466
Автор DoktorLobanov

Натуральный продукт. Семафор и Дискотека (часть следующая)

Предыдущая часть: Натуральный продукт (продолжение)


Ещё немного освоившись, Дискотека начал прибирать к рукам новые процессы.


При прежнем директоре у нас был дополнительный бонус. Приходит, скажем, партия нового товара. Целая фура зубной пасты известной марки, косметика, лекарства, БАДы всякие. И обязательно часть партии – «некондиция». То коробочку крема для лица помяли при погрузке, то тюбик пасты раздавят, то жемчужины с маслом для ванны по полу рассыплются. С каждой партии такого «брака» десяток-другой упаковок. Продавать это уже нельзя, ибо нарушение целостности упаковки и вообще некрасиво, а использовать вполне можно. Так вот, всю испорченную продукцию грузчики складывали в отдельную коробку и выставляли в коридоре возле секретаря. Надо – бери. И брали сколько хотели, ещё и оставалось постоянно. Что это за организация, которая на себе свою продукцию не проверяет. Пока я там работал, ни разу зубную пасту домой не покупал.


Дискотека «некондиционную» коробочку быстро к рукам прибрал. Не успели мы оглянуться, как она исчезла. А помятые крема и пасту грузчики по особому указанию директора стали приносить прямо ему в кабинет.


- Что он, сразу десятью пастами зубы чистит? – удивлялись мы. – И крема там столько, что можно в три слоя с ног до головы обмазываться. А есть его нельзя.

Поворчали в курилке и разошлись. А загадка открылась быстро. Позвонила мне подруга из офиса, продающего медицинскую технику:

- Ну что, Паша, скатилась ваша контора до сетевого маркетинга?


Мне обидно стало за мировой бренд, я даже как-то нахамить в ответ хотел, но решил для начала узнать, что за наезды на наш «продукт номер один».

- Рассказывай.

- Так чего рассказывать. Помнишь, лет десять назад по офисам тётки ходили с сумками. Предлагали чепуху всякую. Косметику, одежду, книги.

- Посуду, помню, предлагали, - согласился я. – Ножи из алюминиевой фольги втюхивали.

- Вот-вот. Но потом их как-то не стало. И вот сидим мы с девчонками вчера на работе, кофе гоняем. Открывается дверь и в кабинет тётка заходит, прямо «де жа вю 1996-го». Безразмерная юбка. Огромная клетчатая сумка, платок на голове. Для полной картины золотых зубов не хватало.

- Девочки, - говорит. – Не нужна немецкая косметика со скидочкой? Сроки хорошие, только коробки помятые.

И показывает нам ваш «брэнд». Я даже сфоткала, сейчас перекину, посмотришь.


Я сразу понял, как решилась судьба некондиционной коробочки. Дискотека пошевелил связями в торговом мире, нащупал остатки вот такой «ходячей продажи» и скинул им наш «брэнд» по сдельной цене.


Я представил в какую истерику впали бы немцы, если бы узнали, что их нежно лелеемый брэнд опустили таким уровнем продажи. Потеря репутации и всё такое. Они целую политику продаж установили. Чтоб отдельные СКЮ только в аптеках продавались, как лечебная паста или косметика. Товарное соседство – только с самыми дорогими линейками. Тщательный мерчендайзинг, «стены» продукции в отдельно выкупленных и брендированных шкафах


Пошёл к начальнику маркетинга «стучать». У того волосы на голове встали дыбом.

- Ты понимаешь, что это скандал? – сдавленным шепотом пробормотал он.

- Отлично понимаю. Поэтому и пришёл к тебе. Что делать будем?

Маркетолог почти с ненавистью посмотрел на меня.

- Подкинули начальство, чтоб его разорвало. Генеральному стучать бесполезно. Я пишу письмо сразу немцам, верно? А ты, если что, свидетелем пойдёшь?

- Свидетелем ещё не приходилось, - ответил я цитатой из классики.

Воевать с Дискотекой не хотелось, но за брэнд реально было обидно.


***

Долетело письмо начальника маркетинга до адресата, или нет, мы так никогда и не узнали. Но в конце квартала нас традиционно позвали в Германию для отчётного собрания. Встречали во Франкфурте-на-майне, выделили для нашего подразделения автобус, в котором был мини-бар. Мини-бар был ошибкой немцев. С самого начала Семафор с Дискотекой устроились возле него и принялись позвякивать бутылочками. Дискотека успокаивал нервы для выступления перед немцами. Всё-таки рыльце у него было сильно в пушку и в глубине души он волновался. Семафор пил за компанию и ещё от расстройства. Когда проходили в аэропорту осмотр его отвели в сторону.


- У вас в ручном багаже какая-то жидкость. Её нельзя проносить в салон самолёта, - объяснил охранник.

- Никакой жидкости у меня там нет! – возмутился Семафор. – Воду я на входе выкинул, алкоголь, вон, в упаковке дьюти-фри. Всё по закону.

- Откройте, пожалуйста, сумку, - вежливо предложил человек в форме.

- Чего это? – не понял Семафор. – Да ну вас. Ничего у меня там нет.

Выглядел он очень подозрительно, поэтому к нам тут же подтянулись ещё трое в форме.

- Дмитрий, открой ты им сумку, - мне кажется даже Дискотека посмотрел на своего зама с осуждением.

- А чего они?! – обиженно проворчал Семафор.

И открыл сумку.

Таможенник покопался в ней и вдруг выудил огромную, почти литровую бутылку с шампунем.

- Ну вот же! – с вызовом сказал он. – Жидкость!

- Какая это жидкость, - возмутился в ответ Семафор. – Это шампунь! Голову мыть!


Он искренне расстроился, когда таможня изъяла у него шампунь, пробовал ругаться, настаивать, но ему пригрозили не пустить на рейс и Семафор нехотя затих. Теперь, в автобусе, он заливал своё горе халявной граппой.


На завод руководство филиала прибыло уже в солидном подпитии. Но тут им повезло. Немцы-итальянцы праздновали. Они наконец-то открыли в городе очередной ресторан с самой настоящей пиццей и вовсю забавлялись, изготавливая вручную данное блюдо, по заветам великих предков.

Нас мгновенно усадили за столы, налили вина и кое-чего покрепче, вручили пиццу, вылепленную руками одного из учредителей. И вечер мягко перетёк в вечеринку. С песнями, танцами и тостами.


Меня с дороги слегка развезло. К полуночи я на пару с шеф-поваром пел «ла шате ми кантаре» и рассказывал о своей любви к Монике Белуччи. Шеф со мной не соглашался, он предпочитал Джину Лоллобриджиду. Мы сошлись где-то в районе Клаудии Кардинале и снова дуэтом спели «Ma perke» Адриано Челентано. Провожая меня из ресторана, шеф обнимал меня и чуть не плакал. Правда непонятно, то ли от нахлынувших чувств, то ли от того, что приставучий славянин наконец-то сваливает.

Наутро мне рассказали, что я отлично пел и идеально говорил на итальянском. Что очень странно. В школе я учил английский.

Руководство филиала добавило к автобусному мини-бару то, что подавали в ресторане и тоже ушло в отрыв. Анекдоты про Штирлица, которые нас просили не рассказывать при каждом визите к немцам, полились, как из рога изобилия. Почтенные герры и фрау в соседних домах, наверное, не один раз вздрагивали от выкриков Семафора:

- Хэндэ хох! Гитлер капут!


К часу ночи Семафор с Дискотекой выдохлись и поехали в отель. Отель нам выделили уютный, семейный. Его держал почтенный немец, который посадил на ресепшен свою семнадцатилетнюю дочь. Мол, пока у девочки каникулы, пусть подработает.

И вот в эту колыбель уюта и покоя вваливается наша не совсем трезвая, а точнее совсем не трезвая славянская компания. А на ресепшене – только девочка с большими невинными глазами. И глаза эти при нашем появлении становятся всё больше и больше. Кое-как девочка с нами справилась, раздала ключи и растолкала по номерам. Но, к несчастью, номера Семафора и Дискотеки оказались рядом и через пятнадцать минут Семафор открыл заначку из дьюти-фри и переполз в номер к шефу. Закусить было совершенно нечем, но тут Дискотека вспомнил, что на ресепшене перед девочкой стояла стеклянная вазочка, наполненная леденцами для «гостей».

- Мы гости? – задал закономерный вопрос Дискотека.

- Гости, - подтвердил Семафор.

- Значит это для нас! Иди забирай!

Большеглазие юной немки стало ещё заметнее и достигло пределов человеческих возможностей, когда из темноты отельного коридора до неё вдруг донеслась тяжёлая поступь Каменного Гостя. Словно призрак, рядом с ресепшеном появился едва держащийся на ногах Семафор, протянул огромную лапишу, сгрёб вазочку вместе с конфетами, для чего-то поклонился в пояс и громоподобно произнёс:

- Данке шон!

И утопал обратно в номер. Уверен, в ближайшем будущем девочке понадобилась помощь психолога.


Продолжение следует.....


Отрывок рассказа "Натуральный продукт" из сборника «Шесть часов утра»

Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov)

Группа автора в ВК https://vk.com/public139245478

Группа в Телеграмме https://t.me/PavelGushinec_DoktorLobanov


Уважаемые читатели, проект шестого сборника медицинских рассказов "Шесть часов утра" в соавторстве с российским фельдшером СМП @MamaLada вышел на финальную стадию. В книге будут опубликованы полные версии рассказов "Ночные разговоры", "Натуральный продукт" и ещё ряд рассказов, которые я не выкладывал в свободном доступе на Пикабу.


Осталось меньше двух недель до финала проекта. Кто не успел поучаствовать - не затягивайте. Спасибо всем, кто уже сделал заказы.

Предзаказ и участие в проекте доступны но ссылке https://planeta.ru/campaigns/182345.


Натуральный продукт. Семафор и Дискотека (часть следующая) Медицина, Фармацевтика, Офис, Начальство, Длиннопост

Автор DoktorLobanov

28 постов242 подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

Хейт, оскорбления, отсутствие проявления толерантности к жителям Альфы Центавра

Подробнее