10

Мы есть Мир. Глава 23. Отрава.

И Лайнус все рассказал отцу. Пришлось постараться, чтобы уложиться в минимальное время, ведь Фэй уже успела напомнить о его нехватке.

— Теперь, когда все решено и сделано, нам надо возвращаться, — так и сказала она, пряча глаза.

— Фэй, — Лайнус взял ее за плечи и чуть наклонился, чтобы оказаться ближе, — еще ничего не сделано. Сначала надо удостовериться, что все действительно нормально, ГРМ установлен и протечка топлива в подземные воды ликвидирована. Пока отцу не доложат, пока станция не вернется в штатный режим работы, у нас есть немного времени.

— Хорошо. — Кивнула Фэй. — Ты прав — не удостоверившись, мы не можем отправляться в путь, иначе он может оказаться напрасным. Мы подождем.

Они снова сидели в тайной подземной аппаратной, где никто не мог побеспокоить кроме как по рации, и наблюдали за постепенно обретающим упорядоченность маревом за освинцованным стеклом.

— Так все и получилось. — Закончил Лайнус спустя двадцать — двадцать пять минут. — Все просто и одновременно — невыполнимо.

— Вы — психопаты. — Грустно констатировал отец. — Ни у кого другого не хватило бы ни бесстрашия, ни дерзости, ни веры, ни безумия, ничего из того, что могло бы толкнуть на такой шаг! Ничего из того, что могло дать надежду на хотя бы минимальные шансы выжить! Вы, четверо, абсолютные идиоты...

— Пятеро. — Сумрачно поправила Яс, кутаясь в свою простыню на коленях у Кирби. — С нами еще был Бен.

— Бен? Что за Бен? Где он?

Что за Бен?! Да тот самый Бен!

От которого даже фамилии не осталось. Никто так и не удосужился спросить...

— Он все равно мертв. — Отрезал Лайнус. — Он погиб как герой, спасая лично меня, и похоронен как полагается герою.

Кажется, до Яс дошло, что не надо касаться этой темы. Кажется, попытка повторить ее фирменный взгляд наконец удалась.

Рация пискнула и захрипела. Отец выслушал и кивнул.

— Станция функционирует практически в штатном режиме, — перевел он, — вскоре мы сможем снова подать напряжение на купол и вернуть себе город.

— В таком случае, нам пора. — Лайнус ухватился за подлокотники кресла и поднялся.

— Да. — Улыбнулся отец. — Действительно, пора. Даже безумцам иногда нужен отдых.

— Не сегодня. Как раз наоборот, нам надо ехать.

— Что?! — удивился отец, аж очки с носа уронил, так сильно вытянулось его лицо, — Сын, ты окончательно спятил?! Ты должен остаться, отдохнуть и привести мысли в порядок, а после — помочь нашим людям!

— Нашим людям можешь помочь ты, — отрезал Лайнус. — А вот людям Поселка хватит смелости и ума помочь только у меня!

— Конечно же, великий бен Джар! — Яс закинула ногу на ногу. — А я и забыла, какой он! Все остальные — слабаки и трусы, я есть великий, все остальные прочь бежать! Давай еще заяви, что меня с собой не берешь, да. Мигом без башки окажешься.

— Конечно, дорогая. — Выжал из себя улыбку Лайнус и повернулся обратно к отцу. — Нам нужен Скарабей, на котором мы приехали, с полным баком. Новое оружие с боезапасом. И кое-что еще, но с этим я сам разберусь. Одежда для Яс еще.

— Кое-что еще? — поднял брови отец. — Например?

— Например, весь анти-рад, что найдется на станции.

— Это вам к Тораю.

— Знаю. Потому и сказал — сам разберусь.


Торай лишь жалобно стонал, глядя как потрошат его бесценные полки и ящики в лазарете, но сделать и сказать ничего не делал и не говорил. Не решался, видать. А стоило ему на глаза попасться снова затянутой в черное Яс, так и вовсе — кривился и хватался за правое запястье. Стало понятно, как же он отпустил ее из лазарета в одной простыне.

С неохотой отпустил, надо сказать. С попытками сопротивления.

— Я думаю, полтысячи доз мы наберем. — Задумчиво констатировал Лайнус. Утомленные долгой бессонницей и общей слабостью извилины с трудом удерживали количество уже собранного лекарства. — Хватит?

— Учитывая прошедшее время… Как это ни прискорбно… — потупилась Фэй. — Боюсь, хватит и половины.

Да уж… Может, она и слаба, может, у нее не лучшая реакция… Но в хладнокровии ей не откажешь.

Лайнус принялся еще усерднее кидать тонкие шприцы в мешок.

— У антирада почти нет критической пороговой дозы облучения. — Это просто чтобы отвлечь Фэй от тяжелых мыслей. — "Почти" потому что она есть, но, фактически, равна смертельной. В любом другом случае культура наноботов воздействует на клетки, связывая и выводя радионуклиды. Печень является основным органом, в котором накапливаются радионуклиды, поэтому укол производится именно туда. Уже оттуда естественным кровообращением боты разносятся по всему организму примерно за пятнадцать минут. Противопоказание только одно — злоупотребление алкоголем. Спирт убивает клетки печени, заставляя наноботов считать их тоже поврежденными. В итоге они просто раздирают печень на крошечные кусочки. Но, судя по всему, что я успел узнать, с алкоголем в Поселке еще хуже, чем с лекарствами. Об этом можно не беспокоиться.

— Я закончила. — Яс закинула за спину шуршащий мешок. — С моей стороны больше нету.

— У меня тоже. — Лайнус смахнул в мешок два последних шприца и развернулся.

Кирби и Фэй, получившие быстрый ликбез по пользованию компьютером, изучали карту местности, положив рядом собственную — бумажную и растрепанную. Фэй достала ее из ботинка, где, оказывается, таскала все время.

— Мне сложно судить о разности скоростей. — Медленно сказала Фэй, глядя то на одну карту, то на другую. — Но, если я правильно понимаю, мы можем добраться до Поселка примерно за двадцать часов.

— Главное, чтобы машина была заправлена и исправна, — добавил Кирби.

— С этим проблем не будет, — Лайнус кивнул. — Торай...

Врач, до того безучастно наблюдавший за всем происходящим из угла, вяло махнул рукой и скривился, схватившись за нее. Яс смущенно потупилась.

— Идем с нами, Торай. нам бы не помешал толковый врач.

— Нет, ребята. — Глядя прямо в глаза, Торай покачал головой. — Вы, конечно, извините, но я уже в который раз помогаю вам, а ничего хорошего от вам так и не дождался… Вы какие-то… немирные...

Грустно. Но ожидаемо.

— Что ж… Спасибо и на всем том, что уже сделал для нас. Для всех нас.

— Не за что. — Грустно улыбнулся Торай. — Надеюсь, вы будете помнить тех, кто вам помог.

На такое можно только кивнуть.

— Торай… Постарайся не сдохнуть возле койки очередного пациента. Живым ты ценнее.

— Кто угодно ценнее живым. А четверо — ценнее в четыре раза. Идите уже.

Торай снова махнул рукой и снова скривился.

Схватив мешки, группа покинула лазарет.


Спустя час Скарабей летел по пустыне во весь свой металлический опор. Действительно летел — сейчас нужно добраться до точки и не думать о возвращении. За время, проведенное в лазарете, аутсайдеры под горловину залили баки грузовика и даже умудрились расклинить привод задней двери.

— С вами пойдут две группы, — докладывал один из аутсайдеров, пока ребята загружались. — Они проводят вас до точки выхода и проверят эмиттеры щита в Институте. Как только мы получим подтверждение работоспособности, щит будет зажжен.

Сбивая радиатором и круша колесами мутантов, Скарабей добрался до Института, где аутсайдеры высыпались из грузовика и просочились в здание, поморгали оттуда красной вспышкой. Убедившись, что все в порядке, Лайнус развернул грузовик и вывел его за пределы города.

Полтора часа спустя в зеркале заднего вида, далеко позади, на самом горизонте, вспыхнула яркая голубая искра.

