4

Моя первая педагогическая практика

Я учился в педагогическом университете, факультет информатики и прикладной математики. А так как я поступал по направлению, то был обязан проходить практику в той школе, от которой выписано направление, то есть в своей.


Я учился в соседнем селе. Каждый учебный день мы собирались около сельского магазина и ждали школьный автобус. Возил нас на тот момент старый добрый ЛиАЗ: модель не скажу, а гугление выдает что-то не то. Но не суть. Давным давно было заведено правило распределения мест в автобусе: задние места - для старшаков, передние - для мелких, в середине трутся с пятого по седьмой класс. И тут я, студент третьего курса на практике, то есть преподаватель, и по статусу я должен занимать именно заднее место. Но у магазина меня встретили лбы, которым захотелось его просто уступить: вчерашние пяти-шестиклашки, которые базировались в серединке, и на которых ты недавно смотрел с превосходством, сейчас вымахали в амбалов выше тебя ростом, матерящихся басом и курящих за углом магазина. Они конечно меня узнали, но уровень их ЧСВ жизнь пока еще не сбила, и они пользовались моментом и всем видом показывали, что сейчас здесь рулят они. Какие глупые... Ничего, думал я, скоро у вас начнется по-настоящему взрослая жизнь, осталось-то всего год-два.


А какие стали девчонки! Те маленькие девчушки в вечно сползающих колготках, с бантиками в косичках, с огромными по сравнению с их телом ранцами и тонкими писклявыми голосами превратились в высоких и статных девушек с прекрасно оформившимися фигурами, манерными движениями и слегка высокомерным взглядом, который сразу начинал тебя оценивать. Да, они чувствовали силу своей юной красоты и, не скрывая, гордились ею. Это были те самые прекрасные лебеди из сказки Андерсена, родившиеся из гадких утят. И они невольно притягивали к себе взгляд: хотелось лучше разглядеть те изменения, произошедшие за последние три года моего отсутствия в деревне.


Тут же резвились младшие классы. Для них детство пока еще было в самом разгаре, и поездка в школу была одним из приключений, а не обыденной необходимостью. Интересно наблюдать за детьми, когда в твоей голове уже сидят профильные знания по педагогике и детской психологии: дети, помимо всего, становятся источником данных, и ты стараешься подмечать разные мелочи их поведения. Этих детей я практически не узнавал в лицо, так как на момент окончания школы они вообще ходили в садик. И для них я был просто какой-то дядя, который хочет ехать вместе с ними на школьном автобусе. Но все здоровались со мной, как учили родители, а я с удовольствием отвечал и завидовал им по-белому: ведь, у них школьная пора только началась... Мне нравилось учиться в школе, процесс познания мира меня всегда захватывал, и учеба давалась мне легко. Я учился на 5, но были и четверки, но они были не просто показателем оценки знаний, а степенью заинтересованности предметом, и учителя это понимали. Благо, интересовало меня практически все, поэтому четверок было штук пять - не помню уже.


Приехав в школу, я сразу отправился к директору. Меня приняли, оформили бумаги и дали ставку: все полные ставки, естественно, были заняты, и мне оформили факультативные занятия. Так как я педагог информатики, то факультативно вел введение в информатику. А мой контингент - это те самые дети 9-10 классов. Занятия велись три раза в неделю в течение месяца - срок прохождения практики. Так что первую неделю я ездил каждый день, чтобы посидеть на уроках своих бывших учителей, а теперь - нынешних коллег: положено отсидеть N-ое количество часов для перенятия опыта ведения урока. Потом переписывал у них планы уроков - скан тогда  был, но им пользовались исключительно для ведения внутреннего документооборота. На какие-то уроки я не ходил, и мне просто за них расписывались. А я сидел у секретаря, молоденькой девушки моего возраста, и трындел обо всякой фигне. Но это было во время уроков.


А на перемене меня облепляли ученики седьмых-девятых классов. Им было интересно узнать, как устроен компьютер, принцип работы, но больше - что делать, если он завис или выдает какую-нибудь ошибку. И мне приходилось все это разъяснять, давать советы под запись. Какая-то часть переносилась на факультатив, и тогда мы далеко отступали от намеченного плана занятия. Потом приходилось придумывать выводы из урока, писать планы на следующий урок, вытекающие из сегодняшнего, чтобы на следующей встрече опять уйти от темы. То есть, на бумаге у меня было изучение материала, а по факту - брифинг по интересующим вопросам.


И у меня появилась поклонница. Девочка специально старалась попадаться мне на глаза на переменах и всегда посещала факультатив, просто посидеть и поглядеть на меня влюбленными глазами. Она не принимала никаких действий как-то сблизиться со мной или хотя бы признаться - она просто наслаждалась моментами быть рядом. Я терялся при ней, но брал себя в руки и продолжал беседу с учениками - до следующей встречи с ней глазами. Конечно, ни о каких амурных делах с несовершеннолетней в моей голове и мыслей не возникало, но вот эта маниакальная привязанность и трогала, но и придавала некой солидности, что ли... В первом классе я по-детски влюбился в свою первую учительницу: мне хотелось быть самым послушным, самым покладистым, лучшим во всем! И ни в коем случае ее не огорчать. Тогда для меня она была самой красивой женщиной на земле. Теперь я ощутил ее смущение на себе. Странное чувство.


А потом практика кончилась. И стало досадно от того, что ты начал открывать маленьким людям знания, которые их интересовали так, что они приносили список вопросов на тетрадном листке, приготовленный накануне перед факультативом. А теперь приходится все заканчивать, только начав нужное дело - ведь, у них информатика будет только в старших классах. Но наша система образования построена именно так. И я просто попрощался на последнем занятии, объявив, что больше не увидимся в школе. А поклонница моя - нет, не заплакала: она просто стала грустной. Мы позже виделись пару раз в деревне, когда я приезжал к родителям, но ее взгляд уже был равнодушен ко мне: может, перегорела, став чуть-чуть старше после такой подножки, а может, просто нашла новый объект воздыхания, на что я искренне надеюсь.


Заплатили мне 298 рублей за месяц практики в 2004 году. С тех пор я в своей школе ни разу не был, даже на встрече выпускников: текущее развитие соцсетей позволяет отслеживать внешние изменения учителей, одноклассников и даже своих временных учеников, а при желании, и пообщаться на расстоянии.

Дубликаты не найдены