11

Мой дом – моя крепость

Курт остался один. Последний друг – Ворри - ушел неделю назад. Без него в доме стало совсем тихо. Курт вспомнил, как веселый толстячок всякий раз неуклюже задевал углы, ронял просроченные консервы со стола, и невольно улыбнулся. Ворри был отличным другом и ушел от него последним.


Курт подошел к окну и осторожно сдвинул выцветшие занавески. Скоро рассветет и можно будет выйти в город. Холодный воздух коснулся голой кожи. Он сделал глубокий и медленный вдох, поежился и закрыл занавески.


«Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


***

Курт не помнил, как оказался в этом ветхом доме. Много раз пытался вспомнить, но не мог. Обрывки прошлого смазывались и ускользали от восприятия, словно надоедливая вечерняя мошкара. Он жил здесь всегда или пришел с улицы? Когда он впервые переступил порог дома?

Казалось, с тех пор прошла целая вечность. Альфа была с ним с самого первого дня. Это он знал точно. Потому что именно она заставила его сделать первую метку на бетонной стене.


- Смотри. – она приложила лезвие к стене и надавила. Бетон легко поддался. Или строители дома сэкономили, или материал с годами утратил свою крепость. На стене осталась ровная бороздка. – Делай так каждый день.


Курт взял протянутый нож. Он не спрашивал, зачем надо это делать.Если друг попросил – значит так было нужно.


Сперва он считал отметки ради интереса. Но потом бросил. Какая разница – сколько дней он провел в доме? Главное, что друзья были рядом.


«Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


Флой научил его этому. Флой вообще был самым умным. И самым старым. Он никогда не покидал своего кресла в дальнем углу. Сидел, наблюдал за всеми и молчал. Но каждый раз, когда Курт спрашивал его о чем бы то ни было, Флой оживал и подробно отвечал на вопрос.


Именно друг Флой рассказал ему о катастрофе. И подробно объяснил, что нужно было делать, чтобы выжить в зараженном и умирающем мире.

- Всегда выходи с противогазом! Воздух на улице отравлен! Один вдох – и ты уже мертвец! Запомнил?

Курт кивал клубящемуся сгустку тьмы в кресле. Как хорошо, что у него были такие заботливые друзья.

- Дома ничего не бойся! Тут с тобой НИЧЕГО не может случиться. – довольно улыбалась тьма. – Твой дом – твоя крепость, дружок! Здесь с тобой ничего не случится! Повтори!

- Мой дом – моя крепость. – послушно повторял Курт. – Здесь со мной ничего не случится.


Если Флой так говорил, значит так оно и было. Курт верил своим друзьям. Только благодаря им и их наставлениям он выжил.


Дэбс рассказывала ему о городе, на окраине которого был их дом. Она - крошечный зеленый огонек - крутилась у его уха и тоненьким голоском объясняла отощавшему от голода Курту, как пробраться в центральный магазин, сзади которого были небольшие склады с продуктами. Подсказала, какую еду можно было брать, а какую – нет.


Курт смутно помнил свою первую вылазку. Как он плелся в противогазе через пустующий город. Голод нещадно подгонял вперед, заглушая все прочие чувства и мысли. Густая трава, проросшая сквозь асфальт, цеплялась за ноги. Курт падал, обдирал в кровь руки, с трудом вставал и продолжал идти вперед. Каких усилий ему стоило удержаться от того, чтобы не сдернуть противогаз прям там и не наброситься на консервы и воду в пластиковых бутылках.


Он помнил слова Флоя: «Один вдох – и ты мертвец». Домой Курт бежал с пятью банками консервов и бутылкой воды. Больше просто было не унести. Но уже в следующий раз он унес втрое больше и устроил себе настоящий пир.

Какая же молодчина эта Дэбс! Спасла его от голода! Настоящий друг!


Ворри. В глубине души Курт побаивался его. Ему всегда казалось, что за яркой клоунской маской веселого толстячка скрывалось что-то большее. Иногда, сидя дома на диване, он ощущал взгляд Ворри, но каждый раз, когда оборачивался, большой воздушный шарик розового цвета быстро отводил нарисованные глаза, а то и вовсе уходил в другую комнату, неловко задевая углы. В остальном же Ворри был хорошим. Он нашептал ему про противогаз в сыром подвале. Намекнул, где можно было достать новые противогазы и сменные фильтры к ним. Помогал вешать защитные занавески на окна, чтобы еще больше обезопасить дом.


«Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


Тем более, когда рядом его верные друзья.


***

Курт не хотел, чтобы они уходили. Одна мысль о том, что он может остаться один нагоняла ужас. Нет, он не мог их отпустить, несмотря на все уговоры. «Что я буду делать без них?» - спрашивал он себя и не находил ответа.


Он не колебался. Страх одиночества совершенно подчинил его рассудок. В первую очередь Курт порезал все противогазы, что были у него в запасе, и сломал фильтры. «Если у них не будет противогазов, они не смогут выйти из дома!» - рассудил мужчина.


Но им они оказались не нужны. Альфа ушла первой. Просто встала и молча вышла на улицу. Курт бросился за ней, судорожно натягивая противогаз. Он догнал ее за поворотом и без слов всадил в спину нож. Тот самый, которым Альфа учила его делать отметки. Лезвие, сточенное до половины, без сопротивления вошло в спину девочки. Курт тут же выдернул нож. Альфа нелепо взмахнула руками и упала на землю.


Он хотел забрать тело домой. Положить в углу, на подстилке. Тогда бы он мог продолжать видеть ее, когда пожелает. Разговаривать с ней. Но, когда Курт нагнулся, чтобы поднять Альфу на руки, ее уже не было. Только пустая безжизненная земля.


С остальными было так же. Они исчезали, стоило только Курту убить их при попытке ухода из дома. Флой пригрозил уйти через пару дней и Курт навел луч фонарика на тьму в кресле, но ничего не увидел.

Колышущаяся тьма отчаянно взвизгнула: «Ты не понимаешь! Нам нужно уйти! Мы должны». Старина Флой умер и исчез.


Когда через неделю Дэбс попыталась вылететь в окно, Курт прихлопнул ее руками. Со всего маху. Но когда развел ладони, они были пусты.

Ворри ушел последним. Он выждал пока Курт уснет и протиснулся к выходу. Вот только Курт не спал, а притворялся. Знал, что этот розовый толстячок попытается сбежать. Одним прыжком Курт оказался рядом и со злостью воткнул нож прямо между нарисованных удивленных глаз. Раздался хлопок. Ворри взорвался, не оставив ничего после себя.


«Ублюдки! Они все же бросили меня одного! - расстроенный Курт вернулся в кровать. - Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


***

Он остался один.


Курт сидел за столом перед открытой банкой просроченных консервов и тихонько подвывал. С того дня, как он остался один уже прошло столько много времени. Ему казалось, что годы. Слишком много. Так много, что он успел позабыть, каково это, не быть одному. Иметь друзей. Разговаривать с ними, дотрагиваться до них. И чувствовать, что ты не один в этом мрачном доме.


«Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


Внезапная мысль прорезала его разум и тут же отдалась болью в висках. Курт схватился за голову и закачался на стуле. А может у него и не было друзей? Мысли в голове мешались и путались. Неужели он все это выдумал, пытаясь сбежать от одиночества?


«Нет! Они были! Мои друзья были со мной! Альфа, Дэбс, Флой и Ворри! Они были вместе со мной! Но потом решили бросить! Бросить меня одного в этом проклятом пустом доме! На окраине проклятого пустого города!" - Курт с ненавистью посмотрел на последнюю банку консервов. Вода тоже кончалась. Он оттягивал этот момент до последнего, но нужно было снова идти в магазин, пополнять припасы. Хотя…


«А зачем я вообще здесь? - неожиданно спросил себя мужчина. Он и раньше задумывался об этом, но сейчас его мысли подкреплялись какой-то новой уверенностью. - Зачем я живу в этом доме? Для чего? Ведь больше никого нет рядом. Я никому не нужен. Вот схожу за едой – и что дальше? Так и тянуть день за днем? Ради чего?»


Курт встал и огляделся. Только он и пустой дом. Стена, на которой он когда-то давно сделал свою первую метку, была вся в зарубках. От пола до потолка. Соседняя стена тоже, только у самого края еще оставалось немного свободного места.


Он подошел к выходу и стал натягивать противогаз. Высохшая от времени резина треснула и рассыпалась в руках. Курт стоял неподвижно еще несколько минут и пытался осознать произошедшую беду. Он отчетливо помнил, как своей рукой испортил запас противогазов, чтобы удержать друзей в доме.


«Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


Нет, он ходил за новыми, в то место, о котором когда-то давно нашептал Ворри, но ничего там не нашел. А где взять другие – не знал. Можно было бы конечно порыскать в окрестностях рядом с тем проржавевшим ангаром с обвалившейся крышей. Но Курт всякий раз откладывал эти поиски на следующий раз, а после как-то позабыл об этом…


***

Курт вышел на улицу и замер на пороге своего дома. Оборванный шланг противогаза болтался на груди. Решение, которому противилось его сознание, оказалось единственным возможным. В любом случае, это было лучше, чем постепенно умирать от голода. Оставалось только поставить точку.


«Зачем я страдал так долго? - ему казалось все бессмысленным и глупым. – Зачем я убил их? Мог еще тогда выйти на улицу без противогаза. Быстренько сдохнуть и не убивать друзей. Они бы просто ушли».


Перед глазами заплясали алые круги. Грудь нестерпимо жгло. Курт не мог больше сдерживаться и сделал первый судорожный вдох. Потом второй. И еще… Он стоял, вцепившись одной рукой в дверной косяк и дышал. Полной грудью.


За углом раздался шорох. Курт, привыкший к одиночеству и отсутствию посторонних звуков, от неожиданности едва не отпрыгнул вглубь дома, где на столе лежал наполовину сточенный кухонный нож.


«Мой дом – моя крепость. Здесь со мной ничего не случится».


Не успел. К нему вышло незнакомое создание. Низкое, на четырех лапах. Курт завороженно смотрел, как создание медленно подошло к нему и обнюхало ноги. Он почувствовал его горячее дыхание на своей коже. Ощутил прикосновение холодного и влажного кончика морды. Создание положило перед ним оранжевый шарик, который держала все это время в пасти и отбежало назад, виляя длинным хвостом.


Курт стянул противогаз, сделал еще один глубокий вдох и с улыбкой потянулся к оранжевому шару.


***

- Блэк! Стоять! Блэк! Ко мне! – Патрик шел быстрым шагом за убежавшим псом. Звал его и мысленно ругал.


Блэк был послушным, но слишком любопытным. Если его что – то заинтересовывало, остановить пса было невозможно. Вот и сейчас, когда Патрик дошел до окраины города и уже собирался повернуть в сторону дома, Блэк неожиданно сорвался с места и рванул в густые кусты.


Мужчина не стал продираться сквозь них, а пошел по дороге в обход. Скоро он вышел на пустырь, в середине которого стоял полуразрушенный дом.


- Блэк! Ко мне! Нельзя! – снова закричал Патрик, заметив пса. Блэк, не обращая внимание на крики, шел к двери дома.

- Твою мать! – процедил мужчина и ускорил шаг.


Из дома вышел Курт, местный сумасшедший. Обычный безвредный псих, который проводил все время в заброшенном доме. Иногда он бродил по улице в старом противогазе, не обращая внимание на горожан, словно не видел их, рылся в мусорных баках за магазином. Сердобольный хозяин магазина специально оставляли ему консервы и воду. Выносил и оставлял рядом с баками. Остальные люди старались не замечать беднягу. Курт вел себя тихо и никому не доставлял проблем, а это было главным.


Блэк подошел к Курту и обнюхал его ноги. Патрик остановился на месте. Он впервые видел, чтобы собака интересовалась сумасшедшим. Обычно они оббегали его стороной.


- Блэк. Ко мне. – вполголоса позвал Патрик, словно не желая, чтобы сумасшедший услышал его.


Пёс положил перед Куртом мячик, который все это время держал в зубах, и еще сильнее завилял хвостом. Мужчина стянул противогаз и с улыбкой потянулся к игрушке.


А когда выпрямился, посмотрел прямо на растерянного Патрика. Медленно поднял руку и помахал.


#TkachStory

#ТкачМиров

Дубликаты не найдены

+1

А неплохо. Немного скомкали финал, но в целом и мысль есть и ее развитие. Спасибо, автор

раскрыть ветку 1
+1

принял. спасибо за отзыв)