— Видимо, все хорошо. — Констатировал Лайнус. — У нас еще пятнадцать часов пути, примерно. Я предлагаю отдохнуть. Половину времени поведу я, половину — Яс. Я — первый. Поему-то мне кажется, что силы нам еще понадобятся.

— бен Джар, я тебя обожаю! — залилась Яс, укладываясь в своей сидушке и кладя голову на колени Кирби. — Но Кирби больше!

Спустя полчаса тихий шепот за спиной утих. Уснули?

Нет, вон шуршит кто-то. Приближается.

— Я не могу уснуть, пока не выясню кое-что. — Фэй села рядом.

— Погоди, сам угадаю. Почему я послал тебя на крышу грузовика, верно?

— В точку. — Фэй вытащила откуда-то мешок с анти-радом и принялась аккуратно раскладывать на коленях шприцы, ровными рядами.

— Будь перед станцией открытое пространство, можно было бы обойтись дальним светом фар, но мы ехали закоулками, что сводит на ноль смысл подобного. Аутсайдеры не успели бы растащить грузовики и мы бы стали консервой для мутантов. В переулках же было слишком узко и выстрел из окна вполне мог угодить в дорожный щит, стену или еще куда. В любом случае, мы могли его потерять. А вся задумка состояла в том, чтобы на станции по взлетающим ракетам могли прикинуть нашу скорость и открыть проезд именно тогда, когда нужно. Потеряй мы одну из ракет и мы снова — консерва. Да еще и перед закрытыми воротами. Была бы не так критична потеря первой ракеты, но и это не тот случай, когда стоит опираться на погрешности. Потому я и заставил тебя занять позицию на открытой площадке, с которой хорошо видно все, что сверху. Я доступно излагаю?

— Более чем. — Кивнула Фэй. — Но это ответ не на тот вопрос.

— И снова я сам. Почему я ТЕБЯ послал на крышу?

Фэй улыбнулась и кивнула.

— Ну… Потому что Кирби не справился бы...

Руки Фэй замерли. Секунду она сидела сгорбившись, потом выпрямилась и клонила голову к плечу.

— Что, прости?

Совсем как Яс… А вроде и не общались особо.

— Я говорю, что Кирби не справился бы с этим заданием.

— Я надеялась, мне послышалось. — Вздохнула Фэй и одним движением смахнула в мешок все то, что так любовно раскладывала. — Поясни?

— Кирби изменился. Мы все, наверное, изменились, но он — больше всех. Я заметил это когда мы прибыли на Базу. Когда Кирби ранил молодой мар. Совершенно очевидно, что он должен был в этот момент ускориться, хотя бы рефлекторно, но он этого не сделал, и получил ранение.

— Звучит логично. — Кивнула Фэй.

— Я однажды сказал Кирби одну вещь. Необдуманно сказал. Просто ляпнул в пылу разговора. А он воспринял это… скажем так, странно.

— И что ты сказал?

— Я пытался теоретизировать природу его способности управления временем. И рассказал теорию сферы событий, о том, что выбор человека, каждого человека, определяет, каким будет мир, так или иначе, сознательно или бессознательно формируя будущее. А так как Кирби способен достигать… хм, скажем так, "горизонта событий" быстрее других, его вклад в изменение мира, в определение его будущего больше, чем у остальных.

— Ну даешь! — глаза Фэй расширились так, что вполне могли бы поспорить размерами с ее очками. — Он же Защитник! Он не должен принимать решения, он привык их исполнять! Защитники всегда были такими, мне кажется, они рождаются такими. Я никогда не видела Защитника, который был бы способен принимать серьезные, взвешенные решения. Если бы они были на это способны, они бы, наверное, давно уже стали и правителями и единственными жителями Поселка. Как показывает практика, люди, чувствующие свою силу и власть, рано или поздно начинают считать себя выше остальных.

— К сожалению, так и есть. — Кивнул Лайнус. — В свое время, именно это и привело к последней войне.

— Возможно, и так. Но за все двести лет ни один Защитник не сделал ничего сверх приказа или инстинктов выживания. Среди них есть интересные, умные, любознательные, дерзкие, но в сути своей они все одинаковы. Защитник — не человек, Защитник — оружие с оружием.

— Получается, что так. Похоже на психологическое программирование. Механизм защиты окружающих.

— Нерабочий. — кисло пожала плечами Фэй. — На самом деле, Защитники, конечно же, принимают решения, наравне с остальными, но попробуй им это докажи. Любое получение приказа извне полностью аннулирует это, а, значит, для Защитников этого и вовсе нет. Прикажи Защитнику закопаться в бархан, он спросит, в какой именно и сколько на это дается времени.

— Так, и?

— И Кирби не такой. Он дерзкий и любознательный. Он умеет и хочет думать, он способен вырваться из клетки стереотипов и привычек. И ты буквально ткнул его носом в это! Впитанное с младенчества суждение о мире столкнулось с абсолютно противоположной точкой зрения, причем аргументированной! Неудивительно, что у него в голове буря, все, к чему он привык, обрушилось в один момент. Ничего удивительного, что он перестал ускоряться, его просто мучает страх. Наверное, первый в его жизни страх, с которым он не способен справиться. Страх сделать выбор… Неверный выбор… И навредить.

Вон оно что...

— Обалдеть… — вздохнул Лайнус. — Я лишил нашу команду самого лучшего бойца всего одной необдуманной фразой.

— Рано или поздно он бы все равно это понял. Он слишком любознателен, слишком много хочет знать. Это именно он положил начало плану, который привел нас к вам. К тому же, даже без своих способностей, он еще остается сильным и опасным. Но ты прав, без ускорения он совершенно не привык обращаться со своим телом, во всяком случае, в привычных ему ситуациях. Он бы не справился.

— Но что мы будем делать с ним дальше?

— Пока что — оставим в покое. — Вздохнула Фэй. — А позже посмотрим. В любом случае, мы справились уже с такой кучей проблем, что эта будет… минимальной.

Да, здесь поспорить трудно.

Но почему тогда такое стойкое ощущение, что проблемы еще не закончились?


Кирби вылез из машины последним. Еще только начало утра, а солнце уже вовсю жжет глаза. Да, без шлема непривычно. Или это просто никак не удается проснуться? Состояние будто месяц не спал. Столько всего навалилось в последнее время… У любого сон отобьет. Вот только почему даже последние пять часов, сидя рядом с весело рулящей Яс, то и дело клевал носом...

Зато своих, особенных сил за двое суток скопилось хоть отбавляй. Может, поэтому так плохо? Раньше только и успевал что погружаться в транс да выходить из него, выжимая из себя последние капли. Но сейчас...

Нет, пусть хоть до смерти будет хотеться спать, с ускорениями покончено. Есть Фэй, пусть думает она, куда могут привести действия ее Защитника. У нее голова лучше работает. А бездумно изменять течение времени, вмешиваться в судьбу мира… Спасибо, нет. Защитник на то и Защитник, чтобы заботиться не о себе, но об остальных.

И оставить все как есть — самый лучший способ это сделать.

— Что-то не так? — Лайнус подошел к Фэй, присевшей возле ворот прямо на песок. Створки почти скрылись в песке. Кажется, их никто давно не открывал.

— Не открывают. — Обеспокоенно произнесла Фэй. — Возле ворот всегда должен быть пост Техников. Хотя бы тех, кто обслуживает приводы. А сейчас там будто никого нет.

Еще только раннее утро, а металл створок уже горячий. Печет даже через перчатки. Но кроме ощущения жара — ничего. Даже если задержать дыхание. Ничего. А ведь если приводы створок работают, вообще, в принципе, работают, а с той стороны кто-то есть, это можно почувствовать по еле заметной вибрации. Но ее нет.

Кирби сообщил остальным.

Через семь минут они стояли возле северного входа.

Святые дюны, прошло всего около десяти дней, а вход в родной бункер уже кажется чем-то новым и незнакомым. Эта бетонная будка без окон, железная рама, разорванная пополам дверь.

— Хм… — брови Яс сошлись домиком. — А у вас дверь всегда состояла из двух половинок?

Вот так...

А на месте рукояти ножа лишь пустота. Да, ведь все оружие потеряно.

— Эй, Кирби. — внезапно подал голос Лайнус. — Ты вроде говорил, мары чувствуют, когда людям плохо? Ты говорил, именно из-за этого их не было на Базе.

— ну?

— В Поселке-то тоже было плохо. Как думаешь, могли они перед нападением на город добраться до Поселка?

Ну, если прикинуть разницу по времени...

— В принципе, да.

— А… остаться внутри кто-то из них мог?

— Внутри?

Святые дюны!

Конечно, разве мары упустят возможность напасть на обессиленных людей! Вскрыть бункер им что коровеля задрать, силенок хватит. Но что делали Защитники? Куда смотрели наблюдательные посты?

Никуда. Если посмотреть, прикрыв глаза ладонью, как козырьком, на скелет ближайшей высотки, становится видно исполосованное тело, наполовину торчащее из окна последнего этажа. Ниже по стене тянется бурая полоса.

— Шакальи яйца! — рука снова схватила пустоту. — Они вырезали дозор и проникли в бункер! А там, скорее всего, не осталось ни одного Защитника, способного держать нож в руках!

— То есть… — осипшим голосом выдавил Лайнус. — Ты думаешь… Они остались?

— Остались. Вряд ли много, но остались. Если, конечно, еще есть ради кого оставаться. Они терпеливые.

Кирби шагнул к двери. Аккуратно выглянул в проем.

Движения нет.

Фэй кивает.

— Мы идем.

— Погоди, быстроног.

Яс держит винтовку правой рукой, уперев приклад в бедро, а левую держит вытянутой.

— Ты их своей пустой головой дубасить собрался? — сверкает улыбкой Яс.

Что ж, она права. И, если нет других вариантов, то сгодится и такой нож — длинный, узкий, похожий скорее на шило.

Первое тело лежало прямо внизу лестницы. У него не было головы. Хоть так, все лучше, чем узнать в первом же мертвеце кого-то знакомого. Второе обнаружилось за поворотом. Это оказался уже Защитник. Залитое кровью тело застыло на полу в вечной схватке с главным врагом. Нож человека торчал в шее мутанта, когти мутанта насквозь пробили череп человека.

Почему Защитник без шлема? А вот и шлем — рядом, на бетоне, забрало покрыто сеткой трещин. Все ясно — увидеть что-то через такое невозможно, Защитник пожертвовал броней ради восприятия.

— Откуда здесь электричество? — шепотом поинтересовался из-за спины Лайнус.

— Солнечные батареи и термодинамические плиты. — Так же шепотом ответила Фэй. — Энергии всегда не хватает, поэтому так тускло.

— Термодинамические плиты? Впервые слышу...

— Давай потом расскажу...

Кирби остановился возле тела и вытянул его вспомогательный нож. Дважды пересчитал рукоятью пальцы. Вот и оружие.

— У вас это нормально? — хрипло спросила Яс.

— У вас нет?

Молчит.

Каждый угол, каждая каморка, каждый коридор… Все встречает одинаковой пустотой и едва уловимым запахом разложения. Встречаются закрытые и даже заблокированные изнутри двери, но за ними все одно — либо несколько мертвых, хоть и без видимых повреждений, тел, либо чаще — пустое помещение.

— Фэй.

— А?

— Есть у Знающих план на случай подобной ситуации?

Абсолютно точно — есть. Не могли они не придумать такого плана сидя здесь, в своем зале Триады. И пусть стол в виде трехлучевой звезды разломан, на полу — кровавые полосы, а на торчащую из стены арматурину насажен дохлый мар, зато нет мертвых людей. План точно есть.

— Есть. — Кивнула Фэй. — Отступить на второй уровень.

— Ладно… Тогда сначала закончим с первым.

Но живых так и не нашлось. За следующие полчаса были осмотрены оставшиеся помещения, но живых не нашлось. Только запустение, порой — кровавое. В поварском цеху Фермеров даже стены покрывала кровь. Все помещение завалено крупными кусками мяса и совершенно непонятно, что из этого должно было стать пищей для людей, а что стало пищей для мутантов.

В лазарете наоборот крови почти не было. Лишь под ногами хрустели осколки стекла и керамики, иногда позвякивали какие-то врачебные инструменты. Огромная лампа над хирургическим столом разбита вдребезги, на самом столе — мар, и сейчас его кожа действительно сгорела дотла, а не казалась такой.

— Поразительно. — Выдохнул Лайнус. — Защитники часто используют такие нетрадиционные методы?

— Ты о чем? — повернулась Фэй.

Лайнус ткнул в мара.

— Совершенно очевидно же, что его сунули головой в бестеневую лампу.

— Нет, Защитник никогда так не поступит, покуда в руках есть оружие. — Кирби поднял с пола кусок белой тряпки. — Это другие люди. Те, что дарят жизнь, а не отнимают. Просто очень отчаявшиеся люди.

Лайнус задержался в лазарете на минуту, но быстро нагнал. Даже ругать его за отставание нет смысла. Зал, мастерские, ангар. Никакой опасности. Ничего нового. Только кровь и местами — мертвые мары. В ангаре даже сразу двое — зажеванные шестеренками привода ворот.

Пахнет гарью...

Рядом с лохмотьями багровой кожи и обломками тонких костей — полураздавленная человеческая рука с обрывками синего рукава. Уже умирая, Техник прижал собой маров к шестеренкам и вручную включил привод, зажевавший всех троих.

Скорее всего, привод сгорел.

Лайнуса тошнит.

Под приподнятой створкой — вал песка. Снаружи и вовсе, должно быть, наполовину занесло.

— Почему они не забрали первые два тела? — проблевавшись, спросил Лайнус. — С этим понятно, от него ничего не осталось… Но те двое?..

— Консервант маров не работает, если поврежден мозг. — Кирби двинулся вдоль линии краулеров, ударяя рукоятью ножа в борта. — У первого головы не было вовсе, у второго — насквозь пробита. Остальных — забрали.

Данг!

Рифленое железо пело, отзываясь на удары. Краулеров в ангаре примерно полтора десятка, но простукивать все нет смысла. Те, что стоят открытыми — уж точно.

Данг!

Буф!

Хм...

Аккуратно ставим уже шагнувшую было ногу обратно. Слушаем. Подносим нож к борту и бьем еще раз.

Данг!

Буф!

Нет, не показалось. Изнутри кто-то стучит. Судя по звуку — кулаком. Или еще какой частью тела. Точно не чем-то, что можно использовать как оружие.

— Фэй.

Ученица возникла рядом моментально, будто за спиной стояла. Как ни крути, а она способная, хоть и отказывается это признавать.

— Что думаешь?

Буф!

— Что тут думать...

Фэй обошла краулер, ухватилась за стыки плит, подтянулась, закинула ногу и через две секунды висела на бронированной заслонке смотрового окна. Правильно, девочка. Откинутая на опоры крышка — замечательная опора, а стекло, хоть и бликует, но дает обзор.

— Дай-ка нож.

Фэй рукоятью ударила в окно и замерла.

— Не пойму — призналась она, скатываясь с железной морды. — Но если это мар, то очень странный. Не красный, как остальные, а зеленый.

— Рискнем?

— Однозначно. Лайнус, Яс!

Городских расположили напротив двери краулера, велев стрелять на поражение, если хоть что-то покажется странным. Сами встали по бокам двери.

— Готовы?

Все кивают.

Четыре удара туда, где находятся внутренние запоры и два — в запорное колесо. Кто бы внутри ни находился, он понял. Лязгнули запоры, колесо повернулось на два оборота и дверь открылась.

Яс вскинула винтовку, Лайнус вскинул пистолет. Прищурил глаза...

Изумленно распахнул их.

— Это же!..

— Ребенок! — закончила Яс, вскакивая с колена.

Фэй опередила всех — казалось, едва Лайнус открыл рот, а она уже вытаскивала из краулера маленькую тощую девочку в драном зеленом платье.

— Вы ведь шутите, да? — почесал в затылке Лайнус.

— Привет. — Улыбнулась Фэй, приседая возле девочки. — Как тебя… Постой, я тебя знаю! Кайса, верно?

— Ага. — Всхлипнула девочка и вытерла нос рукой.

— А меня — Фэй.

— Я знаю. — Неожиданно зло бросила девочка. — Ты уходила вместе с ним, чтобы спасти нас!

Как-то странно, когда в тебя тыкает пальцем ребенок… Маленьким пальчиком с обломанным ногтем, под которым чернеет грязь.

Нет, кровь.

— И вы обманули!

— Что же ты такое говоришь? — опешила, но тут же снова взяла себя в руки Фэй. — Видишь, мы вернулись. И не одни. С нами люди, которые помогут.

— Так я вам и поверила. — Зло усмехнулась девочка.

Ну что ты смотришь, Фэй? Что тут еще можно сделать? Только, как и в любой подобной ситуации — пожать плечами.

Девочка внезапно пошатнулась и тяжело вздохнула. Облизала губы.

— У тебя же все губы потрескались! — всполошилась Фэй. — Ты когда пила последний раз?!

— Вчера. Раньше мама не разрешала, а потом заставила меня запереться здесь. Сказала, что вернется, когда все закончится. Дала с собой фляжку. Сказала, так надо.

— И сколько ты там сидела?

— Четыре дня. — Всхлипнула девочка. — Мама не приходила четыре дня! Где она?! Помогите мне найти маму, вы обещали помочь!

Яс скорчила рожу и отшатнулась подальше. Надо бы последовать ее примеру, да чтобы остальные не решили, что вдруг воины умеют успокаивать детские истерики.

— Эй, — внезапно возле девочки оказался Лайнус. — А тебе мама не говорила, почему нельзя пить?

— Она говорила, в воде отрава.

— Мама права, она там есть, и это очень опасная отрава. Могу поспорить, она и сама старалась не пить как можно дольше. А теперь я тебе докажу, что мы пришли помочь.

Фэй поняла без слов — вложила в протянутую руку залитую еще в городе флягу.

Да, у Лайнуса есть своя, но...

Доверие непросто заслужить.

— Смотри. — Лайнус сделал несколько глотков. — Видишь, в этой воде отравы нет. И я поделюсь с тобой, но давай договоримся — много пить ты не будешь, а то стошнит. Идет?

Девочка часто закивала и протянула руку к фляге.

— Ну вот видишь, кто еще кого обманул. — Расстроился Лайнус, глядя как Кайса бурно извергает из себя залпом выпитую половину фляги — Я думал, мы договорились.

Остатки воды девочка допила мелкими глотками и моментально порозовела.

— Я так понимаю, ты не знаешь, где твоя мама? — продолжил Лайнус. Девочка покачала головой. — Ну тогда давай-ка лезь обратно, а мы пойдем найдем твою маму и приведем ее сюда.

— Нет! — насупилась девочка. — Моя мама — Техник, она знает все о механизмах Поселка и меня тоже учит! Она знает, где можно спрятаться и как защититься! И, если она пропала, то вы пропадете тем более! Если вы вправду идете искать мою маму, то я с вами! Потому что вы даже не знаете, как она выглядит!

— Поразительно… — выдохнул Лайнус. — Десять лет ребенку, а логика...

— Фэй.

Молодец девочка, умница, научилась реагировать моментально. Оказалась рядом раньше, чем было досказано ее имя.

— А каков план на случай захвата второго уровня? Отступить на третий?

— Да, но это крайний случай. Оттуда нет пути больше никуда, ведь оба выхода с третьего уровня давно завалены. Напротив, благодаря источнику воды и грибным фермам там можно продержаться очень долгое время. Это плюс. Но, все равно, это всегда рассматривалось лишь в рамках действительно безвыходной ситуации.

— Есть причины считать ее другой?

Фэй потупилась.

— Нет, я пойду с вами! Хотите вы или нет!

Кайса сложила руки на груди, всем свои видом выражая решимость.

— Я кончился. — Грустно развел руками Лайнус. — Нам придется ее взять.

Фэй отстраненно кивнула и вернула взгляд обратно.

— Что-то не так?

Да все не так, Фэй. И основное "не так" еще впереди, потому что...

— Если выжившие на третьем уровне, и они замурованы, а мы на первом, и здесь никого нет… — Кирби закрыл глаза. — Угадаешь, где терпеливые мары?

Дубликаты не найдены

0
Ааа, да что ж так мало то)
0

Долгожданное продолжение.