-36

Наташа и будущее. Роман в стиле "милый советский киберпанк"

Говорят: это грустно, когда автор пытается "проталкивать" своё произведение. Считается, что достойное произведение само пробьётся наверх, а на недостойные и времени тратить нет смысла... И я, в целом, согласен с этим утверждением.

Говорят: автор должен "крутиться", собирать аудиторию, быть на слуху, посылать мессадж и прочие англицизмы. Считается, будто "крутиться" чуть ли не важнее, чем творить. Не важно что, сколько и какого качества ты выдал продукт. Главное сколько и за сколько сумел его продать... И я, пожалуй, согласен, что сейчас именно такое время.

Говорят: быть писателем не призвание, а акт чистого альтруизма по отношению к читателю. Но я считаю, что в этом процессе, по меньшей мере половину занимает самолюбование, а оставшееся место, возможно, альтруизм или что-то вроде того.


Исходя из всего вышеперечисленного, представляю сообществу ретрофутуристический роман "Наташа и будущее" в стиле "советского киберпанка". Художественный текст на тему того, что не случилось, но, быть может, ещё произойдёт.

Ссылка на скачивание внизу поста. Разумеется, совершенно бесплатно.

Задача поста свести заинтересованных темой потенциальных читателей с лежащим без дела художественным текстом.


Тема:

В новом веке способность человека управлять своей эволюцией поднялась до невиданных высот.

И возник вопрос, всего один вопрос - какими мы хотим видеть себя?



Эпиграфы:


Мы находимся пока только в самом начале пути. Так что почти всё, что я рассказываю, может оказаться неправдой -- но только я так не думаю.

Джеймс Дьюи Уотсон. Москва, Дом учёных, публичная лекция, 2008г


Нет, мы легких путей не искали,

Мчали нас по стране поезда,

И на нашем пути возникали

Молодые, как мы, города.

Фрагмент песни "о первом пионерском отряде" 1964 г


Прекрасное далёко всё же оказалось к нам жестоко.

Но я прощаю тебя, "прекрасное далёко". Понимаю, что ты просто не могло быть другим.

Выбирая меньше из зол, всё равно выбираешь зло.

Я прощаю тебя человек. Я прощаю себя.


Власть советов - форма организации общества, при которой ни один человек не может уклониться от личного принятия ответственных решений и от контроля за принятием решений его товарищами.



Аннотация:

Наталья Алексеевна Свирепая (по прозвищу Ташка), на тринадцатом году жизни, окончила школу, и в должности практикантки поступила на работу в новосибирский институт кибернетики, в лабораторию занимающуюся разработкой второго поколения искусственных интеллектов. Здесь нет ничего удивительного потому, что Ташка принадлежит к "избыточно модифицированным" людям. Она ест только невкусные вещи, учится с ребятами старше её на четыре-пять лет и первая в классе окончила школу, получила работу и, в неполных тринадцать лет, стала официально считаться взрослой. Но эта история не только о Ташке. Ещё она о гигантском городе под антарктическими льдами. О искусственных интеллектах и их непростых отношениях с программистами. О генограммистах и их борьбе с наследственными заболеваниями. О странном сигнале приходящем извне солнечной системе. О Марсе, но без яблонь. Хотя, немного, и о яблонях тоже. Эта книга о будущем, которое, конечно же, будет совсем непохоже на описанное здесь. Поэтому, думаю, можно сказать: книга всё-таки о настоящем. Не смотря на то, что она о будущем.



Фрагмент 1

...Предоставленная молодому специалисту Наталье Алексеевне Свирепой личная жилая ячейка оказалась совершенно стандартной (а спрашивается, чего можно было ожидать?). Маленькая и практически пустая: стены и потолок и пол - однородного светло-серого цвета. Потолок немного светлее из-за излучаемого рассеянного света. Ташке она показалась удивительно огромной. Принесённые из дома вещи громоздились на полу прихожей скромного размера кучкой.

-Добро пожаловать Наталья,- произнесла сервисная программа. Скрытые динамики находились внутри стен и создавалось впечатление, словно слова приветствия шепчет камерный хор.

-Мой уровень полномочий?- вместо ответа поинтересовалась Ташка.

-Максимальный, в пределах жилой ячейки, и права зарегистрированного жильца в доме и на придомной территории.

-Отлично!- улыбнулась Ташка. -Тогда приступим.

Однако, вместо того чтобы приступить к инсталляции личных программ, заказу мебели (учитывая её статус молодого специалиста и более чем скромный трудовой индекс выбор доступной мебели был крайне ограничен) и переделке интерьера под собственные нужды и вкусы, Ташка всего лишь подошла к окну. Она коротким касанием к управляющей панели (квартира ещё не знала её голос, а управление движениями зрачков посредством очков-мониторов тем более не было настроено) разрешила внешние входящие соединения без предупреждения. Потом подошла к окну и стала смотреть на расположенную далеко внизу паутину улиц, точки людей и прямоугольники наземных автомобилей.

-Хороший отсюда вид,- произнёс кто-то и это была не глупая сервисная программа.

-Верно,- согласилась Ташка -отличный.

Голос продолжил: -Видишь институт?

-Где?

-Справа от площади, она похожа на чайную чашку, и чуть дальше. Большое белое здание с приплюснутым куполом, словно по нему со всего размаху ударили гигантской сковородой, да так и оставили - административный корпус. Дальше вздымается пара похожих на воткнутые в землю чайные ложки зданий, одно частично закрывает другое, видишь? Это лабораторные корпуса. Именно под ними находятся мощнейшие суперкомпьютеры новосибирского отделения института кибернетики.

Оторвавшись от созерцания городской панорамы, Ташка спросила: -Мощнее, чем твой?

-Я уже тысячу раз говорил тебе, что вычислительная мощность не является решающим фактором, - объяснил голос и почему-то казалось, будто невидимый собеседник снисходительно улыбается.-Это грубая сила, сила тела. Эффективные алгоритмы вот, что является силой разума. Тебе, как состоявшемуся программисту, следовало бы уже понимать это.

...


Фрагмент 2

...Страшная угроза генетического вырождения вставшая перед человечеством в новом веке и до сих пор полностью не преодолённая окутывала профессию врача таинственным ореолом сакрального почитания и преклонения. В приёмном покое районной поликлиники было прохладно и пусто. Нарисованный грач в медицинском халате и в шапочке с красным крестом проводил Ташку к кабинету отправившего вызов доктора.

-Доктор Романова готова вас принять, пожалуйста проходите- сказал двухмерный грач через динамики сформированные при выращивании стен коридора и кивнув на прощание важно удалился.

Доктор Романова была усталой пожилой женщиной. Её волосы заплетены в устаревшую причёску, а кончики покрытые напылёнными микро-частичками металла блестели при малейшем движении.

Подняв глаза от поверхности стола (абсолютно чистой и гладкой, но кто знает что видела там доктор. Её глаза скрывали очки-монитор), Романова уточнила: -Наталья Алексеевна Свирепая?

Ташка приветливо улыбнулась, но видимо этого было недостаточно и доктор строго потребовала: -Пожалуйста положите ладонь на генетический сканер.

Минуту спустя она довольно кивнула: -Вы действительно являетесь Натальей Алексеевной.

Доктор произнесла это таким тоном будто всерьёз ожидала, что вместо Ташки по вызову придёт замаскированный террорист, достанет из кармана гранатомёт и начнёт направо и налево стрелять гранатами.

...


Фрагмент 3

...Сергей Иванович взял процедуру знакомства в свои руки: -Очень приятно, разрешите представиться: Гальтаго Сергей Иванович, руководитель одной из лабораторий которым выпала уникальная возможность поработать бок о бок с представителями зарубежного научного сообщества. Это сотрудник моей лаборатории Свирепая Наталья Алексеевна, именно она будет опекать вас пока вы не привыкните к нашему образу жизни.

Мэтью удивлённо поднял бровь: -Свирепая? Ничего себе характеристика.

Одновременно с ним Роберт спросил: -Ребёнок?

-Наташа взрослый, совершеннолетний человек, хотя биологически ей не очень много лет. Пусть вас не смущает внешность, её геном был существенно расширен и переработан. Вам знаком термин "избыточно модифицированные"?

-О, improved person!- догадался Роберт.

Ташка решила перестать изображать безмолвную статую и вступила в разговор: -Пожалуйста не используйте термины основывающиеся на градации "лучше - хуже". Моё тело всего лишь испытательный полигон где проверяются и обкатываются некоторые черты нового космического человека. Возможно когда-нибудь какие-то части моего генома будут использованы в геноме покорителей космоса. Может быть я окажусь тупиковой ветвью или в распоряжении генограммистов попадёт превосходящий меня носитель аналогичных генетических локусов. Прошу считать меня обычным человек (тем более что никаких выдающихся достижений за мной пока не числится) и вашим опекуном на время пребывания в Новосибирске. Свирепая это моя фамилия, а никакая не характеристика. Взгляните, разве я выгляжу свирепой?

Ташка развела руки в стороны отчего стала выглядеть ещё более худенькой и маленькой. Дрожащий на ветру одуванчик с венчиком серебристых волос.

Американцы заулыбались.

Неугомонный Мэтю Сток поинтересовался: -Откуда возникла столь примечательная фамилия? Наверное кто-то из ваших предков отличился на поле боя?

Ташка покачала головой: -Возможно, но мне об этом ничего не известно.

В комнату въехала грузовая тележка для багажа. Издав музыкальную трель тележка заставила профессора и Ташку отойти в сторону. Подмигнув зелёным глазом остановилась у лежащих на полу сумок.

-Грузитесь,- распорядился безопасник. -Вас решено поселить в дипломатическом корпусе. Я провожу, после чего оставлю на попечение научных коллег.

-Извините,- сказал Роберт.- Мне хотелось бы лучше узнать как живёт обычный советский гражданин. Можно меня поселить не в дипломатическом корпусе, а где-нибудь где живут специалисты аналогичного со мной статуса?

-В нашей стране статус человека влияет на условия проживания гораздо слабее чем у вас. Мы пользуемся понятием "трудового индекса", но оно одинаково далеко как от жалования и "карьеры" служащих в корпорациях так и от понятия "накопительного статуса" использующегося в империи. За подробностями обращайтесь к вашему консультанту Наталья Алексеевне.- поправил безопасник: -Могу предложить вам поселиться в одной из однокомнатных жилых ячеек предназначенных для молодых несемейных специалистов?

-Не молодой- возразил Роберт -Я вполне состоявшийся учёный имеющий множество заслуг.

-Простите- извинился безопасник -Имелся в виду исключительно возраст. Пятьдесят лет вам ещё не исполнилось?

Насупившийся было Роберт согласился: -Не исполнилось. Но разве в вашей стране профессор проживает в таких же условиях в каких живут его студенты или неквалифицированные рабочие? Вот вы, профессор Гальтаго?

Сергей Иванович развёл руками: -У меня жена и четверо детей, уже взрослых. Но до того как женился и родились дети я жил в однокомнатной жилой ячейке. Правда тогда я ещё не был профессором...

-Будете жить в жилой ячейке или поселитесь в дипломатическом корпусе, там целое здание комнат?- поторопил безопасник.

-Разумеется в квартире, то есть в жилой ячейке как вы их называете. Меня лишь удивило столь явно проявление уравнивания- объяснил Роберт.

-Ваши коллеги?

-Им вполне подойдёт дипломатический корпус.

-Тогда грузитесь- повторил безопасник.


http://samlib.ru/s/spjashij_s_n/natasha_i_budushee.shtml


В целях уменьшения вселенской энтропии и как попытка не только брать и брать из глобальной сети, но и попытаться что-то отдать ей взамен. Надеюсь роман вам понравится или, хотя бы, развеселит.

Дубликаты не найдены

Отредактировала ltomme 1 год назад
0
О, кто-то готов оплачиваться сотворение ссср-2
Похожие посты
26

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных"

Всем приветик, я автор и издатель настолки Трапперы, админ сообщества «Настольные игры» и очень стыжусь, что давно ничего не постил. Но теперь мне пришло в голову выпустить серию интервью с авторами настолок, обзорщиками и прочим настольным людом. Что из этого выйдет — посмотрим, а сегодня встречайте моих первых гостей. Это разработчики атмосферной стратегии в сеттинге пост-апокалипсис «Wars of the Misfits» (Войны Неприкаянных) Егор Бакун и Михаил Ушатов.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Trapper: Егор, мне посчастливилось сыграть с тобой разок в прототип Misfits, игра показалась мне насыщенной, нелинейной и красочной за счет множества нюансов и атмосферности. Расскажи, что тебя побудило взяться за такой сложный проект?

Егор: Настолками и варгеймами я увлекаюсь с юношества, начинал по хардкору с Вархаммера. Всегда считал, что настолки объединяют людей. И поэтому, наверно, мне хотелось сделать настолку для себя и друзей, ведь это хороший повод собраться. Сам процесс создания игры уже удовлетворяет мою потребность в друзьях, ведь мы стали чаще встречаться! А еще очень хотелось сделать «игру мечты», ведь стратегии в сеттинге пост-апокалипсиса можно пересчитать по пальцам руки, и всё не то.

T: А как насчёт настольной игры «Метро 2033», например?

Е: Неплохая стратегия, да, но для меня слишком «фиксированная». После пары партий понимаешь, что видел все возможные варианты, если не у себя, так у оппонентов. Нам же хотелось чего-то максимально реиграбельного, на случайно генерируемой карте, настоящую песочницу в стиле «battle royale». Пост-апок — он же про свободу действий. Вообще, практически все настольные игры на эту тему – довольно локальные истории про героев-одиночек или про небольшие шайки в десяток человек. А мы хотели показать, что было бы, если бы, например, Несмертный Джо из «Дороги Ярости» не дружил с Людоедом и Оружейником, а враждовал с ними.


Т: И как идет работа? Кто за что отвечает?

Е: Михаил, будучи профессиональным художником, разрабатывает сеттинг и дизайн настольной игры. Я же, как «настольщик со стажем», придумываю игромеханику: игровой процесс, победные цели и баланс сторон.

Т: Круто, когда в команде есть и художник и гик-настольщик. Мне при создании «Трапперов» очень этого не хватало... Михаил, а почему ты решил заняться проектом?

Михаил: Я всегда обожал создавать что-то новое и переносить на бумагу или в цифру. Егор приобщил меня к настолкам. Когда мы начинали создание Неприкаянных, у меня было огромное желание сделать цельный продукт с продуманным миром. Конечно, и сама мысль, что твоё творение купят, оценят и вообще увидят другие люди, греет душу и мотивирует.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Теперь расскажите об игре. Из каких компонентов состоит «Wars of the Misfits»?

Е: Из крупных категорий – Пустошь и Кланы.

Пустошь — это квадраты Секторов со скалами и пропастями – костяк игрового поля. Это караваны, наёмники и прочие нейтралы, которых можно грабить (в игре можно грабить всё) или использовать в мирных целях. Плоть игры. Это ресурсы – мусор, топливо, патроны и мощные артефакты, кровь игры. Наконец, это События и Легенды, ещё больше оживляющие игровой процесс карточки. Дух игры.

А Кланы — это субъект, всё это меняющий, это продолжение воли игрока. У Кланов есть карты, это их тактики и спец-способности. Есть мобильные Бойцы, фишки которых с обратной стороны являются Мирняками (они стационарны). Мирняки нужны для развития экономики, чтобы было на что и за что воевать, а Бойцы – для захвата чужого и для защиты своего.

Если твой Боец ближе всех к чужому Мирняку, то Мирняк уже не под контролем противника. Вот и простор для манёвров и рейдов на чужие поселения.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Цель игры — набрать больше всех титулов. А какие есть титулы?

Е: Титулы бывают «боевые», про победы в боях («Разрушитель» и «Налётчик») и контроль территорий («Стратег»). А бывают «экономические» ― накопить к концу игры больше всех ресурсов («Богатей») и выиграть больше всех карт Легенд («Звезда»). И есть «смешанная категория» титулов, завоевать которые можно и через агрессивные действия, и через оборонительно-экономические. Обладать к концу лучшим Поселением («Лидер»), например, и неважно, сам ты его построил или захватил чужое. Или собрать больше всех карт Артефактов («Коллекционер»), и неважно как ты это сделал, воюя за них с противником или покупая их у него за ресурсы. В общем, все игровые стили поощряются одинаково, но для победы выиграть надо в нескольких категориях.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Какие юниты есть в игре, какие специализации?

Е: Бойцы разделяются на быстрые Тачки и на медленных Пеших, которые с обратной стороны фишки Мирняки. Пешие бывают Рукопашниками, они слабые, но зато им не нужны патроны. В отличие от Стрелков, Огнемётчиков и Бомбистов.

Также у каждого Клана есть и свой уникальный Боец. У скоростных анархов Бритв это Взрывник – увешанный взрывчаткой камикадзе. А у таинственных мутантов Онейрос есть Провидцы. У крутых Краймеров выделяется Пулемётчик, усиленная версия Стрелка. Технологичные Кроты командуют Испытателями – эти ребята стреляют вообще любыми ресурсами, даже мусором!

А Клановые Мирняки бывают только двух типов: Лохмотники и Механики. Первые просто обеспечивают Бойцов едой. Вторые же лучше в добыче ресурсов и ещё чинят Разбитые Тачки и лечат Раненых Матёрых Бойцов (есть и такие Пешие, их прокачивают в боях из Простых).

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Какое разнообразие! Ты упомянул 4 разных Клана. Чем они отличаются игромеханически?

Е: Кланы различаются, в первую очередь, тематичными колодами карт Клана. Это уникальные бонусы к боевой мощи, вроде колод Домов из «Игры Престолов», но в Misfits у них есть ещё и небоевое применение, про усиление экономики или диверсию для противника.

