Дубликаты не найдены

Отредактировал ghazan 1 год назад
+52

...Посмотрите — вот он

без страховки идет.

Чуть правее наклон -

упадет, пропадет!

Чуть левее наклон -

все равно не спасти…

Но должно быть, ему очень нужно пройти

четыре четверти пути.

+87
Иллюстрация к комментарию
+35
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 3
+3
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+2
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+10
Нашёл
раскрыть ветку 7
+2

Вы готовы, дети?

Кот проживает на дне океана!

+3

Где?

раскрыть ветку 5
+35
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
+7

Севастополь, я полагаю?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 25
0

Все канаты, тросы просмотрел - кота не увидел... даже спасатель на лодке кота ждёт.

Вот так:

— Видишь "кота"?..

— Нет...

— И я не вижу... А он есть!

— Понятно...

0

но корабль украинский. крысы передохли с голоду, кошак вот намылился пожрать

раскрыть ветку 3
0

Это Ольшанский?

раскрыть ветку 2
-1

А что за трал? Бортового невидно просто)

Вот на этом ходил

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 18
0

Если в море ходят а не плавают, то почему тогда нет звания капитан дальнего хождения?

раскрыть ветку 5
0
Плавал! Ходят школьницы на свидание, а моряки плавают.
раскрыть ветку 11
-1
Конечно, сразу видно) белокаменный... Палится этим!
+8

Ну типо вот! Ты бы автор еще меньше разрешение картинки сделал)

Иллюстрация к комментарию
+4
Легко
Иллюстрация к комментарию
+7

Призывная комиссия. Заяц - негоден. Волк ему - как негоден? Заяц в ответ - да по зрению. Волк:

- А как это?

- Ну как?! Вон речку видишь?

- Вижу!

- Горку на том берегу видишь?

- Вижу!

- На правом склоне две березки видишь?

- Ну вижу!

- На той, которая слева, вторую ветку сверху, которая чуть с изгибом растет, видишь?

- Да.

- А на этой ветке почти на самом конце видишь два желтеньких листочка?

- Не, заяц, листочков я уже не вижу!

- А я так даже березок не вижу!

Иллюстрация к комментарию
+3
Я бы ссыканул так идти)
раскрыть ветку 4
+12
Значит ты – не кот.
+1

А у него лапки, но он справился! :)

+1

в самоволку и вплавь можно :)

раскрыть ветку 1
+1

Из самоволки так приходилось возвращаться) Ночью по прижимному, только не между коробками, а от стенки. С соточку метров вплавь, придерживаясь за швартовый, потом метров 20 с подъемом на бак, а в это время общее построение на юте, нас ждут, когда же прибудем). Ну тут и мы с сонными лицами -- ничего не знаю, спал, общего сбора не слышал)

Уже при сходе кэп спрашивал: "Как?" Не, тарищь, пусть карасям лазейка останется)

+7
Я понятия не имею, как этот кот своими стальными яйцами не перевернул этот корабль
раскрыть ветку 5
+1

этот корабль нельзя перевернуть, он на мертвом приколе

раскрыть ветку 4
+7

а что за прикол?

раскрыть ветку 3
+4

Крыс-отбойники для них не проблема)

Хотя, не знаю как на БДК, у нас, на морском тральщике коты не приживались, причем по собственной глупости, не умели шкериться во время тревог

+2

Кот в трюме ловит крыс.

раскрыть ветку 1
+1

крысы сдохли там давно :-)

0

К соседям тикАет. Там камбуз побогаче :)

0
Иллюстрация к комментарию
0

капитан вышел прогуляться

0

а на дереве кто сидит?

0
Ничесе!!))
0
Иллюстрация к комментарию
0
Иллюстрация к комментарию
0
Кот эквилибрист.
0
Американский шпион?
0

А других путей это животное не нашло?

раскрыть ветку 5
0
Вплавь?
раскрыть ветку 4
0

Там же что-то пришвартовано вроде или трап есть. Люди на берег с корабля как-то сошли же.

раскрыть ветку 3
-2

А более говняного снимка нет? Ну, или качество на этом ещё ухудшите!

раскрыть ветку 1
+1

нету, сорри :) не запасли

Похожие посты
434

С праздником!!!

Уважаемые работники речного и морского флота. Хочется пожелать вам спокойной воды, попутного ветра, хорошей зарплаты, здоровья и благополучия. Вас ждут и дождутся дома!!! С профессиональным праздником вас!!

С праздником!!! Флот, С праздником, Поздравление, Кот

С уважением и наилучшими пожеланиями, команда судна ОС-10.

491

История короткой жизни, любви и гибели судового кота Рыжика.

История короткой жизни, любви и гибели судового кота Рыжика. Флот, Море, Мемуары, Реальная история из жизни, Кот, Длиннопост, Грустное

Один из самых первых моих опытов фотошопа. В действительности наш кок Захарыч такого кощунства бы не допустил :)


Это в старые времена бородатые матросы с медными серьгами в ушах могли заводить на судне попугаев, собак, мартышек, да даже медвежат - лишь бы судовое начальство не возражало. Впрочем, и сейчас, ежели ваше плавсредство не пересекает границ, проблем практически нет. Другое дело засветить своего любимца перед портовыми властями чужой страны при отсутствии всяческих сертификатов на него, а также подтверждения, что животное содержится в надлежащих по мнению этих гуманистов (анималистов?) условиях.

Но мы же понимаем, что на судне достаточно мест, где можно скрыть кота на период выполнения формальностей по приходу в порт, а кто будет таскаться с ним по ветеринарам и куда там еще, чтобы выправить все бумаги, люди меняются через 4-6 месяцев.


Рыжик появился у нас в возрасте котика-подростка и покорил всех своим добрым нравом и аккуратностью. Все свои дела он совершал в строго отведенном месте - ватервейсе (это как бы сказать - канавка на палубе, по которой вода с нее стекает за борт) так что с точки зрения гигиены он проблем не создавал, пищу не похищал, охотно вступал в игру со всеми, кто ему это предлагал. В машинное отделение он, конечно не ходил, зато часто нес вахту на мостике. Побывал несколько раз за границей, но на берег не сходил. Со временем он превратился в красивого кота, нередко занимался лечением тех, кто в этом нуждался.


Вот на снимке наш третий механик Макс. Идет погрузка зерна ранней весною, непрерывно налетают дожди, трюмы надо немедленно закрывать, чтобы не намочить груз, однако на погрузку выделяется определенный срок - только перестает капать, крышки опять поднимают. Это многотонные конструкции, механизмы открывания дышат на ладан, Макс, в чьем заведовании они находились, практически не отходил от них. В короткий промежуток между дождевыми зарядами, простуженный, он прилег на диванчике в коридоре. Рыжик тут же прибыл оказать посильную помощь:

История короткой жизни, любви и гибели судового кота Рыжика. Флот, Море, Мемуары, Реальная история из жизни, Кот, Длиннопост, Грустное

Рыжик был девственником, и вот в порту Ейска он повстречался с развратной соблазнительницей с другого судна. Она сама пробралась к нам на борт и увлекла его в пучину страсти. Влюбленные бегали по палубе, крышкам трюмов и трапам. Периодически она уводила его за собой с судна неведомо куда. Это продолжалось всю погрузку. Однако к отходу судна, как и подобает моряку, он вернулся на борт. Мы отходили ночью, было холодно, за волноломами, ограждающими акваторию порта, плавали большие рыхлые льдины.

Я не был свидетелем трагедии, но ребята из ютовой швартовой команды рассказывали потом, что во время прохождения ворот брекватера он выскочил на корму и заметался вдоль борта, поняв, что навеки разлучается с любимой. А когда судно вышло за пределы порта, подбежал к швартовному клюзу (это отверстие в фальшборте, сквозь которое проходят швартовые концы. А фальшборт - это металлический забор вдоль палубы, чтобы никто не вывалился в море) и бросился на проплывавшую мимо льдину.

Никто не успел опомниться, как вращающаяся в струе льдина исчезла во мраке. Ни о каких мероприятиях по спасению не могло быть и речи, судно шло по входному фарватеру под управлением лоцмана, останавливаться и изменять курс там запрещено, да и тьма, напирающие на борта и отваливающие в сторону льдины...

Мы, конечно, тешили себя надеждой, что возможно... но сами понимали, что это просто попытка оттолкнуть от себя печальную истину.


Вот, казалось бы, подумаешь, какой-то там кот, а вспомнишь - и защемит душу, когда представишь отчаяние и безнадежность, которые он испытал в конце своего земного существования.


Р.S. Пожалуй, это  самый грустный из моих рассказов о жизни моряков, в этом ещё будет возможность убедиться.


Источник: https://zen.yandex.ru/amico

Показать полностью 1
112

Записки вахтенного офицера.

Дело происходит в ноябре 1981 года, когда экипаж заселялся на достраивающийся в заводе крейсер.


...Казалось бы, офицеры, пришедшие на корабль с береговых аэродромов, из сухопутных инженерно-авиационных училищ, должны были более флотских тяготеть к суровости общевоинских уставов и армейским порядкам, и, как говорили моряки «…ходить по плацу в кирзовых сапогах, строевым шагом и с привязанной к козырьку фуражки ладонью». Подразумевая под «плацем» полётную палубу авианосца.


Но на деле выходило всё наоборот. Причём на «Новороссийске» «либеральная демократия» в БЧ-6 распространялась не только на отношения начальников к подчинённым, но и на отношение подчинённых к начальникам. Причиной этого был сам командир боевой части майор Иван Сердцев, которого многие звали «Ваня Солнцев» или просто «Ваня», подразумевая под прозвищем этакого простачка, «сына полка».

Невысокого роста, лысоватый, с редкими русыми волосами вокруг активно начавшей проявляться плеши. Говорил он быстрым, слегка «акающим» говорком коренного петербуржца. Речь его была чистой, без фольклорных изысков современного армейского лексикона. А когда обстоятельства вынуждали волей-неволей применять какое-либо нецензурное слово, то весь вид его показывал, как ему это неприятно. Мальчишкой переживший ленинградскую блокаду, он был со всеми мягок и добр. Нерешительный, совсем не строевой, он казался далёким от армии и флота человеком. Послушаешь его порой и подумаешь: «А как он вообще попал на корабль и что здесь делает? Ему бы где-нибудь в провинциальном аэроклубе самолётам хвосты заносить…».


Ранее сталкиваться с корабельной службой майору не приходилось, в экипаж получил назначение с должности начальника какой-то лаборатории из забытого богом гарнизона на Новой Земле. Сердцев и сам чувствовал себя «не в своей тарелке», заявляя, что «попал сюда случайно, что заманили его на эту должность обманом». И, как часто любил повторять, с нетерпением ждал, когда ему исполнится 45 лет, и можно будет «красиво, с лёгким сердцем и незапятнанной совестью» выйти на заслуженный отдых и забыть «весь этот кошмар, как страшный сон». Чего он, в конце концов, и добился. Уволившись в запас ещё до конца государственных испытаний, он уехал в Ленинград и устроился там инженером по технике безопасности троллейбусного парка. Не забывая, между прочим, наведываться в отпуске в столь полюбившийся ему город Николаев.


Так вот, когда, состоящая из двух рот – первого и второго дивизионов, колонна авиационной боевой части подошла к заводской проходной, к майору Сердцеву, внезапно выйдя из строя, подошёл молодой офицер. Приложив ладонь правой руки к фуражке, он произнёс шокировавшую командира боевой части фразу:


- Товарищ майор! Офицерская честь не позволяет мне, не имея удостоверения личности и пропуска на режимное оборонное предприятие, пройти тайком, вместе со всеми на территорию завода! - Сказал, резко развернулся кругом, смешался с прохожими и исчез.


Очевидцы рассказывали потом, что отчётливо слышали, как гулко ударилась об асфальт, отпавшая от удивления нижняя челюсть командира боевой части… Несчастный майор был настолько сражён словами своего подчинённого, что не останавливаясь, не произнеся ни слова, с приложенной для ответа на приветствие к козырьку фуражки рукой и открытым от удивления ртом, с остановившимся взглядом выцветших глаз, «на автомате» вошёл в заводские ворота и опомнился только на причале возле корабля по команде старпома «Стой!».


Дерзкий и почти незамеченный окружающими поступок молодого офицера имел свою, весьма интересную, почти детективную, и мало кому известную предысторию… Майор Сердцев, соответствуя своей фамилии, имел большое, любвеобильное сердце. В котором, кроме любви к жизни, семье, детям, всяческим пташкам и букашкам, имелось значительное место и для любви к прекрасному. В том числе и к прекрасному полу. Как в народе говорится: «Седина - в бороду, а бес – в ребро!».


Эта поговорка для «деда» стала не просто аксиомой, а руководством к действию. В любовных похождениях он мог дать фору многим молодым. Жена «старика-разбойника», зная об этой его слабости, но не имея возможности управлять сдерживанием половых инстинктов супруга на расстоянии, откомандировала из Ленинграда для присмотра за «папочкой» в Николаев его любящую взрослую дочь. Прибытие дочери в город корабелов и невест совпало у старого обольстителя с началом очередного бурного романа. Не зная, как улизнуть из-под присмотра бдительной и целомудренной дочери, Ваня Сердцев не придумал ничего другого, как отдать одному из своих подчинённых, а именно командиру группы регламентных работ по электро- и фотооборудованию летательных аппаратов, старшему лейтенанту Борису Головину, «настоятельный» приказ: «Нейтрализовать дочь, пригласив её провести вечер в ресторане».


Старший лейтенант, будучи уже связанным обязательствами с одной из местных юных прелестниц, долго и стойко сопротивлялся и отнекивался. Но приказ есть приказ, да и не гоже с ранних лейтенантских лет посылать начальника куда следует. Пришлось лейтенанту вести начальственную дочь в ресторан. Отказать молодому красавцу та была не в силах, и охотно согласилась. Чтобы не привлекать внимание любопытных глаз и, упаси Боже!, не уронить честь мундира, Борис, сменив его флотскую строгость на гражданский модный костюм, повёл даму в увеселительное заведение, коих в городе было достаточное количество. Но город Николаев не был бы Николаевым, если бы, казалось, в самом обыденном и простом не нашлось бы места для приключения. В самый разгар праздника жизни и радости, ресторанного веселья, у увлечённого ревностным исполнением обязанностей по ухаживанию за «порученным объектом» лейтенанта, украли повешенный на спинку стула пиджак. Да, бог с ним, пиджаком! Но в кармане последнего находились все документы, удостоверяющие личность, в том числе, и пропуск на завод. А это уже было серьёзно!


На следующий день раздосадованный офицер официальным рапортом доложил по команде о пропаже, не забыв указать причины, заставившие его посетить увеселительное заведение, и с суровой безысходностью принялся ожидать неотвратимого наказания и восстановления утраченных удостоверения личности и пропуска на завод.


Перепуганный таким исходом своего любовного похождения майор Сердцев, ходу рапорту сразу не дал. В результате чего Боря Головин был лишён не только возможности посещать корабль в период его достройки, но на момент заселения экипажа не имел даже временного пропуска. А тут ещё День рождения приближается. Заказан столик в ресторане. На этот вечер назначена помолвка с будущей женой. Для чего приглашены её родственники и друзья…


Раздосадованный таким отношением к себе, прекрасно понимая, что войдя без пропуска на территорию завода, покинуть её, пусть даже по чужим документам, обманув бдительную охрану, он вряд ли в ближайшее время сможет, Борис и решился на дерзкий и отчаянный шаг…


Чувствительной душе и любвеобильному сердцу командира БЧ-6 был нанесён сокрушительный удар. В неравной борьбе угрызений совести перед пострадавшим за него офицером и чувством долга с боязнью ответственности за свой образ жизни и общую бестолковость прошло несколько дней. Наконец чувство долга перебороло страх и майор Иван Сердцев пошёл сдаваться старпому.


Сказать, что командир БЧ-6 не был «обласкан», значит ничего не сказать. От специфических «ласк» старпома Евгения Яковлевича Литвиненко волосы, вокруг пробивающейся на голове несчастного командира авиационной боевой части плеши, топорщились словно наэлектризованные, по худым морщинистым щекам тёк пот, руки не знали куда деться, а словарный запас пополнился такими эксклюзивными терминами и выражениями, что впору можно было приступать к составлению специального военно-морского раздела толкового словаря русского народного жаргона.


Руководствуясь полученными «ценными указаниями» старшего помощника командира, майор Сердцев отправил по предполагаемому адресу «конспиративной» квартиры невесты «самовольщика» его друга, старшего техника группы РР ЭО и ФО лейтенанта Александра Инжиевского, с запиской, в которой предписывалось «немедленно прибыть в часть и сдаться». С успехом выполнив нелёгкую, но чрезвычайно ответственную миссию, на следующее утро нетвёрдой, слегка дрожащей рукой, пытаясь дышать в сторону, посыльный протянул Сердцеву сложенный пополам, слегка помятый и закапанный розовыми пятнами, явно винного происхождения, листок бумаги. На нём неровным почерком обиженного до глубины души беглого офицера были начертаны следующие строки:


- «Товарищ майор! На Ваше безумное предложение, толкающее меня на уголовно-наказуемое деяние, связанное с грубейшим нарушением режима оборонного предприятия и требований приказа по соблюдению режима секретности, зачёт по которому я, кстати, Вам недавно успешно сдал, вынужден ответить отказом.

С уважением, старший лейтенант Головин»…


Шёл девятый день самовольной отлучки старшего лейтенанта Бориса Головина, ещё не уголовно наказуемый, пока не подпадающий под статью «Дезертирство» Уголовного Кодекса УССР, караемый, пока, только Дисциплинарным Уставом Вооружённых Сил СССР по статье «самовольное оставление части сроком до десяти суток», когда майор Сердцев, пытаясь изобразить на лице своё искреннее возмущение безобразным поступком подчинённого, предъявил вышеуказанную записку старпому.


Гневу последнего мог бы позавидовать сам бог-громовержец Юпитер. Разыгравшаяся на втором ярусе надстройки буря, выхлестнулась, в итоге, на полётную палубу, где по этому случаю был построен офицерский состав БЧ-6, проведена самая тщательная его проверка, «по достоинству» оценены умственные и деловые способности каждого, обнаружена, попутно, пара не совсем трезвых личностей, тут же отправленных в каюты под арест, розданы устные взыскания провинившимся и ЕБЦУ («ещё более ценные указания») всем остальным.


«Не отходя от кассы» старпомом была назначена «группа захвата» в составе пяти «наиболее подготовленных и морально устойчивых» офицеров, немедленно отправленная по известному адресу.


Путь «группы захвата» до места проведения акции был нелёгок и долог. Проходил он в неравной внутренней борьбе каждого члена группы с самим собой. Длительное, более недели, пребывание бывших сухопутных офицеров без берега, сказалось на их чувстве ответственности и верности долгу самым негативным образом. А поскольку этот трудный путь «новороссийского спецназа» пролегал в видимости бесчисленных пивных ларьков и рюмочных, выдержать эти муки и пройти его до конца, смог не каждый. До места назначения добрался лишь один лейтенант Александр Инжиевский.


Постучав в дверь, он без сил упал на руки опального товарища.


- Пить!.., - только и смог прочитать Борис Головин по едва заметному шевелению губ. В этой, возможно последней, просьбе боевому товарищу он отказать не посмел. Тем более, что стоявшая в холодильнике початая бутылка водки настоятельно требовала решения своей судьбы.


Только ближе к вечеру, лейтенант Инжиевский, заботливо поддерживаемый «самовольно оставившим часть» Головиным, начал конвоирование пойманного беглеца на корабль. На проходной завода в томительном ожидании, с разовым пропуском на прогульщика в руках, уже несколько часов скучал офицер по режиму «Новороссийска» лейтенант Андрей Колесников. По приказу командира корабля, своевременно возвращённого в лоно флота

беглеца, закрыли под арест в его же каюте. Ожидая отправки на гарнизонную гауптвахту, Борис с тоской вспомнил, что именно сегодня его День рождения и именно сегодня его будущая невеста с друзьями и родственниками соберутся в ресторане за заказанным столиком и, возможно, поднимут бокалы и за него. Жалость к себе самому, невинно пострадавшему из-за рокового стечения обстоятельств, сдавила горло. Скупая мужская слеза одиноко скатилась по щеке…


Уже давно был уложен в модный «дипломат» «дежурный комплект арестанта»: две простыни и наволочка, полотенце, мыло и зубная щётка, тетрадь с конспектами первоисточников классиков марксизма-ленинизма, но никто за офицером не шёл.


Но когда дверь каюты, наконец, открылась, то в руках вошедших вместо записки об аресте и продовольственного аттестата оказалась сумка, в которой радостно позвякивали запотевшие бутылки «Столичной». А из потёртого ученического портфельчика с брезентовым ремешком через плечо, предназначенного для переноски секретных документов, были извлечены пара луковиц, буханка чёрного хлеба, банки с тушёной говядиной и «Севрюгой в томатном соусе» - традиционной на «Новороссийске» закуской.


- Ты что, хотел свой День рождения зажилить?! – грозно, басом прогудел «вечный капитан» Александр Сергеевич Цветков. – А ну, доставай стаканы! Первый тост - за новорожденного!.. За первым последовали второй – за прекрасных дам, третий, не менее актуальный – за тех кто в море, на вахте и на гауптвахте. А затем уже поднимали за всё подряд…


На гарнизонную гауптвахту опальный лейтенант так и не попал. Командование «Новороссийска» посчитало пребывание там слишком мягким наказанием по сравнению с выполнением своих должностных обязанностей на корабле..."


Из книги: Ю.Н. Романов, «Записки вахтенного офицера»

Показать полностью
68

Вторая мировая на море: от матроса до адмирала

В предыдущих постах цикла (http://pikabu.ru/story/vtoraya_mirovaya_na_more_prelyudiya_c...) акцент был сделан на кораблях, но кто-то же должен на них служить. Пока готовится следующий обзорный пост по крейсерам, предлагаю несколько фотографий "морских волков" участников Второй Мировой.


Минору Гэнда и Ёсио Сига, аэродром Мацуяма, весна 1945

Личности столь же легендарные для Объединенного флота, как Покрышкин и Кожедуб для нас. Гэнда - блестящий тактик, закоренелый националист, один из авторов плана нападения на Перл Харбор. Сига - отважный ас и ярый противник идеи камикадзе, начавший войну командиром истребителей авианосца Кага. К концу войны оба летчика служили в 343-ей авиагруппе (кокутай по терминологии японского флота) - подразделении, состоявшем из лучших асов Империи.

Вторая мировая на море: от матроса до адмирала Кот, Флот, Вторая мировая война, История, Длиннопост

Советские офицеры в канадском Галифаксе

Слева-направо: Шриро (офицер канадских ВМС), Григорий Щедрин (командир ПЛ С-56), Леонард Мюррей (контр-адмирал канадских ВМС, командующий эскортными силами Ньюфаундленда) и Александр Трипольский (командир дивизиона ПЛ ТОФ). С-56 - одна из подлодок, совершивших переход через Тихий и Атлантический океаны с Владивостока на Северный флот. В пути С-56 неоднократно уходила от атак (вероятно, японских подлодок) и даже разошлась с легедарной Саратогой на выходе из Сан-Франциско (правда, в этот день Сара была в Перл Харборе ¯ \ _ (ツ) _ / ¯, но подвига наших подводников это не умаляет).

Вторая мировая на море: от матроса до адмирала Кот, Флот, Вторая мировая война, История, Длиннопост

Капитан Айзек Кидд на борту Аризоны, 1939

Кидду досталась печальная участь стать первым флагманским офицером ВМС США, погибшим в Второй Мировой. На момент атаки на Перл Харбор он уже был контр-адмиралом и командовал Первой дивизией линкоров. Сразу же после начала японского налета Кидд быстро прибыл на мостик флагманской Аризоны и приступил к выполнению своего долга, приняв командование всеми кораблями базы. Жизнь адмирала оборвалась со взрывом на линкоре - из останков нашли только его кольцо выпускника Аннаполиса.

Вторая мировая на море: от матроса до адмирала Кот, Флот, Вторая мировая война, История, Длиннопост

Лейтенант-коммандер (каптри по советской ранговой системе) Лэнс Мэйси в кабине своего Девастейтора, май 1942

Фотография "для прессы", ставшая посмертным снимком. Через десять дней лейтенант поведет в атаку эскадрилью торпедоносцев VT-3 с авианосца Йорктаун в битве за Мидуэй. 10 из 12 самолетов будут сбиты, включая и его Девастейтор.

Вторая мировая на море: от матроса до адмирала Кот, Флот, Вторая мировая война, История, Длиннопост

Кот на борту!

Какой пост на пикабу без кота? Моряки британского крейсера Гермиона собрались вокруг кота по кличке Конвой. В 1942 году корабль будет потоплен немецкой подлодкой U-205. Пушистый матрос погибнет вместе с 87 членами команды, до конца сражаясь за живучесть корабля.

Вторая мировая на море: от матроса до адмирала Кот, Флот, Вторая мировая война, История, Длиннопост
Показать полностью 4
277

Кот ветеран

Видел много постов про котеек, самого разного содержания и вот решил выложить свою историю со службы.

Служил я на Черноморском флоте в 41 БРРКА и был у нас кот. Коки и контрактники его прикармливали сначала вот он и остался. Пока стояли на причале он шатался где то и приходил потрескать, да пока на вахте стоишь развлекал.


И вот пошли мы на учения, всё как положено боевая готовность, готовимся к залпу из главного орудия (нехилая такая ракета в 5 тонн, при старте от которой хвост пламени с весь корабль), я как член группы пожарной уже с огнетушителем стою.


Залп, рёв, пламя аж через броняху полыхнуло. Выбегаем, смотрим нет ли возгорания, вроде всё ок и тут обнаруживаем нашего несчастного. Он спрятался за щитом под установкой, весь обгорел, еле шевелиться. Быстро взяли и к фельдшеру, тот худо-бедно его подлатал оказав первую помощь.


Опущу подробности и переживания пока мы шли в порт и перейду к спасательной операции. Мичман, что больше всех к коту привязался пулей к машине и в ветеринарку с котом. В ветеринарке там всех на уши поставил и кота оперативно приняли. И оставили на лечение.


Дембель был уже не за горами и даже не надеялись увидеть его ещё раз и вот буквально за неделю до дня Х привезли... Уши сгорели, ногтей нет (тоже расплавились), немного ещё контуженый, но уже хоть шерсть местами появляться начала. Всем составом его ветераном потом кличали. Надеюсь он жив здоров, всё таки столько лет уж прошло.

72

Непотопляемый Сэм

Непотопляемый Сэм (англ. Unsinkable Sam) — кот, плававший во время Второй Мировой войны на германском линкоре, британском эсминце, а затем на авианосце и переживший крушения всех трех кораблей.

Непотопляемый Сэм Непотопляемый Сэм, Кот, Флот, Длиннопост, Коты захватят мир, История

Кота черно-белого окраса пронес на борт германского линкора «Бисмарк» некий матрос, имя которого неизвестно. 18 мая 1941 года судно вышло из Готенхафена с заданием топить встречающиеся на пути британские торговые суда. Через 9 дней, 27 мая, корабль сам был потоплен британской эскадрой, из 2200 человек с линкора спаслись лишь 115. Спустя пару часов после крушения кота, плававшего на обломке от корабля, заметили английские моряки с эсминца «Казак» и взяли его на борт. Кроме кота экипажу эсминца так и не удалось спасти ни одного тонущего человека. Так как моряки не знали настоящего имени спасенного кота, они дали ему новое прозвище — Оскар.

Непотопляемый Сэм Непотопляемый Сэм, Кот, Флот, Длиннопост, Коты захватят мир, История

После этого несколько месяцев Оскар жил на борту эсминца «Казак», который сопровождал корабли в Северной Атлантике и Средиземном море. 24 октября 1941 года корабль, в составе эскорта конвоя HG-75, направлявшегося из Гибралтара в Ливерпуль, был подбит немецкой подводной лодкой. Экипаж судна был спасен эсминцем «Легион». Торпедированный корабль пытались отбуксировать обратно в Гибралтар, но из-за ухудшающихся погодных условий этого сделать не удалось. 27 октября эсминец ушел на дно. Так немецкая торпеда лишила британский флот эсминца и 159 моряков, погибших от взрыва, но Оскару удалось спастись и на этот раз. После этого кот некоторое время провёл на берегу в Гибралтаре.


После крушения «Казака» моряки прозвали кота «Непотопляемым Сэмом». Вскоре его взяли на авианосец «Арк Ройял», кстати, самолеты с этого авианосца и потопили его первый корабль «Бисмарк». Но долго Сэм на новом корабле не задержался. 14 ноября корабль, на обратном пути с Мальты, был также как и «Казак» торпедирован вражеской подводной лодкой. Судно пытались взять на буксир, но усилия были напрасными, «Арк Ройял» затонул примерно в 30 милях к востоку от Гибралтара. На этот раз обошлось без жертв, все моряки и летчики, а с ними и непотопляемый кот Сэм, были спасены.

Выживших моряков перевели сначала на эсминец «Лайтнинг», а после на эсминец «Легион», который однажды уже спасал Сэма. Плаванье этих кораблей оказалась недолгим. «Легион» потопят через 4 месяца, а еще через год уничтожат и «Лайтнинг».


После крушения авианосца кота уже не брали на борт, и он остался на берегу. Непотопляемый Сэм немного пожил в канцелярии генерал-губернатора Гибралтара, затем его отправили в Великобританию. В Белфасте он встретил окончание войны. Умер Непотопляемый Сэм в 1955-м году на берегу моря. В Национальном морском музее в Гринвиче можно увидеть портрет героического кота, выполненный художницей Джорджиной Шоу-Бейкер.

Непотопляемый Сэм Непотопляемый Сэм, Кот, Флот, Длиннопост, Коты захватят мир, История

Оскар-Сэм оставил свой след в Международном своде сигналов: теперь флаг «О» («Оскар») означает «Человек за бортом».

Непотопляемый Сэм Непотопляемый Сэм, Кот, Флот, Длиннопост, Коты захватят мир, История

В сети информации на эту усатую личность достаточно много. Текст и изображения взяты тут: http://green410.livejournal.com/340663.html

Спасибо за внимание и всем котеек!

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: