только что принесённой в жертву курицы, или же пить кровь из только что отрубленной головы – то, что в нормальном состоянии делать никто бы не стал. Уж насколько всё это правда – остаётся только догадываться. Но при виде подобного действия реально становится не по себе.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

При насильственном переезде на чужбину многие семьи были разрушены. На плантациях требовались крепкие мужчины, и далеко не каждая семья продавалась в рабство целиком. Люди нуждались в чувстве защищённости и близости с чем-то родным. Именно на Гаити зародилась практика «maryaj mistik» - мистической свадьбы, которая обручала смертного почитателя с особым лоа, (ме тэт – met tet), который определялся через гадания, вещие сны или же через предыдущие одержимости. Обычно характеры «молодожёнов» сочетались: если твой лоа Эрзули, то человек, обручённый с ней, будет любящим и сострадающим, но с воинственным и несгибаемым характером. Если же это Маман Бригитта, то человек будет ироничным сквернословом, но верным и беззлобным. По сути своей духи бесполы, поэтому женские лоа спокойно обручаются с женщинами, а мужские – с мужчинами. Вот такая вот толерантность. Происходит это в вудуистских храмах, Оунфо.


Как живой человек обручается с бестелесным духом? Через одержимость, конечно же! Во время ритуала в жреца (скорее всего, уже обручённого с призываемым лоа) вселяется дух, полностью беря контроль над телом и разумом того. Лоа фактически выпихивает душу смертного, начиная свои бесконтрольные и нелогичные блуждания среди ритуалистов. Изъявив желание обручиться (а этому должно предшествовать длительное гадание, чтобы не ошибиться в выборе), суженый-ряженый должен пройти последнюю проверку скептицизмом со стороны призванного духа, и если человек понравится лоа в ответ, то свадьбе быть.


Обручённый должен воздерживаться от секса в день недели, посвящённый его хранителю (в некоторых случаях два дня), а также одеваться в определённую цветовую палитру. К примеру, для Маман Бригитты, жены повелителя смерти, это понедельник с субботой вкупе с фиолетовым, чёрным и белым; Агуэ (Agwe), покровитель мореплавателей, избрал своим днём четверг, предпочитая голубой и зелёный цвета. Считается, что в эти дни лоа посылает наставления и знаки через сновидения. Соответственно, человек может носить два обручальных кольца (а как же, свадьба всё-таки).

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Как уже говорилось, отношение к смерти в вуду совершенно отличается от отношения к смерти в любой другой религии. Похороны – это своеобразный праздник. Ночью вся деревня поёт и танцует, радуясь от того, что путешествие через жизнь для человека закончилось (и чтобы приободрить скорбящих родственников). Теперь умершему предстоит идти в прошлое, встречаясь со своими предками. Возраст в вуду олицетворяет мудрость, и стариков уважают не просто за их деяния в прошлом, а за близость к истокам. Поэтому древнейшие лоа, такие как Ксевиосо (лоа грома) и Папа Легба, почитаются с особым усердием.


Впрочем, и отношение к умершим тоже претерпело свои изменения на Гаити. Если в Западной Африке духи предков продолжают жить в своих домах столько же, сколько жили в них при жизни, прежде чем навсегда покинуть смертный мир, и глубоко почитаются живущими, то на Гаити считается, что дух умершего не сразу покидает тело, а продолжает блуждать рядом с ним. Поэтому наутро вся община (вообще вся, сколько бы человек ни было), начинает уже скорбную процессию, сопровождая гроб с погибшим до кладбища. Делается это для того, чтобы – внимание – дать человеку понять, что он умер. А то, может, он этого ещё не понял. Гроб даже могут несколько раз повращать, чтобы дух запутался и, не найдя дорогу обратно, отправился в Геде (Ghede) – мир усопших. Мёртвые, бродящие среди живых, могут нарушить равновесие сил, поэтому их нужно упокоить, проводив в последний путь всей толпой.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост
Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

На Гаити иерархия в вуду претерпела изменения. Помимо жрецов (оунган) и жриц (мамбо), появляются ещё «унган-макут’», местная версия колдунов. Они утверждают, что получили наставления и знания прямиком от лоа. Разумеется, фактических знаний у таких великих магов местного разлива почти нет, а в нынешнее время они зарабатывают на том, что пародируют цыган на Гаити. Позолотишь ручку, и вот у тебя в ближайшем будущем уже есть дом, машина, сто жён и обязательно место в правительстве или чемоданчик бизнесмена. А что ещё хочет человек, правда? Подобные личности играют важную роль в компрометации вуду. Из-за них в частности и сложилось впечатление о том, что вуду не мудрёнее бульварной фантастики.


Хотя есть и вовсе отбитые экземпляры. Колдуны, отринувшие жречество и практикующие тёмную магию – бокор(ы). Слыхали когда-нибудь про тетродотоксин? Тот самый яд, который есть в рыбе фугу и прочих плавающих и прыгающих гадах? Наверняка слышали. Смею предположить, что вы также слышали о практике зомбирования, которая наделала много шума на Гаити. Так вот, эти две вещи взаимосвязаны. В традиционном вуду главное наказание – это не смерть, нет. Смерть – это благость. Самая страшная кара – это зомбирование, и происходит это по вполне логичному с точки зрения науки процессу.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

В вуду большую роль играют различные порошки и зелья, которые готовят колдуны. Они помогают как лечить, так и вводить в транс, необходимый для общения с духами. Добавив в порошок тетродотоксин, колдун незаметно распыляет его перед жертвой – вскоре после этого жертва умирает по неизвестным причинам. Но это не смерть, а крайне эффективный паралич, идеально мимикрирующий гибель – смерть жертве лишь снится. По прошествии времени колдун откапывает её и даёт ей пасту из растения datura stramonium (дурман обыкновенный), приводя в чувства. Но человек больше не будет прежним. После пережитого ужаса от погребения заживо и нехватки кислорода, нейроны в его голове отмирают – жертва лишается рассудка. Паста из дурмана поддерживает забвенное состояние полудрёмы наяву. Душа жертвы похищена, а сама она обречена беспрекословно служить колдуну до смерти физической оболочки.


Этой практикой пользовались ещё до открытия тетродотоксина в 50х годах. Прочие ингредиенты снадобья включают в себя яд тарантула, внутренности огненной сколопендры и кости человеческого ребёнка. Научный мир смог заговорить о зомбировании только после того, как в свою старую деревню спустя 18 лет вернулся мужчина, чья смерть была задокументирована в госпитале двумя американскими врачами. Английские и американские учёные пытались выяснить подробности приготовления зомбирующего снадобья, но всё, что им удалось выяснить – это состав. Пропорции и способ приготовления – тайна за семью печатями.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

В то время как действенность компонентов доказана медицинскими исследованиями, стоит помнить о феномене Гаити и вуду в целом. Как уже говорилось, эти люди рождаются с вуду. Для них существование зомби не стоит под вопросом – они с самого детства знают об этом. Вся их жизнь пропитана мистификацией; жители Гаити свято уверены в существовании духов, магии и зомби. Важно понимать, что для промытого рассудка плацебо может стать чем угодно – достаточно лишь развитого красноречия и самовнушения. Поэтому когда дело касается ритуальный практик и народной медицины, всё это вполне может оказаться простой игрой разума.


Однако, люди по своей природе прагматики. Если что-то не работает, оно будет усовершенствовано и заменено. Возможно, все эти маги, молитвы, мистические свадьбы и бубнопляски ничего не стоят. Возможно, Бога и духов не существует вовсе. Но если человеку действительно помогло плацебо и самовнушение, то вопрос уже адресован нашему собственному разуму и подсознанию, чьи поистине колоссальные возможности всё ещё остаются неизученными. Но это уже другая история…


В следующий раз мы закончим говорить о вуду, перенесясь в Новый Орлеан, ставший столицей вуду в Северной Америке. Всем спасибо за внимание :3

Показать полностью 8
77

Корона

«Я все смогу, я все смогу и все у меня получится», - думал Сер, пробираясь через заснеженное поле. Одет он был худо, очень худо. А королей в другом на испытание не отпускали, отпускали в том, в чем был одет самый бедный житель столицы. Отец Сера был правитель жесткий и видимо недальновидный, потому как досталось Серу совсем тоненькая одежонка для такой суровой зимы. Он шёл в тоненьких сапогах и казалось, что заледенелый снег вот-вот порвёт ткань и порежет кожу ног. Зубы нещадно стучали друг о друга, он уже давно перестал замечать этот звук. Снег был ослепительно белым, и глаза почти слезились от его яркости. Чем дальше от столицы, тем белее, ни копоти, ни следов повозок, бескрайность. Хотя, быть может слезятся у него глаза не из-за снега, а из-за того, что он болел второй день к ряду. Скудная еда (по тому же принципу ему выданная, как дневной паёк самого бедного человека в столице) кончилась примерно тогда же - пару дней назад. Дурацкие обычаи думал про себя, Сер. Жить всю свою принцову жизнь, чтобы однажды умереть от холода и голода. Но надо признать ему не повезло, что отец умер именно зимой, очень удобно для следующего после Сера - наследника престола, тот небось уже пару месяцев в тайне готовился к испытаниям, и теперь только осталось дождаться смерти принца - и все. А там дело за малым - найти пещеру королей и водрузить там корону, вулкан вспыхнет и дым его возвестит столицу, что король дошёл, прошёл испытание и возвращается домой. Конечно, к тому времени счастливчик в лучшем случае бредил в голодных судорогах и тогда к нему навстречу выезжала чуть ли не спасательная делегация, разворачивали лагерь, отпаивали, отмывали, откармливали, лечили беднягу и только потом он возвращался в столицу. И хорошо, если он не забудет этот опыт и будет помнить не только о богатствах своих и своих вельмож, но и о том, что однажды его сыну предстоит такое же испытание, и у него будет ровно столько, сколько у самого бедного человека столицы. И конечно первое, что делал каждый король - пытался избавиться от ненавистного обычая, но каждый раз иск в мэрию от короля поглощала беспощадная бумажная волокита и он умирал где-то там в недрах темных кабинетов под давлением беспощадной бюрократии. И вот обычай так никуда и не ушёл, а Сер оказался на мерзлой земле, уставший, обезумевший от голода, и мысленно повторяющий мантру: «я все смогу, я все смогу и все у меня получится». И у него неплохо выходило. Сначала он научился делать вид, что у него не мерзнут ноги, просто говорил себе, что ему тепло, что они совсем не немеют, и пальцы его не синие, после трёх дней, он увидел как мизинец его отвалился, хорошо, нога была застывшая, льдышка, и потому он не умер от кровотечения, рана практически не подавала никаких признаков жизни. Вся стопа была синей. Потом он придумал под каким углом наступать на ногу, чтобы не повредить ненароком остальные пальцы. Через какое-то время он нашёл палку и смог опираться на неё, как на костыль, но через некоторое время палка предательски заскользила по льду и он упал, больно ударившись о что-то твёрдое. Сил не было, они закончились тогда, когда он ещё верил, что выберется, нечаянно набредет на пещеру и все. Он ненавидел свой дикий народ за такие традиции, он ненавидел уже эту корону, которую держал в одной руке, он ненавидел себя, что согласился участвовать в этом испытании, что понадеялся, что ему поможет дядя и сможет незаметно помочь припасами, снастями, одеждой, но перед выходом за городские ворота он видел, как полицейская гвардия скакала в сторону дома дяди и он знал, ещё тогда знал, что того распутали, и что Серу ждать помощи не от кого. И тогда он мог отказаться, но он был зол, и даже по-детски обижен, а самое главное самонадеян, он подумал, что здоровье, его молодость и сила будут тут играть какую-то роль и он сможет вернуться, сможет довести это дело с запретом на испытание до конца, он сам лично готов ходить по всем кабинетам министерства и сделать так, как должны были давно сделать - убрать дурацкое испытание, эту дикость. Он будет первым, кто это сделает, он впишет своё имя в истории, и его наследники смогут спокойно один за другим восседать на троне. Но уже выйдя за ворота он подумал, что быть может погорячился.

Сер так и не встал после падения. Когда нашли его тело, оно было засыпано снегом, и на белый свет выглядывала голова, половина туловища, он держал корону перед собой.

- Он ею пытался себя откопать, - почти с благоговением сказал один служащий другому.

Он вытащил из замёрзших пальцев корону, не сразу, а сначала отрубив руку, а потом каждый из пальцев. От ударов топора на короне остались царапины. Свежие среди многих.


Иллюстратор, инста: @strange_art_kz
Корона Рассказ, Авторский рассказ, Страшилка, История, Крипота, Иллюстрации, Рисунок, Автор, Длиннопост
Показать полностью 1
6142

"Дьявол", расплатившийся детьми

Из полюбившегося мне цикла "Вот вам немного бесполезных знаний и делаете с ними что хотите".


Самое, пожалуй, знаменитое внутреннее перерождение в российской истории продемонстрировал знаменитый граф Федор Иванович Толстой по кличке "Американец" или "Татуированный дьявол".

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Ф. Толстой в молодости


Будучи совершенно безбашенным в молодости, к старости Американец стал очень набожным и богобоязненным человеком. Причем слово безбашенный следует понимать буквально, товарищ реально был без башки, в 90-е его бы окрестили "отморозком".


Чтобы было понятно - "Американцем" и "Татуированным дьяволом" он стал после одной истории, в которой как нельзя ярче проявился весь его характер. Окончив Морской Кадетский Корпус, тогда еще просто Федор служил в элитнейшем Лейб-гвардии Преображенском полку. Однажды, устраивая полеты на супермодной новинке - воздушном шаре, он "пролетал" смотр полка и по возвращении полковник отчитал его при всех. Фёдор обиделся и плюнул старику в лицо. Они стрелялись, полковник получил тяжелое ранение, а Федора ожидали серьезные неприятности.


Тогда родственники решили спрятать прошрафившегося, и отправили его в кругосветное плавание с экспедицией Крузенштерна вместо другого Федора Толстого - кузена дуэлянта и будущего художника–медальера. Родственники - знаменитый клан Толстых - у Федора были хоть и обедневшие, но все еще очень влиятельные и, кстати, весьма известные. Писатель Лев Толстой, например, доводился ему двоюродным племянником, а Мария Лопухина с портрета ниже - родной сестрой.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Толстой ушел в плавание, и вскоре на судне "Надежда" от нового члена экипажа выли все - так он всех достал. Николай Резанов (тот, который "Юнона" и "Авось"), вот что писал о нем в своем дневнике:


Крузенштерн взял себе в товарищи гвардии подпоручика Толстого, человека без всяких правил и не чтущего ни Бога, ни власти, от него поставленной. Сей развращенный молодой человек производит всякий день ссоры, оскорбляет всех, беспрестанно сквернословит и ругает меня без пощады.


В итоге Крузенштерн воспользовался своей капитанской властью и высадил склочника на берег во время стоянки на Камчатке, велев добираться в Петербург своим ходом. А незадолго до этого, при заходе на Маркизовы острова, Федор татуировался у тамошних аборигенов от пальцев ног до шеи и кистей рук.


Татуировками этими, кстати, он очень гордился и хвастался долгие годы, его племянница Мария Каменская (дочь уступившего место на корабле "второго Федора Толстого"), вспоминала, что сначала дядюшка раздевался до пояса и его разглядывали охающие дамы, "потом мужчины все вместе отправлялись в курительную комнату и уж там-то стягивали с дядюшки последние подштанники, за трубками изучая графа что спереди, что сзади...".


Вдохновленный этой историей Грибоедов не удержался и упомянул героя великосветских салонов и карточных столов в своей пьесе "Горе от ума". Помните?


Ночной разбойник, дуэлист,

В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,

И крепко на руку не чист.


Толстой, мухлевавший за карточным столом практически в открытую, обиделся. Тщательно зачеркнул вторую строчку и рядом написал: "В Камчатке черт носил", а в скобках добавил: "Ибо сослан никогда не был". Потом при случае спросил у Грибоедова:

– Ты что это написал, будто я на руку нечист?

– Так ведь все знают, что ты передергиваешь, играя в карты.

– И только–то? – искренне удивился Американец, – так бы и писал, а то подумают, что я табакерки со стола ворую.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Федор Толстой. Рисунок Пушкина, на свадьбе которого с Гончаровой Американец был сватом.


Но я отвлекся, вернемся к его, как любил говорить его племянник Лёвушка, "нравственному перерождению". Произошло оно при следующих обстоятельствах.


Толстой, как вы, наверное, уже поняли, был завзятым дуэлянтом, одним из самых знаменитых бретеров Империи. Он одинаково хорошо и стрелял, и фехтовал, при этом с пугающим равнодушием относился к человеческой жизни. Известен, например, такой случай.


Как-то раз, проводя вечер за картами у Толстого, кто-то из его друзей, по одним сведениям Гагарин, по другим, Нащокин, с кем-то повздорил и вызвал обидчика. Секундантом пригласил хозяина дома, "Американца". Зайдя за ним утром, он обнаружил Федора спящим, и начал будить его - опаздываем, дескать. На что Толстой перевернулся на другой бок и ответил: "Уже не опаздываем. Ты был оскорблен под моим кровом и воображал, что я допущу тебя до дуэли? Я твоего приятеля уже убил".


Оказалось, что он тем же вечером специально поссорился с обидчиком друга, вызвал его, назначил дуэль на 6 часов утра, застрелил своего противника, вернулся домой и лег спать.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Федор Толстой в преклонных годах. Художник Филипп Рейхель, 1846 г.


Все изменилось после того, как Толстой женился - как всегда, со скандалом, на цыганской плясунье Авдотье Максимовне Тугаевой, после многолетнего сожительства. Вот что рассказывает о проклятии дяди та же Мария Каменская:


"Убитых им на дуэлях он насчитывал одиннадцать человек. Он аккуратно записывал имена убитых в свой синодик. У него было 12 человек детей, которые все умерли в младенчестве, кроме двух дочерей. По мере того, как умирали дети, он вычеркивал из своего синодика по одному имени из убитых им людей и ставил сбоку слово «квит»".


Он действительно считал смерть одиннадцати своих детей Божьей карой за смерть одиннадцати человек, убитых им на дуэлях. Вот тогда-то он и стал тем набожным прихожанином. Эти страшные "квитания" прекратились только после того, как последней - уже в 17-летнем возрасте - умерла его любимая дочь, многообещающая поэтесса Сарра.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Дочь Толстого Сарра. Акварель П. Ф. Соколова.


Как заключает Каменская, "когда же у него умер одиннадцатый ребёнок, прелестная умная девочка, он вычеркнул последнее имя убитого им и сказал: «Ну, слава Богу, хоть мой курчавый цыганеночек будет жив»".


И действительно, последний "цыганенок", дочь Параша, жила долго. Она стала Прасковьей Федоровной, супругой московского губернатора В. С. Перфильева и дожила почти до конца XIX века, умерев в 1887 году.


Сам же Американец умер в 1846-м, в 64 года. Говорят, перед смертью исповедовался несколько часов - оно и понятно, нагрешил он в этой жизни немало.


Его могила на Ваганьковском кладбище до сих пор цела, при случае можете навестить.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

______________

Это отрывок из моей книги "Жизнь примечательных людей"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 5
91

Притча

Жил был мальчишка в волшебной стране и все его знали как дурачка, а имя его уж забыто совсем. Ведь говорил он такие вещицы, которые людям в волшебной стране и присниться не могут:
"Живите сейчас! Не откладывайте жизнь на потом! Что будет завтра - не знает никто, а если сегодня вы будете петь, веселиться, мечтать и делать те вещи, которые вам по душе, то не будет у вас на смертном одре жалости к жизни своей пустой".

Выходил этот наш Дурачок на улицы хмурой волшебной страны и песни весёлые всем всегда пел. Ничто не могло подавить его дух и сам он жил так, чтоб потом не жалеть ни о чем.
Но люди в серой волшебной стране лишь мимо проходят и спешат и спешат, ничто не может их изменить: всегда на работу, всегда по делам, нет времени жить, мечтать и делать все так, как хотят лишь они.

Но вот в этой хмурой волшебной стране приключилась беда: дракон поселился в пещере и стал всех запугивать и требовать жертв, как сказал испуганный глуховатый старец, живущий рядом с пещерой той. По словам оного, дракон был с изысканным вкусом, поэтому сразу сказал, чтоб ему привели аж самих дочерей королевских, а зачем, не мог сформулировать старец, но смело сказал, что пожрать он их хочет, ведь всем известно, что мясо девичье - деликатес для драконов.

Схватился за голову король волшебной страны и стал думать как бы не дать страшенному чудищу пожрать дочек своих. Его три дочурки не знали об этой беде, вдруг нависшей над ними, и жили спокойной размеренной жизнью, лишь хмурились вместе со всеми, ибо положено так, в этой унылой волшебной стране.

Тут же послали всех рыцарей славных на подвиг великий: спасти королевство от страшной напасти и не позволить дракону отведать дочерей королевских.

А наш Дурачок хоть и знал о напасти, но продолжал с беззаботной улыбкой ходить по столице в волшебной стране, где все стали хмуриться аж в два раза чаще. Теперь постоянно его прогоняли и гнали, ведь как можно так улыбаться, когда все вокруг в страхе? Но Дурачка не расстроить ничем, он весело шёл по улочкам странным, где стало так мало хмурых людей.

Тем временем рыцари славные, отправившиеся на подвиг великий, дойдя до пещеры, где страшный дракон обитал, увидев размеры спящего монстра, решили как можно быстрее сбежать, да так далеко, чтоб никто никогда не узнал о великом позоре рыцарей-трусов.

Не дождавшись рыцарей славных, все жители печальной волшебной страны потеряли надежду и стали грозить королю расправой, коль он не захочет всех дочек своих отправить чудовищу на растерзанье.

Вот тут Дурачок наш вдруг посмурнел, лишь только услышав такие слова. Он вышел вперёд и начал глаголить:
- Что если все вы ошиблись с напастью и выбрали врага себе сами? Коль скоро хотите вы расправы над теми, кто так же как вы боится дракона, то значит, что сами вы превращаетесь в монстров, которые не разобравшись, готовы дать жертву тому, кто, возможно, её и не просит. Сейчас я пойду и узнаю все лично, что хочет дракон и зачем ему королевские дочки.

Все замолчали и хмуро смотрели на уходящего вдаль Дурачка.
Король, посмотрев на весь свой унылый народ и храбро-веселого Дурачка тут же решил, что коль сможет вернуться обратно мальчишка и принести хорошие вести, то станет тот самый смешной Дурачок опорой его и правой рукой.

А Дурачок пришёл в ту же пещеру, где славные рыцари увидали дракона и после чего благополучно удрали.
Он тут же увидел дракона, который в то время, пока Дурачок подходил, играл один в шахматы и очень грустил.

Дракон повернул свою грустную морду и увидел мальчишку, который шёл к нему почти что вприпрыжку.
- Ты кто и откуда такой ненормальный? Обычно все люди, увидев меня, начинают визжать, убегать и орать.
- Ты можешь звать меня Дурачком, так все меня кличут и я не в обиде.
- Зачем ты пришёл ко мне, Дурачок? Я жду королевских дочурок, ведь мне говорили, что никто не сравнится с ними в игре, - на этих словах уже не очень страшный дракон указал на шахматный стол.

- Теперь мне все ясно, - сказал Дурачок, - тебя неправильно понял народ. Теперь надо всем вокруг рассказать, что не хотел никого ты сожрать
- Ох ёжик, - промолвил дракон, - не жру я людей, вы костлявые слишком и мясо у вас совершенно невкусно, я уж лучше пожру ту же капусту.
- Ну теперь пойдем к нам в столицу, тебе надо бы объясниться.

И добрый дракон пошел с Дурачком к народу его.
Весь хмурый народ испугался дракона и тут же попрятался, куда только можно. Король, поборов весь свой ужас, вышел навстречу смущенному "монстру". Сбиваясь, краснея, потея, - дракон, всё-таки смог рассказать всем обо всём. Король с облегчением выдохнув, рассмеялся и выдал дракону свое позволенье для игры в шахматы с дочурками, которые не могли никак скрыть удивленье.

А что было дальше? Ну, Дурачок начал жить во дворце и менять всю структуру. Все люди узнали, что улыбаться им можно и даже полезно, и больше не стало унылой страны, теперь все здесь радуются новому дню и живут теперь так, чтобы потом не жалеть ни о чём.

А королевские дочки подружились с драконом и очень грустили, когда улетал он. Он обещал их навещать. И навещал каждый год аж три раза, на все дни рожденья их прилетал.

А глуховатый старец, живущий рядом с пещерой, ничего не узнал, жил он спокойно себе поживал, да и драконов никогда больше не видал.

Притча Притча, Сказка, Рассказ, Авторский рассказ, Фэнтези, Дракон, Длиннопост

В детстве я прочитала притчу со странной ритмикой и какой-то непонятной рифмой. В своей притче я старалась передать эту особенность. Не факт, что мне удалось, но надеюсь, что чтение для вас было приятным с:

Показать полностью 1
375

Суд из-за неудобной упаковки презервативов

Время, когда мне придется выдумывать сюжеты, неумолимо приближается, но есть ещё правдивые неопубликованности. Вот одна из них. Опять же, клянусь светлой памятью моего разгула, всё так и было. ВСЁ.
У постсоветского повесы существовала только одна проблема – где взять временно свободную квартиру, комнату, дачу, коридор, угол. Поэтому наша жизнь 90-х представляла собой этакий яндекс-такси, только вместо свободных машин радар искал оставленную чьими-то родственничками жилплощадь с кроватью, ну, или без.
Иногда это можно было запланировать, ибо дачные обязанности старшего поколения неизбежны, как налоги и конец отпуска.
В один из таких благословенных позднеосенних дней мы с подругой были одарены квартирой на 13 часов.
Полноценным героем событий был мой первый автомобиль. ВАЗ-2105, купленный на деньги от каких-то непонятных махинаций с долларами и не более понятных уроков английского языка. Видела это машина многое… в основном 18+, но об этом в другой раз. Так вот, газуя от нетерпения, я прибыл в указанный квадрат. Машину припарковать удалось с обратной стороны дома, то есть до парадной (москвичи выругались в этот момент), повторяю до ПАРАДНОЙ нужно было идти. Эта подробность важна для визуализации мизансцены. Обойдя дом, я через 10 наносекунд был у двери, за которой обнадеживающе играла музыка. Встречались мы с подругой уже некоторое время, поэтому чай пить представлялось неуместной тратой времени и чая.
Я параноидально контрацептивен и пачка презервативов была со мной всегда, как у некоторых партбилет. Прелюдии пролетели как компенсированное время в финале Лиги чемпионов, и настал момент частично облачиться в латекс. Но латекс, сволочь, схоронился як Януковыч у Ростове. Нет, я правда хочу посмотреть в глаза Кулибину, который придумал полиэтиленовую обертку обычной пачки с тремя презервативами. Пока ее откроешь в ночи дрожащими руками, то, в зависимости от возраста, либо извергнешься, либо упадет то, что поднимали всем подъездом. Там есть такая узенькая хренушечка, ее нужно найти, подцепить ногтем, размотать… ну то есть все для людей, как руль в ВАЗ-2105.
Но нервы тогда у меня были из оптовлокна, и я спокойно подошел к окну, единственному источнику тусклого света: осенняя ночь брала свое. При луне я решил покончить с презервативщиной и через некоторое время, справившись со всеми задачами, выдохнул, мечтательно взглянул в окно и… превратился в тыкву.
Смотрел я на свою машину. Ее грабили.
Какой-то клошарского вида субъект спокойно стоял у открытого багажника моего корвета и лениво перебирал его содержимое. Также рядом с ним стояло ведро, очевидно предназначенное для моего бензина. Я натянул джинсы, свитер, визгнул что-то ошарашенной подруге и побежал вниз. Как я уже говорил, парадная, да, ПАРАДНАЯ, была с обратной от припаркованной машины стороны.
Обойдя дом, я привел дыхание в норму и приготовился к битве. Я был худ, хил и беспомощен, но горд, безрассуден и жаден. На улице не было ни души, только ваш попкорный слуга и вор. Увидел он меня сразу, но копаться в багажнике не перестал, чем испортил настроение вконец. Я ожидал от него постыдного бегства. Ан нет. Приближаясь, я думал, куда, а главное, как бить. В голове стучала мысль: «Возьми палку, Хон Гиль Дон хренов». Идея хорошая, но я бы сразу обозначил свои намерения, а так был шанс притвориться прохожим и неожиданно обрушиться на рейдера со всей яростью ограбляемого полуеврея. Когда до цели оставалось метров семь, преступник развернулся в мою сторону. В руках у него был пистолет.
Идея притвориться прохожим нравилась мне все больше, а вот «яростно обрушиться» – все меньше. Я невозмутимо прошел мимо налетчика, как будто всегда в это время суток и года прогуливаюсь по району в свитере и ботинках на босу ногу. Оставалось только спросить у товарища, как пройти в библиотеку. Глаза у гражданина были усталые, несчастные и пустые: бомж бомжом, но «Бог создал людей, а Кольт сделал их равными». Я понимал, что преступник – он такой же неудавшийся, как и вся его жизнь. Не менее очевидным было и то, что ствол – максимум пневматика, а может, и просто игрушка. Но стоило ли проверять это ради нищебродского содержимого моего багажника? Нет. Я прискакал обратно в квартиру и неистово встал (филологи, пардон муа) у окна, воришка как раз занялся бензином.
«Кинуть что ли в него томиком Чернышевского» – подумалось жертве насилия после разумного вопроса «Что делать?». Но тут на мое, воистину еврейское, счастье я увидел двух милиционеров, идущих с другой стороны кустарника, отделяющего парковку от аллеи. Чудо-чудное, диво-дивное. Истошным криком «машину грабят, ловите его» я включил свет в половине окон дома, но результата достиг. Двое с наручниками моментально продрались сквозь кусты и взяли преступника с поличным. Через минуту я присоединился к компании. Вора прижали к дереву, глаза его бешено вращались, рот скривился от готовности зарыдать.
– Твоя машина?
– Моя. Товарищ милиционер, у него пистолет!
– Пистолет! Ну все, б… Ты попал, это вооруженное ограбление, сядешь по полной.
– Я никому не угрожал! – заблажил подозреваемый.
– Угрожал? – обратился ко мне «злой полицейский».
– Вообще-то нет… – честно признался я. В глазах бомжа блеснула вера в человечество. «Добрый» милиционер обыскал преступника и достал из недр ватника пистолет.
– Это что???
– Пневматика…
– А если я тебе, сука, в глаз сейчас выстрелю?! – голос «злого» звучал убедительно.
– Значит, так, потерпевшему явно из-за тебя, козла, в отделении всю ночь сидеть неохота, нам ты тоже нахрен не нужен. Либо мы тебя сейчас в лесок отведем, отметелим так, что на морозе ты сам к утру коня двинешь, либо расскажи мне что-нибудь. – «Добрый» ткнул меня в бок и незаметно кивнул головой. «Злой» достал дубину и спросил у напарника:
– Есть чем рот заткнуть? Он же орать будет как свинья.
Бомж истерически залепетал:
– Мужики, да вы чего, да я ж только бензин слить хотел, чтоб бутылку купить, я пальцем никого не трогал!
«Злой» замахнулся дубинкой и рявкнул:
– Да тут у третьей машины за неделю бензин сливают. Заткни ему рот!
– Мужики, это я! Я во всем сознаюсь!
– С парнем, вон, договаривайся, пойдет он на тебя заяву писать?
Умоляющие глаза горе-преступника не оставили мне выбора.
– Поехали в отделение, дайте только документы возьму.
Через полчаса мы с клошаром сидели по разные стороны решетки в оживленном фойе местного отделения милиции. Еще через полчаса явился дознаватель и стал задавать различные неприятные вопросы, типа где я был в момент преступления, что делал и как все произошло. На вопросе «А чего ты в окно-то посмотрел?» я вдруг понял, почему так неуютно сидится. Презерватив был на мне… События развивались настолько стремительно, что мысли, точнее руки, до него не доходили. Зато теперь я только и делал что пытался понять, почему он не свалился и что будет, если свалится, когда я встану?
– Так, ладно, это не важно, давай составлять список украденного. Что было в багажнике?
– Кеды… – хмуро начал я перечисление своих сокровищ. – Футбольный мяч, домкрат, лопата, покрышка – вроде всё.
– Так, запишем… пытался украсть у Цыпкина Александра Евгеньевича кеды, футбольный мяч и т. д., чем нанес гражданину Цыпкину… так… ммм… значительный или незначительный ущерб?
Я был погружен в мрачные размышления о том, не начнется ли у меня на члене диатез от долгого сидения в презервативе.
– А как понять, значительный или нет?
– Ну не знаю… ты бы расстроился, если бы все это потерял?
– Да… Кеды хорошие… – пробурчал я, представляя, каково ЕМУ сейчас там в латексе.
– Очень бы расстроился?
– Очень.
– Так и запишем: «Нанес потерпевшему значительный ущерб».
Еще через час я был дома, подруга спала, а я изучал под лампой причину многих моих будущих, да и прошлых неприятностей. Еще через месяц меня пригласили в суд. За это время историю моего ограбления я рассказал друзьям, и парни с юрфака объяснили мне, что фраза «значительный ущерб» прибавила мужику пару лет к сроку. Не знаю, правда ли это, но чувствовал я себя Берией. Люди вагонами воруют, а тут из-за кед человека посадят.
На суде было многолюдно. Я уже не помню почему. То ли сразу несколько дел слушали, то ли мой преступник сознался во всех кражах в Петербурге, в общем, человек двадцать, не меньше, сидело в зале. Очередь дошла до моего эпизода. Судья зачитал (понятно, что текст я помню приблизительно):
– Подсудимый такой-то украл у потерпевшего Цыпкина кеды, футбольный мяч, домкрат, лопату и автомобильную покрышку, чем нанес потерпевшему ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ, – громко отчеканила судья, – ущерб.
В зале раздались злорадные смешки. Я стоял с «нашим знаменем цвета одного», понимая, что вот так антисемитизм и рождается.
– Товарищ судья, а можно поменять показания?
– В смысле?
– Нууу…. ущерб незначительный.
Снова гадкие смешки в зале. Я продолжил рдеть.
Что было дальше, память стерла, приняли мои изменения или нет, я не знаю. Надеюсь, приняли. Кеды в багажнике, кстати, так и остались. Они уехали вместе с мячом, домкратом и лопатой к новому владельцу машины, что, как вы понимаете, нанесло мне значительнейший ущерб.
Разве что из-за этого никто не сел в тюрьму. Принципиальная разница.

Показать полностью
97

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN)

Очень часто биографы великий людей пишут, что уже при рождении было ясно, что новорожденное чадо далеко пойдёт. Однако, когда в 1763 году 52-х летний адвокат Анри Бернадот стал в очередной раз отцом, то к своему горю узнал, что родившийся сын дышал через раз и был похож на узника Дахау.

— Такие гуси не взлетают, - грустно сказала акушерка, и порекомендовала побыстрее крестить малыша и назвать каким-то наблатыканным именем, дабы мелкий в Раю не был лохом, а козырял крутым именем.


Родители послушались, назвали сына Жаном-Батистом и крестили его на следующий же день. Видимо мелкий решил, что с таким именем за жизнь стоит побороться, и, как полагает гасконцам, вырос задирой и забиякой.


Когда отец пошабашил, Жан-Батист здует в армию. Однако без дворянского происхождения шибко по карьерной лестнице не разгонишься, ведь скорее Тима Белорусских станет натуралом, чем безродный типок получит звание офицера во французской армии времён Людочки XVI.

Благо, вскоре грянула Великая Французская революция и карьера Бернадота поперла вверх как доллар в 2014 году. Через 5 лет гасконец уже капитан, а ещё через год — бригадный генерал. В 1797 году Бернадот знакомится с Наполеоном, но дружба не задалась, уж больно гасконец и корсиканец были на мнении о себе.


Вскоре Наполеон повстречал Жозефину и тут же добавил в игнор свою невесту Дезире Клари, дочь неприлично богатого папика. Бесхозными такие дамочки бывают ещё реже чем я попадаю в ноты, когда ору пьяный в караоке. Это прекрасно понимал Бернадот, поэтому сходу предложил чике зачехлить свою саблю в её ножны.

— Каков нахал!?!? - возмутилась Дезире и тут же согласилась, не устояв перед молодым и отчаянным генералом-гасконцем. Поскольку брат Наполеона женился на сестре Дезире, то после свадьбы Бернадот стал дальним родственником Наполеона.


Проявив лояльность к своему родственнику, Бернадот получил звание маршала и стал наместником Ганновера. Но не стоит думать, что язык Бернадота прописался в анусе Наполеона. Очень часто императору стучали, что гасконец подвергает критике указы и действия Наполеона. Благо, всегда выручала Дезире, к которой Наполеон относился с трепетом.


В 1809 году в Швеции на престол внесли короля Карла XIII. У деда уже начинались проблемы с кукухой, но это была не самая его большая проблема. Главный головняк был в том, что король не имел законных наследников, а в те лихие времена это была заявка на гемор размером с дирижабль. И вот, дабы предотвратить ненужные шведам анальные фрикции, а заодно и выразить респект Наполеону, решено было предложить Жану-Батисту Бернадоту стать наследником престола.


Наполеону такая идея понравилась и в 1810 году счастливый дедушка Карл обзавёлся наследником, усыновив Бернадота. На радостях дедок отправился играть в кубики, а Бернадот, сменив никнейм на Карл Юхан, начал управлять Швецией.


Когда в 1812 году стало ясно, что русская зима одолеет Наполеона, Карл решил сыграть в колобка и юхнул в антинаполеоновскую коалицию. Он воевал против французов в Битве Народов. Этот финт позволил шведам отхапать себе Норвегию.

В 1818 году пошабашил Карл XIII и Бернадот стал королём Швеции и Норвегии. Величали его Карл XIV Юхан. Именно он топил за шведский нейтралитет, а так же провёл овердохрена нужных и полезных как «Растишка» реформ. Созданная им династия до сих пор правит в Швеции. А это, на минуточку, более 200 лет.


Есть легенда, что когда в 1844 году прославленный и обожаемый своим народом король умер, то придворный врач обнаружил на его руке татуировку: «Смерть королям», набитую покойным монархом в революционной юности. Тогда Жан-Батист и представить себе не мог, что станет респектабельным королём и проживет гораздо более длинную и счастливую жизнь, чем сам Наполеон.

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN) Авторский рассказ, Опус, История, Биография, Швеция, Длиннопост
Показать полностью 1
34

Вельтмандер. Длиннопост не о шахматах

Наше агентство недвижимости только что переехало в новый офис в другом районе. Владелица агентства, эталонная блондинка на белом паркетнике, возлагала на переезд большие надежды.

Для меня общая экономическая ситуация после декабря 2014-го, застой на рынке жилья наложились на мою персональную тупость в риэлторском деле, и я вообще не понимала, зачем уже несколько месяцев сижу в офисе, хожу расклеиваю объявления, дружу с продавцами и покупателями и совершаю прочие положенные агенту движения, если толку от них пшик.

Все пришедшие одновременно со мной - и после - новички разбежались, кто через неделю, а кто через два месяца, я же, видимо, держалась за эту иллюзию занятости потому, что она отвлекала меня от неудачной любви. Неудачной потому, что не была взаимной. Несмотря на пару лет, оставшихся мне до сорока, в голову лезли какие-то школьные глупости типа исписать асфальт перед его подъездом. К счастью, в агентстве на них просто не было времени. Я так уставала, что не было сил заснуть; зато не думала о нём. А бывало наоборот, он снился, и я просыпалась, согретая этим сном.

*

Надежды владелицы оправдались, потенциальные клиенты стали гораздо чаще заглядывать к нам на консультацию, чем на прежнем месте. Однажды зашла пара - молодая полноватая женщина и парень с бегающими глазами. Их интересовало, стоит ли делать дорогой предпродажный ремонт, если квартира в плохом состоянии. Я заверила, что достаточно самых простеньких новых обоев и отмытых окон - главное, чтоб жилье не производило впечатления запущенного.

Мои посетители переглянулись. Было понятно, что денег на дорогой ремонт у них нет и не будет.

- Понимаете, сам дом-то хороший, элитным считается, - девушка назвала адрес, - там человек пожилой жил с дочкой, я единственная наследница. Узнать бы, хоть сколько примерно стоит двушка в таком доме?

Разумно возразив, что не глядя квартиры, никто им не скажет даже примерной цены и заодно посоветовав вывезти всю рухлядь старых хозяев, я напросилась посмотреть наследство.

Подъехав в назначенный час к ухоженному дому в зеленом квартале (рабочие как раз выносили мебель, сопровождаемые скорбными взглядами старушек на лавке), я увидела большую квартиру прекрасной планировки. Безусловно, с очень старой сантехникой и пожелтевшими обоями, загаженными тараканами, но...уже зная, что сами с двумя детьми они живут в панельной двушке со смежными комнатами, я не удержалась от вопроса, который задала мужу владелицы, - А почему бы вам самим сюда не переехать?

- Нас здесь соседи гнобят, не любят, - отмахнулся он. - Хотим на эти деньги купить трешку в спальном районе, пусть такую же убитую, но только не в этом доме.

- Неужели страшней соседей зверя нет? Вы выиграете от силы метров 6-7. Впрочем, дело ваше, - я сделала все необходимые снимки. Сфотографировала даже оставшийся комод темной полировки, похожий на тот, который когда-то был у моей бабушки, умершей 15 лет назад.

*

Прошло еще около месяца, прежде чем Ольга, наследница, рассчиталась с нотариусом за свидетельство о праве на наследство, подписала договор с нашим агентством, и я выставила квартиру в продажу.

Дом действительно был привлекательный, квартира продавалась по цене гораздо ниже обычной и люди не особо вглядывались в фото, выставленные на сайте. Было очень много звонков от желающих посмотреть, в итоге я забрала ключи и поехала показывать квартиру.

Приехала заранее и ошалела. В первый раз, пробежавшись по комнатам, озабоченная выбором ракурса для снимка, я не заметила ошеломляющей картины бесхозной старости и запаха тлена. Такое ощущение, что полгода, прошедшие после смерти хозяев, пол не мыли вообще. И еще полгода до. На паркете остались обозначенные черной грязью контуры шкафов. У входа в комнату прилипли к полу клочья газет, постеленных, чтоб не заморачиваться уборкой. На уровне рук грязные следы, видно, что старый человек передвигался, держась за стенку. Серые прокопченные окна распахнуты настежь. Пыльные книги и грампластинки свалены в углу.

Вторая комната, в которой, видимо, жила дочь, была почище. Посреди нее грудой лежали черно-белые фотографии.

Я схватила какие-то розовые рейтузы, нашла ведро и принялась отмывать паркет, пока не пришли покупатели, но их реакция была предсказуемо отрицательной, - Ой, здесь что-то сгорело, что ли? Запах такой....

Они ушли, я взялась звонить Ольге, - Понимаю, вам некогда, у вас грудной ребенок, но надо все это отмыть и вывезти оставшиеся вещи, особенно книги, от них затхлый запах. Или клининговую компанию вызовите, что ли.

- Конечно-конечно, мы в выходные приедем, ремонт сделаем, всё выкинем ...- заверила меня Ольга.

Через час был намечен следующий визит, уходить из квартиры не было смысла, и я решила навести хоть какое-то подобие порядка. На подоконнике валялись документы на имя Раисы Ивановны Мельченко, 1920 года рождения, я открыла стенной шкаф, чтоб убрать их - а там книг до потолка, причем всё какие-то "Теории шахматных окончаний", "Ошибки дебютов", биографии великих шахматистов...боже мой, и в выходные все это улетит в помойку! Шахматы были мне недоступны, я не владела стратегией игры и от этого еще больше уважала тех, кто умеет играть.

В городе есть шахматная школа, может, предложить им? Выйдя в интернет с телефона, нашла номер школы, позвонила, попыталась объяснить, что книги остались бесхозными после человека с фамилией Мельченко, очень жаль, если пропадут...

-Да, помним, старенькие такие, приходили, - мой собеседник произнес длинную немецкую фамилию, которая тут же вылетела у меня из головы. - Мы завтра в обед приедем заберем, если Вам удобно.

-Только коробки возьмите побольше, тут очень много книг.

Очередные потенциальные покупатели предположили, что в квартире держали нескольких собак. Я не стала их разубеждать и вернулась в офис.

Мне, конечно, приходилось бывать до этого в грязных заброшенных домах, но они были заведомо наркоманскими и уголовными, а тут человек, обладавший немалым интеллектом, получавший приличную пенсию - как можно было опуститься до такой ужасной смерти? Я не удержалась и поделилась впечатлениями с другими риэлторами, оказавшимися на месте.

- Представляете, полный шкаф книг и все по шахматам.

- Как, говоришь, фамилия? - переспросил один агент, немолодой мужчина.

- Фельдман...Вальдштейн... Не запомнила.

- Вельтмандер, - чётко произнёс он. - Первый мастер спорта по шахматам в республике. И единственный, наверное. Я у него занимался.

*

Шахматисты за книгами приехали вдвоём, и, пока один разбирал фотографии и документы, другой, помоложе, сказал: "Вам бы не попасть в неприятное положение. Наследница эта вообще ведь непонятно откуда взялась. Она их голодом заморила, дочь через неделю после его похорон умерла. Мы и в прокуратуру писали о возбуждении уголовного дела, подписи собирали по соседям, да что толку."

- Но ему ведь чуть не 94 года было, когда он умер, - возразила я, перелистывая толстую прекрасно изданную книгу "Формула вечной молодости", лежавшую на письменном столе. - Может, просто возраст?

- Ага, возраст. Он всё как конь бегал, я думал, меня переживет.

- Теперь уж у нотариуса всё оформлено, все свидетельства, не имеет значения.

Обсудив еще, почему он не эмигрировал, они забрали в три приема коробки с книгами и грамотами на имя Иоганнеса Гуговича Вельтмандера и попрощались.

Я осталась сидеть в парусиновом складном кресле посреди обломков чужой жизни. Надо было ехать показывать другие квартиры и звонить другим людям. Вместо этого я сидела и думала. Как если бы моя бабушка, почти сверстница Вельтмандера, умершая в 79 лет, прожила все эти годы. Я тоже приехала тогда из другого города оформлять наследство, познакомилась с будущим мужем и осталась. А иначе? Как сложилась бы моя жизнь? Были бы у меня эти дети или другие - с другими именами? Как странно проникать в грядущее, как в радиоактивный контейнер, наощупь, с закрытыми глазами угадывать...

Перебирая поздравительные открытки 30-тилетней давности... жена Вельтмандера, Раиса Мельченко, тоже была шахматисткой, умерла несколькими годами раньше...справку о реабилитации отца, Гуго Гуговича, за 1956 год, путеводители по городам Прибалтики, книги по кулинарии на немецком...

Папка из рыжего, будто промасленного картона. В верхнем углу незаполненный ярлык, слова с ятями. В ней довоенное семейное фото: муж, жена, два мальчика и женщина постарше. Еще один снимок на паспарту, черноглазая грустная молодая еврейка, надпись карандашом: "жена Фридриха". Большие фотографии стройки, на обороте - "Постройка Дома Советов Нарвского района, 1931."

Искать, обращаться в архивы - неважно всё теперь, когда людей нет и разрушен этот мирок, в который весточки из внешнего мира доходили только в виде грамот к юбилеям. Записки карандашом: " Папуля!..."Дочери Ирине было 64, она умерла от инсульта, у неё никогда не было детей, она не была замужем.

Общая тетрадь, последнее, что было в папке.

" Вельтмандер. Стихи. 1940-1941"

Страницы с выцветшими чернилами

"И вот опять тетрадка предо мной

лежит и смотрит беленьким пятном.

"Где каждый цвет таит мою любовь,

где каждый клен мои признанья слышит.

"Без сапог в носках дырявых,

В гимнастерке с видом бравым

Это дядя Мотя пьяный

Развалился на диване.

Ниже иллюстрация и авторский вердикт "глупо, тупо и неостроумно"

"К родным краям мой стих, лети,

Узнай мой дом, привет отдай

Неве родимой по пути.

"Я вспоминаю: в тишине аллей

мы шли вдвоем, нам пели соловьи.

"(24.12.1941)

Мы победим! Ведь не впервой

В истории страны родной

Народ наш исполин, герой

С германцами вступает в бой.

"After kiss of belover... (3.8.1941)

Я медленно иду домой,

Ночное небо надо мной....

Обложка из грубого картона с вкраплениями опилок, на ней в рамочке:

Цена 55 коп.

Продажа по цене выше обозначенной

карается по закону

Типография фабрики "Герой труда"

Стихи - признак не таланта, но беспокойной души, ценные уже тем, что уцелели - сколько таких тетрадок и воспетых в них любовей сгорело в огне войны - сотни тысяч? Как говорила бабушка, когда я перебирала ее старые, затейливо обрезанные фотографии, - "Красивыми мы не были, но уж молодыми-то были!"

Меня так и подмывало позвонить тому-кого-люблю, спросить, знакома ли ему фамилия Вельтмандер, ведь - вот совпадение - он много лет работает там же, где всю жизнь проработала Ирина Иоганнесовна, должен был застать. Но этот умный гордый мужчина не реагировал на мои - изредка - звонки. Я вообще не видела его в этом году, а уже июнь. Его дом - красивый, высокий, новый - в четырех кварталах отсюда, я заходила как-то во двор - чужая вселенная, где мне никогда не быть.

Ворох разноцветных эмоций. Серебристо-алые, много черных атласных мазков и темно-зеленых косых срезов. Лоскутки, золотистые и жарко-синие. Запутаешься в них. Платье не сшить, но шторы - от солнца, от ветра и шума. Скользящие, холодноватые - если долго-долго сшивать, думая о нем.

Нежеланная, как ребенок, любовь, роскошь, не доставшаяся тебе. Никому. Случайная как находка. Как чья-то потеря. А потом нашелся хозяин, забрал и пальчиком погрозил. По уши в стыд. Режущая мысль, что я не там и не с теми.

Может, пора перестать стыдиться своей любви, какая бы она ни была? Обвинять себя, его, ставить стены, отгораживаться бессмысленной работой. Как будто я не имею права на огорчения, на чувство несчастья.

Может быть, с точки зрения жизни, равной веку, как у Вельтмандера, жизни, которая дольше любых войн и эпох, ведь никто из нас не собирается умирать - эти полгода ничего не значат?

*

Если бы хлопоты шахматной школы возымели успех, кому бы отошла эта квартира - государству? Любовнице какого-нибудь чиновника? Неужели вообще не осталось никаких родственников? В соцсетях я нашла человек пять однофамильцев из разных городов, они не отозвались на мои запросы. Меньше всего хотелось расспрашивать о Вельтмандерах Ольгу.

Вместо этого я купила у нее комод (старше меня, без единой царапины) и такой же полированный стол, оправдываясь ностальгией - мол, у нас дома в детстве были точно такие же. Выпросила книги.

Спросила про соседей.

- Ой, они наговорят. Болели они оба.

Постепенно они сделали мало-мальский ремонт, соответственно подняли цену. Мне было уже неинтересно. Я ушла из агентства, уехала из города, в котором на торцевой стене шахматной школы большой рекламный коллаж. Есть там и фото И.Г. Вельтмандера. Не того несчастного старика в грязной квартире. Уважаемого всеми шахматиста в расцвете сил, чьи достижения легко найти в Википедии.

Между счастьем и несчастьем разница как между чистыми и немытыми стёклами. Вроде и свет пропускает, а вымоешь - боже мой, сколько солнца!

У меня есть дом в таежном поселке, мой запасной аэродром, необходимая вещь, когда летаешь и некому за тебя молиться. Деревенской зимой я добралась до книг Вельтмандера - в городе некогда читать.

Среди страниц нашлось заявление матери Иоганна Гуговича.

"В ПартКомиссию Лен.Обкома КПСС от жены Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, Вельтмандер Ента-Лея Вульфовны

Заявление

В связи с получением извещения о реабилитации моего мужа, Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, прошу рассмотреть вопрос о восстановлении Г.И. Вельтмандера в ряды КПСС посмертно.

30/05-57 г. Вельмандер Е.В.

При сем прилагаю справку Военной коллегии Верховного суда Союза ССР 20 апреля 1957 г. № 4н-024067/56, Свидетельство о браке № 131 Справку домоуправления б/н о нашем местожительстве в г.Ленинграде, и подробности его ареста.

В 1936 году ночью раздался звонок в нашу квартиру Набережная Рошаля 6 квар.29, так тогда называлась Адмиралтейская Наб. Вошел сотрудник НКВД и предложил моему мужу Вельтмандеру Гуго Ивановичу одеться и пойти с ним, одновременно взяв все его документы. Мой муж, прощаясь с детьми, мальчиками 15-16 лет, сказал: "Я скоро вернусь, я не был ничем запачкан и не буду запачкан, слушайтесь маму". Я часто ходила к уполномоченному, чтобы выяснить что-либо о его деле, но мне было сказано: "Вы не знаете и знать Вам не надо". Через некоторое время (точно не помню, слишком много прошло времени), как мне помнится, вечером мне позвонили по телефону и сказали, чтобы я привезла своему мужу тёплые вещи, так как его куда-то отправляют. Свидания я с ним не имела. Через некоторое время я получила от него письмо, и я ему послала одну посылку, которая ко мне вернулась. Больше я от него ничего не получила и ничего о нем не знаю. Когда я обратилась к уполномоченному, интересуясь его делом, мне сообщили, что он осуждён на 8-10 лет по 58 статье.

В 1937 году мне через дворника было сообщено, что вместе с детьми должна явиться в милицию с документами. Когда я пришла в милицию, у меня отобрали паспорт и документы и сказали, что в 5-10 дневный срок я должна буду покинуть Ленинград, обещая выслать документы к месту нашей высылки.

Через несколько дней пришел уполномоченный НКВД, конфисковал все имущество за исключением мелких вещей и вручил мне билеты на поезд, приказав дворнику помочь нам отвезти багаж. По приезде в Сарапул мне дали в НКВД справку о том, что я нахожусь в Административной высылке, по которой я ходила раз в неделю или в две недели отмечаться, и послали нас на работу за Каму на МТБазу, где я работала счетоводом, старший сын чернорабочим, а младший сын почтальоном. В 1938 году, будучи на работе, за мной приехали два сотрудника НКВД и увезли в тюрьму, где я просидела 2-3 месяца. После нескольких допросов меня освободили и сообщили, что причиной моего ареста и высылки является то, что я была женой Гуго Ивановича Вельтмандера.

В Отечественную войну старший сын мой Гуго Гугович Вельтмандер был на фронте, контужен, ранен, вступив в партию, был парторгом роты в чине сержанта. Имеет две медали за боевые заслуги. В настоящее время, после окончания Карельского института за время пребывания в Сарапуле, работает в г. Котла, Эстония в качестве директора школы.Окончил высшую партшколу в Таллине. Младший сын Иоганес Гугович, окончив в Казани фин.эконом. техникум, является мастером спорта СССР по шахматам и работает тренером, проживая в г. Ижевске, где совместно с ним проживаю и я".

*

Высылка спасла их от блокады, как странно, правда?

Всё пыталась вспомнить, откуда мне знакома Набережная Рошаля. Каверин, "Два капитана", дом со львами на проспекте Рошаля. Катастрофа "Норд-Оста" и доктор Рошаль.

Волна публикаций начала 90-х о репрессиях благополучно переросла в бесконечную лубочную стилизацию сериалов о том времени - сейчас, когда не осталось никого, кто мог бы оценить правдивость картины. Бабушка не читала книг и не смотрела фильмов о войне, говорила, что все они лживы. В конце тридцатых она была молодой судьёй, по другую сторону закона от Вельтмандеров.

Но, кажется, мы все заложники страны.

Показать полностью
149

Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами

Пару лет назад с середины июля по середину августа имел счастье волонтёрить в самой лучшей археологической экспедиции.

Некоторые считают её концлагерем, кому то не нравятся твёрдые методы руководства и требования к строжайшему соблюдению технологий.

По мне это лучшее место для отдыха. Постоянные физ нагрузки и отличная компания.

А так же новые приключения

У экспедиции был особый участок, некрополь, там были введены работы в 2 смены и круглосуточное дежурство, на время пока вскрыты погребения и костяки ещё лежали на своих местах.

В начале августа мне предложили побыть там ночным дежурным. Такой шанс нельзя упускать.

20:00 окончен ужин, прыгаю в свою колымагу и еду на некрополь, всего 500-600м от лагеря.
Палатку ставить не стал, разложил кресла.
Как стемнело ко мне пришли пара посетителей и мы весело болтали.
К полуночи они ушли и я остался совершенно один. Рядом 3 костяка в ямах, двое откопаны полностью и у одного только ноги.

Час ночи, кто то ходит вокруг машины.

Вышел, посветил фонариком, никого, заглянул в шурфы, скелеты на месте, спят родимые, и я пошёл.

Два часа, кто то ходит, вышел, осмотрелся, никого, странно.

Три часа. Ежики. Это были Ёжики. Именно они бродили вокруг машины.

До утра они продолжали гулять возле меня, но я уже просто посматривал вокруг и продолжал спать.

В одну из ночей возвращавиеся от меня совершенно не преднамеренно, в темноте, пнули ёжика тапочком по мордочке. Ёж очень фыркал и возмущался.


Вскоре нашли ещё один костяк и докопали того где торчали только ноги. Но забрали первых двух, стало скучнее.
До полуночи у меня сидело пару живых собеседников, с ними было очень интересно и мило, но с полуночи и до утра только костяки.

Через 6 дней всех достали, шурфы закопали, и мои ночи на кладбище закончились и я переехал спать обратно в лагерь

Тогда я и решил получать следующую вышку на истфаке.


Баянометр показал схожести картинок с другими на 33 процента, я там ничего похожего не увидел, кроме общей цветовой гаммы.

Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами Археология, Экспедиция, Путешествия, Приключения, Мистика, Кладбище, История, Длиннопост
Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами Археология, Экспедиция, Путешествия, Приключения, Мистика, Кладбище, История, Длиннопост
Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами Археология, Экспедиция, Путешествия, Приключения, Мистика, Кладбище, История, Длиннопост
Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: