10

Мой личный ангел смерти #1

Мой личный ангел смерти #1 Рассказ, История, Текст, Смерть, Ангел, Бессмертие, Длиннопост

Когда я поднялся с мягкого пуфика в этом прокуренном помещении с громкой музыкой и плохим обслуживающим персоналом, моя голова готова была разлететься на части. На расшатанных ногах, которые отказывались держать меня после нескольких выпитых стаканов джина, я дошёл до входной двери. Эн осталась ждать меня в клубе, развалившись на пуфике, покуривая кальян и выпуская кольца дыма изо рта. Перед панорамными зеркалами танцевали девушки, крутя своими задницами в обтягивающих джинсах.


Я спустился по лестнице, освещённой лишь неоновыми лампочками на стенах. В лестничном пролёте висело большое зеркало. Бросив беглый взгляд на своё отражение, я ухмыльнулся. Всё, к чему я пришёл за прожитые двести лет — это хмельной угар и желание проблеваться в ближайшем туалете. Посмотрел бы я на вас, если бы с вами сыграли в лотерею на бессмертие. Все почему-то мечтают о вечной жизни, хотят всё успеть, мечтают не стареть и не умереть от случайно упавшего на голову кирпича. И вот мне выпал такой шанс. И что в итоге — клуб, больше похожий на помойку, и дикое желание быстрее дойти до туалета.

Доска в центре двери была выбита, но, по всей видимости, это никого не смущало. Щеколда с внутренней стороны была тоже только для приличия, так как вставлять её было некуда. Благо, тут хоть не воняло. Помочившись в грязный толчок, я, сдерживая позывы к рвоте, вышел из туалета. Лестница наверх казалась мне непреодолимой преградой.


Когда я, наконец, открыл дверь в клуб, мне понадобилось несколько секунд на то, чтобы понять, что произошло, и мигом протрезветь. Голова сразу заработала в разы быстрее. Эн вжалась в пуфик, дрожа от страха, её испуганный взгляд смотрел на меня, она быстро мотала головой. Рядом с ней, на моём месте, сидела девушка. В тёмном помещении, освещённом лишь розовым неоном, я заметил у неё в руке пистолет. В другой руке она держала трубку от кальяна, и, выдохнув дым и заметив меня, резко вскочила со своего места и направила пистолет в мою сторону. Пуля попала в дверь, которую я успел захлопнуть. Я в одно мгновенье слетел с такой ещё две минуты назад казавшейся сложной лестницы, и выбежал на улицу. Моя куртка осталась в клубе, и холодные октябрьские улицы встретили меня сильным ветром и моросящим дождём.


Я бежал, не разбирая дороги. Бежал, как можно чаще сворачивая во дворы и переулки. За мной бежала ненормальная девушка, распугивая пистолетом прохожих и выкрикивала угрожающие фразы. Мне очень трудно было ориентироваться в местности, которую я не знал. В этом чёртовом городе я пробыл всего пару дней, но она нашла меня и здесь. Когда твой организм физически не может постареть, когда ты не можешь объяснить людям, почему ты всё ещё выглядишь на двадцать с лишним лет, приходится часто менять города. А когда твой лимит на бессмертие исчезает, становится ещё труднее. Будто вокруг тебя разрушается силовое поле, которое защищало тебя всю жизнь. Раньше я не боялся, что меня собьёт машина, на меня нападут в переулке или врач найдет в моих лёгких рак. Я был чересчур самоуверен в собственной безопасности. Но вот вся эта безопасность рухнула в один момент. Момент, когда пришлось платить по счетам. Но я, как какой-то подросток, косящий от армии, решил опять всех обмануть. Обмануть свою смерть, господи.


Моя дыхалка закончилась через несколько минут. Девушки не было видно на горизонте. Я прислонился к ближайшей стене, натянул капюшон, отдышался и, наконец, проблевался. Какая-то парочка, за ручку проходя мимо, покосилась на меня, как на бродягу.

Сколько так будет продолжаться? Сколько я ещё буду испытывать судьбу? Жить в постоянном страхе — та ещё жизнь, но куда страшнее мне было смириться с собственной смертью.


***


Отовсюду раздавался звук ударов по клавишам, который действовал мне на нервы. Бесконечный трёп людей, телефонные звонки, разбросанные бумаги. Как же меня это всё достало. Как же я хочу взорвать это министерство к чертям. Из десяти обязательных заказов за месяц, у меня — девять. И если за пару оставшихся дней до конца месяца я не выполню последний заказ…

Я закрыла голову руками, пытаясь не думать об этом. Как можно было так облажаться? Как можно было не успеть? Мне хотелось кричать во всё горло.

— Келли, — послышался голос за моей спиной, — тебя вызывают, — я подняла голову и увидела, как Салли показывает рукой на кабинет директора.

Тяжело вздохнув и встав со своего места, я вальяжной походкой направилась к кабинету, почти смирившись с тем, что мне осталось жить двое суток. Мне не было страшно.


Сид сидел в своём большом кожаном кресле, откинувшись на спинку. На нём был красный пиджак, накинутый на чёрную рубашку. Сквозь его короткие тёмные волосы уже начали просачиваться седые волоски, контрастируя с его небольшими рогами.

— Садись, — он наклонился вперёд и облокотился о стол.

Я молча села на стул напротив, скрестив руки на груди и испепелив его равнодушным взглядом.

У него был просторный кабинет. Большое панорамное окно, выходящее на мрачный город, огромный стол из светлого дерева, на котором стояли металлические статуэтки и валялось кучи канцелярии, несколько грамот и дипломов за его спиной. Стены были выполнены в мрачных бордово-чёрных тонах, отчего Сид со своим костюмом сюда вписывался просто идеально.

— У нас заказ, — сказал он хриплым голосом, крутанувшись на стуле чуть влево и закинув ногу на ногу, — Рэй Уилсон, 22 года. Пардон, двести двадцать два года. Не женат, детей нет. Последнее замеченное появление — в Нью-Джерси.

Вот он. Мой шанс на спасение. Мой последний заказ.

Сид небрежно бросил желтую папку на стол. На первой странице была фотография смазливого парня. Голубые глаза, каштановые волосы, стоящие торчком, едва заметная усмешка и чётко выделенные скулы.

Я убью этого парнишку, что бы мне это ни стоило.

— Всё как всегда, — продолжил Сид, — найди и избавься от него, — он наигранно посмотрел на часы, — у тебя, кстати, не так много времени осталось. Через два дня я кому-то кину на стол папку с твоим делом. Так что… — Сид замер и посмотрел мне в глаза. Иди ва-банк. Или всё потеряешь.

Вот уж нет. Я прожила эту жизнь, как комета, медленно догорая и нанося огромные разрушения. Когда мне выпал шанс побыть ангелом смерти и не бояться этой самой смерти, я согласилась. Думала, что смогу починить свою жизнь, забыть про то убийство у меня в доме, побыть подольше со своими родственниками. Я цеплялась за каждый момент, отведённый мне, наивно верила, что смогу оставить что-то в вечности. Что-то, что не превратится в прах даже через сотни лет. Но позже поняла, что могу всё только разрушать. Я убивала людей по заказам Сида самыми извращёнными способами и не чувствовала угрызений совести.

Теперь от казни меня отделяет одна единственная жизнь какого-то парня. Сид прав. Или я, или он.

— Это, — Сид открыл ящик стола, достал оттуда кольт М1911 и медленно положил передо мной, — стартовый пакет. А вообще, прояви фантазию. Придумай что-нибудь пооригинальнее. Всё, как ты любишь.

— Я поняла, — засунув пистолет за пояс и прикрыв его длинной толстовкой, я схватила со стола папку, поднялась со стула и быстро кивнула, — всё сделаю.

— Удачи, Келли, — вслед сказал мне Сид, когда я была уже в дверях, — я в тебя верю.


***


Нужно было уезжать. Срочно. Снова. Купить билеты на ближайший поезд. Отправиться в Мексику, Канаду, да куда угодно. Лишь бы меня не нашли. Не будут же они бегать за мной всю оставшуюся жизнь?

На самом деле, не так просто потеряться в шумном мегаполисе. Надеть капюшон, невзрачную куртку, спуститься в метро и отсиживаться в поездах. Никто и глазом не поведёт при виде тебя. Просто обычный пассажир. Обычный, бессмертный пассажир, за которым охотится ненормальная девушка-киллер.

Все двести лет я потратил на саморазрушение. Да, я эгоист и гедонист. И всю жизнь прожил в погоне за наслаждениями. Я только потреблял эту жизнь, не оставляя миру ничего взамен. Ни великих открытий, ни подвигов, ни снятых фильмов, ни написанных книг. И если мне выпал такой шанс, то почему было не попробовать? Почему я не мог ежедневно бухать, летать с крыш, склеивать в посредственных клубах одноразовых девочек? Мог. И делал это. И не смейте меня осуждать.


Все свои двести лет в моей голове не прекращал звучать писк. Назойливый писк кардиографа из больницы. Пип. Пип. Пип. Размеренный, монотонный писк, преследующий меня всю жизнь, прожитую авансом.

Когда я открыл глаза в больнице, Крис уже спала, сидя рядом с больничной койкой и уронив голову на руки. Возле неё валялась открытая книга — «Питер Пэн в Кенсингтомском саду». Моя любимая книга из детства. Я едва пошевелился, взял с тумбочки стакан с водой и осушил его залпом. А в голову, словно острыми иголками вонзался этот писк. Он замолк только тогда, когда дверь открылась. В палату вошёл мужчина среднего возраста в белом халате. Сначала я принял его за врача, но потом понял, что врачи не будут ходить в шляпе и носить под халатом красный пиджак. Он пододвинул табуретку и сел рядом с койкой, закинув ногу на ногу. Я удивлённо вылупился на кардиограф, потом на него. Тот как-то по-отечески улыбнулся. И с такой же улыбкой произнёс:

— Предположим, ты мёртв. Что будешь делать?

Я посмотрел на затылок Крис, на её чёрные разлохмаченные волосы. Она, казалось, не собиралась просыпаться. И незнакомец в моей палате её не волновал.

На кардиографе была лишь прямая бегущая линия.

— В каком… смысле? — испуганно спросил я.

— В самом, что ни на есть, прямом. Ты — мёртв. Ты огорчён? Или ты уже давно хотел отправиться на тот свет?

Я нахмурил брови и уставился на мужчину, который получал удовольствие от этого разговора.

— Я… не знаю, — говорить мне удавалось с большим трудом.

— Что тебя держит здесь? — продолжил незнакомец. — Незавершённые дела? Девушка? — он кивнул на спящую Крис.

Я промолчал.

Мужчина заметил открытую книгу и, протянувшись, взял её в руки.

— Ты не против? — спросил он, на что я лишь покачал головой.

Он с любопытством рассмотрел обложку.

— «Питер Пэн», — с энтузиазмом протянул он, — интересная книга. Тогда ты, должно быть, знаешь, что он был эгоистом? Кумир миллионов — и такой эгоист. Забирает с собой детей, отказывается верить, что его друзья взрослеют, хочет, чтобы они всю жизнь прожили с ним.

— А… — хотел было что-то возразить я, но не стал.

За меня продолжил незнакомец в красном пиджаке.

— А ты вот эгоист? — он сделал паузу. — Ты способен поставить свои интересы выше других людей? Выше близких людей?

Я промолчал, не зная, что ответить. Всю свою жизнь я был эгоистом. Но признаться кому-то в этом?

— Я думаю, что да, — усмехнулся он. — Что если ты ещё жив? Зачем тебе эта жизнь?

Я покосился на Крис, которая, наверняка, не находила себе места, пока я был в коме. Если бы тогда кто-нибудь сказал мне, что у меня таких, как она, будут ещё сотни, я бы не поверил. Но в тот момент я хотел жить только ради неё. Только ради того, чтобы ощутить её объятия, когда она проснётся, чтобы увидеть её улыбку, почувствовать вкус её губ.

— Понимаю, всё прекрасно понимаю, — мужчина поднял руки в сдающейся позе, — любовь делала с людьми и не такое.

Я промолчал.

— Я хочу заключить с тобой сделку, — вдруг сказал он, — не спрашивай зачем. Будем считать, в целях азарта. Мы тут, понимаешь ли, поспорили, — он указал пальцем на верх, — я считаю, что люди неисправимы. Что люди полнейшие эгоисты, которые живут и делают всё только ради себя. Но ты можешь доказать мне обратное.

— Кто ты такой? — выдавил из себя я.

— Бог, — после этой фразы он заливисто рассмеялся, — шучу, конечно. Дьявол.

Он несколько секунд смотрел мне в глаза, а после слегка наклонился вперёд и снял шляпу, словно в знак приветствия. На его голове сквозь причёсанные каштановые волосы пробивались небольшие рога.

— Ладно, — сказал он, надев шляпу, — всё равно не поверил. Давай к сути. Моё предложение заключается в следующем. Я даю тебе ещё несколько сотен лет жизни. Ты не сможешь постареть физически. Тебя не смогут убить никакие внешние факторы вроде маньяков или же черепно-мозговых травм. Но, — он поднял указательный палец, — маленькое «но». После истечения твоего срока тебя жестоко убьют. Как — решит твой будущий убийца. Захочет — выколет тебе глаза и повесит их как брелоки на ключи. Захочет — выстрелит тебе в голову и покончит с этим. Но так или иначе твой… ангел смерти найдёт тебя. Где бы ты ни был. И вырвет тебе сердце, — мужчина едва сдержал улыбку.

А я лежал перед ним и думал, что всё это — не более, чем бред. Но грех не подыграть такой качественной галлюцинации. Грех не воспользоваться шансом. Я кивнул ему в ответ.

— Правда? Ты согласен? — удивился незнакомец. — Вот и славно.

Он полез в карман пиджака и вытащил из него маленькую вещицу. Игральную кость.

— Давай так, — сказал он, — какое число выпадет, столько сотен лет я тебе дарю. Договорились?

Кивок.

Человек, назвавший себя Дьяволом, явно был рад такому развитию событий. Он положил книгу на койку, потряс костяшкой в ладонях и бросил её на твёрдую обложку.

Немного покрутившись на твёрдой поверхности, кубик упал двумя чёрными точками к верху.

Незнакомец пожал плечами и сложил ладони.

— Не так плохо. Очень даже хорошо. Двести лет — отличный срок. Поделишься секретом, что ты с ними будешь делать?

Создалось ощущение, что я выиграл миллион и ведущий спрашивает меня, куда я потрачу деньги.

Я пожал плечами.

— Понял, не моё дело, — местный Дьявол поднялся со стула и сделал шаг назад, — развлекайся.

А после скрылся за дверью. Я посмотрел на кардиограф, который снова начал издавать противный звук.

Пип. Пип. Пип.

А через минуту Крис подняла голову с моей койки и посмотрела на меня заспанными глазами.

— Рэй! — улыбнулась она. — Рэй, ты очнулся! — Крис бросилась меня обнимать. — Ты жив!

Да уж, более, чем жив, если мне снятся такие до ужаса странные сны. Вот только почему эти сны оставляют на моей койке белые игральные кости?

Чёрт. Что если это было правдой?

Дубликаты не найдены