6

Мы есть Мир. Глава 24. Еще быстрее! + эпилог

— У нас есть шанс. — Твердо сказала Фэй и ей поверили.

Вернее, промолчали. Лайнус побледнел, Яс безразлично пожала плечами. Хех, все верно — Лайнус верит, а Яс все одно с кем драться, лишь бы не снова с Кирби.

— У нас есть шанс. — Повторила Фэй, указывая на лестницу вниз. — Если пойдем тихо.

И шанс действительно был.

Если бы шли тихо.

Мары спят. Удивительно, но действительно спят. Защитникам всегда казалось, что эти сжигатели энергии умрут, если не будут двигаться хотя бы пять минут, а они тут спят. Все. Восемь багровых силуэтов распластались на бетоне, раскинув конечности в стороны. Странно так спать, наверное — будто все лапы разом разъехались на разлитом машинном масле и зверь плюхнулся на брюхо. Но марам, кажется, вполне удобно. Глаза закрыты, ноздри чуть подрагивают.

Твари действительно дрыхнут в такой невероятной позе!

Ну и дрыхли бы себе дальше...

— Ой, кто это?!

Лайнус кидается к Кайсе и зажимает ей рот рукой, но поздно — звонкий детский голос уже пошел гулять под потолком. И, конечно, мары слышат. Им достаточно и такого короткого вскрика.

Мутанты поднялись. Поднялись так же странно, как спали. Они не подтягивали к себе лапы, чтобы потом и разогнуть, нет. Они просто изменили угол между конечностями и туловищем с развернутого на прямой, будто под лапами у них не бетон, а пустота.

— Ум-в-вуа-в… — мычит Кайса.

Мары дружно садятся на задние лапы, багровые морды поворачиваются к людям.

Но все помнят. Замерли. Даже Кайса замолкла и перестала дрыгаться. Не иначе, встретилась с маром глазами.

Сзади тихо зашуршало. Лайнус и сумка. Тонко завибрировало — винтовка Яс, скорее всего.

Мары приподнялись и пошли на сближение.

— Р-ращ! — взревел Лайнус.

Одновременно — детский визг и топот маленьких ног вверх по лестнице.

Вот теперь все.

Можно смело закрыть глаза. Все равно больше не откроются.

Одного мара можно убить, от пять убежать, но если их больше — ты труп.

Что ж, это была хорошая жизнь. Много чего удалось сделать и достичь. Даже Фэй удалось доучить наконец. А еще — найти город других людей и даже спасти его. Друзей тоже найти. Побывать — во второй раз! — там, куда никто не пойдет по собственной воле, и убить тварь, которую и видеть никто не видел!

Да, это была славная жизнь. И умирать не жалко.

Прощай, Кайса. Жаль не успели познакомиться нормально.

Прощай, Лайнус. Чудаковатый странный парень, чьи ум, отвага и находчивость не раз спасали так много жизней. Ты хороший друг.

Прощай, Фэй. Ты так и не станешь Знающей. Зато ты стала настоящим воином, научилась не бояться открытого боя и побеждать. Научилась принимать тяжелые решения, переступая через себя.

Прощай, Яс. Славная боевая подруга. Ты потрясающий боец, ты удивительно красива, и у тебя изумительный характер. Ты перебила столько мужских сердец и носов, что считать уже надо, пожалуй, сотнями. Может, тебе не хватает личной удачи, зато всем остальным ты еще и поделиться можешь.

Прощайте, люди города, аутсайдеры и ученые, генерал Кри, Сильвио Джар и Торай. Вам крупно повезло. У вас теперь есть шанс.

Прощайте, люди Поселка. У вас, к сожалению, шанса нет.

Прощайте, люди.

Прощай, мир.

Стоп, секунду...

Оказывается, и секунды не прошло. Вот Кайса, так и не успевшая далеко убежать, над ней завис в прыжке мар. Когти уже почти касаются тощей шеи.

Вот Лайнус с искаженным от боли лицом. Обе руки вскинуты, клапан сумки висит в воздухе. От правой ладони стелется шлейф кровавых шариков, в метре от левой висит маленькая бутылка с надписью синим прямо по стеклу. "Спирт" написано.

