9

Наказание и профилактика.

Люди, которым довелось отслужить или те, кто служит сейчас знают, что дисциплинарными наказаниями для солдат (матросов) срочной службы являются (ну по-крайней мере, являлись в середине девяностых):

- Выговор;

- Строгий выговор;

- Наряд на работы;

- Понижение в звании и должности;

- Лишение очередного увольнения;

- Арест.

Возможно, были какие-то ещё. Говоря честно, на практике большинство этих наказаний выглядит смешно. Исключением можно назвать наряд на работы и лишение очередного увольнения. Последнее скорее подходит для курсантов военных училищ. Но и под арест за мелкие проступки никто сажать не будет.

Но дело даже не в этом. Согласно Устава командир любого уровня обязан обучать и воспитывать личный состав. Так вот, одной из главных целей наказания служит недопущение проступков впредь, причём не только самим виновником, но и другими подчинёнными. Рассмотрим три истории.

1. Главным участником первого рассказа являлся ваш покорный слуга. Как-то раз, ещё на первом курсе военного училища я неудачно почистил сапоги. То есть почистил я их хорошо, но сделал это прямо в казарме, а не в отведённом для этого месте перед входом. Я и гуталин не использовал, просто протёр сапоги от пыли тряпкой. И был пойман на месте командиром роты.

Я опущу то, что в своё свободное время вымыл пол с мылом одёжной щёткой. Это было только прелюдией.

На чердаке казармы хранился подменный фонд обуви. Фонд состоял из пятидесяти или около того пар старых, но вполне исправных сапог. Эта обувь предназначалась для грязных работ и для временной замены в случае ремонта основной пары.

В воскресенье с утра, я вытащил на площадку перед казармой всё это старье. Разложил попарно. Затем взял ведро с водой и вымыл сапоги. Причём, воду, естественно, несколько раз менял. После получил у старшины гуталин, сапожные щётки и начал чистить. Почистив, натёр всю обувь старой ветошью до блеска. В голове у меня твёрдо отложилось, где положено чистить сапоги. Да и у сослуживцев, которые за мной наблюдали тоже.

2. Двое курсантов пришли из увольнения пьяными. Ну как пьяными? С лёгким запахом. Но стадия опьянения в данном случае значения не имела. Понятно, что их лишили увольнений, примерно, на месяц. В теории, любителей выпить можно было посадить на гауптвахту, но тогда эта история вышла бы за пределы роты, а подобное никому не нужно. И тогда было сделано вот что.

Виновники подготовили трёхчасовую ( я не утрирую) лекцию о вреде пьянства. С цифрами и процентами болезней, смертности, несчастных случаев, криминала, развала семей и так далее. Плюс изготовили на листах формата А1 несколько плакатов с пропагандой борьбы с алкоголем. Обвешали этими плакатами кубрик в казарме, где обычно проводились общие собрания, и прочитали эту лекцию остальному личному составу. А в конце присутствующий на этом мероприятии командир роты задал контрольные вопросы «благодарным слушателям». И благо, что на все вопросы были получены правильные ответы. Иначе, лекция бы повторилась. В чём прикол, спросите вы? А в том, что сие действие проводилось в выходной день, когда личный состав должен был отдыхать.

3. Эта история случилась, когда мы уже учились на четвёртом курсе и жили в общежитии в комнатах по шесть человек. Одному из наших мама прислала посылку с домашними вкуснотями. Но употреблять пищу в казарме или общежитии, тем паче хранить оную строго запрещено. По идее, содержимое посылки надо было взять с собой в столовую и там съесть. Но мы решили устроить пир ночью в комнате. Вот за этим пиром нас и застал командир роты, который на текущие сутки заступил помощником дежурного по училищу. То есть, мы набрались наглости нарушить распорядок дня и другие правила, зная, что наш командир на службе.

Ротный сказал, что посылка от мамы — это святое, поэтому он не будет отдавать приказ выбросить еду. Командир распорядился по другому. По его приказу мы вынесли стол с едой на центральный проход, расставили стулья и не ушли пока всё не съели. Некоторым из нас пришлось провести немало времени той ночью на «белом друге».

P.S. : Думаю, что многим, отслужившим срочную службу подобные наказания покажутся смешными. Но не надо забывать, что мы были будущими офицерами, и таким образом, с нами делились опытом.

Дубликаты не найдены

+4

А потом новоявленные офицеры делятся опытом со срочниками. Но так как после выпуска мозгов у них всё ещё не слишком много, вместо воспитательного эффекта получается всякая хрень, культивирующая ненависть и презрение к обладателям офицерских погон.

Хорошо, что среди них всё-таки довольно часто попадаются нормальные адекватные люди.

раскрыть ветку 16
+1

Абсолютно правильные и верные мысли. Так и хочется сказать : "Прапорщик. Запишите эти простые, но в тоже время великие слова."

0

Когда раз за разом происходит одно и тоже при полной замене действующих лиц дело не  в личностях, а в системе. В армии система это устав. Устав должен быть изменен.

Что в уставе не могли прописать действенных наказаний? Ума не хватило? Могли, но упирается все в стенку - у солдата отобрать в наказание нечего кроме здоровья. Давать солдату имущество и свободу чтобы было что отнимать значить ограничивать свои права, права офицерства. Офицерство на это пойти не может без кнута извне.

-2

Дураков везде хватает, на гражданке я их видел больше чем в армии.

раскрыть ветку 3
+5

На гражданке от дураков можно дистанцироваться кучей способов. В армии ты никуда от них не денешься.

раскрыть ветку 2
-3

А какие методы Вы предлагаете. Объявите срочнику выговор, и он Вам в лицо рассмеётся.

раскрыть ветку 9
+2

Да хватает методов. У нас, например, очень любили в качестве воспитательного эффекта ставить в суточный наряд через сутки на пару недель. Работало отлично. Спать всем хочется.
А вот когда какой-нибудь придурок поднимает в три часа ночи и пытается заставить выучить устав целиком из-за того, что ты из-за проблем со зрением не разглядел в 5 метрах, что там на погонах у офицера, которого ты в первый раз в жизни видишь - это точно не то, что нужно. Ну, или получил нагоняй командир роты за то что проверяющему возжа под хвост попала за криво лежащий у койки какого-нибудь солдата коврик - и вся рота после отбоя часа два занимается тренировкой - как правильно отбиваться и выбегать на зарядку не тревожа ковриков.

раскрыть ветку 3
0
Я скажу по своему опыту службы в армии. Сказали бы мне почистить 50 пар спог я бы чистил их с максимально медленной скоростью мне торопится не куда.
раскрыть ветку 2
0

Решение по виду наказания не должно идти по наитию у конкретного командира, решение должно быть прописано в уставе, на то он и существует. Взял устав и шпаришь по нему. Когда в уставе таких основ внутренней жизни части не прописано это признак глубокого кризиса организации вооруженных сил.

Ограничение на виды наказаний следствие ограниченности ума пишущих устав? А любой старшина на голову выше этих писателей? Нет ограничение не в фантазии.

Почему так происходит в армии РФ много раз писал, повторятся не имеет смысла. Текущий устав много лет назад должен был быть отправлен в помойку.

0

Не ту профессию, ты паренёк выбрал.

+2

В мою службу (был в то время пол года на сержантской школе)

один боец был пойман за поеданием печенюшек после отбоя...

Вся рота отжималась, пока боец доедал вкусняшки в упоре лежа.

Больше никто не попадался )

раскрыть ветку 2
+1

Правильная фраза "не попадался", а не "не кушал".

раскрыть ветку 1
+4

Взводный говорил так.

- Я вас дрочу не за проступок, а за то, что попались.

+1

Согласно уставУ

0
От срочки не отличается, а методы действительно эффективные
0

Затейники у вас были командиры. А по третьему случаю можгл сделать вывод, что ещё и приличные долбоёбы.

раскрыть ветку 4
0
А в чем так плохи данные методы?
раскрыть ветку 3
0

Да тем, что потом воспитуемые тащат в казармы всякую "воспитательную херню", да ещё со словами - а с нами не такое творили. Воспитательные загибы у молодых офицеров приобретают изощрённую форму, солдаты естественно видят в них долбаёбов.

раскрыть ветку 2
-4

без дедовщины  армия превратилась в бардак. у нас бы такой вояка нахуй вашего кэпа послал и с удовольствием пошел на кичу. а вот если дедовским методом получил бы пизды, в следущий раз он бы не стал делать то что вы там делали

раскрыть ветку 1
+2
А вот и результат подобного воспитания.
Похожие посты
2505

Ответ на пост «Действительно» 

Почему курсанты ходят без кнехта?

Когда служил на БФ, ходила такая байка - идут два курсанта из Калининградской мореходки в увале. Их тормозит патруль за нарушение формы одежды. Патруль сухопутный, в морских терминах ни бельмеса, но видят, что курсанты без гюйсов (матросский воротник), нарушение есть, а название не знают и вот они начинают их оформлять (П - патруль, К-курсанты):

П - так, курсанты, почему нарушаете форму одежды? Почему вы без этих.. ну как их там..?

К - без кнехта?

П - Да! Точно! Без кнехта! Так и запишем (записывает) - Курсанты Такойтов и Товойтов в увольнении ходят без кнехта! идите устраняйте!

И отпускают их.

В понедельник в мореходке, на общем построении на плацу начальник училища с возмущением перед всеми объявляет: - А что это мне тут идиоты из комендатуры присылают? Почему курсанты в увольнении ходят без кнехта???!!! О_О

Всё училище - ХАХАХАХАХА!!!

ЗЫ для тех кто не в курсе: Кнехт - тумба на палубе корабля или на пристани для закрепления канатов

Ответ на пост «Действительно» Флот, Армия, Юмор, Ответ на пост, Текст, Кнехт, Военная форма, Курсанты, Патруль
2143

Сила привычки

Сила привычки Рассказ, Армия, Военное училище, Курсанты, Алкоголь, Текст, Истории из жизни

Командир курсантской роты прошёл в свою канцелярию по пустому расположению. Выпуск был вчера, и майору нечего было делать в восемь утра в училище, но привычка, выработанная годами взяла своё.

Это был его последний выпуск в качестве ротного. Новый учебный год майор должен был начать в качестве преподавателя одной из кафедр училища. Вроде и должность поспокойнее, и личным составом руководить не надо, да и подполковника пора получать, но...

Испытывал ротный какую-то ностальгию. Нравился ему процесс превращения гражданского парня в курсанта, а потом и офицера. Как сказали в одной книге "взял Папа Карло полено и стал делать из него человека."

По коридору послышался шум шагов. Выглянув из канцелярии, майор увидел женщину за сорок. Её глаза были вспухшими, на лице отразился отпечаток бессонной ночи.

- Вы командир роты? - С ходу атаковала она.

- Во первых, здравствуйте, а во вторых, да. Майор Голевич Андрей Иванович.

- Мой племянник, курсант Ванеев не вернулся после выпуска! - Выпалила женщина.

- Лейтенант Ванеев! - Автоматически поправил ротный.

В принципе, дело было житейское. К офицерским погонам взрослые мозги автоматом не прилагались. И каждый выпуск, как минимум, один новоиспечённый лейтенант после алкогольного возлияния попадал в милицию (тогда ещё милиция), а потом военную комендатуру.

Сейчас предстояло сходить до дежурного по училищу, выяснить не было ли сообщений из органов правопорядка, а затем самому позвонить в комендатуру. (События происходили в те времена, когда мобильный телефон могли позволить себе только обеспеченный люди.)

Голевич и женщина прошли мимо дверей в комнаты курсантов, на которых ещё висели таблички с фамилиями в них проживающих. Какое-то шестое чувство или интуиция заставили ротного остановиться около комнаты, в которой жил Ванеев и толкнуть дверь.

Ну что: обычная комната, кровати без постельного белья, матрацы свёрнуты. Нарушал порядок только один нюанс. Это был курсант лейтенант Ванеев, который спал на своей бывшей кровати, источая амбре.

"Сила привычки!" - Усмехнулся про себя ротный. - "В каком бы состоянии не был, а вернулся в альма-матер. Хотя дверь в общаге закрыта была. Однако, где-то я упустил в воспитании парней, если они товарища в таком состоянии бросили."

Через десять лет после этих событий состоялась встреча выпускников роты. Все кто смог приехал, Ванеева на ней не было - служба. Бывший ротный - уже полковник - рассказал эту историю и получил возмущённый ответ.

- Так никто Ванеева не бросал. Девушка, с которой он пришёл, уже на тот момент из ресторана удалилась. Сам он даже "Мяу!" сказать не мог. Куда его везти, мы не знали. Вот и притащили его ночью туда, где он точно не пропадёт. Задолбались, правда, через окно его тушу перетаскивать!

Показать полностью
5097

На каждую рыбу найдется рыба крупнее

Генерал Льюис Пуллер является для американской морской пехоты приблизительно тем же, что Илья Старинов для нашего спецназа - человеком-легендой. Герой Второй Мировой и Корейских войн, самый заслуженный боевой генерал, он также был известен своим справедливым отношением к подчиненным и своеобразным чувством юмора.


Однажды, тогда еще полковник Пуллер стал свидетелем следующей ситуации - некий лейтенант приказал солдату 100 раз отдать ему честь в качестве наказания за то, что тот не поприветствовал его. Пуллер сказал лейтенанту: "Вы абсолютно правы в том, что заставляете солдата отдать вам честь 100 раз, лейтенант, но Вы также знаете, что офицер должен ответить на каждое приветствие, которое ему отдают. Теперь ответьте на все полученные приветствия, а я буду считать их".

На каждую рыбу найдется рыба крупнее Армия, США, Дисциплина, Маразм, Наказание, Морская пехота, Спецназ
348

Как мы разыскивали уклонистов

В пору обучения в военном училище в Питере, были у нас гарнизонные патрули. Иногда вместо патруля по маршрутам, нас отправляли по адресам уклонистов от армии. Это считалось наименее трудоемким и геморойным дежурством. Мы переодевались в гражданку вместе со старшим патруля (офицером), приезжали к участковому, за которым закреплён адрес разыскиваемого и дружной компанией наведывались в гости к уклонисту.
Я, конечно, слышал, что в военкоматах творится бардак с документами на призывников, но лично столкнулся с этим только во время такого вот дежурства.
Как обычно, мы приехали с офицером к участковому и с ним отправились искать адрес уклониста.
Какое же было наше удивление, когда номер дома разыскиваемого совпадал ...барабанная дробь...с КИНОТЕАТРОМ!!!
Потоптались возле кинотеатра да и разъехались. Объяснить это можно было только безалаберностью документооборота в военкомате.

120

Про военкомат и отсрочку

На волне историй про военкоматы.
В 1999 году я закончил школу. На тот момент мне было 17 лет. Я готовился к поступлению в Военный Университет. Проходил медицинскую комиссию в городском и областном военкоматах и всячески пылал желанием связать свою жизнь с армией.
Но с первого раза у меня не получилось поступить, поэтому я решил подготовиться к поступлению в военный университет более тщательно.
Родители записали меня на подготовительные курсы университета. Схема была простая. Мне высылают задания по физике и алгебре, я их решаю и отправляю в университет. После этого, если все хорошо, в мае еду на предварительные экзамены, которые проходят до основной абитуры в июле. Если удачно сдать экзамены в мае, то они засчитываются и их не нужно пересдавать в июле с основным потоком.
18 лет мне исполнилось в июне. Поэтому я попадал под весенний призыв. Я получил повестку, но не явился по ней в срок, так как искренне полагал, что мне это не нужно, так как я проходил в этом же военкомате медкомиссию для поступления в военный университет. Конечно, это было не правильно и глупо. Но злого умысла или желания уклониться у меня не было. Особо в юридических аспектах призывной работы я не разбирался, но знал, что есть указание не препятствовать в военкоматах ребятам поступающим в военные ВУЗы, предоставляя отсрочку. Я для себя тогда решил, что если со второго раза не поступлю, то спокойно поеду служить.
Но у городского военкома было другое мнение. Когда я всё-таки явился в военкомат разъяснить вопрос по повестке, он орал на меня, брызгая слюной. Были угрозы сгноить меня в войсках за уклонение и отправить в очень неблагополучные, в плане неуставных взаимоотношений, войсковые части. Никакой отсрочки я не получу и могу забыть об этом, а пока могу готовиться отдать долг Родине.
Я все это молча выслушал прошел ещё раз медкомиссию и передал информацию о желаниях военкома своему отцу. Он у меня был офицером запаса, поэтому не долго думая взял меня поникшего за шкирку и мы поехали в областной военкомат.
Там просидели очень долго перед кабинетом военкома. Когда зашли к нему, отец обрисовал ситуацию.
Надо было видеть лицо военкома, на котором читался праведный гнев.
Он уточнил у меня действительно ли я хочу посвятить свою жизнь армии и стать офицером. Потом позвонил в городской военкомат и долго отчитывал бедного военкома. Было много мата и негодования по поводу того, что в то время когда страна так нуждается в молодых офицерах, на бескрайних просторах нашей необъятной просиживают жопу такие формалисты и занимаются всякой херней, подрывая будущую боеспособность нашей армии. Ну и в том же духе. После этого областной военком попросил отца обязательно держать его в курсе моей ситуации.
Все закончилось благополучно. Мне дали отсрочку на поступление. Городской военком звонил родителям и приносил свои извинения. На меня при встрече смотрел злобно, но больше не угрожал.
Я поступил, отучился и отслужил практически до конца контракта. Уволили по ОШМ в период сердюковских реформ.

1594

За что??

Знакомый рассказывал.


СССР, 70-е годы, военное училище.

С курсантами проводится занятие по химзащите, на котором они бегают по окопам в противогазах.

И вот бежит знакомый по окопу, в противогазе понятное дело обзор ограничен. И вдруг, страшный удар по лбу!


Ноги подкашиваются, начинает падать и видит, что на бруствере стоит прапорщик с совковой лопатой в руках и смотрит на него.

И последняя мысль перед потерей сознания: "ЗА ЧТО??"


Потом как очнулся, выяснилось, что когда бежал, со всего размаху ударился лбом о деревянное перекрытие над окопом.


А что прапорщик? А он просто землю кидал и ничуть не меньше охренел от произошедшего...

1350

Экзаменационный юмор

Во время моей учёбы в военном училище один из предметов преподавал подполковник Андреев (фамилия вымышленная). Как-то раз он закончил лекцию немного раньше конца пары и, дабы убить время, рассказал какой-то анекдот. Мы посмеялись, кто искренне, а кто из-за вежливости, после чего Андреев заявил:

- Это хорошо, что у вас чувство юмора есть, а то был у меня случай...

Далее рассказ от лица подполковника.

Как-то раз меня и начальника кафедры вызывает к себе заместитель начальника училища по учебной и научной работе. Всю дорогу до управления начальник кафедры пытал меня на предмет: когда и где я так накосячил, что теперь вызывают обоих.

А я сам не понимаю. Прибыли, доложили. Зам по науке у меня спрашивает:

- Товарищ подполковник! Вы не слишком ли много себе позволяете?

Я ещё раз прогоняю в уме возможные провинности и, ничего не вспомнив, отвечаю:

- Виноват, товарищ полковник! Не понимаю, что вы имеете ввиду.

- Да вот! Читайте, только вслух, чтобы начальник кафедры тоже слышал!

И какой-то рапорт мне даёт.

Я начинаю читать и вспоминаю.

Пару дней назад сдавал у меня экзамен взвод. И вот один из курсантов оказался полным нулём. По билету ничего не сказал, на дополнительные вопросы тоже промолчал. Ну вот что с ним делать?

Положение усугублялось тем, что этот экзамен был последним в сессии, и после него курсанты должны были убыть в отпуск при условии сдачи без двоек.

Я бы и сам с удовольствием поставил ему трояк. Оно мне надо, чтобы курсант потом бегал бы за мной для пересдачи. Но было чувство, что вопросы я задавал стене. Полное непонимание!

Выдохнул я печально и говорю:

- Придётся мне тебе два ставить! Ты же ничего не знаешь!

- Товарищ подполковник! Ну спросите ещё что-нибудь! Задайте ещё вопрос!

Я подумал и спросил:

- Сколько время?

Курсант дёрнулся, непонимающе на меня посмотрел и ответил:

- Не знаю, у меня часов нет!

- Ну вот! Ты даже это сказать не можешь! Иди, два!

И вот в рапорте, который держал зам по науке было абсолютно серьёзно написано, что подполковник Андреев поставил неудовлетворительную оценку, за то, что я (в смысле, курсант) не смог сказать сколько время.

- Вот вам смешно! - Резюмировал преподаватель. - Но сами знаете: если есть рапорт с резолюцией "Разобраться", значит, надо разбираться. Я писал объяснительную, а начальник кафедры проводил расследование. Я ещё и выговор схлопотал за шутки на экзамене.

433

Не умеешь драться - учись бегать

В бытность обучения в военном университете важным аспектом формирования личности курсанта была физическая подготовка. Начальник университета был большим любителем всевозможных спортивных достижений курсантами и всячески поощрял любые проявления спортивного духа.
Спортсмены были всегда на хорошем счету и им многое прощалось в плане учебы. Даже больше - порой зачёты и экзамены им проставляли исключительно благодаря тому, что они защищали честь университета на соревнованиях ЛенВО.
Одновременно с этим было строгое табу на драки внутри университета. За это неумолимо следовало отчисление. Причем как зачинщика так и пострадавшего. Таким образом боролись с проявлениями дедовщины. Хотя стычки все равно регулярно возникали. Но это оставалось на уровне начальника курса. Не уходило наверх в большинстве случаев.
Был один показательный случай, когда группа курсантов, находясь в увольнении, была жёстко побита где-то в городе при стычке с гражданскими.
Ребят показательно вывели из строя на построении и начальник университета объяснил их отчисление не тем, что они ввязались в драку, а тем, что в драке показали низкий уровень физической подготовки. Не достойный звания курсанта военного университета. И уточнил, что помимо того что рукопашным боем ребята владеют весьма слабо, так и убежать не смогли от противника.

3515

Военные сор из избы не выносят. Молчать до последнего.

Военные сор из избы не выносят. Молчать до последнего. Армия, Военное училище, Болезнь, Менингит, Служба, Сор из избы, Оправдание, Длиннопост, Негатив

Сослуживцы скончавшегося от менингита тюменского курсанта заявили о попытке командиров скрыть факт ЧП


Погибший Михаил Баранов


В беседе с изданием «Подъём» друг Михаила Баранова сообщил, что сотрудники ТВВИКУ не оказали никакой помощи Михаилу Баранову, который жаловался на боли и температуру, а сейчас убеждают всех, что не знали о сыпи на его теле.


«Мише дня за три-четыре до этого уже становилось нехорошо, температура поднималась. Он пришёл за два или три дня, когда его уже отпустил командир. Такое часто бывает, что командиры не пускают в санчасть, говорят, мол, ты придуриваешься, не хочешь идти на занятия. Когда он отпросился всё-таки в санчасть, температура была 39, ему дали парацетамол, сказали: «Иди, не мешай работать», и кормили его парацетамолом. Потом у него пошли пятна по спине, такие зеленоватые, он показал командиру, а тот ответил: «Ну, это не синяки, нечего ходить в санчасть, работай». И Миша пошёл снег таскать. Ночью его полоскало, рвало, диарея. Утром снова пошёл в санчасть, температура 40, весь никакой, спутанное сознание. Вызвали скорую, его доставили в реанимацию, но спасти его не удалось. В 13:40 по местному времени он умер.


Командование сначала сказало ребятам там, что у Миши передозировка наркотиков, теперь говорит, что он при температуре 40 написал отказ от госпитализации. Но это просто недопустимо в ТВВИКУ, потом Миша бы не стал так делать. И ребята говорят, что ходил, только помощь ему не оказывали».


Это же подтверждает и сокрусник Баранова.


«Миша ходил в санчасть, врач дал ему парацетамол. А потом мы смотрим, он уже бледный, губы зелёные. Когда он лежал в санчасти, то уже слов связать не мог. К нему подходят, переворачивают, а у него спина, как тапочки, зелёная и всё, вызвали реанимацию. Его увезли. Ротный уверяет, что Баранов не пошёл в санчасть, а потом ещё 50 минут бегал с температурой».


Друг погибшего рассказал, что Михаил Баранов был единственным ребёнком в семье, родители сейчас убиты горем.


«Папа держится, а мама вообще никакая. Он у них один сын. Мама чуть ли ходить не может, убита горем. На похоронах народа было очень много, но командир роты Миши даже не приехал. Живут они под Ижевском, тело Миши туда грузом 200 доставили на машине. В кадетке он увлекался футболом, был вратарём, потом на лёгкую атлетику стал ходить, бегал очень хорошо. Вообще он очень спортивный, здоровье у него, как у быка, было. Почти ничем не болел. Учился неплохо: четвёрки-пятёрки, в научных кружках участвовал. Очень жизнерадостный. В КВН играл в первый год».


Для предотвращения вспышки менингита 21 курсант ТВВИКУ из медицинского отделения, в основном с диагнозами ОРВИ, ангина и так далее, переведены в инфекционную больницу сообщила пресс-секретарь департамента здравоохранения региона Александра Малыгина


18-летний курсант Тюменского высшего военно-инженерного командного училища (ТВВИКУ) Михаил Баранов скончался 8 ноября. Медики диагностировали у него менингококковый менингит.

https://pdmnews.ru/6598/

https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fwww.mk.ru%2Fpolit...

Показать полностью
1501

Курсант с финским паспортом 4 года учился в престижном военном вузе России

Курсант-четверокурсник знаменитого российского военного вуза был отчислен после того, как «внезапно и совершенно случайно» отцы-командиры наконец обратили внимание на многочисленные анкеты, где черным по белому было указано, что у него гражданство Финляндии. Курсант имел все необходимые формы допуска, проходил все предметы, в том числе совершенно секретные. Об этом сообщил сегодня, 11 июля, телеграм-канал «Взгляд человека в лампасах», авторы которого совершенно справедливо задались вопросом о качестве работы контрразведки России, без которой невозможно представить себе полноценное и безопасное функционирование Вооруженных сил страны.


«Забавный казус случился на днях с неким курсантом-четверокурсником некоего знаменитого российского военного вуза. Его отчислили. Не потому, что курсант плохо сдавал экзамены. Не из-за каких-либо нарушений воинской дисциплины или взысканий. А потому что курсант, как внезапно и совершенно случайно выяснилось, помимо российского паспорта, имеет еще один — гражданина Финляндии. А значит, имеет возможность свободно выезжать на территорию Евросоюза. И (гипотетически) встречаться там с кем угодно — например, со своими кураторами из ЦРУ», — рассказал канал.

Отмечается, что курсант никоим образом не скрывал «это порочащее его обстоятельство», а наоборот, «по-европейски законопослушный парень добросовестно упоминал о своем финском гражданстве во всех анкетах».


«Он уведомлял соответствующие государственные органы, устно и письменно. И при этом — прилежно учился в элитном высшем военном учебном заведении, имел все положенные курсанту формы допуска, проходил все предметы, в том числе совершенно секретные. И, разумеется, имел действующий контракт с Министерством обороны России», — говорится в сообщении.

Особе внимание авторы канала обращают на то, что российское законодательство прямо запрещает двойное (второе) гражданство для сотрудников любых силовых ведомств, в том числе курсантов военных вузов, будущих офицеров российских Вооруженных сил.


«Курсанта, разумеется, отчислили, не дав ему даже возможности отказаться от своего финского паспорта (и тем самым на законных основаниях продолжить учебу). Но как теперь объяснить вышестоящим структурам, каким образом иностранец четыре года досконально изучал то, о чем не имел права даже догадываться? Кто принял решение о его зачислении, кто дал ему допуски?» — задается вопросом «Взгляд человека в лампасах».

«И главное — ну ладно курсант, он просто наивный юноша, и ЦРУ вряд ли знает о его существовании. Но почему серьезные дяди, офицеры контрразведки училища, даже не читают анкет?», — резюмируют авторы.


Источник

1525

Наш ротный.

***

Ротный (Р) песочит курсанта (К) (небольшое совпадение с произведением А. Покровского не считаю плагиатом):

Р.  - Товарищ курсант! вы где были?

К. - Товарищ майор! Я вот тут в чайную заходил, потом в магазин, потом...

Р. - Полтора часа? Где вы были?

К. - Товарищ майор! Я ещё приятеля с соседней роты встретил, поболтал.

Р. - Какая рота? Фамилия приятеля?

К.- Пятнадцатая рота, фамилию не помню. Я ...
Р. - Товарищ курсант! Как вы считаете, кем я родился?

К. - Не понял вопроса, вопроса товарищ майор!

Р. - Ну что непонятного? Кем я родился?

К.- Ну...мальчиком.

Р.- Понятно, что не девочкой. В каком звании я родился?

К. - Да ни в каком!

Р. - Во! Вы когда мне что-то рассказываете, считаете, что я сразу майором вышел из роддома. И курсантом не был. И все ваши отмазы не знаю. Идите, пишите объяснительную.


***

Понедельник - командирский день. Его иногда называют "понедральник". Сначала начальник училища собирает офицерский состав училища для подведения итогов прошедшей недели, а потом различные командиры и начальники сношают подчинённых. Итак, мы уже на четвёртом курсе. разговаривают с нами почти, как со взрослыми. В понедельник вечером рота рассаживается для подведения итогов. Ротный встаёт перед личным составом, выдерживает паузу, а потом говорит:

- Товарищи курсанты! Работая с вами я день ото дня всё тяжелею и тяжелею.

Ротный смотрит на недоумённые лица курсантов и объясняет:

- На меня всё кладут и кладут!


***

Через пару недель после летнего отпуска один из курсантов подошёл к ротному. Что именно говорил курсант не было слышно, а вот выработанный годами командирский голос майор разносился среди стен казармы довольно громко:

- ....

- Увольнение? В будний день? С какого перепугу?

- ...

- И что?

- ...

- Ты то там зачем?

- ...

- Поддержать? Ты уже её поддержал! По полной!

Вечером того же дня. Общее собрание ротой. Выступает ротный:

- Товарищи курсанты! Хотелось бы затронуть одну щекотливую тему. Я скоро буду знать циклы ваших подруг наизусть! Вы прежде чем к девушке идти зайдите в аптеку, что ли! А то некоторые военнослужащие уже подходят с просьбой отпустить в увольнение, чтобы подругу в женскую консультацию проводить! И кстати, уже 12 человек со всего училища после отпуска побежали в КВД. С сегодняшнего дня перед убытием в увольнение у каждого курсанта будет проверяться наличие презерватива.

595

Из армии с любовью (From army with love)

Эту историю рассказывал мне отец, который тоже учился в военном училище с 1970 по 1974 года.

По его словам, спиртное в то время продавалось до 17 часов (или до 18, сейчас уже точно не помню). И только через полчаса после времени Ч курсантов отпускали в отпуск. А у них была традиция: после отпуска каждый курсант привозил с собой бутылку водки. Спиртное прятали, чтобы до следующего отпуска иметь запас жидкой валюты на всякий случай: в гости пригласят или отблагодарить кого. Естественно, курсовые офицеры об этом знали, и после каждого отпуска в казарме проводился шмон.

Если спиртное было найдено и установлен его владелец, то далее происходило следующее. В столярной мастерской заказывались небольшие продолговатые ящики. Затем на плацу при общем построении училища те, кто попался собственноручно укладывали водку в ящики, обложив предварительно тряпками или опилками, клали в ящик письмо родителям (мама, папа, я случайно захватил из дома ненужную в армии вещь) и под командой офицеров несли заколоченные ящики  на почту. 

А с почты посылки отправлялись домой.

116

Уборка территории.

Уборка территории – ещё одна грань военной службы, где нет предела совершенства. А нашей роте повезло особенно. За ней был закреплён плац. Те кто служил знает, что плац – это лицо части. Стало быть, нам предстояло быть косметологами. И мы ими стали. Уборка плаца имеет свои нюансы в зависимости от времени года. Летом его достаточно подмести и собрать мусор с газонов. Но период с мая по сентябрь включает в себя все праздники, которые проводятся на плацу. И к этим праздникам следовало побелить бордюры и стволы деревьев, нанести новую разметку на асфальт, посадить цветы. Кто-то из начальников решил, что розы на газоне просто необходимы. Конечно, по всем правилам садоводства никто цветы не сажал. Просто за день до праздника мы вставляли в землю розы, которые на самом празднике гости давили. Не могу сказать, почему для этой цели не использовались искусственные цветы.

Почему-то считалось, что одуванчики в армии растение крайне вредное. И мы с ним боролись. Одуванчики надлежало не просто вырывать, а вырывать с корнем. Для этого полую металлическую трубку затачивали наискосок с одного конца. И этим заточенным концом вырывали одуванчики с корнем.

Осень озадачивала ковром из листьев, который тоже надо было убрать, и лужами после дождя. Лужи разметали вениками.

Зато зима и весна открывали неограниченную возможность для экспериментов. Ну зима славилась снегом. Я разучился, как в детстве, радоваться снегопаду. Мы выходили с железными скребками за час до подъёма и начинали сгребать снег к бордюрам. А по указанию начальника клуба из ретрансляторов звучала песня: «Такого снегопада, такого снегопада давно не помнят здешние места…» Затем снег лопатами перекидывался на газоны. Если снегопада не было, то начиналось облагораживание территории. Снег на газонах становился ровным и кубическим. Отрывались проходы к фонарным столбам. Асфальт очищался ото льда и спрессованного снега. При этом пользоваться солью запрещалось. Она, оказывается, портит обувь.

И вот весна. Как только начинало припекать солнце, мы утром выходили на плац и начинали раскидывать снег с газонов, чтобы он быстрее растаял. Но вечером холодало, и подтаявший снег грозил превратиться в лёд. И мы снова выходили с лопатами и забрасывали то, что не успело растаять обратно. Весной атмосферная грязь оседала на снег, и он переставал быть белым. Лопатами мы рыхлили его, придавая естественный цвет.

А ещё на плацу стояла трибуна для командования парадами и построениями. И каждое утро она вымывалась с мылом, при плюсовой температуре разумеется.

И лишь на пятом курсе мы сдали территорию плаца роте первого курса. По-моему, в тот момент перекрестились даже неверующие.

153

КМБ.

А на следующий день начался КМБ. КМБ – это курс молодого бойца. Сами молодые бойцы расшифровывают КМБ – кровь, мозоли, боль. Несколько театрально, но доля правды есть. После завтрака первый курс рассадили по машинам и поехали. Это сейчас легко пишется «рассадили по машинам». А в тогда этот процесс занял около сорока минут. Ведь в машину надо правильно сесть.

Сначала подаётся команда: «К машинам!» По этой команде мы должны выстроиться в колонну по два у заднего борта машины. «По местам!» А вот теперь можно начать посадку. Первый отдаёт вещевой мешок товарищу позади себя, залазит в машину и принимает свои вещи. И так далее. И всё это надо отрепетировать. При малейшем выкрике: «Чего пихаешься, я ещё не залез!», тренировка прекращается и начинается заново. Но всё-таки расселись, выслушали инструктаж и поехали. Учебный центр находился в шестидесяти километрах от города. А чтобы попасть в него, необходимо было пересечь реку на пароме. Машины доехали до парома, нас высадили и уехали обратно в училище. И далее около пяти километров пешком до лагеря.

Учебный центр представлял собой палаточный городок на берегу небольшого озера. Чуть в стороне стояли три ангара, в которых располагались столовая, клуб и учебные классы. Несколько кирпичных домиков: лазарет, караульное помещение и ещё какие-то необходимые строения. Особняком стояли деревянные домики для офицеров, которые называли «Шанхаем». Почему? До сих пор не имею понятия.

Остаток дня был посвящён размещению по палаткам. В каждой палатке по десять человек на деревянных настилах. На настилы брошены матрацы и бельё. Развернуться в палатке негде, места хватает, чтобы поставить обувь.

Ужин в полевом лагере – отдельная песня. Сервировки на столах никакой. В столовую мы ходили со своими котелками. На ужин выдали кашу, чай, сахар, хлеб и по шайбе масла. В первый день я, и не только я, съев кашу, потянулись за маслом. Его на хлеб пришлось намазывать ложкой, которой уже ели кашу. Как ни облизывай, а привкус каши на масле остаётся. А теперь надо помешать сахар. Мешать той же ложкой, которая уже в масле.

Так что поесть в лагере – это целая наука. Но скоро мы приспособились. Сначала чистой ложкой мешали сахар в чае, затем ложкой намазывали масло. Ну а промасленную ложку можно и в кашу опустить. Далее посуду надо помыть. Для этого на улице поставлена большая цистерна с водой. Под ней разводиться огонь, и вода нагревается, проходя через хитрое сплетение труб. Вся эта система завершается двумя прямыми параллельными друг другу трубами, к каждой из которых приварены краники. Вот в этих краниках и мыли. А в качестве чистящего средства использовали песок. А песка было много.

Вопрос: чем занять людей, если по плану учебных занятий нет? Ведь кем становиться солдат при получасовом безделии, уже сказано выше. Ответов на этот вопрос несколько: 1) строевая подготовка; 2) физическая подготовка; 3) уборка территории.

Лагерь располагался в сосновом лесу. Плац в это время был занят ( по-моему другой ротой), физическая подготовка наших командиров не прельстила. Наверное, из-за того, что бегать надо было с нами. И оставалась уборка территории.

Если вы считаете, что Сизифов труд бесполезен, вы глубоко заблуждаетесь. По крайней мере, толкая в гору камень, можно накачать мускулы. А вот уборка соснового леса от шишек и иголок – увлекательнейшее, я вам скажу, занятие. Только курсант прошёлся по своему участку, как подул ветер. Сосны отозвались ветру колыханием и… Правильно – уборка не получилась. Ещё раз! А никому не надо, чтобы было чисто. Надо, чтобы личный состав без дела не сидел.

Первым знаменательным событием в лагерной жизни было вручение оружия. После завтрака роты вернули в палатки и приказали начистить обувь. Затем построили на плацу. К этому времени приехала машина, в кузове которой находились ящики с автоматами и охрана. После этого поставили несколько столов. За эти столы встали офицеры и, вызывая по одному, вручали оружие каждому. После вручения оружие было сдано в оружейную комнату. А до этого мы как дети щёлкали затворной рамой, откидывали и примыкали приклады, перебрасывали автоматы с одного плеча на другое. И ещё не догадывались, что пройдёт немного времени, и оружие надоест по самое «не хочу». Ещё один парадокс! До совершеннолетия мы по закону не имеем право покупать спиртное, но оружие нам доверять можно. Ведь большинству из первокурсников на тот момент было по 17 лет.

На следующий день после вручения оружия начались занятия по тактике, уставам и другим военным предметам. К бегам на зарядке мы уже начали привыкать. К своему удивлению очень скоро я заметил, что успеваю заправить кровать и умыться за положенное время. КМБ мне запомнился двумя чувствами: голода и сна. Не хочу сказать, что нас плохо кормили. Не ресторан, конечно, но сносно. Просто резкий переход на питание по режиму сделал своё дело. Ко мне в один из выходных дней приезжали родители. С разрешения командира роты я с родителями ушёл из лагеря, и мы разложили скатерть на берегу озера. Разговаривая и поглощая пищу, я обнаружил, что сижу с плюшкой в одной руке и куском хлеба в другой. Мне было всё равно, что закидывать в желудок. Хотя повторюсь, голодом нас никто не морил. Командиры нас даже опрашивали после завтрака: «Кому не хватило чая, масла и белого хлеба?» Как в детском саду!

Возможно, и не стоило бы, но хочется рассказать, что даже физиологические надобности можно справлять по команде. Туалет был расположен метрах в двухстах от палаточного городка. Он представлял из себя бетонное строение на двадцать или двадцать пять посадочных мест с ямой внизу. Итак, к этому времени мы уже изучили какую-то строевую песню, с которой проводили вечернюю прогулку. По окончанию вечерней прогулки рота подходила к туалету и звучала команда: «Разойдись! Построение через пять минут!» И за пять минут мы должны были успеть добежать, оправиться и встать обратно в строй. Впрочем, со временем мы научились успевать выкурить сигарету. Прав был Михаил Зощенко: «Человек не собака! Ко всему привыкнет!».

В один из дней первой парой на занятия стоял РХБЗ. Радиационная, химическая и биологическая защита. Взвод получил оружие, взял противогазы, вещевые мешки и отправился на…лекцию по РХБЗ. А зачем..? На глупые вопросы отвечаю: лекция по РХБЗ. РХБЗ преподаётся на кафедре тактики, а на тактику надо приходить с оружием и в полной амуниции. Не поняли? Я тоже не сразу понял. В армии вообще некоторые вещи лучше не понимать, а принимать как аксиому. Следующей парой было изучение Уставов. Эта книжица называлась иногда Кораном или Библией. Да простят меня верующие люди, но никакой насмешки в этом не было. А ещё, когда хотели сослаться на Устав, говорили: «Читай первоисточник!» Третьей парой была строевая подготовка. На ней нам разрешили снять вещмешки и сложить в одно место оружие.

После обеда в этот день была баня. Баня находилась в другом лагере за пять километров от палаточного городка. В баню мы бежали. То есть сначала шли, но долго идти молча тяжело. И начался процесс, который называется «разговорчики в строю». После трёх замечаний старшины (старшиной уже официально был назначен старший сержант Рыжин, поступивший в училище из полка ВДВ), которые прозвучали, как глас вопиющий в пустыне, раздалась команда: «Вспышка слева!»

По этой команде военнослужащий должен имитировать свои действия в случае ядерного взрыва. То есть упасть на землю головой в сторону противоположенную взрыву, закрыть голову руками и поднять воротник. Кто-то решил, что это защитит от последствий ядерного взрыва. Ну не знаю насчёт взрыва, а дисциплину в строю укреплять помогает. Падать мы должны были на любую поверхность. Грязь, лужа и асфальт ядерный взрыв не остановят. И, нападавшись досыта, мы побежали до бани.

На мытьё в бане военнослужащему даётся 40 минут. Из них 25 минут на помывку и 15 минут – одевание и раздевание. Там же в бане нам выдавали сменное нательное бельё, а в городке чистое постельное.

Сама баня представляла собой небольшое кирпичное строение. Душ в ней был сделан из пустых консервных банок с отверстиями в днище. Сами банки были натянуты на трубы, вмонтированные в стену на уровне двух метров.

Из бани идти те же пять километров по песку и пыли. Результат ясен: можно было и не мыться.

А на следующий день были занятия по тактической подготовке. Тема: маскировка. Занятия напоминали детскую игру в прятки. Преподаватель в должности подполковника поворачивался к нам спиной на несколько минут, а мы за это время прятались по ближайшим кустам. Затем подполковник разворачивался и, оглядывая взглядом окружающий пейзаж, провозглашал, указывая пальцем: «Вижу! Вижу!» Это означало, что какой-то курсант плохо замаскировался. Похоже, преподаватель в детстве очень много читал произведение Гоголя «Вий».

Инженерная подготовка. Ну тут всё более банально. Тема: оборудование окопа для стрельбы лёжа. Окоп оборудуется под огнём противника, то есть лёжа. Место, где проводились эти занятия называлось «тактическим полем», у курсантов «поле дураков». На нём были вырыты окопы, стояли макеты боевой техники. Там же нам устроили огневую полосу.

Огневая полоса. Моя очередь. По команде я срываюсь с места, пробегаю через дверной проём, края которого обмазаны каким-то горючим веществом и стреляю холостым в сторону предполагаемого противника. Затем проползаю под колючей проволокой, по бревну прохожу над глубокой лужей, в которую кидают взрывпакет, и опять стреляю. Ползу по дну окопа, а сверху на меня скидывают чучело человека. Я должен изогнувшись под ним дотянуться до штык-ножа, который висит на поясе, и пронзить это чучело. Далее выбегаю на финиш. Возможно, были ещё какие-то препятствия, но мне запомнились только эти.

Ещё одним знаменательным для многих событием были стрельбы. Почему я говорю, что событие было знаменательным не для всех? Да потому что среди курсантов было много детей из офицерских семей, и стреляли они не в первый раз. Дело в том, что согласно Уставу военнослужащий не может быть допущен к принятию присяги, если не выполнил упражнение по стрельбе. Впрочем, огневая подготовка на стрельбище включает в себя не только стрельбу. Нас развели по отделениям, и каждое отделение занималось на своей учебной точке. Разборка – сборка оружия, метание макета гранаты, упражнение по прицеливанию и ещё множество элементов по отработке стрельбы. Там же на стрельбище я узнал ещё одну аксиому. Во время возвращения в лагерь я обнаружил, что на моём плече отсутствует противогаз. И не надо задавать глупых вопросов о необходимости противогаза на стрельбище! Уже объяснял.

- Товарищ капитан! Разрешите обратиться, курсант Шураев?

- Ну!

- Товарищ капитан! Я на стрельбище противогаз забыл. Разрешите сбегать за ним?

Капитан Георгиев посмотрел на меня, как на душевнобольного и произнёс фразу, которая была бы достойна анналов истории. Одна беда – фраза была нецензурной.

- Курсант! В армии нет слов «потерял», «забыл», «украли». Есть слово «прое…л»! Бегом марш за противогазом! Оружие отдать командиру отделения!

Я уже собирался метнуться, но раздалась следующая команда:

- Отставить! Первое отделение! На полигон, бегом марш!

И первое отделение, в составе которого я числился, рысью понеслось на полигон искать мой противогаз. А когда вернулись, оказалось, что рота даже с места не сдвинулась, ожидая нас. Моя забывчивость съела несколько минут потенциально свободного времени, которое могла быть в нашем распоряжении после занятий. Этот армейский принцип позаимствован у Дюма, правда, немного в иной форме: «Один за всех! И все из-за одного!» Издевательство? Нет, нет и нет! Воспитание ответственности за коллектив. А командир отделения обязан был проверит наличие оружия и амуниции у подчинённого личного состава.

На следующий день после стрельб состоялась обкатка танком. Курсант садится в окоп, и на него надвигается многотонная машина, за рычагами которой сидит прапорщик. Необходимо выстрелить несколько раз из автомата, изображая уничтожение десанта на броне, затем метнуть макет гранаты и залечь на дно окопа. Проезд танка над окопом ощущается интуитивно, так лицо смотрит вниз. Затем заставляем себя подняться в окопе, снова метнуть макет гранаты в танк и огонь из автомата, изображая ликвидацию экипажа, который покидает танк. К слову сказать, макет гранаты напоминает столовый прибор, которым хозяйки толкут продукты. Только макет больше и тяжелее. Поэтому травмы у механика-водителя танка – обычное явление.

Всё вспомнить тяжело. Но память иногда подкидывает забытые моменты жизни, которые, казалось, никогда не всплывут. Разве можно забыть пятидесятикратное прохождение мимо фонарного столба, с правой рукой, приставленной к козырьку. Это случилось после того, как я не выполнил воинское приветствие офицеру. И козырянием занимался в выходной день, когда остальные спали.

Да! Как не удивительно, но в выходные и праздничные дни нам разрешалось провести два часа в постелях. Но отдых тоже дело организованное. Поэтому лежать в своих ложах должны все. Спать никто не заставляет, но находиться все должны в постелях. Изредка в городок приезжала автолавка. Это был праздник души и живота.

В таких заботах промчался месяц. И наступил день отъезда из учебного центра. Всё также буднично собрали вещи, надели вещевые мешки, взяли оружие и пешком до парома. А на том берегу нас уже ждали машины. Обучение в лагере дало о себе знать, и, в отличии от отъезда из училища месяц назад, посадка в машины прошла быстро и организовано. А на следующий день после приезда нам выдали новую форму, та, в которой мы были в учебном центре, превратилась в рабочую и повисла на плечиках в каптёрке.

Показать полностью
3072

В едином порыве.

Историю эту, как байку рассказывают во многих военных ВУЗах. Дамы, приготовьтесь осуждать неизвестного человека (к тому же неясно, существовал ли он когда-либо).

Итак. Одна девушка провела ночь с национальным героем. То есть, с неизвестным солдатом (в нашем случае с курсантом). Случилось это в полупьяном состоянии, после дискотеки, но свой результат эта встреча имела. Девушка стала готовиться выполнить указание руководства страны по улучшению демографической ситуации.

Мама девушки охнула и потащила дочку на приём к начальнику училища. В результате опросов выяснилось, что девушка с трудом помнит только имя курсанта. Но имя - это не привязка, ведь можно и так

В едином порыве. Текст, Армия, Армейские истории, Военное училище, Курсанты

В итоге путём вычислений и взаимоисключений вычислили роту и даже взвод, в котором служил будущий папа. И этот взвод по приказу начальника училища построили на плацу.

Дальше, как пел ныне покойный Фаррух Булсара, "The Show Must Go On". Девушке предложили выбрать из строя своего суженого.

Однако, что-то пошло не так...

- Ну как я его узнаю! Они в форме все одинаковые!

Начальнику училища это фарс тоже надоел, и он скомандовал:

- Внимание! Товарищи курсанты! Кто имел интим с этой девушкой - шаг вперёд!

В армии учат многому: "Сам погибай, а товарища выручай", "Один за всех и все за одного". Многочисленные совместные занятия и проживание в одной казарме сближают людей. Поэтому по команде генерала взвод в едином порыве сделал шаг вперёд.

Показать полностью
544

Борьба с авитаминозом.

Когда наша рота подбиралась к выпуску, в одно из подразделений второго курса прислали старшего лейтенанта на должность командира взвода.

Так вот этот новоприбывший любил, оставаясь ответственным офицером в воскресенье, устраивать своеобразный строевой смотр. Выводил личный состав перед казармой, строил так, чтобы дистанция и интервал между курсантами составлял два шага, а затем обходил каждого, осматривая со всех сторон. Видимо, пересмотрел офицер фильмов про армию США. Ну и в процессе проверял на знание Устава.

И вот курсанты одного из взводов выработали контрмеры. Заранее достали чеснок и лук и покушали данные продукты перед построением.

День выдался солнечным и потому старший лейтенант ещё и солнцезащитные очки нацепил. Конечно, для строя такая деталь не приветствуется, но рядом из вышестоящего командования никого не было. А ещё офицер обладал подкаченной фигурой, что придавало ему сходство с героем Вигго Мортенсена из фильма «Солдат Джейн».

Борьба с авитаминозом. Текст, Армия, Армейские истории, Курсанты, Военное училище

Итак, взводный осмотрел одного курсанта и спросил:

- Обязанности военнослужащего перед построением и в строю?

Курсант открыл рот и бодро начал рапортовать, а офицера аж отбросило. Выслушав пару предложений он сказал:

- Достаточно!

Потом перешёл к следующему подчинённому. Картина повторилась, только статьи другие спрашивал.

Опросив таким образом ещё человек пять офицер повернулся к замкомвзводу:

- Что это? Бухали все вместе, а теперь запах скрываете?

- Никак нет, товарищ старший лейтенант! С авитаминозом боремся!

Старший лейтенант ухмыльнулся. Дураком он не был, а потому подобные опросы в дальнейшем прекратил.

606

Свой своего.

В девяностые в моём городе был пивной бар, который вывески с названием не имел, но в народе назывался «Пьяная лошадь» или «Кружка». Собственно, ничего примечательного в этом баре не было — таких было много. Однако, для курсантов училища, в котором я учился, одна причина посещать это место всё таки было — а именно, его расположения. От бара по прямой, примерно, в двухстах метрах находилась конечная автобуса, который делал остановку возле родных до зубовного скрежета стен альма-матер. И курсант знал, что в каком бы состоянии он из бара не вышел, до училища доедет.

Кормили нас в курсантской столовой по бачковой системе. То есть, на накрытые столы ставили бачки с едой, и один из сидевших раскладывал по тарелкам. Бачки и чайники числились за столовой, а вот остальная посуда (тарелки, ложки, вилки, кружки и т. д.) числились, непосредственно за подразделениями училища. От роты назначался на сутки дежурный по обеденному залу (в простонародье, официант). Он раскладывал посуду на столах (требования к сервировке были жёсткие), получал еду, а после приёма пищи собирал и мыл посуду. С первого курса нас приучали: поели, поставьте посуду в стопки и сдвиньте на край стола в сторону прохода. Официанту проще будет её собрать и унести. На старших курсах курсах появилась традиция: взвод, курсант которого заступил в наряд по обеденному залу, остаётся минут на пять в столовой и помогает сослуживцу собрать посуду.

Так вот, возвращаясь к началу заметки. Когда я заходил в бар и видел, что пивные кружки стоят на краю стола у прохода, то сразу понимал, кто эти посетители.

371

Русская армия и продуктивный труд.

Дело к зиме, холодно стало. И решил один мой солдат не выйти на пробежку утреннюю. А я не узнал об этом, так как сам щемил в кубаре до обеда. И взбрендило командира батареи посетить сие спортивное мероприятие в свой выходной день. Недощитался четырех тел ( меня еще двоих сержантов и собственно солдатика).
На сержантов плевать, с нас только контроль требовался(до дома месяц уже), а солдатику еще служить и служить, и дисциплину воинскую привить надо.
Меня на следующий день на ковер, как исполняющего обязанности старшины и давай любить в разных позах.
Вердикт следующий: пока батарея отдыхает в воскресенье, солдатик плац метет на морозе, а я с ним на улице стою и контролирую процесс, дабы дошло до меня на заре службы что такое дисциплина.
Ах да, плац солдатик метет не чем иным как ломом.
Ну солдатику я нехилых словесных пиздюлей вставил, оделся потеплее и пошел в курилку сидеть, да наблюдать.
Два часа сижу, три, через промежутки слыша крики одного из старлеев батареи(кричит с окна теплой канцелярии на втором этаже): "Сержант Virusnuti, хули я скрежет лома не слышу?" Встаю иду вламывать солдату, снова курю на морозе под дивную ломовую симфонию.
Вдруг вижу из-за горизонта пузо выезжает на маленьких ножках, большоооое такое пузо, круглое, как у командира бригады прям. И давай плац резать по диагонали вопреки всем правилам передвижения по части.
Подкатывает толстый к солдату, сверкая полковничьими погонами и спрашивает:
-Солдат эм.... а ты эммм... чего такое делаешь эмм??(привычка была издавать инородные звуки у государя нашего)
( Делать паузу после "эммм" и слова мееедленно читать, размеренно.)
-Плац ломом мету, товарищ полковник.
-Аа эмм.... ну ясно.
Идет к курилке. Взлетаю в постойке смирно и отчеканиваю гроооомко, на весь плац, дабы офицер в канцелярии услышал о прибытии важного гостя.
-Товарищ гвардии полковник, сержант Virusnuti!!!
- Чем занимаешься сержант эммм...
- Курю товарищ полковник, да контролирую уборку плаца. ( а у самого улыбка на лицо так и лезет, будь она не ладна)
- Эммм.... ну ясно.
Разворачивает пузо и идет в расположение.
Далее со слов сослуживцев.
Заваливается Батя наш в казарму. Под истошное "смирно" дневального и хоп в канцуху нашу, юрк!!
- Товарищ гвардии полковник старший лейтенант Погорелов!!!
- Эмм... лейтенант, а что у тебя солдаты на улице в такой мороз эмм.... да в выходной день эммм...
- Наказаны товарищ полковник, плац убирают.
- А ну ясно эмммм.... ( Выходит из канцелярии).
- (дежурному) Эй, гордость моя, эмм.... строй давай каторжников.
Батарея строился.
Крик.
- Вы что охуели тут?????? ЭММММ...

Я аж подпрыгнул на лавке)
Через 10 минут все вышли на улицу, каждый солдат получил по метле, каждый сержант по лому и пошла работа. Через 30 минут в расположение прибыли все офицеры и командир дивизиона, и были посажены на лавку для контроля.
А полкан навел кофею и сидел в канцухе до отбоя, в окно всех палил.


Очередной проебанный выходной.
Очередная порция недостающих знаков: """::::.....…,,,,

P.S. мои 6 подписчиков я вас искренне люблю и буду творить далее. Извините что на разные темы пишу!

Показать полностью
320

Армейские байки: "Даги и внеуставные отношения"

Часть в которой я служил не большая, срочников там было 55 человек, и из них 12-13 это северокавказцы, преимущественно даги, которые и держили эту часть по традиции. Часть не уставная, другими словами страшим офицерам посрать что творится в рядах срочников лишь был покой и порядок, а младшие офицеры боялись получить нагоняй от старших в случае лишнего кипиша в части и так же боялись получить пизды от друзей\родственников дагов, которые раз в месяц приезжали с аулов несколькими машинами навестить служивых. Был случай, за пол года до моего призыва, когда командиру роты не понравилось как с ним говорили и он нагрубил одному кабардинцу, тот (кабардинец) его позвал на беседу в каптерку и навалял лещей так что стены ходуном ходили, ротный вылетел из каптерки а вслед ему его фуражка. В эту часть попасть было относительно легко, нужно было кое с кем договориться, что даги и делали, да и сам я именно так туда попал.

Но напрягали они не всех, были с моего призыва человек 6-7 кого особо не трогали, и кто сам никого не трогал, это были ребята с высшим образованием, некими спортивными званиями и с силой воли, ваш покорный слуга был один из них (не то чтобы я выебываюсь). Нас не гнобили как остальных, но и расслабляться особо не давали, постоянно был прессинг, чтобы прибить к остальным в стадо, постоянно просили сначала по хорошему что то для них сделать, а на отказ начинали наезжать, но до драки не доходило, думаю боялись получить по роже и потерять авторитет в глазах остальных, поэтому наезды и просьбы были всегда наедине. У меня за спиной был опыт 4 лет самбо и 3 года рукопашного боя, я ждал момента пустить в ход свои навыки, прогибаться даже не думал, даже если бы напали толпой, одному фингал залепил бы. У остальных частенько отжимали деньги, посылки, телефоны (правда иногда возвращали), если кто то портил\терял свою зарплатную карту, то его гнобили по черному, пока не найдет где хочет деньги. В таком ритме и прошли первые пол года службы.


После шести месяцев службы начали уходить даги из предыдущего призыва, а "молодые" почувствовав силу начали беспределить по полной. Унижения, отжим денег и телефонов стали обыденным явлением, решили подмять под себя всех включая и тех кто не хотел прогибаться. Казарма у нас находилась при аэродроме, а штаб в городе, поэтому офицеров в части было не много, а вечером в казарме оставался только дежурный, который всегда куда то исчезал, и тогда начинался самый треш. Всему есть свои пределы, даже у терпения, в очередной раз даги доебались до щуплого 18 летнего паренька, но выглядел он лет на 13, хотели денег, которых у него не было, в ход пошли унижения, один самый борзый поносил его, и говорил при всех что он делал с его матерью, паренек не сдержался и кинулся с кулаками. Конечно он даже не успел ничего сделать, его скрутили толпой и били что есть силы, сука я думал он не выживет, на следующий день, они пытались отнять телефон у другого, тот тоже дал отпор, и получил тяжкие телесные в ответ. Через день еще случай жестокого избиения.


Настала моя очередь (на следующий день после последнего избиения), подошли утром, потребовали карточку, сама зарплата смешная была 400р в месяц но тут дело принципа. Карточку я не отдал, борзый даг уже собрался кидаться но увидел что я встал в стойку и тот остыл (их было двое всего), но обещал что вечером мне пиздец. В этот день была баня, она находилась в городе, при штабе, поэтому всех побитых даги засунули в наряды из которых обычно срочников не отпускали в баню, чтобы лишний раз не светить битых перед высшим составом. Залетает в баню старшина со словами "идет областная прокуратура все строимся на осмотр", стоим все голышом, посмотрели нас, посчитали, пятерых не хватает. Прокуратура сказала что никто отсюда не уйдет пока не приведут отсутствующих, в рядах дагов началась тихая паника, виду не подавали, даже шутили и смеялись, только выглядело это жалко. Когда привели побитых, все встало на свои места, прокуратура молча забрала их, а через три дня приехала и за дагами, нужно было видеть их лица, когда их забирали, столько страха и отчаяния... Троих правда вернули через день, эти были самые хитрые, никого не трогали никогда, только подначивали других, более тупорылых, еще одного вернули через два месяца, он ходил как пришибленный и говорил "мнеб только дослужить". Как потом выяснилось они сливали все друг на друга, постоянно жаловались родителям, как девочки, что им тяжело, падали на колени перед избитыми чтоб они показания поменяли... В итоге получили условное, в части я их уже не видел, знаю что держали их в прокуратуре области еще 3-4 месяца после моего дембеля.


После моего призыва больше в части срочников не было, решили походу что от них больше проблем. Больше про армию писать не буду, не было ничего такого интересного, извиняйте за длинный текст и плохой слог, как вспомню это пиздоблядсво мысли путаются.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: