9

На уроках Джеки Чана. Часть 13.

Часть 1. Умополис

Часть 2. Коллекционер головоломок

Часть 3. Стыд и позор на школьной линейке

Часть 4. Подарок отца

Часть 5. "Привет, я - Джеки"

Часть 6. Откровения Маши

Часть 7. Кунг-фу среди деревьев

Часть 8. «Прокачай себя»

Часть 9. Стратегия покорения рейтинга

Часть 10. Секрет заповедника

Часть 11. Спрятанный дневник

Часть 12. Цели и мечты


Часть 13. Непобедимый


Эрика одолевали сомнения.


Он долго вёл мысленный диалог сам с собой, взвешивая все за и против, решив в итоге всё же позвонить Маше. Когда друг беспокоится и не стесняется проявить своё чувство – разве это плохо?


– Алло, – непривычно нейтрально ответила Маша после долгих гудков.


– Привет. Я тебя, наверное, от чего-то отвлёк? – трактовал Эрик по-своему тон подруги.


– Всё нормально, можем поговорить, – в голосе девушки звучала усталость.


– Как ты себя чувствуешь?


– Сама не пойму. Ночью не могла уснуть и сейчас тоже, хотя глаза и закрываются.


– Может, тебе успокоительного какого принять?


– Не хочу. Думаю, скоро всё же сама усну.


Эрик помолчал немного, подумал и решил не уговаривать принять лекарство – это могло только разозлить Машу. Поэтому сменил тему:


– А ты отцу рассказала о дневнике мамы? – этот вопрос не давал Эрику покоя, он не представлял, что сделал бы, окажись сам в подобной ситуации.


– Ещё нет, – ответила Маша, и это звучало как «Никогда не скажу».


– А не хочешь пройтись? – решил попробовать другую тактику Эрик. – Хотя бы немного побыть на свежем воздухе? Говорят, после прогулки сон лучше идёт.


– А вдруг я усну на ходу? – в голосе Маши слышались сомнения, но более веской причины не принять предложение Эрика она не смогла найти. А может, и не захотела.


– Вот и отлично. Разве ты не этого хочешь – уснуть поскорее? – весело отозвался Эрик.


– И что, ты меня потом на спине потащишь? – впервые за весь разговор со стороны Маши раздался смешок – она представила описанную картину.


– Если надо будет – потащу, – серьёзно ответил парень, а потом уже снова весёлым тоном добавил: – Дополнительная физнагрузка никогда не помешает!


На том они и решили. Эрик не стал даже заикаться насчёт игры в мяч – Маша была утомлена и слаба, да и настроение было явно не то.


Прогулка выдалась продуктивной. Неспешным шагом, как подсчитал спортивный браслет, друзья намотали шесть тысяч шагов, и когда Эрик проводил Машу до самого дома, в её глазах читалась благодарность.


– Спасибо, что вытащил меня. Мне это очень нужно было, Эрик. Чувствую, сейчас завалюсь на кровать – и буду спать до самого утра, – разведя руки в стороны, потянулась Маша, пытаясь сдержать зевок. Но у неё это не получилось. – Ой, прости, – она смущённо прикрыла рот. – Ну что, до завтра?


– До завтра, – улыбнулся Эрик, увидев, что Маша покраснела.


Она быстро поцеловала его в щёку и, хихикнув, побежала в дом.


Эрик дотронулся до места поцелуя и побрёл к себе, размышляя о том, что это было.


Вечером он всё же последовал совету Джеки, и после выполнения связки движений, которые с каждым разом у него получались всё лучше, отправился на спортплощадку с волейбольным мячом.


Когда Эрик туда пришел, он увидел, что в волейбольной зоне девчонки играют в пионербол. Среди них были и его одноклассницы – они помахали ему рукой и позвали к себе, предложив присоединиться. Долго не раздумывая, он согласился.


Через некоторое время подтянулись ещё пара мальчишек помладше.


И вот, когда игра была уже в самом разгаре, собралось три команды по шесть человек – в пионербол играли на вылет до пятнадцати очков – к волейбольной зоне подошли шестеро парней. Все высокие, подтянутые, на вид от семнадцати до двадцати лет. У некоторых даже виднелась на лице щетина, а не пушок.


Пятёрка ребят остановилась в нескольких шагах от игроков, а шестой – самый плечистый, пусть ростом и пониже своих товарищей - подошёл к площадке. Твёрдо и громко спросил:


– Сколько вам ещё играть?


На волейбольной зоне воцарилось молчание. Тишину нарушал лишь постукивающий мяч, который уронила самая маленькая из игроков – шестиклассница, только-только поймавшая его с подачи.


Первой заговорила Аля, одноклассница Эрика:


– Артёмчик, это ты? – удивлённо спросила она. – Ничего себе ты… изменился. Я тебя сразу и не узнала.


– Так если всё же узнала, почему называешь меня по имени? – с вызовом спросил парень.


– Ой, да ладно тебе, – Аля махнула рукой. – Это ты перед своими друзьями бахвалься, пусть они и называют, как тебе хочется. А я тебя, одноклассничек, по имени буду звать – Артёмчик.


Услышав последнее слово, Артём слегка скривился и окинул взглядом присутствующих – почти все опустили глаза, делая вид, будто не слышали этого разговора. Но Эрик не знал, кто стоит перед ним, поэтому без всякого смущения разглядывал подошедшего здоровяка.


Может, это брат Али? – подумал Эрик. – Или студент, который только закончил школу? Но она сказала: «Одноклассничек». Что же получается? Вот этот амбал-переросток с короткой чёрной бородой, который выше него, Эрика, и даже Маши, в девятом классе? Но ведь он знал всех своих одноклассников в лицо. Всех, кроме… – внезапно его озарило. Тот самый парень, про которого рассказывала Маша – который должен был вернуться из заграницы. Артём Непобедимый, собственной персоной, стоял сейчас перед ним, самодовольно ухмыляясь.


Артёму льстило, когда его рассматривали так же, как он – знаменитую античную скульптуру Геркулеса Фарнезского, созданную Гликоном. Но в одном взгляде читалось ко всему прочему ещё и презрение.


Парень недоумевал – чем он, Артём, уже не угодил этой мелюзге? Почему какой-то коротыш, которого он видит впервые, так злобно на него смотрит?


Только Артём собрался обратиться к незнакомцу, как сзади донеслось:


– Непобедимый, ты уже приехал? А мы ждали тебя завтра, – Эрик узнал в говорившем Маринина Андрея. Того самого одиннадцатиклассника, который поначалу занимал первую позицию в общем рейтинге, и которого Эрик видел только на стене-экране в своём подвале.


Артём развернулся и пожал руку подошедшему, как равному.


– Здоро́во, Андрюх. Как отдохнул летом? – в голосе Непобедимого не слышалось ни надменности, ни высокомерия. Даже наоборот, Эрик уловил уважение и интерес в его тоне.


– Да я-то что. Тут сидел, никуда не уезжал. А вот тебе, думаю, есть что рассказать. На вид ты набрал килограмм шесть, и это явно пошло не в живот. Да, ты хорошо вырос. Вширь. Молодчага. Чем занимался?


– Не поверишь, турнички и брусья. И всего-то на пять килограмм, – небрежно махнув рукой, добавил Артём.


– Да ладно? Я вот тоже на турничках и брусьях занимался, но что-то совсем не изменился. В чём твой секрет?


– В шведском столе, Андрюх, в шведском столе, – Артём, улыбаясь, похлопал Маринина по спине. – Ты не хочешь в волейбол с нами поиграть?


– С кем – с вами, Непобедимый? С этими малявками? – Маринин кивнул в сторону команды, в которую входил и Эрик.


– Неет, – рассмеялся, но как-то добродушно, Артём, после чего кивнул в сторону той пятёрки, с которой пришёл, – Вон, с ребятами из универа.


– Вообще-то мы тут играем, – вставила Аля возмущённо.


– Да я что? Против что ли, Алечка? – Повернулся к ней Артём.


– Так, а чего ты говоришь, что будешь тут играть со своими друзьями?


– Будем. Я ведь подошёл узнать, сколько ещё вам играть, и договориться, чтобы занимать сетку по очереди: партию – вы, партию – мы.


–Да что ты с ними сюсюкаешься, Непобедимый? Выгнал их с площадки, да и всё, – вмешался Маринин.


– Так ты будешь с нами играть? – пропустив мимо ушей совет Андрея, обратился к нему Артём.


– Не, я буду тренироваться – хочу снова первое место занять в рейтинге.


– В каком ещё рейтинге? – не понял Артём.


– Как, ты ещё не в курсе? – удивился Маринин.


– В курсе чего? Хватит загадками говорить. Что там за рейтинг такой?


– Смотри, – Андрей достал смартфон.


Выслушав краткое объяснение, Артём сказал:


– Хорошая задумка. Надо самому установить, как там, «Прокачай себя», верно?


– Ага. Ну, ладно, я пойду, а ты тут развлекайся, – ухмыльнулся Андрей.


Непобедимый и Маринин пожали друг другу руки, и последний пошёл в сторону перекладин.


– Так, – обратился Артём к игрокам, – или мы играем по очереди, как я предложил до этого. Или мы делимся на команды и все вместе играем в волейбол. Решайте, да поскорее. И так уже полчаса на разговоры потратил, а хочется руками помахать.


– А что это ты тут раскомандовался? – вырвалось у Эрика. Ему тоже порядком надоела болтовня, а самоуверенный тон Артёма и самодовольная манера держаться и вовсе вывели его из себя.


Артём с удивлением огляделся по сторонам, словно искал, к кому обращается этот бодрый паренёк, а потом обратился к нему:


– Это ты мне, малыш? – безобидным тоном спросил Непобедимый.


– Какой я тебе малыш! – не выдержал такого оскорбления в свой адрес Эрик. – Вообще-то, мы с тобой одноклассники.


Артём представил картину со стороны: он, высокий мускулистый юноша, который выглядит на все двадцать лет и этот коротышка, едва достающий ему до груди, а на вид – класс пятый, стоят рядом на общей фотографии выпускного альбома. Не выдержав, Непобедимый засмеялся.


– Что ты ржёшь, как конь? – Эрик уже не контролировал себя, его полностью захватил гнев.


– Ты поосторожнее с выражениями, мальчик. – По-отцовски пожурил Артём Эрика. – Шутки шутками, а вот на личности переходить не советую. Так и по голове можно получить – даже не посмотрю, что ты с младших классов.


Эрик не знал, что сказать. Уже второй раз за неделю он опозорился перед толпой. Пусть на площадке собралась и не вся школа, но сомнений, что об этом узнают остальные, не было.


Эрику в его распалённом состоянии на ум пришёл всего один вариант как реабилитировать себя в глазах остальных. Не обдумав ни секунды, он заявил:


– Этот мальчик надерёт тебе попочку, Побеждённый, или как тебя там называют.


Только произнеся мысли вслух, Эрик понял, что перешёл все границы.


– Я – Непобедимый, – рявкнул Артём, но, тут же взяв себя в руки, уже спокойным голосом добавил: – А ты, как я погляжу – Безумный, раз такое мне говоришь. Что ж, раз папа тебя не научил манерам, значит, придётся мне преподать тебе урок. И как ты хочешь надрать мне… попочку? Когда и где? – В улыбке Артёма не было ни намёка на злость или сарказм. Со стороны складывалось впечатление, словно отец в очередной раз объясняет нерадивому сыну, что есть хорошо, а что – плохо.


– В субботу, тут, – в этот раз Эрик немного подумал, прежде чем говорить.


– В чём будем состязаться? – вздохнул Артём.


Эрик не знал, в чём. Выпустив пар в горячке, полностью опустошённый, теперь жалел о сказанном. Он понимал, что дал себе отсрочку в шесть дней, но позор неминуем, ведь ему нечего противопоставить Артёму. Эрик осознавал, что вляпался. Но признавать свою ошибку не собирался.


– Единоборства. Любые. До трёх побед. Победа – опрокинуть соперника на пол.


– Ты уверен… как тебя зовут?


– Эрик, – он был сбит с толку таким вопросом.


– Артём, – Непобедимый протянул руку для пожатия. – Так ты уверен, Эрик, что действительно хочешь драться? Если передумаешь – в этом ничего плохого нет. Все мы люди, и сгоряча много чего можем наговорить.


У Эрика не складывалась картина: образ зазнайки и выскочки, описанный Машей, никак не подходил под парня, который стоял перед ним. Он невольно проникся уважением к Непобедимому, но отступить не мог.


– Уверен, – Эрик ответил рукопожатием.

________________________________________________________________________________________________

Кому интересно продолжение истории, вот ссылка на всю книгу: https://author.today/work/43835

Найдены возможные дубликаты

+1
Гнев страшная штука. Нельзя у него есть на поводу идти. А вообще все маленькие драчливые: маленькие собаки кидаются первыми, маленькие петухи воплощение агрессии и так далее. Наверное природой заложено это.
раскрыть ветку 1
0

Тонко подметили касательно "все маленькие драчливые"))