Другое отличие – разные характеристики Тачек (скорость, маневренность, защита, вместимость и т.д.).

Про уникальных Бойцов я уже упоминал. Ещё у Кланов разные стартовые условия. И прочие немаловажные мелочи.

Т: Как меняется динамика партии от «дебюта» к «эндшпилю»?

Е: В целом начало игры обычно простое и весёлое – игроки катаются по ещё не очень опасной Пустоши, вскрывают перевёрнутые рубашками вверх Сектора и выстраивают для себя будущую арену, «населяют» её караванами и прочими Нейтралами, оживляют картами Событий и Легенд.

К середине игры карта местности более-менее определяется, и надо уже решить, за какие титулы бороться. Строить ли Поселение и улучшать его Нейтралами? Или лучше разграбить их, получив за это и ресурсы, и титул? Или стараться успеть всюду? Чем дальше, тем больше дилемм встаёт перед игроком, поэтому середина игры весьма напряжённая.

Эндшпиль бывает как простым, когда уже ясно, кто победит, и надо просто добить партию, так и с интригой, когда всё решается на последнем ходу.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Похоже, реиграбельность «Неприкаянных» на уровне многих атмосферных компьютерных игрушек. Кстати, об атмосфере. Михаил, можешь коротко описать сеттинг игры? Какие произведения вдохновляли на его создание? Что отличает мир «Misfits» от них?

М: Это параллельная вселенная, где земляне освоили далекий космос. В ходе его колонизации было обнаружено уникальное вещество, названное плегос (это на греческом что-то вроде «синий камень»). Исследование плегоса подняли технологии, медицину и науку на небывалый уровень. Полеты в космос стали совершатся на ещё более длительные расстояния, благодаря чему был открыт планетоид Х86 – самое большое месторождение плегоса в галактике. Из-за него и случилась глобальная космическая война между не сумевшими договориться Корпорациями.

Далее весь фокус на Х86 – главном месте событий игры. Там атомная война, помимо обычных своих ужасов, привела к масштабной ядерной реакции плегоса, и результатом такого неизученного синтеза стало появление самых разных аномалий и особых мутаций. Выжившие в таких условиях люди (и те, кто уже не может так называться) стали сбиваться в группировки, впоследствии превратившиеся в Кланы со своими экономиками и военными силами. Последовавшая вражда этих Кланов как раз и отображена в игре «Войны Неприкаянных».

Источников вдохновения для создания игры очень много. Отправная точка – вселенные Mad Max и Fallout. Главное отличие Неприкаянных в том, что здесь нет конкретного главного героя, тут всё закручено вокруг масштабного противоборства множества кланов и группировок, где сотни и сотни людей. Подойдут сравнения с Игрой престолов или с Дюной Герберта. Также мне всегда нравился игровой «реализм» серий «S.T.A.L.K.E.R.» и «Метро 2033». Уважаю, впрочем, и классику Стругацких. Произведения, которые очень ярко, но локально повлияли на создание мира и отдельных персонажей: «Банды Нью-Йорка», «Выстрел в пустоту», вселенная «Чужих», «Отчаянный», все Бэтмены Нолана, «Дрожь земли», разные фильмы про постапок, фильмы Скорцезе и Де Пальмы, боевики 90-х, игры «Manhunt», «Vampire: The Masquerade»... Можно сказать, что Неприкаянные – это персидский ковер, сотканный из цветных ниток в единую картину.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Расскажи о ключевых персонажах, если такие есть. Может, главари кланов или уникальные бойцы, о которых упоминал Егор?

М: Персонажей в лоре великое множество, и в ходе погружения в него игрока они дают понять ему, какой Клан будет ему больше по душе. Каждый Клан, это микрогосударство со своими принципами, законами и идеей. Всего их в наборе-стартере четыре, пятый – «Вояки» – пока выполняют по игре роль «босса» в Пустоши, и будет ещё шестой Клан, о котором я пока что умолчу. Помимо Кланов есть относительно мирное оседлое или кочующее население, группировки торговцев. Присутствуют многочисленные банды рейдеров, одичалые-Падальщики, живущие по всей Пустоши в подземельях, и Черви-Убийцы – свирепые животные Х86, на которых устраивается опасная охота.

Но вернёмся к Кланам. Внутри они делятся на кастово-иерархические фракции.

Бритвы состоят из Бритв, Подрывников и Мусорщиков. Главная база в разрушенном городе Sun-City. Лидер Клана: Джонни по прозвищу Бритва – мужик с мощным волевым стержнем, незаурядными умственными способностями и отличным чувством юмора. Так называемый «герой» (т.е. по сравнению с Лидером больше полевой военный командир) Клана – Финн Маккенна, отважный исследователь Пустоши, глава своего отряда байкеров.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Клан Онейрос – это люди, мутировавшие под воздействием «встревоженного» ядерными бомбардировками плегоса. Владеют экстрасенсорными пси-способностями. Онейрос делятся на не владеющих псионикой «пустышек» и зверолюдов, и провидцев, трое мощнейших из которых правят в качестве иерархов. Один из них – Нибуру – духовный лидер всего Клана, через видения ищущий путь и место для новой расы Онейрос во враждебном мире. Герой Клана – любимый ученик Нибуру Саламандра – провидец с выдающимися пси-способностями. Онейрос постоянно маскируются от внешнего мира и кочуют в поисках связанных с плегосом мест силы. Самый большой карьер по его добыче – место рождения Клана.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Краймеры — бывшие заключенные, проводящие ныне экспансию по всей Пустоши. Их главная база в бывшей тюрьме строгого режима «Lockgates». До объединения Клан состоял из трех враждующих группировок – Краймеры, банда Короля Вилли и Триады Ян. Краймер Сын младший – суровый и жестокий лидер Клана, железной рукой навязывает свою волю всей Пустоши. Загадочный молчаливый громила Шрам – герой Клана и правая рука лидера. Управление Кланом строится на авторитете, силе и страхе.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Кроты – до Войны ученые, инженеры и лаборанты секретного бункера К-16, принадлежавшего одной из крупнейших Корпораций Земли. Управляется их сообщество Советом старейшин, где почётное место председателя занимает гениальный ученый Эдуард Циолковский. Герой Клана – Михаил Андреев, молодой пытливый юноша, боец и интеллектуал. База Клана находится в горных пещерах рядом с самим бункером.

Т: Какие свои рассказы советуешь почитать игроку перед началом партии?

М: Я бы посоветовал прочитать четыре рассказа про главных героев четырёх Кланов: «Финн», «Саламандра», «Шрам», «Андреев» и ещё рассказ «На дело».

T: Спасибо за рассказ, парни. Напоследок, как собираетесь издаваться? Издательство или самиздат?

Е: Было бы круто найти издательство, готовое сохранить весь сеттинг игры, ведь это ее душа, оригинальность. Однако мы также понимаем, что «Войны Неприкаянных» — настолка не самого популярного формата. Поэтому путь самиздата для нас вполне вероятен. Планируем отпечатать небольшую пробную партию в следующем году. Тут, конечно, чем больше поддержки (любой) и заинтересованных, тем больше шансов на реализацию. Одно дело личные планы, другое — когда коробку готовы выкупить по оптовой цене с краудфандинга хотя бы сто человек. Будем надеяться, что своего ценителя наша игра найдёт! А дальше вселенную можно развить и в новых Кланах, и в новых Секторах и Событиях, идей у нас хватает, да и механика изначально задумывалась модульной, чтобы нововведения хорошо уживались со стартовой основой.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Группа игры в ВК

Battle Report (записанная партия)


PS. Если тема зайдет, хочу проинтервьюировать настольных блогеров, гиков, авторов настолок, владельцев антикафе, с которыми познакомился, создавая и продвигая "Трапперы". Пишите, как вам такой формат.

Показать полностью 10
25

Последний крестовый поход. 3. Месть кота

Возвращение в сознание после мощного телепатического удара чем-то похоже на тяжёлое похмелье. Моя голова раскалывалась, горло пересохло, а яркий свет словно нож вонзился в мозг, как только я попытался открыть глаза.

Я инстинктивно прикрыл лицо ладонями.

Мои руки были свободны, да и в остальном я не чувствовал никаких ограничений. Интересно, почему так. Не могли же мои тюремщики забыть про тот трюк, что я выкинул на Земле. Я был несколько удивлён своей свободе, но наверняка этому есть объяснение, не думаю, что стоит торопиться и снова останавливать сердце.

Свет перестал резать глаза, и я убрал руки.

Я находился в небольшой комнате без видимых окон и дверей, очень похожей на каюты десантников на «Справедливом». Такие же двуярусные кровати, персональные тумбочки у каждой и шкафчик для одежды.

Знакомый интерьер.

Впрочем, рано радоваться, с таким же успехом я мог находится сейчас в камере для заключённых. Я обнаружил, что одет в брюки и рубашку яркого оранжевого оттенка. Похожий цвет использовался в тюрьмах на той Земле, которую я знал. Одежда сидела на мне чересчур просторно в некоторых местах, как будто была сшита для человека очень странной комплекции, но может это мода такая.

Превозмогая волны головной боли, с некоторым трудом, мне удалось принять сидячее положение. Тут я и заметил огромного серого кота, развалившегося на втором уровне кровати напротив. Животное, казалось, пристально наблюдало за мной своими большими лиловыми глазами.

Интересно, это чей-то питомец или мой сторож? При таких размерах кот мог быть очень опасен, особенно если его правильно выдрессировали.

В этот момент хвостатый презрительно фыркнул и почесал свой подбородок левой передней лапой. В густой шерсти мелькнул серебристый ошейник.

«Значит, это чей-то питомец», – подумал я.

Наличие ошейника ничем не опровергало теорию о том, что животное могло выполнять роль моего охранника. В моей голове появилось туманное воспоминание из далёкого детства: у моего отца тоже когда-то был кот, у которого имелся схожий аксессуар на шее, с выбитой там кличкой и контактами хозяина.

Я решил, что сейчас встану, попробую погладить котяру, заодно и погляжу, что мне может рассказать его ошейник…

Едва я поднялся и протянул к голове зверя свою руку, как кот проворчал, низким вибрирующим голосом:

– Если у тебя эта конечность лишняя, человек, то можешь ей рискнуть. Однако, я на твоём месте поберёг бы свою тыкалку.

Говорящие коты, ну надо же!

От удивления я отпрянул и больно стукнулся спиной о край кровати позади меня. Боже, у меня и так раскалывается голова, а тут ещё это болезненное столкновение.

– Извиняюсь, – выдавил я. – Я всего лишь хотел посмотреть на ваш ошейник.

– Обязательно на мой смотреть? На тебе ведь точно такой же надет. Зеркало в уборной.

Я потрогал свою шею. Действительно, её неощутимо обхватывал чужеродный предмет, но при этом он ничуть её не сдавливал, а растягивался и сжимался, идеально повторяя рельеф моих мышц, не вызывая никакого дискомфорта. Я попытался поддеть ногтями край этого кольца. Нет, это не резина, слишком прочное, но и не металл, слишком пластичное. Что же это такое?

– Этот ошейник – многофункциональная штука, – словно читая мои мысли отозвался кот. – Но прежде всего, это твой поводок.

– Поводок?

– Ну да, на тот случай если ты решишь убежать, в нём содержится достаточно взрывчатки, чтобы устроить шикарный кровавый фейерверк. Как только встроенный приёмник теряет сигнал, сразу начинается пятиминутный отсчёт, а потом – бах и твоя голова, в последний раз взмахивая ушами, улетает в небо… В общем, не советую самовольно покидать звёздную систему, в которой находится корабли наших хозяев с ретрансляторами охранной сети.

– Каких ещё хозяев? Ты имеешь ввиду акридиан?

– Да, – кивнул кот. – Лидеров всех разумных существ Коалиции.

– И безусловных лидеров в области тюремных разработок, – мрачно заметил я, ощупывая шею.

– Ты не представляешь, насколько прав в этом своём заявлении. Кольцо на твоей шее – уникальная сверхтехнологичная разработка. Кроме охранных функций, оно выполняет ещё и функцию универсального переводчика. На самом деле, я сейчас разговариваю на языке своей расы, а тебе, землянину, обруч транслирует перевод направленными вибрациями, прямиком в твой слуховой аппарат. И наоборот: от тебя ко мне. Очень удобно в плане коммуникаций с инопланетянами. Знаешь ли, предупреждает самые разные конфликты. Например, когда кто-то пытается протянуть свои ручонки к тебе, думая, что подобный обычай гладить незнакомых существ считается нормой повсюду в этой вселенной.

– Значит ты на самом деле не кот?

– Конечно, я не кот. Я – кот.

Я удивлённо моргнул.

– Не понимаю, – честно признался я.

Хвостатый свесился с кровати и пододвинул ко мне свою морду, из пасти его попахивало (рыбой, как я надеялся):

– Слушай внимательно. Постарайся отделить слова переводчика от того, что произнесу я.

И он прошипел мне в лицо что-то вроде:

– Ха ход Баар Саа.

Я услышал и перевод: «Я кот Барсик».

– Барсик, значит. Ну приятно познакомиться, а меня зовут Матвей, – вежливо представился я.

– Плешивый хвост мне в наказание! – взвыло животное. – Какой я тебе Барсик? Я – Барсик! Я – кот!

Хвостатый подскочил на своём месте и выгнул дугой спину. Шерсть на его загривке встала дыбом. Я присел обратно на кровать и инстинктивно отодвинулся вглубь своего койко-места.

Похоже встроенный в ошейник переводчик работает, эм… не совсем правильно. И я даже начал догадываться, что именно тут могло быть не так.

В военно-морской академии на Земле нам преподавали курс управления системами искусственного интеллекта, и мы как-то рассматривали на практике проблему многоступенчатого машинного перевода. Загружали в систему текст на одном языке, потом переводили на другой, третий, и так несколько раз. Финальным шагом мы снова использовали язык оригинала. В итоге текст неузнаваемо искажался, фактически терял свой первоначальный смысл. Может ли похожая проблема присутствовать в универсальных системах коммуникации тут, в будущем?

Почему бы и нет? Как я уже понял, базовым способом общения у развитых разумных рас была телепатия. Вполне вероятно, что для звукового перевода существовало обязательное промежуточное звено: устройство сперва брало подходящие ассоциации из сознания, а потом уже давало им звуковую форму.

Отсюда и получились «кот» и «Барсик», то есть образы, которые возникли у меня в мозгу, и которые были затем транслированы в устройство перевода моего собеседника. В итоге, разумное создание получило «кота», но не как образ своей расы, а как образ земного питомца, и вдобавок было унижено тем, что я наградил его кличкой, вместо обращения по имени.

Это вполне объясняло то, почему хвостатый был сейчас так взбешён. Ну а что поделать, если не оказалось у меня под черепушкой других ассоциаций?

– Извиняюсь, – я попытался сгладить крайне неловкую ситуацию. – Поверьте, у меня не было цели вас оскорбить. Просто я никогда ранее не встречал представителя вашей расы. Зато у многих моих соплеменников есть домашние животные, очень похожие на ваш вид. Мы даём им имена на нашем языке, чтобы как-то обращаться к ним. Заботимся о них, кормим. В этом нет ничего обидного. Конечно, вы можете мне не верить…

– Верю, – буркнул кот, вроде как успокаиваясь и снова принимая лежачее положение. – Два миллиона лет назад, когда мои великие предки только начинали строить Межзвёздную Империю Котов от одного рукава этой Галактики до другого, они захватили тысячи обитаемых миров. Твой родной мир, человек, наверняка не был исключением. В тёмные времена, в период Раскола наши дальние колонии оказались отрезаны от метрополии. Экономические и культурные связи оборвались и мой народ погряз в дикости и варварстве, деградировал, стал ничем не лучше тех отсталых племён, которыми правил.

Я хмыкнул. Тут Барсик явно перегибал палку.

– Что-то я не помню такой страницы в истории человечества, – заявил я. – Ну, чтобы мы когда-либо были под властью кошачьих.

Хвостатый тихо рассмеялся.

– Ты же сам говорил, что многие твои соплеменники держат в своих жилищах котов, – напомнил он. – Кормят их, развлекают. Следят за их здоровьем – наверняка у вас есть даже отдельная медицинская служба для нашего вида.

– Есть, но…

– Вот видишь, я прав. Эхо оккупации. На генетическом уровне вы никак не можете забыть, кто ваши настоящие правители.

Да ну бред же, о чём таком он говорит!

– Ага, помним-помним наших хвостатых начальников. Если что не так, мордой в лужу натыкаем, а то и веником по хребту отоварим, – иронично заметил я.

Всё же я покривил душой, ведь на моей памяти отец всегда крайне уважительно относился к нашему коту.

Барсик в ответ зашипел.

– Не зли меня, человек, – сверкнул он своими лиловыми глазами. – В последнем бою, я отгрыз ногу своему противнику. Намёк понятен?

Тон кота был угрожающим. Я решил дальше не провоцировать его, хотя меня так и подмывало спросить, а не был ли его соперник мышью. Но я понимал, что сейчас мне нужно больше данных о ситуации, в которую я попал, а значит надо было перевести нашу беседу в другое, более дружелюбное русло.

– Что ещё мне стоит знать про эти ошейники? – спросил я, ощупывая своё кольцо.

– Ещё они гасят телепатические способности.

– Вот тут мне переживать не о чем, – махнул я рукой. – Мне недавно заверили в том, что я ничем таким не владею.

– У тебя слишком легкомысленное отношение к своим оковам, – неодобрительно покрутил своей головой Барсик. – Пока ты в этом ошейнике, то и не сможешь научиться некоторым важным вещам.

– Разве телепатии обучают? – удивился я, прикладывая руки к вискам, которые с новой силой начали пульсировать болью.

– Конечно, тем более Акридиане – великие мастера своего дела. Хочешь не хочешь, а их науку усвоишь. Достаточно пройти одну, совершенно безопасную для жизни, операцию. В подконтрольных Коалиции мирах, такое вмешательство в обязательном порядке проводится всем новорождённым. Переход на телепатическое общение – это шаг на следующую ступень развития любого вида, если ты не в курсе.

– Погодите, но если акридиане выступают за повсеместное распространение телепатии, то зачем тогда в этих ошейниках функция подавления таких способностей?

– Давай уже перейдём на «ты», нам ведь ещё служить вместе… Да, акридиане – невероятно сильные телепаты. Настолько могущественные, что делятся этой способностью со всеми расам, согласившимся присоединится к Коалиции. Однако, этот дар можно использовать против них самих, поэтому всех опасных преступников и смутьянов серьёзно ограничивают в этом плане. Тебя серьёзно урезали в правах, гарантированно опустили на ступеньку ниже. Понимаешь?

– Теперь понимаю. Ладно, с этим разобрались, но признаюсь честно: у меня ещё куча вопросов, я очень многого не знаю об окружающем мире, – я развёл руками.

Кот подставил правую лапу под свой подбородок и задумчиво посмотрел на меня.

– Ты пережил крайне необычную аварию. Да, мне известна твоя невероятная история. Меня предупредили о том, что ты пришелец из прошлого, из того отрезка времени, когда твой вид ещё не ничего не знал о Коалиции, не ведал об акридианах, и думал, что вся вселенная будет принадлежать только вам, землянам, – задумчиво произнёс он. – Такими же беспечными когда-то были и мои сородичи…

Барсик на некоторое время замолчал. Взгляд его задумчиво уставился куда-то вдаль, словно кот вспоминал о чём-то.

– Очень тяжело признать, что существует возможность перемещения во времени, человек из прошлого. Возможность исправить ошибки, что привели к ужасной трагедии, спасти всех тех, кого нельзя было успеть спасти, – наконец продолжил он. – Мои сородичи веками ломали головы над загадками времени, но однажды сдались, так и не добившись нужных результатов.

– Но я-то вот он. Нахожусь здесь, – похлопал я себя руками по груди. – Ваши учёные ошиблись.

– Ошиблись? Нет. Вообще-то они никогда не отрицали, что перемещения во времени возможны. Теоретическая база в этом направлении у нас была огромной. И сейчас, когда я своими глазами вижу, что это возможно на практике, то понимаю, что мои сородичи на самом деле были в шаге от открытия тайны темпоральных путешествий. Жаль только, что не успели разработать все необходимые инструменты для реализации финального этапа подобного эксперимента.

– Думаешь, теперь смогут?

– У них это могло бы получиться, ведь наша наука была одной из самых передовых в этой галактике.

– Была?

– Наука была. Империя была. Великая раса котов была, – с каждым словом тон перевода становился всё более тоскливым.

В этот момент в правом глазу Барсика появилась огромная слеза, он вытер её мохнатой лапой и продолжил:

– Извиняюсь. Мне нелегко даются воспоминания о величайшей трагедии в истории моего народа.

– Такова жизнь, – заметил я. – Империи возникают и исчезают.

– А ещё иногда враги стирают их с лица вселенной… Ладно, не будем о грустном. Лучше давай-ка я тебе открою некоторые подробности наших знаний, касающихся путешествий во времени.

– О нет, вот уж спасибо, но не надо, – моя голова всё ещё болела, и я не был готов вникать ни в какую заумную тягомотину.

– Имей уважение к исчезнувшей древней расе, – настойчиво попросил Барсик. – Выслушай меня, возможно её единственного наследника.

– Я нисколько не сомневаюсь в мудрости ваших кошачьих профессоров, но зачем мне это? Я, знаешь ли, в академии на всю жизнь наслушался лекций, но мало чего из них запомнил.

– Разве тебе не интересно узнать о том, что с тобой произошло на самом деле?

Я угробил флот Святого Престола и стал причиной гибели моих боевых товарищей, лишил человечество защиты и передал соплеменников прямо в щупальца акридиан. Вот что произошло на самом деле.

Хотя, наверное, всё-таки стоит выслушать его. Честно говоря, я до сих пор слабо представлял, что именно случилось во время прыжка у Марса. Может удастся хоть немного заглушить чувство вины, которое вряд ли когда-нибудь оставит меня в покое.

– Ладно, профессор, валяй, – я лёг на бок, скрутил подушку и подложил её под свою гудящую голову.

На мгновение я представил себе Барсика в строгом белом халате и очках. С большим трудом мне удалось не рассмеяться.

Кот фыркнул, а затем начал свои объяснения:

– Представь себе, что ты живёшь на планете, которая несётся с безумной скоростью в космическом пространстве. Она несётся не только по своей орбите вокруг солнца. Вся звёздная система движется. Галактика – тоже не статична. Наша вселенная расширяется, и все объекты внутри неё – подвижны.

– Об этом я знаю, – уведомил я кота. – Я всё-таки выполнял ещё и обязанности пилота.

– Рад за тебя. Так вот, представь себе, что тебе надо попасть в завтрашний день. Если мы тебя переместим во времени, то ты окажешься не на своей планете, а в пустом космосе. Знаешь почему?

– Конечно. Потому что Земли уже не будет в этих координатах. Она уже унесётся куда-то вдаль.

– Правильно, – подтвердил Барсик. – Если ты прыгаешь в будущее в те же самые координаты, там уже нет твоей планеты, её придётся догонять. А если в прошлое, то там твоего мира ещё нет, надо будет ждать его прибытия в эту точку пространства.

– И в чём заключается сложность заранее прикинуть, где какие объекты окажутся? – не понимал я. – Нас ведь так и учили летать в космосе – с упреждением.

– Ты главное держи в уме тот факт, что перемещение во времени неразрывно связано с перемещением в пространстве… Как ты думаешь, сколько усилий надо приложить чтобы поднять тебя и перенести на расстояние в километр?

– Так-то я тяжёлый, под сто кило. Пара человек точно понадобится, чтобы меня утащить.

– А если это надо сделать очень быстро?

– Можно использовать автомобиль.

– А если мгновенно? – торжествующе спросил Барсик.

– Не знаю, – честно признался я.

– Но ты ведь заметил, что чем быстрее тебя «переносят» на одно и тоже расстояние, тем больше нужно энергозатрат?

– Да, заметил.

– Любой темпоральный прыжок выдёргивает тебя из общего потока движения вселенной. Если ты не хочешь очутиться где-то в пустоте космоса, при перемещении во времени, значит твоя масса должна быть ещё и переброшена на несколько десятков миллионов километров, как ты сказал «с упреждением». Тебе мгновенно нужно переместиться в новые координаты, где было или только будет то место, где ты до этого находился. Именно на такой манёвр и потребуется огромное количество энергии, просто невероятное.

– Разве? А как тогда быть с прыжками через подпространство? Сквозь «червоточины» проходят сотни тонн металла, на огромнейшие расстояния. Пусть не мгновенно, но…

– На первый взгляд может показаться, что перемещения сквозь «червоточины» и прыжки во времени чем-то похожи. Но на самом деле, когда корабли уходят в прыжок, всю работу за них делает сама вселенная – она проносится мимо, а они как бы стоят на месте. Основные затраты энергии, кстати вполне себе адекватные, уходят лишь на создание и поддержание разрыва в пространстве.

– Стоят на месте? – нахмурился я.

Барсик решил объяснить аналогиями:

– Возьми камень потяжелее, привяжи к нему поплавок и брось в реку. Не затрачивая собственных сил, поплавок будет болтаться на одном месте, а мимо него пролетят тонны воды. Так понятнее?

– Поплавок – это корабль, камень – «кротовая нора», а река – вселенная? – на всякий случай уточнил я.

– Ага, именно так.

– Что-то не стыкуется, – я почесал макушку. – Вот смотри: захотел наш корабль-поплавок попасть в другие воды. Река пронеслась мимо, он попал куда хотел. А как обратно? Течение же не повернёт вспять!

– Не повернёт, – согласился кот. – Однако, все объекты в этой вселенной, существуют на границе с четырёхмерным пространством. Как только мы пересекаем эту границу с помощью «кротовой норы», то направление «течения» для нашего родного трёхмерного измерении уже не имеет никакого значения. Ясно?

На самом деле не совсем, но я кивнул. Всё о чём сейчас говорил Барсик, мне казалось смутно знакомым. Что-такое нам в общих чертах рассказывали в академии, в рамках программы пилотирования десантных капсул. Но поскольку ряд теоретических дисциплин я тогда не оценил, то благополучно пропустил мимо ушей всё, что посчитал скучным.

– С перемещениями во времени дело обстоит иначе, – продолжал кот. – Тут наша вселенная тебе уже не помощник, а самый настоящий соперник. Потому что, как я уже говорил, нельзя стоять на месте, пока она проносится мимо, надо гнать по течению или против него. Чтобы попасть в прошлое или в будущее, в то же самое место, откуда ты совершил прыжок, потребуются чудовищные затраты энергии.

– А если не перемещаться в пространстве? Если обойтись без этих дополнительных затрат? Да и пусть я окажусь в космосе, можно ведь догнать родную планету, например на космическом корабле.

– Но тогда сам прыжок во времени не будет иметь никакого смысла.

– Вот тут подробнее, пожалуйста, – попросил я.

– Допустим, из некой наземной лаборатории мы тебя решили отправить лет на десять назад. В прошлом, в этой точке пространства, ещё не будет ни этого научного строения, ни самой планеты, на поверхности которой оно стоит. Ты окажешься в космосе. Тоже самое с отправкой в будущее – там уже не будет этого места в этих координатах.

– Да-да, ты ранее уже говорил об этом. Но ведь можно отправить меня на звездолёте, – заявил я. – И вычислить, где я окажусь. Не думаю, что эта математика сложнее расчётов, используемых для передвижения через кротовые норы.

– Так мы и поступим, – на морде кота проступила широкая улыбка. – Ты используешь этот корабль и полетишь на нём навстречу своей планете. Это путешествие будет очень долгим, оно растянется на годы. И знаешь когда ты попадешь обратно в то же самое место, откуда прыгнул в прошлое?

Я начал догадываться.

– Я попаду в настоящее, или во время близкое к этому моменту…

– Верно, – заметил кот. – А в случае с путешествием в будущее, ты просто безнадежно отстанешь от места назначения. Будешь гнаться за ним, но никогда уже не попадёшь в тот момент времени, в который планировал попасть. Поэтому настоящие прыжки во времени, ну такие, чтобы остаться в тех же самых координатах, –считаются невозможными.

– Но ведь я здесь, – рассмеялся я. – Прошло пять веков! Согласно твоей теории, я никак не мог остаться у Марса, меня должно было выкинуть за пределы нашей галактики.

Барсик свесился со второго яруса и внимательно посмотрел на меня, словно оценивая мои умственные способности для возможности продолжения нашего разговора.

– Наши учёные проводили опыты на мельчайших частицах, пытаясь послать их хотя бы на несколько микросекунд в будущее или прошлое, – сообщил он. – Для этого мой народ задействовал сотни атомных реакторов, опоясывал ускорителями целые планеты, но итогами этих исследований было крайне сложно воспользоваться, кроме как в чисто научных целях. То есть да, основы теории путешествий во времени мы разработали. При этом, я признаюсь тебе: даже наша продвинутая математика неспособна рассчитать то количество энергии, что необходимо для переноса твоего корабля на пятьсот лет вперёд. Но ты каким-то образом проделал этот путь. Значит нужная энергия была затрачена, ведь перемещение оказалось возможным. Остальные выводы из этой информации ты сам сделаешь?

– Я не физик, я десантник. Раз уж ты начал эту тему, то объясняй до конца.

– Инцидент с пространством-временем, что произошёл в прошлом, не был случайностью с вероятностью в девяносто девять целых и девять десятых процентов, – заявил кот.

– То есть?

– Это было чьё-то намеренное воздействие. Кто-то проводил эксперимент в той точке пространства, где находился ваш флот. Ну а твоё путешествие во времени – возможно всего лишь побочный эффект.

– Ну не знаю… Наши учёные вряд ли стали бы заниматься подобными вещами накануне переброски войск в бой.

– А при чём тут ваши учёные? Мне это больше напоминает организованную кем-то диверсию в отношении ваших космических сил. Внутри «кротовой норы» некто произвёл мощный энергетический выброс. Тебя зацепило неким аналогом «отдачи», и забросило в будущее в то же самое место, но кто знает, куда при этом отправился твой флот? Может его намеренно переместили в прямо сердце какой-нибудь звезды. Всякое случается. Войны порой выигрывают самыми разными способами.

Я резко принял сидячее положении, при этом отметив, что недавняя головная боль куда-то пропала.

– Диверсия? Ты ведь так сейчас пошутил?

– Коты никогда не шутят, обсуждая столь серьёзные вещи, или ты где-то наблюдал иное? – вопросом на вопрос ответил Барсик.

Я вынужден был признать, что ранее не встречал среди котов юмористов, впрочем, как и разбирающихся в физике пространства-времени.

– Но кто вообще способен устроить подобную диверсию? – спросил я, уже имея некоторые догадки.

– Тут ты подумай сам. Могу лишь намекнуть. Чьи корабли появились в вашем небе вскоре после инцидента?

– Коалиция. Акридиане. Неужели это они уничтожили наш флот? Да, наверняка так всё и было. После этого они выждали какое-то время, пока на Земле шла гражданская война, а затем, без боя, с лёгкостью покорили беззащитное человечество.

– Эй, это ты так всё понял. Я вовсе не настаиваю на этом варианте, – кот помахал мне лапой. – И упаси тебя твои боги, или кто там ещё тебе покровительствует, от помыслов о мести. Ошейник глушит телепатические способности, лишь того, кто его носит, но не блокирует возможности других прочитать твои мысли. Нашим хозяевам нужны только верные слуги. Понял о чём я?

О мести я даже и не думал. Я прекрасно понимал, что один человек ничего не может поделать против целой расы могущественных телепатов. Тем не менее, совет кота был крайне полезным.

– Намёк ясен. Скажи мне, Барсик, а где мы…

– Ну сколько раз тебе надо повторить, что я не Барсик, а Барсик? – тихонечко взвыл мой собеседник.

– Да, я ведь уже извинился! Неужели не ясно, что это не я, это переводчик виноват? Как мне к тебе ещё обращаться?

Кот приподнялся и закрутился на месте.

– Барсик… Ладно потерплю, пусть будет Барсик. Как это унизительно. Надеюсь, я привыкну. А может попросить нашего капитана о твоём переводе? Нет, он редкостная сволочь, и для него куда важнее восстановить нашу боевую группу…

Кот явно пришёл в дурное расположение духа, а мне надо было расспрашивать его дальше.

– Можешь сказать, где мы сейчас? Что это вообще за место?

– Вот только сейчас тебе это стало интересно, да? – кот хмыкнул. – Как я погляжу, у вашей расы довольно интересный выбор приоритетов…

В этот момент дальняя от нас стена растворилась в воздухе и в проёме показался крупный гуманоид в оранжевой форме. В районе, где у людей обычно расположен нос, на его широком сером лице торчал рог.

– Ну и как наш новичок? – спросило у кота существо, похожее на помесь человека и носорога.

– В полном порядке, кэп, – ответил Барсик. – Насколько я могу судить.

– Он не пытался самоубиться?

– Ох, ну точно, совсем забыл, – вздохнул кот и обратился ко мне: – Матвей, не делай глупостей. Нам передали подробную информацию о том способе, которым тебе почти удалось сбежать от акридиан на Земле. Здесь такой фокус может закончиться самой настоящей смертью. Твой корабль с запасными телами сейчас находится очень далеко от тебя. Вдобавок, он надёжно экранирован. В общем, не делай глупостей.

– Вот именно! Если вдруг захочешь сдохнуть, то сделай это в бою, легионер! – прорычал носорог, тыкая в мою сторону одной из своих мощных лапищ. – Я пришёл сюда сообщить тебе, что ты принят на службу в Пятый Галактический Легион. Теперь я твой начальник. Капитан Зуб. Обращайся ко мне только так и никак иначе! Всё ясно?

Он даже не договорил, а вбитые годами армейской муштры инстинкты уже взяли надо мной верх.

Ещё на середине его речи я вскочил с кровати, вытянуться по струнке и, дослушав его, проорал в ответ:

– Так точно, капитан!

– Во-о-от! – с удовольствием прокряхтел носорог. – Чую солдата, достойного звания легионера! Такому дай приказ, и можно больше ни о чём не волноваться. Настоящий воин. Не то, что ты, трусливый кот.

– Осторожный и умный кот, кэп. В первую очередь я разведчик, – вздохнул Барсик, видимо привыкший к подобным обвинениям. – Если мне не изменяет память, на многих языках, в том числе и на вашем слова «интеллигенция» и «разведка» имеют общие корни… Так вот, интеллигенты в отличие от обычной солдатни, не ломятся напролом, пока не просчитают все факторы, угрожающие срыву поставленной задачи.

– Разве это помогло вам, блохастым умникам, когда Четвёртый Межгалактический Легион стёр с лица вселенной остатки вашей Империи? – захохотал капитан Зуб. – Считали-считали факторы, да почему-то обсчитались! Аха-ха-ха!

Я бросил взгляд на Барсика, в его лиловых глазах разгорался бешеный огонь. Тело огромного кота начало работать мышцами, явно готовясь к прыжку прямо из того положения, в котором оно сейчас находилось. Капитан похоже сам не заметил, как переступил черту, которую переходить не следовало, и сейчас любое неосторожное слово могло стать причиной если не смерти носорога, то уж точно серьёзной драки с вышестоящим чином.

За то короткое время, что я провёл в компании кота, он стал мне чем-то симпатичен. Возможно, он и не соврал насчёт того, что когда-то его раса покорила Землю. Наверняка мои далёкие предки просто отказались воевать с этими харизматичными пушистыми заразами.

– Капитан! – гаркнул я. – Разрешите узнать подробнее о Пятом Галактическом Легионе, где мне выпала честь отныне служить!

Носорог прекратил хохотать и одобряюще кивнул мне.

– Солдат, ты попал в самую сильную армию, самую мощную военную машину, что существует в этой Вселенной. Пятый Галактический состоит из самых лучших бойцов. Наш Легион одержал сотни славных побед. Ха, мы побеждали даже тех, кто громко называл себя богами! Можешь быть уверен: акридиане не просто так доверили нам быть щитом и мечом Коалиции. Быть легионером – это действительно честь. Великая честь…

Пока Зуб нахваливал Легион, я поглядывал на Барсика. Гнев на его морде потихоньку сменился на презрительное выражение, а тело расслабилось. Кот явно успокаивался.

Капитан закончил свою пламенную речь советом поскорее дойти до интенданта и получить от него всё необходимое.

– Хочу сразу тебя предупредить: кое-какой экипировки для тебя вот так сразу не найдётся, боец. Землян в наших рядах ранее никогда не было, – объяснил Зуб. – Поэтому озадачь наш отдел снабжения заранее, желательно до того, как тебя отправят в бой.

– Вас понял, капитан, – кивнул я. – Будет сделано.

– Отлично. Осваивайся, солдат. Сегодня отдыхайте, бойцы, но не забывайте про общий сбор в тренировочном зале, завтра утром, – капитан сделал шаг назад и снова материализовалась стена, отделив нас от носорога.

– Сколько их всего? – обратился я к Барсику.

Он лениво скосил на меня свой лиловый глаз:

– Кого «их»?

– Ну этих, Легионов? Сколько армий у акридиан?

– Легион сейчас один. Пятый Галактический.

Что-то не стыковалось.

– Но ведь Зуб упомянул Четвёртый, при этом «межгалактический», – осторожно сказал я, стараясь не вызвать у кота агрессии, связанной с печальной судьбой его расы.

– Ага, был такой, – процедил сквозь зубы Барсик. – И планы у него были… аж на соседние галактики. Потому и «межгалактический».

– Его переформировали? – продолжал уточнять я. – Я правильно понимаю, что когда-то был Первый Легион, потом из него сделали Второй, и так далее. А сейчас вот – Пятый?

Я хотел побыстрее понять структуру той военной машины, в которую я попал, размеры армий, состав флота, совокупную мощь вооружения и так далее. Пока я и сам не мог до конца понять, зачем мне нужна была эта информация, но что-то внутри меня считало крайне важным знать это всё.

– Первый Межгалактический Легион, невероятно могучая армия наёмников на службе у акридиан, был основан более трёхсот тысяч лет назад, – ответил кот. – Он рос, становился всё больше и со временем превратился во Второй, в Третий, а затем и в Четвёртый Межгалактический… Пятый же Легион был основан с нуля, где-то лет четыреста назад, почти сразу после полного геноцида моей расы. На самом деле, он всего лишь жалкая тень былой военной мощи. Новой флот очень сильно уменьшился в численности и поэтому стал просто «галактическим», без приставки «меж».

– А как же славные победы?


Внимание: окончание главы в комментариях, т.к. превышен лимит по символам.


Предыдущие главы:


1. Последний крестовый поход. 1. Оставшийся позади


2. Последний крестовый поход. 2. Военный преступник

Показать полностью
26

Последний крестовый поход. 2. Военный преступник

Марс оказался пуст.

Отсутствовала не только орбитальная база Святого Престола. Исчезли все следы присутствия человека на этой планете: я не смог обнаружить гражданскую наземную колонию в долине Маринера, где мы с товарищами частенько бывали в увольнении. Последний раз это было всего-то месяц назад. Пропал и научный комплекс, опоясывающий стены кратера Эллада.

При этом, следов бомбардировки я не заметил, слава тебе Господи.

Произошедшее не поддавалось никакому объяснению, поэтому за ответами пришлось лезть в Кодекс десантников-тамплиеров. А куда же ещё? Только вот ничего нового я там не нашёл: инструкции, разработанные для любых непонятных случаев, наказывали поскорее вернуться со всеми собранными данными в Главный штаб, расположенный на полуострове Корнваллис, территории относящейся к Британской Союзной Республике.

От меня требовалось лететь туда и только туда, где служили люди умнее и старше меня по званию. Вот и ладненько, пусть начальство разбирается со всеми этими таинственными исчезновениями на Марсе.

Подчиняясь Кодексу, я нацелил свой катер в сторону Земли, запустил двигатели и…

Два! Целых два треклятых месяца я умирал со скуки, изредка «развлекаясь» проверками и корректировками траектории.

К концу этого затянувшегося полёта я возненавидел сухие пайки, коими в достатке оказался забит один из шкафчиков. Вдобавок к унылому рациону, на десантных катерах было всё очень плохо с удовлетворением естественных нужд организма и средствами для личной гигиены. Не буду вдаваться в неприятные подробности, но последние дни я мечтал о горячем душе так, как ни о чём другом в своей жизни.

Когда наступило время приземляться, я торопился попасть вниз изо всех сил, мысленно представляя себя в горячей ванне, жующим сочный дымящийся бифштекс. Скорее всего именно по этой причине, я не придал значения многим подозрительным мелочам, которые должен был заметить сразу, по ходу посадки.

Не сильно переживая о том, что приёмник так и не смог поймать ни одной радиостанции (мог же он сгореть, как это случилось с нейронным интерфейсом), я нацелил корабль на Корнваллис. Точнее на его северо-западную часть, туда, где в водах Кельтского моря располагались площадки морского старта и сам Главный штаб.

Я подгадал с посадкой в дневное время, поэтому спокойные зелёные пейзажи Западного Уэльса, меня ничуть не насторожили. Эта местность, несмотря на плотную концентрацию военной мощи, всегда выглядела провинциально и максимально дружелюбно, сколько я её помню. Обязательное пятилетнее обучение в военно-морской Академии я проходил именно здесь, в этих краях.

Я был беспечен ровно до тех пор, пока мой катер не опустился на ту высоту, где меня уже должны были встречать истребители, поднятые по тревоге с ближайшего аэродрома. Впрочем, я ожидал обнаружить и другие объекты воздушного движения, например, гражданские самолёты.

Но в небе я был один и больше никого.

Впереди и справа от меня в долине раскинулся город. Наверное, это Лонстон, но что-то я не узнавал его.

Я ещё немного снизился и включил бортовую камеру с телескопическим объективом. Картинка увеличилась в размерах, и я с удивлением уставился на экран.

Ни одного высотного здания! Максимум, что я смог заметить, это четырёхэтажную башенку в доме, похожем на городскую ратушу.

Была ещё крепость на холме, на её высоких зубчатых стенах виднелись люди, но её я в расчёт не брал, ведь это не жилой, а скорее туристический объект. Но если это был тот самый Кастелл Ланнстефан, то похоже, что его полностью отремонтировали. Только вот зачем? После реставрации бывшие развалины утратили солидную часть своего романтического облика.

На улицах не было видно ни одного автомобиля, по дорогам свободно ходили коровы, неспешно двигались повозки, запряжённые лошадьми.

В моей голове словно заработала динамо-машина, появилось ощущение, что глубоко внутри черепа вовсю сверкают электрические разряды.

На лбу выступил холодный пот.

Я не был в этих краях более четырёх лет, с того самого момента, как выпустился из Академии и отправился служить на флот. Допустим, что эта местность всегда характеризовалась мной, как «деревенская». Впрочем, все её так называли (выражаясь фигурально), по причине наличия множества фермерских земель, а ещё из-за того, что города Корнваллиса, так и не слились в один огромный мегаполис.

Но то, что я видел перед собой… Нет, не могло существовать на Земле настолько «провинциальных» мест. Несмотря на программу колонизации других звёздных систем, наша планета была перенаселена: любой город более всего напоминал собой муравейник, дома были сплошь высотками, а многоуровневые транспортные трассы круглые сутки обеспечивали оживлённое движение.

Ну хорошо, допустим за четыре года кое-что могло кардинально поменяться в Западном Уэльсе. Например, высшие армейские чины могли реализовать некую программу по расселению, в каких-то своих целях. Допустим так и было, только вот почему я до сих пор не увидел нигде золотых куполов Унитарной Церкви Святого Престола?

Я поднял катер повыше и вдавил педаль ускорения.

Нужно было добраться до Главного штаба, и чем быстрее, тем лучше. Лететь оставалось минут пятнадцать, не более.

Прибыв по заданным координатам, вместо военно-морской базы я обнаружил пляж.

В море не было никаких следов стартовых платформ. Вдоль берега, вместо ангаров с военной техникой, стояли редкие малоэтажные домики. На изумрудных полях мирно паслись овцы и коровы.

«Последствия могут быть непредсказуемыми», – вспомнил я слова технодиакона Обухова.

Ну и в историю ты попал, Матвей.

Похоже, что-то пошло не так во время прыжка флота в иное пространство.

Я ведь так и не успел увести катер из силового поля «Справедливого». Значит, мой крест попал в «кротовую нору» вместе с транспортником, но меня из неё сразу же выбросило – это тоже факт.

Мог ли я на самом деле переместиться, только не в пространстве, а во времени?

Теория не исключала подобного варианта: «кротовые дыры» не были до конца изучены, и порой подкидывали учёным одну загадку за другой.

Вряд ли в этой вселенной существует такая же точно солнечная система с Марсом, Землёй, да ещё и с британскими островами!

Означает ли увиденное мной, что я переместился в прошлое?

Это было абсолютно диким предположением, но только оно всё объясняло. На Марсе я не обнаружил поселений, потому что туда ещё не ступала нога человека. А тут, на Земле, не было ни самолётов, не автомобилей, потому что их ещё не изобрели.

Господи, если я прав, то насколько глубоко в прошлое меня занесло?

Так, Матвей, хватит сходить с ума. Нужна какая-то точка отсчёта, нужны данные, чтобы понять, что делать дальше. Прежде всего, я космический десантник-тамплиер, а это значит, что надо действовать согласно Кодексу: то есть, сперва разведать обстановку.

Я включил посадочный режим и катер плавно двинулся вниз к зелёным холмам, рядом с каменистым пляжем.

Как получить интересующую меня информацию? Дрон-разведчик? Нет, слишком долго. Мне следует найти местных жителей и лично расспросить их. Так и сделаю. Я вылез из кресла пилота, подошёл к лестнице и бодро съехал по ней на первый уровень, туда, где располагалась оружейная.

Перебирая в голове различные сценарии первого контакта, я быстро пробежался взглядом по доступному мне арсеналу. Не стоит брать с собой ничего крупнокалиберного, для моей миссии вполне подойдёт многозарядный пистолет, по крайней мере с его помощью не получится вскрыть дверь десантного корабля, если этим оружием вдруг завладеют отсталые люди прошлого. Случись так, что я погибну, меня тут же оживит клон-блок и я окажусь на борту катера в полной безопасности.

Тем временем корабль вздрогнул, соприкасаясь с поверхностью планеты, загудели посадочные системы, выравнивая корпус и придавая ему устойчивое положение.

Перед там как выйти наружу я с удовольствием снял с себя изрядно провонявший за время полёта скафандр.

Покинул я корабль в таком же виде, каким я попал в него: в футболке, брюках и армейских ботинках с высокими берцами.

Я спрыгнул в траву.

Шлюз зашипел и закрылся следом за мной.

Вкус свежего воздуха на морском побережье был, наверное, лучшим из всего того, что создал Бог в этой Вселенной, но понять это можно было только после двухмесячного заточения в замкнутом пространстве десантного катера.

Погода была не слишком уж и тёплая, для того чтобы ходить в одной только футболке, но зато солнечная, почти безветренная. Мой корабль-крест возвышался на зелёном холме, который через несколько метров резко обрывался и превращался в пляж, усеянный множеством мелких камней.

– Неплохое место для пикника. Эх, сейчас бы не помешало закинуть в себя чего-нибудь горячее. Большой кусок жареного мяса, например, – заметил я вслух, оглядывая окружающую местность. – Что ж, надеюсь местное население не обделено такой добродетелью, как гостеприимство.

Я расстегнул кобуру, положил руку на рукоять пистолета и пошёл вокруг катера. Обогнув корабль, я выбрал своей целью ближайший скромный домик, из трубы которого поднималась струйка серого дыма.

Атомные двигатели десантного катера работали практически бесшумно, по сравнению с обычными реактивными, поэтому я нисколько не удивился, что меня никто не встречал. Люди в доме могли просто не услышать моего прибытия, особенно если были заняты какими-то своими делами.

Зябко поведя плечами, я быстро зашагал в сторону точки запланированного контакта. По дороге я встретил пару овец, которые меланхолично жевали траву и не обратили на меня никакого внимания.

Примерно через десять минут я уже стоял на пороге домика, раздумывая: а надо ли постучать? Но потом решил, что это лишнее.

Я просто толкнул дверь и вошёл внутрь…

И как-то разом развеялась моя теория о путешествиях во времени. Всё встало на свои места: главный штаб покинул эту территорию, сменил дислокацию, а весь Западный Уэльс за четыре года не просто полностью демилитаризовали, но и целенаправленно превратили в некую рекреационную зону. Натуральные продукты. Здоровый климат. Глобальная реконструкция региона. Возврат к истокам и все прочие дела. Вроде я даже слышал когда-то о подобных проектах в новостях. Похоже, экологи нашли способ убедить Святой Престол в необходимости подобного эксперимента.

Уф-ф.

Почему я так решил? Да потому что внешняя простота строения оказалась обманчивой, я попал в просторную белую комнату, отделанную современными материалами. В изящном угловом камине, весело потрескивали дрова. Посредине помещения стоял стол с толстой прозрачной столешницей, вокруг которого в воздухе парили антигравитационные стулья, на двух из них сидели мужчина и женщина в годах, одетые в светлые балахоны. Они молча смотрели на меня. У дальней стены беззвучно транслировалась голограмма, видимо с экстренными новостями: на картинке изображался мой десантный катер, парящий в небе над лонстонским замком.

Не успели в моей голове сценарии контакта с людьми прошлого, поменяться на план нормального общения с современниками, как мужчина встал из-за стола и сделал в мою сторону несколько шагов.

– Здорово, братишка. Тебе бы не помешало почиститься. От тебя смердит, как от животного, – произнёс он, очень странно двигая губами, словно что-то мешало ему говорить.

В моей голове возникло ощущение похожее на слабый разряд электрического тока, оно не было болезненным, скорее даже приятным, чем-то вроде щекотки. Именно такое ощущение было у меня, когда я недавно пролетал над городом.

– Эм-м… – замычал я в растерянности.

Незнакомец обратился ко мне так, словно со мной говорил кто-то из моих сослуживцев, даже голос его очень напоминал Олега Чернова. Это меня и сбило с толку.

Мужчина прокашлялся, нахмурился и обернулся назад. Возможно, он надеялся на какую-то поддержку со стороны женщины?

Та тоже встала из-за стола, подошла к нам и резко сказала:

– Капрал Фоменко, ванная слева от тебя, за той дверью. Там есть всё необходимое для осуществления процедур, связанных с личной гигиеной. Приказываю немедленно приступить к выполнению задачи по приведению себя в приличный вид.

Это было так похоже на речь старшины, что ещё больше выбило меня из равновесия. В моём черепе опять появилось странное ощущение электрической щекотки.

– Да ты не стесняйся, сынок, – проскрипел мужчина, уже голосом Обухова. – Мы тебя здесь подождём, Матвей. На стол пока накроем.

И они оба замолчали, пристально глядя мне в глаза.

– Что здесь происходит? – воскликнул я. – Откуда вы меня знаете? Почему вы так странно разговариваете?

Пожилой мужчина вздохнул и ответил неким средним голосом, в котором я всё равно угадывал то одного, то другого известного мне собеседника.

– Мы отвыкли использовать звуковую речь, сынок. Общаемся молча, передавая друг другу мысли. У нас даже имён нет, в привычном тебе понимании. Ассоциируем друг друга с ментальными образами, а не наборами звуков. Телепатия. Знаешь такое слово, капрал Фоменко?

Это всё походило на дурацкий розыгрыш. Но опять же, ходили слухи, что где-то в недрах военных лабораторий выращивают и тренируют телепатов. Может это они и есть? Вроде бы отдали весь Западный Уэльс экологам, а на самом деле и про армейские спецпроекты не забыли. Проводят эксперименты прямо на месте бывшего Главного штаба. Тоже хорошая версия, которая хоть немного объясняет происходящее. Удачно же я приземлился, прямиком на секретный объект…

– Ты снова ошибаешься, – покрутила головой женщина. – Не только мы. Все земляне – телепаты.

Все, но не я.

Нет, это какая-то шутка. Розыгрыш, не иначе.

Зайдём с козырей.

– Хорошо, тогда передайте мне в мозги какую-нибудь мысль, – предложил я.

Мужчина слабо улыбнулся.

– Мы можем прочитать твои мысли, сынок. Можем использовать слова, которые ты знаешь, чтобы общаться с тобой, таким… старомодным способом. Но, к сожалению, твой мозг не имеет возможности принять сообщения от нас. Мы уже не раз пытались. Хотели это сделать и люди в Нью-Лонстоне, когда ты пролетал над городом. Но ничего иного, кроме как вызвать странные ощущения в твоей голове, у нас не получилось. По тому, что мы узнали о тебе, ты принадлежишь к той эпохе, когда человечество не имело абсолютно никаких способностей к телепатии.

– А сейчас значит, другая эпоха? – севшим голосом спросил я. – Год нынче какой?

– Пятьсот второй, – ответила мне женщина.

Я хотел было уточнить, от чего ведётся отсчёт, но она продолжила сама, явно читая мои мысли:

– Пятьсот второй год эры Высшего Единения. Новая эпоха началась с того момента, как человечество избавилось от тирании Святого Престола. Мы отреклись от насилия и войн. Вступили в Межзвёздную Коалицию Разумных Существ, сынок. Отсчёт пошёл с того самого дня.

Я прикрыл своё лицо рукой. Если всё это правда, то всё-таки я совершил прыжок во времени.

Но попал я не в прошлое, а в будущее.

– Именно так, Матвей, – сказал мужчина. – А теперь уже сходи в ванную, о которой ты так мечтал. Когда вернёшься, тебя будет ждать сочный горячий бифштекс. За столом мы и продолжим нашу беседу.

Они точно были телепатами, сомнений в этом у меня не оставалось.

Я нагнулся, расшнуровал ботинки, разулся, и пошёл налево, к двери, на которую мне указали.

Прежде чем зайти в ванную комнату, я всё же спросил:

– А почему заброшен Марс? В моё время его готовились полностью терраформировать.

Мужчина развёл руками:

– Зачем тратить силы и ресурсы на мёртвые планеты, когда только в нашей галактике полным-полно прекрасных мест, так похожих на Землю, но лишённых разумной жизни? Нет ни желания, ни времени обустраивать каменную пустыню. Человечество едва успевает осваивать все те миры-сады, которые Коалиция передала в наше распоряжение. Не до Марса, нам сынок.

– Ясно, – кивнул я и закрыл за собой дверь.

Вышел я из ванной минут через двадцать. И хоть мозг мой был взбудоражен всеми новостями, что обрушились на него, чистым я чувствовал себя гораздо лучше. Вдобавок, я переоделся в свежую одежду, которую мне приготовили – такой же балахон, как и у моих гостеприимных хозяев.

Они уже сидели за накрытым столом, где меня ждали несколько блюд, в том числе на отдельной тарелке лежал и дымящийся, истекающий соком бифштекс, о котором я грезил последние два месяца.

Я сел на свободное место и приступил к вожделенной еде, но на мгновение остановился, глядя на хозяев дома.

На мой невысказанный вопрос ответила женщина:

– Не волнуйся, Матвей. Мы не голодны. Кушай и не переживай.

Я подумал, что телепатия – это очень удобно: ну, когда ты ешь, и тебе не надо открывать набитый рот и чавкать, что-то там спрашивать, ведь достаточно подумать о чём-то и тебе ответят.

– Именно так, – подтвердил мужчина, улыбаясь. – Пока ты ешь, можешь мысленно задавать нам вопросы.

Я ел и думал о словах этой женщины, о том самом дне, когда «человечество избавилось от тирании Святого Престола». Не могу назвать идеальным государственное устройство, в котором я родился и вырос. Но я бы не назвал его тиранией. Тем более, я был ему предан, я жил для того, чтобы защищать Престол от любых врагов: внешних и внутренних. Я был тамплиером, элитным воином, а не каким-нибудь там солдатом-срочником.

В моё время человеческая цивилизация имела почти две сотни развивающихся звёздных колоний, самых разных размеров, расположенных порой на не слишком гостеприимных планетах или лунах газовых гигантов. Миры нового фронтира частенько поражала одна и таже болезнь – необъяснимая тяга к автономности и независимости. Они должны были работать во благо всего человечества, но почему-то периодически пытались выйти из-под контроля Земли и Святого Престола. У них появлялись свои собственные президенты, команданте, цари и даже духовные лидеры – отступники, сбивающие с толку доверившихся им колонистов.

Тамплиеров готовили защищать человеческие колонии от самых разных угроз, но получилось так, что в основном мы гасили мятежи. Но мы ведь не захватчики, мы ведь защищали своё. И упор всегда делался не на оружие массового поражения, а на точечную зачистку с помощью десанта. Очень редко использовались крайние средства, вроде вирусных бомб, но даже в таких случаях, мы всегда успевали вакцинировать не только мирное население, но и тех смутьянов, кто сложил оружие и сдался.

Как так случилось, что всё человечество восстало против Святого Престола, стоявшего на защите человеческой цивилизации от распада и анархии? Как вообще удалось одолеть наш невероятно могучий флот? Неужели на нас напала некая враждебная раса инопланетян?

– Флот не был побеждён, – ответил мужчина, читая мои мысли. – Вся грозная военная мощь Святого Престола однажды сгинула. Исчезла в неизвестном направлении.

– Что? – я даже перестал жевать. – Флот исчез? Как это случилось?

– В год минус один от начала эры Высшего Единения, произошло восстание в колонии Проксимы Центавра. Флот Святого Престола направился на подавление бунта, его корабли вошли в «кротовую нору» и больше их никто не видел.

– Вы хотите сказать, что…

– Это был тот самый день, когда твой десантный катер совершил прыжок в наше время.

– Погодите-ка! – мысли в моей голове заметались. – Я оказался у Марса совершенно один, здесь, в будущем. Флота рядом не было. А что, если он тоже переместился во времени и сейчас находится неподалёку от Проксимы Центавра? Мне надо срочно связаться с командованием! Доложить о том, что сейчас совершенно иная эпоха! Рейд на мирную планету нужно остановить! У вас есть ответственные за подобные ситуации органы или службы? Вы можете как-то предупредить дальнюю колонию?

– В этом нет необходимости, Матвей. Едва твой катер вошёл в атмосферу Земли, мы извлекли всю информацию из твоей головы, затем сопоставили факты и сделали все необходимые выводы, – сообщила женщина. – Мы сразу же передали эти данные акридианам. Через некоторое время они сообщили нам, что флот Святого Престола не был обнаружен нигде в пределах освоенного Коалицией космоса.

Акридианам? Мой мозг зацепился за странное новое слово.

– Это звуковая интерпретация названия высшей расы, возглавляющей Коалицию, – пояснил мужчина. – Ты прав, Матвей, появление боевого флота в наше спокойное время могло бы привести к ужасной трагедии. Однако, мы все находимся под надёжной защитой. Акридиане – мирная раса, сами они не участвуют в конфликтах, при этом, они имеют все необходимые инструменты для защиты и предотвращения войн. Впрочем, их вмешательство не понадобилось. Единственный корабль, оставшийся от того грозного войска, – твой десантный катер. Шансы на возвращение флота Святого Престола, скажем так – практически нулевые…

Мой собеседник слегка замялся.

– Что не так? – настороженно спросил я.

– Акридиане сделали кое-какие выводы и поделились ими с нами. Они очень древняя и развитая раса. Мы не скоро достигнем их нынешнего уровня развития, однако, у нас нет сомнений в том, что они правы.

– Да о чём вы говорите?

– Мне бы не хотелось, чтобы ты однажды решил, что эту информацию мы пытались скрыть от тебя. Поэтому слушай: флот Святого Престола навсегда застрял внутри «кротовой норы». Скорее всего это произошло по твоей вине. Пока ты не появился здесь, с твоими воспоминаниями об аварийном инциденте во время подготовки прыжка к Проксиме Центавра, никто не знал подробностей того, что случилось в глубоком прошлом. Многие ломали головы, пытаясь понять, куда подевалась такая невероятная военная мощь, но теперь всё стало на свои места, сынок.

– Это хорошо, что вам стало всё понятно. Просветите и меня, – медленно произнёс я. – Почему я вдруг стал виноватым?

– Вот версия акридиан: в момент перехода флота в иное пространство, твой катер оказался на границе пространственного разрыва, и этот «прокол» стал эпицентром мгновенной утечки энергии, которая была предназначена для переноса кораблей Святого Престола к Проксиме Центавра, в результате чего оказалась нарушена стабильность «червоточины». Это и стало причиной того, что схлопнулся вход и выход с обеих сторон. Вся энергия, поддерживающая искусственную аномалию, мгновенно ушла на то, чтобы забросить тебя в будущее. А флот оказался заперт в подпространстве без каких-либо ориентиров для выхода из него.

Вот тебе и непредвиденные последствия, Матвей.

Лицо моё вытянулось.

– Только не проси всех подробностей, – поджал губы мужчина. – Понятнее я всё равно тебе объяснить не смогу. Акридиане куда лучше других рас разбираются в особенностях физики подпространства, у тебя и нужных слов-то в голове нет.

– Я угробил флот, – тихо прошептал я.

Бифштекс я доесть не успел. И аппетит у меня внезапно полностью пропал.

– Ты ускорил принятие человечества в ряды разумных рас, – попыталась успокоить меня женщина. – Неизвестно сколько длилось бы правление Святого Престола, и чем бы обернулся первый контакт с кораблями Коалиции. Человечество той эпохи было эгоистичным, подозрительным и агрессивным. Ты лишил людей военной мощи, главного аргумента в отстаивании любой, даже самой неправильной точки зрения. И когда в один прекрасный день акридиане связались с нами и предложили сотрудничество, мир и процветание, то мы уже не могли отказать им.

Я отставил от себя тарелку с недоеденным мясом.

– И что теперь? – мрачно спросил я. – Дадите мне почётный орден? Станете показывать детям в школах, рассказывать обо мне, как о настоящем герое?

– Даже не рассчитывай на это, – отрицательно покрутил головой мужчина.

Пусть в моих предыдущих словах и была горькая ирония, но его ответ показался мне обидным.

– Почему нет? – тихо спросил я.

– В нашем времени ты не герой, ты – военный преступник, Матвей, – вздохнул мой собеседник. – Некогда ты защищал тиранию Святого Престола, верно служил церковно-военной диктатуре. Ну и вдобавок, своими действиями, продиктованными эгоистичным желанием удержать звание сержанта, ты подвёл боевых товарищей, обрёк их всех на гибель. Как ни крути…

– Уж прости, но тебе не место среди современных людей, прими это и смирись. – грустно сказала женщина.

– И что мне теперь с этим делать? Куда податься замаливать мои грехи?

– Это уже не нам решать.

Так, этот разговор мне нравился всё меньше и меньше. Твою ж налево, пистолет-то я оставил в ванной!

– Ты не успеешь, – предупредил меня мужчина. – Они уже здесь.

Не было времени спрашивать, кто эти самые «они». Я соскочил с места и рванулся в сторону ванной. В тот же момент уличная дверь распахнулась и на пороге возникли два странных существа, паривших в воздухе. Они были чем-то похожи на крупных упитанных осьминогов.

Пришельцы имели округлое тело, целиком закованное в белый металл. В нижней части из многочисленных отверстий торчали бледно-розовые щупальца, совершающие медленные плавающие движения.

«Осьминоги» вытянули свои конечности в мою сторону, и я потерял возможность шевелиться. Меня сковал паралич – я замер, не способный сдвинуться с места. При этом я мог моргать, если хотел.

Я мог моргать! Значит кое-какой контроль над мышцами моего тела остался. Так. Не думать. Успокоиться и не думать. Я ведь умею не думать, это неоднократно отмечал старшина. Он с такой неохотой ставил меня на место Ефремова. Значит, до последнего не сомневался в моём таланте!

Тем временем существа и мои «гостеприимные» хозяева молчали, наверное, они вели телепатический диалог.

Прошло несколько минут, и мужчина обратился ко мне:

– Мы с женой выступили от имени всех землян, и передали акридианам нашу общую просьбу: навсегда избавить человеческое общество от твоего позорного присутствия, Матвей. Ты – зло, военный преступник, а значит тебе нет места среди нас.

Вот как… Человечество от меня отказалось. Впрочем, заслуженно. Так мне и надо. Лучше бы меня тоже утащило внутрь «червоточины» вслед за флотом.

– Акридиане заберут тебя, – продолжал представитель того разумного вида, к которому я более не имел никакого отношения. – Теперь они отвечают за твою судьбу. На этом всё, прощай, капрал Фоменко.

И тебе не хворать, как там тебя звать-величать. Говоришь, нет у теперь вас имён, только мысленные ассоциации? Ты похож на крысу.

Значит, прощай, Крыса.

На этом всё.

Бронированные осьминоги протянули в мою сторону свои щупальца и моё тело, повинуясь их воле, сделало первый шаг.

В этот момент, в моей груди последний раз содрогнулось сердце.

Всех десантников учат этой непростой, но крайне полезной технике. Ведь мы можем попасть в плен, и нас могут обездвижить, могут пытать… Однако, если мы в сознании и в силах контролировать свою сердечную мышцу – нас ни за что не удержать в неволе!

Хоп! Спустя мгновение, я уже барахтался в клон-камере и плевался амниотической жидкостью – биологически активной средой, в которой выращивали клонированные тела.

– Десять минут! – это были первые слова, которые вырвались из моего хрипящего горла, после «рождения».

Я вывалился из капсулы и прыгнул к лестнице. Едва не срываясь вниз из-за скользящих ладоней, я кое-как забрался на верхний уровень, голышом рухнул в кресло пилота и запустил предстартовую подготовку.

У меня ещё оставалось время. Прямой угрозы я не наблюдал – небо оставалось чистым. Радары катера не засекли никакой активной техники в радиусе сотни километров, чтобы серьёзно опасаться быть сбитым при взлёте.

Так, допустим я удачно свалю со старушки Земли. Но куда потом? Мне недоступны межзвёздные перемещения. Я могу передвигаться по Солнечной системе лишь со скоростью черепахи. Где можно спрятаться, если Крыса не соврал мне и человечество действительно отказалось от терраформирования и колонизации соседних планет?

Прочь! Прочь такие мысли. Сейчас не время для таких планов. Если меня «прочитали» ещё в атмосфере, то и сейчас видят насквозь, как пить дать! Сперва надо сбежать подальше от Земли, а думать о важном буду потом.

Катер вывел на экран подтверждение готовности всех систем. Можно взлетать.

Поехали!

Чёрный крест вздрогнул и свечой устремился в небо. Ускорение вдавило меня в кресло. Я решил, что пора бы уже пристегнуться, правда немного неудобно было доставать из-под себя ремни, будучи придавленным своим же тройным весом, но мне в конце концов удалось это сделать.

Я не переставал следить за датчиком высоты, и мысленно прикидывал оставшееся время выхода за пределы атмосферы. Всё ещё были велики шансы быть перехваченным истребителями планетарного базирования, если они, конечно, существовали на этой Земле.

Оказалось, бояться следовало иного.

Небо надо мной внезапно исчезло, и катер накрыла гигантская тень. Я оказался прямо под брюхом огромного космического корабля, по размерам, наверное, раза в три большего, чем «Справедливый». В тот же момент меня настигло знакомое оцепенение, но в это раз оно сопровождалось ещё и мощным ментальным ударом, который словно хороший нокаут отправил меня в темноту.


Предыдущие главы:


1. Последний крестовый поход. 1. Оставшийся позади

Показать полностью
276

Практикант на киберферме

Практику будете проходить между цехом печати мяса и автоматами синтеза молока. Не волнуйтесь, всё автоматизировано, вам лишь нужно подчищать за роботами. Они очень усердные, но слегка неряхи = )

Практикант на киберферме Ссср-2061, Будущее, Фантастика

Автор — Филипп Свиридов, участник проекта СССР-2061

809

Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос:

Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост
Космические ракеты глазами художников до того, как они на самом деле полетели в космос: Ракета, Космос, Ретрофутуризм, Фантастика, Длиннопост

Баянометр нашёл сходство по одному изображению, но без него никак.

Показать полностью 8
62

Лифт в преисподнюю. Глава 8. Бывший человек

Предыдущие главы


Саша открыл дверь только со второго рывка. Мешал мусор, наваленный возле неё. Слабый свет вспугнул черноту, и у самого входа в подсобку он увидел эту тварь.


Неживую.


Половина волос облезла — лысую бугристую макушку покрывала пыль.


Бывший человек полулежал, опершись левым плечом на дверь. Его ноги были придавлены металлическим стеллажом. Сейчас не получалось разглядеть, но, кажется, существо пыталось их перегрызть.


На его лице лежал толстый слой пыли. Из гнойников текли капельки чёрной жидкости, оставляя на щеках бороздки, как от слёз. Вид у мертвеца был мерзкий. И вместе с тем жалкий. По сравнению с существами, что Саша привык видеть на улицах из окна, этот «бывший» был слишком тощим и беспомощным. Видимо, голодал.


Спустя несколько секунд тварь ожила!


Зашевелилась, разворачиваясь поудобнее. Глаза начали искать Сашу. Карие, в красных трещинах. На тех ресницах, что не выпали, висели паутинки.


Руки со стёртыми до кости кончиками пальцев потянулись к нему из темноты. Можно сказать, что фаланг с ногтями у «бывшего» больше не было.


Резко перегнувшись через холодильник, Саша ударил неживого кирпичом прямо в лоб.


***


Слабо ударил.


Бывший человек лишь качнулся назад.


«От удара кирпичом в лоб!»


«Первый» мотнул головой и уже более осмысленными движениями попытался схватить Сашу. Видимо, удар его разбудил.


А он-то представлял, что всё произойдет чуточку иначе. И сразу. За один удар. Но оказалось, чтобы пробить кому-то череп, нужно ударить очень сильно. Хотя, как бить со всей силы, когда ты дрожишь? И думаешь, что сейчас умрёшь. Когда тебя бросает то в жар, то в холод! А тварь-то в это время не останавливается! Она лезет на тебя! Правда, для неё это всё равно бесполезная трата сил.


С каким-то новым бурчанием из мертвой глотки, «бывший» начал активнее размахивать руками. Сжимать и разжимать пальцы. Но Саша стоял за столом. До него «первому» было не добраться.


Вся храбрость куда-то ушла.


Вместе с теплом. Саша, видимо, вспотел, и прохладный воздух с улицы теперь заставлял его ёжиться в своей зимней куртке.


«Что терять-то время?» — пронеслась в его голове мысль.


И он, резко перегнувшись через холодильник, со всей силы ударил тварь между глаз.


Что-то хрустнуло.


Крови почти не было. Нос существа вмялся вовнутрь. Глаза закатились, и оно, захрипев, откинулось назад.


«Всего-то делов!»


Обрадоваться Саша не успел. Бывший человек поднялся вновь.


Один его глаз был залит кровью, и что-то тёмное слабо сочилось из вмятого внутрь носа.


Теперь «первый» стал не такой резвый как раньше. Но видимо, инстинкта самосохранения у него не имелось. Потому что пальцы с ошмётками мяса и кожи вновь потянулись из-за двери.


Рассвирепев, Саша схватил «неживого» за запястье и сильно дернул вперёд. Бывший человек повалился на грудь, и Саша три раза молниеносно ударил его в затылок!


Вот так надо бить!


На кирпиче осталась какая-то тёмная не то кровь, не то слизь. Бросил его на пол. Стало противно держать эту «вещь» в руках.


Почти беззвучно кирпич скатился по обрывкам бумажных коробок, образовавших весьма своеобразный «ландшафт» в этом помещении.


Существо больше не шевелилось.


«Однозначно мертво».


Саша увидел под ногами какую-то тряпку. Наклонился, разорвал пополам. Завязал её концы. Теперь можно будет связать ему руки. На всякий случай.


С усилием отодвинул холодильник. Из него потекла какая-то мутная жидкость.


Подошёл к мертвецу.


«К абсолютному мертвецу».


Открыл дверь в подсобку шире. Встал на него и завёл руки за спину.


Подташнивало.


Никто никогда не говорил про их специфический запах. Противный. Пот с чем-то ещё… Хотя, если бы кто-то знал, что это за «ещё», то, наверное, от этой заразы получилось бы противоядие. Ну или что-то такое.


Связал.


Отволок за шкирку на середину комнаты.


Сначала тянул с усилием, а потом придавленные останки ног оторвались. Саша и думать про них забыл.


«Как странно, — заговорил сам с собой убийца неживых. — Почему же из него не льётся кровь? Стоп! Действительно. Как так? Труп… совсем лёгкий».


Заколотила дрожь. Да так, что сознание помутнело. Он прислонился к стене и сел. В глазах стояли слёзы. Вот только отчего плакать? Всё же получилось!


Нет, только начало получаться то, что, видимо, придётся делать до конца жизни.


«Вот почему Марина постоянно плачет! — пришёл к неожиданному выводу Саша. — Она чётко понимает, как изменился мир. Все его мелочи и «крупности». Сейчас стало так, как раньше не случалось никогда. Всё перевернулось. Изменилось. Если когда-то ты был самым опасным существом на планете. То теперь… И горячей воды нет».


Саша встряхнул головой.


«И это не какая-нибудь война. Во время которой вас могут: убить, взять в плен или вы станете победившей стороной. Тут такого не будет. Побеждать некому! Некого! Нет армии. Сплочённой единой целью — «поубивать человеков»! Просто теперь жизнь стала другой. На такое не рассчитывали! К такому не готовились!»


Саша резко встал. В глазах поползли «бензинового цвета» круги, потом вокруг потемнело. Он упёрся рукой в стену, чтобы не упасть, и начал тереть веки. Вскоре пришёл свет, который снова изгнал черноту.


«Так! Действовать строго по плану! Не расслабляться! Не расслабляться, я сказал! Нужно его куда-нибудь оттащить».


Но сначала завернуть голову в пакет. Чтобы не оставался след от вытекающей из неё слизи.

Показать полностью
32

Тейлитэ. Часть девятая. Глава десятая. Тессеракт

Тейлитэ шла сквозь толпу старых знакомых исследователей, собравшихся выслушать итоги выступления Каэмрана, словно во сне. В страшном сне.


Люди вокруг провожали ее усмешками и, что еще хуже — сочувствующими улыбками. Кто-то бормотал слова утешения. Ошибка. С кем не бывает! Приняли за арагму уже знакомую Искру Мироздания.


Хкайли Вене догнала воспитанницу, приобняла, увлекая за собой.


— Не знаю, отчего так получилось! — доверительно выдавила из себя Тейлитэ дрожащими от обиды губами. — Я верю релейту Вбатхи так, как не верю самой себе! Он не мог ошибиться!


— Возможно, зря ты так веришь ему, — жестко ответила Вене. — Верить лучше фактам. Факты ты уже слышала, моя милая, от твоих сородичей Ци. Дочь нынешнего главы рода утверждает, что у них имеется в хранилище специальный артефакт, благодаря которому при чрезвычайной нужде возможно вызвать Искру Мироздания и диктовать ей волю. Артефакт заповедано использовать без серьезной нужды. Но ее слова подтверждают приведенные в доказательство данные.


— Это провал.


— Со всеми бывает. — отозвалась Вене. — Знаешь, как я напортачила в свою первую экспедицию? Забыла элементы питания для подручных копателей. Тогда еще не разработали таких Лучей, как сейчас, приходилось лететь до раскапываемой планеты около месяца, там только при разгрузке мы заметили потерю. Что делать? Развернулись и полетели обратно! Столько времени зря. Как на меня смотрели мои спутники... хорошо, не сказали ничего злого. Я была молодая и гордая, я бы немедля воспользовалась правом на Извинение Кровью.


Ученый Дома Исследователей имел много привилегий. Имел и одну особенность: если его открытие или научная работа проваливались, если он совершал во время изысканий роковую ошибку, стоившую жизни достойных представителей аграи куп пеле, он был вправе совершить Извинение Кровью — самоубийство. Любым способом, мучительным или безболезненным. Поскольку честь ученого — это его работа. Плохая работа — попранная честь.


— Знаешь, достойная Хкайли Вене, — вздохнула Тейлитэ. — Если мне придется столкнуться с подобным позором еще раз, наверное, мне придется извиниться кровью.


— Не будут ли горевать твои близкие?


— Мой достойный муж, — здесь Тейлитэ сделала паузу и позволила себе улыбнуться. Ей приятно было осознавать, что где-то есть во Вселенной человек, которого она теперь имеет полное право так называть. — Мой достойный муж знает, что между ним и наукой я предпочту науку. Он все понимает, поймет и это. Не беспокойся, если я решу, все пройдет безболезненно. У меня еще не заросли раны от сепрая. Достаточно лишь разорвать защитную ткань, меня прошьет болевой шок и все будет кончено в секунды.


Ритуальные самоубийства среди ученых не являлись таким уж редким делом, чтобы ввергнуть Вене в шок или заставить уговаривать. Но все же она произнесла.


— Подумай хорошенько. Дом Исследователей видит в тебе очень перспективного ученого. Я, лично, не усматриваю никакого ущерба чести ученого даже в нынешнем провале. Ты только начинаешь путь в нашем Доме, а задачу тебе поставили уровня опытного последователя.


Тейлитэ лишь вздохнула. На ум пришли слова Вбатхи, о том, что Вене по заданию главы Сей нарочно гонит ее на убой. Теперь Вене этого и не скрывала, сообщая, что давала задание молодой исследовательнице, превышающее по сложности и опасности ее уровень.


— Тейли! Тейли! — это кричала как раз смешавшая все ее выкладки своим железным доводом дочь нынешнего главы рода Ци, Акли-Торэ. Когда-то она вместе с Аклихэ и еще парой ребят были неразлучными друзьями в детских играх.


Она набросилась по-свойски, со спины, крепко обнимая.


— Тейли, ты только не обижайся! Не обижайся! Ведь даже хорошо, что это выяснилось сейчас, на предварительном разговоре в наших стенах, а не когда результаты исследований поступили бы на стол заказчику! Правда ведь? А полетим теперь со мной!? Правда-правда, мне очень нужна твоя помощь! Куча космических боевых археологов и ни одного с твоими исследовательскими умениями!


— Благодарю за приглашение, но меня ждут...


— Древний, не исследованный еще никем объект, Тейлитэ! — хихикнула Акли-Торэ. — Я тебя не узнаю, раньше бы я уже сгорела в огне страсти твоих глаз. Они у тебя всегда горят при встрече с тайной!


Впрочем, едва она сообщила, что объект еще никто не видел, как глаза Тейли мгновенно преобразились. Подруга сумела найти к ней подход. Тайна — для Тейлитэ это слово означало все.


— Ннадеюсь, мы быстро управимся. — неуверенно произнесла Тейлитэ, сама же надеясь, что на древнем объекте их ждет такая куча артефактов и ждущих разгадки секретов, что придется задержаться очень и очень надолго. Вбатхи? Вбатхи подождет. Ведь если там действительно окажется что-то ценное, это поднимет рейтинг Тейлитэ в Доме Исследователей до отличного уровня. И запросто перекроет нынешний провал. Акли-Торэ правильно поступила, предложив ей путь для исправления.


Они уже находились на территории посадки в Космические обители, только сейчас Тейлитэ заметила, что возле одной из платформ их дожидается группа исследователей. Там же стоял и Абкаталау с какой-то поклажей. Он заметил, что его увидели, приветственно заулыбался, словно и не было тяжелого разговора в госпитале Клесс-Ау.


— Этот с нами? — бросила Тейлитэ с негодованием подруге. Та шепнула, что также совершенно не ожидала его здесь увидеть.


— Достойная Тейлитэ арк Ци Бар! — окрикнул Абкаталау. — Мой достойный отец поздравляет тебя с бракосочетанием и дарит вам артефакт Баа Ци! Он сказал, что релейту Вбатхи сей артефакт придется по душе! Прошу передать ему!


— То есть, ты не с нами?


— Нет, — отозвался Абкаталау, а затем с интересом воззрился на Акли-Торэ. Сначала оценил ее невысокую фигурку и миловидное лицо с рыжеватыми волосами — отголосок пересечения с родом Арр, в котором традиционно брали себе жен достойные представители семьи Торэ рода Ци. Затем прикинул и высоту груди, что едва не вырывалась из-под небрежно накинутой тоги. Оценка прошла успешно, сын главы Сей расплылся в улыбке. — Но, если достойная Акли-Торэ не против, я составлю ей компанию.


Акли-Торэ бросила украдкой взгляд на Тейлитэ. Та в ответ жестом показала, что ей совершенно все равно: будет их сопровождать бывший жених или нет. Собственно, сын главы рода Сей для дочери главы рода Ци — отличная партия. Тут нечего скрывать.


Получив моральное разрешение от подруги, Акли-Торэ сразу же заулыбалась молодому человеку и сообщила, что с радостью примет его компанию до древнего тессеракта. Там они планируют задержаться ненадолго, после чего можно будет отправиться в более интересные места.


Абкаталау растерянно сунул Тейлитэ в руки дар — древний кувшин с какой-то жидкостью, увлеченный разговором с Акли-Торэ. А та уже совершенно не затыкалась. Она вообще слыла открытым и разговорчивым человеком.


— Что это? — спросила Тейлитэ, всматриваясь в жидкость и раздумывая, не будет ли смешным выглядеть, если она для анализа содержимого включит исследовательское умение. И стоит ли вообще тратить силы умений перед работой на археологическом объекте.


— Отец сказал — Расширитель Сознания. Он беседовал сегодня с Вбатхи и нашел его отличным парнем. А тот в разговоре упомянул про эту жидкость. Вот отец и решил сделать ему приятное, передав от рода Ци в дар.


У Тейлитэ отлегло от сердца. Она думала, что у главы рода Сей не хватит силы духа пойти на мировую с Вбатхи. Ведь гораздо легче и правильней с точки зрения обычаев аграи куп пеле просто вызвать его на поединок. Она даже улыбнулась вполне по-доброму Абкаталау.


Их ждали: Урдаут Арр, Крау Сей и Цербитэ Сей. Неразлучная тройка боевых исследователей, прошедшая не одну опаснейшую экспедицию — вплоть до ожерелья боевых звезд таинственной цивилизации в старом секторе галактик.


До места назначения летели весело, с шутками и смехом. Все давно знали друг друга, постоянно общаясь в Доме Исследователей на общих собраниях и занятиях. Временами там появлялся и Абкаталау, так что и он здесь был своим.



Тессеракт встретил тусклым отраженным светом местной звезды и абсолютной тьмой вокруг. Именно с него далее начиналось Зияние — великая пустота Космоса, в которой сенсоры не регистрировали ни единого всплеска активности, ни единой звезды или хотя бы мертвой материи. Жуткое место. Тейлитэ давно уже заглядывалась на него, мечтая, что однажды соберет свою команду, составит себе свободное задание, получив к этому времени высший рейтинг исследователя и раскроет, наконец, загадку Зияния. Но сейчас ее ждала менее важная задача.


Что ж, с подобных мелочей иногда и требуется нарабатывать опыт.


— Где-то здесь включается гравитация. Она меньше привычной, но вполне комфортна, — сразу принялась за дело Тейлитэ, угадав умением видеть скрытое место переключателя тяготения.


Ее пустили первой, под прикрытием боевой тройки исследователей, что держали наготове боевые умения — кто его знает, вдруг, бросится из-за угла занесенный невесть каким солнечным ветром кванг или баллот.


Коридор, впервые за долгие годы ощутив присутствие живых существ, начал медленно зажигать вереницу осветительных огней, зеленых и синих, что уходили вдаль, маня за собою людей.


И люди шли.


Их встречал большой зал из черного материала, напоминающего одновременно и камень, и металл. Никто из исследователей, повинуясь четким инструкциям, не открывался, оставаясь в защитных костюмах, специально разработанных для подобных условий. Оболочка защищала от возможных излучений и прочих радостей агрессивной среды. Со стороны все шестеро напоминали теней в своих абсолютно черных облачениях с вкраплением брони и сенсоров.


— Там далее имеется еще одна комната, поменьше, видимо, зал управления, — указала вперед Тейлитэ. Все шли осторожно — след в след. Старались даже не касаться ничего лишнего.


Переговаривались шепотом и только по необходимости.


— Абкалатау, — командирским тоном произнес Цербитэ. — Оставайся у входа.


Тот сразу подчинился. Без подробного инструктажа «О действиях на объектах древних и покинутых космических станциях неустановленного происхождения» путь внутрь ему был заказан. Нарушителей карали вплоть до смертной казни: уж слишком часто окроплялась каждая строка инструкции кровью забывших осторожность смельчаков.


— По левую руку идут галереи, там чувствуется вода. Купальни или огромные душевые комнаты. — сообщала шепотом Тейлитэ, передавая спутникам данные, полученные своим умением видеть скрытое. Их сразу же регистрировала для Дома Исследователей Акли-Торэ. — Справа ряд комнат. Спереди у нас... Замерли!


Исследователи разом застыли по команде.


— Там четверо. С трудом различаю их силуэты, они под мощной маскировкой. Не живые. По крайней мере, не двигаются.


— Вид? — уточнил Цербитэ.


— Трое из них точно не аграи. Один — скорее всего — аграи.


Приглядевшись, Тейлитэ смогла даже уточнить:


— Это девушка!


****

Они уже находились на Космической обители, Вахтер метался из угла в угол с криками: «Гони, Каэмран, гони быстрее!». Отчего впавший в ступор Каэмран начал зачитывать лекцию о принципах движений обителей в Космосе, которую пытался раскрыть непонятливому аграи еще сабрамм Заказчик.


Запутавшись в терминах, непривычных уху Баа Ци, в итоге просто сообщил, что понятия скорости здесь не существует, на месте они будут примерно через час, а быстрее нельзя. Нельзя быстрее. Точно, нельзя. Ну нельзя, говорю, нельзя, что ты спрашиваешь по сто раз!


— Может, большинство проблем ты бы избежал, если сразу представился народу аграи куп пеле богом Баа Ци, — укорил Вахтера Синоптик. — Просто запретил бы им посещать тессеракт под страхом божьего гнева.


— Не, не мог я сразу богом представиться. — ответил серьезно Вахтер. — Я Сталина боюсь.


Синоптик, уже привычный к разлетам логической цепи своего компаньона, терпеливо спросил.


— А причем тут Сталин?


Привычный в свою очередь к непонятливости Синоптика, Вахтер терпеливо же отвечал:


— В наших местах, объявляющих себя богами, если они не успеют по скорому организовать хорошенькую секту, определяют в одну палату с Наполеоном и Сталиным. А бабушка мне с детства про Сталина разные ужасы рассказывала, я его боюсь. Защекочет до смерти и курить научит. Ну нафиг. 


— Я не согласен с больным сепраем. Баа Ци сам должен решать, когда и кому открываться, — отозвался Каэмран. Оказывается, на этот раз Синоптик вел речь в открытую, не только для Вахтера.


К слову, Синоптика и Тейлитэ и Каэмран с ходу определили в недокормленного сепрая, разумного муравьевидного насекомого, в здоровом и откормленном виде ростом с человека.


Колонии сепраев нередко встречались на разных планетах близ красных звезд. И особо не удивлялись — мало ли какие в мирах аграи существуют домашние животные.


— Не согласен он, — насмешливо передразнил Каэмрана Синоптик. — Твой любимый Баа Ци еще не сказал тебе, что ты летишь на верную смерть?


— Тебе ведомо будущее, сепрай? — скривился недоверчиво Каэмран. Но на всякий случай спросил. — Я умру с честью?


— Нашел кого слушать, — угрюмо буркнул Вахтер, вновь принимаясь мерять обитель шагами из стороны в сторону. — Скажу, что нам известно на ближайшее будущее: в тессеракте группа исследователей наткнется на арагму Тетет. Тетет завладеет телом Тейлитэ и погубит ее спутников. Но ты найдешь способ на время усыпить Тетет и Тейлитэ заживет счастливо... только почему-то с сынком главы рода Сей. Родит ему двух детей: сына и дочь. Как там их?


— Рин Сей и Чваки Сей. — напомнил с готовностью Синоптик.


— Вооот. Чваки не видел... блин, имечко, конечно, суровое. Глянуть бы те святцы, по которым его подбирали. А вот Рин Сея видел: тот еще хитрожопый гаденыш. Так и тянет ремня по заду надавать.


— Повежливее, это все же мои родственники! — заступился за неродившихся детей племянницы Каэмран. Вахтер сделал жест извинения. Продолжил:


— А теперь про тебя: Каэмрана никто не помнит вживую. Только имя. Даже образа не осталось. Только говорят, будто ты сумел победить арагму. Хотя она все равно осталась в спящем состоянии в Тейлитэ. Но, по-моему, ты остался в живых, просто зачем-то сменил имя, облик и заставил всех забыть тебя. Ты же умеешь манипулировать с памятью? А как бы ты сумел всех заставить забыть себя, если бы ты был мертв?


Каэмран некоторое время переваривал информацию.


— Не стану скрывать: у меня уже сейчас имеется запасной путь. Когда-то давно мой друг Церму героически погиб в схватке с квангами. Мы вместе любили одну женщину, и она клялась остаться ему верной. Я просто вернусь к ней. Она посчитает меня Церму, чудом выжившим в той схватке, тела все равно не осталось после огня Прожигателей. И все вокруг тоже скажут, что я Церму. Куда они денутся.


На последнем слове Каэмран хитро улыбнулся. Вахтер кивнул Синоптик, мол, наш человек.


— Так и поступай. Вопрос лишь в том, как ты сумел победить арагму. Этого никто так и не узнал. Хотя может быть, в этот раз наш план Б и не потребуется. Если судьбу все же возможно изменить, я поступлю проще: убью Тетет.


Он немного пошагал еще с нетерпением из стороны в сторону. Еще раз спросил, точно ли обитель не может лететь быстрее. Каэмран не выдержал.


— В конце концов, дорогой мой, смени облик на более подходящий и подай Тейлитэ сигнал об опасности! Обычная связь там, у Зияния, не берет, но ты же бог, ты сможешь!


— Чего?


— Он намекает, что в их религиозных сводках ты проходишь в четырех образах. Аграи, Судьболом, Баркорму и Урмур, — расшифровал Синоптик. — Нелюдимы чисто технически способны подавать сигналы на переговорные устройства аграи куп пеле.


— А змеерыба вообще перемещается в мгновение ока, — добавил Каэмран. — Я открою отсек в открытый Космос, ныряй и плыви к любимой!


— Погоди с нырянием, — попросил Баа Ци. — Попробуем фокус с нелюдимом. Рики-тоника мы лет пятьсот не видели, да?


— И еще б не видеть столько, — сказал Синоптик.


— Он всегда с нами, засранец бесплотный, только стесняется, — уверенно сообщил Вахтер. — Тут он, куда денется. Рики-тоник! Давай, полезай в домик! Рикиии!


Секунды три Каэмран наблюдал стоящего в ожидании чего-то аграи. И как-то совершенно незаметно, без лишних эффектов тот стал нелюдимом. Поднял трехголовое навершие и осмотрелся с нового ракурса.


— Ну вот! Говорил же, Рики-тоник тут! — торжественно произнес Вахтер скрипучим голосом нелюдима. Каэмран тихонечко отступил к стенке, пряча за спиной вмиг затрясшиеся руки. Но сделал вид, будто все в норме.


В этот момент в обитель занырнул сияющий белым светом, вечно улыбающийся Рики-тоник.


— Чави звал меня! — заорал он с восторгом. Потом заметил нелюдима и с воплем отпрянул. — Ух ты еклмн! Чави, ну и рожа у тебя! Гы-гы!


Вахтер некоторое время переводил взгляд с себя на Рики-тоника и обратно.


— А... как? — озвучил его немой вопрос Синоптик.


*****


Одна из загадок тессеракта заключалась в том, что все доступные в иных местах виды космической связи здесь работать отказывались. Потому, когда внезапно тишину древней  станции нарушил дробный стук вызова, исследователи вздрогнули. Тревожный скрипучий голос был слышен всем, хотя обращался лишь к одному. К одной.


— Тейлитэ! Вы уже в тессеракте? Ничего не трогайте! Ни с кем не разговаривайте! Немедленно уходите оттуда!


— Кто это? — не узнала скрипучий голос Тейлитэ.


— Это я, Вбатхи!


— Хватит мешать моим исследованиям, милый, — попросила Тейлитэ, слегка покраснев. Исследователи понимающе заулыбались. Некоторые имели свои семьи, не у всех родня одобряла столь опасное даже по меркам аграи куп пеле занятие. — Я вернусь, и мы поговорим!


На периферии послышалось: «скажи ты ей, кто ты на самом деле!». Это подсказывал Каэмран. Вбатхи продолжил.


— Я тебе не сказал, я Баа Ци. Абкаталау подтвердит. Я не шучу, я не пытаюсь помешать из прихоти. Вы действительно в смертельной опасности. Там, где вы сейчас — там живут арагмы. Им не причинят вреда ваши умения, они попросту сожрут ваши души, Тейли! Уходите оттуда немедленно!


— Ты — Баа Ци? — усмехнулась недоверчиво Тейлитэ, припомнив недавнюю обиду. — А отчего не Искра Мироздания? Баа Ци! Ха!


Баа Ци, Баа Ци, Баа Ци...  прошлось по залу, в дальние комнаты, отозвалось неожиданным эхом с разных углов.


Станция дрогнула, качнулась и замерла, разом прекратив медленные повороты вокруг своей оси.


Исследователи покатились по инерции, хватаясь за оказавшиеся новым полом колонны и стены с потолком. Позади с грохотом опустились огромные черные ворота, напрочь преграждая путь к отступлению.


— Тейли! — заорал в испуге Вахтер по связи, слушая дикие вопли людей, грохот и лязг. — Тейли! Отзовись!


Ответом была тишина. Связь пропала.


Вахтер вновь принял человеческий облик. Он смотрел на Каэмрана совершенно сумасшедшими глазами.


— Открывай отсек в открытый Космос, — скомандовал ему. — Быстрее!


Что-то попробовал мякнуть Синоптик, но Вахтер лишь накрыл его рукой, вытащил из кармана и бросил Каэмрану.


— Я вперед, вы следуйте за мной на обители, — приказал он экипажу. Синоптик продолжал орать про смертельную опасность космического пространства для человека, про радиацию и прочие напасти. Потом замолк. Их разделила от Вахтера прозрачная перегородка компенсаторной камеры. Оставшиеся на борту лишь увидели, как тот поворачивается к ним спиною. Прямо на их глазах та стала меняться: удлинилась, почернела и выросла.


Небольшой, но стремительный змееголовый Урмур вынырнул из отсека прочь. Быстро сориентировался по положению звезд, куда лететь, пред ним разверзлась Ширь, и он исчез в ней.

Показать полностью
156

Самые безумные идеи транспорта будущего

Стоит сразу оговориться, что иногда "безумные" в этой статье - это хорошо, а иногда... Впрочем, вы всё сами увидите.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Эпоха гужевого транспорта закончилась всего сто лет назад, и с тех пор прогресс не останавливался ни на год, потому что до идеала по-прежнему далеко. Давайте посмотрим на самые смелые или экстравагантные идеи, которые предлагали иллюстраторы и инженеры в прошлом веке.


Ездить - хорошо, а летать - лучше. К этой идее пришли независимо и в СССР, и за рубежом. Вот так мечту об индивидуальном воздушном транспорте изобразил художник Paul Malon в 1946 году (изображение 1). Мечта, разбившаяся об инженерные сложности и дороговизну технологий. Но, согласитесь, было бы здорово иметь такой автосамолёт в гараже.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

На изображении ниже - иллюстрация из итальянской газеты Domenica del Correre за 1962 год. Подпись гласит: "Может, именно так мы будем передвигаться по городу?" Мы видим переработанную идею сегвея с стеклянным или пластиковым колпаком. Комфортно и никаких многокилометровых пробок! Идеальное решение для загруженных городских центров.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

В СССР тоже было много интересных идей разной степени реалистичности. Например, это - иллюстрация к книге Павла Лопатина "Москва", изданной в 1939 году. Мы видим идею надземного метро, чем-то похожего на современную идею Хайперлупа. Ещё несколько десятилетий - и что-то подобное вполне можно создать:

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Решение для борьбы с пробками начали искать давно. Например, в этом выпуске журнала 1949 года (!) предлагается выпустить автобус, который ехал бы по рельсам, проложенным вдоль дороги, а салон был бы поднят над дорогой. Самое интересное, что в 2016 году в Китае создали прототип Transit Elevated Bus, очень похожий на этот концепт. Правда, в итоге это оказалась афера для привлечения инвестиций. Тем не менее, идея вполне реализуема.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Примерно та же эпоха - 1949 год, обложка культового журнала "Техника - молодёжи". Индивидуальные вертолёты, формой кабины напоминающие транспорт из "Гостьи из будущего", парят над праздничной Москвой. По всей видимости, с управлением справится любой, а двигатели лёгкие и компактные. Жаль, пока таких у нас нет.

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Ну а в завершение - невероятно элегантный концепт из рекламы автомобильной компании Pontiac. На календаре - 1965 год. По всей видимости, используется магнитная левитация. Прекрасные дома на склонах гор и, опять же, никаких пробок! Возможно, полотно проложено в несколько уровней?

Самые безумные идеи транспорта будущего Фантастика, Ретрофутуризм, Транспорт, Авто, Будущее, Техника, Техника-Молодёжи, Длиннопост

Мы рассказываем о фантастике, космической живописи и ретрофутуризме на нашем канале в Яндекс Дзене: https://zen.yandex.ru/muzey_budushego.

Показать полностью 6
71

Последний поезд

Пассажиры поезда, следующего в ад вот уже десятки лет, встречают на одной из станций того, кто собирается попасть в другое место.

Последний поезд Фантастика, Поезд, Рай, Ад, Философия, Самиздат, Рассказ, История, Длиннопост

Верблюд прерывисто вздохнул, бросив на стол ручку и закрыв тетрадь. Момент, когда он почувствовал острое желание сделать это, совпал с тем, когда за окном пронесся другой поезд, двигавшийся в обратную сторону. Сидящий напротив Эрнесто, внимательно проследивший за составом, но так никого и не увидев в промелькнувших окнах, обратил свое внимание на соседа.


- Не пишется?


Верблюд устало обхватил голову руками.


- Осточертело…


- Что именно?


- Это. Вот это вот все, - он обвел взглядом вагон. Увидев непонимание в глазах спутника, он решил объясниться. – Поезд в никуда. Одна и та же станция. Те же пассажиры и проводницы. Вот откуда в таких условиях взяться музе?


Эрнесто, который и вправду был похож на тезку по фамилии Че Гевара (а может им и являлся в действительности) невинно пожал плечами.


- Напиши тогда о…


- Обо всех написал. О каждом, кто есть на этом поезде.


Бородач искренне удивился.


- Даже о машинисте?


- Еще двадцать лет назад.


Эрнесто откинулся на спинку сидения.


- Слушай, точно, ты же показывал мне…


Верблюд яростно закивал.


- Говорю тебе, эта поездка буквально высосала из меня все вдохновение. Даже медитация уже не помогает!


Эрнесто растерянно развел руками.


- Может, начнешь рисовать?


- И без меня тут художников полно, не стану же я… - он махнул рукой, не договорив начатое и уставившись в окно, за которым монотонно двигался самый скучный пейзаж, какой только можно представить – зеленые луга с многочисленными лесополосами из хвойных и лиственных деревьев. Не было даже озер, рек, гор или дорог. Кто-то из пассажиров однажды заявил, что видел один и тот де куст три раза, а значит согласно Данте, они проехали три круга ада, и осталось всего четыре, после чего все закончится. Но это было уже очень давно, а тот самый «умник» успел увидеть знакомый куст уже пятьсот двадцать пять раз.


- Может, чаю? – революционер участливо постучал по алюминиевой кружке, мельком взглянув на проходящую мимо по коридору плацкарта школьницу в больших наушниках. Верблюд несколько секунд глядел на стол невидящим взглядом, после чего медленно встал.


- Пойду, посмотрю, когда следующая остановка.


- Вроде же в…


- Я сам посмотрю!


Пройдя мимо купе с двумя ортодоксальными евреями, молодой японкой с рыдающей девочкой, компаний юношей, играющих в карты под песни Queen, супругами из Англии, кудрявым гитаристом с щетиной и рыжим котом, молчаливыми мускулистыми французскими военными, бабушкой и внучкой с побережья Норвегии, угандийским стариком-шаманом и толстым гиком с пачкой комиксов за пазухой, мужчина оказался в конце вагона. Сам Верблюд имени своего не помнил, как и остальные, и прозвище получил из-за каравана «кораблей пустыни» на серой футболке. Здесь, у расписания остановок, его встретила легким взрывом надутой жвачки та самая школьница. Убрав огненные волосы за спину, она настойчиво стучалась в комнату проводниц.


- Через пять минут, - бросила она, увидев палец Верблюда на бумажке. Тот лишь устало сжал руку в кулак. – Извини. Ты хотел лично взглянуть…


Мужчина скривил губы в прощающей ухмылке и вопросительно посмотрел на спутницу и дверь. Девочка возмущенно мотнула головой.


- Уже который год прошу у них чистое белье, а меня игнорят. Такое ощущение, что мы на каком-то восточно-европейском поезде – сервис просто бесит.


- Так ведь так и есть…


- В смысле?


- Видишь эту надпись? «РЖД». Это «Российские Железные Дороги».


- Ты гонишь…


- А ты не знала? – Верблюд вскинул брови.


– Черт, нет, я думала, именно так и должен выглядеть поезд в Ад. Типа, что это уникальный дизайн и все такое.


- Ну вот…


- Охренеть, и я узнаю это спустя столько времени. Мог бы и раньше сказать – ты же из России.


- Да многим говорил…


- Но не мне.


- Уж извини.


Рыжеволосая устало улыбнулась, по-новому рассматривая трехбуквенную аббревиатуру.


- Как же вы, русские, ездите в таких?


- Привыкли.


В наступившей тишине послышался щелчок, после чего дверь перед школьницей открылась, явив стройную высокую блондинку в юбке-карандаше и белой блузке.


- Что вы хотели? – голос был юный и немного дерзкий.


- Немного уважения с вашей стороны, дорогуша. Я, конечно, понимаю, мы тут не к райским кущам едем, но раз уж постелили белье, будьте добры сменить его. Мне уже просто неприятно лежать на вонючих простынях.


- Смена белья производится по прибытии к вокзалу.


- Так он когда еще будет!


- Ждите.


- Чего ждать? Второго пришествия Спасителя нашего?


- Насколько мне известно, Божий сын не планирует нисходить на землю в ближайшее время. Смотрите расписание.


- Вы прекрасно знаете, что там нет никакого вокзала.


- Скоро появится, - проводница закрыла дверь, не дав школьнице продолжить спор.


- Белье дайте, черти!


Стукнув напоследок по двери, девочка-подросток сдула нависшую над глазами прядь волос. Верблюд, следивший за разговором, скрестил руки на груди.


- Не устала еще просить?


- У меня встречный вопрос: в ваших поездах такие же хамоватые проводники?


- Вообще-то, в основном, да…


- Прелесть.


Тем временем поезд начал замедлять движение, приближаясь к очередной, но по сути той же самой станции, где их жала одна и та же торговая лавка под полосатым тентом и неизменным продавцом.


- Российские Железные Дороги, подумать только, - Рыжая фыркнула, праздно оглядывая окрестности.


К этому моменту произошло уже абсолютно все, что могло произойти. Пассажиры выпрыгивали между станциями из окон – и тут же материализовывались на своем месте. Пытались захватить поезд – но машинист был бессмертен, а управление составом не отзывалось на действия мертвецов. Убегали со станции – чтобы всего через сутки снова выйти к ней. Кололи себя и друг друга ножами – безрезультатно.


В конце концов, большинство смирилось с положением дел, хотя некоторые позволяли себе вольности. Кто-то развлекался тем, что выходил на станции и ждал «следующего» поезда. Кто-то выбирался на крышу. Кто-то просто время от времени устраивал геноцид среди пассажиров – от скуки. За то время, что Верблюд провел здесь, пассажиры успели пережить сотни войн, тысячи оргий и бесчисленное число попыток построить в этих условиях своего рода цивилизацию. В конечном итоге, по крайней мере пока что, здесь установилась атмосфера обыкновенной, хотя и не в меру чудной, поездки вроде рейса Москва-Владивосток, помноженной по продолжительности на миллиарды миллиардов.


О том же, что поезд следует в преисподнюю, каждый из присутствующих знал с самого начала, просто по умолчанию. Другое дело, что не каждый помнил свою земную жизнь, и соответственно зачастую собственное имя и причины гибели. Верблюд, будучи когда-то писателем, ради пресловутой забавы уже сменил десятки амплуа, примерим образы как выдуманные им лично, так и созданные другими авторами. Сейчас он даже не мог с твердостью сказать – таким ли был его характер при жизни.


Скучающими глазами он смотрел на Рыжую, вспоминая, как убивал ее, любил, предавал, боготворил, занимался с ней сексом и расчленял ее тело на куски. А она делала то же самое с ним. И все они, пассажиры «адского» поезда сотворили в этих тонких стенах уже столько всего, что даже сам Сатана не смог бы предложить им чего-то нового. Хотя может в этом и крылся весь подвох. Может эта поездка и не должна никогда закончиться, а люди, оказавшиеся в замкнутом кольце непрерывного движения, не должны добраться до ада, навсегда потерявшись где-то на пути к точке В.


Кто-то утверждал, что все присутствующие здесь – находятся в коме и потому вынуждены ждать, находиться в таком подвешенном состоянии. Сам же Верблюд придерживался мнения, что это и есть Ад, а заодно Рай, Нирвана и что там еще у верующих после смерти. Раз существует загробная жизнь, то почему бы ей не быть вот такой – бесконечным существованием на полке плацкартного вагона поезда, движущегося через пейзажи с банальной открытки за тридцать рублей. Впрочем, в глубине души он опасался истины – все-таки это именно Ад. По крайней мере, для него.


Помнится, он читал рассказ-анекдот про мужика, который после гибели был волен скитаться по всей Вселенной и видеть невероятные чудеса, да только спустя миллион лет это наскучило ему, а придя за окончательной смертью к божеству, он понял, что не получит желаемого.


«- В таком случае, я оказался в аду!» – воскликнул он.


«- А что, ты только сейчас это понял» - ответили ему.


Да уж, подумал Верблюд. Такой исход всяко лучше, нежели чертова поездка по железнодорожным рельсам. Но, по крайней мере, здесь было с кем поговорить.


- Знаешь, - школьница сняла наушники, в которых, кажется, ничего и не играло. – Если в Ад следует поезд, то, наверно, в Рай должен лететь самолет.


- Типа из-за комфорта?


- Ну да, и еще он же вверх летит, к небесам, к Богу.


- Но мы-то едем не вниз.


Рыжая задумалась на время.


- В моей жизни в ад не было нужды спускаться – он был там, на земле.


Сказано было меланхолично, буднично. Верблюд промолчал, раздумывая над этими словами. За окном проплыла лавка. Рыжая запрокинула голову так, как делают только взбалмошные школьницы, когда делать им нечего, и снова уставилась в никуда.


- Потрахаемся?


- На станции?


- Можно здесь…


Верблюд позволил себе перебрать варианты.


- Можно, например, у торгаша.


- Да, там прикольно, - девочка вытащила изо рта жвачку и прилепила ее на дверь проводниц. – Пойдем?


Войдя в тамбур, они дождались появления той самой блондинки в форме, которая неторопливо открыла входную дверь и спустила лестничный трап. Выпрямившись, она спустилась вниз, и Верблюд с Рыжей уже собрались последовать за ней, как вдруг оба резко замерли. Снаружи, у входа, стояла женщина с билетом в руках и небольшим чемоданом на колесиках рядом. Мужчина сразу отметил приятную европейскую внешность: длинные волнистые каштановые волосы, большие зеленые глаза, чуть вздернутый носик, стройная фигура. Девочка обратила внимание на простые белоснежные футболку и бриджи, летние сандалии и очаровательную сетчатую панамку. Незнакомка взирала на поезд с изучающим интересом, пока ей не протянула руку проводница, тянущаяся за проездным талоном.


- Анхела Веллес. Мадрид, Испания. Тридцать четыре года, - блондинка внимательно рассмотрела бумажку. – Ваше место в середине вагона, сорок шестое, нижняя полка. Проходите, пожалуйста.


Женщина подхватила чемодан и, встретившись взглядом с Верблюдом, обратилась к нему.


- Извините… вы не поможете?


Тот, спохватившись, спустился на пару ступеней вниз и взял поклажу. Немного смущенная, испанка прошла мимо таращившейся на нее Рыжей.


- Добрый день.


Оказавшись в своем купе, она присела, показав, куда поставить чемодан.


- Благодарю вас.


Она явно старалась не замечать того, что на нее уставились все пассажиры вагона, этого и даже соседних – те стояли в проходе, толкаясь между собой. Верблюд и Рыжая осторожно присели рядом. Переглянувшись, они молча кивнули друг другу – «давай ты». Наконец, девочка решилась подать голос.


- Скажите… Анхела, а вы как здесь оказались?


Испанка выдавила вежливую улыбку.


- Ну… как и все, наверно, кто тут есть. Я умерла.


Рыжая с задумчивым видом откинулась назад.


- Ага… - она снова посмотрела на Верблюда и тот перехватил эстафету допроса.


- И как же это произошло?


- Да случайно. Нелепо даже. Поскользнулась на мокром кафеле и, видимо, ударилась головой насмерть.


Женщина решилась все-таки прояснить ситуацию.


- Прошу прощения, а почему все так смотрят на меня?


- Вы первая и единственная за десятки лет, кто сел на этот поезд.


- В каком смысле десятки лет? То есть, вы здесь все уже давно?


Рыжая облокотилась на столик, взлохматив волосы.


- Мы здесь уже чертовски давно. Причем оказались мы тут сразу все вместе. И без билетов.


Верблюд протянул руку.


- Можно взглянуть?


Впрочем, ничего нового он не прочитал. Лишь краешек талона украшали пресловутые три буквы – РЖД – оттесненные золотом.


- Скажите, - женщина явно была взволнована тем фактом, что поезд едет уже столько времени. – А когда же мы должны приехать?


- А что? – Рыжая горько усмехнулась. – Вам не терпится в ад?


- В ад? Нет, что вы… Я еду в Рай.


Пассажиры, ловившие каждое слово новенькой, как один вздрогнули.


- Такого не может быть, - Верблюд мотнул головой. – Мы все едем в Ад. Он в одной стороне. Кто… кто вообще вам сказал, что вы попадете в рай?


Веллес смутилась, но ответила уверенно.


- Я просто знаю. Да и не должна я в ад попасть. Я не убивала, не крала, да и в целом жила честно. Может тут какая-то ошибка… Постойте, а вы откуда знаете, что поезд направляется в Ад?


- Да оттуда же, откуда и вы.


Рыжая резко встала, хлопнув ладонями по коленкам.


- Так, с меня хватит – я иду к проводникам. Пусть объяснят, что вообще происходит. Чертовщина какая-то, ей-богу.


Едва школьница ушла, ее место занял кудрявый гитарист.


- Мисс, а вы точно уверены, что вам в рай? Может, вы просто пытаетесь отрицать это?


- Слушайте, я со всей определенностью могу сказать, что еду прямиком в рай и никуда больше. Меня сейчас больше волнует, как долго я буду ехать туда.


- И что же, вы совсем безгрешны?


- Ну почему же… как и все… просто я старалась жить по справедливости и если были у меня грехи, то совсем немного.


- Да что мы все ходим вокруг да около? – один из евреев вскинул руки. – Достаточно одного – вы верующая?


- Нет, и никогда не была.


- Вот и все! Как и остальные здесь, вы просто обязаны проследовать до Ада, поскольку атеистам вход на небеса закрыт.


- Минутку, ну это же бред. Почему тогда я изначально не ехала с вами, а? Может, потому что мне уготован иной путь?


- Дамочка, рельсы здесь одни, - старушка Грета ощерилась в самоуверенной ухмылке.


- Но все же она права, - Верблюд оглядел остальных. – Она появилась позже остальных, этому должно быть объяснение.


- Скажите, пожалуйста, - голос подала японка. – А вы в каком году умерли?


- В восемнадцатом.


- В двухтысячном? – азиатка ошарашенно прижала ладонь к губам.


- Да, а что?


- Просто… - Эрнесто хмуро почесал висок. – Мы то все из двадцатого века.


Испанка виновато, но удивленно отвела глаза.


- Сожалею…


Послышался чей-то смешок в толпе. Толстый гик по имени Хорхе вышел вперед.


- А я, кажется, все понял, - он с важным видом дождался, пока все обратят на него свой взор. – Это проверка.


- В каком смысле? – спросил один из французских солдат.


- Не пассажирка она вовсе. А помощник Бога, который должен выявить среди нас тех, кто достоин рая.


- Я хоть и не верующая, - белокурая англичанка переступила с ноги на ногу. – Но разве это не определяется прожитой жизнью? Довольно несправедливо кидать людей в ограниченное пространство на долгие года и ждать, что они будут молиться по три раза в день. Учитывая, что происходило в этом поезде, проверку не прошел ни один из нас.


- Уверяю вас, я обычная пассажирка, - Анхела взволнованно подвинула чемодан ближе. Она почти с облегчением заметила приближающуюся Рыжую. – И я очень надеюсь, что проводники разъяснят всю эту странную ситуацию. Девушка, что они вам сказали?


Рыжая мрачно согнала музыканта со своего места и тяжело вздохнула.


- Вы действительно едете в Рай…


Среди поднявшегося ропота выделился хриплый голос угандийского шамана.


- Беда в том, что ни в Рай, ни в Ад мы, судя по всему, так никогда и не доедем. Я уже говорил и повторю еще раз – их попросту не существует, а все это на самом деле является одной из миллиарда проекций загробной жизни, в которой объединились нами угасшие сознания.


- И мы снова возвращаемся к вопросу, - Верблюд уже явно злился. – Какого черта, в таком случае, она оказалась здесь спустя столько времени?


Африканец замялся, поправляя очки. Англичанка же снова вернула разговор в русло обсуждения.


- Если она едет в Рай, значит он там же, где и Ад, - в ее тоне послышалась надежда. – Вдруг это одно и то же место?


- Угу, - Эрнесто усмехнулся. – А там уж будьте добры: грешники – налево, святоши – направо.


- В любом случае, я согласна с Хорхе, - японка кивнула на толстяка. – Только проверяет нас не она, а кто-то повыше. Мол, как мы поведем себя в отношении этой женщины. Сделаем ей плохо из-за того, что она едет в Рай, а мы – нет, или не станем трогать и заслужим тем самым место на небесах.


- Эм… я вообще то слышу вас, - испанка деликатно подняла руку. – И мне что-то не очень нравится эта полемика.


- Гражданка, уверяю вас, - Верблюд недовольно поерзал на сиденье. – Нам тоже не очень радостно от того, как нас дразнят тем, что кто-то тут едет нимб надевать, а кому-то до конца времен будут вилами в задницу тыкать.


- Я здесь при чем? – Анхела тоже начала негодовать. – Вы в мое положение войдите. Жила себе с мужем, тут бац – разбила голову о новенький кухонный пол и внезапно оказалась в поезде, полном грешников, которые бог знает сколько лет занимаются здесь бог знает чем. Представить себе даже боюсь, что тут творилось.


- Посмотрела бы я на тебя, окажись ты в моей шкуре, - Рыжая вызывающе взглянула на женщину. – Ты на нас свысока-то не смотри, не отрастила еще крылышки.


- А что, я виновата в том, что вы свои жизни испоганили? Может, мне еще извиниться перед каждым, что я одна билет получила?


- Тон свой сперва поубавь, - школьница дерзко стукнула ногой по чемодану. – Ты тут одна, а нас два десятка вагонов.


- Я сейчас к проводникам пойду, если будете угрожать мне.


- Пхах, нашла у кого помощи искать. Ну, давай, дерзай. Посмотрим, как они тебя выручат.


Последняя фраза несколько смутила Веллес и она предпочла остаться, шумно и обиженно сопя.


- Угораздило же…


- Слушайте, а чего мы тушуемся действительно? – Рыжая обратилась к остальным. – Нам терять нечего, а я бы с удовольствием поглядела на оприходованного сотней грешников ангелочка. Да еще такого наглого.


- Только пальцем тронь, гадина, - испанка привстала, хватаясь за лежащий рядом ножик. – Я тебе устрою корриду. И вам всем тоже.


- Взгляните на нее, - Эрнесто определенно веселился от происходящего. – Без пяти минут на небесах, а уже готова разить «святым клинком» нечистых. Оставьте эту работу архангелу Михаилу, мадам – мы уже тысячи раз успели помереть. Зная о решимости Рыжей, могу лишь посоветовать закрыть глаза и думать об Англии.


- Постойте, но что если это действительно тест? – Хорхе нервно закрутил головой. – Вы что, упустите шанс попасть наверх ради одного перепихона с этой залетной?


Супруг британки иронично прищурился.


- Если ты всерьез думаешь, что боженька простит тебя после всего, что ты наделал лишь потому что разок удержал свой член в штанах, то у меня плохие новости для твоего ай-кью.


- Но зачем тогда она здесь? – толстяк подошел еще ближе. – Это же явная подначка – пихать святую в поезд с такими, как мы.


- А я скажу, что здесь действительно не так, - его оппонент тоже сделал шаг навстречу, одновременно приблизившись к испанке. – То, что эта дрянь не верит в рай, но попадет туда, а я не верю в ад, но меня везет туда чертов поезд вот уже десятки лет.


Он повернул голову к виновнице конфликта.


- Если твой Бог и вправду существует, тебе самое время начинать молиться ему, потому что я намерен стоять в первых рядах тех, кто пустит тебя по кругу.


- Сделаешь это, - Анхела подняла лезвие выше. – И я заставлю тебя сожалеть об этом до самого прибытия в Ад.


- Фантазии не хватит, - Рыжая, стоявшая позади британца, оскалилась. – Давай, Макбет, ты первый.


Она подтолкнула мужчину к испанке, но та отреагировала молниеносно – клинок тут же оказался в животе англичанина по самую рукоять.


- Ммм, дрянь… - только и успел промычать сквозь зубы Макбет, прежде чем замертво упасть на пол.


Школьница лишь заливисто рассмеялась, а вместе с ней – половина вагона. Эрнесто, закуривая сигару, покосился на испуганную пассажирку.


- Ножик-то зря из рук выпустила.


Анхела и сама поняла это, но поздно. Рыжая вместе с Верблюдом и остальными уже приготовились наброситься на свою жертву. Оттолкнув руку Веллес, девочка уверенно схватила женщину за шею и прижала к окну, как вдруг поезд резко начал тормозить. С конца вагона послышался звонкий голос проводницы.


- Станция Рай! Стоянка – одна минута!


Пассажиры с обомлевшими лицами завертели головами и вскоре заметили усиливающееся сияние по левую сторону. Грешники, забыв о добыче, толкаясь и пихаясь, прильнули к окнам, пытаясь увидеть источник света. В полной тишине перед ними среди холмов возник белоснежный город высотой в сотни метров. Блестящие башни, чьи основания тонули в серебристой дымке, выглядели прекрасными свечами в гигантском нежном торте. Солнечные блики освещали восхитительные изящные здания, гуляли по просторным улицам и паркам, украшали счастливые лики жителей «небес».


Даже досюда доносились переливчатый звон колокольчиков, умиротворяющий хор ангелов и еле уловимая музыка, вселяющая тепло в сердца и умиротворение – в разум. Раскрыв рты, пассажиры поезда не заметили, как мимо них к выходу спешно пробирается испанка с чемоданом. Оказавшись в тамбуре, она, не отрывая взгляда от райского мегаполиса, сделала шаг на лестницу. На фразу проводницы она отреагировала не сразу.


- Анхела Веллес, вам запрещается сходить на этой станции.


Та дернула головой.


- Ч-что? Почему?


- Нарушение пункта один и пять правил поведения на поезде Земля-Ад.


- Я не поняла. Что это значит?


- Она убила…


Женщина обернулась и увидела Верблюда, на лице которого читались одновременно задумчивость и ошеломление.


- В каком смысле?


Проводница-блондинка продолжила.


- Согласно уставу данного состава, пассажирам разрешаются: прелюбодеяние, ложь, воровство, насилие и убийство. Исключение составляют те, кто следует в Рай. В случае нарушения ими данного правила, они не допускаются до выхода на вышеупомянутую станцию и следуют до конечного пункта назначения.


- Но ведь они… уже мертвые, - испанка пораженно глядела то на блондинку, то на Верблюда. Тот даже не смотрел на уплывающий за окном вид на город. Его взгляд был прикован к Анхеле.


- Проверяли не нас. А тебя.


- Нет…


- Но ты не прошла тест.


Рядом появился Эрнесто, показавший на расписание, висящее на стенке.


- Здесь новая строчка, - он медленно прочитал вслух выведенные ярким красным цветом слова. – Вокзал Ада. Прибытие… через десять минут.


В открытые настежь форточки пахнуло жаром.

Показать полностью
117

Поля созвездия Лебедя

Поля созвездия Лебедя Рисунок, Советский ретрофутуризм, Космонавты, Фантастика, Ретрофутуризм

Вот такая идея мне пришла в недавнюю субботу. Простая поездка к родственникам на дачу обернулась рождением этой парочки: инопланетная принцесса и советский космонавт с лазерным пистолетом в стиле советского ретро-футуризма (люблю с детства эту тематику с обложек старых журналов, вроде "Моделист-Конструктор", "Техника Молодёжи", "Юный Техник", фантастики, вроде Стругацких (Да, название старался сгенерить, аля название их книжек) или старых фильмов и мультфильмов).

Теперь буду думать - стоит ли делать с этой парой какой либо сюжет, или же просто ограничится этим рисунком. А вы как считаете?

(Клубнику не ставлю, но если админка посчитает нужным, то пускай)

27

Чтиво на выходные. Тави, часть 2

Среди моих немногочисленных подписчиков есть несколько человек, которые подписались ради дальнейшей серии о морской разбойнице Тави. Безусловно, стойкие и отчаявшиеся отчаянные люди - кому еще охота ждать несколько месяцев, пока пишется очередная книга? Увы, я не так продуктивен, чтобы печь по роману в неделю, но надеюсь, что продолжение серии вышло достойным.


"Такая разная тьма" на ваш суд. Фэнтези, "адвенчура", где-то даже элементы стимпанка.


Что есть: приключения, бои, магия, рунная технология, взаимодействие различных культур и взглядов, знакомство с некоторыми частями и особенностями мира Кихча, доселе не представленными, герои как новые, так и старые, уже знакомые.


Чего нет: пустого буквоедства, Великих Идей, любовной линии, густо кустящихся роялей (и редко кустящихся также нет), колец всевластия и мечей всерассечения.


Ссылки туть: DOCX, FB2, EPUB, TXT

Первая часть туть: https://pikabu.ru/story/chtivo_na_vyikhodnyie_5110028

Чтиво на выходные. Тави, часть 2 Такая разная тьма, Фэнтези, Приключения, Роман, Литература, Что почитать?, Самиздат

Самиздат туть

Приятного чтения.


P.S.: о нерабочих ссылках лучше сообщать тут, в комментариях.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: