-2

Небольшой любительский рассказ "Смерть наоборот" (Раз уж у меня появился подписчик, полагаю, имеет смысл залить еще пару своих р

Небольшое "слово перед":
1) это мои собственные рассказы, и мне интересно узнать, что о них думают люди, так что я жду конструктивной критики. Прошу вас, если вы ставите минус, объясните мне, почему. Мне важно знать, что вам не понравилось и что можно исправить;
2) из-за отрицательного рейтинга я не могу комментировать, так что ваши вопросы и комменты останутся без ответа до тех пор, пока либо мои посты не будут оценены положительно, либо пока я не залью клубничку и не срублю плюсов, т.е., ваши комменты, скорее всего, будут простаивать без ответа вечно.

"Смерть наоборот"

- Эдвард Мортон, за ваши тяжкие преступления против всего человечества, среди кототрых...
Когда судья открыл лежащий перед ним журнал, и начал зачитывать монотонным голосом список всех его прегрешений, Эдвард зевнул, лишь слека прикрыв рот ладонью.
- Убийство преподобного Агнуса Тирийского...
Эдвард вспомнил свое детство: мать умерла рано, а его отец, Томас Мортон, не разрешал ему даже смотреть на других детей.
- Подлог плазменной бомбы на авиавокзале имени...
Почти все свое детство он провел дома; его наставником, судьей и его единственным другом был его отец.
- Теракт на площади Великого Гундстона...
Когда ему исполнилось 17 лет, отец Эдварда умер, оставив его одного в этом огромном мире, умер, оставив ему все свое состояние, которое сотавляло около 30 миллиардов кредитов.
Неоднократное покушение на убийство президента Вудстока...
На мгновение вернувшись из мира своих воспоминаний, Эдвард усмехнулся. Вудсток? Ха, на седьмой раз у него все-таки получилось. Он продолжил вспоминать.
После смерти отца, Эдвард мог заняться чем угодно, а мог и вовсе ничем не заниматься. Но домашнее воспитание и некоторые свойства характера побудили его к весьма определенного рода действиям, и боль от утраты Эдварда почувствовал весь мир.
Тут стоит кое-что прояснить касательно отца Эдварда и всего рода Мортонов в целом. Видите ли, Мортоны никогда не были нормальными людьми. Вся сущность Мортонов стремлась к разрушению, и у каждого отдельного представителя это проявлялось по разному. С самого начала своего существования, их род славился своими убийцами, грабителями, психопатами всех видов и расцветок. Мортон уничтожил Римскую империю, Мортон основал инквизицию, Мортон стоял за спиной у Гитлера, когда тот писал свое знаменитейшее творение, Мортон убил Кеннеди, Мортон создал Алый Альянс, разрушивший жизни миллонам людей во многоих странах, Мортон... убивал, крушил, ломал, дробил на кусочки, стирал эти кусочки в порошок, и все равно не мог удволетворить свою страсть к разрушению. Каждый третий Мортон заканчивал свою жизнь самоубийством, и так уж вышло, что Томас Мортон повесился на древнем семейном дереве, под которым они с сыном так любили играть в шахматы. Когда Эдвард увидел тело своего отца, висящее на старом каштане, он поклялся стать самым лучшим Мортоном в истории.
Судья читал и читал, и под его монотонный голос люди в зале судя начали бы засыпать, если бы не коллективная ненависть всего человечества к проклятому роду Мортонов. После семдясят четвертого преступления судья не выдержал и сказал: "... а также за многие другие злодеяния Вы, Эдвард Джонотан Мортон, две тысячи двести семдесят четвертого года рождения, приговариваетесь к казни путем перемотки во времени."
Эдвард поднял брови: хотя он и был специалистом по всекого рода пыткам и, как следствие, казням, о перемотке во времени он слышал впервые.

Его вели по темным коридорам со множеством поворотов, бесчисленное количество раз поднимали и опускали на лифтах, били и пинали во время поъемов и спусков по лестнице, и вот, наконец привели в большой зал со множеством какой-то аппаратуры и большой полупрозрачной капсулой посередине.
Его приковали к стулу, который вкатили эту капсулу за полупрозрачными стенками он видел своих палачей, и слышал их разговор, ничего не значащий разговор ничего не значащих людей. Возможно этот разговор был о нем, но Эдвард не слушал, ведь все это было уже не важно для него, равно как и не важен был факт того, что он вот-вот умрет. Ведь Эдвард выполнил свою задачу: он кромсал и резал лучше всех существовавших до него; он убил больше людей и нелюдей, чем целые армии профессиональных убийц; он стер с лица Земли целую расу; он убивал великих ученых, мудрых политиков, милосердных богослужителей, чья любовь могла бы смягчить тысячи самых жестоких сердец, но не его сердце. Его клятва, его предназначение, смысл жизни - наконец все было выполнено: он стал последним и величайшим Мортоном из всех!
Когда палач повернул рычаг, Эдвард засмеялся ему в лицо.

Он проживал свою жизнь задом наперед, и он осознавал это. Он доставал ножи из тел, пули возвращались в его винтовки, из его убийственных и человеконенавистнеческих трудов пропадали буквы а потом и страницы, ураганы от взрывов его бомб возвращались в свое крохотное тикающее пристанище. Он смеялся, наблюдая за всем этим, но его смех оборвался, когда он вернулся в тот холодный вторник в октябре, в тот самый день, когда его отца не стало. Но вот, солнце зашло на востоке, и они с отцом снова играют в шахматы. Позиция возращается от эндшпиля к дебюту раз за разом, но это не важно: его единственный наставник и друг снова рядом.
Эдвард счастлив, но его счастье продлится недолго: ведь время отматывается назад все с большей скоростью. Вот его двенадцатый день рождения, а вот уже отец отучает обратно его говорить... Он младенец, нет, он эмбрион в утробе матери... что же дальше? Он просто перестанет существовать?
Но нет - тут его "Я" разделяется надвое, и он существует одновременно как часть его отца и как часть его матери. Он видит их жизни задом наперед: они праматываются назад намного быстрее, чем его жизнь. Время возращается назад все быстрее: он существует четырежды, нет, уже восемь раз, и каждый раз его "Я" становится все меньше, рассеивается в океане его предков, но оно не превращается в ничто, наоборот, становится все обширнее. Он существует 2^345 раз, нет, 2^3259487, он разрывается на части, но остается целостным. Калейдоскоп из жизней Мортоно вращается вокруг него и внутри его. Он видит Берлин, видит Рим... А вот он уже бессловесная обезьяна. Эволюция поворачивается вспять, мариады Эдвардов деградируют: Они - амеба, они - бактерия, они - клетка...
Взрыв! Взрыв наоборот - вселенная забирает обратно себе свои звеоды, планеты и галактики... И тут Эдвард остается один, один в первозданной пустоте, в абсолютном ничто. Он один, он - последний и первый из Мортонов. Последний... и первый из людей. Он осознает это, затем сосредотачивается и... взрыв! Вселенная с неохотой возвращает звезды, планеты, галактики... Они - клетка, затем - бактерия... и вот он уже видит Рим, мгновение спустя он уже играет со своим отцом в шахматы. Миг, и о снова кромсает, режет, и взрывы озаряют площади, названные в честь великих людей...
***
Его вели по темным коридорам со множеством поворотов, бесчисленное количество раз поднимали и опускали на лифтах, били и пинали во время поъемов и спусков по лестнице, и вот, наконец привели в большой зал со множеством какой-то аппаратуры и большой полупрозрачной капсулой посередине.
Когда палач повернул рычаг, Эдвард рассмеялся ему в лицо бесконечное число раз.

P.S. Все так же жду конструктивной критики

Дубликаты не найдены

0
Не читая рассказ, по 2му пункту: заведи новый акк и не трахай мозг читателям;)
По рассказу напишу, когда прочитаю...
0
По прочитанному: Они - амеба, они - бактерия, они - клетка...

Амёба - это одноклеточная бактерия, так что в итоге получается тройная тавтология...

Сама идея рассказа понравилась, но я не понял почему время пошло на новый виток? Почему произошёл снова взрыв, когда Мортон оказался в "абсолютном ничто"?