3

Мы есть Мир. Глава 13. Теплое знакомство.

Фэй билась в истерике. Она делала это с того самого момента, как Кирби и Лайнус покинули машинный зал, если верить рассказам Кри. Генерал смотрел шакалом, но кривая ухмылка ясно давала понять — он доволен.

Ему легко, это же не он втаскивал бесчувственного Кирби в зал, едва волоча ноги. У бойца вроде все кости были целы, а синяки и порезы он и сам вряд ли заметит. Главное, что ему повезло упасть по нужную сторону стены...

Увидев состояние Кирби, Фэй зашлась истеричными слезами пополам с бессвязными криками. Медику, и так дежурившему рядом, срочно пришлось просить подмоги. Кри, при виде бьющейся в истерике девушки сменивший улыбку на привычное выражение лица, в двух словах поведал, что с их уходом девушка принялась нашептывать малопонятные слова, и шевелить пальцами, складывая их в сложные фигуры. Пустой взгляд ее глаз бездумно блуждал по залу и за все время их отсутствия она не сделала ни шагу. Пока в поле зрения не попал Кирби.

Пока двое медиков успокаивали девушку, еще двое занялись бойцом. Не без труда был снят шлем, Лайнус понял, что в эту секунду машинально отвернулся. Такие фантастические способности, плюс неизменное зеркальное забрало… Уверенность в том, что Кирби обезображен страшной мутацией, крепла с каждой минутой знакомства с ним. Слишком много странностей в этой парочке. И слишком сильно они не хотят ничем делиться.

Правда, вопреки ожиданиям, Кирби оказался абсолютно нормальным человеком, во всяком случае, на вид. Более того, еще и достаточно молодым — едва ли старше Лайнуса, а то, может, и младше. Одень в другую одежду да выпусти на улицы города — Лайнус первым скажет, что это коренной житель. Ну еще, разумеется, отмыть от крови, залечить синяки и ссадины да странную косичку, торчащую из-за плеча, отрезать. Хотя косичка пусть остается — в городе немало и тех, кто старается выделиться из толпы, и способ Кирби явно не самый эксцентричный. А вот то, что он находился в бессознательном состоянии, но при этом — с открытыми и закаченными по самые белки глазами… Вот это уже действительно странно.

Сзади по-прежнему кричала Фэй, медики прощупывали пульс Кирби, совали ему под ном маленькое зеркальце, но лишь разводили руками и бубнили что-то свое врачебное. Они явно в ступоре.

— Оставьте его!.. — внезапно из ушей будто вынули затычки, голос Фэй ворвался в голову. Именно это она и кричала, причем уже давно — с того момента, как медики взялись за Кирби.

— Не трогайте его! Лайнус, убери их!

Медики переглянулись и скорбно покачали головами. Один даже покрутил пальцем у виска и вздохнул. Лайнус поднялся с пола и подошел:

— Успокойся, пожалуйста. — Он положил руки ей на плечи и заглянул в глаза. — Мы с Кирби только что прошли через такое, что я сам не позволю ему навредить. У нас хорошая медицина, мы ему поможем.

— Да не поможете! — яростно рванулась Фэй. — Ваша медицина бессильна!

— Почему ты так уверена? — сощурился Лайнус.

— Да потому что вы даже не знаете, что с ним!

— Мы когда-то ни о чем не знали! — крикнул Лайнус. — Двести лет назад мы не знали, что будет война, неделю назад я не знал, что я — легенда, а еще вчера никто из нас не знал, что в пустыне есть люди кроме нас! Мы, может, многого не знаем, но быстро узнаем!

Фэй наконец утихла и перестала биться в руках медиков. Но ярость в ее глазах...

— Тогда, может, за неделю вы узнали, почему из-за вас умирают мои близкие?..

Лайнус заткнулся. Хотелось сразу и наорать на нее, и упасть на колени в мольбе о прощении. Но ни тот, ни другой вариант не даст эффекта. Оставалось лишь молчать.

— Лайнус… — уже тихо и почти просяще сказала Фэй. — Прошу, оставьте его в покое. Я уже это видела, он в норме. Ему просто надо восстановиться.

— Ручаешься? — переняв ее доверительный тон, спросил Лайнус.

Фэй кивнула.

Что ж...

Кто он вообще такой? Если что, это будет на ее совести. Судя по всему, ее совесть не выдержит, если что...

Медиков не пришлось уговаривать, тем более, не медики это даже, а аспиранты медицинского факультета, только и умеющие что проводить диагностику да лечить простейшие повреждения. От тела Кирби они отскочили, как ужаленные, даже вроде с радостью. Лайнус занял их место, нащупал артерию на шее. Ждать пришлось долго — только спустя четыре секунды в пальцы отдался слабый толчок. Крайне медленно, но сердце билось.

— Лайнус… — тихо и угрожающе раздалось сзади. Примирительно подняв руки, Лайнус выпрямился и развернулся.

— Отпустите.

Санитары охотно подчинились.

Лайнус смотрел на юную девушку, разум которой явно старше тела. Сколько же ей лет? Есть ли двадцать? Под мешковатой охряной одеждой даже фигуру толком не разглядишь — костюм явно подбирался спустя рукава, из всего что более или менее подходит по размеру. В отличие от того же Кирби, на котором броня сидит как вторая кожа. На затылке Фэй — хвост коричневых волос, лицо молодое, но с очень усталыми глазами. Вздернутый носик, высокий лоб, челка забрана в тот же хвост, но глаза… Карие и глубокие, они безостановочно бегали, фиксируясь на чем-то лишь на долю секунды. Яс делала так же… Делает… Яс жива, это точно, сам же недавно распинался про уровень медицины. Она поправится, и они с Фэй обязательно подружатся. Потому что у них одинаковый взгляд. Абсолютно идентичен, это взгляд анализатора. А значит, у них всех есть еще что-то общее, кроме позиции в таблице видов.

— Ему нужно четыре минуты. — Тихо произнесла Фэй.

— Три уже прошли. — Кивнул Лайнус.

— бен Джар! — Кри подкрался бесшумно, будто к спящему квикфуту с выводком. — Вы славно поработали, чтоб я перегрелся! Жаль, что такой высокой ценой.

— Кирби жив, генерал. — Ответил Лайнус, не сводя глаз с Фэй. — Так говорит Фэй, и у меня нет причин ей не верить.

Кри замолчал, скептически поджав губы. Длилось это всего секунду, а потом он кивнул:

— Я выяснил по твоему вопросу. Яс Фогель из восьмого отряда жива, ее притащил на себе огромный бугай с пулеметом в сопровождении пяти аутсайдеров из одиннадцатого. Они откликнулись на сбор возле места прорыва, но спустя двадцать минут все перевернулось с ног на голову. Был отдан приказ к общему отступлению на АЭС, но по пути они умудрились наехать на слонофага и вдребезги расколотить Скарабея. От радиальной до станции они шли пешком, троих потеряли, но твою Яс берегли как последний магазин.

— Она не моя. — На автомате ответил Лайнус. — Где она?

— В медпункте. Зашили артерию, прочистили кровь, жить будет. Неизвестно только, когда в себя придет — кровопотеря серьезная.

— А Бен? Ну, тот амбал с пулеметом.

— Плюнул на меня, на мои приказы, умудрился где-то достать ленту с патронами, перезарядил свой древний комбайн и отправился на стены. — Пожал плечами Кри. — Я его больше не видел.

Вот так вот… Еще минус один. Очень жаль, Бен. Только-только успели подружиться...

— Кирби!

Фэй уже сидит возле бойца, взгляд которого наконец понемногу приобретал осмысленность.

— В норме? — кратко спросил Лайнус, не обращая внимания на круглые глаза Кри.

— Почти. — Кирби тяжело поднялся с пола. — Но скоро буду в норме.

Задумчиво посмотрев на покрытый вязнущей кровью клинок в руке, запрыгал глазами по окружающим предметам. Не найдя ничего подходящего, махнул рукой и убрал оружие за спину как есть. Интересно, а как у него вообще получается нагибаться, если вдоль позвоночника — полоса стали?

Вместо ответа Кирби снова достал свой страшный тесак. Вот только сейчас он был похож скорее на короткий стальной хлыст — с твердой рукоятки свисал стальной сегментированный червяк, вялым покачиванием реагируя на любое движение.

— Внутри трос. — Кратко пояснил Кирби, сделал какое-то неуловимое движение пальцами, и червяк вскинулся, застывая монолитным оружием.

— Фантастика. — Только и нашел, что сказать Лайнус. — Как все просто и изящно.

— Наши Техники еще и не такое могут. — Кирби убрал расчервяченный клинок за спину и снова забегал глазами, но уже по полу. Найдя свой шлем, пнул его, подбрасывая в воздух, поймал. Сейчас на голову наденет, как обычно. А нет, зажал под мышкой и потянулся, хрустя коркой свернувшейся на одежде крови. Будто и не дрался только что с нескончаемой ордой мутантов, будто и не нужен ему отдых вовсе. И как теперь их тут оставить, если оба уже на ногах и никому ни за кем не нужно присматривать? Если только напрямую сказать...

— Ребят… — вот честно, в таких ситуациях не знаешь, куда себя деть от стыда. — Я… Серьезно, я дико благодарен вам за помощь… И, клянусь, помогу в ответ, всем, что только в моих силах. Но сейчас я должен отлучиться. Ненадолго. Мне надо проведать друга. А потом мы поговорим, обещаю!

— Есть что-то, что мешает нам пойти с тобой? — пожал плечами Кирби. — Зачем откладывать разговор?

Лайнус кивнул и изо всех сил постарался сдержать улыбку. Получилось, пожалуй, скорее плохо, чем хорошо.

На территории станции уже вовсю кипела работа. Уставшие, а то и раненые люди расчищали задний двор, освобождая от трупов. Мутанты отправлялись за линию модуляторов, становясь новыми кирпичиками стены из себе подобных. Людей укладывали рядами под белыми простынями, часто по два-три под одной, возле стены станции.

Все крошечное пространство от здания АЭС до хозяйственно-бытового блока, где нынче разместился лазарет, было покрыто кровавой жижей с вкраплениями костей и внутренних органов. Оставляя в ней глубокие борозды, люди тащили трупы, особо не разбирая за какую часть тела.

— А ну, стой! — к одному из таких кинулся Лайнус. Тащивший за лапу шакала работник в желтой спецовке с облегчением бросил неприподъемного зверя. Лайнус схватил дохлятину за голову и запрокинул ее. О, не показалось! Из шеи действительно торчит рукоять с шаром на конце. Угадайте, чье.

— Держи. — Лайнус протянул нож Кирби, держа клинок за кончик.

— О! — неожиданно эмоционально отреагировал тот, забирая нож.

Работник уже куда-то смылся, пришлось доволочь мутный труп своими силами. Сбросив тело, снова двинулись к лазарету.

Сзади заурчал двигатель, мимо прополз на брюхе Жук, от покрышек у него остались жалкие остатки. Осторожно крутя штурвал, пилот пристроил машину возле стены, по соседству с еще десятком Жуков и двумя Скарабеями. Судя по всему, сюда сгонялся весь исправный хотя бы в общих чертах транспорт. А вот, кстати, и тот, на котором они сами приехали — у него одного погнута рама, защита радиатора вся в крови, а с колес свисают куски потрохов.

Кирби тоже его заметил.

— Ну-ка, подождите.

Он трусцой подбежал к Жуку, схватился за раму и принялся дергаться всем телом. Несколько секунд наблюдения, и Лайнус решился подойти — парень все же тронулся, хоть Фэй и утверждала, что он в норме. А, может, и не тронулся… Чем ближе становился Жук, тем понятнее — Кирби не просто так бьет машине поклоны, а пытается выдернуть что-то, намертво засевшее в стальной трубе рамы. И, когда до Жука осталась пара метров, воин наконец повалился на спину, сжимая добытое в кулаке.

— Вот он. — Сообщил Кирби, поднимаясь с бетона. — А я уж думал, не найду.

В руке он сжимал короткий и тяжелый, монолитный и практически симметричный нож.

Так вот откуда был тот душераздирающий звон, под который Кирби сигал прямо на луч стан-бластера. Вот было бы невесело, если б не успел дернуть штурвал в сторону и словил в грудь нож, кинутый с силой, достаточной чтобы насквозь пробить армированную раму пустынного багги. Как, интересно, локтевой сустав Кирби вообще выдержал импульс такого движения и не сломался в другую сторону?

Лайнус вздохнул, мысленно добавил к списку вопросов еще один и зашагал к лазарету.

— Привет, боец...

Яс не ответила. Она и не могла — по-прежнему была без сознания. Приборы показывали стабильное состояние, медик утверждал, что кризис миновал. Приборам верилось охотнее, ведь медиком был такой же аспирант медицинской кафедры по имени Торай, если верить замусоленному бейджику на груди. У него хоть был бейдж, остальные виденные ранее разве что не в шортах пытались помощь оказывать. Видимо, в лазарет отправили главенствовать самого разбирающегося в медицине, кого только смогли найти. Была бы Яс на ногах, возможно, место несчастного аспиранта заняла бы она. Но и Торай справлялся неплохо — мониторы показывали стабильное состояние. Накрытых с головой окровавленными простынями всего двое и еще один, саванн которого выделялся стерильной белизной. Сам Торай был похожего цвета, с его короткими черными волосами, торчащими во все стороны сразу, это создавало впечатление слайда-негатива. Огромные мешки под глазами, огненно-красные сами глаза, трясущиеся руки… Он больше походил на призрак, нежели на живого человека, будто все это время свою собственную энергию отдавал дюжине тяжелораненых и лишь тем не давал им рухнуть в пропасть небытия. И, между делом, совершенно не замечая того, что сползает туда сам.

Безудержно зевая, Торай сообщил, что Яс стремительно выздоравливает, но в себя пока ни разу не приходила. Руки медика безостановочно, сугубо на автомате, перебирал окровавленные бинты, пустые склянки из-под нанобиотиков, использованные пластиковые шприцы. Это добро густым слоем усеивало не только рабочий стол с компьютером и криво стоящим микроскопом но и весь пол лазарета, и, стоило переступить с ноги на ногу или сделать шаг, раздавался громкий хруст. Торай был единственным здравомыслящим человеком в лазарете до момента появления гостей, но ему явно было не до уборки.

Поблагодарив медика за информацию, Лайнус наказал отправиться поспать. Тот рассеянно кивнул и послушно отошел — правда, вовсе не туда, а к приборам, в четвертый раз за десять минут проверяя показания. Лайнус покачал головой. Грустно признавать, но, кажется, парню самому скоро понадобится помощь врача.

Осциллограф мерно пищал, капельница исправно капала. Яс дышала ровно и глубоко — ни хрипов, ни присвистов. Бинт на шее абсолютно белый, значит, кровотечение прекратилось. Дыхание в норме, гортань не повреждена. Со стороны вовсе кажется, что девушка спит, даже глаза едва заметно подрагивают под закрытыми веками. Что ей снится? Почти наверняка — бой или погоня. Даже в таком состоянии солдат остается солдатом.

— Привет, боец...

Теплая маленькая ладонь. Когда-то она складывалась в острый кулачок и больно тыкала в плечо. А сейчас, именно сейчас, когда Яс так нужна, ее нет. А столько всего нужно рассказать! Познакомить с Кирби и Фэй, рассказать о невероятных способностях гостей из Пустоши, сообщить, что все уже хорошо, а скоро станет еще лучше! Обязательно станет, иначе и быть не может.

— Эх, Фогель… Ты столько всего пропускаешь.

— бен Джар… — прохрипела Яс. — Ты, ублюдок… Отпусти меня...

Это как?

Лайнус оторопело убрал ладонь. На руке Яс остались красные следы от пальцев. Это что же, это он так сильно сжал, что от боли она пришла в сознание? Или это просто в бреду? Ну конечно, она просто бредит, не приходя в сознание.

Осциллограф запищал чаще. Яс открыла глаза и уставилась на Лайнуса:

— Какого шакала ты сжимаешь меня, как стажер — пистолет?

О, вот теперь все на своих местах! Даже полумертвая Вертячка остается Вертячкой. Вертячку нельзя гладить, даже если очень хочется. Вертячка больно кусается.

— Я рад, что ты в строю, муравей. — Улыбнулся Лайнус.

— Сам ты муравей, скотина! — едва не плюнула в лицо Яс. — Мотался шакал пойми где, вернулся с добычей, небось еще гидродеревьев по дороге нагрыз! Муравей муравьем!

— Кто такой муравей? — перебил Кирби, после слова "добыча" буквально навостривший уши.

— Насекомое. Маленькое, от пяти до семи сантиметров, — принялся объяснять Лайнус. — Шесть лапок, круглое брюшко, два усика, два глаза, мощные жвалы.

Нет, не доходит. Нахмурился Кирби, соображает.

— Их еще называют вертячками… Да ладно, ты, по-любому знаешь! — хрипло, но в своем стиле подхватила Яс. — Муравьи! Живут в холмах, ходят толпами, любят грызть гидрогенные деревья! Ну такие зеленые растения, с водой внутри.

— Я понял, да. — Кивнул Кирби.

Наконец-то! Эти двое, кажется, с первых слов поняли друг друга лучше, нежели кто-то кого-то когда-то понимал.

— Только у нас их называют по-другому. — Продолжил Кирби. — За единственный звук, который они издают, их зовут ясами.

Да ну на… Да шутит же...

Нет, не шутит. Он, по ходу, в принципе не знаком со словом "шутка". Ну, а коль так...

Лайнус заржал. Не сдерживаясь и не пытаясь сдерживаться, как тогда на площади в окружении мутных трупов, сбрасывая напряжение и усталость последних часов. Слезы брызнули почти сразу, но не помешали увидеть, как покраснела Яс. Густо покраснела, равномерно, кровь даже будто к корням платиновых волос прилила. Впору беспокоиться о показаниях осциллографа и опасности сердечного приступа.

— Ну, тогда знакомься. — Все еще вздрагивая от смеха, стараясь не попадаться под гневный взгляд блондинки, выдавил Лайнус. — Кирби, Фэй, это… Я-я-яс!..

Блондинка не выдержала. Молча сев на койке, она выдрала катетер из руки, сняла со стойки пакет с физраствором и швырнула. Ну, это в ее духе, это пройденный этап, потому и увернуться особого труда не составило. За спиной раздался горестный вопль, заставив рефлекторно обернуться.

Пакет с физраствором лежит в ладони Кирби, зато рядом, с полными ужаса глазами, с вытянутой дрожащей рукой и перекошенным ртом, застыл Торай. Кирби смерил взглядом медика, потом заинтересованно осмотрел пакет, потом, еще более заинтересованно, — грудь Яс. Блондинка в запале не заметила, как прикрывающее ее, кстати, весьма недурные формы, покрывало сползло, когда она села. Зато это заметил Кирби и сейчас вовсю пользовался моментом… Пока не наткнулся на холодный лед голубых глаз.

— Пошел на Базу… — прошипела Яс, одной рукой подтягивая покрывало, другой вслепую шаря вокруг. Не иначе в поисках нового снаряда. — Держи свои глаза при себе, не то лишишься их.

Кирби снисходительно улыбнулся, а потом метнул пакет обратно. Не кинул, а именно метнул, целя точно в лицо. Снова горестный вопль, Торай без чувств осел на захрустевший пол.

Яс молча поймала пакет, не отрывая взгляда от лица Кирби. А тот не отрывал взгляда от ее безупречной груди, столь неосмотрительно прикрытой правой рукой… В которую, разумеется, как любая правша, Яс пакет и поймала, ведь левая-то занята поисками нового снаряда.

Кирби еще секунду полюбовался, а потом равнодушно оскалился и нагнулся, поднимая с пола медика. До Яс наконец дошло, что только что произошло, она снова залилась гневной краской задышала разъяренным слонофагом. Пакет, сдавленный не по-женски сильной рукой, лопнул, разбрызгивая, прозрачные капли. Едва пришедший в себя Торай лишился чувств вторично. Яс подобралась, будто перед прыжком.

— Эй… — Фэй подсела на койку, пришлось подвинуться. — Не советую. Кирби — Защитник. Уверена, ты не знаешь, что это значит, тебе будет трудно понять, но ты с ним не справишься.

— Да хоть первоученый! — огрызнулась Яс. — Я его на салат покрошу!

— Поверь, он не желал тебе зла. — Улыбнулась Фэй. — Просто он такой. Ты привыкнешь.

— Неужели? — тонкая платиновая бровь изогнулась.

— Нет, будет хуже — потупилась Фэй.

— О, ясно… — Фогель расслабилась, но лишь внешне, в глазах у нее все еще горело пламя ненависти. — Ну, как будет — я его убью.

— Если это дело принципа, я организую вам спарринг. — Серьезно кивнула Фэй. — Но не сейчас. Меня зовут Фэй. Твое имя немного непривычно для нас, но и мое для тебя, наверное, тоже.

— В точку. — Яс все не могла оторвать горящий взгляд от спины Кирби. — На фею похоже.

— Это кто?

— Скажем так, существо, с которым меня часто путают те, кто впервые видит. — Яс наконец оторвала взгляд от багровой одежды и принялась искать свою одежду и амуницию. — Впрочем, быстро разубеждаются.

Ах, это так чудесно! Эти двое, в смысле Яс и Кирби, в момент нашли общий язык! Они будто созданы друг для друга — та, кто априори готова оплевать ядом любого в пределах видимости, и тот единственный, кому на это ровным счетом положить. Серьезно, вряд ли еще кто-то в жизни Яс Фогель мог вот так вот за минуту поставить ее на место. А ведь это наверняка и есть самый короткий путь к ее сердцу и сознанию.

Завернувшаяся в покрывало Яс уже стояла возле распахнутого шкафчика и выдергивала оттуда вещи, в том числе, свои. Последние кучей летели на пол. Выудив все до последнего патрона, оглянулась, убедилась, что Кирби не смотрит, занятый попытками привести в чувство Торая, и тут же сбросила простыню. На остальных даже не взглянула — видимо, в этой комнате она стесняется только неразговорчивого парня из пустыни.

Быстро натянув брюки и куртку прямо на голое тело, Яс защелкала многочисленными фастексами и зажужжала молниями, приводя себя в полную боевую готовность. На ноги — ботинки, на пояс — шлем, на спину — пистолет.

— А Кирби прячет оружие лучше. — Лайнус не удержался.

Яс развернулась и уткнула ствол только что спрятанного пистолета ему в горло.

— Кирби твой проживет здесь ровно столько, на сколько у меня хватит терпения. — Угрожающе прошипела Яс. — А тебя я точно пристрелю прямо сейчас, если не заткнешься.

— Прости, дорогая, не выйдет. — Через силу ухмыльнулся Лайнус. — У тебя ствол пустой.

— Да, верно. — Огорчилась Яс, глядя на торец затвора, где светился красный крестик.

Молниеносно найдя в одном из карманов полный магазин, вщелкнула его в рукоять, передернула затвор и спустила курок...

Сдвинув ствол в сторону буквально на пару миллиметров.

Щеку обожгло раскаленным выхлопом, голова рефлекторно дернулась в сторону. За спиной раздался протяжный звон.

Ковыряясь в звенящем ухе, Лайнус развернулся. Кирби стоял в какой-то невозможной позе, вытянувшись вперед, будто наполовину повиснув на ноже, едва на касающемся щеки только-только вставшего на ноги Торая. Посередине клинка в ореоле сбитого охряного покрытия торчала смятая в лепешку пуля.

Приняв обычную вертикальную позицию, Кирби поднес нож к глазам и задумчиво осмотрел прилетевшее счастье. Тронул пулю пальцем, отдернул руку и наконец провел плашмя клинком по краю стола, отдирая свинец от стали. Улыбнувшись, Яс, воин убрал нож.

А Яс...

А Яс взорвалась.

— Слушай, ты!.. — она резким шагом подошла к Кирби ничтоже сумняшеся принялась тыкать ему в грудь все тем же стволом. — Я знаю тебя пятнадцать минут, а ты уже мне как колючка в заднице! Какого шакала ты вечно встреваешь туда, где ты нахрен не нужен! Откуда ты вообще взялся?! В этой комнате боец я, и даже не пытайся это оспорить!

— Уже оспорил.

Это была третья фраза Кирби за все время в лазарете. Но это была та самая фраза, от которой Яс слетела с катушек. Гневно закричав, она отскочила и выжала спусковой крючок, стреляя практически в упор. И еще раз. И еще. И еще. И еще несколько раз. И еще несколько — уже вхолостую.

В воздухе кисло запахло сгоревшим порохом. Тяжело дыша и вряд ли что-то видя от ярости, Яс все щелкала курком опустевшего пистолета, не замечая отсутствия выстрелов. И уж тем более не замечая того, что Кирби по-прежнему стоит на одном месте, прикрыв глаза своим длинным тесаком, на клинке которого бугрятся смятые пули — все до единой.

Лайнус наблюдал за всем этим спокойно. Тут иных вариантов и быть не могло, Кирби еще и не такое умеет.

Лайнус поискал глазами Фэй. Ты равнодушно пожала плечами.

Кирби опустил клинок, медленно протянул руку, вытащил из ножен остолбеневшей Яс аутсайдерский нож и принялся выковыривать пули из своего клинка.

— Да кто… ты такой… — выдохнула Яс, огромными глазами глядя на пришельца. Это только кажется или...

Она испугалась?

— Вот как раз об этом мы и хотели поговорить. — Вкрадчиво прошелестел Кирби, аккуратно возвращая нож Яс на место.

Дубликаты не найдены

0

Я тоже неправ, извиняюсь. Сканирование биологического существа с помощью измерения скорости прохождения электрических импульсов на разных участках тканей - примерно та же осциллограмма - принципы базовые.  Если эта приблуда втыкается или наклеивается  электродами в биологическое существо,  возможно, это биосканер, уж если это мир будущего?

А может быть я не вижу полной картины мира. Пока что.

0

Читаю, мне вполне интересно. Динамично. Но "осциллограф", в наиболее распространённом виде, предназначен немного не для того, чтобы мерно пищать над телом, для этого есть кардиомониторы с экранчиком , кардиографы - пишут на бумагу или в файл, или что нибудь наподобие - кажется примерно такое оборудование подразумевалось в истории. Не медик, но вроде в медицине эти приборы называется так. Прошу прощения, просто споткнулся на слове, работаю с осциллографом.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

Да, верно, осциллограф это вроде радиоэлектронная приблуда