11

Не баг.

Парень сидел напротив монитора. Каждую секунду можно было услышать стук клавиш. На экране появлялось все больше и больше символов программного кода. Стук в дверь заставил паренька на секунду отвлечься от своего занятия.

— Да-да. Открыто, заходите.
В дверном проеме показалась девушка.

— Чем занят?
— Да так, новую фичу придумал. Теперь точно все будет работать как надо.

Девушка глубоко вздохнула и, помолчав пару секунд, подошла к парню, положив руку ему на плечо.

— Может, отдохнешь? Ты уже несколько часов тут проторчал. До сих пор веришь что людям понравится то, что ты придумал?
— Конечно! Всю свою жизнь окружающие проводят в поисках, не могут сами понять, что же они хотят. Я же намереваюсь помочь им! Хотят они этого или нет…
— Как знаешь. Я пойду фильм посмотрю, присоединяйся, если захочешь.

— Да-да, иди уже. - ответил он, до сих пор не обернувшись на девушку. Та, вздохнув, направилась прочь из комнаты. Спустя несколько часов парень наконец убрал руки с клавиатуры.
— Наконец-то! — сказал он с чувством выполненного долга и, дописав последний символ, нажал на кнопку “Сохранить файл”

***

— Да где же этот чертов дом?! — произнес мужчина, то и дело посматривая на каменные высотки вокруг. На его лице проглядывали ранние морщины. Глаз то и дело дергался в такт ноге на сцеплении. Вдруг его телефон завибрировал.
“Доступно новое обновление “Навигатор+”. Теперь вы точно будете знать, как добраться туда, куда вам действительно нужно!” — гласило уведомление.
— Надеюсь на это, — ответил мужчина своему телефону и спустя пару нажатий на экран обновление было поставлено на закачку. Водитель остановил автомобиль, чтобы собраться с мыслями. Мгновением позже в его зубах уже находилась зажженная сигарета, дым от которой медленно заполнял салон.
— Зачем я вообще живу? — спросил мужчина, вглядываясь в окно. — Ни нормальной работы. Ни увлечений и хобби. Я просто напросто прожигаю свою жизнь, в надежде что она изменится. Мне некого любить, даже самого себя. Лишь ты у меня есть, да? Медвежонок? — с этими словами он погладил находившуюся на пассажирском сидении игрушку. Спустя пару секунд его телефон завибрировал, оповещая о завершении обновления. Выкинув сигарету в окно, мужчина стал вбивать адрес. “Маршрут построен”, — объявил монотонный женский голос.
— И куда ты меня завёл?! Тупая железяка, — сквозь зубы процедил водитель. На телефоне горела надпись “Вы прибыли по месту назначения”
— Какая к нахрен “Улица Счастья”? Теперь точно меня уволят…

***

Вечеринка удалась на славу. Количество выпитого алкоголя невозможно было подсчитать даже с помощью десятков, если не сотен разбросанных по квартире бутылок. О том, что происходило тут в самый разгар, можно было лишь догадываться. Где-то среди мусора виднелись чьи-то трусы. В гостиной было несколько выбитых в потасовке зубов.
— Эй… дружище, смотри что я нашел! — еле перебирая языком, сказал один из оставшихся парней. В его руках находился револьвер.
— Воу! Положи это на место, — произнес второй, попытавшись встать, однако несколько десятков лишних градусов в его крови были против, и он смог лишь приподняться на пару сантиметров, прежде чем плюхнуться обратно в груду бутылок.
— Мне дед рассказывал… у нас в семье такое особенное строение тела, что под алкоголем пуля вреда не принесет. Зацени! — сказал тот, прежде чем его мозги разлетелись в разные стороны, оставив на стене позади красный след.
— Черт-черт-черт! Какого хера?! Боже мой! — опьянение исчезло моментально. Несколько секунд рассматривания обезглавленного тела хватило для того, чтобы весь выпитый алкоголь оказался на полу в качестве мерзко-пахнущей лужи. В панике паренек метался из стороны в сторону, не зная, что предпринять.
— Маршрут построен, — холодно произнес женский голос откуда-то снизу.
— А, что? — вырвавшись из паники, он посмотрел в телефон. На экране красовалась кратчайшая дорога до старого кладбища недалеко от города.
— То, что нужно! — оживился парень и, схватив тело своего бывшего товарища за ноги, направился в сторону гаража.

***


— Своди меня куда-нибудь. Скучно уже дома сидеть.
— Ну началось. И так уже каждые выходные в кинотеатрах да кафешках зависаем. Ты из меня уже все деньги высосала!
— Между прочим, из тебя я высасываю не только деньги! И если тебе так жалко потратиться на меня, то зачем ты такой нужен?
— А тебя что, только размер моего кошелька интересует? Могли бы и просто отдохнуть по-домашнему.
— Да что в тебе кроме него интересного может быть? Ни внешности, ни страсти.
Мужчина нахмурился. Мгновением спустя в стене рядом с головой девушки красовалась вмятина.
— Пошла вон отсюда! Ищи себе другой кошелек!
Сразу бросившись в слезы, девушка стала покрывать мужчину тысячами проклятий, но тот, не слушая, силой выставил ее за дверь.
Весь остальной вечер он провел за бутылкой коньяка. Прожитая им жизнь пестрила разнообразными событиями. Удача с самого рождения следовала за ним по пятам. Начиная от успешного завершения учебы, заканчивая получением непомерного наследства. Все было хорошо до тех самых пор, пока он однажды не променял любящую жену на случайную незнакомку, готовую ради него на все. По крайней мере, она так говорила. Размышляя вслух, тот не сразу заметил вибрацию телефона
Разблокировав его, он засмеялся. На экране был маршрут до какого-то дома на окраине. В конце маршрута была фотография женщины. Вскоре вызванное мужчиной такси подъехало к старой пятиэтажке.

— Дорогая! Давай все начнем сначала? — заплетающимся языком проговорил он в трубку. Приятный женский голос недоумевал в ответ. Спустя пару секунд на последнем этаже загорелся свет, и обладательница голоса выглянула наружу.
— Поднимайся, сейчас открою, — недовольно проговорила она, мысленно благодаря судьбу за этот вечер.

***

Девушка сидела напротив телевизора, выбирая подходящий на вечер фильм. Вскоре в дверном проеме появился слегка уставший парень.
— Наконец-то ты закончил. Я уж думала выключить свет, чтобы ты выбрался из комнаты.
— Знаешь, когда я нашел свое счастье, я сразу понял, что хочу помочь найти его другим.
— Опять философствуешь?
Парень лишь улыбнулся в ответ, поудобнее устраиваясь рядом.

Не баг. Ночное чтиво, Чтиво, Длиннопост

Дубликаты не найдены

+5
Хуета
раскрыть ветку 2
-1

Опередил бро

-1
Полностью согласен
0

Программа-шпион? Подслушивает.

-1
Немного не дотянул... А в целом неплохая задумка
раскрыть ветку 1
+1
Идея хорошая, но не дотянул во всех эпизодах. Сильно не дотянул. Хороший черновик. Нужно лучше раскрыть персонажей
-2
Прогер долбанный гений! За несколько часов прогу с ИИ замутил )))))
ТС, ставь тэг "хохланд"
Похожие посты
62

По привычке.

Несмотря на раннее утро в кафе на берегу маленькой речки было многолюдно. Большинство копалось в планшетах, ноутбуках, сидели где поодиночке, где небольшими группами. В дальнем углу группа молодых людей в ярких футболках и джинсах увлеченно болела за неизвестную Александру команду, чей матч крутили на большом панельном экране.

Яшин поморщился и посмотрел на часы – до назначенного времени было ещё двадцать минут. Решив заказать кофе он поднял руку, но на полпути замер в нерешительности. Можно ли тут подзывать официантку или нужно всё делать самостоятельно? Не будет ли это нарушением каких нибудь законов Союза? В конце концов это же эксплуатация...

Его сомнения благополучно разрешились тем, что к нему подкатила стройная девушка лет шестнадцати на роликах и в форменной одежде. Грудь её украшал значок принадлежности к пионерам.

— Что будете заказывать? – деловито осведомилась она и раскрыла блокнот.

— Э... – только и смог произнести Яшин, пытаясь отвести глаза от значка.

Девушка вопросительно приподняла бровь.

— Чашку кофе, — нашёлся Яшин, — Пожалуйста. – добавил он спохватившись.

— Хорошо. – голубая юбочка официантки замелькала промеж столиков и пропала за дверями кухни.

Яшин опёрся подбородком на руку и погрузился в раздумья. Стоило ли оно того? Безусловно стоило. С тех пор как он продвинулся в своих исследованиях по логике автоматических управляющих систем от него буквально не отлипал куратор отдела разведки... Наверняка он и подкинул ему в кабинет тот странный пакет, содержимое которого было загадкой для Яшина даже сейчас. Нет, всё таки не зря он хранил все свои разработки лишь в памяти... По крайней мере ему было что предложить проверяющему лицу на границе с Союзом. Несколько тетрадных листов, которые он исписал мелким убористым почерком ушли надо полагать на проверку специалистам. То, что сотрудник таможни отправил его в кафе после полученного звонка на свой коммуникатор, а не прогнал восвояси очень обнадёживало.

— Ваш кофе, — девушка аккуратно выставила на столик небольшой поднос с кофе.

Яшин потянул носом, аромат был замечательный. Если в Союзе варят такой кофе то уже это было достаточным аргументом в пользу эмиграции. То, что Александр пил до этого было неприятной на вкус и цвет бурдой, которую по какому то недоразумению отнесли к кофе.

— Спасибо, — Яшин привычно потянулся за бумажником, чтобы заплатить и снова замер. Деньги то его здесь совершенно бесполезны!

Девушка продолжала стоять рядом, но видно было как у неё на переносице уже начала появляться характерная складочка.

— Карту гражданина, будьте добры, — потребовала пионерка.

— Но зачем? – опешил Яшин, — Я слышал, что у вас в Союзе всё бесплатно.

— У вас нет карты? – сразу посуровела пионерка.

— Есть, — соврал Яшин, — Но я не понимаю зачем я должен её предъявлять.

— Для статистики, — ответила девушка, требовательно протянув руку.

— Понимаете, я тут недавно... – начал оправдываться Яшин.

Пионерка недолго думая схватила висящий на груди свисток и громко засвистела.

Несколько молодых парней сразу повскакивали с мест, шумно отодвигая стулья и спустя мгновение Яшин оказался окружён со всех сторон.

Мысли заметались. С одной стороны он был достаточно крепок, чтобы раскидать эту шоблу в два замаха, но с другой стороны это означало бы крест на гражданстве.

— Не дергайся и всё будет хорошо, — пообещал стоящий к нему ближе парень, спешно прикрепляя на держатель к груди небольшой прямоугольник камеры. Прямо поверх значка. Так поступило ещё двое стоящих поодаль и пионерка.

— Карту гражданина предьявите, — повторила пионерка, — Бузить не советую.

— Но... – начал было Яшин, — У меня...

— Вот его карта, товарищи! – протиснувшийся сквозь окружение атлетически сложенный мужчина в кремового цвета костюме поднял руку с небольшой пластиковой картой красного цвета со звездой в центре – эмблемой Союза.

Пионерка скептически хмыкнула, но мужчина тут же предьявил нечто развеявшее её скепсис. Хорошо узнаваемое даже клиническими идиотами удостоверение сотрудника Госбезопасности.

— Хорошо, — кивнула пионерка и снова протянула руку, — Карту.

Безопасник отдал ей карту и весело подмигнул Яшину, мол всё будет в ажуре. Не тушуйся, мол.

Официантка вставила её в считыватель, ознакомилась с данными и фотографией после чего тут же вернула.

Сразу потеряв интерес импровизированные дружинники рассосались по своим местам и продолжили отдых. Яшин промокнул платочком лоб и отпил из чашки.

Безопасник пододвинул к нему карточку.

— Вот, держите и старайтесь не терять. Впрочем, если даже и потеряете, небольшая беда. Перевыпустим в течении суток. Однако, это очень важная вещь, старайтесь без неё не выходить. Я имею в виду, что здесь на границе с контролем весьма строго. Неспокойно знаете ли, многие хотят приобщиться к бесплатным благам, шмыгнув через границу. Должны понимать, в общем.

— А что это они себе на груди крепили? – спросил Яшин, пряча карту гражданина себе в карман рубашки. Внутренне он ликовал, но лицо держал строгое.

— Это микрокамеры. Любой гражданин может осуществлять ряд действий относимых к легальному насилию. Однако, задерживать вас без записи события не имеет права никто.

— Даже вы? – умехнулся Яшин, отпив из чашки. Кофе был хорош.

— Мои средства фиксации более технологичны и миниатюрны, — улыбнулся безопасник и прикоснулся к узлу галстука, — Видео и звук пишутся с момента начала смены и до самого её конца непрерывно. Потому что я всегда должен быть готов к тому что мне придётся применять силу. А вот эти пареньки если бы вас стукнули не имея записи то это было бы для них весьма плачевно. Любое насилие в Союзе карается весьма сурово.

— Тоталитаризм, — усмехнулся Яшин и тут же замер. Говорить такое при безопаснике!

— Отнюдь. Просто поддержание порядка. Коммунизм всё же не декларирует абсолютной свободы. И вы напрасно замерли, говорить вы можете почти всё что угодно и где угодно. У нас нет абсолютно никакой ответственности за сказанное.

— Даже если я сейчас крикну что кафе заминировано?

— Даже в этом случае вы не понесете ответственность за слова. А вот за ущерб причиненный ложным вызовом сапёрной бригады – понесете в полной мере.

— Ну вот!

— Что "вот"?

— За слова же.

— Нет, за ущерб. Вы полагаете ложный вызов бригады не наносит ущерба? Потраченный бензин, моторесурс техники, рабочее время сотрудников – всё это, если не принесло пользы становится ущербом. Остальное – софистика. Вы вот при мне можете клеймить позором Генерального Секретаря Союза и я даже бровью не поведу. И вовсе не потому, что я якобы его не уважаю или он мне неприятен, а потому что это исключительно ваше мнение которое не считается вредным согласно уголовному кодексу.

— И что много статей у вас там? В кодексе, – спросил Яшин с иронией, ожидая услышать как минимум трёхзначное число.

— Три.

— Что? – Яшин едва не поперхнулся глотком кофе.

— В Уголовном кодексе Союза всего три статьи. Первая – за попытку выноса из Союза материальных ценностей, вторая – за умышленное повреждение и порчу общественных материальных ценностей и третья – за виновное причинение физического вреда гражданину Союза. В тексте третьей статьи как вы видите нет указания на умысел потому что причинение вреда может быть и неумышленным, но даже если нет умысла то без ответственности деяние не останется.

— И это всё? – удивился Яшин.

— Всё.

— Но погодите, это же какие то общие фразы...

— Градация преступлений, каковая используется в капиталистических странах ставит своей целью разделение преступлений на категории с целью удобства определения ответственности. А сама ответственность различна не столько из-за стремления к справедливости, сколько из-за коррупционной составляющей, чтобы в огромной бюрократической путанице на преступлениях и их фабриковке можно было спокойно зарабатывать. У нас в Союзе каждый гражданин знает эти три статьи с самого детства, а покажите мне того, кто в состоянии запомнить несколько сотен сходных и различающихся порой одним словом статей уголовных кодексов капиталистических стран.

— То есть у вас одна и та же ответственность и за кражу и за поджог?

— У нас нет ответственности за кражу поскольку всё что вы видите вокруг принадлежит Народу. Нет никакого смысла красть у самого себя. Если вам что-то нужно, то вы это берете.

— То есть я могу прямо сейчас взять у того парня планшет?

— Хахах, — рассмеялся безопасник, — Я так часто слышу этот вопрос, что мне иногда кажется, что с планшетами в странах победившего капитализма полный швах. Нет, взять материальную ценность, которую в данный момент времени использует другой гражданин без его разрешения нельзя. За это предусмотрена административная ответственность в виде семи суток лишения общегражданских прав. Уголовная кстати ответственность гораздо строже, за материальный ущерб и насилие вас лишат общегражданских прав на месяц, за убийство вообще разберут на органы.

— То есть как это на органы? – вытаращился Яшин.

— А вот так, — улыбнулся безопасник, — Поймите, товарищ, если все материальные блага в стране бесплатны, то соответственно бесплатны и вещи, использование которых сопряжено с опасностью для других. Поэтому необходимы механизмы сдерживания. Каждый должен осознавать ответственность за то, что он делает. Нет никаких ограничений например в виде ПДД, но каждый понимает, что если он случайно попадёт в ДТП то сядет в бетонный мешок на месяц...

— В бетонный мешок?

— А, вы же не знаете. – безопасник сложил руки в замок и выразительно посмотрел на Яшина, — Тюрем в том смысле как вы их понимаете в Союзе совершенно нет. У вас заключенные отбывают свои сроки в относительном комфорте. Я не стану разглагольствовать об ошибочности такового подхода...

Громкий звон разбитого стекла прервал его на полуслове.

Вытянув голову в направлении шума Яшин разглядел, что в дверях заведения стоит, пошатываясь, в хлам пьяный субьект с арматуриной. Сама дверь, представляющая собой большое стекло на металлической раме была разбита.

— Коммуняки херовы, — изрек пьяница глубокомысленно, — Понастроили дверей, честному человеку пройти негде.

Безопасник подмигнул Яшину и полез за пазуху.

Яшин внутренне содрогнулся решив было, что сотрудник полез за пистолетом.

"Сколь мало стоит в Союзе человеческая жизнь..." – подумал он.

— Вот смотрите, — безопасник придвинулся чуть ближе и оказалось, что из кармана он вынул всего навсего мобильный телефон с широким экраном, — Это изображение с камеры над входом. Сойчас отмотаем...

Коснувшись картинки справа он слегка сдвинул палец влево и видео начало отматываться назад. Вот складываются вместе осколки дверного стекла, вот пьянчужка засовывает арматурину обратно в штаны, вот он совершает странные движения как будто отплясывая.

— Вот! – сотрудник запустил видео снова, — Смотрите, будучи в подпитии...

— А вы не вмешаетесь? — забеспокоился Яшин, поглядывая в сторону дверей, где уже собралась толпа. Профессиональным глазом он машинально отметил, что в этой толпе присутствуют знакомые все лица. Ровно те же, что не так давно стояли вокруг него.

— Куда? – не понял безопасник, - А! Полноте, товарищ, это же простейшая ситуация. Дружинники и прочие граждане сами разберутся. Смотрите. Будучи в изрядном подпитии товарищ потерял карточку. Дверь его конечно же не впустила, а подождать, чтобы пройти за кем-нибудь как это сделали например вы ему не позволил алкоголь.

Яшин не мог представить, что оказывается на входе есть какая то система считывания, но вспомнил, что действительно прошёл следом за какой-то женщиной просто придержав дверь.

— Я предупредил вас, чтобы вы носили карточку ибо без неё в Союзе буквально и шагу не ступить. Все двери во всех зданиях снабжены автоматическими запорными устройствами. Это неизбежная мера против нелегальной миграции, которая кстати достаточно эффективно работает. Граждане не имеющие карточки выявляются очень быстро и выдворяются.

Яшин не мог не признать, что это выглядит разумно.

— Вот сейчас мы видим, что до гражданина начинает доходить, что же он совершил. Собравшаяся толпа собственным влиянием поборола алкоголь в его мозгу и осмысление ситуации приведет к двум вероятным событиям. Первое – товарищ продолжит нарушать закон и тогда вон тот товарищ сбоку... Видите? Он уже извлек тазер и готов его применить. Поскольку него на груди я вижу камеру применение тазера абсолютно легально и осмысленно и за любой ущерб преступнику он отвечать не будет. Второе... А... Вот, товарищ, что называется осознал и сдаётся. Это хорошо. В старые времена он бы так легко не сдался, потому что ему грозило в худшем случае суток пятнадцать в относительном комфорте. Здесь же он даже будучи пьяным понимает, что овчинка не стоит выделки грубо говоря и попытка сопротивления может привести к ещё более серьёзным последствиям. Скажем вместо месяца отсидки в камере он досопротивляется до разборки на запчасти или его вообще застрелит абсолютно легально какой-нибудь доброохот вроде того парнишки с тазером. Негуманно? Да. Но коммунизм и не заявлял о гуманном отношении к тем, кто даже простейшие правила человеческого общежития выполнять не желает.

На экране было видно как один из горожан извлек пластиковые наручники и ловко стреножил пьяницу по рукам и ногам. Тут же подьехала патрульная автомашина и нарушителя запихнули на заднее сиденье. После чего все поснимали нагрудные камеры и вернулись к прерванным занятиям.

— У вас много снимают... – произвнёс Яшин.

— Да, — согласился безопасник, — Потому что могут и потому что понимают свой гражданский долг правильно. Чем больше устройств зафиксировало событие, тем меньше вероятность того, что кто-то будет осуждён по ошибке или по оговору.

— И куда его теперь? – кивнул Яшин на изображение с камеры как будто там ещё кто-то был.

— Отвезут в товарищеский суд, где товарищи ознакомившись с данными камер вынесут решение. Ситуация однозначная так что решение наверняка будет стандартным – месяц лишения общегражданских прав с отбыванием в одиночной камере. Вот кстати, о камерах...

Безопасник несколько раз пощёлкал кнопками мобильника и вывел на экран изображение изнутри как показалось Яшину абсолютно пустого бетонного куба два на два метра единственным антуражем которой была металлическая дверь и два крана на противоположной стене. Окаймленная металлом дырка чуть сбоку надо полагать олицетворяла собой нужник.

— Это стандартная камера заключения. Коммунизм дал гражданам полный доступ ко всем имеющимся благам в стране поэтому самым страшным и эффективным наказанием соответственно будет лишение нарушителя этих самых благ. Если хотите знать моё мнение то я считаю абсолютно правильным то, что государство устранилось от обеспечения заключенных всеми благами в полном обьёме. Кроме разве что питательной пасты из отходов пищевой промышленности и воды. Потому что все ресурсы государства по моему мнению и я в этом мнении не одинок должны расходоваться на законопослушных граждан, а не на отребье. Отбывающий наказание человек лишен любой связи с внешним миром, у него нет прогулок, он никак не контактирует ни с другими заключенными ни с персоналом, нет ни библиотек, ни иных источников информации. Даже кровати и той нет. Дверь открывается только два раза – в начале и в конце отбытия и это вшито на программном уровне в плату замка. Если с человеком там что-то произойдёт, инсульт скажем, дизентерия, простуда, то никто ему не поможет. И каждый, повторяю каждый, в Союзе это знает потому что один из государственных каналов напрямую и круглосуточно транслирует самые любопытные видео из камер заключения.

— А если бы это был ребенок?

— То я бы ему не позавидовал.

— Это же бесчеловечно! – вознегодовал Яшин.

— Зато справедливо. Трудящиеся Союза трудятся добровольно и им неприятно было бы знать, что плодами их трудов пользуются и преступники.

— Я не знаю даже что и сказать.

— Да и стоит ли? – снова подмигнул ему безопасник и широко улыбнулся.

По привычке. Ночное чтиво, Чтиво, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: