0

Нашел свой «рассказ», который писал пока учился в универе, как вам? :D

— Я говорил с Ним.

— Неправда. Это Он говорит с нами, а не мы с Ним. Исключительно так, и никак иначе.

Двое мужчин за 40 сидели за белым столом в большом светлом помещении. Лицом к лицу, глаза в глаза, они были слишком увлечены разговором и ничего не замечали. Для них мир вокруг просто отсутствовал. Существовали только они оба, всё остальное было лишь больным плодом их воображения.

— Он тоже просил тебя сделать это?

— Это не просьба, друг. В выполнении просьбы можно и отказать, но от приказа — нет. Тебе довелось воевать?

— Да. Чечня.

— Значит ты убивал и до этого. Я тоже убивал на войне. Так получилось. Но в тот момент, когда мне приказывал Он, я нисколько не сомневался в его правоте. Его голос пульсировал в такт с моим, понимаешь?

— Да, мне знакомо это. Когда Он объявился, я сразу поверил ему, как-будто я жил с ним всю свою жизнь. Он был так убедителен, что иногда я сомневался, что этот голос не принадлежит мне. Тогда я решил, что сошел с ума. Решил, что меня надо срочно лечить, что мне не место среди нормальных людей.

— Нет, мой друг. Мы абсолютно здоровы и нам не требуется лечение. Мы избранные. В наших руках огромная власть, мы смогли изменить что-то.

Другие люди, что находились рядом с этим столиком, выглядели немного иначе. Они без какой-то цели просто ходили рядом. Кто-то стоял, уткнувшись в стену, периодически постукивая лбом в прорезиненную стенку зала, кто-то, пуская слюни, следил за быстрым перемещением разноцветных кадров в телевизоре. Иногда, у кого-то из них случались приступы ярости. Странно, но аминазин частенько давал сбой и обитатели местной лечебницы поддавались приступам агрессии. На помощь практически моментально приходили смотрители. Укол, еще один и вот, пациент, закатывая глаза, успокаивается. За несколько дней прибывания у новичка не было ни одного приступа. Его собеседник провел здесь уже несколько лет и тоже мог похвастаться подобной статистикой. Более спокойным разрешалось дольше смотреть телевизор да и порции с едой им доставались двойные.

— Когда Он заберет нас? Он обещал мне, я помню.

— Знаю. Мне тоже обещал. Я жду. Уже несколько лет я провел в ожидании. Не переживай, Он не обманет. Он придет за нами и тогда все поймут, что мы были не просто психами. Поймут, что мы были спасителями. Поймут, зачем мы делали это, но будет уже слишком поздно.

— Да. Они понесут наказание, а мы станем Его приближенными. Как ты думаешь, много нас таких? Ну, тех, что слышат Его.

— Не знаю. Здесь нас только двое.

— Будем ждать. Уверен, что придут еще.

— Конечно придут. Ну, нам пора идти по комнатам, скоро тихий час.

— До встречи, друг.

— До встречи.

Комната была одиночной. В ней не было ничего необычного. Кровать, стол и мягкие стены. Стены, выкрашенные в белый цвет. "И кто сказал, что белый цвет успокаивает, — подумал Константин, — лично мне это уже порядком надоело."

•••

— Скажите, когда я смогу его увидеть?

— Так это вы жена Константина?

— Да. Это я.

Женщина выглядела очень уставшей. Сказывались несколько ночей, проведенных совсем без сна. Она потеряла сына. А вместе с тем и мужа. Два самых близких человека в один день. Она еще держалась молодцом, немногие бы вообще вынесли такое.

— А что решил суд?

— Его запретили навещать.

— Простите, но тогда я бессилен. Я не могу пойти наперекор суду. Вы же понимаете, чем мне может это грозить?

— Может мы смогли бы договориться?

Ольга начала расстегивать верхнюю пуговицу своей блузки. Несмотря на свои 34 с хвостиком, выглядела она, как студентка-выпускница. Она зубами прикусила нижнюю губу и провела рукой по упругим грудям. Главный врач успел несколько раз пожалеть о столь скором отказе, но как только его взгляд коснулся лица гости, он вернулся в реальность. Слезы текли по лицу Ольги. Они мягко падали на стол, но в абсолютной тишине это было сравнимо разве что с ударом молота о наковальню.

— Нет, — сухо сказал мужчина, подавляя свои животные инстинкты, — вам лучше покинуть это место, Ольга.

— Я не могу. Я должна, понимаете? Я должна взглянуть в его глаза и спросить зачем он это сделал!

— А в чем он повинен?

— Вы не знаете? Как это возможно?

— Это одна из самых крупных лечебниц в Европе. Несколько тысяч пациентов, думаете, что я знаком с каждым инцидентом?

— Он убил их. Все они мертвы, — каждое слово давалось ей с большим трудном, приходилось делать паузы, но Ольга была удивительно сильной женщиной, — мы отмечали шестой день рождения нашего сына, снимали детское кафе. Много детей собралось, друзья семьи тоже пришли со своими детишками. Всего их было 17 и теперь все они мертвы.

— О Боже, — воскликнул врач, — это же не первый случай, у меня лечится один такой мужчина, он сделал тоже самое несколько лет назад. Яд, да? В сок был подсыпан яд и на суде мужчина не отрицал своей вины?

— Да. Именно так. Утром он был какой-то странный, как-будто не в себе. Но я не придала этому особого значения. Не так давно он потерял отца и я свалила его состояние на это.

— Я должен кое в чем разобраться, — пробормотал врач — вам лучше уйти, Ольга, приходите на следующей неделе, я что-нибудь придумаю.

— Спасибо. Спасибо вам огромное.

— Рано меня благодарить. Рано.

Сразу после того, как она вышла из кабинета, Михаил принялся искать личное дело Романа Пешкова. Он помнил этого человека очень хорошо. Обвинялся он в том, что отравил детей на каком-то празднике. Удивительный случай. Суд признал его невменяемым, но Михаил не заметил ничего необычного. Роман был абсолютно здоров. "Вот оно — с радостью воскликнул он, — 17, столько же детей было отравлено, как и в случае с мужем Ольги."

Михаил откинулся в кресле и попытался расслабиться. Мысли лезли в голову одна за одной, пока не появился Он:

— Ну, здравствуй, Михаил, — сказал умиротворенный голос в голове главного врача..

Дубликаты не найдены

0

отлично!

0
Раздевающаяся женщина, которая испытывает горе—не очень правдоподобно.
В целом думаю стоит написать продолжение. Может получиться отличный триллер.
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: