11

Непокорный рейдер Конфедерации

По злой иронии судьбы последние выстрелы в Гражданской Войне в США прозвучали не на юге, а далеко на севере, у берегов Аляски.


Не секрет, что Британия поставляла корабли Конфедератам, зарабатывая на этом вдвойне. Во-первых, непосредственно на продаже кораблей. А, во-вторых - Конфедераты нападали на торговые суда у берегов США, что вызвало повышение страховых тарифов, и, как следствие - стоимости грузоперевозок. Тем самым обеспечив отсутствие конкуренции грузовым кораблям Британии не только в годы Гражданской Войны, но и еще на полвека после нее.


Одним из таких кораблей стал "Повелитель морей", спущенный на воду в 1863 году, и проданный Конфедератам в 1864, где был переименован в "Шенандоа". Изначально это было грузовое судно, но на юге США его переоборудовали в легкий крейсер, снабдив пушками и всем остальным, что полагается иметь военному кораблю.


В конце войны "Шенандоа" находился в Австралии, где проходил ремонт, пополнение припасов и вербовка экипажа. После этого корабль ушел на север, и грабил китобойные и торговые суда между Аляской и Чукоткой. Несмотря на то, что экипажи захваченных кораблей убеждали капитана "Шенандоа" Джеймса Уодделла в том, что война закончилась, он отказывался в это верить, и продолжал грабить, насиловать и убивать. Неизвестно, сколько кораблей было потоплено экипажем "Шенандоа", но в иностранных портах было продано около полутора десятков трофейных судов.


Более того - в конце июня 1865 года капитан планировал устроить бомбардировку Сан-Франциско! Однако вскоре ему повстречалось Британское судно, капитану которого удалось убедить Джеймса Уодделла в том, что война закончилась.


Экипаж "Шенандоа" оказался в сложной ситуации. В США было постановление об амнистии всех участников Гражданской Войны со стороны Юга, но "Шенандоа" был объявлен пиратским судном, поскольку продолжал грабить, насиловать и убивать после войны, и власти требовали вздернуть команду на рее. В первую очередь из-за того, что "Шенандоа" продолжал воевать после войны, а во-вторую - из-за того, что большая часть экипажа были австралийцы, которые не являлись гражданами США, и под амнистию не попадали.


Сменив флаг, перекрасив и замаскировав судно, убрав орудия, "Шенандоа" двинулся в сторону Великобритании, где и сдался Британским властям 5 ноября 1865 года. Впрочем, позже смягчились и американские власти, и экипаж смог вернуться домой.


Стоит отметить, что "Шенандоа" - стал единственным судном Конфедератов, совершившим кругосветное путешествие. По современным оценкам экипажем "Шенандоа" за 12 с половиной месяцев было потоплено или взято в плен не менее 38 кораблей и нанесен ущерб в несколько миллионов долларов.

Дубликаты не найдены

+2

Я жутко извиняюсь, но кого они насиловали на китобойных судах, матросов? о_О

раскрыть ветку 1
+1

Они ж прогрессивные американцы

Похожие посты
54

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис»

Что такое аэростатоносец? Это специальное либо перестроенное судно или корабль, имеющее на борту наблюдательный аэростат.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

Считается, что первым в истории аэростатоносцем является австрийское военное судно "Вулкано". 12 июля 1849 года с "Вулкано" был запущен в свободный полет боевой воздушный шар с целью бомбардировки ( ! ) Венеции. Бомбардировка не удалась по причине смены направления ветра, шар пролетел мимо. Изображения "Вулкано" найти мне к сожалению не удалось. Но история запомнила этот случай как рождение авианесущего флота.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

Аэростаты северян заправляются водородом.

А в 1861 году северяне построили первое авианесущее судно из угольной баржи George Washington Parke Custis, с палубы которой убрали переборки, чтобы освободить место для газогенераторов и кабины аэростата.

Профессор Таудеос Лав был основателем этой идеи для нерабовладельческих штатов. Основной задачей была наблюдение за передвижениями войск Юга.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

Thaddeus S. C. Lowe

Как и у современных авианосцев, у бывшей баржи была целая группа сопровождения — буксир Stepping Stone, шлюп Wachusett, две канонерки Tioga и Port Royal и вооружённое транспортное судно Delawareduring. Вся эта «авианосная ударная группа» базировалась в устье реки Потомак.


Аэростат поднимался в воздух на высоту 305 метров; оставаясь привязанным к базе, он мог удаляться на 13 километров от устья; вооружённый биноклями экипаж в это время наблюдал за противником.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

«Джордж Вашингтон Пэрк Карсис»

В Вирджинии переняли опыт и запускали с борта баржи Fanny наблюдательный аэростат объёмом 610 кубометров над рекой Джеймс. Американскими наработками воспользовались в Европе: прусский офицер граф Фердинанд фон Цеппелин (тот самый, в честь которого назвали знаменитый дирижабль) ездил в США смотреть на разведывательные аэростаты.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

Наземные аэростаты военные использовали и позже, во время первой мировой войны, но с воды их больше не запускали. Современный вид авианесущий флот начал приобретать в десятых годах XX века после успешных полётов американсокго пилота Юджина Эли.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

В ноябре 1910 года Эли первым в мире взлетел на самолёте с палубы неподвижного судна, пролетел три километра и посадил свой биплан Curtiss на берегу, а через год на том же самолёте сел на палубу линкора USS Pennsylvania.

Боевой аэростатоносец «Джордж Вашингтон Пэрк Карсис» Гражданская война в США, Флот, Авианосец, Дирижабль, История, Корабль, Длиннопост

USS "Pennsylvania" (ACR-4)

Следующее боевое применение мы можем увидеть в французко-германской войне 1870-ого года, когда Париж поддерживал связь со внешним миром только благодаря аэростатам. По вышеперечисленным фактом мы ясно можем понять что аэростаты и аэростатоносцы стали неотъемлемой частью военных действий девятнадцатого века, появившиеся в Европе и разошедшиеся на запад и восток. (С.)

ТАКЖЕ:

Гидроавиатранспорт флота его величества "Бен-Май-Шри"

Плавучий дирижабледром USS «Patoka»

Речной броненосец USS «Choctaw»

Показать полностью 5
43

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители Гражданская война в США, Военная история, История, История США, Длиннопост

О рейде на Фэйрфакс в Гражданскую войну в США пишут много, но в основном короткими заметками, лишенными веселых подробностей, что как мне кажется, несправедливо!
В сегодняшней серии: генерал северян Стоутон заслуженно получит по жопе, резкий и дерзкий полковник северной кавалерии Уиндхем успевает отбыть в Вашингтон в отличие от своего коллеги подполковника Джонстона, испугавшего своим видом в ночной рубашке пол-штаба, Линкольн как всегда шутит за 300, мятежный генерал Фицхью Ли ощущает жабьи лапки на своей шее, Стюарт как всегда не сомневается, а Мосби, Мосби просто молодец!)

В предыдущих сериях:
Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1
У страха глаза велики!

Бутылки из-под шампанского, стол, ломящийся от деликатесов, громкая музыка — словом, полный разгром — явно не то, что ожидаешь увидеть в штабе командующего федеральными войсками в Фэйрфаксе. Этот вечер 8 марта 1863 года бригадный генерал Стоутон провел в увеселительной вечеринке. Погода была отвратительной, ветер сбивал с ног, шел сильный дождь, но тем не менее, праздник удался. Гости начали расходиться лишь к часу ночи; вскоре и сам основательно захмелевший генерал отправился в постель.


В декабре 1862 года исполняющий обязанности бригадного генерала Эдвин Стоутон был назначен командиром второй Вермонтской бригады и переместил свой штаб в Фэйрфакс.


«Фэйрфакс Корт-Хаус напомнил мне о скотном дворе, все было так грязно! Там было всего несколько маленьких бакалейных лавок и магазинов», — писал в письме Стоутон после своего назначения.

Он был на тот момент самым молодым бригадным генералом Союза (24 года). Стоутон занял один из самых красивых кирпичных домов в округе, мотивировав тем, что это гораздо лучше, чем спать в палатке. Генерал Стоутон вообще любил хорошую жизнь. Так солдаты из 2-й вермонтской бригады в количестве «17 человек…давали музыку для парадов и особых случаев» у него на приемах.


Вот  Энни Хейс в своем письме к отцу об ужине у Стоутона подмечает насчет его назначения:

«Я нашла генерала Стоутона одним из самых красивых мужчин, что я когда-либо встречала, он хорошо образован, у него элегантные манеры. И когда я скажу тебе, что его брат, которому 19 лет, уже командует полком, можешь быть уверен,что у него есть друзья в высших кругах.»

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители Гражданская война в США, Военная история, История, История США, Длиннопост

генерал Эдвин Стоутон

Из-за недавних нападений Мосби на пикеты Союза федеральными войсками было принято решение ставить одинокие пикеты ближе к их лагерям по ночам, чтобы их не пленили. Говорят, что армия Союза также убирала доски с моста Чейн Бридж, ведущего в Вашингтон, также опасаясь нападений Мосби.


Генерал Стоутон, однако, был не совсем беззаботным, как его принято изображать, о чем свидетельствует следующее его послание генералу Хайнтцельманну:


«Фэйрфакс Корт-Хаус, штат Вирджиния, 1 марта 1863 г.

Капитан С.Х. Поттер

Ваше отправление вместе с посланием из Армии Потомака, получено. Враг никак не проявлялся на виду у моих войск. Я сообщу генерал-майору, что я обнаружил, что наши кавалерийские пикеты никак не охраняются с правой стороны. Так, пикеты полковника Уиндхема справа опираются на Окс Роад, затем проходит одна-две мили, прежде чем стоит левый пикет в Дрейнсвилле. Это должно быть исправлено, потому что любой желающий может воспользоваться этой брешью. Если что-нибудь произойдет, я буду информировать тебя. Прошлой ночью, около 9 часов, пока я был в штабе, на вокзале, человек, несомненно шпион, был на станции Фэйрфакс, одетый как капитан. Он очень быстро допросил всех моих слуг, памятуя о войсках в окрестностях, спрашивал, держал ли я лошадь в седле ночью, и другие подозрительные вопросы.

Эдвин Стоутон, бригадный генерал. Фэйрфакс Корт-Хаус, Вирджиния.»

Личность таинственного капитана, на которую ссылается Стоутон, и какую роль он мог сыграть в событии, не известна.


«Сегодня я оседлаю звезды или пойду как камень ко дну»

По ту сторону фронта Мосби замысливал нечто грандиозное. Вдохновленный жаждой мести по отношению к полковнику Уиндхему (который назвал его «вором и конокрадом»), он хотел во чтобы то ни стало проучить его. Случай подвернулся довольно скоро.


Ближе к вечеру марта 8-го 1863 года Мосби и его отряд мстителей в составе 29 человек покинули Дувр, штат Вирджиния, в двух милях к западу от Алди и направились на восток вниз по реке Тёрнпайк в направлении Фэйрфакс Корт Хаус. Перед своим походом Мосби произнес, воодушевленный: «Сегодня я оседлаю звезды или пойду как камень ко дну».


Сильный снег выпал несколько дней назад, но погода была достаточно теплая. Это в сочетании с устойчивым моросящим дождем, создало сильный туман, который теперь висел низко в воздухе.


Никто, кроме Мосби, не знал, куда они идут. Люди Мосби предполагали, что они идут захватить еще один федеральный кавалерийский пикет. Такова была уверенность, которую он им внушил. Когда они выехали из Алди, Джеймс Ф. Эймс, недавний дезертир Союза, ехал рядом с Мосби.


Почти все мужчины Мосби были знакомы с дорогами вокруг Северной Вирджинии. Такие люди, как рейнджер Джон Томас, сын сенатора штата Вирджиния Генри Томаса, фактически вырос в Фэйрфакс Корт-Хаус и, следовательно, знал эти места хорошо. Однако, хотя эти люди были полезны, «Большой Янки» Эймс был ключом к успеху этого рейда из-за его знакомства с позициями войск Союза вокруг Фэйрфакс Корт-хаус. Кроме того, из-за приключений Эймса и Франкленда, Мосби знал о бреши, которая существовала в обороне врага. Одна из них находилась между Сентервиллем и Шантильи. Когда Мосби подошел к Шантильи, он повернул колонну на юг, чтобы избежать размещенных там федеральных кавалерийских пикетов, пройдя таким образом между ними и пехотой, размещенной в Сентервилле.


Скудный свет быстро угасал с заходящим солнцем. Царственная тьма окутала все. Солдаты носили прорезиненные пончо над их униформой, чтобы защитить себя от дождя, тем самым это еще больше скрывало их от глаз. Снег на земле заглушал лошадей, когда отряд украдкой пересекал сосновые заросли и поля. Колонна прошла на юго-восток, пересекая дорогу к церкви, затем прошла на юг. Примерно в полночь они вышли к Уоррентон Пайк между Фэрфакс Корт-Хаус и Сентервиллем и снова повернули на восток. Они простояли здесь достаточно долго, чтобы перерезать телеграфные провода, натянутые вдоль дороги, которая соединяла Фэйрфакс Корт-Хаус и Сентервилл.


Когда они проехали дальше на восток, несколько человек начали понимать, где они, и Мосби счел необходимым посвятить их в свои планы. Так как они подошли к Джермантауну, огни лагеря, в котором была конница Уиндхема, стали видны слева от них. Они снова повернули направо, и направились на юг, оставляя дорогу к лесу. Вскоре Мосби повернул на восток и продолжил свой маршрут через густой лес. Именно здесь часть колонны Мосби сильно отстала. Мосби был вынужден отойти назад и отыскать своих людей. После значительной задержки пропавшие люди были найдены, и колонна реформирована. Наконец они достигли дороги, которая соединяла Фэйрфакс Корт-Хаус и станцию Фэйрфакс.

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители Гражданская война в США, Военная история, История, История США, Длиннопост

Было около 2 часов ночи утра марта 9, 1863, когда Мосби и двадцать девять хорошо вооруженных всадников Конфедерации тихо въехали в Фэйрфакс Корт-Хаус. Город был в кромешной тьме. Собаки не лаяли. Так как они подошли к знакомому зданию суда, те из отряда Мосби, кто еще не понимал этого, были ошеломлены, что они подошли к Фэйрфаксу, оставив глубоко позади войска Союза (по крайней мере те находились теперь в пяти милях от них) и оказались таким образом в окружении тысячи вражеских солдат. Напротив здания суда, на главной улице, располагалась 2-я Вермонтская бригада. Говоря только шепотом, Мосби установил гостиницу как место их встречи и приказал Эймсу и Франкленду спешиться и остаться здесь в качестве наблюдателей.


Затем он разделил свои силы на три отряда. Двум отрядам было приказано найти и схватить офицеров, в то время как третьему было дано указание обыскать город и привести лошадей. Так как лучшие лошади принадлежали офицерам, они и стали приоритетными.


Джонн Скотт, один из участников рейда, вспоминает:


«В 2 часа ночи мы вышли к Фэйрфакс Корт-Хаус, и нашли улицы пустынными и едва освещенными. Все словно замерло в спячке: офицеры, солдаты, мирные граждане. Быстро и бесшумно мы промаршировали вдоль улицы что вела от станции Фэйрфакс к пункту, пересекающемуся рекой Тёрнпайк спереди отеля, что тогда был госпиталем. Здесь Мосби оставил Эймса и Франкленда, а сам с оставшимися солдатами проследовал дальше к домам мирных жителей. Те двое рейнджеров вскоре были замечены часовым, расхаживающим перед госпиталем. Он громко окликнул их. Эймс оперативно ответил, что они солдаты 5-го Нью-Йоркского кавалерийского полка, ожидают возвращения майора Уайта, — ответ, который удовлетворил часового, поскольку майор Амос Х.Уайт действительно был рядом, и солдат продолжил путь в своем ритме. Когда часовой прошел мимо них, Эймс приставил пистолет к его виску и прошипел: «Еще звук и ты покойник!». Удивленный часовой сдался.»

Мосби сопровождал отряд, который подошел к дому Томаса Дж. и Фрэнсиса А. Мюррей. Томас Мюррей, был адвокатом в Фэйрфаксе и убежденным сепаратистом. Он с готовностью сообщил Мосби, что штаб-квартира Уиндхэма расположена на другом конце города в доме Генри Томаса. Пока Мосби получал эти сведенья, один из его рейнджеров, Джозеф Нельсон, увидев недалеко свет в палатке, отправился проверить что там и поймал бригадных телеграфных операторов Роберта Вейтбрека и Ричарда Пауэра-младший. Они двое спали в своей палатке, которая находилась во дворе дома доктора Ганнелла. Перед тем как уйти, Нельсон разбил телеграф Вейтбрека на куски, гарантируя, что тот не сможет послать сигнал о помощи. Вейтбрек позже напишет об этом инциденте: «Тогда один из них превратил мой телеграф в мусор, говоря, что он не хотел бы попасть в утренние газеты или что-то типа того. Меня вытащили и посадили на лошадь без седла и уздечки и мы отправились в самый дикий дьявольский рейд,который когда-либо совершал человек.» Нельсон также захватил одинокого солдата Союза, который спал в соседней палатке.


Затем Мосби вернулся к месту встречи и намеривался уже идти к дому, где пребывал Уиндхем, когда появился Нельсон со своими тремя пленными. Один из солдат, взятый Нельсоном , назвался доктором генерала Стоутона. Услышав это, Мосби послал Эймса и нескольких других рейнджеров за Уиндхемом, а сам решил отправиться лично за генералом.


Когда Эймс прибыл к своему пункту назначения, он узнал, что объект его поисков полковник Уиндхем отбыл рано утром в Вашингтон. В то время один из рейнджеров вошел в прилегающую комнату и разбудил спящего там человека, у которого могла быть информация для Мосби. Оценив ситуацию, разбуженный быстро запротестовал, дескать, что он всего лишь маркитант, и, в подтверждение своих слов, указал на количество конфискованного товара на полках и стульях. Рейнджеры были обмануты этим представлением и повернулись уже было назад, когда подошел Эймс и узнал в маркитанте капитана 5-го Нью-Йоркского кавалерийского полка Баркера, который ранее был его командиром. Как только капитан узнал Эймса, то признался в своей хитрости и сдался.


Тем временем Мосби и его отряд подошли к дому Ганнелла. Мосби громко постучал в дверь. Окно наверху открылось и лейтенант Сэмюэль Ф. Прентисс, адъютант генерала Стоутона высунул голову и спросил, кто там был. Мосби ответил: « 5-й Нью-Йоркский кавалерийский полк с посланием для генерала Стоутона!» Прентисс побежал вниз и открыл дверь. Мосби схватил его за воротник, назвался и угрожая револьвером, потребовал, чтобы Прентисс проводил его до комнаты генерала Стоутона. Прентисс выполнил требование, Мосби и остальные рейнджеры поднялись наверх.

Когда они вошли в комнату Стоутона, они нашли его спящим на боку. Один из свидетелей вспоминал, что «генерал так сильно храпел, что сотрясались пустые бутылки, стоящие на прикроватном столике». Кто-то зажег спичку. Мосби скинул со спящего генерала одеяло - тот не отреагировал. Тогда Мосби со всей силы шлепнул Стоутона по заднице. Стоутон резко проснулся, выпрямился прямо в кровати и, возмущенный таким обращением, потребовал немедленно объяснить, что все это значит.


— Вы когда-нибудь слышали о Мосби, генерал?


— Да, вы поймали его? — ответил Стоутон.


— Нет, это он поймал вас!


Стоутон на мгновение был ошеломлен, а затем, с растущим осознанием спросил, здесь ли генерал Фитцхью Ли . Мосби быстро ответил: «Да. Кавалерия Стюарта находится в Фэйрфакс Корт-Хаус, Джексон в Сентервилле ». Стоутон растерялся, но затем попросил: «Тогда передайте меня ему, мы были одноклассниками в Вест-Пойнте». Мосби лишь ответил: «Конечно, но мы торопимся и потому пошевеливайтесь».

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители Гражданская война в США, Военная история, История, История США, Длиннопост

Стоутон был привередлив в своей одежде. Он быстро оделся, но сделал это перед зеркалом. Затем группа отступила вниз по лестнице с захваченными Стоутоном и Прентиссом. Снаружи отряд обнаружил, что оставленные на карауле рейнджеры Хэтчер и Уайткарвер взяли в плен еще шестерых. Эти люди, гвардия Стоутона, были взяты, пока спали в задней части дома. Хэтчер и Уайткарвер также обнаружили несколько прекрасных лошадей, принадлежащих генералу.


Генерала поместили на расседланную лошадь. Стоутону также не разрешили держать поводья своего коня. Мосби назначил рейнджера Уильяма Хантера держать уздечку коня Стоутона. Хантеру было поручено следить за генералом, что бы ни случилось. В спешке, чтобы уйти, Мосби и его люди так и не смогли тщательно обыскать другие комнаты дома Ганнелла.


«Джордж, вот солнце Аустерлица!»

Мосби вернулся к месту встречи. Другие отряды также возвращались со своими пленниками, включая Эймса, которого Мосби отправил на поиски Уиндхема. Эймс сообщил Мосби, что Уиндхем не в городе. Тем не менее, он гордо передал Мосби униформу Уиндхема, личные вещи и некоторых из его лошадей в качестве утешения. Эймс также представил своих двух пленников, австрийского дворянина, барона Рупольфа де Варденера, который был иностранным наблюдателем и другом полковника Уиндхема и своего бывшего командира Августуса Джеймса Баркера. Эймс практически сиял, когда он представил Баркера Мосби.

Рейнджеры были перемешаны со своими пленниками и лошадьми. Множество пленных Союза сидели верхом на худших лошадях.


Роберт С. Бигелоу, из 15-го Вермонтского пехотного полка вспоминает:

«Я был вынужден ехать на санитарной лошади, без седла, и мы были вынуждены ехать быстро ".

В почти полной темноте солдаты Союза не могли разглядеть, что они, вероятно, превосходили своих похитителей более чем в 3 раза. Ситуация очень сбивала с толку. По оценкам Мосби, из нескольких сотен солдат Союза в Фэйрфаксе, большинство было занято тем, что думали как бы скрыться, а не устраивать какое-либо организованное сопротивление. Другие, как лейтенант Прентисс, сумели тихо ускользнуть в темноте. Мосби позже пошутил: «Он оставил нас в темноте, и даже не пожелал спокойной ночи.»


Пробыв в Фэйрфаксе около полутора часов, Мосби теперь приказал двинуть колонну вниз по Бридж-роуд, намереваясь вернуться по тому же маршруту, которым они и вошли. Когда они проходили мимо дома Ганнелла, в доме слева от него открылось окно и обитатель громко крикнул:

— Чья это кавалерия? — и добавил: — Стой! Лошади нуждаются в отдыхе. Я не позволю их взять. В чем дело, черт возьми?

Он не получил никакого ответа, кроме громкого смеха нескольких рейнджеров. — Я командир этого поста и вы должны немедленно остановиться! — продолжил кричать неизвестный житель.

Мосби знал, что только офицер высокого ранга сделал бы такой вызов. Он остановил колонну и отправил Хэтчера и Нельсона за ним. Смех людей Мосби, скорее всего, предупредил офицера, 37-летнего подполковника Роберта Джонстона из 5-го Нью-Йоркского кавалерийского полка , что что-то не так. Нельсон и Хэтчер взбежали по ступенькам, распахнув входную дверь, но были встречены в коридоре женой подполковника. Она боролась с ними как львица и задержала их достаточно, чтобы полковник Джонстон успел сбежать. Он выбежал в одной ночной рубашке и спрятался в уборной в саду. О'Коннор сказал, что когда подполковник позже появился в штате он выглядел как Адам до своего падения. Сей прискорбный инцидент стал широко известен во всей федеральной армии, и прозвище "Сортирный Джонстон" преследовало незадачливого офицера до конца его жизни, разрушив карьеру и навсегда испортив семейные отношения. Как утешительный приз рейнджеры принесли назад шляпу и униформу Джонстона.


Мосби снова приказал двигаться, но для того, чтобы запутать любых потенциальных преследователей, повернул на восток. Также для прикрытия своего отступления он прошел полмили назад, затем свернул с дороги и направился на запад в большой лесной массив, граничащий с Чейн-Бридж и Уоррентон Пайк. Его обман явно сработал, потому что подполковник Джонстон позже, как сообщалось, начал преследование в неправильном направлении.


Несмотря на то, что несколько человек ехали сзади и по флангам, рейдеры потеряли много пленных и лошадей в темноте густого леса. Рядовой Зимри Мессингер, из роты Е 16-го пехотного Вермонтского полка, помогал бригаде телеграфистов. Зимри рассказал, что случилось с ним после того, как он был схвачен в доме Ганнелла:


«Я был взят в плен со Стоутоном и его окружением, 9 марта 1863 г., около двух часов утром партизанами Мосби. Наши похитители дали мне только три минуты, чтобы подготовиться к маршу. Меняя положение в строю и пользуясь темнотой, мне удалось приблизиться к арьергарду врага. Я прыгнул с лошади и спрятался под бревно, где пролежал на сырой земле почти до утра, лишь после вернувшись обратно в штаб-квартиру во второй половине дня.»

В отличие от большинства пленников, Зимри ехал на оседланной лошади. Во время своего побега он поранился о сломанное седло. Пролежав всю ночь на сырой земле, утром: «… Он услышал зов горниста, и попытался выйти навстречу полку. Через некоторое время он упал. Кавалерист, который помог ему вернуться в лагерь, доложил полковому начальству о нем и отправил его в госпиталь». Многие из лошадей, пойманных Мосби, были также потеряны в густом лесу.


Мосби быстро двинул свою колонну через лес, и достиг Уоррентон Пайк на полпути между Сентервиллом и Фэйрфаксом. Он повернул на юг и последовал за Уоррентон Пайк в сторону Сентервилла. Мосби ехал рядом со Стоутоном, который не упустил случая заметить:

«Капитан, вы сделали смелую вещь, но Вас обязательно поймают »

Пока колонна продолжала идти по дороге, Мосби остался сзади и периодически вслушивался, нет ли за ними погони. Но все, что он слышал, было тихим гудением сов. Впереди колонна остановилась за полмили до Сентервилля. Прямо перед ними был виден огонь пикетчиков Союза. Мосби поехал вперед один, чтобы посмотреть. Он обнаружил, что пост был недавно оставлен. Мосби понял, что это потому, что приближался рассвет и при дневном свете пикеты не были необходимостью. Мосби быстро свернул колонну с дороги направо и направился на север, намереваясь обогнуть Сентервилль. Пушки в их редутах и даже часовые на парапетах фортов в Сентервилле были хорошо видным силуэтом на фоне быстро освещающегося неба. Часовые, по-видимому, приняли их за группу кавалерии, покидающей Сентервилль на разведку.


В этот момент капитан Баркер развернул свою лошадь к форту в попытке убежать. Его лошадь оступилась в канаве, и Баркер упал и был отбит. За пределами Сентервилла они достигли Куб Ран, около мили вверх по течению от того места, где она пересекает Уоррентон Пайк. Они нашли обычно спокойную реку бурной и полной от дождя и тающего снега. Не колеблясь, они бросились прямо в ее воды. Хотя несколько человек снесло течением вниз, никто не пострадал. Стоутон выбрался из реки, холодный и дрожащий, и сказал Мосби: «Ну, капитан, это первое грубое обращение со мной, на которое я должен пожаловаться ».


Мосби расслабился здесь по-настоящему впервые, потому что он знал, что любые их преследователи вряд ли воспользуются таким же путем и перейдут здесь набухшую реку. Здесь он обратился к одному из рейнджеров, Слэйтеру: «Джордж, вот солнце Аустерлица!»


Они продолжили движение и пересекли Булл-Ран под Судли Форд, затем пересекли часть поля прошедшей битвы при Манассасе.


Рядовой Барни О. Пратт, из 16-го Вермонтского полка вспоминал свой опыт так:

«Как только нас взяли в плен, нам дали самых старых и изношенных лошадей, каких только могли сыскать. Люди Мосби находились с обеих сторон от нас и таким образом мы двинулись в сторону войск мятежников. Мы переплавились через Булл Ран. Они заставили нас прыгать через ямы. Лошадь, на которой я ехал, провалилась передними ногами в одну из ям и я пролетел над ее головой в кучу грязи и сломал себе что-то. Полковник Стоутон увидел, как я упал и попросил, чтобы меня оставили на ферме, но они не оставили.»

Барни Пратт перенес грыжу. Рядовой Чендлер Бейкер, также из 16-го Вермонтского, был рядом со своим другом Праттом, когда тот получил свое ранение. Бейкер заботился о генеральских лошадях. Вот что он описывает о том, что случилось дальше:

«Он с большим трудом мог стоять на ногах. Полковник Мосби приказал сесть ему на лошадь, но он не мог и они помогли ему взобраться на нее. Я помню,как он упал со своей лошади несколько раз.»


После пересечения поля битвы колонна вновь вышла к Уоррентон Пайк к Гровентону. Их поприветствовала миссис Люсинда Доган, 46-летняя вдова, вокруг чьего дома Вторая битва при Манассасе свирепствовала прошлым летом. Она вышла встретить их и предоставила им скудный завтрак. Спустя годы она вспоминала увиденного ей генерала Стоутона так:

«Он представлял собой жалкое зрелище. Он был только наполовину застегнут и у него не было шляпы. Он ехал на неоседланной лошади и его ноги болтались. У него был только один ботинок. Я дала ему немного горячего кофе и кукурузного хлеба, и он отблагодарил меня.»

Стоутон, который до этого тщательно одевался, покидая Фэйрфакс Корт-Хаус, очевидно, потерял свою шляпу и один ботинок во время трудной и поспешной поездки на расседланной лошади. Позже в тот день, когда колонна достигла Уоррентона, собрались почти все жители города и приветствовали Мосби и его людей бурными овациями.

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители Гражданская война в США, Военная история, История, История США, Длиннопост

Мосби с трофейным мундиром генерала Стоутона

Мосби пишет:

«Поскольку я пробыл в седле тридцать шесть часов, я удалился отдыхать, как только мы поужинали. На следующее утро пошел холодный дождь, но после завтрака мы отправились в штаб-квартиру генерала Фитца Ли.

Когда мы прибыли в пункт назначения, мы привязали лошадей во дворе и вошли в дом, где мы увидели Фитца Ли, который писал за столом перед камином. Мы сильно продрогли. В Первом Вирджинском кавалерийском полку мы с Фитцом Ли были хорошо знакомы. Когда я представил пленных ему, он был очень вежлив со своим старым одноклассником и офицерами, но ко мне отнесся безразлично, не попросил меня сесть у огня и не казался впечатленным тем, что я сделал.


Как исторический факт, хорошо известно, что этот эпизод вызвал сенсацию в обеих армиях, но полученный мной прием убедил меня, что я не был желанным человеком в этом штабе. Поэтому, попрощавшись с пленными и не пожав руку Фитцу Ли, Хантер и я поехали под дождем к телеграфной станции, чтобы отправить отчет Стюарту, штаб-квартира которого находилась во Фредериксбурге. Оператор сказал мне, что Стюарт направлялся в Калпепер и прибудет на поезде этим вечером, но он отправил послание, и оно было доставлено Стюарту. Я встретил его в депо и никогда не забуду радости, которую проявило его щедрое сердце, когда он встретил меня. Это была достойная награда. Майор Джон Пелхэм был со Стюартом. Это был последний раз, когда я видел Пелхэма, потому что его убили неделю спустя.


Когда мы уходили, Стюарт вручил мне назначение от губернатора Джона Летчера. Там мне давали звание в войсках Вирджинии, но, поскольку таких войск не было, это был пустой бланк, и я расценил это как издевательство. Стюарт заметил, что, как он думал, военное министерство Конфедерации осознает это. Я сказал довольно резким и возмущенным тоном: «Мне не нужно признания от правительства». Я хотел официального признания. При этом я не был равнодушен к публичной похвале. Как и любой человек, кто слишком хорош или слишком плох, чтобы жить в этом мире. Стюарт издал общий приказ, объявляющий о захвате Стоутона, и распечатал его, дав мне пятьдесят экземпляров. Это меня удовлетворило, и я вскоре вернулся назад и снова начал войну на Потомаке.»


Желание Мосби вскоре было удовлетворено; 19 марта генерал Ли официально назначает его капитаном Партизанских Рейнджеров, а затем, 26 марта, производит в майоры.


«Плоды этой экспедиции…»

Из рапорта Джона Мосби 11 марта 1863 года:

«Плоды этой экспедиции - 1 бригадный генерал (Стоутон), 2 капитана и 30 военнопленных. Мы также взяли 58 лошадей, большинство из которых были очень хорошими, принадлежащих офицерам; также значительное количество оружия. Мы оставили сотни лошадей в конюшнях и других местах, не имея возможности их забрать, так как я был уже обременен большим количеством пленных и лошадей, чем у меня было людей. Со мной было 29 человек; потерь нет. Они все вели себя превосходно.»


Генерал Джеб Стюарт зачитывал объявление о рейде Мосби по всем кавалерийским полкам Армии Северной Вирджинии, назвав его «беспримерным в этой войне».


Общие приказы.

Капитан Джон С. Мосби в течение долгого времени привлекал внимание своих генералов своей смелостью, умением и успехами, что столь ярко проявилось в его многочисленных набегах на захватчиков его родной земли. Никто не знает его дерзких предприятий и лихого героизма лучше, чем эти грязные захватчики, сами эти незнакомцы с такими благородными чертами. Его последний блестящий подвиг - захват бригадного генерала Стоутона, двух капитанов и тридцати других пленных вместе с их оружием, снаряжением и пятьдесят восемью лошадьми - оправдывает это признание в Генеральных приказах. Этот подвиг, не имеющий аналогов в войне, был совершен в окружении войск противника, в Фэйрфакс Корт-Хаус, без потерь и раненых. Бравый отряд капитана Мосби разделяет его славу, как и разделил опасность этого предприятия и он достоин такого лидера.

Дж. Э. Б. Стюарт, генерал-майор.

Когда о рейде Мосби и пленении Стоутона рассказали президенту Линкольну, то тот с грустью произнес: "Нового генерала я могу сделать за пять минут, но вот лошади обходятся нам в 125 долларов каждая». Стоутон был вскоре обменян, но не вернулся в армию. Обстоятельства его плена разрушили его карьеру как солдата. Его обвинили в халатности, позволившей врагу беспрепятственно пройти сквозь пикеты и взять без единого выстрела большое количество пленных.

Рейд на Фэйрфакс. Неуловимые мстители Гражданская война в США, Военная история, История, История США, Длиннопост

деревянная монета, выпущенная Stuart-Mosby Society к годовщине рейда

https://vk.com/johnny_came_and_saw?w=wall-184370700_163

Показать полностью 5
55

У страха глаза велики!

У страха глаза велики! История США, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Джон Мосби

В прошлом посте Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1 я познакомила вас с основными действующими лицами будущей трагикомедии, но туда вошли не все интересные истории, что и исправляю.

Наш старый знакомый полковник северян Перси Уиндхем, в попытке обуздать неугомонного капитана южан Мосби, посылает на его поимку майора Гилмера и дает ему 200 человек в подчинение. Майор добирается вместе со своими солдатами до многострадального Миддлбурга (не сильно давно северяне грозились сжечь город за то, что тот якобы укрывает Мосби и его людей). На рассвете 1 марта город был окружен.

"Майора Гилмера послали с 200 солдатами уничтожить мою "банду" - как они нас называли. Он мог бы сделать куда больше, если бы взял с собой меньше виски", - язвительно отмечает Мосби в мемуарах.

Люди Гилмера прочесали каждый дом и арестовали всех взрослых мужчин, среди которых было огромное количество стариков. Гилмер сделал вид, что это были люди, которые стремились захватить его пикеты и патрули. Когда северяне повторили угрозу сжечь город, одна женщина сказала им, что это не остановит рейдеров. "Вы укрываете их", - ответил капитан. Вскоре было решено отвезти "военные трофеи" в свой лагерь и Гилмер приказал солдатам выдвигаться. Так они и отправились путь, на каждой лошади попарно солдат с пленным. С таким бременем, сабли и пистолеты были бы бесполезны, случись на них внезапная атака. Когда солдаты и их пленники двинулись в путь, колонна была больше похожа на процессию Кентерберийских Паломников, чем на кавалерию.

Они уже скрылись из виду, когда Мосби и его 17 человек прибыли в город и застали на улице женщину в слезах. "Эти янки вас сожрут", - расплакалась она.

"Мне пришло известие, - продолжает вспоминать Мосби, - что враг находился в Миддлбурге, поэтому с семнадцатью людьми я двинулся в путь, надеясь поймать кого-то из отставших солдат. Но когда мы добрались до пункта назначения, мы узнали, что враг уже ушел. Женщины и дети вышли поприветствовать нас и сообщили, что все мужчины города были взяты в плен. Слезы и причитания задели наши рыцарские чувства, и мы ринулись в погоню. С пятью или шестью мужчинами я несся впереди галопом и велел остальным идти медленнее. Я ожидал, что майор Гилмер может остановиться в Олди, деревне примерно в пяти милях отсюда".

Между тем, колонна Гилмера дошла до Олди. Авангард заметил впереди нескольких солдат на конях, построенных в боевую линию. Майор предположил, что это люди Мосби и запаниковал. Гилмер тут же развернул свою колонну и велел отступать. Были снег и оттепель, и его лошади погружались по колено в грязь при каждом прыжке. Паника росла, и потому было решено бросить всех лошадей прямо на дороге. Теперь он пришел к выводу, что поступит как моряк во время шторма - выбросит весь лишний груз. Следующими на дороге оставили пленных стариков.

Позже уже Гилмер узнал, что его так напугали 55 федеральных солдат. То есть, Гилмер бежал без боя от своей же кавалерии.

История тем временем продолжала набирать обороты. Этими 55-ю людьми были солдаты из 1-го Вермонтского полка под командованием капитана Франклина Хантуна. Как только Гилмер в панике рванул прочь, Хантун прошел сквозь деревню Олди, приказал своим людям спешиться и распрячь лошадей, чтобы покормить их у мельницы. Лошади преспокойно ели, в то время как их седоки бездельничали. Как вдруг на них понеслись Мосби и его люди на полном скаку, паля из револьверов.

"Я пытался остановиться, но моя лошадь бежала на полной скорости прямо на врага, и я совершенно не мог ее контролировать. Кавалерия северян на мельнице была застигнута врасплох совершенно; их часовые не стреляли, и они были так потрясены, как будто мы упали с неба. Их охватила паника. Некоторые спрятались на мельнице; другие побежали к горе Булл Ран."

Несколько северян все же открыли ответный огонь, раня нескольких людей из отряда Мосби. Но большинство застигнутых врасплох солдат предпочли спешно ретироваться без боя.

"Как только мы добрались до мельницы, я увидел перед собой еще одного вражеского кавалериста, с удивлением уставившегося на меня. Чтобы спасти себя, я спрыгнул со своей совершенно неуправляемой лошади, и мои люди остановились, но, к счастью для меня, янки увидели моих солдат позади и потому развернулись и на полной скорости бросились прочь.

После этого мы вернулись на мельницу в поисках оставшихся. Многие прятались, как крысы. Первый человек, которого мы вытащили, был покрыт мукой; мы думали, что он был мельником. Я все еще верил, что те,кого мы схватили, были отставшими людьми от основной колонны майора Гилмера. Все пленные были отправлены назад, я же с одним из своих солдат отправился на поиски своей лошади. Но, увы, так и не нагнал ее - она преследовала янки двадцать пять миль до их лагеря.

Я не успел уйти далеко, как встретил возвращающихся стариков, которые рассказали мне о своем нелепом приключении и поблагодарили меня за их спасение. Они не знали, что вся слава принадлежит вермонтской кавалерии, не узнанную своими же солдатами и потому мне никто ничего не должен за спасение".

Майор Гилмер вскоре был осужден за трусость и пьянство и был уволен из армии.

Несмотря на все уверения Мосби, женщины Миддлбурга считали его героем и были уверены, что их отцов и мужей спас именно Мосби.
https://vk.com/johnny_came_and_saw?w=wall-184370700_73

Показать полностью
39

Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1

В прошлом посте - За пригоршню лимонов.  Невероятные приключения южанина в плену я начала рассказывать об известном в годы гражданской войны в США партизанском командире Дж. Мосби, и теперь самое время продолжить!

Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1 Гражданская война в США, История, Военная история, Длиннопост, История США

Люди Мосби во время  рейда

Рано утром 29 декабря 1862 года люди генерала Стюарта подошли к станции Берк в округе Фэйрфакс. Без единого выстрела они захватили телеграфную станцию. Генерал Джеб Стюарт, прославившийся своими рейдами по тылам противника, и его разведчики проводят время за чтением сообщений между федеральными командирами — запоминают, где располагались основные силы северян, то, как они восприняли набег южан. Перед тем, как покинуть станцию, Стюарт отправляет письмо генеральному интенданту федеральному генералу Монтгомери К. Мейгсу:

«Генерал Мейгс, в будущем, пожалуйста, предоставьте мулов получше; те, что мы обнаружили, очень плохие»
Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1 Гражданская война в США, История, Военная история, Длиннопост, История США

Рождественский рейд генерала Стюарта 

Командующий северянами генерал Эдвин Стоутон и полковник Уиндхэм, пытаются предпринять меры и отсылают своих солдат перехватить этот рейд. Стюарту пришлось найти безопасный путь для своих 1800 кавалеристов и вернуться в армию генерала Ли к югу от реки Раппаханнок. В истинной манере Стюарта, его поход был смелым и непредсказуемым и дал рождение одному из самых загадочных персонажей в американской истории — Джону С. Мосби.

Семь самураев Пятнадцать партизан

Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1 Гражданская война в США, История, Военная история, Длиннопост, История США
Капитан Джон Мосби в январе 1863 года

Находясь в доме Гамильтона Роджерса, Джон С. Мосби обратился к Стюарту с просьбой остаться с отобранной группой мужчин, которые будут действовать в тылу федеральных линий. Мосби был одним из самых надежных разведчиков Стюарта и успешно провел рейд генерала через Северную Вирджинию. Последние несколько дней научили Стюарта, что федералы в этом районе абсолютно не защищены от постоянных набегов и преследований южан. Мосби получил разрешение остаться там с девятью людьми из 1-го Вирджинского кавалерийского. Когда Стюарт покинул Миддлбург, Мосби и девять человек остались временно действовать как партизаны.


С девятью людьми Мосби вошел в Фэрфакс и через два дня захватил двадцать янки и их лошадей. Он доставил своих людей и пленников назад в штаб-квартиру Стюарта в Фредериксберге, и генерал был так доволен результатом этого эксперимента Мосби, что он обещал в следующий раз отпустить его с пятнадцатью людьми. Согласно инструкциям Стюарта этот маленький отряд должен был переместиться в Северную Вирджинию и «действовать в самой гуще войск противника». С того момента началась настоящая партизанская карьера Мосби, поскольку он уже больше в армию не возвращался.


«Этот шаг означал окончательное прощание с обычной жизнью армии и лагерями, звуками сигнальной трубы, учениями и патрульными обязанностями. Это означало отказ от зимних квартир и праздной жизни. Более не существовало выделяемых правительством пайков, одежды и обуви.

Никаких боеприпасов и оружия. «Действовать в расположении войск противника» означало, если это необходимо, отказаться от всех связей со своими. Это означало находиться в более тесном контакте с Вашингтоном, чем с Ричмондом, и в небольшой группе Мосби не было человека, который бы не

осознавал, какие ужасы могли поджидать их в дальнейшем. Вместо постели – земля и только личное снаряжение – вот с чем каждый из них начал свою борьбу, ну, а кроме того, право убивать врага и только силой отнимать у него то, что могло поддержать боеспособность отряда. Те немногие, кто видел эту первую горстку людей, уходящих в дикие и пустынные места, и певших военные песни, с надеждой ожидали возвращения хотя бы части этого отряда.»


И хотя у Мосби не было проблем с набором добровольцев, многие в лагере, посмеиваясь, называли его «Дон Кихотом этой войны», сравнивая его действия с «борьбой с ветряными мельницами».


Мосби пишет: «Эти 15-ть человек стали началом моего Батальона. 24 января 1863 года мы пересекли Раппаханнок и немедленно начали операции в стране, которую Джо Джонстон покинул год назад. Выглядело это немного безнадежно, однако я никогда не разочаровывался в этом приказе. В общем, моя цель состояла в том, чтобы угрожать и преследовать врага на границе и таким образом заставить его вывести войска».

«Никаких компромиссов с янки я не заключаю!»

В течение февраля Мосби постоянно совершал набеги на лагеря северян и захватывал пленных. Когда холод сковывал пальцы, его люди прятали руки в карманах, а поводья держали в зубах. Когда рейд затягивался, они спешивались и вели лошадей за собой, чтобы разогреть свои ноги. Множество молодых людей жаждали присоединиться к этому храброму человеку.

«Округ Фокир, Вирджиния, 1 февраля, 1863. Я нахожусь здесь уже вторую неделю. Весело проводим время с янки. Захватили двадцать восемь кавалеристов, двадцать девять лошадей…Со мной по-прежнему 15 человек.»

«В бригаде Перси Уиндхема был новый полк, который был вооружен только саблями и устаревшими карабинами. Когда мы атаковали их с нашими револьверами, янки были абсолютно беспомощны.» Пленных Мосби условно освободил, попросив передать их командиру, полковнику Перси Уиндхему, чтобы он вооружил кавалеристов револьверами Кольта, потому что их карабины — неинтересная добыча.

Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1 Гражданская война в США, История, Военная история, Длиннопост, История США

Полковник сэр Перси Уиндхем

Полковник сэр Перси Уиндхем, британский профессиональный солдат, был посвящен в рыцари за его службу в итальянской войне за независимость. Здесь он командовал федеральной кавалерийской бригадой, сторожившей штаб-квартиру северных войск и отвечал за форпосты. Он был знаком с устаревшими уже правилами ведения войны, и его опыт на войне не научил его, как противостоять набегам и неожиданностям, которые постоянно изматывали его людей.


Когда полковник был атакован Мосби и его отрядом во время возвращения в Миддлбург, то отступил в панике. Униженный и ставший объектом для шуток, Уиндхем захотел реванша, поэтому он контратаковал и захватил троих людей Мосби. Сам Мосби чудом избежал пленения, но Уиндхэм, уставший за ним гоняться, повернул колонну назад с захваченными пленными. Мосби и один из его людей подошли очень близко к вражеским войскам, и полковник, заметив их, подумал,что это отстающие солдаты от его колонны и послал им приказ немедленно выдвигаться. Мосби дождался курьера, и отослал ответ полковнику - к сожалению, сейчас он никак не может подойти.


4 февраля, 1863 года Мосби получает петицию от жителей Миддлбурга, штат Вирджиния. Им угрожал полковник Перси Уиндхем, командир 5-го Нью-Йоркской кавалерийской бригады.


«Округ Фокир, 4 февраля 1863 года
Джентельмены! Я получил вашу просьбу о прекращении моей борьбы с янки, за которую они хотят сжечь ваш город и уничтожить вашу собственность. Я не готов к каким-либо компромиссам с янки, поэтому решительно вам отказываю. Мои атаки на их разведчиков, патрули и пикеты, санкционированы правилами войны и вы можете проинформировать их, что никакие возмущения не остановят меня от использования моих средств ведения войны, к их досаде.»

Каждый южный город сейчас находится под угрозой врага. А не поддаваться угрозам - значит разрушить их эффективность, — считал Мосби. На следующий день после этого заявления люди Мосби были созваны в окрестностях Миддлбурга, чтобы дать отпор федеральным силам. Взяв себе местного проводника, отряд решает совершить атаку на пикеты Уиндхема.


Уиндхем тем временем решил заманить Мосби в ловушку и разместил около Херндон-Стейшен хорошо заметный кордон (13 человек), а неподалеку — эскадрон кавалерии.


«Пикет располагался на Лойер-Роад, и состоял из 12 кавалеристов из 18-го Пенсильванского полка. Патруль из 2-х людей, прошедший от пикета всего полмили, был нами успешно схвачен. Идя на свет от костров янки, Мосби приказал своим людям красться как можно тише. Результат был таков, что все северяне были схвачены без единого шума. Этот захват был так эффективен, что все пленные были уже уведены к тому моменту, когда федеральная кавалерия достигла этого места. И хотя часовые были расположены на короткой дистанции друг от друга, по приказу Уиндхема, основные силы все равно не успели вовремя. Таким образом полковник Уиндхем провалил очередную попытку поймать столь досаждающего ему врага.»

«Он устроил мне очень красивую ловушку несколько дней назад, но, вопреки ожиданиям полковника Уиндхема, я захватил ее всю в плен.»

Тогда Уиндхем сооружает свое подобие «Троянского коня». Он отправляет в Миддлбург обоз с кавалерией, выглядящий так, как будто он перевозит боеприпасы, а внутри повозок незаметно разместил по 6 рядовых 13-го Пенсильванского пехотного полка, вооруженных винтовками Спенсера. Когда повозка подъезжала к Миддлбургу, 14 человек из отряда Мосби атаковали авангард процессии, тем самым приведя солдат в панику и заставив их броситься назад к повозке. Люди внутри повозки услышали шум копыт и звуки стрельбы и подумав,что это Мосби, высунулись и открыли огонь — по своей же кавалерии. Впоследствии Мосби писал, что тактика Уиндхема была столь же действенна, сколь ярость слепого Циклопа.


26 февраля Мосби напал на отряд из 44 рядовых 18-го Пенсильванского кавалерийского полка, который спал в здании школы неподалеку от Шантильи. «Я узнал, что на перекрестке был пикет янки, и пошел атаковать его под дождем темной ночью, когда на земле лежал снег. Поскольку в такую ночь могли не спать только еноты, я знал, что пикеты будут чувствовать себя в безопасности и будут крепко спать, так что достаточно будет всего одного выстрела, чтобы вызвать панику. Мы остановились, чтобы узнать у фермера местонахождение поста. Он был там днем и сказал, что в школе спали 100 человек.


Он спросил меня, сколько со мной человек, и я ответил: «Семнадцать, но они подумают, что их сто».

Они не могли считать в темноте. Мы попытались обойти пикет, чтобы не поднять сигнал тревоги. Один из мужчин, Джо Нельсон, был отправлен вперед, чтобы разглядеть кавалерийский пост впереди. Когда часовой засек Джо, он выстрелил в него и тот на полной скорости помчался к нам; но мы были наготове и оказались рядом,как только смогли. Крики моих людей раздавались сквозь сосны, и все янки сбежали и оставили своих лошадей привязанными к деревьям. Поскольку было очень темно, мы не могли поймать многих мужчин, но мы получили всех их лошадей.


Когда стало светло, Уиндхем сел на коней и пошел за нами на полной скорости. Пройдя двадцать миль, он вернулся в лагерь с половиной своих людей, ведущих загнанных лошадей.»


В той операции Мосби захватил 40 лошадей и 5 — 6 пленных.


В ответ на все эти действия полковник Уиндхэм назвал Мосби и его людей «бандой конокрадов». Это было довольно большим оскорблением для джентльмена в те дни. Как настоящий южанин, капитан Мосби верил, что служит делу правды. Он сильно разозлился на эту нападку от Уиндхема. Мосби ответил, что у всех похищенных лошадей были всадники, а у всадников были при себе сабли, карабины и пистолеты.


Мосби захочет преподать англичанину урок и начинает задумывать свой рейд на Фэйрфакс. Примерно в это же время появляется еще один персонаж, сыгравший далеко не последнюю роль в будущем рейде.

«Большой Янки»

Пишите письма…Рейд на Фэйрфакс, часть 1 Гражданская война в США, История, Военная история, Длиннопост, История США

Джеймс Эймс

На двадцать пятый день месяца, молодой сержант 5-й Нью-Йоркской кавалерийской бригады Джеймс Эймс подумал, что с него достаточно. Накануне президент Линкольн выпустил прокламацию об освобождении рабов, и по мнению Эймса, сместила акцент от войны за сохранение Союза на войну за освобождение рабов. Сержант не особо горел желанием отдать свою жизнь за вторую причину, и потому решил дезертировать.


Эймс был крупным человеком с ярко выраженной мускулатурой, c решимостью на лице. Его черные глаза были ясными, его манеры и поведение были приятными и довольно интеллигентными. Сержант Эймс ходил по морям до войны и потому приобрел все отличительные качества этой профессии. За свою внешность он получает прозвище от людей Мосби «Большой Янки».


Мосби и его люди отнеслись с большим недоверием к янки и бывшему дезертиру. Но Эймс быстро развеял его сомнения.


На него никто не обратил внимания – лишь Уолтер Фрэнкленд, у которого не было коня, и который присоединился к Мосби на несколько дней раньше. Эймс сказал Фрэнкленду, что он может отвести его в его лагерь у Джермантауна, и взять там лошадей. Таким образом, они вышли пешком двадцать восьмого, и в ночь – около полуночи – на первое марта прибыли на место. Они вошли в лагерь, поговорили с часовыми, в их присутствии оседлали двух лучших лошадей и затем благополучно вернулись обратно.


Мосби вскоре дает ему еще одно испытание, беря его с собой в рейд, в котором Эймсу предстоит добыть себе оружие. В нем бывший сержант, безоружный, бросается на кавалериста янки, стаскивает его за шиворот с коня и под угрозой смерти заставляет того сдаться. Эймс забирает его револьвер,карабин и саблю и гордый возвращается к отряду Мосби. Сомнений в его храбрости или преданности южанам больше не было.


Мосби спросил Эймса о расположившихся вокруг здания суда Фэйрфакса союзных войсках, из 5-го Нью-Йоркского полка. Если бы сведенья Эймса были подлинными, то бывший сержант сыграл бы ключевую роль в плане Мосби.


«Рассказ, который он дал мне о расположении войск и о бреши в пикетах, совпал с тем, что я знал, и расположил меня к нему. Но мои люди с подозрением относились к его доброй воле и скорее думали, что его послали приманить меня правдоподобной историей. Сначала я не доверял ему полностью, но принял его с испытательным сроком.»


Спустя неделю после этого, Мосби взял свою маленькую – всего лишь из двадцати девяти человек – команду, Эймса в качестве проводника, и из Олди, округ Лаудон, отправился в лагерь у Фэйрфакса, чтобы совершить один из самых своих знаменитых рейдов, но об этом в следующих сериях...

https://vk.com/johnny_came_and_saw?w=wall-184370700_63

Показать полностью 4
92

За пригоршню лимонов.  Невероятные приключения южанина в плену

С некоторых пор вышло, что я сильно увлеклась Гражданской войной в США, а вернее даже, ее конкретными личностями. Речь пойдет о Джоне Мосби - удивительном человеке, история которого смахивает на приключенческий фильм. Известный партизанский командир,наводящий ужас во время войны на северян своими рейдами. Но обо всем по порядку.

Этот летний июльский день один тогда еще безызвестный южный парень встретил, находясь в плену. Он сидел и обдумывал свои грандиозные планы. Планы, которые скоро сделают его знаменитым. Тогда его помнили еще как того «сутулого разведчика» Джеба Стюарта, да и только.

За пригоршню лимонов.  Невероятные приключения южанина в плену Гражданская война в США, История, Длиннопост, История США

Собственно, разведчик Дж.Мосби и генерал Стюарт

Чтобы вас познакомить с этим парнем, передам слово кавалеристам из полка Харриса:


"После драки мы схватили юного мятежника, что назвался капитаном Джоном С. Мосби. Своей внешностью и оживленной беседой он привлек наше самое пристальное внимание. Он был худой, но хорошо сложенный; у него пронзительные голубые глаза и бледное лицо, по его манерам держаться и одежде в нем можно узнать настоящего южанина. Его серую плюшевую шляпу украшал плюмаж, который он носил на прусский манер. У него было с собой письмо от генерала Стюарта к генералу Джексону."

За пригоршню лимонов.  Невероятные приключения южанина в плену Гражданская война в США, История, Длиннопост, История США

Джон Синглтон Мосби

Его застали врасплох, без оружия. Мосби попытался сбежать — тщетно. Однако урок из этого он извлечет, а с оружием никогда больше не будет расставаться.

А пока…


"Тюрьма Старого Капитолия, Вашингтон, 23 июля 1862 года


Моя дорогая Полин: я пишу тебе из Фалмута, сообщаю, что меня взяла в плен вражеская кавалерия в Бивер Дэме. Я нес сообщение от Стюарта к генералу Джексону. Со мной был еще один молодой человек. Я отдал ему мою лошадь, а сам тем временем думал дождаться поезда,чтобы нанести тебе мимолетный визит. <...> Полковник и капитан северян отнеслись ко мне с большой любезностью. Тебе не нужно беспокоиться обо мне. Полковник Дэвис, который взял меня в плен, предложил взять в долг у него деньги. Я поблагодарил его, но отказался."


Мосби вспоминает об одном забавном случае в плену. Письма солдат частенько перехватывались и зачитывались вслух. Однажды так было зачитано письмо от сестры к брату, вызвавшее настоящий хохот у пленных:


«Джэфф Дэвис лучший президент,

А Линкольн идиот.

Пока Джефф Дэвис на коне,

На муле Линкольн прет.»


По прошествии 10 дней было решено обменять пленных, и Мосби также постигла эта участь. Наверное, если бы северяне знали, какой головной болью обернется им освобождение этого человека, они бы сгноили его где-нибудь в своих тюрьмах подальше.

"Когда мы прибыли в Хемптон, я обратил внимание на транспортировку проходящих рядом войск. Будучи заключенным, я тем не менее не утратил своих привычек разведчика, и вскоре выяснил, что это были войска Бернсайда, которые прибыли из Северной Каролины. Если это были подкрепления Макклеллану, это показало бы, что он снова движется к Ричмонду со своей новой базы в Джеймсе. С другой стороны, если бы они переплыли Чесапик, это показало бы, что они идут на соединение к Поупу и что войска Макклеллана отозваны с полуострова.

Это была проблема, которой я должен был найти решение. Это был ключевой момент всей кампании. Среди заключенных было несколько офицеров высокого ранга, но я ни с кем не мог поделиться своими мыслями, из-за страха, что моя темная игра вскроется, и тогда мы все будем снова арестованы. Я был, однако, удивлен, что никто из этих офицеров не придавал такого значения тому, что они видели перед своими глазами.

На четвертый день несколько пароходов с заключенными с Севера встали на якорь рядом с нами и мне сообщили, что к вечеру мы доберемся до реки Джеймс, где располагался пункт обмена военнопленных. В течение дня я видел много судов с войсками Бернсайда, снимавшихся с якоря и переплавляющихся к форту. Я познакомился с капитаном парохода что вез нас из Вашингтона, и узнал, что он симпатизирует конфедератам; поэтому когда он сошел на берег, чтобы получить указания, я попросил его узнать, куда движутся те суда.

Когда он вернулся, он прошептал мне, что пункт назначения - Аква Крик, на реке Потомак. Это все решало - армия Макклеллана не будет продвигаться к Ричмонду, а двинется на север.

Меня лихорадило от волнения и стремления донести это сообщение для генерала Ли, но никто не подозревал, что я открыл, никто не услышал ни одного комментария от меня про движение бернсайдовских войск. Я был так взволнован, что всю ночь просидел на палубе, наблюдая за звездами.

Рано утром мы причалили и я был первым, кто спрыгнул на берег. Я очень спешил, и боялся, что формальности и волокита при обмене задержат меня, поэтому прошептал уполномоченному от конфедератов, что у меня очень важная информация для генерала Ли и попросил его, чтобы мне позволили уйти. Он не возражал.

Это был жаркий августовский день, и мне суждено было пройти 12 миль до расположения штаба наших войск. Кто-то в Вашингтоне дал мне кожаную сумку и 5 северных долларов. Позднее я их потратил на лимоны в форте Монро, потому что из-за блокады янки их не было в Вирджинии. После того, как я осилил несколько миль, я был так измучен, и еще и стер ноги, что прилег прямо у дороги, но я сохранил свои лимоны нетронутыми.

Мимо меня проезжал кавалерист, один из "легиона" Уэйда Хэмптона, и я остановил его и сказал, что мне надо срочно добраться до генерала Ли. Он оказался моим благодетелем, потому что посадил меня на свою лошадь, довел до своего лагеря, взял другую лошадь и доехал со мной до штаба Ли. Я бы хотел знать его имя, потому что всегда думал, что он совершил один из самых благородных поступков за войну.

«Моя дорогая Полин: я прибыл вчера вечером. Мои ноги так болят, что я едва стою. Я принес очень важные сведения генералу Ли.»

Когда мы достигли штаба войск, я спешился и сказал штабному офицеру, который стоял на крыльце, что у меня важная информация для генерала Ли и я хотел бы его срочно увидеть. Поскольку я был грубо одет и неопрятен, без сомнения, офицер подумал, что я нагло прошу о привилегии. Властным тоном, привычных для штабных офицеров, он сказал мне, что я не увижу генерала Ли. Я возразил, что я должен во что бы то ни стало, но он не принял моих объяснений. Я готов был уйти ни с чем, но другой офицер, услышавший, что я говорил, попросил меня подождать. Он вошел внутрь дома, но вскоре вышел и велел мне войти. Я так и сделал и осознал для себя, что это самое ужасное представление себя Главнокомандующему.

За пригоршню лимонов.  Невероятные приключения южанина в плену Гражданская война в США, История, Длиннопост, История США

Генерал Роберт Э.Ли

Мы никогда не встречались ранее, но вскоре моя стеснительность по поводу своего не самого лучшего вида была развеяна; доброжелательность генерала Ли успокаивала. Я нашел его рассматривающим карты за столом. Как можно скорее, я рассказал ему, что войска Бернсайда отправились на соединение с Поупом. Затем, чтобы он больше уверился в моем рассказе, я назвал свое имя и что я был со Стюартом во время его рейда вокруг Макклеллана (прим. переводчика - операции, проведенной благодаря блестящей разведке Дж. Мосби).

"О, - только и сказал Ли. - Я помню."

Когда я закончил, он задал мне несколько вопросов. Я помню, он очень интересовался, куда, по моему мнению, будут двигаться вражеские войска. Я считал это очень большим комплиментом себе, что генерал интересовался моим мнением по столь важному вопросу.


Ли не терял времени даром, чтобы воспользоваться этими сведеньями, что случайно попали к нему в руки. Он тут же позвал одного из офицеров и приказал ему отправить курьера до генерала Джексона.


Прежде чем покинуть его, я открыл свою сумку и выложил дюжину лимонов на стол. Ли сказал, что лучше бы я их отнес раненым в госпитале; но я оставил их тут и попрощался. Я не питал надежд увидеть его снова.»


Там же, в плену, Мосби впервые задумается о том, что федеральные войска ненадежно защищают свои тылы, и что когда-нибудь нужно обязательно их проучить за это. Но речь об этом пойдет в следующих сериях…

Показать полностью 2
99

Monitor VS Virginia. Первый бой броненосцев в истории

События гражданской войны в США (Война Севера и Юга)
Конструкция броненосцев 20 апреля 1861 года войска южных штатов захватили военно-морскую базу Госпорт в Виргинии. Там наряду с прочими трофеями в руки джонни попал и паровой фрегат «Merrimack / Мерримак». Правда, северяне успели его поджечь и затем затопить на отмели. В результате вся верхняя часть корпуса до ватерлинии сгорела, отсеки были заполнены водой. Но южанам, практически не имевшим военно-морского флота годился и такой наполовину уничтоженный корабль. «Мерримак» не стали восстанавливать в прежнем обличье. Его превратили в корабль нового типа.
По плану, разработанному конструктором Джоном Портером и инженером У. Уильямсоном, уцелевшая жилая палуба была превращена в орудийную. В центральной части корпуса из дубовых и сосновых досок толщиной в два дюйма построили большую рубку длиной около 50 м. Ее стенки были наклонены к палубе под углом в 36 градусов и защищались двумя слоями железных плит общей толщиной в 10 см, а крышу покрыли железными решетками. Поверх них положили железные 2х-дюймовые плиты. К форштевню прикрепили железный таран длиной в 4 фута. Руль и винт остались без защиты, и только рулевая рубка была забронирована. Вооружение корабля составляли десять пушек - 6 девятидюймовых орудия системы Дальгрена и 4 нарезных орудия системы Брука (2 - 7'' и 2 - 9''). Строители добавили к обшивке еще 80 тонн чугунных чушек, в результате чего осадка корабля составила 23 фута, над поверхностью воды осталось всего несколько дюймов корпуса корабля и возвышалась бронированная рубка. Поэтому «Мерримак», переименованный в «Virginia / Виргинию», очень напоминал крышу дома. 10-пушечный корабль водоизмещением в 4500 тонн приводился в движение двумя двухцилиндровыми паровыми двигателями (старыми и не очень надежными), позволявшими броненосцу развивать скорость до 9 узлов. Экипаж насчитывал 320 человек. Командовал им коммодор Франклин Бьюкенен (однофамилец бывшего президента США).

Monitor VS Virginia. Первый бой броненосцев в истории Гражданская война в США, Бой, Броненосец, Технологии, История, Длиннопост

Прознав про создание конфедератами чудо-оружия и опасаясь, что с его помощью враг сможет беспрепятственно разгромить Вашингтон, федеральное правительство предприняло срочные ответные меры. В считанные месяцы по проекту шведа-эмигранта Джона Эриксона появился на свет «Monitor / Монитор» (в переводе с латыни – «наставник» - название придумал Эриксон) – совершенно новый и непохожий ни на что боевой корабль.
«Монитор» Эрикссона, строившийся на верфи изобретателя в Гринпорте (Бруклин), представлял собой корабль весьма необычной конструкции. Вместо привычного для тех лет корабля, вооружённого множеством пушек, размещённых вдоль бортов, «Монитор» нёс две крупнокалиберных пушки во вращающейся бронированной башне, установленной на низко сидящий в воде бронированный корпус. Паровая машина, механизмы и жилые помещения находились ниже ватерлинии. Изобретатель хотел установить на броненосец два орудия калибром 15 дюймов (380 мм), однако за неимением таковых «Монитор» вооружили двумя 11-дюймовыми (280-мм) пушками системы Дальгрена. Орудия установили в поворачивающейся башне диаметром 20 футов (6,1 м) и высотой 9 футов (2,7 м), защищённой слоем железной брони толщиной 8 дюймов (203 мм). Башня была установлена на центральном штыре, вокруг которого она могла поворачиваться с помощью вспомогательного парового двигателя, управляемого одним человеком. Эрикссон, опасавшийся взрыва внутри башни при стрельбе полными зарядами чёрного пороха весом в 30 фунтов, пожелал снизить вес зарядов до 15 фунтов. Как и в случае с «Вирджинией», это решение оказалось ошибкой: полный заряд позволял пробивать броню, что могло бы дать решающее преимущество в бою. Серьёзным недостатком конструкции было размещение ходовой рубки прямо на палубе перед орудийной башней. Такое размещение рубки мешало стрельбе «в нос», кроме того, командир корабля, находившийся в рубке, был изолирован от других членов команды и не мог эффективно руководить боем..

Monitor VS Virginia. Первый бой броненосцев в истории Гражданская война в США, Бой, Броненосец, Технологии, История, Длиннопост

Битва на рейде Хэмптон-Роудс или Бой «Вирджинии» с «Монитором» — самое известное и знаменательное морское сражение Гражданской войны в США. В ходе битвы, длившейся с перерывами с 8 по 9 марта 1862 года, произошёл первый в истории бой броненосных кораблей, оказавший значительное влияние на развитие военно-морской науки и вооружений.


Рядом с фрегатом «Миннесота» стоял этот странный, неиспытанный «Монитор», к которому, в общем, флот относился с крайним пренебрежением; он едва уцелел на переходе морем, и его трудно было считать способным противостоять такому могучему броненосцу, как «Мерримак». Команда корабля была до крайности утомлена, инженер-механик лежал больной в своей койке, а командир измучился в томительной борьбе с морской стихией. Нечасто встречаются примеры, когда корабли вступали в бой, имея столько шансов против себя.
Увидев своего противника, Уорден поднял якорь и пошел ему навстречу.
Конфедераты увидели «Монитор» еще ночью, при свете горящего «Конгресса». Лейтенант Джонс принял на себя командование броненосцем вместо раненого Бьюкенена. В сражении предыдущего дня он принимал участие как старший офицер; это был способный, энергичный человек, приобретший опыт еще во флоте Соединенных Штатов. В ничтожном с виду корабле северян он узнал своего главного противника и понял, что если его не уничтожить, то вряд ли удастся расправиться с деревянными кораблями Союза, очистить дорогу на Вашингтон. Появилось новое препятствие, и это препятствие следовало преодолеть.
Когда «Мерримак» подходил, он обменялся выстрелами с фрегатом «Миннесота», а вскоре после того его атаковал «Монитор». День был солнечный и ясный, и толпы зрителей покрывали берега с обеих сторон, с жадностью ожидая исхода сражения. Конфедераты сознавали, что, если им удастся уничтожить эскадру северян, морской берег будет для них открыт. Северяне сознавали, что единственной их надеждой был «Монитор».

Monitor VS Virginia. Первый бой броненосцев в истории Гражданская война в США, Бой, Броненосец, Технологии, История, Длиннопост



БОЙ
В 08:30 «Мерримак» начал бой, выстрелив в «Монитор» из своего носового 7-дюймового нарезного орудия. Цель была очень мала, и попасть в нее не удалось. Пришла очередь «Монитора»: он вплотную подошел к своему могучему противнику и ответил, выстрелив в упор из двух 11-дюймовых орудий 170-фунтовыми снарядами. Снаряды отскочили от покатых бортов «Мерримака», не нанеся ему никакого вреда. Это объясняется тем, что заряд пороха состоял всего из 15 фунтов, тогда как впоследствии оказалось, что 11-дюймовые пушки Дальгрена могли быть заряжены вполне безопасно вдвое большим количеством пороха. К тому же лейтенант Грин придал орудиям небольшой угол возвышения, вместо того чтобы дать им угол снижения и ударить в борт «Мерримака» под прямым углом. После того как «Монитор» сделал выстрелы из своих двух орудий, «Мерримак» направил на него орудия своей батареи правого борта и снаряд за снарядом стал ударять в башню «Монитора». Сотрясение было очень сильное, но ни люди, ни башня от этого не пострадали. Совершенно не оправдалось предсказание, что все находящиеся в башне будут оглушены или убиты. Это немедленно подняло дух команды и вселило в нее доверие к своему кораблю. У обоих противников не оказалось повреждений, они снова зарядили орудия, и сражение возобновилось. «Монитор» вместо снарядов из кованого железа стрелял массивными чугунными снарядами, которые при ударе разбивались. В свою очередь «Мерримак» вступил в бой, вообще не имея сплошных снарядов; он был снабжен только бомбами и ядрами, пригодными для уничтожения деревянных судов. Имей он закаленные снаряды для 7-дюймовых нарезных орудий, он мог бы пробить башню «Монитора». Вследствие этих обстоятельств произошла хотя и сильная, но безрезультатная перестрелка; оба корабля стреляли так быстро, как только было возможно. «Монитор» делал один выстрел через каждые семь минут, а «Мерримак» — через каждые 15 минут. Последний, однако, видя, что огонь его не производит ровно никакого действия, уменьшил его. Лейтенант Джонс, спускаясь с палубы, увидел, что часть прислуги у орудий стоит в бездействии, спросил, почему не стреляют. Ему ответили, что порохом следует дорожить и что после двухчасового непрерывного огня ясно, что выстрелы вредят противнику столько же, как и щелканье пальцами. «Монитор» имел огромное преимущество: он обладал лучшим ходом и им было легче управлять. Кроме того, вращающаяся башня давала ему возможность направлять орудия во все стороны; «Мерримак» же с трудом наводил свои орудия через небольшие порта.
Управление поворотным механизмом башни «Монитора» было весьма затруднительно. Трудно было привести башню в движение, но еще труднее было остановить движение. На палубе, под башней, делали отметки для обозначения правого и левого борта, но сажа из дымовой трубы быстро уничтожала их следы. Весьма трудно было из башни наводить на цель орудия, так как, кроме портов, не было других световых отверстий, а порта были так малы, что выдвинутые орудия закрывали их вплотную; если же орудия вдвигались, порта плотно закрывались полупортиками. Как только представлялась возможность, с «Мерримака» упорно стреляли из ружей в порта; но чтобы не дать снарядам проникнуть в башню «Монитора» или смять полупортики, после каждого выстрела поворачивали башню, отводя таким образом порта от неприятеля. Если бы кто-нибудь из орудийной прислуги был бы убит или неспособен исполнять свои обязанности, его было бы некем заменить, так как на корабле имелось только самое необходимое для управления им количество людей.
Еще в самом начале боя испортилась переговорная трубка, обеспечивавшая сообщение башни с штурманской, рубкой и потому для передачи приказаний в башню был поставлен ряд людей. Один из стоявших в цепи людей был из сухопутных, не понимал и потому перевирал технические термины. Находившиеся в башне не имели понятия о том, в каком направлении находится неприятель, так как во вращающейся башне или барбете очень скоро теряется способность ориентироваться, и потому стреляли наудачу. Башню приводили в движение и, как только противник входил в угол обстрела, быстро и последовательно стреляли из всех орудий. Приходилось принимать все меры предосторожности, чтобы выстрелы не попадали в штурманскую рубку или даже около нее, потому что при стрельбе вперед, даже под углом в 30 ° от диаметральной плоскости, напор воздуха так поражал находившихся там офицеров, что полдюжины выстрелов было совершенно достаточно, чтобы довести их до бесчувственного состояния. Стрелять назад нельзя было также менее как под углом в 50 °, чтобы сотрясение воздуха не повредило котлов, находившихся очень близко к палубе. Вопреки всем предсказаниям, в самой башне сотрясение от стрельбы не сказывалось вредно на людях, но все стоявшие в момент ударов неприятельских снарядов около башни или прислонившись к ней более или менее пострадали. Исполнявший должность шкипера Стоддер стоял, прислонившись к башне, в то время как в нее ударила бомба, и был оглушен, точно так же и два других члена экипажа подверглись той же участи. Все трое, однако, вскоре оправились, так как они не получили других более серьезных повреждений.
Убедившись в бесцельности перестрелки, длившейся уже некоторое время, Уорден решил нанести удар тараном. Он устремился на винт «Мерримака» в надежде повредить его, но промахнулся всего на два фута. Корабли слегка коснулись друг друга, и в этот момент «Монитор» почти в упор выстрелил в корпус своего противника из 11-дюймового орудия; снаряд вдавился в броню, но не пробил каземата. Лейтенант Джонс высказывал мнение, что если бы по тому же месту сделали еще выстрел, то каземат был бы пробит, но на это у артиллеристов «Монитора» не хватило ловкости и искусства. Видя, что «Монитор» так свободно маневрирует, а ход «Мерримака» все уменьшается из-за отсутствия дымовой трубы, разбитой еще во время схватки предыдущего дня, Джонс решил оставить «Монитор» в покое и заняться уничтожением фрегата «Миннесота». Но расчет этот он сделал без штурмана. Этот человек до смерти боялся сильного бортового залпа союзного фрегата и потому вместо того, чтобы подойти к фрегату «Миннесота», поставил «Мерримак» на мель. Здесь он простоял некоторое время, а «Монитор» кружился около него, отыскивая у врага слабое место, чтобы нанести удар тараном. Но или командир побоялся очень рисковать «Монитором» — мы знаем, что нос его был ослаблен якорным колодцем, — или же кораблем плохо управляли, но «Мерримак» успел сойти с мели и уклонился от удара. Фрегат «Миннесота» пострадал очень мало; от одной взорвавшейся бомбы начался пожар, который удалось быстро потушить, а другая попала в котел буксира «Дрэгон», стоявшего у его борта.

«Мерримак», видя, что ему не дают спокойно топить неброненосные корабли, устремился опять на «Монитор». На этот раз Джонс решил потопить противника, пытаясь ударить своим форштевнем в его палубу. Он наскочил на «Монитор» со всей скоростью, которую могла развить расхлябанная машина; от силы удара вся команда «Мерримака» была сбита с ног и у них появилось кровотечение из носа. При столкновении корабли сцепились; были вызваны люди для абордажа, но они не успели перейти на «Монитор», как он уже выскользнул из-под тарана «Мерримака». В момент столкновения «Монитор» выстрелил из своего 11 -дюймового орудия в каземат противника, но снаряд опять только вдавился в броню.
Эта попытка нанести удар тараном не причинила никакого вреда ни одному из кораблей. «Мерримак» имел чрезвычайно малый ход, и это, вероятно, и есть причина, почему ему не удалось потопить «Монитор». Если б он наскочил на него со скоростью 15 узлов, нам пришлось бы описывать другое. Но при этих условиях верхний острый край «Монитора», прорезав легкую железную обшивку носовой части «Мерримака», глубоко врезался в находившуюся за ней дубовую подкладку. На «Мониторе» же оказалась только небольшая выбоина. В башне «Монитора» оказалось недостаточно боеприпасов. Пополнить их оказалось довольно затруднительно, так как приходилось люк в палубе башни навести непосредственно на отверстие в нижней палубе и держать в таком положении, пока снаряды и заряды не будут подняты. Поэтому Уорден ушел на Миддл-Граунд, где держался на малой глубине, чтобы «Мерримак» не мог за ним последовать; здесь он простоял 15 минут, готовясь  к возобновлению боя. Конфедераты на «Мерримаке» подумали, что броненосец получил серьезные повреждения. Неизвестно, почему они не воспользовались этой передышкой, чтобы уничтожить фрегат «Миннесота», но они этого не сделали и были весьма неприятно поражены, когда увидели, что башенный корабль опять направляется к ним.

Артиллеристы «Мерримака» во время последней фазы этого сражения прибегли к тактике, которая могла бы принести им победу, если бы они ею воспользовались ранее. Они сосредоточили свой огонь на штурманской рубке, а это было слабое место «Монитора». В половине одиннадцатого, в то время когда Уорден стоял у одного из светлых люков, снаряд ударил в рубку и, разорвавшись около нее, вдавил один из железных брусьев, из которых она была сделана, подняв при этом ее верх и осыпав глаза Уордена осколками железа и пороха. Ослепленный и обливаясь кровью, он упал и, воображая, что вся постройка разрушена, приказал «Монитору» отойти. Корабль, командир которого оказался неспособен исполнять свои обязанности, некоторое время беспомощно дрейфовал. Лейтенант Грин, выйдя из башни, увидел Уордена, лежащего с окровавленным лицом у трапа, ведущего в штурманскую рубку, и решил, что тот получил смертельную рану. Уордена отвели в каюту, и, несмотря на жестокие страдания, которые причиняли ему раны, он не забыл спросить о ходе битвы и спасена ли «Миннесота». Когда ему ответили утвердительно, он воскликнул: «Так я умру счастливым». Но он, к счастью, впоследствии поправился и принимал участие еще во многих последующих операциях этой войны. «Монитор» несло течением по мелководью около 20 минут, затем, под управлением лейтенанта Грина, он отправился искать своего противника. Но «Мерримак», не будучи в состоянии из-за мелководья пойти за «Монитором», ушел. Южане уверяют, что он около часа ждал возобновления боя. Грин, по всей вероятности щадя свой корабль, не упорствовал в преследовании «Мерримака» и послал только вдогонку удаляющемуся врагу несколько снарядов.Сражение казалось нерешенным, потому что корабли не нанесли друг другу никаких серьезных повреждений и ни тот, ни другой не потеряли ни одного человека. Если бы «Монитор» сосредоточил свой огонь на какую-нибудь одну часть каземата «Мерримака», а «Мерримак» в продолжение всего сражения направлял бы свой огонь на штурманскую рубку «Монитора», результат мог оказаться более решительным. И еще, если бы конфедераты имели и использовали сплошные снаряды, а «Монитор» употреблял бы 30– или 50-фунтовые пороховые заряды для своих орудий, то действие непрерывного огня имело бы гораздо более разрушительные последствия. Команда «Мерримака», состоявшая из сухопутных войск, как кажется, сражалась хорошо. Стреляли они метко, и их нельзя ни в чем обвинить, а моряки «Монитора», если и не подвергались тяжелым испытаниям во время боя, все-таки продемонстрировали выносливость. Попытка полностью уничтожить флот Союза не удалась; деревянные корабли теперь почувствовали себя вне опасности. Вашингтон и все приморские города Союза были избавлены от страха подвергнуться нападению, блокаду отстояли, и факт этот доказал Югу, что, какие бы они ни избрали броненосцы, строительное искусство Севера их превзойдет.  За время боя в «Монитор» попало 22 снаряда, из них девять в башню и два в штурманскую рубку, но не оказалось никаких повреждений, кроме небольших выбоин. Сам он сделал 41 выстрел. «Мерримак» в сражениях 8-го и 9-го получил в броне 97 выбоин. Когда снаряды «Монитора» попадали в него под углом, они разбивали оба ряда брони, но подкладка оставалась цела; если же снаряды ударяли перпендикулярно, они ломали и расщепляли подкладку, хотя и не пробивали ее насквозь.

Взято из сети, часть из википедии, переработано с целью сократить объем и соответствовать названию топика. Есть похожие посты, однако они пересекаются по исторической линии, которую не избежать.

Показать полностью 2
216

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал.

В прошлом выпуске армии обеих враждующих сторон довольно спонтанно встретились у небольшого городка Геттисберг, и за три дня делом доказали, что известная картина Верещагина «Апофеоз войны» меркнет по сравнению с реальностью. Совокупные потери составили около 50000 человек.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

Каким-то чудом жертв среди гражданского населения практически не было, единственный документированный случай служит скорее примером радикального невезения — Джинни Уэйд, 20 лет, пекла у себя на кухне хлеб, когда в окно прилетела шальная пуля.


Для баланса фортуна решила обеспечить стопроцентную удачу другому «мирному» жителю — Джону Л. Бёрнсу. Кавычки поставлены не случайно — как только начались первые выстрелы, 69-летний боевой старик подорвался с кресла, схватил со стены древнюю ружбайку и запас пороха и пошел на знакомые звуки: дед был ветераном войны 1812 года (не с Наполеоном). Повстречав первого же раненого северянина, Джон поступил по всем канонам правильного 3D-шутера, залутав более современную винтовку (спросив разрешения перед этим), после чего нашел локальное командование США и попросился повоевать.


Воевать получилось до вечера, когда обладатель потрепанного цилиндра на голове (форму дед побрать с раненого постеснялся) таки получил горячей южной любви в виде ранений в руку, ногу и нескольких мелких в грудь. Однако и после этого мистер Бёрнс не растерялся, но умудрился отползти подальше от своего оружия и скинуть подальше патроны. Свои северяне его не подобрали, так как были заняты куда более важным делом — неистово мчались с поля боя (см. отступление первого дня в прошлом выпуске). Нашедшим его южанам дедок рассказал грустную историю про то, как он на поле искал жену, а тут прилетело, ему поверили (а за бой без униформы обычно достреливали на месте) и даже подлатали, после чего Джон уполз в ближайший подвал, считая свое участие в битве и войне оконченным.


Однако так повезло далеко не всем — потери армий составили едва ли не треть личного состава, и продолжать кампанию далее не мог никто, ни янки, ни дикси. Генерал Ли выстроил своих оставшихся бойцов и ждал атаки от Мида, но тот не был уверен в результате и продолжать побоище не стал. За что потом, как всегда бывало, получил по первое число от всех диванных экспертов той поры.


Роберт Ли начал отступление, США довольно вяло его преследовали и, убив при возможности ещё одного генерала КША, дали дикси уползти за реку. Настало время подводить итоги сражения и намечать новые цели для ударов.


Первые впечатления от главной битвы всей войны у сторон были, как ни странно, одинаковые.


Линкольн был несколько недоволен тем, что Роберта не стали добивать, пока была возможность, однако репрессий учинять не стал, даже повысил Мида в звании (хоть и прочитал пару нотаций о том, как надо воевать на самом деле). Газетчики США заходились в буйном восторге и шарашили заголовки сплошным капсом от великого избытка эмоций.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

Против ожиданий, в КША сперва не сочли произошедшее военной и политической катастрофой. Роберт счёл, что при таком количестве накладок и фейлов то, что армия в каком-то составе вернулась, да ещё и нанесла серьезные потери янки — уже вин. К тому же, он рассчитывал, что теперь Мид оставит их в покое на несколько месяцев, пока снова не соберется с силами.


А зря.


По всем законам жанра, после кульминации действие неизбежно движется к развязке, и шансов выиграть войну у КША более не осталось. В Европе это поняли быстрее и окончательно похоронили идею помощи конфедератам.


3 июля, пока Ли и Мид ещё рубились в Геттисберге, генерал Улисс Грант, о котором мы писали ранее, дожевал крепость Виксберг и взял в плен 25 тысяч солдат Юга. 8 июля силы США полностью овладели Миссисипи и разделили Конфедерацию надвое.


Морская блокада усилилась — промышленные мощности Севера позволили соорудить уйму современных кораблей. В океан на них было не выйти, да и о далеких круизах можно было не мечтать, но с задачей кошмарить побережье они справлялись успешно. Начались активные атаки на порты КША, отбивать которые приходилось ценой больших потерь, усилий и хитроумия. 5 октября, верные своему девизу «голь на выдумки хитра», южане первыми в мире учинили боевую торпедную атаку. Ну, вернее атаку шестовой миной (длинная такая оглобля со взрывчаткой на конце), но одним тыканьем палочкой ситуацию было не поправить.


От безысходности КША переоборудовали гражданские корабли, купленные за последние деньги в Европе, и попробовали нанести удар по торговым коммуникациям Севера. До поры до времени получалось неплохо.


Осенью 1863 Мид снова активизировался и начал крайне болезненно огрызаться в сторону Ли. Роберт хитрыми манёврами смог не довести ситуацию до катастрофы, но и обратить янки в бегство уже не получалось — Север научился воевать и даже рубиться в рукопашной. Хотя с кавалерией по-прежнему было не ахти — известный нам гражданин Стюарт всё ещё был силен в аннигиляции вражьих конников и даже в этой провальной для дикси кампании нашёл, кого погонять по буеракам — см. забег в 8 миль под названием «Баклэндские гонки».


К началу 1864 года уже всем стало понятно, что вопрос только в том, как долго сможет продержаться КША. В апреле главным и ответственным за всё шоу со стороны США назначили генерала Гранта, человека-писятбаксов, известного своим категорическим упрямством в вопросах стратегии и тактики. И он начал пережевывать то, что ещё осталось у конфедератов. Улисс считал, что сил у Юга почти не осталось, и их надо просто методично додавить, не особо считаясь с потерями — у Линкольна много.


Потеряв во время сражений в лесах с говорящим именем Глушь 18 тысяч человек против 8000 у дикси, он просто пошёл вперед и… потерял ещё 18 тысяч в следующем сражении. А потом ещё 13 в следующем. И сил у него всё равно осталось в два раза больше, чем у противника. Генералу Ли стоило больших трудов затормозить этот живой таран, но остановить его он не смог. Грант, всё же сообразив, что так может и паритет наступить, нехотя свернул с наезженной колеи и взял в осаду Питерсберг — 20 километров к югу от Ричмонда, столицы КША.


На других фронтах дела у Юга шли тоже так себе. Отдельным проблеском был Техас, где северянам настучали по голове, но со стратегической точки зрения это было сравнимо с покорением Аляски или какой-нибудь Гренландии — душу вроде бы греет, а толку чуть. Что куда более грустно, пока Грант долбился в укрепления и пытался дотянуться до Ричмонда, другой генерал США, Уильям Шерман, куда более известный общественности в своём тридцатитонном воплощении, шёл к Атланте.


В отличие от командующего, Уильям с несколько большим почтением относился к жизням доверенных ему солдат, и предпочитал не бить в одну точку, а разнообразить тактику и как-нибудь обескураживать противника перед наступлением. Противостоял ему южный генерал немного макклелланского толка, что было куда лучше в обороне, нежели в атаке, но всё равно идеальным вариантом не выглядело.


За 4 месяца Шерман дошел до Атланты, попутно всячески осложняя жизнь своему противнику. Чего стоит хотя бы технология вывода из строя железных дорог (чем почему-то как раз не пользовался его соперник). Подрывать рельсы было нечем, поэтому их ломали грубой физической силой и суровым варварством — сперва кусок полотна поднимался руками и переворачивался, затем нужно было отбить шпалы и сжечь их, а рельсы кинуть в тот же костер. Как раскалятся добела, вытащить и загнуть в петлю о ближайший столб или дерево. «Галстук Шермана» готов! Использовать подобную загогулину теперь можно было только для выставки абстрактного искусства, но в то благословенное время люди не знали о таких извращениях.


В итоге южане сдали Атланту сами, попутно запалив всё ценное в городе. И так как это был один из немногих хоть сколько-то промышленных центров дикси, гореть там было много чему, и полыхало оно знатно. Вслед за падением города за компанию с ним рухнул и весь западный фронт КША, а довольный Уильям пошел развешивать по деревьям свои чудо-галстуки дальше — но уже в сторону моря.


Захват Атланты решил ещё одну проблему США и вынес финальный вердикт конфедератам — 8 ноября 1864 года на президентских выборах победил некто Авраам Линкольн с лозунгом «Коней на переправе не меняют». До захвата города всё могло сложиться иначе — чудо-стратегия Улисса «Мясника» Гранта особой народной любви к нему не снискала, и продолжать войну таким вот образом хотели не все. Однако противником Линкольна на выборах был знакомый нам (и недавно вспомненный) Макклеллан, а Шерман очень удачно взял в город — и у КША не осталось шансов на какие-то мирные варианты, кроме капитуляции.


На море тем временем тоже всё было плохо. Юг опять поразил умы всей планеты своим прорывом в будущее — и в феврале выкатил первую боевую подлодку. 12 метров длины, водоизмещение 7 тонн, 4 узла в надводном положении и как повезет — в подводном, двигатель системы «крути руками». Вооружена была опять шестовой миной, так как идею признали годной и перспективной. К сожалению, о воздействии гидродинамического удара под водой в то время ничего не знали, поэтому первые подводники погибли вместе со своей целью — корветом США «Хаусатоником».

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

На этом ловкие идеи у моряков КША закончились. Блокада стала непробиваемой, атаки с моря участились, а летом Север занял последний пригодный порт. Рейдеры, долго время не дававшие жить северным торговцам, были кто потоплен, кто взят в плен. Последнего нашли аж в октябре в Бразилии.


Всё это время, пока в других местах происходило какое-то оживленное движение, генерал Грант осаждал Питерсберг. Обе армии успели нарыть километры траншей, припереть к фронту кучу артиллерии, включая особо крупнокалиберные мортиры, и не собирались останавливаться. Мечта Макклеллана о хорошей позиционной войне сбылась — пулеметов ещё не было, но запах Первой Мировой стоял отчетливый. Лобовые атаки заставили даже Улисса понять, что нужно искать другие методы, и линия траншей постоянно смещалась к западу, в попытке обогнуть войска КША и зайти к ним с фланга. Войска КША рыли укрепления в ответ и деятельно сопротивлялись попыткам их «приобнять», но ситуация в осаждённом городе становилась всё хуже. Дикси и до того не роскошествовали, но одно дело — не иметь хороших сапог, а другое — чего пожрать.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

Кстати, южнее генерал Шерман придумал, как решить свои личные проблемы с голоданием армии. Так как тащить за собой обозы было долго и рискованно (а ну как Стюарт какой набежит), Уильям решил, что голодный солдат:


а. эффективнее, потому что злее;


б. сам еду где-нибудь найдет, не маленький.


Южная Каролина и Джорджия, через которые шло воинство в 62 тысячи жрунов, оказалась очень рада встретить и накормить освободителей (нет). Однако на том фронте отбиваться уже было толком и некому — силы США настолько превышали по численности те отряды, что остались в этих штатах у дикси, что сопротивления практически и не было.


Сам Шерман оценил ущерб от своего похода в 100 миллионов тогдашних долларов. По нынешним ценам — примерно полтора миллиарда. Количество понавешанных «галстуков», угнанного скота, отнятого зерна, разрушенных мостов, телеграфных линий и прочего, что выступало над рельефом, уже плохо поддаётся подсчёту, так что поверим генералу на слово. Согласно недавнему исследованию, сельское хозяйство в том районе не могло выйти на прежний уровень аж до 1920 года. Уильям эффектом был весьма доволен, и в письмах сообщал, что так и надо поступать — нечего, мол, не тех было поддерживать.


Ещё до конца года выйдя к морю, человек-танк попёр на север, на соединение с окончательно охреневшим от осады Грантом, с целью оказания моральной поддержки и лёгкого подтрунивания на тему любителей копаться в земле. Однако не успел.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

Роберт Ли ещё зимой понял, что в осаде ему не высидеть, но ввиду тотального бездорожья и распутицы не мог вырваться на простор до весны. Армия и так едва стояла на ногах из-за болезней, голода и нехватки вообще всего, да ещё и дезертирство стало приобретать массовые черты. Однако и с приходом весны все попытки прорвать рубежи Гранта оканчивались неудачей и лишь дополнительными потерями и без того крайне ограниченных сил.


1 апреля ситуация вообще стала катастрофической — Грант отбил у южан ветку железной дороги. Генерал-майор Пикетт, которому было поручено всё это дело охранять, в момент атаки… коптил ставриду в трех километрах от боя. Ну, надо же как-то отдыхать человеку.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

В тот же день Улисс начал глобальный штурм укреплений южан, и Ли понял, что пора резко менять ситуацию. Питерсберг и Ричмонд были эвакуированы, а все наличные силы брошены на исполнение плана выхода из окружения. Роберт хотел обойти Гранта, уйти на юг, там встретиться с недобитками из Каролины, вместе настучать Шерману, ну а дальше уже как-нибудь там.


Не вышло. 9 апреля, после череды мелких боев и стычек, Роберт понял, что он немного не успел, и уже взят Грантом в кольцо. Понимая, что деваться больше некуда, самый прославленный военачальник дикси подписал капитуляцию своей армии (причем идею подал сам Грант, которому, видимо, надоело попусту тратить силы).

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

Вслед за этим посыпались капитуляции и других соединений КША. 16 апреля взяли Коламбус, 21 апреля Джон Мосби, человек-кентавр, достойный отдельного выпуска, распустил свою бригаду сорвиголов (но ничего не стал подписывать!), 26 числа сдались силы в Каролине, а в начале мая поймали и президента КША, Джефферсона Дэвиса с женой. Причем при поимке умудрились неплохо пострелять по своим (9 раненых, 2 убитых) и едва не упустить самого Дэвиса. Адъютант повёлся на просьбу жены президента и отпустил её с «мамой» за водой. «Маму», замотанную в женское, выдали сапожищи со шпорами.


На этом войну можно было считать оконченной, хотя отдельные энтузиасты продолжали, будучи либо слишком упоротыми, чтобы сдаваться, либо просто не в курсе последних новостей.


Так капитан крейсера CSS Шенандоа, творивший всякое в моря-океанах, доплыл из Англии до Микронезии как раз ко времени сдачи Ли и попутно раздолбал 13 торговцев янки. Затем, уже в Тихом океане — сжег ещё 11. Только 27 июня суровому моряку, в рамках просьбы охолонуть немного, показали газету с сообщением о сдаче Роберта Ли. Но так как показывал её капитан захваченного судна Севера, южный корсар отнёсся к новости с недоверием, перечитал газету ещё раз и обнаружил там воззвание президента КША, в котором тот обещал, что борьба будет продолжена. Обещанное надо выполнять, поэтому тихоокеанский Джек Воробей не свернул активность, напротив — попёр в Сан-Франциско, где выпустили газету, с целью утащить чего ценного из тамошнего порта, а то ишь ты, пишут гадости всякие. К счастью, 2 августа его перехватил английский корабль, капитан которого таки смог донести до благородного пирата последние новости. Южный моряк очень опечалился, узнав, что валил всех уже после окончания войны, ничем не отличаясь от простого морского бандюги.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

Сам Линкольн не мог отпраздновать победу. Ещё вечером 14 апреля он был застрелен в затылок в театре Форда и умер к утру, не приходя в сознание.


Джеб Стюарт погиб в мае 1864 года при обороне Ричмонда от сил Гранта.


Роберт Ли после войны неоднократно подвергался допросам на предмет его лояльности к США, немного путешествовал по стране и умер в 1870 году от инсульта, что было отмечено массовым трауром в Ричмонде.


Джордж Мид после войны получил почетную докторскую степень университета Гарварда за свои исследования о Великих Озёрах, а также о строительстве волнорезов и маяков, и умер в 1872 году от пневмонии. Собственно, он никогда особо и не хотел быть военным.


Уильям Текумсе Шерман долгое время был командующим генералом армии США, успел повоевать с индейцами (тоже разнеся всё вокруг в пыль и прах), в политику, в отличие от многих своих коллег, не лез. Умер от пневмонии в 1891 году.


Улисс Грант успешно баллотировался в 1869 году на пост президента, а потом и переизбрался в 1872. Однако к концу срока вскрылось множество коррупционных скандалов, поэтому на третий его даже не стали выставлять. Умер в 1885 году.


Гражданская война стала самым большим вооруженным конфликтом на территории США за всё время истории страны и самым кровопролитным в истории США в принципе. Ни одна война ни до, ни после не принесла таких разрушений и такого числа жертв для страны. Восстановление займет довольно долгое время, но уже к 1898 году США оправятся настолько, что начнут операцию на Гавайях против королевы Лилиуокалани.

Однако это уже совсем другая история.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 20, финал. Historyfun, История, Гражданская война в США, Длиннопост

А теперь о плохом.

Спасибо всем моим подписчикам, спасибо за то, что продолжали ждать, даже с моей чудесной частотой постов, спасибо, что всё равно продолжали подписываться, спасибо за персональную ачивку. Вы молодцы, и я очень вам благодарен, пусть я и писал так редко.


Увы, я вынужден это сказать, уважаемые — тут постов более не будет.

Они будут выкладываться в ВК, и я уверен, что по словам history fun вы легко меня там найдете.

До новых встреч!

Показать полностью 8
232

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19

В прошлом выпуске известный кавалерист-пират-ниндзя Джеб Стюарт остался без присмотра начальства, что немедленно вылилось в шквал ограблений, неожиданных нападений и прочего лихого беспредела на всей вверенной ему территории, но ни привело ни к чему хоть как-то осмысленному для армии Юга в целом. Ненадолго оставим конного буканьера и вернемся к происходящему у Роберта Ли.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Стоит напомнить, что вся эта эскапада с походом на территорию врага была тем самым приёмом, часто используемым многими фентези-писателями отечественного разлива, а также практически всеми мальчишками в детстве в своих эпичных постановочных боях, и называется он «а я как будто из последних сил». Однако в случае дикси никакого «как будто» не было — силы действительно были на исходе, бог оставался на стороне больших батальонов и единственное, что могло как-то поправить ход войны (во всяком случае, по мнению генерала Ли) — это решающее сражение с серьезными потерями и моральным ударом для Севера, после чего можно было попытаться свести ситуацию к пату.


При этом в идеальном (для КША) мире сражение бы случилось на заранее выбранных и укрепленных дикси позициях и стало бы неприятным сюрпризом для янки, однако идеал, как известно, недостижим.


Передовые части Юга вошли в Пенсильванию (ту её часть, что относилась к долине Шенандоа) ещё 15 числа, после чего начали просачиваться на север тонким, но упорным ручейком. Генерал Ли заранее проинструктировал подчиненных на тему нарушения беспорядков на вражеской территории, поэтому обошлось без особых погромов и мародерства, скорее в стиле «джентльмены собирают необходимое имущество». Лошадей, пайки, скот, деньги, негров… Кое-где, впрочем, пожгли склад, где-то разнесли фабрику особо радикального конгрессмена-противника Юга, так что без эксцессов тоже не обошлось. Периодически требовали обуви и шляп. Что многое говорит нам о материально-технической части армии.


Рейдерство продолжалось где-то с неделю, однако всем, а особенно Ли, было понятно, что долго подобное веселье тянуться не может. Во-первых, оставаться большими силами в Шенандоа было голодно, во-вторых, Хукер — не Макклеллан, он долго думать не станет, а быстро измыслит что-нибудь крайне огорчительное для дикси. Поэтому основные силы Юга вскоре перешли Потомак вслед за авангардом и углубились в Пенсильванию, к 28 июня сгруппировавшись в районе Чамберсберга (см. карту). Тут Роберт остановился на подумать и на подождать вестей от Джеба Стюарта, без которого понять планы противника было крайне затруднительно. Тот же в этот момент переплывал Потомак и вовсю топил в сторону здоровенного вражеского обоза, поэтому думал, по большей части, о сугубо мирских задачах и новых ачивках, а не каких-то стратегических материях.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Здесь надо сказать, что опасения Роберта Ли насчёт Хукера были полностью оправданны. Тот уже успел примерно осознать происходящее и даже набросал коварный план высадки 25000 человек через проход в горах в тыл Роберту с целью причинения тому печали и тоски, не совместимых с продолжением кампании. Однако Линкольну и штабу показалось, что эти 25 тысяч куда нужнее на прикрытии Вашингтона, из столицы подчиненным генерала пришла депеша «Не обращайте внимания на приказы генерала Хукера», и Хукер, пребывая в перманентном фейспалме, подал в отставку, о чем мы уже писали.


На его место, как и было сказано ранее, заступил генерал Мид, которому из Вашингтона в кои-то веки прислали дополнительные модераторские права — возможность отстранять любого офицера без предварительного обсуждения с самим Линкольном и назначать новых, а также право убирать из армии любого не понравившееся лицо, включая гражданских. Как Северу воевалось до получения этих прав, представить сложно. Стоит удивляться не малому числу побед, а тому, что они вообще порой случались.


В остальном общие инструкции остались теми же — сделать что-нибудь с Ли, при этом ни в коем случае не оставляя Вашингтон без защиты. Пообщавшись с мрачным Хукером и проведя быструю реорганизацию штаба, благо теперь не приходилось запрашивать разрешения Вождя и Учителя на каждый чих, Мид рьяно принялся за дело. Рейд Стюарта его особо не смутил — ну да, известная личность, ну да, скачет здесь туда-сюда, но особого ущерба нанести не сможет. Напротив, Мид умудрился извлечь из беготни Джеба некоторую пользу для себя, придумав идеальную отмазку на все вопросы вида «Почему не уведомили о перемещениях войск?» — «Стюарт провода погрыз!».


Посему основным направлением действий нового генерала стало северное, благо новости о том, что злобный Ли отнимает у горожан обувь и шляпы, дошли до Вашингтона. Военная машина янки продолжила движение по вектору Хукера — на север, параллельно горам, прикрывавшим Шенандоа и пути подхода южан.


А вот сами дикси, благодаря блистательной разведке Стюарта (нет), вообще не подозревали, что север начал шевелиться шустрее обычного и скоро испортит весь праздник своим появлением. Только в районе 29-30 июня Ли понял, что янки подобрались достаточно близко, и стоило бы начать выбирать место для генерального сражения побыстрее. Был объявлен сбор всех сил в городке неподалеку от Геттисберга, но тут некстати случился он сам.


Тот самый рейд в Геттисберг с точки зрения дикси ставил своей целью разведку и захват столь необходимых предметов гардероба, а не какой-то стратегический удар по силам США. Основные силы южан собирались в 13 километрах западнее города, и одна из южных бригад решила зайти по пути в сам город свериться с модными трендами сезона и соответственно обновить ряд аксессуаров, так необходимых каждому бойцу — сапоги, например.


В городе обнаружились северные кавалеристы, и бригада решила сразу не лезть в длинную очередь в галантерею, хоть никто и не поверил, что это взаправдашняя армия янки. Посчитав конкурентов обычным ополчением, дикси вернулись на шоппинг уже двумя бригадами, наплевав на приказ Роберта не ввязываться в сражения до полного сбора всех сил.


Так началась самая кровопролитная битва Гражданской войны в США, ставшая переломным моментом всей войны.


Неожиданности для дикси начались сразу. Во-первых, «ополчение» оказалось, как и предсказывали редкие разумные люди в рядах бригад КША, вовсе не ополчением. А толковыми и тренированными северными кавалеристами. Им, конечно, не хватало лихости орлов Стюарта, но они хотя бы были на нужном месте, в отличие от. Во-вторых, янки, ещё со вчерашнего дня заметив на горизонте недоброе, принялись готовиться к обороне от превосходящих сил. В-третьих — основные силы Мида были разбросаны на расстоянии от 8 до 40 километров от Геттисберга, так что их подход был просто делом времени. А курьеры с сообщениями выехали сразу, как только начались первые выстрелы и командующий северными кавалеристами бегло пересчитал количество наступавших.


Начали дикси бодро, пользуясь численным преимуществом, но быстро выяснили, что противник немного умеет в оборону, завязли, а потом и вовсе начали активно заканчиваться. Некто Арчер, генерал одной из бригад дикси, поспешил с атакой, после чего бригада прекратила свое существование, наткнувшись вместо обещанных ополченцев на клячах на суровую северную бригаду, стоявшую к Геттисбергу ближе всех и поэтому успевшую на подмогу первой. Сам же Арчер вошел в историю как первый генерал КША, попавший в плен. Командир второй бригады, схожую ачивку не взял, но умудрился сперва раздробить свои силы, а потом совершенно бесполезно их растратить. Не все из потерь были на совести именно его приказов, но тем не менее, к полудню от южан остались одни слёзы. Северян же только прибавилось, ведь крики «Наших бьют!» разносились далеко.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

К половине третьего к месту действий прибыл запыхавшийся Ли. До того он отправил сообщение, требовавшее не начинать кавардак, но увы, мобильные сети опять подвели, и смска дошла слишком поздно — чад кутежа успел возобновиться с полной силой. Мясорубка опять начала крутиться, и из-за несогласованных действий юг продолжал нести бездарные потери. Командующие на местах решили, что раз уж не получилось предовратить, надо возглавлять, да и сам Ли, наведя резкость и осмотрев получающееся, неохотно приказал продолжать.


К половине четвертого что-то начало выходить. Неся дикие потери, дикси таки проломили оборону США и янки побежали из города.


Здесь надо отметить, что в начале дня Север держался очень и очень хорошо, давая правильное оборонительное сражение и стойко отражая постоянные атаки. Однако в какой-то момент боевой дух всё же надломился и началось паническое бегство. Некоторые отряды пытались отступать тактически, огрызаясь и правильно отходя к своим, но совсем не все. Большая часть понеслась вдаль, роняя тапки и заливисто голося. Гражданское население Геттисберга, вообще не ждавшее такого карнавала в первый день июля, присоединилось к панике. Особо отличился генерал Шиммельфенниг, забравшийся на чей-то задний двор, отрывший окоп полного профиля за поленницей и решивший, что теперь он живет тут. Что характерно, сложнопоименованный не вылезал из своего бункера до самого конца битвы, то есть — спойлер! — ещё два дня.


Первый день закончился убедительной, хоть и дорогой победой юга. Остатки северной армии, участвовавшей в бою, сгруппировывались на Кладбищенском холме. Во всяком случае те, кто вообще подозревал о его существовании, а это были далеко не все.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Однако главная проблема КША состояла в том, что Роберт не подозревал, что его силы ввязались в сражение со всей армией янки, большая часть которой ещё просто не успела подойти.


Южане тоже были на месте далеко не все. Из-за этого утром второго дня был упущен прекрасный момент для атаки, пока силы США ещё не успели окопаться на своём холме. К сожалению, секрет группового телепорта генерал Джексон унёс с собой в могилу.


Поэтому всё утро и большую часть дня Юг готовился к решающей атаке. Вместо запланированного времени в девять утра, какие-то осмысленные шевеления начались только к полудню, а сама атака вообще отложилась аж до четырех часов дня. К тому моменту Север успел подтащить ещё больше войск и артиллерии и более-менее вменяемо расположиться на своем холме и окрестностях, хоть и не без накладок, вызванных инициативной идиотией мелких командующих на местах.


Вообще порой кажется, что стороны негласно соревновались в самом эпичном фейле. И хоть первое место мы безоговорочно отдаем генералу Шиммельфеннигу, да будет уютной его поленница, претендентов на другие места было в избытке. Горделивые речи под артиллерийским огнем — «Примкните штыки, отважные техасцы! Вперед, возьмем эти высоты!» — тут прилетает снаряд и продолжение речи с уточнением, какие именно высоты планируется брать-то, остаётся несколько скомканным. Контратаки верхом на коне перед строем своих солдат прямиком на выстроенные для залпа линии Юга — минус полковник, минус конь, а солдаты предупреждали.


И такого с избытком. На второй день мясорубка начала работу чуть позднее, но зато с утроенной силой. За один из кусочков местности, прилегавшей к Кладбищенскому холму, поле Уитфилд, всего-то 8 гектар, билось 11 бригад с обеих сторон, и порядка 4500 человек с поля не ушло.


Основной целью армии КША был либо штурм самого холма, либо его флангов, менее укрепленных и готовых к обороне, как надеялся Ли. Реальность показала, что фланги также были защищены достаточно надежно, и хоть дикси и смогли вжать противника ближе к холму, решающего успеха добиться не вышло. Нужно было либо менять тактику, либо пробовать ещё раз, желательно со свежими силами.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Свежие силы, кстати, подошли не только к Северу, но и к Югу. К третьему дню битвы обе армии были в полном составе (насколько это возможно после двухдневного сражения) и более того, запыленный и смущенный Джеб Стюарт таки осилил найти Геттисберг (видимо, на слух) и явиться пред очи раздраженного командования. Впрочем, от него в происходящем толку было бы мало.


На третий день Роберт Ли решил сосредоточиться на одной решающей атаке. Основной боевой силой должна была стать дивизия Пикетта, оставшаяся более-менее свежей. К ней в дополнение выдали ещё две дивизии, состояние которых было куда хуже. Помощник Роберта, генерал Лонгстрит, послушав план атаки, твердо, но вежливо пытался указать Ли, что есть куда более рациональные методы самоубийства, но переубедить командующего не удалось.


Был выбран один из участков Кладбищенского хребта (примыкавшего к одноименному холму), не самый пологий, но не дававший особого укрытия оборонявшимся, и именно туда было решено идти на прорыв.


Атака, позже названная по имени основной дивизии, началась с артподготовки. Юг начал бомбардировку позиций врага, тратя и без того крайне скудные запасы амуниции. Отвечавший за состояние артиллерии генерал то ли не пересчитал оставшиеся ядра и прочие праздничные салюты, то ли, пересчитав, постыдился сообщать такое маленькое число Роберту, поэтому особо пострелять шансов не было. Тем более что после начала стрельбы спецобоз с дополнительными ядрами быстро отволокли в тыл — а ну как что нехорошее случится?


Пока пушки бабахали, Лонгстрит всё никак не мог решиться отдать Пикетту приказ пойти и героически помереть, но в итоге атака всё же началась. В отличие от артиллерии дикси, у янки с боеприпасами было всё в порядке, более того, они заранее развернули дополнительные батареи, причем некоторые пока что не стреляли, чтобы не выдать своих позиций. Поэтому, когда дивизии пошли на приступ, начался форменный ад. Гибли солдаты, офицеры, командующие, места разрывов снарядов были видны невооруженным глазом по разбросанным во все стороны телам, но дикси шли вперед и вверх.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Чтобы подойти к холму, сперва нужно было преодолеть дорогу, огороженную прочной и высокой изгородью. К этому моменту начали стрелять не только орудия, но и стрелковые цепи Севера. Впоследствии в произвольно выбранном куске изгороди 4 метра на 30 сантиметров нашли 836 пуль.


Тем не менее, Юг продолжал идти. И когда он уже почти достиг цели, пехота янки не выдержала и начала отступать. Однако до хребта и так дошли какие-то крохи от изначального количества атакующих, и в дело вступила картечь. Северяне не жалели последних запасов и порой лупили с минимальной дистанции, но зато двойными зарядами.


Солдаты КША, добравшиеся до небольшой каменной стены, где ранее стояла северная пехота, продолжали обстрел, но дальше идти уже было некому, да и командовать, собственно, тоже. Генерал Армистед, командовавший одной из бригад и во время приступа шедший впереди своих бойцов, с горсткой уцелевших умудрился пережить даже картечный залп, бросился к орудиям и успел развернуть их в сторону противника, но зарядов уже не осталось, а десятью минутами позже не осталось и дикси, что их захватили — Север хоть и бросил стену, сопротивляться не прекратил.


Все генералы и полковники дивизии Пикетта были убиты или ранены во время атаки, и несмотря на определенные успехи, атака в прямом смысле захлебнулась в крови. И вошла в историю одновременно и как великий триумф КША и их боевого духа, и как трагедия для них же — ведь по существу, ничего добиться не удалось.

History Fun, цикл седьмой — Война Севера и Юга, выпуск 19 Historyfun, Гражданская война в США, История, Длиннопост

Наступал четвертый день. Охреневшие стороны неформально договорились не стрелять и начали собирать раненных и мертвых. 30 000 у США. 27 125 у КША. Чем и кем дальше воевать, становилось не очень понятно.


Генерал Ли выслушивал отчеты и понимал, что битва проиграна и пора отступать, генерал Мид не верил, что ему всё же удалось отбиться, пусть и с такими потерями, Джеб Стюарт потратил 250 человек в бессмысленной атаке одновременно с атакой Пикетта и теперь рассказывал всем о великих победах его кавалерии. Не то чтобы кто его слушал.


А каковы будут последствия этого сражения для хода всей войны, мы скоро узнаем.

Оставайтесь с нами.

Показать полностью 6
192

Речной броненосец USS «Choctaw»

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

Пароход USS «Choctaw», был первым кораблем ВМС США, который был назван в честь племени индейцев Чокто, проживавших ранее на территории штатов Алабамы и Миссисипи. Корабль строился в качестве грузо-пассажирского судна большого , по тем временам, тоннажа. Киль был заложен в Нью-Олбани, штат Индиана, в 1853 году, спущен на воду в 1856 году. Совершал торговые рейсы по реке Миссисипи.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

Однако, 27 сентября 1862 года пароход был приобретен армией Соединенных Штатов. На корабль был поставлен в железный подводный таран, а сам пароход оббитый бронелистами и железом, был приписан к базе военно-морского флота Соединенных Штатов в Сент-Луисе, штат Миссури.

23 марта 1863 года капитаном корабля был назначен лейтенанта Фрэнсис М. Рамсей.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

Экипаж парохода составлял 106 человек. На вооружении USS «Choctaw» было одно 100-фунтовое орудие и 5 нарезных орудий меньшего калибра. Корабль использовался как в качестве канонерской лодки, так и в качестве таранного судна во время рейдов на реках Конфедеративных Штатов Америки.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

С 23 апреля 1863 года, до конца войны, USS «Choctaw» служил на реке Миссисипи и ее притоках. В период с 29 апреля по 1 мая 1863 года его перевели на реку Язу, для обстрела Хейнс-Блафф, штат Миссисипи, во время битвы с конфедератами у Гранд-Галф. Во время этого боя корабль получил 53 попадания.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

Оставаясь на реке Язу с18 по 23 мая USS «Choctaw» принимал участие в сражениях и с сухопутными частями Союза и их инфраструктурой, в результате чего был уничтожен военно-морской док и несколько кораблей южан, находившихся на стапелях Язу-сити.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

6 июня судно присоединилось в битве за Милликенский изгиб по отражению атак конфедератов, где команда корабля спасла из воды большое количество конфедератов, которые спасались вплавь при отступлении, и отправила их в плен.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

С 7 марта по 15 мая 1864 года USS «Choctaw» принимал участие в операциях, по захвату Форта ДеРусси, штат Луизиана.

Речной броненосец USS «Choctaw» Гражданская война в США, Корабль, Военно морской флот, История, Длиннопост

20 июля 1865 года пароход прибыл в город Алжир, штат Луизиана, где был списан с флота 22 июля 1865 года. 28 марта 1866 года был продан на металолом в Новом Орлеане, штат Луизиана.

Показать полностью 7
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: