2

Мы есть Мир. Глава 12. Быстрее всех. Часть I.

Станция!

Нет, не стоит доверять этому человеку, который спокойно говорит о Войне. Во всем виноват он. Не он сам, конечно, но такие, как он.

Радиация… Последнее извращенное дитя Войны, самое молодое и коварное. Последняя отчаянная попытка уничтожить людское племя. Последнее, что вообще от нее осталось. Невидимое и подлое, работающее очень просто — рвота, слабость, потеря сознания...

Нет, не просто. Не надо себя накручивать. Поселок существует уже давно, и радиация за это время сильно ослабла, не получая питания. Рассеянная по Пустоши, ослабевшая от своей низкой концентрации, она стала привычным элементом окружения. Лучевая болезнь забыта как страшный сон.

Но факт попадания ядерного топлива в подземные воды… Нет, к такому Поселок не готов. К такому невозможно быть готовым. Поначалу это не было заметно, но всего лишь трех-четырех дней хватило, чтобы радиации скопилось слишком много. Зато теперь хотя бы ясно, что и кто виновато.

— Станция барахлит уже неделю с лишним! — кричал водитель, бешено крутя штурвал, объезжая особенно большие барханы, чтобы не так кидало. — Но сегодня окончательно накрылась! Подача энергии прекратилась! Купол исчез и в город хлынули мутанты!

Выговор у него был немного странным — с очень грубыми и быстрыми буквами, будто он участвует в соревновании по скоростному произношению слов. Потихоньку привыкаешь, но очень медленно, пока еще неудобно.

Сидеть тоже неудобно. Незнакомец заставил залезть в крошечный, будто на скорпиона рассчитанный, отсек прямо за его спиной. Там уже лежало полтора десятка длинных железных стержней с круглыми набалдашниками, втиснуться удалось с великим трудом. Кирби сидел, а, вернее, стоял рядом — на стальном борту, держась за раму рукой. Ноги его активно отрабатывали кочки, будто сами по себе являлись подвеской, обособленной от машины. Остальное тело будто влилось в раму — даже рука, которой он держится, не дергается. Ему явно удобнее, чем всем остальным. По крайней мере, рядом с ним не грохочет связка непонятных ломов, занимая половину места.

— Там сейчас настоящая бойня! — продолжил водитель. — Когда я уезжал, все было хуже некуда!

Смешной… Как же он ошибается! Есть куда хуже, есть, только в другой географической точке. Но сказала Фэй другое.

— Сбежал, что ли?

— За кого вы меня принимаете?! — водитель заложил такой вираж, что Кирби аж качнулся на своем насесте. Обиделся, видать. — Если бы я сбежал, на кой бы мне возвращаться?! Я мотался в Пустошь за тем, что может помочь!

Каким-то неестественным образом вывернув руку, он похлопал по железкам рядом.

— Может или спасет? — уточнила Фэй. Водитель долго молчал, остервенело крутя штурвал.

— Должно. — Наконец ответил он. — По крайней мере, они хотя бы дадут шанс. Ну, или хотя бы время.

Страшно интересно, как куча гремящего хлама может помочь в такой ситуации, но лучше не спрашивать. Мысли заняты совсем другим.

— Мы должны остановить станцию!

— Подруга, ты что, перегрелась?! — возмутился пришелец. — Она и так стоит, ее наоборот запустить надо!

— Наши люди умирают от вашей радиации! — закричала Фэй. — От того, что ваша станция сбрасывает радиоактивные отходы в подземную реку, которая снабжает нас водой!

— Все верно говоришь. Только не учитываешь очень много факторов, объяснять которые слишком долго… Да и трудно! Просто поверь — сейчас, когда станция стоит, сброс радиации в воду в несколько раз больше! Уже не отходы, но топливо проникает в грунт! Нужно снова запустить реактор, чтобы остановить это… И заодно — не взлететь на воздух.

Последнее он и вовсе сказал себе под нос, но Фэй услышала. И ужаснулась. Картина взлетающей на воздух станции, хоть и плохо представляется, как она выглядит, была так ярка, что сомнений не оставалось — после такого Восточная река еще много поколений будет отравлена.

— Пойми, мы не специально! — водитель будто мысли читает. — Никого из нас не устраивают перебои в работе станции, равно как вас — отравление воды! Мы не планировали вас убивать, мы даже не подозревали о вашем существовании! Да что там — кроме меня никто так и не знает!

А вот здесь уже не поспоришь. Придя в себя, поначалу Фэй вторично на него кинулась, благо Кирби удержал, и только потом вкратце обрисовала ситуацию. Надо признать, он среагировал быстро и правильно — без лишних вопросов потащил к своей страшной машине. Правда, уточнил, что получил ответы далеко не на все вопросы.

Любознателен и умен. Познающий? Кстати говоря...

— Меня зовут Лайнус. Лайнус бен Джар.

Он что, и вправду мысли читает?

— Фэй Карнай. Это Кирби. — Защитник лишь кивнул, не отрывая рук от рамы, а то действительно кубарем покатился бы вслед за машиной. — Кирби ванг Эйвери.

— Я рад, что мы наконец-то познакомились! — судя по голосу, он действительно рад. Правда, есть и что-то, что настораживает. — Но должен предупредить — я понятия не имею, что нас там встретит — кровавая бойня, победоносное шествие или горы человеческих трупов!

Ага, вот. Ну, это ничего.

— За это не переживай. Мы выдержим.

Рядом с машиной мелькнул темный размытый силуэт. Метнулся к Кирби, Защитник отнял от рамы одну руку и достал нож. Силуэт кинулся, Кирби в последнюю секунду выставил клинок перед собой. Черный шныр напоролся лбом на сталь, мгновенно потерял скорость и закувыркался за бортом.

— Ого! — воскликнул Лайнус. — Я смотрю, вы и вправду не промах!

— Один шныр не проблема. — Кирби худо-бедно очистил нож о край борта, и потянул к ножнам.

— А сколько — проблема?

— Четыре-пять. — Безразлично пожал плечами Кирби.

— Значит, сейчас будут проблемы! — развеселился Лайнус. — Нож не убирай!

Еще два прыжка по барханам, и перед глазами встает стена. Огромная, черная, тянущаяся сколько глаз видит.

— Ошиблись мальца. — Крякнул водитель, выворачивая руль. Машина заложила крутой поворот и помчалась вдоль стены. Фэй вытянулась, насколько возможно, пытаясь в подробностях ее рассмотреть. Конечно, на такой скорости что-то рассмотреть мог, пожалуй, только привычный к ней Кирби, но одно не вызывало сомнений — это бетон! Огромная прорва драгоценного бетона! Местами красками потерлась, местами трещины, из которых сыплется мелкая белая крошка, но все же — бетон! Столько, что можно четвертый уровень Поселка отстроить!

А потом прямо перед лицом щелкнули огромные челюсти, чуть не оторвав нос. Фэй едва успела дернуться назад.

Рядом с машиной снова бежит монстр, на этот раз шакал. Бежит быстро, на пределе возможностей, не отставая от ревущей машины. Красные крошечные глаза пялятся в упор, с холодной ненавистью.

— Я же говорил! — хохотнул водитель, выкручивая руль.

Это уже было. Стремительный разворот вокруг своей оси, прямо на ходу. Корма машины ударила шакала, добавляя ускорения и явно не оставляя без травм.

Перед глазами все крутится, руки судорожно сжимают то, во что успели вцепиться.

Скорее бы это закончилось… Скорее бы...

Карусель кончилась. Но лучше бы не кончалась...

Убрав одного мутанта, Лайнус, кажется, пригласил еще десяток.

Фэй оглянулась. Кирби свесился из машины, продолжая одной рукой держаться, а другой — отмахиваясь от зверей. В руке неизменный нож, но в таком положении полностью использовать свои способности он, конечно, не может. Можно поклясться — от этого он явно не в восторге.

Зато Лайнус веселится. Кидает машину из стороны в сторону, пытаясь отправить под страшные колеса максимум зверей и что-то кричит. Всем вокруг весело, только Фэй нечем заняться. Остается лишь оглядываться.

Пейзаж сменился как-то незаметно. Исчезли бескрайние пески, появились каменные блоки зданий. Наверное, именно так когда-то выглядело то, что сейчас — мертвые занесенные песком руины. Мелькают окна, щерятся осколками стекла — настоящего стекла! — проносятся мимо длинные железные штанги с какими-то колбами на вершине и… тела… Много тел. Очень много мертвых тел.

Хочется зажмуриться, но против воли глаза распахиваются сами собой. И в них снова лезут окровавленные трупы в цветастой одежде, разорванные пополам, без голов, без конечностей. В лужах и реках крови… Десятки, сотни… Здесь все население Поселка, если не больше.

И скоро Поселок будет выглядеть почти так же.

Ну уж нет!

Следующего монстра, сунувшего в кабину свою уродливую голову, Фэй встретила ударом ноги. Тот не отреагировал, лишь зубы щелкнули еще ближе. Фэй закричала, схватила первое, что попало под руку и сунула между клыков. Это оказался один из тех колов, что гремели рядом всю дорогу. Желтые длинные зубы заскрежетали по металлу, Фэй с трудом удерживала монстра.

Громко хлопнуло. От холки шакала отскочила зеленая трубка и унеслась прочь. На секунду взгляд заволокло зеленым дымом, но все быстро прошло. Зато позади машины небо снизу вверх расчертила яркая зеленая полоса. Фэй машинально посмотрела вправо. Надо же, прямо по ходу движения — аналогичное явление, до второго дымного столба метров четыреста, не больше.

Шакал дернулся снова, затряс головой, стуча железякой по трубам рамы.

— Эй, поосторожнее! — забеспокоился Лайнус. — Не поломай! Мы почти добрались!

И, будто подтверждая его слова, зверь внезапно разлетается кровавыми брызгами и клочками брони. Только голова и остается висеть на железяке, все скребя зубами и явно не собираясь умирать. Фэй потянулась к ножу, но глаза с вертикальными зрачками уже мутнеют, движения страшных клыков становятся все более судорожными. Зверь сдох, хоть и не хотел с этим мириться.

Мимо проносились люди, на этот раз — живые. Большинство — полностью в черном, но есть и в белом и даже вовсе — в разноцветном. Фэй высунулась, глядя назад. Единственной проход в высокой серой стене, когда-то, наверное, закрывали ворота, что сейчас находились где-то далеко. Вместо них — две… Ну, видимо, тоже машины, только еще больше, во много раз больше, они вполне могли бы поспорить размерами с краулером. Огромные, черные, рычащие и завывающие они съезжались нос к носу, перекрывая проход, впустивший беглецов. Машины уперлись друг в друга, перегородив путь многотонными тушами. На крыши тут же полезли черные фигуры, прыгая и разбегаясь по стенам.

Лайнус наконец остановил машину. Двигатель смолк, тут же обрушилась настоящая буря звуков. Крики, приказы, громкие хлопки и взрывы, просьбы о помощи...

— Отдай! Отдай же! — железка в руках дергается, будто голова мутанта снова ожила. — Ну!

Фэй послушно разжимает руки и отдает наконец Лайнусу его бандуру. Не обращая внимания на голову мутанта, он запихивает свое сокровище под мышку и выдергивает из машины остальные. Схватив полтора десятка ломов, Лайнус моментально забыл о своих пассажирах и убежал. Фэй растерянно оглянулась.

Кирби тоже нет. Неужели он умудрился свалить? Нет, точно нет, только не Кирби.

Фэй выбралась из машины и наконец-то нормально осмотрелась. Уже знакомый бетонный забор, это не интересно. Зато внутри серых бетонных стен — много интересного. Высокое, не меньше четырех этажей, длинное здание с огромным количеством окон, — снова стекло! — и несколькими дверьми. Прямо за ним подпирают небо круглые трубы чудовищной ширины, рядом с ними даже многоэтажное здание выглядит просто коробкой.

Шакал его знает, сколько они высотой, от одной попытки представить, голова начинает кружиться, так что лучше не надо, здесь еще есть на что посмотреть.

От ворот, перегороженных огромными машинами, до стен здания все залито тем же бетоном. Только слева — фантастика! — рощица деревьев, настоящих зеленых деревьев, а справа поверхность расчерчена белыми линиями на квадраты. Еще пара деревьев растет прямо возле стен здания, и под теми же деревьями...

О нет, снова тела… Возле забора — мутанты, срезанные в прыжке, снятые со стен. Всех тех, кто решал, что забор не помеха. Всех тех, кого быстро в этом разубеждали.

Зато под стенами приземистого здания — тела людей. В основном, раненые, но есть и точно мертвые. И двое живых. Они мечутся от одного раненого к другому, пытаясь помочь сразу всем. Они оба одеты в черное. Видимо, те, что в черном, заправляют тут всем.

Пожалуй, это единственная возможность хоть как-то помочь. Решившись, Фэй побежала к ним.

— Я могу помочь? — Познающая сразу взяла шакала за уши.

— С биопластом работать умеешь? Нанобиотики колола? — даже не оборачиваясь, спросил один.

— Н-нет… — растерялась Фэй от обилия незнакомых слов.

— Тогда иди в Пустошь и не мешай!

Да как он… Как смеет!.. Он вообще кто!.. Ну, сейчас… Сейчас...

— Вот ты где! — Лайнус возник будто из ниоткуда, схватил за локоть. У него за спиной маячил Кирби.

— Я...

— Неважно, идем! — Лайнус потянул за собой. — Не мешай им!

Он дважды коротко свистнул. Один из черных поднял голову, скрытую зеркальным зализанным шлемом. Лайнус на секунду сложил указательные пальцы крестом и ткнул в машину, на которой они приехали, потом выудил из сумки какую-то коробку и кинул ее целителю. Тот поймал, кивнул и сорвался к транспорту.

— Да идем уже! — Лайнус обхватил освободившейся рукой и поволок куда-то в сторону. Кирби никак на это не отреагировал. Почему?! Должен защищать, а не реагирует! И куда делись железяки, о которых так печется Лайнус? Что вообще происходит?!

Этот вопрос Фэй и озвучила.

Рядом плюхнулся шныр, суча ногами и завывая. Кирби медленно подошел к зверю, задумчиво склонил шлем и присел, вонзая нож в горло. Покрытая коротким мехом голова дернулась в последний раз, четыре глаза с вертикальными зрачками подернулись пленкой. Лайнус лишь взглянул на это и снова дернул за рукав:

— Сейчас объясню!

Они вошли в здание, под стенами которого нашли друг друга. Лайнус уверенно вел широкими коридорами, едва ли не бегом. После вечного песка такая ровная поверхность лезла под ноги на каждом шагу, заставляла спотыкаться, но Фэй не отставала. Кирби тоже спешил, но ему, кажется, это давалось легче.

Лайнус втащил их в большой зал с огромным количеством окон и неизвестных блестящих блоков. И так повернуться негде из-за всех этих железок, стульев, каких-то шкафов. Да еще и люди! Очень много людей. Разная одежда, разный возраст, они перемещаются с места на место и постоянно разговаривают.

Чистое небо, как же здесь громко!

Постоянный гул порой перекрывается громкими криками… И, как назло, Лайнус тащит к самому большому скоплению людей, собравшихся возле мерцающей прямо в воздухе картины.

— Генерал Кри! — завопил Лайнус, проталкиваясь через толпу. — Мы здесь!

На крики обернулся высокий седой мужчина в уже примелькавшейся черной одежде. Правый висок рассекали два длинных шрама, седые волосы на них не росли. Из-за правого же плеча торчит длинная черная труба. Оружие?

— бен Джар! — рявкнул он, хватая Лайнус за руку и вытягивая к себе. Поразительно, сколько силы в этом высоком и жилистом человеке! Если он из этих черных, а, тем паче, их глава, то они вовсе не целители, а Защитники. Или и то и то сразу. В любом случае, он здесь обладает авторитетом — вон как толпа расступилась, давая место сразу всей троице. Седой обвел всех взглядом, в котором непостижимым образом смешались удивление и равнодушие.

— Кто это? — только и спросил он.

— Потом, ладно? — резко ответил Лайнус.

— бен Джар, не зарывайся! — зарычал генерал. — То, что я тебя выслушал — это лишь потому, что наше положение — безвыходное!

— А еще — потому что я живая легенда среди аутсайдеров! — в тон ответил Лайнус. — А еще — потому что кроме моей идеи, других у вас нет!

Кри. Ему очень идет это имя… Или фамилия. В любом случае, он будто кристалл. А в агрессивной среде у любого кристалла только два варианта — скрипеть и развалиться или молчаливо раствориться.

Генерал явственно заскрипел зубами, но ничего не ответил. Развалился. Лайнус несколько секунд ждал, но, так и не получив ничего в ответ, подошел к объемной картине. Толпа проводила его внимательными взглядами. Кажется, Лайнус только что сделал что--то из ряда вон выходящее. Познающий против Защитников?

А кто из них важнее? В этом обществе, пожалуй, вполне нормальным считается, если за подобное в другое время шакалами травят.

Впрочем, сама-то в Поселке будто поступила по-другому. Может, на самом деле Лайнус вовсе недостоин подобного неуважения и неодобрения? Ведь тогда в пустыне он и не пытался убить, он не пытался навредить, хотя мог, точно мог! Вон какой ловкий — даже с распоротым боком играючи уходил от ударов. Да и еще и Кирби помог, а мог бы просто оставить обоих прямо там и уехать на своей страшной машине.

Если все люди здесь напряжены и растерянны, Лайнус собран и спокоен. Если все люди этого чудовищного города привыкли думать только о себе, Лайнус не из их числа. Он пытается помогать. Всем, кого видит, начиная с самых близких. Остается лишь надеяться, что очередь Фэй и Кирби подойдет уже скоро.

Иначе даже из этого города выбраться.

Кри не даст. Точно не даст.


— Идея укрыться на АЭС хороша. Но недостаточно.

Лайнус начал без предисловий, но достаточно издалека, чтобы изложить свой план всем присутствующим. Генерал Кри уже это слышал, зато остальные — нет. Когда Лайнус стал каждого встречного доставать вопросом "Где Яс?", все лишь отмахивались и убегали по своим делам, пока один не ткнул в седого предводителя, пробормотав "Может, он знает"

Кри не знал, где Яс. Предположил, что в госпитале, наспех переоборудованном из медпункта АЭС. Но произнес он это автомате, не отрывая взгляда от тактической голограммы. А потом до него дошло, и он внимательно изучил Лайнуса ледяным взглядом.

— А ты, собственно, кто такой и какое тебе дело?

Этот взгляд… Не зря Кри — генерал. Он, наверное, мог остановить разъяренного слонофага этими глазами. Но не Лайнуса, нет. Что мертвому какие-то взгляды?

— Я — Лайнус бен Джар, сын главы Совета со стороны Науки, Сильвио Джара и бывшего техника станции четвертого уровня допуска Виктории Джар. — в тон генералу, глаза в глаза ответил Лайнус. — И у меня есть кое-что, что может всех спасти.

Кри некоторое время молчал, поджав губы, барабаня пальцами по бедру.

— Я слушаю тебя, бен Джар. — наконец кивнул он.

И вот он слушает. Внимательно, будто в первый раз, хоть это и не так. Пытается найти изъяны в логике салаги.

Что ж, удачи.

— Высокие стены обеспечивают хорошую защиту, — Лайнус обвел рукой отображенный на голограмме параллелепипед станции. — Но они же станут нам могилой, если твари умудрятся их форсировать. А они умудрятся, поверьте. Я — Лайнус бен Джар, многие из вас меня знают. А я — знаю мутантов. С каждой минутой количество раненых будет расти в геометрической прогрессии, а боезапас — уменьшаться пропорционально.

— Короче, бен Джар! — прорычал Кри. Закостенелый разум вояки даже на второй раз отказывался принимать правоту юнца.

— Город мы уже потеряли. — Продолжил Лайнус. — С этим надо смириться. Нам его не отбить нынешними силами. Первостепенная задача — закрепиться на станции.

Движение пальцев — голографический план АЭС, вид сверху, отодвинулся в сторону. Лайнус вывел заранее подгруженный и продемонстрированный сейчас образ а-модулятора.

— Это моя экспериментальная разработка, модулятор, работающий на частоте а-импульса, того самого, который раньше испускал внешний слой щита, того самого, что отпугивает мутантов и всех животных в принципе. Те, кто знают, о чем я, сразу поймут. — Лайнус нашарил в толпе несколько белых халатов и кивнул им. — Модуляторы имеют малый размер и возможность установки практически в любом месте.

— Да врет он все! — внезапно подал голос один из белых халатов. — Каждый год кто-нибудь пытается повторить а-импульс, только ни у кого еще не вышло!

— Все потому что вы пытались повторить в деталях технологию создания импульса. — Кивнул Лайнус. Что ж, такая реакция от Науки вполне ожидаема. И обижаться на коллег нет смысла. — Использовать энергетическое поле как носитель и передатчик одновременно. Естественно, КПД такой системы исчезающе мал, не зря городу нужна целая АЭС, ведь на нужды непосредственно городской энергосети идет хорошо если десять процентов расчетной мощности. Остальное — купол. Использование каких-то разумных источников питания оказалось, извините, неразумным. Даже промышленные энергоблоки давали поле радиусом полтора дециметра и держали его четыре минуты.

Возражений не последовало, да и быть не могло. Всем понимали — это правда. И она заключается в том, что все они слепо пытались пройти чужим путем. Да и хрен с ними.

Лайнус растянул голограмму, "разбирая" модулятор на составные части.

— Я использовал репульсорную систему генерации, а для вывода импульса — гелевые динамики. Использование механических частей вместо чистой энергии существенно сократило общую потребность устройства. Теперь хватило четырех солнечных батарей и небольшого аккумулятора для функционирования. Вся начинка упакована в стальной корпус и практически неуязвима для мутантов.

— А для чего уязвима?

— Радиация, ЭМИ. — пожал плечами Лайнус. — Кислота. Возможно, сильные удары, но вряд ли — если они будут работать, ни одна тварь к ним даже не подберется.

— Если? — нахмурился Кри пуще прежнего. — Ты сказал "если"?

— Да, именно. Если найдутся добровольцы на их установку.

— В чем подвох? — снова из толпы.

— Модуляторы надо ставить так, чтобы зоны покрытия соприкасались или немного перекрывались, иначе их может не хватить. Конкретно — на стены, где это возможно. Иначе мутанты будут собираться под модуляторами, их агрессивность достигнет критического пика и они предпочтут атаковать источник опасности, а не убегать от него. — Высокие градирни, они вообще понимают слова? — Я доступно излагаю?

— Вполне. — Кивнул Кри. — Но лезть на стену — самоубийство.

— Для того я тут и распинался, чтобы вы поняли — все или ничего.

— На стену?! — ужаснулась толпа. — Там аутсайдеры мрут через минуту, а что будет с нами?!

Тихий смех. Едва слышный, но почему-то перекрывший даже возмущенный гул толпы. Лайнус обернулся. Кирби приставил рукоять ножа к охряному забралу, будто в кулак смеялся. Собственно, он и смеялся.

— Я сделаю это один. — Прошелестел Кирби. — Объясни, что делать с твоим металлоломом и дай мне двадцать минут.

— Стоп! — Кри поспешил вернуть себе штурвал выходящей из-под контроля ситуации. — Какой радиус действия у твоих штуковин?

— Диаметр около пятисот метров, плюс-минус метров пять, в зави...

— Стоп! — Мне достаточно информации. — Гаркнул Кри, нахмурившись. — И сколько их у тебя?

— Девятнадцать.

— Какую зону мы можем обезопасить?

Какой славный вопрос… Благо, на тактической голограмме станции есть масштабные линейки, достаточно набросать два десятка окружностей соответствующего размера, раскидать их центры по стенам… Шакальи яйца, не выходит, не хватает модуляторов… Хорошо, а если рассечь станцию надвое?

— Максимум — окружность с диаметром в шесть километров. Лучше — в пять, чтобы гарантированно избежать разрывов между зонами покрытия. Всю станцию охватить не удастся, придется отдать тварям градирни и задние расчетные блоки, но это все, что я могу предложить.

Баум!

Грохот и звон. Вернее, сначала звон, а потом грохот. Звон — от разлетевшегося стеклянной дробью панорамного окна, грохот — от двух рухнувших на бетон тел. Изодранный в клочья аутсайдер, оставивший на полу кровавую полосу, и бьющийся поверх него квикфут. Быстрая тварь грызла ствол вставленной поперек пасти винтовки, не переставая молотить человека, казалось, всеми конечностями сразу.

Глухой взрыв ударил по ушам, будто сам воздух сдетонировал. Голова монстра превратилась в кровавую пыль, Кри мрачно убрал винтовку за спину. К раненому уже устремились полтора десятка человек.

— Я смотрю, у нас осталось мало времени. — Даже не успев отреагировать, Лайнус снова посмотрел на Кри. — Мутанты уже почти достали нас, так что с вашим согласием или без, мы это сделаем.

Кри мрачно молчал. Понятно, для него перспектива принять правоту салаги была чуть ли не нарушением устава. Но другой вариант — еще хуже.

— Делай, что надо, бен Джар, но на прикрытие не рассчитывай — у моих людей сейчас все слишком плохо.

И, будто через силу, Кри рывками поднял руку и хлопнул по плечу. Ох-х, будто кирпичом приложили, даже забытые ребра снова заныли.

Ну уж нет, организм, раскисать будешь в другом месте и в другое время!

— Кирби, идем!

Лайнус рванулся с места. Интересно, толпа расступится или придется идти по головам? Нет, не интересно. И по головам пойдем, если понадобится! Не можете сделать ничего сами, так дайте другим! Не нужно от вас ничего, даже пустая батарея в бластере не помеха! главное, что есть цель. Цель взята, цель захвачена, вперед!

Люди расступились. Лайнус принялся запихивать под мышку модуляторы, на одном до сих пор висела обособленная шакалья голова, не снимающаяся даже пинком. Тут нужен нож да подлиннее, чтобы как рычагом разжать челюсти. О, где Кирби?..

Кирби стоял возле Фэй, держа ее за плечи и что-то втолковывая. Шакальи яйца, а ведь во время всего разговора с Кри, Фэй даже в поле зрения не попадала. С ней все нормально? Стоит вроде прямо, но взгляд пустой-пустой, и пальцы рук медленно сплетаются в причудливые фигуры. Вот она кивнула, будто заторможенная, и тут же Кирби оказался рядом. Словно не подошел, не подбежал, а просто исчез там, а появился тут.

Хрень какая-то...

— Тут… это… — Лайнус ткнул в шакалью голову. Шлем качнулся, зашипел кинжал, клинок вонзился между челюстями, Кирби напрягся...

Из затылка мертвой головы выстелился кровавый веер, с длинным кинжалом вместо ручки. Рывок имел такую силу, что Кирби даже развернуло. Или он специально развернулся, чтобы кровь из двух половинок головы не попала на одежду? Нижняя половина головы шакала глухо стукнулась об бетон, верхняя еще немного повисела на модуляторе, но пинок мощным красно-коричневым ботинком не выдержала.

Вот самое время вот прямо сейчас обомлеть и застучать зубами от увиденного. А потом схватить Кирби за руку и тащить в лабораторию, к иглам, ланцетам и томографам.

И еще неделю назад так бы и было.

Но сейчас на первом месте дело.

— Просто разжать никак?

Кирби пожал плечами. Лайнус подобрал оставшиеся модуляторы и побежал к выходу.

— Учти, впереди очень долгий разговор.

Кирби в ответ издал что-то среднее между смешком и фырканьем. Он двигался шагом, но каким-то образом умудрялся не отставать. Как при такой его скорости он умудрялся не отставать от Фэй? Кстати, о Фэй… Пустые глаза это недобрый знак, как бы не тронулась девушка от переживаний.

— Фэй в порядке?

— Она думает. — Прошелестел Кирби, тормозя возле заново поставленных после пожара двойных дверей. — Но у нее слишком много неизвестных.

— Через пару часов я потребую от вас полного рассказа. — Пригрозил Лайнус, толкая дверь плечом.

Дубликаты не найдены

0
Нет, не стоит доверять этому человеку, который спокойно говорит о Войне...
Не смог пройти мимо этой фразы :)
Иллюстрация к комментарию
0

Любопытно, все же Кирби какой-то непростой, временами...

0
Когда следующая часть?