10

Небесные скитальцы, Глава VI

Глава I, Глава II, Глава III, Глава IV, Глава V


Они вышли на улицу. Маяк закрылся на замок так же, как это прежде произошло с мельницей, — самостоятельно. Теперь, после восхода лун, темнота перестала быть кромешной. Шагая вслед за остальными по дорожке, мощённой жёлтым то ли булыжником, то ли кирпичом, Константин с интересом оглядывался на окружающие его пейзажи, освещённые светом необычных ночных светил.


Дошли быстро, замок, хотя обычно бывает наоборот, оказался ближе, чем это казалось с вершины маяка.


Возле парадного входа царило столпотворение. На площади перед ним, освещённой по периметру довольно яркими фонарями, беседовали, кричали, смеялись и издавали звуки, соответствующие своей расе, самые различные существа гуманоидного и негуманоидного типа.


— Оу... Баграгриэль собственной персоной, как всегда, во главе кучки своего никчёмного сброда, — раздался сзади них насмешливый голос.


Ангел остановился и медленно покачал головой.


— Кайлос, — не поворачиваясь, ответил он, — даже твои прихвостни наконец-то узнали, чего ты стоишь на самом деле, и перестали тебе прислуживать? — и резко повернулся к собеседнику.


Чёрные, как смола, крылья. Довольно внушительные, что говорило о неплохом положении в родной иерархической системе, рога. Красные не так, как бывает у людей, а по-настоящему красные глаза. Цвета угля с сильной проседью волосы, стильно зачёсанные назад. Тонкие губы, застывшие в кривой улыбке. Слегка сиплый голос, который не мешал его хозяину в совершенстве пользоваться всеми оттенками интонации.


— Оу, кто это? — Кайлос сделал вид, что только что увидел Черпевского. — Тот самый новый Орфей, про которого не так давно все говорили? Юноша, ты снова заблудился там, где не следует? А я почему-то считал, что он посуше... Кстати, хочешь, я устрою тебе встречу с настоящим Орфеем? — наклонился он над Костей.


Зантия, до этого побледневшая, словно полотно, а теперь стремительно начавшая розоветь, с трудом скрывала бешенство.


— Изыди! — встала она между ним и Костей.


Баграгриэль медленно положил руку на рукоять меча. Протянул руки к своему оружию, длинной глефе, закреплённой на спине, Кайлос. Не прекращая зловеще ухмыляться.


— Пошёл вон! — бросила ему через плечо стремительно подошедшая к ним Еврисфея. — Немедленно. А то пожалеешь.


В своём истинном облике она была значительно выше и симпатичнее. И старше: на вид около сорока, может быть, сорока двух лет по земным меркам. Крылья за спиной были едва тронуты бледно-жёлтым оттенком. Как и у целой группы ангелов, стоящих неподалёку. Тех самых, от общества которых её оторвала назревающая стычка.


— Багри, сколько можно его задевать? — спросила она после того, как её приказ был выполнен. — Добром это не кончится. Идёмте. У нас мало времени. Необходимо уединиться, чтобы поговорить. Я всё приготовила.


Они свернули на одну из боковых тропинок. Быстро покинули освещённую зону, оставив шум и гам всеобщего оживления позади. Заброшенность тропинки позволила им, минуя оживлённые места, такие как подсвеченный музыкальный фонтан, который они обошли справа, через несколько минут выйти к уединённому флигелю.


Дверь сама распахнулась перед Еврисфеей. Внутри стоял грубый стол, вокруг — четыре табурета. Ещё деревянная скамья и лежак, который пытались аккуратно застлать шкурами. Очаг, на котором бурлил котелок с варевом. Это скромное жилище, напоминавшее сторожку лесника, освещалось светом трёх свечей, стоявших в подсвечнике. На столе лежала белая папка с оттиснённым на ней сложным символом.


Черпевский присел на скамью. Остальные расположились на табуретах.


Евресфея открыла папку:


— Здесь нас не смогут подслушать. Баграгриэль?


— Да?


— Возьми свидетельство о закреплении твоей оперативной группы... над нашей проблемой, — она протянула ему лист пергамента с сургучной печатью.


Черпевский заметил, что многочисленные буквы на пергаменте вели себя как живые: извивались и шевелились, тем не менее не теряя своей формы, а следовательно, и функции.


— Благодарю тебя.


— Это хороший шанс положить конец слухам...


— Слухам о чём?!


— У нас нет времени для ссоры, Багри, — примирительно заметила Еврисфея. — Прошу тебя, не заводись. Мы оба знаем, о чём я... Разреши мне продолжить.


Ангел вздохнул и кивнул.


— Хороший шанс с честью и славой окончательно вернуться в строй... Достань, пожалуйста, свой плуривенефициус и включи канал на пополнение... Отлично, — она в свою очередь достала свой прибор и произвела с ним короткие манипуляции.


— Тысячу единиц психокинетической энергии на твой счёт. Не правда ли, должно хватить?


— Щедро, — покачал головой Баграгриэль, на короткое время постаравшийся придать своей физиономии воодушевлённый вид.


В свою очередь Зантия удивлённо вскинула брови, а Нашка удовлетворённо улыбнулась.


— Это, — ангел Управления оперативного реагирования достала ещё одну бумагу с печатью и живыми буквами и протянула её молодому человеку, — официальное свидетельство о том, что Константин Викторович Черпевский является действующим фактотумом вашей оперативной группы... Как посмотришь, отдай документ Баграгриэлю, пусть пока побудет у него.


Костя передал документ, из которого понял только то, что он написан на незнакомом ему языке.


— А это твой билет на самолёт. И что, признаюсь, было не совсем просто, — виза. Спрячь их в нагрудный карман.


— Спасибо.


— Теперь о главном... — Еврисфея нахмурила и поджала губы — Управление произвело углубленную проверку и...


Повисла пауза.


— И что-то нашло, не так ли? — подсказал Баграгриэль. — Почему нельзя было с этого начать, Еврисфея? Тогда предыдущий разговор был бы гораздо более актуальным и полезным! Почему мы всегда барахтаемся в бюрократии, словно лягушки? Ведь при мне...


— Я не знаю, кто такие лягушки, — задумчиво заметила ангел из Управления.


Перебила небрежно и властно.


Было заметно, что она думает о другом.


— Мелкие земноводные из мира Кости, Протоса, — тихо подсказала Зантия. — В Прайме тоже есть.


— Ты прекрасно знаешь, Баграгриэль, — так же устало продолжала Еврисфея, — что запрос по конкретной задаче невозможен без закрепления за ней оперативной группы. Уверяю, он был сделан сразу же, как вы были утверждены...


— Речь идёт о рядовом поиске по базе, Еврисфея! Не могу понять, — повысил голос Багри, — почему такая мелочь требует необходимого соблюдения установленной номенклатурной процедуры?! Ты хочешь сказать, что теперь в Управлении все и всегда соблюдают правила, Еври? Да в таком случае я даже рад... — он осёкся.


Она устало взмахнула рукой:


— Иногда я рада, что хоть кто-то не меняется. Все знают, что правила всегда были... не для тебя... Пару слов насчёт закрепления. Expressis verbis1, Габриэль внезапно заинтересовался этой задачей. Она больше не второстепенная. А я обещала. Зря, весьма глупо и опрометчиво. Было безумно трудно закрепить именно вашу группу за ней. Пришлось употребить почти всё своё влияние. И я прошу всех, — она выпрямилась и посмотрела на Зантию, — не подведите меня. Это касается и тебя, Константин из Протоса... А насчёт экспрессии, то могу я спросить, в чём моя вина?


Воцарилось молчание.


Баграгриэль мгновенно остыл:


— Ладно. Спасибо тебе, Еври... Ты же знаешь: мы всегда работаем на совесть. Делаем всё возможное, а иногда и невозможное. Сколько бы я ни ворчал.


Зантия и Нашка в знак согласия закивали головами.


Вслед за ними, осторожно и нелепо, — Константин.


— Отлично. А теперь к делу. В деле годовалой давности фигурирует одна из стюардесс вашего рейса, некая Аглая Ферро. Ничего особенного. Она просто была в месте, используемом членами Зелёного Дракона в качестве штаб-квартиры в Калимории. В каких-либо связях не замечена. Чем вызвано её пребывание там, неизвестно. Вот выписка из дела, — она достала ещё одну бумагу. — На ней гриф секретности, поэтому ознакомься с ней, Багри, запомни и верни. Вот все контакты, — она достала толстый файл и положила его на стол, — остальных членов экипажа, а также Урсулова и его друзей. То есть всех покрытых. В Боевом управлении на него ничего особенного не нашли, но мы же знаем, что там всегда был, есть и, к сожалению, будет тотальный хаос. Изучите, должно пригодиться. Теперь расчёты аналитического отдела. Для эффективного выполнения задачи рассчитан потребный наряд агентов. Состоит всего из двух специалистов, которых с помощью стандартных операций, Багри, — она сделала ударение на слове «стандартных», — легко удастся привлечь к сотрудничеству. Вот материалы на них, — она достала ещё кипу пергаментных листков с пляшущими буквами. — Практические рекомендации и описание вариантов необходимых манипуляций, направленных на достижение цели по привлечению на свою сторону, выделены красным маркером. Пока всё.


— Ну что же, — невозмутимо заметил Баграгриэль, просматривая бумаги, — уже хоть что-то, с чем можно начинать... Кстати, пока не забыл, есть один маленький нюанс. Пожелание нашего новоиспечённого фактотума.


— Да?


— Мы не можем отправить нашего агента из Санта-Виктории обратно домой морем — круизным лайнером? Конечно, если он там окажется?


— Морем? Круизным лайнером? В смысле, таким большим пассажирским кораблём с множеством палуб?


— Да. Это условие Константина, — ответила за шефа Зантия.


— Я поняла. Океанским лайнером, значит... Да, я недавно была в одном мире, где билет с одного конца их вселенной на другой стоит дешевле, чем билет на этот ваш корабль... Ладно, что-нибудь придумаем. Хорошо, я запомнила. Морем так морем.


К этому времени Баграгриэль достал свой пергамент, перьевую ручку, карандаш и принялся делать на нём заметки, сверяясь с бумагами.


— А теперь нам необходимо переговорить о своих делах, — вздохнула Еврисфея. — Держи, — протянула она Косте маленькую глиняную фигурку. — Это глиф. Перенесёт тебя прямо домой. Умеешь пользоваться?


— Да, — ответил Черпевский, чувствуя прилив лёгкой обиды и тоски.


— Счастливо, фактотум.


— Завтра... Точнее уже сегодня ровно в шесть часов утра. Без опозданий. Возле Триумфальной арки в Редгарде. Это ведь рядом с твоим домом? — Баграгриэль в задумчивости потёр свой лоб, не отрывая взгляда от пергамента. — Поможешь нам.


— Да, рядом. Хорошо, в шесть часов возле Триумфальной арки. До встречи.


В ответ ему сосредоточенно и нетерпеливо закивали. Ангел из Управления уставилась в свою папку, все остальные — в розданные ею бумаги.


Он вздохнул и сломал фигурку. Последнее, что услышал, — это слова Еврисфеи:


— Есть тут у меня, Багри, одна идея...


Перемещение произошло молниеносно. Спустя мгновение он снова смотрел на трещины той самой стены напротив своего дивана.


©Ярослав Калака

Дубликаты не найдены

+1

Следующая глава в понедельник вечером (надеюсь на вечер пятницы, но это вряд ли).

раскрыть ветку 1
+1
Чпег морской 🐘