12

Неловкий вопрос

Когда я учился в школе, в классе нашем был ужасно неряшливый молчаливый паренёк, но это предыстория.
Классе в девятом мы как и все мучащиеся всем классом пошли на плановый медосмотр к стоматологу. Все скопились в коридорчике не отделённом даже дверью от кабинета стоматолога и пристально смотрели на кресло, ожидая своей очереди. Подошла очередь и того парня, осмотрев его, врач, видимо возмущённая отношением парня к своим зубам начала:
- Ты свои зубы вообще чистишь? Удивительно, что они у тебя до сих пор целые!
На что парень невозмутимо ответил:
- Я просто не задаю таких вопросов.
Мораль: анонимность в виде двери в разы понижает вероятность поставить в неловкое положение людей.

Дубликаты не найдены

+9

что-то пять раз перечитал и не понял соли. поясните, а?

раскрыть ветку 6
+4

У парня зубы целые (хотя, видимо, кариесные). Полагаю, он намекнул стоматологу, что если тот будет задавать такие вопросы, может сам остаться без зубов. А у парня зубы целые, потому что он не задает таких вопросов

раскрыть ветку 1
+1

чёрт возьми, это было неочевидно! и спасибо, теперь шутка стала лучше)

0
Стоматолог удивляется тому что у него еще целые зубы, парень объясняет это тем что не задает вопросов которые ставят людей в неловкое положение (имеется ввиду вопрос-"ты свои зубы чистишь вообще?"
раскрыть ветку 2
0

это уже 2-я версия мнений, первая: в неловком положении врач, у которой зубы могут вылететь от неудобных вопросов

раскрыть ветку 1
0

- Удивительно, что зубы у тебя до сих пор целые!

- Я просто не задаю таких вопросов.

+2

В тихом омуте..) 

раскрыть ветку 1
+2
Зубы не чистят.
Похожие посты
86

Записки на школьной парте. Часть 8.

Итак, выкладываю последнюю на сегодня часть "Записок" (но не последнюю из написанных!) - и пропадаю на пару недель из сети. Мне интересно узнать, что бы вы хотели увидеть/прочитать о развитии отношений между героями. Поэтому буду рада вашим мнениям в комментариях. Спасибо и до новых встреч!


Пролог: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_prolog_4568...

Часть 1: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_1_457...

Часть 2: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_2_458...

Часть 3: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_3_459...

Часть 4: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_4_459...

Часть 5: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_5_459...

Часть 6: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_6_460...

Часть 7: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_7_460...


- Ну и что мы с этими двумя убогими будем делать? - Саша Ляхин уселся на парту с ногами и взмахнул рукой. - Ну ладно Соленко, она бесхребетная, слова против не скажет. Но этот, который новенький… как там его? Который борзый и влез? - он встретился взглядом с Кучериной и кивнул ей, приглашая к диалогу.

- Зайцев его фамилия, Санечка, За-айцев, - протянула Ольга. Словно сытая кошка, она изящно вытянула ноги на умопомрачительных шпильках, неторопливо поднялась и продефилировала к его парте. Приподняв юбку в складку, села на раскрытую тетрадь Ляхина и закинула ногу на ногу. - Коля Зайцев, из Барнаула. Семья у него такая, знаешь, серьёзная — папа военный, полковник, в штаб округа нашего перевели. Мать — врач, нейрохирург, говорят, её сюда по дико дорогому контракту работать позвали. В общем, семейка явно не бедствует, да и ты его видел же — джинсы явно не с рынка, - за плавной речью она внимательно изучала свои ногти, избегая встречаться взглядом с Ляхиным.

- Кучерина, да какая мне разница, какой он там, бедный или как? Ты не понимаешь, что ли? - Саша схватил её за колено цепкими пальцами и сдавил. - Он к нам пришёл и сразу права стал качать. Борзый потому что. Плевать, за кого он там вступился, - за тебя или за Ботаника, да хоть за уборщицу! Борзых мы давим. Понятно? - он сжал руку ещё сильнее.

- Пусти, придурок, больно! - Ольга не без усилий стряхнула с колена его пальцы и спрыгнула с парты. - Дикий ты совсем, отстань.


Чуть прихрамывая, она вернулась на своё место и села. Раскрыв учебник на первой попавшейся странице, Кучерина сделала вид, что повторяет домашнее задание. На самом деле ей хотелось подумать.


Ольга прекрасно понимала, что не нравится Сашке Ляхину. Дело вовсе не в том, что он встал на защиту этой дуры Ленки Соленко — в конце концов, новенького никто не предупреждал, что Ботаника принято дразнить, и он мог просто сглупить. И та самая «борзота», в которой Саня обвинял Колю Зайцева, здесь была тоже не при чём. Ляхин просто завидовал новичку.


Воспитанный мамой, которая вынуждена была работать уборщицей в трёх местах, чтобы накормить, прилично одеть и вырастить сына, Сашка Ляхин очень рано узнал, что значит быть бедным. Он быстро понял, что завтрак в школьной столовой, пусть даже и самый вкусный, - не идёт в глазах одноклассников ни в какое сравнение с купленным за углом «Сникерсом» или пачкой чипсов. Ровесницы — в том числе и из параллельных классов — парой презрительных взглядов и высокомерных фраз дали понять мальчику, что джинсы с этикеткой Made in China, купленные на рыночном прилавке – ноль против фирменных потёртых из известных интернет-магазинов. Таких примеров было ещё очень много. И везде главную роль играли деньги.


У Ляхина денег не было. Зато у него была сила. И наглость. И ещё — озлобленность и зависть по отношению к тем, кому «повезло». Несколько разбитых лиц, сломанных носов и помятных рёбер, - и Сашку стали бояться. Из одной такой драки, которую сам же и затеял, наглотавшись дешёвого пива на школьной дискотеке, Ляхин вышел с переломом руки и челюсти: его «отметелили» друзья-студенты выпускника, к чьей подруге Саша пытался приклеиться. После этого у парня появилось ещё и презрение к девушкам.


Нет, Ляхин не ненавидел их. Периодически его замечали в компании девочек из ПТУ : рослый, широкоплечий, Сашка выглядел старше своих пятнадцати лет. Но к каждой из случайных подруг он относился с грубым цинизмом, который даже не пытался скрывать. Парень просто не считал девушек людьми. И это знали все.


Оля Кучерина была единственной девушкой, с которой Саша Ляхин поддерживал какое-то примитивное подобие дружбы. Во всяком случае, в ее присутствии он пытался быть сдержанным, не сыпал матерными словами и даже защищал, если Кучерина ввязывалась в конфликты. Хотя, большей частью она становилась их зачинщицей, что Саше не нравилось, - но ни разу ничего осуждающего он не высказал. И вот теперь…


Ольга незаметно помассировала под столом ноющее колено. Что ни говори, а силы Ляхину не занимать. Как и зависти. А новенькому Коле Зайцеву он завидовал. Породистое, тонко вылепленное лицо - против грубых, словно топором вытесанных черт. По одежде за сто метров видно: уж явно не китайская, хоть и не фирменными ярлыками наружу. Дорогие - “умные” - часы, которые новичок носил так же непринужденно, как ничего не стоящую фенечку. Да и веяло от Зайцева, вдобавок, не гонкой за благами и статусом, как от Сашки. Запах уверенности, спокойствия и внутренней правоты, - эти нотки шлейфом тянулись за Колей, даже Кучерина это чувствовала. А уж мальчишки в классе явно быстрее, чем она, подметили: с этим парнем не получится, как с остальными. Он не стал бы оспаривать у них авторитет. Зайцев был просто уверен в своей силе. А Ляхину все время приходилось ее доказывать...


- О, привет, Кучерина! Ты чего так рано? - присевшая рядом Ира Маркова тронула Ольгу за плечо. - Неужели на учёбу потянуло?

- Нет, Марыч, на шоу, - девушка загадочно улыбнулась. - День обещает быть весёлым.


Мало-помалу класс заполнялся людьми. Еще сонные одноклассники появлялись в дверях, рассаживались по местам. Урок русского языка, который должна была вести престарелая учительница Антонина Александровна, никогда не начинался вовремя — у 90-летней старушки, которая чудом до сих пор оставалась в здравом уме, три года назад почти полностью отказали ноги. Она могла ходить, но передвигалась очень медленно и только опираясь на кого-нибудь из коллег, кого встречала по пути в школу. Кто догадался ставить её уроки с самого утра — неизвестно, но о том, что раньше, чем через 15 минут после звонка Антонина Александровна не появится в классе, было известно всем. А это означало, что сегодня у восьмого «А» должно быть очень весёлое утро. Школьники ждали двоих — Лену Соленко и Колю Зайцева. А тех всё не было. Вот уже и до звонка остались считанные минуты, почти весь класс был в сборе. Даже вечная соня Митрофанова, которая никогда не заходила в кабинет раньше учителя, сегодня явилась непривычно рано.


Рыжеволосая Настя с грохотом опустила сумку на пол и плюхнулась за соседнюю с Ольгой Кучериной парту.


- Ты чего так рано, Митрофанова? - Кучерина удивлённо приподняла тонко выщипанную бровь. - Неужели бессонница?

- Ага, если бы, - зевнула Настя. - Мать на работу в шесть утра вызвали. Ты же в курсе, как она собирается, - весь дом на уши ставит. В общем, пока она выметалась, уже в школу пора было, она меня и подкинула. А где Соленко? Она же у нас впереди планеты всей в школу скачет.

- Сама жду, - Оля прикрыла ладонью искривившийся в усмешке рот, - забавно даже, явится или нет после вчерашнего.

- А этот где, который новенький... Костя или как там его?

- Коля Зайцев. Там же, где и Ботаник, судя по всему, - как там Дениска вчера сказал? Припочковался?


Сидевшие рядом девочки захихикали. Денис и Сашка расхохотались грубым басом. Митрофанова улыбнулась. Одна Оля Кучерина оставалась серьёзной. Она не отрывала взгляд от двери.


Действительно, где же эта парочка...


- Готова? Поехали!

- Стой, стой, я бою-у-усь!


Лена слетела с высокой ледяной горки и врезалась в огромный сугроб, едва успев зажмуриться. Рядом с ней, уже вскочив на ноги, Коля отряхивался от снега, запорошившего ему лицо и воротник зимней куртки. Наклонившись, протянул ей руку, помог встать и смахнул снежинки с шапки.


- Понравилось?

- Не то слово! Но жутко, жутко страшно! Давай больше не будем?

- Уговорила. Ну что, пойдём в школу? А то и вправду опоздаем.


Девочка молча кивнула. Зайцев улыбнулся ей, стряхнул ещё пару невидимых Лене снежинок с плеча, и ребята направились к выходу с детской площадки.


Они встретились сегодня утром у ворот. Лена, остановившись возле забора, набиралась решимости сделать ещё несколько десятков шагов, чтобы переступить порог школы. Переминаясь с ноги на ногу, она уже всерьёз раздумывала повернуть обратно и отправиться домой — остатки утренней смелости куда-то испарились. И тут она увидела Колю.


Ярко-красная тёплая куртка с меховым воротником, жёлтый рюкзак, синяя шапка. Он приближался, скользя летящей походкой по заваленному снегом тротуару и, казалось, шёл прямо к ней.


Хотя… нет, не показалось. Он улыбался и махал рукой.


- Привет, Лен! У тебя на плечах снежинки, - дотронулся до неё и, заглянув в глаза, вдруг посерьёзнел. - Наверное, глупый вопрос, но всё же — как ты? После вчерашнего… Я за тебя переживал.

- Я в порядке. Наверное, - девочка с удивлением отметила, что вчерашнее заикание куда-то исчезло. Только щёки, судя по ощущениям, заливала предательская краснота. - Просто устала и расстроилась вчера. А как ты? - она осмелилась поднять на него взгляд и успела заметить исчезающие искорки веселья в тёмно-карих глазах. - Наверное, уже пожалел, что за меня вступился?

- Нет.

- Нет?

- Ни на секунду. Понимаешь, я не мог дать тебя в обиду, - теперь Лена заметила, что покраснел он. - Я просто не мог, не знаю, как это объяснить. Да и… В общем, неважно. Просто я не мог тебя не защитить.


Повисла неловкая пауза. Чтобы как-то сгладить её, Лена решилась упомянуть о ребятах.


- А как же остальные? Ведь в нашем классе мальчишки такого не прощают. А ты, тем более, новенький. У тебя будут проблемы, а я не хочу, чтобы из-за меня ты с ними разбирался. Не надо…

- Лена, я с ними разберусь. - Теперь в этом мягком голосе появилась уже знакомая ей твёрдость. И тут же Лена почувствовала прикосновение колючей перчатки на щеке — сделав всего шаг, Коля оказался вплотную к ней и осторожно провёл указательным пальцем по разрумянившейся от мороза и смущения скуле. - Я не дам тебя в обиду. И всё будет хорошо. А их мнение меня не волнует. Ни капельки.


Девочка смутилась и вновь опустила глаза, уставившись на носки своих сапог.


- Лена, у меня идея.

- Ч-что? - от неожиданности у неё снова начал заплетаться язык.

- У меня идея. До урока ещё двадцать минут, мы успеем. Пойдём во-он с той горки покатаемся? - и показал ей на высокое сооружение в соседнем с школой дворе.

- Но школа же… русский… - я не могу… - девочка судорожно искала причины для отказа, хотя понимала, что на самом деле ей ужасно хочется согласиться.

- Можешь. Пойдём. Это весело, - и, взяв Лену за руку, Коля потянул её за собой.


Так они и очутились на этой горке. Катались на его рюкзаке. Сначала девочка боялась. Потом стеснялась. После восьмой попытки с оглушительным визгом она уже слетала с ледяного наката прямо в снег под подбадривающее улюлюканье Коли. После пятнадцатой Лена поняла, что замёрзла и урок, кажется, давно начался.


В класс они, смеющиеся, раскрасневшиеся ещё больше на морозе, с мокрыми рюкзаками и обувью в снегу ввалились за полминуты до прихода Антонины Александровны — обогнали её на лестнице, даже не заметив. Коля в лицах рассказывал какую-то забавную историю, а Лена слушала его, широко улыбаясь, и в эти минуты ей было совершенно всё равно, как их встретит восьмой «А».


Переговариваясь, они прошли к своей парте. Не сговариваясь, одновременно сели, достали учебники и тетради. Посмотрели друг на друга и снова засмеялись…


- Слышь, новенький!.. - из эйфории Лену выдернул прокуренный голос Дениса Тесленко.

- Чего тебе? - Коля обернулся.

- Поговорить надо. После урока. На улице, за углом.

- О чём?

- За жизнь поболтаем. Да ты не бойся, не обидим. Или ты только за Ботаника смелый встревать? - Сашка Ляхин даже привстал, пытаясь разглядеть на лице новичка хоть какие-то эмоции, кроме вежливой скуки. Но ничего не увидел.

- Не боюсь. Договорились, - и Коля отвернулся от мальчишек, демонстрируя, что разговор окончен.


Лена внутренне напряглась. Ну вот и случилось это… Теперь ему придётся отвечать за вчерашнее, за себя и за неё, и за то, что осмелился заступиться. Она уже представила наяву драку одноклассников — сколько их здесь? - пересчитала по памяти. Восемь человек! На одного…


Что-то легонько ткнуло её в локоть. Лена скосила глаза, но ничего не увидела. И, вдруг поняв знак, повернула голову в сторону Зайцева.


- Не бойся, всё хорошо, - прошептал он ей одними губами. И тут же подскочил, вместе со всеми приветствуя пожилую учительницу, наконец доковылявшую до кабинета.

- Здравствуйте, Антонина Александровна! - загалдел восьмой «А».

- Здравствуйте, здравствуйте, - старушка доковыляла до учительского стола и устало опустилась в кресло. - Ребята, у нас на следующей неделе будет контрольный срез, поэтому хочу попросить вас подготовиться. Будет проверяющий из отдела образования. Списывать не получится, так что рекомендую всё же выучить.

- А по каким темам вопросы, Антонина Александровна? - Ира Маркова подняла руку.

- Четыре последних темы, Маркова, и общая грамотность. Но вас последнее беспокоить не должно, - преподаватель улыбнулась.

- Почему?

- Пласт за восемь лет, я боюсь, за неделю вы не осилите.


Класс взорвался от хохота, а раздосадованная Ира состроила гримасу Олегу Мешику и уткнулась в учебник. Сложные взаимоотношения Марковой с правописанием были старой шуткой в восьмом «А». Антонина Александровна же, будучи педагогом старой школы, не упускала случая напомнить подросткам о том, что их нелюбовь к чтению убивает знание её предмета на корню, и всякий раз её замечания были по-новому ироничны, а местами — откровенно язвительными. За это, наверное, её так любили старшеклассники. И, быть может, именно поэтому учительницу до сих пор не уволили.


- Тише, тише! Посмеялись — и хватит, а то на проверке плакать будем дружно. Вы — из-за двоек, я — из-за вас. Включаемся в работу, проверяем знания. Что там у нас по плану? Многокоренные слова?

Показать полностью
119

Записки на школьной парте. Часть 3.

Пролог: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_prolog_4568...

Глава 1: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_1_457...

Глава 2: http://pikabu.ru/story/zapiski_na_shkolnoy_parte_chast_2_458...


Мальчика звали Коля. Его семья неделю назад переехала в город из Барнаула - отец Коли был военным и получил новое назначение. Несколько дней на обустройство, прогулки по незнакомым улицам, некоторые бумажные формальности, - и вот уже выбрана новая школа и класс. Восьмой "А". А в родном Барнауле остались дед и старшая сестра, которая уже поступила в институт и не захотела переводиться в разгар семестра.


Всё это новичок выпалил шёпотом за какие-то пять минут, пока химик, который всё же пришёл на урок, записывал на доске план лабораторной работы. Он говорил, а Лена сидела, будто на иголках. Ей было удивительно и немного страшно - привыкшая к постоянным подколкам и жестоким шуткам, девочка не могла поверить, что кто-то может с ней вот так просто и, кажется, вполне дружелюбно разговаривать.


- Слушай, а как тебя зовут?

- Лена Соленко.

- А у меня сестрёнку Леной зовут. Она в медицинском учится, кардиологом хочет стать.

- Я тоже хочу стать врачом. А ты?

- А у меня выбора особенно и нет: либо в медики, либо в военные. По маминой линии все врачи, по папиной - офицеры.

- А у вас так ценят традиции?

- Ну, если я захочу стать художником, упрекать не будут. Но мне не хочется.

- А что хочется?

- Либо в армию, либо в "мед". Слушай, а ты всегда одна сидишь, или твой сосед заболел?

- Всегда.

- А почему так? Не нравятся соседи?


Лена не знала, что ему ответить. Хотелось отделаться какой-нибудь дежурной фразой, чтобы новый сосед не подумал, что она жалуется. И в то же время, девочка почему-то чувствовала желание рассказать о том, как одноклассники наградили её обидным прозвищем "ботаник", высмеивают большие очки, подкалывают за манеру одеваться или просто не замечают. Но лене ужасно не хотелось, чтобы Коля её жалел. Это казалось чем-то... неправильным.


- Ладно, не хочешь - можешь не отвечать, - новый сосед улыбнулся. - Мне просто любопытно. А ты не будешь возражать, если я с тобой буду сидеть?

- Не буду.

- Отлично! А что, этот ваш химик, у него на уроках всегда такой бедлам?


Лена оглянулась вокруг: быть может, пока они шептались с Колей, произошло что-то из ряду вон выходящее? Да нет, всё идёт, как обычно: Альберт Семёнович символ за символом исписывает доску формулами очередной запутанной задачи, Оля Кучерина и ещё пять девчонок пересели в конец класса и листают модный журнал, а мальчишки заняты кто чем. Трое уткнулись в свои телефоны и играют, Сашка Ляхин рассказывает бородатый анекдот, а Митрофанова, как обычно, строчит смс.


- А у нас так всегда, это нормально.

- И что, учитель не возмущается?

- Нет, он ещё в начале года нас предупредил, что заниматься будет с теми, кому химия после школы понадобится, а остальные получат оценки просто так.

- И как, получают?

- Ага. Кто сидит тихо и не мешает ему, получают четвёрки. Если привлекают внимание - тройки ставит. Все довольны.

- Забавно. А ты в какой группе?

- А мне химия нравится. Мне и ещё троим, поэтому Альберт Семёнович нам всё рассказывает.

- Слушай, а мне к вам можно?

- А тебе интересно? - Лена впервые заставила себя посмотреть ему в глаза.

- Конечно! - тёмно-карий взгляд наградил её искорками тепла и смеха.

- Ну, тогда после урока подойди к Альберту Семёновичу, скажи ему, - и девочка склонилась над тетрадью, сделав вид, что переписывает формулы с доски вслед за учителем.


На самом деле Лена хотела спрятать от Коли внезапно покрасневшее от смущения лицо. Она ужасно стеснялась, стыдилась и радовалась одновременно. Эти чувства были для неё не новыми, но испытывать их одновременно казалось странным. За последние несколько лет впервые кто-то разговаривал с ней без жёстких шуток и подколок, - и, кажется, выказывал искренний интерес. А ещё Лена чувствовала страх. Ей казалось, что всё это, быть может, всего лишь очередная шутка - ещё более гадкая. Или, быть может, очень хороший сон, который вот-вот обернётся обычной действительностью.


Остаток урока прошёл незаметно. Старый химик закончил, наконец, расписывать доску и перешёл к объяснениям, показав опыт с пробирками. Лена даже отвлеклась от новых для себя мыслей: реакция между препаратами, которые учитель вылил в одну колбу, была настолько бурной, что белый дым заволок весь кабинет, - помещение пришлось экстренно проветривать. А затем прозвенел звонок.


Лена укладывала учебник и тетради в сумку и не услышала, как к ней подошли.


- Слушай, Соленко, там у химика в лаборатории микроскоп стоит.


Девочка вздрогнула и обернулась. Перед ней стояли Оля Кучерина и две её подруги.


- Слышишь? Там микроскоп. Сходи, возьми.

- Зачем?

- Лучше видеть будешь, ботаник, а то очки жмут! Чумичка безглазая! - задев Лену плечом, Кучерина обошла её и направилась к выходу из класса.


Лена опустила голову и застегнула рюкзак. Почувствовала, как краснеют щёки. Она давно привыкла к таким шуткам - предложение надеть микроскоп вместо больших очков звучало чуть ли не каждую неделю, ничего оригинального. Девочка понимала, что её большие очки в тяжёлой роговой оправе смешат одноклассников. Но всякий раз эта дурацкая шутка её задевала. А сейчас Лене было неприятно вдвойне - ведь всё это слышал Коля. И от того, что она не могла ничего ответить, никак не пресекла очередную подколку, было стыдно и неловко. Но ещё больше её смутила реакция нового знакомого.


- А ты почему так по-хамски разговариваешь?


Это был Коля. И он обращался к Кучериной. Видимо, та удивилась не меньше Лены.


- Я к тебе обращался, да. За что ты с Леной так?


Для Ольги было сюрпризом то, что кто-то вступился за Соленко, - и сюрпризом неприятным. Однако, она быстро сориентировалась.


- Ой, прикольно - у Соленко защитник появился? Ребята, зацените: у нас теперь два ботаника! Соленко почканулась! - визгливым голосом завопила она.

- Не почканулась, а отпочковалась! Ха-ха-ха! Народ, го обратно, тут фан! Ботаники плодятся! - Денис Тесленко подлетел к двери и, высунувшись, окликнул восьмиклассников, которые уже вышли в коридор.

- Чего-чего? Кто плодится? - Сашка Ляхин, оттолкнув Дениса, вбежал в класс и чуть не снёс первую парту.


Лена была готова провалиться сквозь землю от стыда. Однако Коля, казалось, был абсолютно спокоен. Девочка не знала, что ей делать — неужели кто-то попытался её защитить?


- Ребята, прекратите, п-пожалуйста. Коля, всё в п-порядке. - от волнения она снова начала заикаться.

- Лена, не вмешивайся. Я разберусь, - в его голосе она услышала уверенность и какую-то неожиданную воинственность. - Не бойся.


Новичок обогнул парту и встал рядом с Леной. И снова обратился к Оле Кучериной.


- Что происходит?

- Ты, новенький, не в курсе. Не твоё это дело, не лезь, - к Кучериной понемногу возвращалась её самоуверенность. - И нечего тут за ботаника встревать. Сами разберёмся. А она знает, за что её тут тюкают.

- Ну, может быть, ты меня просветишь? А то ведь тюкнуть и я могу, - Коля не собирался отступаться.

- Смотри, какой новичок борзый. Может, ему это… нормально объяснить? - прошептал Саша Ляхов на ухо Денису Тесленко.

- Да ладно тебе. Ботаник она, непонятно, что ли? И лохушка вдобавок. И заучка. Только и делает, что мозгами выставляется, да перед преподами выслуживается: типа, всё лучше всех знает. Слишком умная, - Оля, задетая тем, что кто-то в классе оспаривает её, как она считала, непреложное право отпускать в адрес Лены Соленко издёвки и обидные фразы, решила идти до конца.

- Умная, говоришь? А тебе, видимо, завидно, да?

- Да чему тут завидовать? Ты совсем, новенький, с катушек съехал? - к Ольге присоединились Максим Лавров и Олег Мешик, самые высокие парни в классе.

- Мозгам умным, чему же ещё. Ваших-то, как я посмотрю, кроме дурацких шуток, ни на что не хватает, вот и беситесь от зависти. Или от глупости? - в голосе Коли появились стальные нотки, а из тёмно-карих глаз исчезла та искорка смеха, которая так привлекла Лену.


Он наклонился и поднял с пола её рюкзак. Отряхнул, застегнул замок, протянул:


- Лена, пойдём. Покажи мне, где у вас висит расписание уроков на неделю. И я ещё в библиотеку хотел записаться, проводишь меня?

- Пойдём, я тебе всё покажу, - девочка приняла у Коли из рук сумку, закинула на плечо и направилась к выходу. Бросив взгляд на компанию, он последовал за Леной. На пороге класса обернулся и ещё раз взглянул на своих новых одноклассников:

- Всем пока.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: