-2

Монопольный мир. Наше время.

Империализм и финансово-монополистический капитал.


В наше время марксистский подход к империализму должен опираться на разработки классиков, учитывать изменившиеся условия и уделить особое внимание противоречиям в накоплении капитала. Важнейшим фактором является перенос обрабатывающей промышленности в последние десятилетия с Севера на Юг.


В 1980 году доля рабочих в развивающихся странах от мировой промышленной занятости достигла 52%; к 2012 году 83%. В 2013 году 61% от прямых иностранных инвестиций со всего мира поступал в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. Для сравнения в 2010 году всего 51%, в 2006 году — 33%.


Но необходимо пояснить, что, несмотря на перенос промышленности на периферию, характер отношений между центром и периферией практически не изменился. Это проявляется в кажущейся неспособности стран Юга, исключая Китай (а также Гонконг, Макао и провинцию Тайвань), догнать страны центра в экономическом развитии. С 1970 по 1989 год среднегодовой ВВП на душу населения развивающихся стран, за исключением Китая, составлял всего 6,0% на душу населения от ВВП стран «большой семерки» (США, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия и Канада).


За период с 1990 по 2013 год этот показатель снизился до 5,6%. К тому же, в 48 наименее развитых странах среднегодовой ВВП на душу населения снизился за тот же период с 1,5% до 1,1% по отношению к странам G7. (Китай, как ведущая развивающаяся экономика, является исключением из этой общей тенденции. По причине того, что Китай входит в число развивающихся стран, то средний годовой доход на душу населения развивающихся стран в процентах от уровня стран G7 увеличился с 4,7% в 1970—1989 гг. до 5,5% в 1990—2013 гг.)



Монопольный мир (дополнение).
Монопольный мир. Наше время. Политика, Монополия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, 21 век, Империализм, Длиннопост

В 2014 году «The Economist» заявил, что признаки, наблюдавшиеся в самом начале ХХI века, свидетельствующие о том, что развивающиеся экономики (исключая Китай) догоняют развитые страны, оказались «аберрацией». Ссылаясь на слова старшего экономиста Всемирного банка Ланта Притчетта (Lant Pritchett), который заявил в 1997 году о том, что рост разрыва между доходами богатых и бедных стран был «доминирующей чертой современной экономической истории», «The Economist» писал, что эта тенденция сегодня подтвердилась. При нынешних темпах роста развивающихся стран и стран с переходной экономикой (исключая Китай) понадобится 100—300 лет, чтобы догнать уровень доходов стран центра.


Причины подобной судьбы развивающихся стран и стран с переходной экономикой, можно понять (исключая последствия самого большого финансового кризиса) исходя из противоречивых последствий «аутсорсинга» транснациональными корпорациями промышленного производства, направленного на использование неравенства в мировой экономике в оплате рабочей силы. Данное явления имеет разные названия в кругах финансовой элиты: «аутсорсинг» затрат на рабочую силу, «глобальный трудовой арбитраж», «трудовой арбитраж с низкими затратами» или «поиск стран с низкой оплатой труда». Лоуэлл Брайан (Lowell Bryan), директор нью-йоркского офиса журнала для инвесторов McKinsey Quarterly, написал в 2010 году:


"Любая компания, осуществляющая свою деятельность по производству или обслуживанию в развивающихся странах с более низкой заработной платой… может значительно сэкономить на оплате труда… Даже сегодня цена рабочей силы в Китае или Индии по-прежнему составляет лишь небольшую долю (часто менее трети) от цены рабочей силы в развитом мире. Тем не менее, производительность китайского и индийского труда быстро растет, и в специализированных областях (таких как сборка высокотехнологичной продукции в Китае или разработка программного обеспечения в Индии) может быть равна или превышать производительность труда работников в развитых странах".


Это означает, что можно ожидать не только довольно низкие затраты на рабочую силу, но и то, что в районах с повышенной производительностью труда они будут такие же низкие, а может быть даже ниже. Такой дешевый, высокопроизводительный труд в развивающихся странах/странах с переходной экономикой исчисляется сотнями миллионов, даже миллиардами рабочих рук, тогда как вся рабочая сила США составляет всего 150 миллионов человек.


Низкая оплата труда на периферии является основой истории империализма и тот факт, что в 2011 году глобальная резервная армия рабочей силы (с учетом безработных, уязвимых и экономически неактивных людей) насчитывала около 2,4 миллиардов человек по сравнению с активной трудовой армией в 1,4 миллиарда, лишний раз подтверждает это. Именно эта глобальная резервная армия, расположившаяся преимущественно на Юге, но также увеличивающаяся и на Севере, удерживает трудовой доход как в центре, так и на периферии, от роста и сохраняет неравенство в оплате труда между периферией и центром.

Монопольный мир. Наше время. Политика, Монополия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, 21 век, Империализм, Длиннопост

Панкаджа Гемавата (Pankaj Ghemawat) в своей книге 2007 года «Переосмысление глобальной стратегии (Redefining Global Strategy)» говорит, что Walmart экономит на аутсорсинге рабочей силы в Китае более 15% расходов и, предположительно, извлек 30−45% операционной прибыли за 2006 год (также известная как операционный доход, определяемый как выручка до уплаты процентов и налогов за вычетом операционных расходов). Аутсорсинг затрат на рабочую силу особенно важен на этапе сборки промышленных товаров, который является наиболее трудоемким этапом в глобальном производстве.


Большая часть продукции на экспорт проходит через транснациональные корпорации в Китае, которые специализируются на сборке. Китайские заводы полагаются в основном на дешевую рабочую силу из сельской местности («блуждающее население») при сборки товаров. Основные технологические компоненты производятся в других местах и импортируются в Китай для окончательной сборки. Затем собранная продукция экспортируется в основном в страны капиталистического ядра (хотя Китай и имеет растущий внутренний рынок).