Ах хитрый Лайнус! Вот зачем ты задержался в лазарете! Шарился по ящикам, в поисках заветной жидкости, которой и так в Поселке остались сущие капли! Да и сумка потому и шуршала, что за спиртом ты полез, а вовсе не за оружием! Думал кинуть в бой самое лучшее оружие отряда, да Кайса помешала, за ладонь укусила.

А вот Яс. Она уже успела выжать спуск свое бандуры и из ствола вылетает крошечный раскаленный докрасна шарик. Никакой вспышки сгорания, да и откуда ей взяться. Только сам шарик светится да тянет за собой клин сжатого воздуха. Зубы Яс сжаты до предела, разве что не крошатся, глаза, если присмотреться, смотрят в разные стороны. Один, сквозь рамку прицела — на летящего прямо на выстрел мара, другой — в сторону, уже на следующую цель. Руки уже ощутимо сдвинули ствол с линии огня, ловя нового мутанта.

Фэй. Ты всегда была умницей, и ею остаешься. Ты даже успела заметить, куда Яс прячет пистолет и уже тянешь его у нее из-за спины. Конечно, обращаться с ним ты не умеешь, но заставить маров сбить атаку парой неприцельных выстрелов вполне в состоянии. Все правильно помнишь — используй любое подручное оружие.

Все пытаются спасти свои жизни. Нет, скорее не так. Все пытаются забраться максимум чужих.

Просто в голове не укладывается, как все изменилось. Война… Война никогда не меняется. Но Война меняет людей. Сильно и быстро. И далеко не в лучшую сторону. Делает жестче и злее. Убивает изнутри, отравляет, как та самая радиация в водах Восточной реки убивает людей Поселка. Неужели мир действительно стоит таких жертв? Неужели все так просто и одновременно — невыносимо сложно? Неужели чтобы достичь мира, в людях должны остаться только Бесстрашие, Дерзость, Вера и Безумие?

Неужели за мир необходимо воевать?

Или, может, только за него и необходимо?..

Надо же, как много мыслей за такой короткий отрезок времени. И наконец можно ответить и самому себе и немного Лайнусу — нет в мире ничего быстрее мысли. А значит и их количество не влияет на принятие решений. Решения можно вовсе не принимать, или принимать их сотнями — изменений не будет, сфера событий все равно сменит сама себя, извратившись так или иначе. Время все равно придумает, как привести к тому, чего каким-то образом удалось избежать.

Если только ему не помешать. Приложением гигантского количества собственной энергии.

А если так, то никому сегодня не придется умирать.

Надо только посчитать. Не торопясь.

Один.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

Шесть.

Семь.

Восемь.

Можно.

—… вашу мать! — закончила Яс, переводя винтовку.

Куда она целится?!

— Стой!

Нет, опоздал. Глухо ударило по ушам, волосы затрещали. Хорошо хоть на пол рухнуть успел. Совсем как мары. Они тоже с глухим стуком упали и застыли. Все восемь. Шесть — отдельно от голов, двое — с распоротыми животами. Тоже работает.

— Какого?! — кричит Лайнус. — Кирби, ты успел?! Да?! Успел выпить?

Ничего ты, Лайнус, не понял. Ну да ладно, авось поймешь, когда в вытянутую в твою сторону руку упадет пузырек с надписью "спирт".

— Нет, Лайнус. — улыбнулся Кирби, протягивая другу пузырек. — Я думаю, оно больше не понадобится.

Кирби поднялся, переступил через мара и огляделся.

— Найдите Кайсу. Мы входим.


Двести двенадцать человек. От полутора с лишним тысяч в живых осталось только двести двенадцать человек. Все вперемежку, примерно поровну. Только Защитников всего пятеро. Зато именно они отозвались на стук в гермодвери и первыми из них вышли, стреляя глазами по сторонам и сжимая рукояти ножей. Скорее по привычке — у четверых клинки иззубрены до состояния абсолютной тупости, у пятого и вовсе — сломан посередине. Но Защитники все равно приближались в полу-изготовке, и, лишь узнав спасателей, расслабились и стали помогать выбраться остальным.

Из шлюза непрерывным потоком шли люди — мужчины, дети, женщины, старики, порой раненые, но легко. И все как один — бледные и часто дышащие.

— Мама! — в один голос крикнули Фэй и Кайса, кидаясь к своим родителям.

— Фэй!

— Кайса! Ты жива! Слава Миру!

— Нет, мама, не Миру! Меня спасли четыре имени!

— Кто?

— Ну ты же сама рассказывала! Четыре помощника Мира — Бесстрашие, Вера, Безумие и Дерзость!

— Это про нас, что ли? — прошептал на ухо Лайнус. — Тогда я даже знать не хочу, кто из них — я.

О да, Лайнус, здесь ты прав как никогда. Тебе действительно лучше не знать, ты и так дурной.

— Я же обещала, что мы вернемся! — заливалась слезами Фэй. — Я верила, я до самого конца верила, что вы живы!

— Не все, дочь, не все. — Со вздохом рядом с Фэй присел Глава Триады. — Виала больше нет с нами. Как и многих других.

— Но больше никому не придется умирать! — горячо уверила Фэй, хватая отца за руки. — Мы привезли лекарство!

Да, кстати. Лекарство.

— Лайнус, мешки.

Защитники быстро поняли, что нужно делать, и начали направлять людей к Лайнусу. Тот принялся колоть противоядие, отбрасывая пустые иглы в сторону.

— Кто это, дочь?

— Это Лайнус и Яс, друзья! Они привезли лекарство и помогли спасти Восточную реку!

— Ты серьезно?

— Конечно! Вода чиста, а чтобы вылечиться от того, что уже есть, нужно лишь принять укол!

— И приготовиться блевать полдня… — вполголоса добавила Яс, вздохнула, закинула за спину винтовку и подошла к Лайнусу. — Давай помогу.

— Да-да… — отстраненно отозвался тот, роняя шприц. — Надо колоть в печень, прямо в печень. Ты знаешь… Ах да, конечно, знаешь...

Новость о лекарстве облетела весь ярус со скоростью мысли, к городским уже выстроилась вяло шатающаяся, но очередь. А работы много — на один укол, очень осторожный, не меньше пяти минут уходит. Найти место, протереть салфеткой из упаковки со шприцом, ввести иглу, медленно и аккуратно, — она длинная и очень тонкая. Потом так же медленно выжать поршень и еще медленнее извлечь иглу.

Так они до утра провозятся...

— Давай, помогу.

— Д-да, ага… Только надо колоть в печень… Ты знаешь, где...

Секунду до него доходило. Потом махнул рукой.

— О чем я, конечно, ты знаешь, где печень! Вот, держи.

А вокруг гомонят уже уколотые, и все перекрывается звонкий голос Фэй.

— Можете идти вниз и пить сколько хотите! Опасности нет, вода чиста!

Все закончилось только поздним вечером. Сначала — лечение, потом — укрепление бункера. И первым делом было решено исправить привод ворот и залатать дверь северного входа.

Во время работы у люде начали проявляться первые признаки лечения. Один за другим они падали, хватаясь за живот и зажимая рот одновременно. Кто мог — уползали прочь, некоторых рвало прямо здесь. Почти всех — с кровью, но после этого лица моментально розовели, а дыхание приходило в норму. Правда, двигаться они не могли, из-за страшной, по их словам, слабости, но Лайнус заверил, что это нормально и скоро пройдет. К концу работ осталось лишь четверо друзей, но разорванную марами дверь все же собрали, укрепили и запечатали.

Спустя часов, наверное, десять, едва волочащие ноги друзья дотащились до ангара и расселись на краулеры. Идею предложила Фэй — ангар был самой далекой от северного входа точкой, и расползающиеся во все стороны люди сюда не добрались. И четверо никому не мешали, и им — никто.

После всего пережитого даже броня краулера под задницей как мягкая подушка. Яс и вовсе улеглась, положив голову на колени Кирби. Лайнус поначалу вяло ковырялся под днищем другого краулера, но быстро сдался и забрался на крышу — к Фэй.

Вот теперь все хорошо. По крайней мере, это еще не самая худшая точка сферы событий. Могло быть все намного хуже. Поэтому пусть будет "все хорошо". И не думать дальше, лень...

— Эй, Кирби. — послышалось с соседней машины. Видимо, не всем думать лень. — У меня вопрос.

У тебя всегда вопросы… Тебя, наверное, в песок по шею закопай, ты и то спросишь, почему на склоне, а не на вершине.

— Если ты не пил спирт, — продолжил Лайнус, не дождавшись, да и, наверное, не дожидаясь ответа, — то как умудрился развить такую скорость? Тебя даже видно не было, в смысле, совсем! Ты просто исчез и появился снова. Как?

— Ты же сам говорил… Мысли есть время, и быстрее мысли нет ничего. — Улыбнулся Кирби. — Я просто думал о том, как побыстрее оказаться в следующей точке сферы событий. Думал только об этом. И еще — считал.

— Ладно, пусть так… Хоть это все и только теория, но ладно. Тогда скажи, почему ты вообще снова ускорился? Как же страх сотворить не то, пустить мир не туда, все непоправимо изменить и испортить?

— Я думаю, нет смысла спрашивать, откуда ты об этом знаешь...

Фэй опустила голову, но не покраснела. А месяц назад цвела бы как красной пылью посыпанная.

— Но я тебе скажу так...

Скажу...

Как только все это обретет свои слова.

Линия времени, бусы сфер событий, точки входа и выхода, конфликты статики, динамика взаимодействий...

Как все это объяснить человеку, который никогда в жизни не видел ничего из этого, не ощущал, даже не подозревал, что оно существует, пусть и допускал такую возможность. Как объяснить ему, где начинается и как заканчивается управление временем? Почему зависшие в воздухе предметы когда-то входят в твое время, а когда-то — остаются в общем. Почему не горит и не рвется одежда...

Как объяснить ему, что главное во всем этом кроется не в способности управлять временем, а в голове, в сознании. Как дать понять, что понимание своих решений действительно ставит блок на всей силе, но оно же, если его обдумать глубже, его же убирает, до предела форсируя организм.

— Знаешь, я понял, что, в сути, ничего не меняю. — Медленно начал Кирби. Весы в голове пошатнулись и принялись разваливаться на части. — Можно изменить форму чего-то, но не суть. Нож останется ножом, даже если будет похож на шпиговальную игру или шило.

Яс улыбнулась во сне, будто услышала. Кирби провел рукой по белым коротким волосам.

— Может быть, я и влияю на этот мир сильнее других, но зато других — в тысячи раз больше. И, как я ни старайся, своим решением я никогда не перевешу решение большинства. Даже если я сделаю что-то неверно, время все равно придет в точку событий, и она не будет так уж далека от первоначальной, равно как и в случае, когда выбор будет верным. А знаешь все почему?

— Полагаю, что знаю. — Лайнус поднял голову, взглянул прямо в глаза. — Но услышать хочу от тебя.

— А потому что мир вокруг это не вещи, не погода, не ландшафт, не звери. У каждого свой мир, своя линия времени, бесконечно тонкая и точно так же — бесконечно изломанная. И каждый меняет, в смысле, действительно серьезно меняет только свой собственный мир, в котором есть он и те, кто ему дороги. У меня есть ты. Есть Фэй. Яс. Где-то там есть Торай и Сильвио Джар. Есть все остальные жители как города, так и Поселка. Я их пока не знаю, но уже вижу — мир стремится к той точке сферы событий, в которой два народа сойдутся и даже начни я убивать всех, кого вижу прямо здесь и сейчас, это ничего, в сути, не изменит — меня просто возьмут количеством, когда силы закончатся, и единение все равно произойдет. И тогда они все станут частью моего мира. С некоторых пор я понял простую вещь — мой мир это не только и не столько оружие, снаряжение навыки. Мир — это люди. Мир — это мы, Лайнус.

Мы и есть мир...


-------------------------------------------------


Целик.

Мушка.

Жим.

Выстрел!

Выстрел!

Выстрел!

Тишина...

— Ну нет же! — истерит Яс. — Не прищуривай глаз, ты так никуда не попадешь! И руки не сгибай, только чуть-чуть в локтях!

— Да сколько можно?! Это же невыполнимо! Не знаю, как вы это делаете и главное — зачем!

— Затем чтобы поразить цель не приближаясь. — Яс назидательно поднялся палец. — За двадцать метров, за пятьдесят… А не кидаться в бой, размахивая ножом!

— Двадцать метров, говоришь?

До мишени — тридцать, судя по полосе на полу. Два взгляда туда-сюда, секунда смазанного времени, взмах рукой...

Нож торчит в мишени правее центра, но близко. Главное — в мишень попал.

— Я и так могу.

— Слушай, ты передергиваешь. — Яс пихает в бок острым локтем. — В пистолете-то больше патронов, чем у тебя ножей, м?

— И все равно — нет. — Отрезал Кирби. — Наверное, я слишком стар, чтобы переучиваться. Пусть новые ребята учатся обращаться с твоими громыхалками.

Яс поглядела через перегородку стрелкового сектора на "новых ребят" и тяжело вздохнула.

Уже год как зал Защитников разделен перегородкой на две части. В одной — Защитники обучают аутсайдеров, в другой — наоборот. В городе — то же самое, только там для воинов Поселка обустроили отдельный зал в помещениях базы одиннадцатого отряда. В бункере такой роскоши себе не позволишь, так что все рядом. Вон, на соседней дорожке — Защитник в полной форме, но с пистолетом в руках. Исправно дырявит мишень, явно лучше самого Кирби. А там за тонкой стеной с большим окном — аутсайдер отрабатывает бросок ножа с винта параллельно полу. С ножами у них плохо получается, явно хуже, чем с огнестрельным. Сразу видно — нож у них всегда считался скорее данью традиции, чем оружием. Зато в ловкости и гибкости они еще фору дадут. Ну, в смысле, если не брать в расчет способности Защитников. Впрочем, во время обучения они их не используют, что так, что так. Поначалу бойцы двух сторон смотрели друг на друга что самцы коровелей в период гона, но, только началось Единение, все распри моментально забылись.

Недели не прошло после излечения Поселка, а Фэй и Лайнус уже отправились обратно в город. Отправились на краулере. Скарабей так и остался возле ворот с пустыми баками. Лайнус был счастлив и чуть ли не бежал рядом с краулером, скручивая на ходу болты и сдирая заклепки.

Кирби и Яс остались. Кому-то нужно было защищать поселок и его жителей, пока последние поправлялись и заново обретали силы. Через неделю после отбытия Фэй и Лайнуса на горизонте появилась и принялась часто мигать яркая искра — первый в истории Луисвилля солнечный телеграф.

А дальше все пошло как по машинному маслу. В бункер на двух Скарабеях прибыла команда медиков и ученых во главе с Тораем и Сильвио Джаром. Третий Скарабей под завязку загрузили топливом, за рулем — сияющий Лайнус, рядом — Фэй. Потом настал черед Защитников и Фермеров навестить город. Они вырезали мутантов и почти что заново подняли очистные сооружения и гидропонные фермы. Эти моменты точно никогда не забудутся. Самое острие атаки, точки полной остановки, оскаленные рожи вокруг, Яс рядом равняет счетчики убийств...

Это точно переход на какой-то новый уровень.

Луисвилль вычистили за три дня. Все, что внутри Купола, можно сказать, было стерто. Но главное — обошлось почти без потерь, даже в стычке с марами. В этот раз Яс наконец пронесло.

Или сама научилась ловить удачу за хвост.

Впервые за двести лет у людей появилась цель помимо выживания. И люди объединились. Опыт жителей Поселка, наложенный на технологии жителей города, создали прочный сплав, что не боится ни времени, ни войны, ни, тем более, пустыни. Краулеры и Скарабеи так и сновали туда-сюда, перевозя людей, материалы, книги, чертежи, проводовольствие, медикаменты, порой — все сразу. Люди стали жить на два лагеря и впервые за двести лет вроде бы перестали выживать.

И стали жить.

Но это — лишь начало. Расслабляться рано. И поэтому — тренировки и еще раз тренировки.

— Кирби! Я-а-а-ас!

Хм… Кайса?

— Кайса! — Яс присела возле девочки. Пусть та тяжело дышит, зато глаза сияют и рот до ушей.

— Фэй и Лайнус вернулись! Они уже в ангаре!

— Шутишь! — прищурилась Яс.

— Нет, честно! — замотала головой Кайса. — Они ждут вас, хотят поговорить!

Яс вопросительно глядит. Непонятно зачем. И так ясно, что идем...

Фэй и Лайнус ждут прямо возле Скарабея. Даже не ждут, ожидают. Фэй еще ничего, а Лайнус так и ходит туда-сюда, так и мотает круги.

— Привет, бен Джар. Привет, Фэй. — Яс машет рукой. — Что стряслось? Вы даже не предупредили о приезде.

— Очень много всего случилось. — Глаза Лайнуса бегают, выписывая восьмерки. — Но это надо обсудить внутри.

Внутри Лайнус аккуратно сел на лавку и закрыл дверь. Фэй села рядом.

— Понимаешь, в чем штука… — нервно начал Лайнус. — Тут… Такое… Я-то был уверен, что База и город — самые важные объекты в округе… И проекты… Я не понимаю, как это связать!

— Лайнус. — Кирби поднял руки. — По. Очереди.

— Хорошо. — С усилием кивнул Лайнус. — Дело в том, что все эти два года мы с Фэй почти что жили возле ЕБД. Это фантастическая кладезь информации, изучая ее можно всю жизнь потратить! Но мы начали с поиска по некоторым ключевым словам, постепенно выводя ассоциативные схемы. И выяснили много интересного и проектной деятельности Базы! Интересно?!

— Сгораю от любопытства.

— Как тебе например это?

Лайнус протянул тонкую плоскую металлическую пластину. На ней сменяли друг друга непонятные картинки и еще более непонятный текст. Анизотроп… Фенотип… Принцип Лапласса… Рецепторы....

— Серьезно думаешь, что я что-то пойму?


— Ладно, это ожидаемо. Это проект "Персефона". Проект по созданию существа на генной базе хомо сапиенс, способного находить источники воды и наиболее плодородные участки почвы. Существа, способного обеспечить себя, да и не только себя, едой в практически любой местности. Как я и предполагал в общей схеме, имела место быть перестройка организма нано-ботами и генетическое реконструирование. Итог — усиленное чувство влажности, тактильных вибраций, обоняния. А еще — вытащенные из генетической памяти и перезаложенные в нее инстинкты работы с почвой, растениями и животными. Это уже много сложнее и как именно произведено, я сам не понимаю, слов много, более или менее понятное из них только "Анимус". В любом случае, проект помечен как завершенный. Никого не напоминает?

Лайнус побегал пальцами по своей пластине и снова развернул ее от себя.

— А вот проект "Вега". Опять-таки генетическая рекомбинация, но уже не клеток человека, а клеток раковой опухоли в человеке! В раковых клетках полностью разрушалась структура нуклеиновых кислот, в итоге чего они начинали представлять из себя хаотичный набор нуклеотидов. И при вбросе определенных гормонов и аминокислот становились способны трансформироваться в абсолютно любую клетку организма, включая нейроны! А теперь умножь скорость деления раковых клеток на восемьдесят, прибавь к этому все что сказано ранее, да еще возможность заражать при контакте клетки другого организма, и что мы получим? Людей, которые способны наложением рук лечить практически смертельные случаи! Без отторжения, без периода реабилитации, без побочных эффектов! Проект помечен как завершенный, никого не напоминает?!

Лайнус уже в открытую истерит. Пальцы, бегающие по пластине, ощутимо дрожат.

— А вот "Диоген"! Тоже завершенный, представляете! Усиление синаптических сигналов, селекционное увеличение напряжения на передних, бессознательных, лобных долях, как побочный, но запланированный эффект — усиление реакции и почти мгновенное принятие взвешенных и аргументированных решений! Это кто, как думаете?!

Новая смена картинок.

— Проект "Архимед"! С рождения увеличенный тонус мышц, укрепленные кости и все благодаря метаболизму, что впитывает любой гран металла и его солей, и связывает их с кальциевой основой! Человек-пресс, человек-плоскогубцы! А прибавь к этому усиленную интуицию и опять-таки перезаложенные на уровне генетической памяти схемы и чертежи миллионов разнообразных механизмов… Кто получится?!

Новая смена. Новые картинка. Новый текст. И огромная пылающая охрой надпись поперек — "Х8. Завершен условно"

— А вот венец. "Гермес". Именно ради него и создавались все остальные. — Лайнус внезапно успокоился и даже поскучнел — Самый сложный и долгий проект Армадайн, если верить календарю исследований. В нем я не понимаю ровным счетом ничего, да и никто из наших ученых, включая отца, не понял, кроме отдельных слов, но я тебе скажу так. У древних, очень древних греков, Гермес был богом торговли и скорости. У него даже были особенные крылатые сандалии, позволяющие ему двигаться с невообразимой скоростью. Есть идеи?

Картинки и текст замелькали, подчиняясь тонким, длинным, совсем как у отца, пальцам и будет бы даже голосу:

— Вот "Гефест", за которым мы катались. "Сизиф", которым я тащил "Гефеста… "Зевс", из которого ныне стреляют аутсайдеры… "Антей", то есть, наш Купол. "Деметра", что дала начало нашей гидропонике… А тут уже проекты кончились, тут планы Армадайн, тут — ее коммуникация. Вот — полная информация о города, об АЭС. Вот карты местности, конечно, устаревшие, но зато подробные и охватывающие местность на пятнадцать тысяч километров вокруг Базы! Круто, да?

— Не то слово. — Скривилась Яс. — А дальше что?

— Я привез с собой только часть изученной нами информации. На деле ее много, много больше! Но мы решили, что лучше будет вам показать то, что вы и так видели собственным глазами. И, поверьте, все остальное точно так же не вызывает никаких сомнений! Все изложенное в Базе абсолютно, беспрецедентно точно! А значит, точна и карта!

— Ну так это же прекрасно! — расцвела Яс — Уж чего-чего, а карт, пусть даже устаревших, нам явно не хватает!

— Да… Вот только есть одна проблема.

Лайнус наконец отложил свою пластину и сложил руки на коленях.

— Мы перелопатили всю ЕБД, нашли огромную кучу информации, но! Сколько бы мы ни бились, мы так и не нашли никакой — вообще никакой! — информации ни про бункер, ни про город Нордвуд вовсе! Включая карту...

Бред какой-то. Это ошибка, точно. Наверное, ЕБД повреждена.

— Абсолютно цела! — Лайнус моментально отпарировал еще не высказанные мысли. — Она снабжена системой самодиагностики и никаких повреждений не выявлено. Для ЕБД, а, значит, для всей Армадайн и всего Луисвилля, вашего бункера не существует и не существовало никогда! Луисвилль есть, Армадайн есть, дороги есть, даже отдельные небольшие селения есть, а Нордвуда нет! Знаете, что это значит?

— Это значит, что на территории, ограниченной рамками карты, — тихо продолжила Фэй, — главным объектом была не База. И не Луисвилль. А наш бункер. И кто-то очень сильно не хотел, чтобы кто-то про нас узнал. Вы спросите — кто? Я отвечу. Например, Искатель. Вместе с первоучеными...


Дубликаты не найдены

Отредактировала ltomme 30 дней назад
+2

Простите, вру, продолжение не следует =) Это конец

раскрыть ветку 2
+1

Это очень печально!! Я расстроилась. Потрясающая повесть.

0
Круто! Спасибо за офигенную серию) жалко мало)
0

Да, отличная получилась серия.