Китайские компании получают свою долю, но главными победителями остаются транснациональные корпорации. Apple передает производство своих смартфонов в ряд стран Юга с окончательной сборкой в Китае компанией Foxconn. В значительной степени благодаря низкой оплате труда прибыль Apple от каждого iPhone 4 в 2010 году составила 59% от конечной продажной цены. Доля от конечной продажной цены, идущей на оплату труду в Китае, составляет лишь малую часть. Розничная цена iPhone 4, импортированного из Китая в Соединенные Штаты в 2010 году, составила 549 $, и только 10 $ пошли на оплату труда в Китае, что составляет 1,8% от розничной цены.


Выражением этой общей тенденции является субподряд (также известный в финансовых кругах как способ международного производства, не связанный с участием в капитале), который становится все более распространенным среди транснациональных компаний в таких областях производства, как игрушки, спортивные товары, бытовая электроника, автомобильные запчасти, обувь и одежда. Субподряды используются транснациональными компаниями и в сфере услуг. Сообщалось, что в 2002 году колл-центры, переехавшие из Ирландии в Индию, снизили фонд оплаты труда на 90%.


По словам старшего экономиста Всемирного банка Захида Хуссейна (Zahid Hussain), в международной швейной промышленности (почти все производство базируется на глобальном Юге) прямые затраты на рабочую силу, приходящиеся на один предмет одежды, обычно составляют около 1−3% от конечной розничной цены. В футболке, произведенной в Доминиканской Республике, эти затраты составляют около 1,3% от конечной розничной цены в Соединенных Штатах, в трикотажной рубашке, произведенной на Филиппинах, 1,6%. Затраты на оплату труда в таких странах, как Китай, Индия, Индонезия, Вьетнам, Камбоджа и Бангладеш значительно ниже. Таким образом, прибавочная стоимость, выкачанная из работников глобального Юга, огромна. В странах-импортерах центра, удаленных от прямых производственных издержек, она приобретает форму «добавленной стоимости» (маркетинг, дистрибуция, корпоративные выплаты).


В 2010 году шведский ритейлер Hennes & Mauritz закупал футболки у субподрядчиков в Бангладеше, которые платили работникам порядка 2−5 евроцентов за произведенную рубашку.

Nike, пионер в использовании способов международного производства, не связанных с участием в капитале, передает все свое производство субподрядчикам в таких странах, как Южная Корея, Китай, Индонезия, Таиланд и Вьетнам. В 1996 году один кроссовок Nike, состоящий из пятидесяти двух компонентов, был изготовлен субподрядчиками в пяти разных странах. В конце 1990-х гг. затраты на оплату рабочей силы составили 1,50 $ (1%) от розничной цены 149,50 $ в Соединенных Штатах на баскетбольные кроссовки.

Монопольный мир. Наше время. Политика, Монополия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, 21 век, Империализм, Длиннопост

Империализм также включает в себя гонку за ресурсами, и не только за стратегическими, как углеводороды, но и за всеми основными полезными ископаемыми, продуктами питания, лесом, землей и даже водой. Для стран центра проблема нехватки ресурсов стала сигналом к необходимости установить контроль за ресурсами на Юге. Наиболее ярким проявлением экологического империализма является то, что Ричард Хаасс (Richard Haass) (президент Совета иностранных дел в течение последних двенадцати лет, а до этого директор по политическим вопросам в Государственном Департаменте при Колине Пауэлле во время вторжения в Ирак в 2003 году) называет новой Тридцатилетней войной на Ближнем Востоке, направленнаой на контроль над значительной частью мировых поставок нефти.


Более того, эта новая Тридцатилетняя война является частью стратегии НАТО по созданию геополитической полосы, известной как «полоса нестабильности»: от Восточной Европы и Балкан до Ближнего Востока и Северной Африки с Центральной Азией. Эта полоса находится в сфере влияния триады (Иран, Россия, Китай). Все это рассматривается как возможность захватить ничейные земли, ведь СССР сошел с исторической сцены. В последние 25 лет после распада СССР империалистические вторжения были настолько агрессивными, что сегодня это считают второй Холодной войной между США и Россией.


Гонка за ресурсами, которая лежит в основе современной геополитической борьбы, подпитывает добычу полезных ископаемых для продажи на экспорт. Добыча производится во всех уголках Земли. В последние годы все чаще в Арктике, где таяние ледников из-за изменения климата открывает новые области для разведки нефти. По словам энергетического аналитика Майкла Клара, эта борьба за глобальные ресурсы может развиваться только в одном направлении:


«Нарастание противоречий, возникающих в ходе борьбы за ресурсы, между великими державами говорит о возможности разрешения конфликта с помощью насилия или хотя бы к тому, что этот вариант вполне вероятен… Тем не менее, слияние двух ключевых тенденций, обострение борьбы за ресурсы и взаимных претензий между китайско-российскими и американо-японским блоками, должны восприниматься как признак скорой войны.


Каждое из этих явлений может иметь свои корни, но характер их переплетения в конкурентной борьбе за нефтяные районы в бассейне Каспийского моря, Персидском заливе и Восточно-Китайском море, несет опасность для будущих поколений… Из-за страха перед нехваткой нефти национальные лидеры могут действовать нерационально и чрезмерно демонстрировать готовность применить силу, тем самым давая толчок цепочкам событий, конечный результат которых никто не может предсказать».


Карибский кризис и другие события дали национальным лидерам некоторый опыт в управлении глобальными конфликтами подобного масштаба. Но никому в последнее время не приходилось бороться в мире, где множество агрессивных держав, конкурирующих за все более дефицитные и ценные ресурсы, часто в регионах, которые по своей природе нестабильны или находятся на грани конфликта. Чтобы предотвратить конфликты, способные вылиться в настоящую бойню, требуется неимоверная выдержка, которая в столь тяжелых ситуациях может пропасть даже у самых опытных и здравомыслящих лидеров.


Внешнее экономическое движение монополистического капитализма развивается в первую очередь из конкурентной борьбы за источники монопольной ренты: дешевую рабочую силу и все более дефицитное сырье. Результатом, как мы видели, становится внушительная экономия затрат транснациональными компаниями-монополистами на производстве, которая приводит к увеличению прибыли, что в сочетании с более традиционными способами изъятия прибавочной стоимости приводит к постоянному притоку империалистической ренты к центру системы.


Весь объем извлекаемой прибавочной стоимости замаскирован сложными глобальными цепочками создания стоимости, коэффициентами обмена, скрытыми счетами и, прежде всего, методами расчета ВВП. Часть империалистической ренты остается на периферии и не передается в центр, а представляет собой скорее плату местным власть имущим классам за их компрадорскую роль. Тем временем около 21 триллиона долларов полученных за счет империалистической ренты в настоящее время находятся в оффшорных зонах.

Монопольный мир. Наше время. Политика, Монополия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, 21 век, Империализм, Длиннопост

С середины 1970-х гг. в центре капиталистической экономики все чаще проявляется тенденция к экономическому застою. По этой причине были предприняты неоднократные попытки стимулировать систему за счет военных расходов, особенно Соединенными Штатами. Однако эта стратегия имеет свои ограничения, так как для того, чтобы придать системе мощный толчок сегодня необходимо развязать, как минимум мировую войну.


В этих условиях корпорации в 1970-х и 80-х гг. стремились удержать и расширить свой растущие прибыли. Из-за сокращения инвестиционных возможностей, они вкладывали свой профицит в финансовые спекуляции, искали и получали быструю отдачу от секьюритизации всех вероятных будущих потоков доходов. Повышенная концентрация («слияния и поглощения») и сопутствующий рост долгов, секьюритизация, представляющая собой поток доходов от уже существующих ипотечных и потребительских кредитов, накладывающихся один на другой, выпуск долговых обязательств и акций, которые капитализировали потенциальный будущий монополистический доход от патентов, авторских права и других прав на интеллектуальную собственность, все следовало друг за другом. Финансовый сектор предоставлял всевозможные финансовые инструменты, которые обслуживались мнимым доходом, в том числе и от торговли самими финансовыми инструментами. В результате, как пишут Магдофф и Суизи, с конца 1970-х и по 90-е гг. значительно увеличился финансовый сектор.


Эта финансовая система имела три основных эффекта.

Во-первых, это способствовало дальнейшему распаду связей процессов в пространстве и времени (полное разрушение, конечно, невозможно) при накопление финансовых требований или «накоплении активов» от фактических инвестиций, то есть при накоплении капитала. Это означало, что ведущие капиталистические экономики характеризовались долгосрочным накоплением финансовых богатств, которые превышали рост экономики (явление, недавно подчеркнутое в неоклассическом стиле Тома Пикетти). Также страны центра приобрели менее стабильную структуру, что проявляется в резком росте долга по отношению к ВВП.


Во-вторых, разрастание финансового сектора стало основой (вместе с революцией в области коммуникаций и цифровых технологий) для углубления и расширения товарообмена по всему миру, причем центральные экономики больше не играют роль центров промышленного производства и накопления капитала, а скорее все больше полагаются на роль центров финансового контроля и накопления активов. Это произошло благодаря установлению контроля над мировыми денежными потоками доходов с продажи товаров, которые увеличились за счет коммерциализации множества секторов: прежде всего сферы услуг, связи, образования и медицинских услуг.


В-третьих, «финансиализация процесса накопления капитала», как писал Суизи, привела к нестабильности всей капиталистической мировой экономики, которая стала зависимой от роста финансового сектора по отношению к реальному сектору. Это приводит к тому, что система все более подвержена финансовым пузырям, которые периодически взрываются, угрожая стабильности глобального капитализма в целом, как совсем недавно во время финансового кризиса 2007−2009 гг. Учитывая финансовое влияние, страны капиталистического ядра обладают уникальной способностью переносить свои экономические кризисы на другие страны, особенно страны Юга. Как отмечает Янис Варуфакис (Yanis Varoufakis) в «Глобальном минотавре (The Global Minotaur)»: «Даже в наше время при наступлении кризиса капитал бежит к доллару. Именно поэтому кризис 2008 года привел к скупке иностранным капиталом доллара, хотя кризис начался на Уолл-стрит» .

Монопольный мир. Наше время. Политика, Монополия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, 21 век, Империализм, Длиннопост

Эра глобального финансово-монополистического капитала, связанная с глобализацией производства и систематизацией империалистической ренты, породила финансовую олигархию и возродила наследственное богатство, главным образом в странах центра, столкнувшихся с все более сплоченным (но также подверженного расслоению) рабочим классом со всего света.


Наиболее успешная часть класса капиталистов в странах центра в настоящее время состоит из глобальных рантье, зависящих от роста мирового монополистического капитала, а также его растущей концентрации и централизации. Воспроизводство этой новой империалистической системы, как объясняет Амин в «Капитализме в эпоху глобализации (Capitalism in the Age of Globalization)», основывается на увековечении пяти монополий:

1) технологической монополии;

2) финансового контроля мировых рынков;

3) монопольном доступе к природным ресурсам;

4) монополии на средства массовой информации и связи; 

5) монополии на оружие массового уничтожения.


За этим стоят гигантские монополистические корпорации, при этом доходы 500 крупнейших частных фирм в настоящее время составляют около 30% мировых доходов и проходят они главным образом через центр капиталистической системы. Как отмечает Борон, из 200 крупнейших в мире транснациональных корпораций,


"96% … имеют свою штаб-квартиру только в восьми странах, юридически зарегистрированы как объединенные компании из восьми стран; и их советы директоров находятся в этих восьми странах. Менее 2% членов их советов директоров не являются гражданами этих стран… Их охват глобальный, но их собственность и их владельцы имеют определенную национальность".


Интернационализация производства, контролируемая монополистическими гигантами, происходит по следующей схеме, впервые описанной Стивеном Хаймером (Stephen Hymer), и недавно актуализированной Эрнесто Скрапатини, который пишет, что «наиболее влиятельные транснациональные компании» характеризуются «децентрализованным производством, но централизованным управлением…». Как следствие, прямые иностранные инвестиции предполагают постоянный перенос прибылей с Юга на Север, то есть от периферии к центру империалистической системы транснационального капитала.


В настоящее время крах этой системы как никогда близок. Гегемония США в военной сфере дает возможность вторгнуться в любую страну, но это же порождает геополитический хаос, который приводит к потере лидерства в экономике. Это хорошо понимают американские государственные деятели в сфере внешней политики.


Самые умные подчеркивают, например, Хаас в «Ленивом шерифе (The Reluctant Sheriff)» и других книгах , что США уступают свои позиции империи, основанной на объединенной силе (военной, экономической и политической) триады: Соединенных Штаты/Канада, Западная Европа и Япония. Соединенные Штаты, хотя и сохраняют по-прежнему глобальное превосходство, но все больше вынуждены использовать свою власть только если имеют поддержку своих союзников (представленных Западной Европой и Японией).


Таким образом, триада, возглавляемая США, а не сам Вашингтон, все чаще пытается утвердиться в качестве новой управляющей власти через такие институты, как G7 и НАТО. Цель состоит в том, чтобы продвигать интересы старых имперских держав капиталистического центра с помощью политических, экономических и военных средств, одновременно сдерживая такие угрозы как: восходящий Китай, восстанавливающаяся Россия, страны с формирующимся внутренним рынком и мировое антинеолиберальное движение, которое является преемником социалистических движений Латинской Америки.

Монопольный мир. Наше время. Политика, Монополия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, 21 век, Империализм, Длиннопост

Хаасс описывает текущую ситуацию в мире как «распадающуюся». В качестве доказательств он указывает на роль США в дестабилизации Ближнего Востока и Северной Африки, рост Исламского Государства, приближающийся конфликт Соединенных Штатов с Китаем в Южно-Китайском море и Африке, возвращение России на мировую арену, плохое управление (по его терминологии) такими государствами, как «Бразилия, Чили, Куба и Венесуэла», а также целый неудачный набор провалившихся реформ в США. Он заключает:


"Вопрос заключается не в том, будет ли мир продолжать распадаться, но насколько быстро и как далеко это зайдет".


Иштван Месарош (István Mészáros) подчеркивает, что мы входим "в смертельно опасную для мира фазу империализма ". Это напоминает нам о серьезности нынешней ситуации в мире. В 80-е гг. советские и американские метеорологи взбудоражили мировое сообщество заявлениями, что после полномасштабной ядерной войны последует ядерная зима, которая снизит температуру целых континентов на несколько градусов, уничтожив тем самым большую часть биосферы и человечества. Этот сценарий описал Томпсон в своей книге «Экстремизм, как последний этап цивилизации (Notes on Exterminism, the Last Stage of Civilization) «.


В настоящее время мировая война не представляет непосредственной угрозы. Однако нестабильность, порожденная сверхэксплуатацией и империалистической политикой США (которые в настоящее время ведут наземные операции и беспилотные бомбардировки в более чем полутора десятках стран и планируют потратить 200 миллиардов долларов в следующем десятилетии на модернизацию своего ядерного арсенала) предполагают множество вариантов развития событий, которые приведут к мировой войне. Ожидается, что изменения климата дестабилизируют ситуацию и усилят угрозу войны, которая приведет к катастрофическим разрушениям.


Задача левых в этих условиях заключается в том, чтобы противостоять, по мнению Ленина, «противоречиям, конфликтам и судорогам, не только экономическим, но и политическим, национальным и т. д.», которые еще более характерны для нашего времени. Это означает содействие более «дерзкому» глобальному движению снизу, ключевой целью которого будет демонтаж империализма, понимаемый как основа капитализма в наше время. Это движение должно стремиться создать более горизонтальную, уравнительную, мирную и устойчивую социально-экономическую систему, контролируемую ассоциированными производителями.


https://lenincrew.com/new-imperialism/

Найдены возможные дубликаты

0
Только там не "экстремизм", а "экстерминизм как последний этап цивилизации", опечатались, наверно.
Похожие посты
1640

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет Марксизм, Политэкономия, Капитализм, Монополия, Либертарианство, Коммунизм, Настольные игры, Империализм, Длиннопост

Есть одна знаменитая игра которая просто и практично объясняет базовые признаки работы капитализма по Марксу - это Монополия.


Игроки начинаю игру сразу с пачкой денег (первоначальный капитал), где все участки, которые символизируют собой земли, участки городов, заводы и т.д. свободны (идет захват земель (средств производства) у общин, разорившихся феодалов, капиталистов или крах брежневской экономики при Горбачеве и т.д.). В игре имеются карточки с событиями, часто совершенно противозаконными, но они очень сильно подчеркивают особенности настоящего крупного бизнеса.


Первичное накопление капитала


Сперва все идет просто отлично, все ходят, скупая участки, повышают свои фонды и активы средствами производства, бизнес растет, все купаются в деньгах, дружно и лениво общаясь с друг другом, повышают рентабельность и производительность только что купленных участков, строя на них здания, которые сдирают все с большей и большей эффективностью деньги с других игроков, посмевших на них вступить.


Пачка денег растет у всех, у кого-то быстро, у кого-то медленнее (здесь многие, как бизнесмены в реальной жизни делают ошибку - считают что скорость роста их бизнеса нормальная), а эффективность роста предприятий здесь больше играет случайность броска кубика. Доходит даже до абсурда, в банке кончаются деньги и в ход идут расписки! Естественно, все нарушают закон, без этих грешков не будем капитализма, ибо старые порядки отжившей формации мешают делать капитал с точки зрения закона (например Демидовским заводам было запрещено нанимать беглый людей, чтобы не нарушать прав феодалов).


Как говорится, тренд капитализма - восходящий, в это время устраивать революции по Марксу бессмысленно, тебя будут бить и пролетарии и буржуазия! Игра на данном этапе простая, и у многих игроков возникает вопрос: что любители нашли в этой игре? Скучная и тупая игра для малышей.


Капитализм


Наступает середина игры, нескупленных участков становится маловато, рынок оказался не бесконечным, а очень даже конечным. Все начинают видеть, что один игрок очень сильно разбогател и теперь дерет деньги с удвоенной силой со всех, становясь все богаче, а остальные чувствуют спинным мозгом - они начинают разоряться.


Игроки из-за конечности рынка начинают все сильнее и сильнее грызть друг друга, так возникает конкуренция.


Начинается главный этап игры, игроки объединяются в группировки, пытаясь “разорить” счастливчика, одиночки здесь не выживут (идет активное создание картелей, синдикатов, трестов). Но это не решает проблемы, разоренный счастливчик опускается на уровень ниже, но сразу выдвигается другой разбогатевший игрок, например из выигравшей команды (синдикат, конечно, сразу разваливается), который ничем по поведению не отличается от предыдущего богатея, игроки опять вынуждены объединятся против него, создавая новые группы, включая разоренного игрока.


Начинается обычная капиталистическая гонка по принципу, “умри ты сегодня, а я завтра.”

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет Марксизм, Политэкономия, Капитализм, Монополия, Либертарианство, Коммунизм, Настольные игры, Империализм, Длиннопост

Также многие начинают обвинять ведущего, что он подыгрывает самому богатому игроку, и если бы в игре были задействованы настоящие деньги, это было бы вполне естественно и справедливо. Как чиновник может устоять от подкупа такими большими деньгами? Никак, его задача в жизни, состоит в том, чтобы за деньги лишь слегка подыгрывать участникам капиталистической гонки, и больше ничего. Обычно у меньшинства начинается появляться неудобные вопросы, что с капитализмом что-то не так, но тренд бизнеса пока восходящий, хотя уже не у всех, вот они и начинаю выдвигать различные теории, что с этой игрой что-то не так, нечестно все! Зато богатые им отвечают, что крутиться надо и смотреть за всеми, правила изучать.

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет Марксизм, Политэкономия, Капитализм, Монополия, Либертарианство, Коммунизм, Настольные игры, Империализм, Длиннопост

Империализм


И наступает заключительный этап игры. Один игрок умудрился всех обыграть! У него теперь самые лучшие участки и самые высокие строения, срывающего с несчастного попаданца на его участок кучу денег. Теперь он стабильно выигрывает и может даже особо не следить за игрой. Остальные понимают, что через 10 или 20 ходов они наверняка проиграют, а то что они до сих пор в игре, это вопрос случая и времени. Все поиски способа заработка в игре исчезли. В таких случаях капиталисты ищут любой способ заработка и выжимают своих работяг досуха, начинается даже депопуляция населения, ибо выжатые работяги уже не могут содержать более трех детей, не впадая в бомжатский образ жизни, это работает закон воспроизводства рабочей силы.


Обычно все заканчивают на этом этапе игру, но мы заглянем чуть-чуть дальше.


В жизни перед игроками стоит простой вопрос: станут ли капиталисты пролетариями или нет. Но жизнь не игра, в ней нельзя ограничится ее бумажными правилами и свернуть поле, посетовав на несправедливость и нечестность жизни от случайностей игральной кости и выйти из нее, игроки в реальный капитализм этого сделать не могут. Мы же в этой жизни живем и должны доиграть до конца.


Первый выход: пригласить иностранного инвестора с кучей бабок, который будет ходить по участкам разоряющихся старых бизнесменов и всем кидать бабки из своего бездонного кармана. Это спасет на время ситуацию, от хорошего притока денег все игроки возрадуются, но опять это только на время. Здесь все просто - главный игрок съест этого иностранного чувака с бабками или этот чувак его съест. Но бизнес разоряющихся получит только временную передышку, ситуация улучшится только на короткий период, хотя ради его привлечения пришлось отдать кое какие территориальные приобретения, например Курилы, кусок Баренцева моря и т.д..


Второй выход: опрокинуть стол, треснуть пару игроков по морде, выкинуть одного с балкона и продолжить с оставшимися игру, это как вы поняли, обыкновенная война.


Война при этом может быть криминальной, сепаратисткой или чисто военной, не важно, игроки пытаются силовыми методами решить экономические проблемы. В результате избитый игрок соглашается продолжить игру без половины участков или в квартиру приходит полицейский (ООН) и заставляет всех играть по правилам, стараясь не замечать, как оставшиеся игроки продолжают пинать друг друга под столом.

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет Марксизм, Политэкономия, Капитализм, Монополия, Либертарианство, Коммунизм, Настольные игры, Империализм, Длиннопост

И не забываем про участвующий в игре пролетариат! Пролетариат, хорошо поработавший долгое время на хозяина и скопивший немного деньжат, становится дерзко умным, он решает что хватит горбатится на дядю и вместо того, чтобы купить себе квартирку или выкопать бассейн на даче, решает сыграть по-крупному! Он поверил в общество равных возможностей и он решил стать капиталистом! Ради этого шага журналисты долго и нудно писали все статьи о прелестях капитализма. Он увольняется и все свои накопления вкладывает в дело, купив себе кофейню, шашлычную, шиномонтаж, салон красоты, ювелирный магазин и т.д., планируя там поработать немного как простой работяга, а как только раскрутится бизнес, стать хозяином и отдыхать на Бали, как рекомендуют в модных журналах, типа “Космополитен”. Это в игре выглядит, как появление новых игроков с деньгами, каждый раз, через несколько ходов. Их с большим удовольствием ждут старые игроки!


Это как появление иностранного инвестора, только круче, у этих игроков значительно меньше прав! Поэтому этих игроков, “новых капиталистов”, разоряют на самых первых участках старые бизнесмены, они даже не успевают сделать круг, как вылетают из игры, и чем дольше длится эта игра, тем более безнадежна и печально судьба этих игроков. Ну а старые бизнесмены по привычке несут журналистам новые деньги на привлечение лохов в их уютный кружок, работая по типу Форекса, привлекая новых мотыльков в их убыточную отрасль.


Что мы сейчас и наблюдаем: кто успел открыть бизнес в 90-х и не разорился, тот процветает, а новые бизнесмены пытающиеся сейчас открыть бизнес по более мягким правилам и с вроде выгодной идеей, вылетают в трубу за пол-года.

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет Марксизм, Политэкономия, Капитализм, Монополия, Либертарианство, Коммунизм, Настольные игры, Империализм, Длиннопост

В результате квартира пополняется кучей людей, которые разорились и прислуживают самому богатому игроку за копейки, надеясь что он им даст чуть-чуть поиграть, отвалив капельку бабла от своих сокровищ, а он над ними еще всячески издевается, то спинку просит почесать, то в кофе молока добавить и т.д. В результате у всех собравшихся в голову начинает приходить один вопрос:


- Что они здесь делают?


Играют!


- Они могут спокойно работать и жить без него?


Могут! Да запросто!


- А может нахрен выкинуть эту игру и продолжить дальше жить без ее дурацких правил? Если играть получается все равно только одному игроку, а остальные страдают?


А как эта ситуация называется в марксизме, когда один или несколько игроков заправляют всей игрой, а все остальные им только прислуживают? Империализм, высшая стадия капитализма. А дальше ко всем проигравшим приходит мысль, что игра дурацкая, не стоит ей заморачиваться и тратить на нее жизнь, раз уж выиграть становится вообще не реально. Идея, которая овладела массами и стала материальной силой.


И какие выходы из этой игры человечество придумало за целых сто лет?


1. Классовые мечты мелкой буржуазии, которые выдвигают одинаковые идеи под разными соусами либертарианства, народничества, чернопередельцов и эсеров - все крупные игроки должны исчезнуть (кто и как это будет делать, скромно умалчивается, наверное государство, и вообще в этом вопросе они напускают максимальный туман), их имущество раздать мелким игрокам, соответственно, оставить только мелких игроков. Монополизм это якобы извращение капитализма, да и все их богатство нажито с нарушением закона. Даже антимонопольные законы принимаются, эффект от которых для системы как мертвому припарки. Зато они приносят пользу крупным игрокам, помогая разорить и поглотить других крупных игроков. В общем, нажить честно гигантское богатство при капитализме не представляется возможным технически. А так как капитализм или игра в “Монополию” все время рождает новых крупных капиталистов, чистки должны проводиться регулярно раз в 10 лет, наверное? Игроки над такими вещами не задумываются или стараются не распространяться. Да и чистки обычно сопровождаются кровью. Периодически бросать общество в гражданскую войну или бандитский беспредел, как это делали Березовский и Ходорковский?


2. Меньшевизм – ждать, пока самый крупный игрок наиграется в игру, разорив всех и доведя до точки кипения, после чего проигравшие ему вцепятся ему в горло и забьют ногами и, разделив его богатства, провозгласят социализм. Это как бы эволюционный путь развития. В ходе разорения слабых игроков надо бороться за уменьшение страданий их, а заодно и рабочих. Довольно бессмысленное занятие, так как у разоряющихся нет никаких излишков, все поглощает конкурентная борьба с главным игроком, это больше напоминает благие напоминания. А самое главное – не надо ничего делать, просто сидеть, раздавая советы, и ждать, когда все завершится своим путем. Как показывает опыт, ждать надо лет двести, а победившие игроки ни на грамм не будут уважать меньшевиков и прислушиваться к их словам, они же все сами сделали, без них. И все вернется на круги своя.


3. Радикальные левые (анархисты, троцкисты) - всех крупных и мелких игроков моментально лишить имущества и денег. Деньги ликвидируются. О том, что при этом моментально рухнет хозяйственная жизнь страны, они стараются не задумываться, типа массы сами разберутся. Такая точка зрения не особо отличается от идей мелкой буржуазии, ибо рухнувшая экономика сразу возрождает капиталистов, маскирующихся под социалистов или анархистов, которые под прикрытием псевдосоциалистических идей объединяются в одну партийную структуру и начинают грабить народ коллективно. Анархия - мать порядка. Частно- или коллективно-капиталистического, зависит от того, какой идеей ее осеменит папаша-переворот.


4. Марксизм-ленинизм с переходным периодом - имущество отбирается только у крупных игроков, частные банки объединяются в один государственный, а деньги из него отпускаются на нужды общества и стимулирование коллективных предприятий с целью развития их до общенародных. В результате этих мер у общества резко возрастает уровень потребления и оно отправляется к оставшимся мелким и даже средним игрокам делать покупки, что, в свою очередь, повышает прибыльность их средств производства. Это называется НЭП, экономическая политика, которая проводилась в СССР при Ленине и Сталине и которая сейчас проводится в Китае. Но государство при НЭПе работает только в интересах пролетариата - социализм же, и оно скорее откроет больницу, чем будет спасать неудачника-бизнесмена, что является нормой при капитализме. При НЭПе частник остается сам по себе, государство ему не мешает, но и не помогает. Большая часть этих игроков либо разоряется и вливается в коллективные предприятия, либо вливается, не дожидаясь разорения, так как такая форма заработка гарантирует стабильный, растущий доход. А самые крупные и умелые частные игроки постепенно оттесняются от управления бизнесом государственным вмешательством, что, впрочем не мешает им иметь вкусный кусок пирога за заслуги на ниве эффективного менеджмента.


5. Консервация и кейнсианство - посредством государственного регулирования не давать капиталистам сильно богатеть и грабить рабочих. Баланс этот довольно трудно поддерживать в течение длительного времени из-за самой природы капитализма, для этого должна быть хорошо развитая колониальная система, которая дает постоянный приток денег из вне, а если притока нет, то остается лишь фашизм. А лучше все и сразу! Но капиталисты через некоторое время все равно сломают эту систему, ибо государство это они.


А что же за нелюбовь к ленинским методам у капиталистов, если либертарианство предлагает решения намного жестче? А то, что их игра постепенно сворачивается. Капиталисты постепенно разоряются в конкурентной игре с социалистическим государством, которое владеет имуществом бывших крупных игроков. Впрочем, та же судьба их ожидает и при любой форме капитализма, быстрее или медленнее, ведь не важно в какой форме собственности находится более эффективный бизнес, частной или общенародной.


Или их бизнес развивается до размеров интересных государству, и попадает под его контроль, а капиталист становится управляющим, хотя и имеющим определенный процент с прибыли (по заветам Мао - 20%)


А пролетариат становится сильно богатым и постепенно по уровню доходов начинает перерастать мелких капиталистов, хозяину киоска с шаурмой становится обидно, что он теперь зарабатывает меньше сварщика, и он уходит на более высокооплачиваемую пролетарскую работу, хотя при капитализме он бы ушел в бомжи, да еще с кучей навешанных долгов, которые приобрел, пытаясь спасти бизнес.


Тут видно два аспекта:


1. Классовый - капиталистам не нравится, что любая кухарка способна управлять государством после получения соответствующего образования. Одна лишь мысль, что народ будет править государством, доводит их до судорог.


2. Государственный - капиталистическое государство существует только ради интересов капиталистов, поэтому когда возникает кризис и стоит вопрос, дать субсидии капиталистам или закрыть пару больниц, государство всегда выберет гос. помощь капиталистам. Что не мешает капиталистам потом попрекать рабочих в желание халявы, что они хотят помощь от государства, хотя сами они ее постоянно и регулярно получают.


Так в чем проблема капиталистов, если экономическая модель европейских мыслителей Адама Смита, Давида Рикардо и Карла Маркса чудесно работает? Проблема для них в Марксе заключается в том, что он продолжил мысль своих предшественников и вместо нравственного морального сокрушения предшествующих ученых, что такова жизнь, надо с этим смирится и продолжать жить, он внезапно показал, что дальнейшее развитие не просто возможно, но неизбежно, и наметил пути того, как его ускорить и миновать стадию монополистического капитализма.


В результате буржуазная пропаганда вынуждена отрицать очевидное:


- Маркс ошибся в своих прогнозах! Никакого монополизма нет!

- А что это у вас за спиной Микрософт, Газпром, Дюпон и Шелл выглядывают?

- Это вам кажется! Только Микрософт был осужден, он исправился! А на остальные у вас есть постановления суда?

- Хм.. а как суд может их осудить если они все вхожи в кабинеты президентов?

- Это вам кажется! В нормальных странах с этим успешно борются и давно победили эти явления!

- Да что вы за спиной опять прячете семейство Бушей, Клинтонов, Трампа, подогнавшего зятю контракт на строительство мексиканской стены, а осуждаете Саркози!

- Их осудили? Нет!

- Ладно, трудно доказывать очевидные вещи, у меня есть дела поинтереснее.


Вывод


Игра “Монополия” является быстрым способом понять основы марксизма - первичное накопление капитала, капитализм, империализм.


Попытка выхода из тупика игры “Монополии” в виде таких действий как война, вызов других игроков (инвесторов), ликвидация крупных игроков, только отсрочивает возврат в тупик капитализма, и лишь один выход гарантирует постоянный эффект и причем без резких переходов - марксизм-ленинизм.


Всем, кто не понимает, как работает капитализм и в чем его проблемы, играть в “Монополию”. Ссоры в ходе игры символизируют войны.


Крупная буржуазия не любит социалистический НЭП, потому что понимает, что любой капитализм без поддержки государства не конкурентоспособен, и только подчиненное им государство может обеспечить капиталистов крупными инвестициями, но если власть государстве будет принадлежать народу, этого не случится.

Показать полностью 4
72

Кредит и новая функция денег. Капитал

Кредит и новая функция денег. Капитал Капитал, СССР, Капитализм, Социализм, Политика, Карл маркс, Обзор книг, Видео, Длиннопост

В прошлых статьях про развитие мирового капитализма, мы уже рассмотрели обмен товаров, деньги и обращение товаров внутри страны. Сейчас рассмотрим новую категорию, которая следует из законов обращения, она необходима исходя из того, что баланс спроса и предложения не достижим, то есть количество денег на рынке не совпадает с количеством товаров. Это происходит из-за объективных законов производства – ибо товары имеют различные сроки изготовления и реализации, грубо говоря товары имеют различную цену. Конечно, если бы совпадало обращение товаров и денег – это было бы идеальная ситуация для экономики страны.


Но в экономике всегда существует ситуация, когда потребность в товаре есть, а денег нет или наоборот. Произведённый товар очень редко реализуется сразу, поэтому некоторые товаровладельцы выступают в качестве продавца раньше, чем другие выступают в качестве покупателя. Следовательно, нарушается баланс обмена товаров и в таких случаях чтобы смягчить неровности оборота запускается ещё один механизм регулирования - это кредитные деньги.


В примерах это выглядит так: дом, который строят для продажи - строителям надо платить уже сейчас хотя прибыль от продажи будет ещё не скоро. Или производство обуви на фабрике: допустим нужно реализовать 100 пар обуви – сразу никто её не купит, но можно выдать эту обувь под реализацию магазинам. То есть товар продаётся наперёд без денег, в этом случае продавец выступает кредитором, а покупатель должником.


С появлением нового механизма появляются и новые изменения:


Таким образом эта категория меняет метаморфоз товаров - теперь масса денег в обращении не совпадает с массой товаров в обращении, происходит отчуждение производства товаров от реализации их цены. Вместо формулы Т-Д-Т покупатель может просто прийти и взять нужные ему товары без денег, первые два пункта «Товар-Деньги» в формуле пропускаются. Людям больше нет необходимости продать свой товар перед покупкой нового - они могут взять в кредит то что им необходимо и оплатить после того как продадут свой.


Теперь вместо меры стоимости деньги приобретают другую функцию не как покупательное средство, а как средство платежа. То есть покупатель приобретает товар раньше, чем оплачивает его. Теперь при частых сделках между одними и теме же лицами условия продажи товаров регулируются условиями их производства – например, выдавать товар под реализацию по мере его производства.


Товары стали обращаться быстрее денег – их денежный эквивалент появится лишь впоследствии. В этой схеме «деньги представляют такие товары, которые давно уже извлечены из процесса обращения» - то есть должник платит кредитору только тогда, когда у него появляются деньги за давно потреблённый товар, который уже выпал из обращения.


Благодаря этим изменениям вместо обмена товар на товар многие сделки сводятся теперь к чисто денежным операциям - это продажа и платежи. Таким образом деньги могут не покидать конторы, а взаимопогашаться как цифры на бумаге или выписываться векселями. Деньги приобрели новую форму – форму счетов в бухгалтерских книгах. Так начинается зарождение банков и ростовщических контор – неотъемлемых атрибутов капитализма.


Ещё статьи про Капитал:


1. Товар как основа капитализма.


2. Деньги как мера стоимости. Карл Маркс.


3. Основная схема справделивости Карла Маркса или метаморфоз товаров: Товар - Деньги - Товар.


4. Закон обращения товаров и денег внутри страны. Капитал.

Показать полностью 1
42

Дни революции. 2

"...В одном провинциальном городе я знал купеческую семью, состоявшую из спекулянтов-мародёров, как называют их русские. Три сына откупились от воинской повинности. Один из них спекулировал продовольствием. Другой сбывал краденое золото из Ленских приисков таинственным покупателям в Финляндии. Третий закупил большую часть акций одной шоколадной фабрики и продавал шоколад местным кооперативам, с тем, чтобы они за это снабжали его всем необходимым. Таким образом, в то время как массы народа получали четверть фунта чёрного хлеба в день по своей хлебной карточке, он имел в изобилии белый хлеб, сахар, чай, конфеты, печенье и масло… И всё же, когда солдаты на фронте не могли больше сражаться от холода, голода и истощения, члены этой семьи с негодованием вопили: «Трусы!», они «стыдились быть русскими»… Для них большевики, которые в конце концов нашли и реквизировали крупные запасы припрятанного ими продовольствия, были сущими «грабителями»"


"10 дней которые потрясли мир" Джон Рид

Дни революции. 2 Джон Рид, Капитализм, Социализм, Коммунизм, Революция, История, Книги
208

"Солдаты падают – доходы растут". Художник: Александр Житомирский

"Солдаты падают – доходы растут". Художник: Александр Житомирский Плакат, Фотошоп мастер, Война, Советские плакаты, Капитализм, Империализм

Источник: Житомирский А.А. "Искусство политического фотомонтажа." Альбом. Издательство "Плакат". 1983

4977

Федеральный резервный банк

Федеральный резервный банк 9GAG, Monopoly, Монополия, Демотиватор, Капитализм, Банк

11. Что если у Банка кончатся деньги?
Некоторые игроки считают, что банк становится банкротом, если у него кончатся деньги. Банк никогда не становится банкротом. Чтобы продолжить игру, используйте листки бумаги, для отслеживания банковских операций игроков - до тех пор пока в банке снова не появится достаточное количество наличных денег. Банкир также может выпустить "новые" деньги на обычных листах бумаги.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: