35

Мои руки не для скуки 2.0. Симметрия. часть 3

Простите за задержку продолжения, но работа у меня не волк, на самоизоляцию нас не посадили, 5 дней всего не работали, но теперь у меня все таки наступил вынужденный простой)


Начало истории

1 часть Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1

2 часть Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 2


К визиту к неврологу я подготовилась основательно, раз уж я добралась до такого ценного врача, я решила вывалить все жалобы разом и мое неразличение право-лево и проблемы с распознаванием лиц, и рецептик на седатики, а то мой уже истрепался, через знакомых покупаю, ну и палец, конечно)

В кабинет я впорхнула в максимально приподнятом настроении " здравствуйте, доктор! меня к вам направили вот ворох моих доков, а вот я))"

" Сядьте!" прошло 5 минут.. " жалобы?"

" Эмм.. так вот, направили от хирурга, после реабилитации, палец не чувствую..."

"Направление где?!?"

" У вас на столе.."

" Что с пальцем?"

" Так говорю же, перелом, операция.."

" Из больницы документы где?!?"

" У вас на столе.."

" Так и что дальше?"

" ну так... чувствительности нет, сгибаться отказывается, если второй рукой помогать, то немного согнуть можно, а самостоятельно не получается. "

" Это не ко мне"

"А вообще жалоб много, вот например право и лево не различаю, не сказать, что прям сильно мешает, но если есть способ..."

" К психиатру!!!"

" Так.. это же неврологическое вроде.. Когда танцами занималась , через пол года где то начинала различать почти всегда, а как занятия забросила, опять перестала"

" Вас этому в школе должны были обучить еще, задержка в развитии, это к психиатру!!"

Серьезно? в школе? вот кого нибудь в школе учили различать право-лево? это же в садиковском возрасте еще приходит и то, в виде запоминания вот тут у меня право, а вот тут лево.

" Я ЗНАЮ чем отличается право от лева, я не могу ориентироваться где у меня что, т е если мне говорят, что нужно повернуть направо, то мне нужны какие то дополнительные ориентиры, типа часов, потому что я ЗАПОМНИЛА что они на левой руке, интуитивно этого не происходит!"


Короче поняла я что тут мне не помогут, села , сижу, ручки скрестила, сердитым ёжиком зыркаю, жду когда меня отпустят. То не к ней, это не к ней, зачем направили, непонятно.

Прошло еще пять минут, доктор пишет, я сижу. Чего там писать так долго нужно, если это не ее профиль? Осмотр не проводился, наверное на бумаге проводит, ну уж нет уж, я хочу чтобы в карте была реальная картина, а не дутая для отчетности.


" Если это не ваш профиль , то давайте направление к кому идти. И не надо мне писать осмотр, если не проводите, мою карту из полиции будут запрашивать, учитывайте при оформлении. "

" Эмоционально всегда такая?"

Какая такая? Соответствующая ситуации и посылу к психиатру? конечно да!

"На гормоны анализы сдавала?" было дело, от фтизиатра направили на комплексное обследование. Все в норме.

Потом помахала молоточком перед носом, постучала по коленкам, потом достала зубочистку в обертке и стала тыкать в руку " чувствуешь?" , конечно чувствую, проблема то в пальце, а не в предплечье, стала тыкать палец. До нижнего шрама ничего, ниже чувствую. На том и разошлись. Ни рекомендаций , ни выводов. круто сходила. К психиатру тоже не направили.


Тем временем больничный закончился и я начала дозваниваться до следователя, неделю он не брал трубку и не перезванивал. Отправилась в районный отдел, там мне сходу не выслушав сунули бумагу : Пишите!

А что писать? " жалобу или что у вас , заявление." Так мне не жалобу, говорю, мне дозвониться до него надо. Отправили на прием к участковому, там рассказали, что вот только теперь они начнут запрашивать мои карты и истории болезни, чтобы отправить их на экспертизу и уже на основании этой экспертизы делать выводы.

пролетело полтора месяца, уже середина апреля,а дело стоит. Снова дозванивалась неделю до участкового, экспертиза 30 дней занимает, может дольше, информации нет. Выпросила номер экспертов, дозвонилась туда, они говорят, так еще 1 апреля все готово было и даже забрали результаты. Здорово-прикольно, звоню участковому, говорю ну как так, от них к вам все давно уехало, вот вам номер результатов, вот фамилия забравшего. Три дня искали результаты и сотрудника, еще раза 4 созванивались. Еще через несколько дней мне позвонил дознаватель, сказал, что все, уголовное дело заведено, теперь все взаправду серьезно, и пригласил на беседу.  В беседе толком ничего нового не прозвучало, дознаватель хотел убедиться, что я не передумала. Даже уточнил были ли мне принесены извинения. Ха-ха, смешно. Больше всего его поразило состояние пальца, по бумагам-то что, перелом, операция, все зажило, а по факту, палец франкинштейна. Очень зацепило его это, много неприятных эпитетов в адрес врачей сказал и даже предложил на больницу в суд подать, за такую красоту.

Так же был приглашен Артем для опроса. Ну и без главной фигурантки дела не обошлось)) Разумеется нас не пересекали во избежании повторных конфликтов.

Этот вызов, судя по всему , наконец щелкнул в голове Г**ины( не буду придумывать имя, чтоб никого не обидеть, запикаю ))) и до нее дошло, что все серьезно. Нет, она не позвонила мне и даже не прислала смс с извинениями. Она обрубила Артему возможность встречаться с ребенком до тех пор, пока я не заберу заявление. Логика, пока! Обоснование запрета от Г**ины : Я то умнее от этого не стану, но твой сын никогда не получит нормальную работу из за мамы уголовницы, и вообще я скажу ему что ты умер.

Потом доступ был открыт на два дня, для более плотной проработки этого направления, т е два дня она зудела над ухом, какой он ужасный отец и как ужасно поступает с ребенком.

А впереди нас ждала очная ставка ...

Об этом интереснейшем событии я напишу в следующий раз, т к башка не варит от слова почти, я тут немножко короновирусом болею. Поэтому за ошибки ругайте, но не слишком)

Вот так рука выглядит сейчас, дорогущий крем от рубцов реально помог, разгладил несколько выпирающих шрамов, ноготь срастает, но под ним растет новый, поэтому трешака с ногтем , как на правой руке не будет.

Мои руки не для скуки 2.0. Симметрия. часть 3 Рука, Травма, Невролог, Уголовное дело, Фотография, Врачи, Длиннопост
Мои руки не для скуки 2.0. Симметрия. часть 3 Рука, Травма, Невролог, Уголовное дело, Фотография, Врачи, Длиннопост

Если честно не понятно , зачем так сильно было кроить палец и ставить дорогущий аппарат, если в итоге нифига не выровняли ? У них там план по аппаратам горел? Обидно, но опять я расхлебываю последствия непонятных действий врачей. Кто в теме, объясните, как так вышло?

Как думаете стоит походить на какое нибудь платное ЛФК? Мне кроме физио лазера и УЗ ничего не назначали.

А вот так я сжимаю кулак)

Мои руки не для скуки 2.0. Симметрия. часть 3 Рука, Травма, Невролог, Уголовное дело, Фотография, Врачи, Длиннопост

Дубликаты не найдены

+1
Прочитала все части.. блин, вот что значит не везёт. Держись! Жду продолжения!
+1

Почитал все эти части. К психиатру правда стоит зайти

раскрыть ветку 1
-2

Читайте более старые посты,  уже пробовала,  не помогает

0

Очень сочувствую!

0

Автор, держитесь и выздоравливайте! Не обращайте внимание на негатив некоторых. Может попробовать к физиотерапевту записаться?

раскрыть ветку 1
0

Спасибо)   сейчас это несколько проблематично,  а раньше только процедуры назначили,  но они для шрамов больше.

-1
Вам к психитру
Похожие посты
386

История одного перелома, или Война с травмпунктом

Историю хотела запостить еще в марте, но началась пандемия, и как-то неприлично показалось выкладывать негатив о врачах. Но, поразмыслив, я решила, что один дурной врач - это исключение, только подтверждающее правило. Тем более в моем посте есть благодарность другому врачу и даже некоторые положительные моменты.


Несколько лет назад муж сломал палец на руке. Перелом был сложный, со смещением, ногтевая фаланга безымянного пальца градусов на 20-30 "смотрела" в сторону мизинца.


Мы поехали в травмпункт. Сделали рентген, врач посмотрела снимки и отправила мужа в перевязочную, пригласив на прием через пару недель. Когда накладывали гипс, муж удивился - а вправлять разве не надо? Палец-то кривой. Медсестра, заглянув в листочек от врача, заявила: "Нет, гипс сам вправит". Правда, как "он", то есть гипс, должен был это сделать, тем более если наложен частичный со стороны мизинца (гипс закрывал 2-3 пальца и был перевязан бинтом) - загадка. Я предложила наложить платный гипс, но сказали - не надо.

Вмешиваться во врачебные дела мы с мужем посчитали лишним. Врачи же лучше знают! Ага-да...

Через две недели муж пришел на прием, та же врач заглянула (!) ему в гипс, на рентген не отправила, сказала - приходите еще через две недели, снимать будем. Палец болел, и сильно. Она: "Ну что вы хотите, перелом же". К слову, у моей родственницы было несколько переломов посерьезнее, и она очень удивлялась, что через пару недель что-то там сильно болит, тем более после курса обезболивающих.

В очереди муж чего только не наслушался про эту врачиху. По факту - ничего хорошего. Особенно меня впечатлила история мужчины, у которого был не слишком сложный перелом ноги, но на костылях он ходил уже несколько месяцев...

Тут пруфов не будет, все со слов других пациентов, но мы тогда оба сильно напряглись.


На следующем приеме мужу сняли гипс.

История одного перелома, или Война с травмпунктом Травмпункт, Минздрав, Справедливость, Медицина, Травма, Врачи, Длиннопост

Белые пятнышки на ладони - остатки гипса. Есть и рентгеновские снимки, но вряд ли они нужны в моем посте (но если надо - загружу).

Перелом сросся, но фаланга все так же смотрела в сторону (внезапно!). Тем более безымянный палец в гипсе "примотали" к мизинцу, который сильно короче и в сторону которого было искривление. Знаете, как я себя ругаю до сих пор?! Почему я позволила ТАК наложить гипс одной недалекой даме с подачи другой?!

Даже "Не занимайтесь самолечением, надо слушать врачей" не оправдание! Ведь чувствовала же...


Увидев то, что сотворила, врачиха (да, так ее называть заслуженно!) переменилась в лице и сказала: "Наверное, надо рентген (да неужели?!). Но сейчас у нас рентген не работает (О_О. В районном травмпункте! Население района, на минуточку, почти полмиллиона человек!), так что топайте куда-нибудь еще". Широкой души эта врачиха, подсказала ближайший медцентр.

Муж сделал рентген, принес.

История одного перелома, или Война с травмпунктом Травмпункт, Минздрав, Справедливость, Медицина, Травма, Врачи, Длиннопост

Врачиха, взглянув на снимки, молча выписала направление в Институт травматологии. Там мужа оперативно приняли, посмотрели снимки, сделали свои, ужаснулись и поставили диагноз - неправильно срастающийся перелом средней фаланги 4-го пальца левой кисти.

История одного перелома, или Война с травмпунктом Травмпункт, Минздрав, Справедливость, Медицина, Травма, Врачи, Длиннопост

Хирург сказал, что надо было вправлять сразу, тогда не было бы никаких проблем. А теперь упущено много времени, пока муж почти месяц ходил в гипсе. Из-за того, что перелом сразу не вправили, произошла потеря хряща, и ногтевая фаланга сгибаться не будет никогда! Никогда, Карл!!! Более того, еще немного, и часть пальца пришлось бы ампутировать...

(Тут было много мата и проклятий в адрес горе-травматолога из травмпункта, но я стерла).


Анализы, титановые спицы и операция были платные (не помню, почему, может, из-за "вторичности" травмы, но точно не знаю). Но цена более чем гуманна, на мой взгляд.

История одного перелома, или Война с травмпунктом Травмпункт, Минздрав, Справедливость, Медицина, Травма, Врачи, Длиннопост

Хирург оказался от Бога. Несмотря на консилиум врачей (да, и такое было) и советы укоротить палец на целую фалангу(!), он выправил палец, ювелирно подрезал оставшийся хрящ и сделал "вечный анатомический сгиб".

Итог на фото.

История одного перелома, или Война с травмпунктом Травмпункт, Минздрав, Справедливость, Медицина, Травма, Врачи, Длиннопост

Муж шесть недель ходил с титановыми спицами. Да, фаланга не гнется, но палец не стал короче и на клавиатуру ложится правильно, со сгибом вниз (для мужа это важно по работе). После выполнения рекомендаций хирурга палец обрел чувствительность, хотя и не полную, к сожалению... К тому же болит в непогоду. Но хирург об этом сразу предупредил.


А дальше... Видимо, я перенервничала тогда, и сделала все неправильно. Обратилась в страховую компанию, она отправила претензию в Минздрав, я тоже написала с приложением всех документов.

Но если не везет, то как с этим бороться? Буквально через месяц наша страховая накрылась медным тазом. Да-да, страховая по ОМС накрылась!


Но Минздрав ответил. Сначала письменно.

История одного перелома, или Война с травмпунктом Травмпункт, Минздрав, Справедливость, Медицина, Травма, Врачи, Длиннопост

Хотя в письме они наврали - смещение было не вторичным, а первичным, муж же с ним и поступил. Потом начальник травмпункта (название должности точно не помню, если кому принципиально - найду) позвонил мужу на мобильный. Принес извинения, заверил, что врачихе той сделали выговор, а рентген теперь будет работать круглосуточно.

Очуметь! Нам прямо легче стало!

Я до сих пор на себя злюсь, надо было идти в суд. Страховая предлагала судиться, однако когда она объявила о ликвидации, я растерялась... Но что уж теперь кулаками махать. К тому же иски против врачей/медучреждений тогда почти все проигрывались, мне так в страховой и сказали - шансов у вас немного (хотя на руках были многочисленные документы). Хотя очень хотелось наказать врачиху (не знаю, можно ли писать ее ФИО, пока воздержусь, пруфы с замазанной фамилией).


Вот так травмпункт едва не сделал из моего мужа инвалида. Вернее, фактически сделал... На ровном месте.


Я сейчас понимаю, что надо было пожаловаться в прокуратуру. Но тогда я не видела в этом смысла, в то время разворачивался другой наш "семейный детектив" про машину (в профиле можно найти). Прокуратура жестко вмешалась в тот дурдом на выезде годом позже, когда я уже всякую надежду потеряла. Поэтому я не думала, что она может помочь.


Потом я читала в Интернете, что травмпункт "исправился", теперь там всегда рентген работает. Люди удивлялись, почему так. Забавно, вообще-то рентген в травмпункте, обслуживающем сотни тысяч жителей, так и должен работать! Но у нас пока жареный петух не клюнет...

Но! Хоть что-то положительное!


Однако история на этом не закончилась.

Через несколько месяцев мы с мужем делали в квартире ремонт. Сначала я ушибла ребро, не сильно, но, как известно, ушиб ребра всегда долго болит. Через неделю муж неудачно слезал со стремянки и повредил палец на ноге, да так, что мы заподозрили перелом. В час ночи... Нет, мы не мучили соседей перфоратором, мы тихо клеили обои. Ну и решили - такси и инспекция травмпунта - наше все.


Приезжаем. Время два часа ночи. Объявление на двери рентген-кабинета "Закрыто до 11 утра". Я громко говорю: "Милый, сфотографируй, пожалуйста, сие безобразие, кажется, кто-то нас с тобой забыл" (очень хотела показать вам это объявление, но никто из нас не помнит, куда скидывали фотки, и скидывали ли, потому что они нам не пригодились. А телефон муж сменил). Но клянусь - они были!

Сунула в окошко обалдевшим администраторам паспорта. Девушки переменились в лице. Забегали. Муж пожаловался на палец на ноге, я решила не отставать и пожаловалась на ребро. Меня пытались пожурить - мол, чего вы неделю ждали, но я честно сказала - думала, само пройдет.

Объявление мгновенно исчезло, и рентген нам сделали за пять минут. Даже без направления от врача! Вот на что мы ткнули - то и сняли. Со снимками в кабинет входили оба - и я увидела ТУ ВРАЧИХУ! За полгода я остыла, к сожалению... Ну не бить же ее, в самом деле...

Но зато я сразу с места в карьер наехала:

- Смотрите внимательнее, точно ли не переломы, подумайте как следует.

- Да нет там переломов!

- Точно? У обоих?

- Да!

- Ну что ж, если вы уверены... А вы точно уверены?

Она подскочила, снова повертела наши снимки, позвала еще какого-то врача. Ничего не нашли - ушиб у обоих.

Ну, я это и так знала, сама теперь умею переломы по рентгену определять. Но хотелось потроллить. Прибить уже не хотелось - остыла. Может, зря.


P.S. Были в травмпункте пару лет спустя. Там установили современный рентген-аппарат, а той дамы в списках врачей уже не значилось. Надеялась, что ее уволили, а не в отпуск ушла.

P.P.S. Позже нашла в сети, что она пошла в детскую травматологию того же района (может, совместительство - не знаю). В отзывах ее тоже не жаловали.

P.P.P.S. Врачей, особенно хирургов, люблю нежно, святые люди! Наверное, именно поэтому доверяла действиям этой врачихи безоговорочно. К слову, веру во врачей не потеряла до сих пор. Но увы... бывают исключения.


Будьте здоровы!

Показать полностью 6
1642

Спасти любой ценой, в любом состоянии

Рассказывалась мне эта история, как истинная правда, но вот веры в ее истинность – великой у меня нет. Посему – за что купил, за то продал.

Итак, рассказал эту историю бывший главхирург трахиохирургии (вышел на пенсию, ударился в литературу, пересеклись с ним на заседании союза писателей).

В начале девяностых, когда он был главхирургом местной трахиохирургии, раздается звонок телефона. Время – вечернее, где то к семи часам вечера. Произошло страшное ЧП: в близлежащем садике ребенок, находящийся в продленке, каким то образом умудрился упасть на битое стекло и ему в грудную клетку вошел осколок – длинный и тонкий, как шип. Возможно поражение сердца, пульс нитевидный, состояние – короче еще чуть и будет смерть. Везем к вам.

- Какой к нам?! Вы там с ума посходили? Мы трахиохирургия, а не кардиореанимация, мы то что сделаем?! – кричит главхирург.

- Повезем в кардио, ребенку точно не выжить.

Что делать? Главхирург хватается за голову и вспоминает. Работает у них один старичок, тоже хирург как оно и ясно, и этот хирург в прошлом работал на реальной передовой где-то в горячей точке (то ли в Афганистане, то ли еще где, где была война под надзором наших военных советников), и может быть у того есть опыт в подобных делах… Блин, да вот только – у него ж сегодня юбилей!

Но вдруг, вдруг еще не нажрался?

Набирает номер того хирурга (старичок жил неподалеку), просит оного, предположим, Ивана Сергеевича, к аппарату.

- Да-да, - пьяный-пьяный голос старичка.

- Иван Сергеевич, тут страшный случай с ребенком, немедленно нужна ваша помощь. Вы в состоянии?

- Конечно, это я так, что с ним? – голос действительно становится пронзительно, кристально трезвый.

Главхирург вкратце излагает ситуацию, старичок рапортует:

- Буду.

Явление скорой и явление хирурга происходят почти одновременно. Старичок-хирург делает беглый осмотр мальчишки, говорит о том, чтобы готовили операционную. Главхирург на нервах.

Итак, выполняется операция, действительно у мальца повреждено сердце, в плюс к тому осколок находится в сердечной мышце, операция, хирург с оказывается на высоте, мальчишку переводят в реанимацию, а старичок-хирург отправляется домой на скорой для дальнейшего празднования своего юбилея.

Утро. Главхирург по приходу на работу первым делом узнает о состоянии мальца. Жив-здоров – идет на поправку. Главхирург несется в свой кабинет, хватает телефон, набирает номер, и радостно кричит в трубку:

- Иван Сергеевич, вы молодец! Ребенок идет на поправку, все хорошо, осложнений нет!

- Какой ребенок? – как выяснилось, Иван Сергеевич, в момент операции, был уже пьян вдрыбаган, ничего не помнил, и все действия выполнял на автомате. Операции он не помнил совершенно.

1976

Авария заграницей. Травматолог СПб?

Друзья, срочно нужны контакты хирурга травматолога в СПб. Подругу сбила машина в другой стране, нужна срочная консультация по переломам таза, операции и транспортировке в РФ.


Денег не надо, другого ничего не надо, пруфов не будет. Поднимите, пожалуйста, комментарий для минусов и все прочее прилагается.

Спасибо!

PS что тут можно оставить, почту, тел? В комментах

#comment_162445551

UPD ВСЕХ НАШЛИ, СПРОСИЛИ, ВСЕ В ПОРЯДКЕ! ТРАНСПОРТИРОВАТЬ МОЖНО, ДОЕДЕТ. ОПЕРАЦИЯ НЕ НУЖНА.


ВСЕМ СПАСИБО!

117

Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1

Доброго времени суток, мои дорогие подписчики и те, кто читаем мой пост впервые! Вы будете смеяться, но я опять умудрилась поваляться в больнице с травмой, и конечно же, без приключений не обошлось.
!!ВНИМАНИЕ!! Много фоток , слабонервным, беременным и неуравновешенным не смотреть!

Начну с малюсенького кусочка огромной предыстории .

Жила-была я, любила сладкое, котиков и помечтать. Одним прекрасным зимним осенним днем вышла я от стоматолога, вся в расстроенных чувствах, со слезами на глазах и щемящим чувством жалости к себе ( очень боюсь бор машинку ), и чтобы немного успокоиться, решила прогуляться 4 остановки до дома пешочком,невзирая на бодрящие -11 и забытые рукавички . На пути мне встретился мой очень хороший друг Артем , стоим с ним разговариваем, я жалуюсь на судьбинушку, одарившую меня плохими зубками, и , попутно, на финансовую дыру в бюджете, прогрызенную этими самыми зубами.Так разнылась, что уже сама успокоиться не могу, уткнулась лбом ему в плечо и бубню что то жалобное оттуда. Вдруг Артем и говорит : слева к нам идет моя жена. Жена , которая уже год непонятно с чего считает, что я этого самого Артема у нее увела, видела я ее дважды и это был второй раз, но наслышана о ее желании со мной разобраться/поговорить серьезно, она уже несколько раз звонила со скандалом мне, моему мужу, писала вконтакте и тд. За этот год Артем уже неоднократно подшучивал надо мной таким образом, поэтому, я даже не подняла голову, думая, что это всего лишь попытка меня отвлечь. Зря-зря. Следующее что я почувствовала, был удар в голову, я аж пошатнулась, но шапка смягчила . Потом была истерика на уже избитую тему увода мужа из счастливой семьи. Артем уже три месяца как жил отдельно...

Что то затянуто получается, если захотите потом всю эпопею подробно распишу отдельным постом. Просто вводные: день, улица, дубак, взбесившаяся на почве ревности глубокобеременная тетка бьет мне и ему в голову, орет дуриной, потом кидается на меня, пытается ударить еще. Я стою и не могу ничего делать , кроме как пытаться увернуться, в какой то момент она вцепляется в мою руку и выкручивает пальцы, вереща при этом, чтобы я(?) ее отпустила. В конце концов Артем нас расцепил аккуратненько, и я улицезрела, что мой единственный ровный палец на руке теперь имеет форму замысловатую, в виде молнии, и стремительно опухает.Вот тут то и началась моя очередная больничная история, полная приключений, боли и недоумения, как одно движение может принести столько проблем.

Я, озадаченно взирая на свои руки, объявила :" так, это точно не нормально, вы как хотите, а мне надо в травмпункт." Очень кстати, единственный наш травмпункт находился буквально в 200 метрах от места действия, так что туда я отправилась пешком, баюкая руку, шипя от боли и пронизывающего холода, т к руку в кармашек уже было не спрятать. В регистратуре на вопрос о причине обращения, я оптимистично заявила - вывих. Строгая тетя в окошке меня осадила : "Это доктор решит, а пока травма пальца." Ну травма так травма, подумала я и села в очередь прикидывать насколько больно его будет вправлять. На обезболивающий укол я не особо надеялась, кто читал прошлые посты, может помнит, что с обезболом мне катастрофически не везло. Стоматологическая заморозка еще не отпустила, но было очень обидно, что на палец это не распространяется. Еще обидней было, что на вторую половину дня у меня была запланирована фотосессия.


Может и не выглядит впечатляюще, но час назад это был идеально ровный изящный пальчик(
Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост

Ручкой это уже (спойлер) в больнице врачи рисовали, наверное схему сборки придумывали)))

Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост

Это на следующий день, вроде, пальчик посинел и совсем распух

Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост

Доктор, ожидаемо, отправил меня в очередь на рентген ( вот каждый раз приходится сидеть в очереди три раза, за направлением на рентген, на снимок, а потом с результатом, эх.. травмы то болят) , а посмотрев снимок вынес совсем неутешительный вердикт :" Иди - говорит - в больницу, нечего тут вправлять, тут резать надо и собирать. Перелом со смещением осколков." Клааасс. Люблю свою везучесть. Отправилась я в больницу, посидела в очереди и там )) потом меня переодели в смешной больничный халатик и тапочки, джинсы разрешили оставить под халатиком и повели в смотровую. Там девушка-врач презрительно хмыкнула на мои стенания и начала мой много страдальный палец не то тянуть, не то доламывать, а потом быстренько, пока не развалилось сделанное паковать в гипс. И снова отправила на снимок :" Если встал сустав на место, то так и зарастет, а если не встал, то операцию делать будем."  Снимок, беспардонно выставив на обозрение весь внутренний мир отдельно взятой руки, ехидно показал, что мои суставы так просто на место не поставишь. Операционная сверкая неоновым светом , приветливо распахнула двери , но это в моей голове, конечно. На деле, я отпросилась домой до завтра, т к была суббота и до вторника все равно ничего бы не сделали, а вещи собрать хотелось.

Из больницы я снова поехала в центр, в полицию писать заявление. Дежурный с порога меня поприветствовал :" Smehnaia?" Я радостно подтвердила, приятно когда тебя ждут ( нет, не в таких местах)Очень оперативно больница сообщила в дежурку о бредущем к ним заявлении. Меня и в травме и в приемном спрашивали, собираюсь ли я писать заявление. Конечно собираюсь, а как может быть иначе? Спускать такое считаю неприемлемым и даже вредным, человек вообще обнаглеет от безнаказанности, я и так к этой даме весь год относилась с огромным терпением. Потом меня опрашивали, составляли заявление, выдавали направление на судмедэкспертизу для снятия побоев, пока это тянулось вся моя бравада с меня сползла, я очень устала за этот день, поэтому по приходу домой часов в восемь вечера я сразу легла спать. На следующий день я даже пол дня поработала, т к так быстро замену мне не смогли найти, а вечером сдалась в больницу с вещами и надеждами на светлое будущее и скорейшее выздоровление.


В понедельник с утра потекла река, забираемых из меня жидкостей, и других исследований моей чахлой тушки. Доктор на обходе посмотрел снимки, потом еще раз посмотрел и сказал, что будем резать и собирать все это безобразие воедино. Прям завтра.Прям с утра. А посему, голодная диета с вечера, и моральный настрой на лучшее с этого момента. Потом снимали кардиограмму, меряли давление, заходил анестезиолог побеседовать. Я без запинки оттарабанила все свои аллергии, перенесенные болезни, перечислила операции и виды наркозов.Вообще очень экономит время врача, если заранее все это вспомнить и в голове систематизировать. Еще сказала, что наркоз переношу хорошо, но потом долго сплю. Прям до вечера )) Пить нельзя было уже с 00,это доставило больше всего неудобств, я по ночам выпиваю где то пол литра воды обычно, но тут пришлось обходиться полосканием. Утром я мужественно проспала завтрак и встала только в пол девятого, чтобы почистить зубы. Вскоре мне подали "карету" и я поехала считать люстры и ежиться от холода под простынкой)Это путешествие меня немного забавляло всегда, утром в коридорах движ, все с любопытством пялятся на тебя, а ты с любопытством пялишься на них, правда они в более выигрышном положении, потому что одетые и идут куда хотят, а ты голая и двигаешься куда доктор сказал( ну хоть не в морг, уже хорошо))). Операционная встретила запахом боли, о да, запах наркоза у меня навсегда закрепился на ассоциацию с болью. Меня оставили в предбаннике скучать, из моего положения было ничего не видно, а приподниматься было холодно, поэтому все 20 минут ожидания я решала, что важнее любопытство или холод. Победила медсестра, которая вкатила меня в бокс. Помещение было небольшое, но там была куча всяких сложных на вид приборов, и было видно соседний бокс, двери на распашку, народу там на удивление много ходило, но пациента еще не было, у меня было две медсестры, одна анестезеологическая ( как правильно?) она колдовала вокруг большого аппарата , стоявшего справа от изголовья,и еще одна, хирургическая, наверное, она чем то звякала подальше, мне не было видно, но я подозревала, что эти инструменты мне не понравятся. Потом пришел Веселый анестезиолог и начал со мной болтать, наверное отвлекая от того, что мне привязывают руки и ноги, но я не отвлекалась и процесс контролировала, радостно сообщив, что как раз на правой руке, у меня замечательная вена имеется для капельницы, но катетер все равно всадили в запястье, это даже удобнее в послеоперационный период. Потом спохватившись, я сообщила анестезиологу, что мне не делали уколов перед операцией, до этого перед общим наркозом всегда всаживали два укола, от которых пациент должен немного поплыть. Но меня успокоили, что теперь новые методы и я могу обойтись без лишних дырок) Еще он посмотрел мне горло и остался доволен увиденным, я начала подозревать неладное: "А вы это на всякий случай смотрите, или вот прям собираетесь мне туда трубку запихать?" Меня заверили, что трубку запихают только когда я усну, что не могло не радовать, это не тот процесс, в котором хочется участвовать в трезвой памяти. Тем временем, незаметно подкрался мой доктор, посмотрел на меня и интригующе сообщил, что они пока сами не знают, как именно меня будут оперировать. Ну ничего, потом сюрприз будет, подумала я, но во всех моих травмированных местах недобро ёкнуло, короче ёкнуло, почти всей девочкой. От ёканий меня отвлекли вопросом о весе и росте, я честно сообщила 54/168. "Это не телосложение, это теловычитание какое то" - протянула медсестра, они определились с дозой,7 или 7,5 кубиков, кажется. Вроде бы столько же было , когда оперировали предыдущий палец( Мои руки не для скуки. Приключения одного неизвестного пальца)) часть 1 ), по ходу мой бараний вес не менялся с 14 лет. Тут по запястью потекло что то холодное: " Там капельница отошла,по руке течет" я очень не хотела, чтобы какие то лекарства протекли мимо меня. " Течет куда надо, просто раствор холодный" посмеялась медсестра, и я начала потихонечку плыть, но глаза упорно не закрывала, т к доктора уже начали вовсю потрошить мою лангету и извлекать оттуда палец. "Я еще не уснула! "- проинформировала их я и отрубилась.


Очнулась я в палате, когда меня попросили перелезть с каталки на кровать, кое как, раскачиваясь во всех направлениях и плоскостях, я это сделала, и даже натянула труселя, задом на перед , правда, как потом выяснилось. Мне предложили укольчик, я что то одобрительно промямлила и снова уснула. Проснулась через час от боли, соседки по палате позвали медсестру с очередным уколом, но уснуть я снова не смогла, просто лежала в полусознании и ждала, когда подействует.Не подействовал ни через пол часа, ни через час, ни через полтора. И тогда я ВОССТАЛА!!! Нет) я сползла с кровати и раскачиваясь, как на деревенской свадьбе, поковыляла на пост медсестер, он находился этажом выше. Не помню встретила ли я кого то по пути, но если да, то человек был бы впечатлен надолго. Белая , с темносерыми кругами под глазами, крепко сжатая челюсть, взгляд, наверняка диковатый и пьяный, дышу шумно сквозь зубы, руку с огроменной повязкой крепко прижимаю к груди и иду к цели напролом. Примерно такой я и предстала перед медсестрой:" Больно!" - прохрипела я. " Милая, дак я ж тебе уже поставила укол, нельзя больше, передоз будет!!!"

Я еле стою, меня качает, знобит от боли, наркоз еще не вышел, башка не варит, мысли не формулируются: "БОЛЬНО!" - выдала я повторно. Тут пауза чуть затянулась, и я начала понимать, что нужно исторгнуть из себя вопрос на тему сроков,через которые все же можно будет получить обезбол, но вопрос не произносился. Тут включилась вторая медсестра :" А что кололи? кеторал? так давайте трамал уколем!" Я двинулась в процедурку на встречу уколу, а в голову навязчиво лез эпизод из интернов, где Варя Черноус искала в помойке ампулу от трамала. Следующие сутки прошли в непонятном состоянии, и спать толком не могла, и в сознании толком не пребывала. Так что наркоз действительно новый, из него отлично выходишь, и поела потом без последствий, но я бы предпочла эти сутки проспать. На следующий день я , осознав себя в пространстве, стала интересоваться рукой. Ожидаемую лангету мне не наложили, это порадовало, но повязка была большой, под ней угадывались какие то формы, как будто у меня на пальце палатку классическую поставили. Болела вся эта конструкция адски, больше двух уколов трамала в день не давали, а кеторал меня не брал, видимо, эта группа обезболов не мое, с таблетками кетонов тоже самое было. Поэтому с середины дня я начинала маяться, стараясь чем то отвлечься, читала Ведьмака, скролила Пикабу, периодически рыча и избивая матрац здоровым кулаком. Остальные пальцы на руке, вопреки ожиданиям и предыдущему опыту, не превратились в сосиски, а вполне прилично выглядели, не особо работали правда, т е совсем не работали, чайную ложку держала с трудом. А потом была перевязка. Я с нетерпением ждала этого события, что же там придумали врачи? что понапихали мне в палец и чем это грозит? Честно говоря, когда я увидела вот это вот все, я была в ужасе и кошмаре. Весь палец разрезан от края до края, эти шрамы останутся со мной навсегда. Это просто ужасно. Безымянный палец был единственным идеально ровным пальцем. Последним, когда то их было два идеальных, но предыдущая история про палец объясняет, почему пальчик на левой руке остался в одиночестве. И теперь не травмированные пальцы остались в абсолютном меньшинстве, руки похожи на клешни Франкенштейна .

Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост

там в суставе еще спица спряталась, так что metal in my life, metal in my body )))

Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост

Пузырик ближе к ногтю привлек мое нездоровое внимание, доктор сказал как он называется, но я уже не помню, зато меня заверили, что это норма и все будет хорошо, обманули, как всегда((( Металлическая конструкция называется Дистракционный микроаппарат или аппарат Илизарова, как зовется он в народе, но мне видится, что аппарат Илизарова, это чуть другая система, хоть я и не спец. Производство Швейцария, доктор сказал, что стоит как однушка. Ну что я могу сказать, это было мое самое дорогое украшение. На третьи сутки после операции я окончательно пришла в себя, стала колоть трамал только по утрам, а на ночь простой анальгин, еще через пару дней отказалась и от утреннего укола, но подъедала свои запасы нурофена. Рука была неудобной. Очень. Для сна мне было доступно ровно три позы, причем положение каждой конечности были точно выверены : на спине, ровно, левая рука лежит поперек живота, изгиб накладывается на противоположный бок, вторая рука и ноги вытянуты; на правом боку, тогда изгиб накладывался на край матраса, остальное так же вытянуто; и полу на животе, изгиб опять же накладывался на край матраса, а левая нога должна быть чуть согнута в колене, это чуть, тоже было весьма определенным. По другому было не удобно ее величеству левой руке. Ходить, с опущенной вниз рукой, тоже было нельзя.Во-первых, чтобы отек не нарастал, а во-вторых, конструкция тупо была тяжелой и начинала тянуть. Короче постоянное повышенное внимание к положению руки, из за изгиба снизу и выпирающих штырей сверху я толком не могла ее удобно расположить, а ходила теперь как барышня сложив ручки на уровне пояса, поддерживая здоровой рукой больную. Перевязки были через день, на них я наблюдала, как вокруг штырей разрастается некроз, а вместе с ним и перспектива на еще более впечатляющие шрамы в будущем. Доктор сказал, что остановить это нельзя, а хирургически лечить пока рано, так что я смотрела на черные корки и думала о своем хронически-травматическом невезении.Но глубоко в душе радовалась, что хотя бы ничего не гноится, мой, обожающий воспаляться во всех местах, организм держался изо всех сил) Через неделю меня выписали из больницы и отправили долечиваться в поликлинику по контролем травматолога, а если его нет, то хирурга, а если и его нет, то терапевта. В регистратуре меня пытались сразу отправить к терапевту, минуя остальные этапы. Но я вспоминала забытую нитку от шва в моей заднице и раз за разом повторяла : Мне необходимо проходить лечение ПОД КОНТРОЛЕМ ТРАВМАТОЛОГА!!!!! В итоге победила дружба и меня направили к хирургу, с оговоркой, что хирург все равно меня отправит к терапевту, так что на прием я шла в боевом настрое. Хирург оказался позитивным полненьким дядечкой : "Ух ты! А у вас железяка в пальце! Представляете? "

"Да! Я Россомаха! Я Железный Человек! Только тссс!!)))" - поддержала я . Так я и ходила три раза в неделю на перевязки, раскачиваясь на эмоциональных качелях от " как же меня задолбала эта ситуация, эта травма, и эта психичка, которая сломала мне палец" до " Доктор, я боюсь есть яблоки, мне кажется что в организме переизбыток железа, что думаете?)))".

Прошло 12-14 дней после операции, пора было снимать швы, но чернеющий некроз пугал не только меня, поэтому снятие хирург оттягивал до последнего. Снимали швы, мучительно выковыривая их из под корок, на всякий случай в два этапа, сначала через один, в следующий прием оставшиеся. В первый раз мне почему то поплохело, давление рухнуло, и я ,чуть было, тоже не упала, но меня уложили на кушеточку, задрали ноги и посоветовали не нервничать. Помогло. Оказывается у хирурга в перевязочной нашатыря не держат, так что если вы такая же трепетная, тонкочувствующая лань(нытик и плакса) с низким давлением, как я , то носите свой) Второй раз все прошло практически безболезненно. Иногда я спрашивала, когда же мы начнем лечить некроз, но внятного ответа не получала, сначала вроде меня обнадежили, что корки посветлели, потом ничего не говорили, в конце концов я начала категорически настаивать на ответах и получила : "Скажем так, вялая динамика." Это совсем не прояснило ситуацию. Вялая динамика в какую сторону? в сторону заживления или в сторону некроза? Мне радоваться ее вялости или наоборот подбадривать по вечерам?

Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост
Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост
Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост
Мои руки не для скуки 2.0 Симметрия. часть 1 Травма, Операция, Пальцы, Больница, Аппарат илизарова, Врачи, Фотография, Текст, Длиннопост
Показать полностью 9
428

ВРАЧ ПЕТЕРИС КЛЯВА: БОЛЬШИЙ ПРОЦЕНТ РОДИТЕЛЕЙ — ДЕБИЛЫ

Привожу несколько цитат из интервью с детским врачом.  Он из Латвии, но сказанное им относится не только к Латвии, но, как мне подсказывают, и к Эстонии!)))


— Какие травмы дети получают чаще всего?


— Мы занимаем в Европе первое место по убийству детей на улицах общественным транспортом, автомобилями. Очень характерно для Латвии катание пьяными отцами своих детей на квадроциклах или разрешение кататься самим.  Так же дети травмируются катаясь на велосипедах, роликах без шлемов, тонут в водоемах или когда за ними присматривают другие дети. Много несчастных случаев связано с медикаментами и химрастворами, и, конечно же, ожогами, когда дети падают в костры или обливаются горючей жидкостью.

— В чем по вашему причина столь удручающе длинного списка?


— Главная причина такова: в Латвии, да и всем мире, 60-70% родителей — дебильны. По наблюдениям нашего охранника, именно столько родителей привозят своих детей к нам на первом сидении не пристегивая.
Каждый день я вижу страдания и смерть детей, вызванных невежеством, тупостью и невнимательностью родителей. Я говорю именно о системном невежестве.
— От голода умирают десятки тысяч детей. Хорошо это или плохо? Подумайте, если бы они выжили, то всем бы детям хватило качественной еды? Если бы на Ближнем востоке все использовали туалетную бумагу, то через несколько лет на планете не осталось бы ни одного дерева. Это я к тому, что если все будут жить хорошо, цивилизованно, то лет через двадцать Земля просто умрет. Жить хорошо всем не положено.
Призывы к сокращению населения кажутся ужасными с точки зрения эмоций толпы, но со стороны разума науки — необходимыми. Поэтому в мире никто не будет как-то особенно заботиться о выживании вашего ребенка. Ему дают наркотики, чтобы он умер сам, да еще и заплатил. Пройдена точка невозврата. Поэтому корректирующая регуляция будет осуществляться на разных уровнях.

— Вас никогда не называли расистом?


— Иногда. Где-то я читал, сейчас не вспомню, что в ООН уже не считают проблемой любое насилие, связанное с использованием ребенка. Сейчас, видимо, это стало нормой жизни. Когда в Курземе или Латгалии я вижу замерзших и голодных детей, которых подвергли насилию, то не понимаю, почему их родителям разрешают размножаться, называя это «правом человека». 
Приведу несколько примеров из жизни. Поехали на вызов в Курземе, ребенок выпил КРОТ. Последствия ужасы, вплоть до пересадки толстой кишки, пищевода. Ребенок в коме, обколот обезболивающими наркотиками, искусственная вентиляция легких. Молодая мама плачет. Начинаю интересоваться, как все произошло. Не для упреков, а чтобы она осознала весь ужас. Она отвечает: да она сама пошла ванну и взяла и выпила. У нее ребенок виноват, представляете?!
Другой ребенок на пикнике облился жидкостью для разжигания мангала и загорелся. В реанимации папа начал нами командовать. Да ты у костра должен был командовать, а не здесь! Пришлось ему сказать: еще одно слово мы вызовем полицию и составим протокол, что это скорее всего криминальный случай. Папа тут же прижал уши и сидел тихо, не мешая нам работать.
Любимая бабушка на огороде закатывает огурцы. Четырехлетний малыш подбегает, хватает бутылку колы, в которую налита уксусная эссенция и пьет на глазах у бабушки.
Мама загорает, ребенок весь день играет на солнце. Его привезли к нам, как ошпаренного кипятком. И такой маме ничего не будет! Надо влиять на беспредел безмозглости взрослых по отношению к детям. Повторяю, есть вещи, которые не должны случаться.

— Влияет ли уровень развития общества на воспитание детей?


— Каков уровень нашего ограниченного, невежественного ума, таким мы и видим мир. В Тибете это называют кармическим видением. Лучшее, что может человек дать своему ребенку, уменьшать невежество своего ума, чтобы не навязывать его своему ребенку. Как говорил Феербах, в замке думают иначе, чем в избушке. Когда я вижу, что за собаками ухаживают лучше, чем за детьми, мне хочется плакать. Их чешут, одевают, целуют, кормят. А сколько детей такого не видели никогда? О какой цивилизации мы можем говорить?!

Ну и т.д. Читать дальше.

Показать полностью
963

Травма ноги

Наши бабушки района под новый год устроили флешмоб "сломай себя во время уборки". Были запнувшиеся за свёрнутый коврик, поскользнувшиеся на мокром полу, навернувшиеся с табуреток и стремянок. Запомнилась одна. 70 лет. Вешала шторы со стремянки. Упала. Двухлодыжечный открытый перелом нижней трети голени. В ране острый край кости. Стопа легко отваливается в сторону. Пальцами шевелит.

Работаю одна, с собой взяла шины, сумку и носилки. Пробегаю вдоль кровати, сумку рядом перчатки, давление, кровотечения нет, закрываю рану салфетками. Ставлю перефирический катетер в вену и обезболиваю. Теперь можно заняться ногой. Муж бледнеет только при виде раны, зову сына. Аккуратно объясняю как держать ногу и накладываю повязку, шины. Раскатываю носилки. Звоню диспетчеру и прошу передать водителю чтоб подогнал и подготовил машину, но он рации не слышит. Пока больную спускают, бегу немного впереди и подзываю машину. Везём быстро и аккуратно. В приемном покое с нее снимают верхнюю одежду и увозят на рентген. 

Через неделю я узнала, что ногу ей сохранили, операция длилась 2 часа силами двух травматологов. Поставили аппарат Илизарова. Бабушка молодец. Мы с ней договорились, что следующий новый год она встретит на каблуках.

6816

Вот зачем так?

Я хочу сразу сказать, что я очень уважаю медиков. Всех. Но случай, который произошел с моим сыном... Надеюсь, это такое исключение, а не правило.

Утро. Ребёнок, здоровенный лось 14 лет носится по коридору собираясь в школу. В какой-то момент, спотыкается о собаку, падает на колено. Грозно ругается на пса и уходит в школу. Я уезжаю на работу. Спустя часа полтора после утреннего события мне звонит дежурный администратор: так и так, сын ваш ходить не может, нога опухла, школьный врач говорит - в травму. В травму так в травму. Приезжаю за ребёнком, беру такси и едем. В травме очередь отсюда и до воскресенья и маленькое объявление - ренген в травме не работает и если что вы будете посланы по адресу. Проходящая мимо уборщица информацию подтверждает говоря, что на ренген упал потолок. Посмотрев на потолок, на очередь, на ребёнка  - прихожу к выводу, что премию придётся тратить на платных врачей, а не армию астартес. После короткого но сложного квеста - найди платную травму для детей не в жопе мира вызываю такси и едем. Прекрасная клиника в отдельном здании - СМ-клиник. Всё красиво, стильно, пациентов много, в холле кофейный автомат. Вежливый врач травматолог Гиниятов уверенно пальпирует колено и сообщает, что с вероятностью 99% у вас разрыв мениска. Нужна операция. И он её готов сделать. Сделайте только МРТ. Записывает. На следующий день отвожу ребёнка в туже клинику, делаем МРТ. К обеду приходит результат - ну, строение колена явно с патологией и мениск не такой как у всех, но цел и крепок. Я выдыхаю. Звонит травматолог Гиниятов - врач рентгенолог ничего не понимает, я посмотрел ваши снимки у вас там точно разрыв мениска надо операцию. Я в шоке. Сын в это время ещё хромает, но отёк с колена спал, боль прошла. На уши были поставлены все друзья и родственники, запись МРТ в результате была разослана пяти разным травматологам (в том числе в городской спортивный диспансер, институт имени Турнера и в Финляндию) И все как один - ну да, в строении колена патология, но мениск цел и оперировать ничего не надо. Вот так. Нет, я знаю, что частные клиники любят, умеют и практикуют выставлять на деньги. Но развести на операцию на суставе под общим наркозе подростку... Это кажется мне неправильным. Дело было в Петербурге.

1627

Врача осудили на 2 года за ночь пациентки в больнице

Вообще-то прокурор требовал для нее четыре реальных года в колонии общего режима. Без права заниматься врачебной деятельностью.

Поэтому приговор — два года условно и два запрета на профессию — со стороны может быть воспринят практически как победа. Или все-таки поражение?

В отличие от громкого дела московского врача-гематолога Елены Мисюриной, обвиненной в гибели больного, в этой истории, слава богу, никто не умер и даже физически не пострадал.

Тем бредовее и абсурднее — на первый взгляд — звучит обвинение.

Астраханского врача-психиатра Ольгу Андронову осудили за то, что выполнила свои прямые должностные обязанности — оставила на ночь в больнице доставленную по «скорой» женщину.

В вину доктору вменили статью 128, ч. 2, УК РФ «Незаконная госпитализация...»

Обвинительный приговор Ольге Андроновой вынесли в Кировском районном суде города Астрахани в конце декабря прошлого года. На днях молодая женщина ждет рассмотрения своей апелляции. Поэтому она и согласилась пообщаться с журналистом «МК». «Молчать дальше не имеет смысла, — говорит Ольга. — Я была уверена, что меня оправдают, поэтому для меня все произошедшее, честно говоря, явилось настоящим шоком. Поймите, если случится такой прецедент и наказание останется в силе, то тогда любого, буквально любого российского врача можно будет посадить по этой статье. И кто станет на себя брать такие риски, класть в стационар привезенного по «скорой» человека, опасаясь в результате понести уголовную ответственность?»
Все началось с того, что в феврале 2016 года поздним вечером в Астраханскую психиатрическую больницу доставили пожилую даму. Та, согласно медицинским документам, находилась в состоянии крайнего эмоционального возбуждения, кричала о том, что ближайшие родственники имеют злой умысел в отношении нее. Что одна из ее дочерей вообще приемная и «дочери избили свою бабушку, порезали». Женщина была тревожна, беспокойна, мысли выражала непоследовательно и обрывочно. То безудержно рыдала, то успокаивалась, то снова начинала плакать. Все это зафиксировано в медицинской карте.

Две дочки, те самые, одна из которых якобы приемная, и вызвали психиатрическую бригаду, они утверждали, что мама не в себе, неадекватна, заговаривается, угрожает убийством пятерым внукам от двух до пятнадцати лет, обещает лишить материнских прав и всего имущества, пишет заявления в различные инстанции и что они ее боятся.

В ту ночь в приемном покое дежурила врач-психиатр Ольга Андронова. «Мой общий стаж работы составляет десять лет. Конкретно в этом приемном отделении работаю порядка трех. Никаких нареканий, выговоров, конфликтов с пациентами у меня никогда не было, — утверждает доктор. — Больница у нас большая — 1100 коек. Самая большая в Астрахани. В среднем в день я осматриваю от 20 до 40 человек. В ночное время обязанности врача приемного отделения совмещаются с функциями врача стационара, то есть я совершаю обход, а если появляются какие-то проблемы у больных, то должна оказать им неотложную помощь».

— Но вы же наверняка делаете это не одна?

— Одна. К сожалению, сотрудников не хватает. Поэтому мы работаем...

— На износ?

— Много работаем. Ситуации бывают разные. Случается, что пациенты, поступающие в состоянии психоза, себя не контролируют. Ломают мебель, столы, стулья, бьют окна. Это не то чтобы нормальная практика, но особенность стационара психиатрического профиля. Тем более что в вечернее время по экстренным показаниям привозят обычно тяжелых. Охраны как таковой у нас нет. Хотя агрессивных пациентов сопровождает полиция.

— Ольга, а легко определить профессионалу, насколько человек нуждается в срочной госпитализации? Или «на всякий случай» кладут всех?

— Мы действуем в строгом соответствии с Законом «О психиатрической помощи», в нем четко прописаны обязанности и права врачей-психиатров. Поймите, психиатр лишь предполагает наличие у того или иного человека психического расстройства. 48 часов есть для того, чтобы разобраться в ситуации. Чтобы отличить, допустим, настоящий бред от конфликтных отношений с родными. При этом каждый дипломированный специалист имеет право на свое независимое клиническое мнение, на которое не могут повлиять ни судья, ни прокурор, ни коллеги.

— А если мнение врача в результате окажется ошибочным?

— Это не является уголовным преступлением. Медик тоже может ошибиться. Я согласна, да, что в психиатрии все не так очевидно, как, скажем, в хирургии. Предположили, что по всем признакам у человека острый приступ аппендицита, сделали операцию — подтвердилось. В психиатрии изо всех медицинских специальностей, пожалуй, наиболее сложно отделить патологию от здоровья, сложно определить диагноз. Но мое мнение в отношении именно этой гражданки базировалось не только на профессиональном опыте, возбужденное состояние женщины также видели сотрудники нашей больницы — медсестра, санитары; два полицейских, которые присутствовали, когда ее забирали из дома. До этого ее осмотрел врач-психиатр бригады «скорой». Чуть позже подъехали обе дочери, которые написали два официальных заявления о случившемся. Мною было принято единственно верное, как я считаю, на тот момент решение — оставить женщину на ночь в больнице, понаблюдать. Правом же проверки достоверности заявлений родных я как врач-психиатр не обладала. Но, в конце концов, речь шла о жизни и здоровье пяти малолетних детей! А женщина себя явно не контролировала. Кстати, юридически госпитализирована она еще не была. Так как только суд вправе решать это.

— Вы сами говорили с ней?

— Да, около часа. Результаты этой беседы также записаны. Контакт шел сложно, так как поступившая была против того, чтобы ее оставили в стационаре. Но это тоже обычное положение вещей.

Сопротивляющуюся даму поместили в палату с усиленным медицинским постом. В кровать она так и не легла, просидела всю ночь на стуле. Никакого медикаментозного лечения к ней не применяли. На следующее утро, как и положено по законодательству, пациентку осмотрела срочно собравшаяся врачебная комиссия. На тот момент дама несколько успокоилась, пришла в себя, признаков психических нарушений у нее не нашли и поэтому отпустили домой. В общей сложности она провела в отделении около 10 часов.

Ушла после дежурства и врач Ольга Андронова. И целый год потом, скорее всего, не вспоминала об этой пациентке — в конце концов, ничего особенного тогда не произошло, обычная рутинная ночь.

«Но в феврале 2017-го, то есть 12 месяцев спустя, меня неожиданно вызвали в Следственный комитет и сказали, что против меня возбуждено уголовное дело по ст. 128, ч. 2, УК РФ...»

Незаконная госпитализация (она приравнивается к принудительному лишению свободы) в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, совершенная лицом с использованием своего служебного положения либо повлекшая по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия: Ольге Андроновой грозил тюремный срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Лечить нельзя выписать

Оказывается, за минувший год следствие целых пять раз выносило постановление об отказе в возбуждении данного уголовного дела, но считающая себя пострадавшей дама не унывала и заново писала заявление. Так же как прежде родные дочки, теперь объектом ее преследования стал, видимо, врач-психиатр.

Потерпевшая настаивала, что была совершенно здорова и в больнице ее оставили незаконно. Врач тоже стояла на своем: что на тот момент сомневалась в ее психической адекватности. Имела право.

«Так как я находилась на рабочем месте, то не могла просто взять и заявить: знаете, я не буду ни в чем разбираться, приходите завтра утром. А если ночью что-то случилось бы? И кто был бы в этом виноват?» — задает риторический вопрос Ольга Андронова.

К тому же неоказание помощи больному без уважительных причин, случись что, повлекло бы за собой уголовную ответственность уже по ст. 124 УК РФ. Так что куда ни кинь — везде клин.

При этом ситуация достаточно банальная, жизненная. Дело в том, что пожилая дама оказалась весьма обеспеченной особой и поэтому постоянно подозревала родных, что те ждут ее смерти. Те в ответ обвиняли богатую бабушку во всех грехах. То есть обычный домашний конфликт: застарелый, хронический, как кашель.

Но речь не о том, хотела ли бабушка убить внуков, а дочки зарезать мать; дежурный врач, естественно, и не должна была углубляться в эти семейные перипетии, она оценивала только состояние психики человека, доставленного по «скорой».

Могла ли психическая болезнь пройти столь быстро и без последствий? Что ж, как полагают эксперты, бывают разные течения психозов, и хотя такое случается нечасто, приступ вполне мог закончиться уже на следующее утро. Психика — вещь малоизученная, непредсказуемая, терра инкогнита.

Законодатели, кстати, предусмотрели, что состояние человека может резко измениться. Поэтому помимо первичного приема у врача в течение 48 часов проводится врачебный осмотр комиссией, которая и принимает окончательное решение о том, что человек здоров и может идти домой, или направляет свое заключение в суд о недобровольном лечении. Группа специалистов — а не один дежурный врач. «Одно дело, когда ночью экстренно принимается решение, и совсем другое — коллегиально, в спокойной обстановке. Но это не значит, что я совершила преступление», — в своей петиции на имя президента Национальной медицинской палаты профессора Леонида Рошаля написала врач-психиатр Ольга Андронова.

Однако в итоге этому уголовному делу все-таки дали ход.

«Полгода в моей ситуации разбирался Следственный комитет, пока там разбирались, моего следователя уже успели посадить... За мошенничество в особо крупных размерах. Сейчас по нему тоже идет следствие. Мне же прокурор потребовал четыре года колонии...» — об этом Ольга поведала уже «МК».

А что же ближайшие родственницы потерпевшей? За это время дочки, оказывается, помирились с мамой и на суде искренне заявили, что не предполагали, к каким последствиям мог привести их звонок в «скорую». Извините, мы не хотели и больше не будем... «Мне одной кажется, что это какая-то странная, инфантильная, детская позиция? Все-таки взрослые люди. Однако в суде их показания приняли на веру, и виноватой в итоге оказалась я одна», — возмущается Ольга Андронова.

И хотя на стороне Ольги выступил головной Федеральный институт психиатрии имени Сербского, это не имело ровным счетом никакого значения для ее защиты.

«Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора и просит предпринять все предусмотренные законом меры прокурорского реагирования, — написали коллеги Ольги Андроновой из исполнительного комитета Российского общества психиатров Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и губернатору Астраханской области Александру Жилкину. — Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка. В связи со сложностью оценки состояния потерпевшей, ограниченными возможностями для контакта с ней решение о наблюдении пациентки в условиях стационара для дальнейшего уточнения диагноза и принятия решения о необходимости лечения представляется единственно правильным. Дежурный врач по своему положению не вправе принимать окончательное решение о недобровольной госпитализации, он не может обращаться в суд с заявлением об оформлении недобровольной госпитализации. Эти полномочия, согласно Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», предоставлены комиссии врачей-психиатров, которая в течение определенных ст. 29 закона 48 часов и провела сбор всех необходимых данных».

Тем не менее Ольгу Андронову осудили на два года условно. И, что для нее совсем уже непереносимо, это дамокловым мечом висящий запрет заниматься профессиональной деятельностью.

«Я сама из врачебной семьи. Мой папа сейчас работает главным внештатным психиатром Георгиевского района Ставропольского края. Я не представляю себя вне этой профессии. Я люблю свою работу. Почему я должна идти куда-то еще, искать что-то только из-за того, что кому-то этого очень захотелось?» — по телефону голос Ольги мягкий, обволакивающий, очень спокойный, каким и должен быть голос настоящего психиатра.
Пока приговор не вступил в законную силу, Ольга продолжает трудиться на прежнем месте. Коллеги ее жалеют. У всех к тому же на слуху громкое дело Елены Мисюриной, за свободу которой сражалось, можно сказать и так, все сплоченное московское медицинское сообщество.

В случае с Ольгой Андроновой все гораздо местечковее и тише.

Все же Астрахань — не Москва. Хотя проблема, поднятая в этом случае, ничуть не менее остра, чем в деле Мисюриной.

«Все, что я сделала, я сделала ровно по букве закона. И если закон сейчас не восторжествует, то завтра ни один психиатр не согласится под свою ответственность положить в больницу даже очень буйного пациента», — не может прийти в себя молодая женщина.

...На данный момент по всей России возбуждаются десятки и десятки уголовных дел против врачей. За медицинские преступления, нередко приведшие к тяжелым последствиям, судят в Ленинградской области и Красноярском крае, в Самарской области, в Кемеровской, в Ханты-Мансийске. В некоторых случаях поднимают даже старые отказные дела из архивов. Правозащитники открывают «горячие линии» по жалобам на врачебную некомпетентность.

И нельзя сказать, что новая масштабная кампания, апогеем которой и стало дело гематолога Мисюриной, является надуманной или, того хуже, фальсифицированной. Тем более что только в прошлом году в правоохранительные органы обратились свыше шести тысяч граждан с требованиями провести расследования врачебных ошибок разной степени тяжести. И если раньше врачей и тронуть было нельзя, что бы они не совершили, то теперь готовы сажать любого, на которого только напишут заявление.

Но ошибки следствия подчас приводят к не менее необратимым последствиям, чем ошибки докторов. А когда начинается очередной всероссийский разбор полетов, под разнос нередко попадают и правые, и виноватые. Причем первые, как водится в нашей стране, даже чаще последних.

К чему это в итоге может привести? Особенно в условиях бесконечного реформирования родной государственной медицины, от которой и так уже мало осталось. К тому, что докторам станет гораздо проще и спокойнее не делать вообще ничего, отфутболивать пациента от одного к другому, писать положенные отписки в медкартах, которые с них требуют чиновники от медицины, делать не так, как лучше для больного, а как безопаснее — для себя. Оно им надо?

Источник: mk.ru


UPD: Приговор отменили, дело на доследовании

https://www.mk.ru/social/2018/03/26/osuzhdennoy-na-2-goda-vr...

Показать полностью
282

Нищета нашей медицины будет и дальше провоцировать врачебные ошибки

Нищета нашей медицины будет и дальше провоцировать врачебные ошибки Врачи, Медицина, Уголовное дело, Тюрьма, Следственный комитет, Потребительский экстремизм, Длиннопост, Негатив

Политолог Георгий Бовт в рассказал, почему видит в подъёме уголовного преследования врачей повторение истории 1950-х годов, а также о том, к чему может привести криминализация врачебных ошибок.

Отдельная статистика по медицинским делам ведется с 2015 года. В прошлом году в СКР были созданы специальные отделы по врачебным ошибкам, и Следственный комитет предложил внести в УК уголовную ответственность за так называемые ятрогенные преступления (лишение свободы от двух до семи). Глава СКР является последовательным сторонником криминализации врачебных ошибок.
Чем больше будет уголовных дел, тем больше будет новых жалоб пациентов и их родственников, которые недовольны лечением
Кампания набирает обороты: в 2017 году, когда СКР впервые отчитался о работе по расследованию врачебных ошибок, было заведено более 1,7 тыс. уголовных дел против медиков. В прошлом году на них было подано было уже 6500 жалоб, по которым было возбуждено 2029 уголовных дел. До суда дошли 300. Все это (даже «скромные» 300 судебных дел) — немыслимые для развитых стран цифры.
И чем больше будет уголовных дел, тем больше будет новых жалоб пациентов и их родственников, которые недовольны лечением. Люди начинают воспринимать Следственный комитет как едва ли не главный «эффективный» орган настоящей реформы здравоохранения, а не той, что толкают чиновники. Именно СКР в представлении обывателей поможет избавиться от безграмотных специалистов, которых плодит полуплатная-полублатная система медицинского образования. Именно он призван выправить перекос в сторону беспардонной коммерциализации как бы бесплатной медицины. Именно он поможет решить проблему с квотами (их вечным недостатком), с бесконечной «оптимизацией», закрытием больниц, сокращением специалистов, когда даже оставшиеся вынуждены работать за копейки.
Внешне такая кампания отдаленно напоминает дело врачей на излете сталинизма. 13 января 1953 года газета «Правда» вышла с материалом под заголовком «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей»: «Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно, злодейски подрывали их здоровье, ставили им неправильные диагнозы, а затем губили больных неправильным лечением… Жертвами этой банды человекообразных зверей пали товарищи А. А. Жданов и А. С. Щербаков. Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью товарища Жданова, умышленно скрыли имевшийся у него инфаркт миокарда, назначили противопоказанный этому тяжелому заболеванию режим и тем самым умертвили товарища Жданова… Большинство участников террористической группы — Вовси, Б. Коган, Фельдман, Гринштейн, Этингер и другие — были куплены американской разведкой. Они были завербованы филиалом американской разведки — международной еврейской буржуазно-националистической организацией “Джойнт”».

Все началось с доноса врача-кардиолога Лидии Тимашук, работавшей в лечебно-санитарном управлении Кремля. В августе 1948 года она снимала кардиограмму у члена Политбюро ЦК ВКП(б). По ее мнению, та показала инфаркт, но другие медики с ней не согласились (объективно такая кардиограмма могла показывать и другие сердечные заболевания). Тимашук написала жалобу в МГБ. Она оказалась права — Жданов умер через три дня от инфаркта, а показанное ему лечение усугубило ситуацию. Налицо была элементарная врачебная ошибка. Если бы она произошла в наши дни, то вполне мог подключиться СКР и уже нашли бы виноватого.
В 1953 году истеричная кампания «удачно» легла на настроения дряхлеющего Сталина, который все менее доверял врачам. Многие из них были евреями, которых он не любил отдельно (на фоне провала сталинских планов создания государства Израиль — оно получилось не таким, как задумывалось в Кремле). Вождь подозревал, что медики могут стать оружием в руках его окружения, которое попробует отстранить его от власти, что он сам в начале 1920-х проделал с Лениным под предлогом заботы о его здоровье.
Сейчас время другое. Однако тезис если не о «врачах-убийцах», то о вредителях широкие массы подхватят. И на них выместят свое недовольство падением качества медицины и ее доступности.
Расходы государства на здравоохранение явно недостаточны и словно запрограммированы на увеличение количества уголовно-медицинских дел. Ведь чем меньше денег, тем сложнее соблюдать медицинские регламенты там, где они прописаны (а они прописаны далеко не во всем), тем больше соблазна у врачей сэкономить на процедурах или лекарствах. В этом году федеральные расходы на медицину сократились на 20 млрд рублей по сравнению с прошлым, до 459,5 млрд рублей. Правда, вырастут расходы федерального Фонда ОМС (до 2,082 трлн рублей). Однако по доле бюджетных расходов на медицину в ВВП в 2019 году они в целом уменьшатся в этом году до 3,2% (против 3,3% в прошлом году). Это ниже не только чем в развитых странах, но и восточноевропейских.

Скажем, в Польше они составляют 4,5% (один из самых низких уровней в Восточной Европе), а через пять лет должны достичь 6%, чего нам не обещают ни в одном «майском указе». В США госрасходы на здравоохранение — 17% от ВВП, они превышают расходы на оборону по двум главным программам: Medicaid (для бедных) и Medicare (для пожилых). В среднем по странам-членам ОЭСР расходы на здравоохранение — около 9% ВВП, или более 4 тыс. долл. на человека в год по паритету покупательной способности. В России годовой норматив затрат на душу населения в системе ОМС составил в прошлом году примерно 10,8 тыс. руб. Можно добавить медпомощь по тем видам ВМП, которые не покрываются ОМС, плюс региональные программы. Но порядок цифр понятен. Это, конечно, не уровень бедной Индии, но заметно не дотягивает до стран Восточной Европы и Балтии.
Следователи у нас и так уже определяют и «подлинную» рыночную стоимость той или иной сделки, и правомерность аудита. Теперь они же будут определять правильность лечения
В российском здравоохранении уже не один год идет «оптимизация». С 2000 года число больничных учреждений сократилось с 10,7 тыс. до пяти с небольшим тысяч. Если так пойдет и дальше, то в начале 2020-х годов количество больниц сравняется с тем, которым располагала Российская империя в 1913 году. А именно — 3 тыс.
Нищета нашей медицины будет и дальше провоцировать умножение числа врачебных ошибок и случаев халатности. То, что в других странах отдают на откуп профессиональным сообществам (а именно определение, правильно ли действовал врач в спорной ситуации), у нас будет решать следователь. Следователи у нас и так уже определяют и «подлинную» рыночную стоимость той или иной сделки, и правомерность аудита, и цену на товары и услуги, возбуждая против бизнеса дела о мошенничестве. Теперь они же будут определять правильность лечения.

В Америке с ее развитой медициной врачебная ошибка входит в число десяти главных причин смертности, а по некоторым направлениям — в тройку. В разных сферах медицинских услуг с врачебными ошибками сталкиваются в той или иной мере от 2 до более 20% пациентов. В среднем — 4%. Однако случаев уголовных дел почти нет. Почему? Потому что криминализация врачебной ошибки приведет к параличу воли медика во всех сложных случаях. Он будет думать, как бы не сесть, а не как вылечить «сложного» пациента. Он предпочтет его гонять по бесконечному кругу согласований вместо оперативного вмешательства. Он не будет брать ответственность на себя, а разложит ее на максимально широкий круг коллег. Он будет скрывать неоднозначные результаты лечения, и его другие коллеги не смогут на них учиться и учесть его ошибки. Он будет избегать экспериментальных методов, даже когда они — единственный шанс на спасение больного. Подавляющее большинство случаев врачебных ошибок разрешается в США посредством гражданских исков с выплатой компенсации (в большинстве штатов предельный потолок выплат — 250 тысяч долларов). Случаев уголовного преследования врачей — считанные единицы в год. Чтобы возбудить такое дело, нужно, чтобы врач: а) сознательно пренебрегал своими обязанностями, б) отказался следовать прописанным протоколам лечения, в) оставил бы пациента без лечения, г) действовал заведомо безграмотно (что должны определить специалисты-медики). Непреднамеренная врачебная ошибка практически выведена из сферы уголовного преследования.
Еще более показательна статистика Канады, страны, где медицина во многом бесплатна. За последние четверть века там было три (!) уголовных дела по обвинению врачей в преступной халатности, повлекшей смерть пациента. И лишь один случай закончился обвинительным приговором. А у нас 2 тысячи уголовных дел за год!
Если вы думаете, что следователь вас «вылечит», то вы ошибаетесь. Лечить надо всю систему.
Материал взят с сайта: medrussia.org

Показать полностью
785

Гиперреалистичная татуировка ногтей художника Эрика Каталано

Добрый день, три месяца был опубликован пост , без описания.

Я решил его дополнить .

Надеюсь на то что, данный пост не будет являться БАЯНОМ.


Это фото гиперреалистичной татуировки художника Эрика Каталано стала вирусной после появления в социальных сетях.

Гиперреалистичная татуировка ногтей художника Эрика Каталано Тату, Рука, Ампутация, Травма, Длиннопост

Каталано, который управляет студией татуировки «Eternal Ink» в Хеккере, штат Иллинойс, сделал подобную татуировку нуждающемуся человеку, к тому же бесплатно и с тех пор был перегружен просьбами от таких же людей, с теми же физиологическими проблемами.

Гиперреалистичная татуировка ногтей художника Эрика Каталано Тату, Рука, Ампутация, Травма, Длиннопост
«Таким образом я предлагаю бесплатные услуги татуировщика выжившим после ампутации и рака, чтобы они снова почувствовали себя здоровыми. Я чувствую себя ужасно, видя людей, которые уже пострадали от боли и травм или сражаясь за жизнью. Они уже через многое прошли. И я категорически отказываюсь брать деньги за свои услуги, я не могу этого сделать. Теперь я застрял в новой спорной внутренней битве, которая игнорирует огромное количество сообщений от других, которые нуждаются в моей помощи, потому что мне все еще нужно работать и поддерживать финансово свою семью. После многих и многих толчков от людей, требующих от меня создать благотворительный сайт, я делаю это. Это позволит на пожертвования платить мне работу, чтобы инвалиды получили бесплатную татуировку. Позволяя мне помогать все большему и большему количеству людей, в то же время поддерживая себя.»

источник:

https://vinegred.ru/muzhchina-kreativno-razobralsja-s-nedost...

Показать полностью 1
585

Истории бывшего следака #15 ( Про врачей и результаты их работы. Не всегда хорошие!)

Буквально вчера выложили пост, и не собирался сегодня выкладывать новый. Но прочел несколько комментариев товарища @LifeInHospitals, понял, что у человека сильно пригорело, и решил рассказать о некоторых случаях моей работы по действиям врачей. Дабы человека успокоить и показать, что не все следователи работают лишь бы отказать материал.


История №1.

Всё тот же город Энск. Я работаю в следствии первую неделю. Мне на стол шеф кладет уголовное дело из 5 или 6 томов (точно уже не вспомню, может и больше было). Дело в отношении неустановленных медицинских работников Энской детской городской больницы. Шеф мне говорит: «Посмотри, изучи дело. Буквально через пару дней должно прийти заключение экспертизы, нужно постараться направить дело в суд на врачиху». Изучаю я дело.

Ситуация следующая - в детскую больницу обратились родители годовалой девочки, у которой высокая температура, кашель. Врачи ставят дигноз ОРВИ, но поскольку температура высокая – 39 градусов, кладут в стационар на лечение. Я уже понял, что какая-то херня будет – ОРВИ и температура 39 как-то не соотносятся. Далее ребенка лечат неделю, результат ноль. Далее ребенку ставят диагноз «грипп», назначают новое лечение. Лечат неделю, так же не помогает. Всё это время мать ребенка жалуется, что лечение ее ребенку не помогает, требует, чтобы врачи назначили нормальное и правильное лечение ее ребенку. Изучила карточку и историю болезни главврач больницы, и назначает так же новое лечение, но все так же лечат «грипп». А затем наступает 29 декабря. Ребенка обкалывают витаминами, укрепляющими препаратами – температура упала, ребенок стал себя чувствовать гораздо лучше. Ну, а врачи, которым не нужны больные в стационаре на Новый год, быстренько выписывают ребенка и ее мать. Лечение на тот момент проходило уже почти месяц.

В ночь с 30 на 31 декабря состояние ребенка резко ухудшается – температура поднимается до 40, ничего не ест, не пьет. Обращаются в скорую, те везут ребенка во всю ту же злосчастную больницу. Там дежурный врач ставит наконец-таки правильный диагноз «двусторонняя пневмония», и назначает лечение. Но болезнь была уже очень запущенной, препараты, что применяли при лечении ранее почти не помогали, только температуру сбивали немного. Как итог, ребенок умирает в ночь с 01 на 02 января уже нового года.

Родители обращаются в СК с заявлением о совершении преступления врачами. Следователь, который вел тогда дело, всех допрашивает, назначает комиссионную СМЭ в областное экспертное учреждение. СМЭ проводят около года (как всегда в нашем регионе). В заключении просто уникально описаны действия врачей. Эксперты посчитали, что между действиями (бездействием) врачей И., М., К. и наступившей смертью ребенка причинно-следственная связь есть, но она не прямая, а косвенная. А всё, блять, потому что мать ребенка обратилась не в самый первый день болезни ребенка, а лишь на третий. А то, что в первые два дня симптомы были похожи на то, что режутся зубы, врачи-эксперты забыли совсем. Далее следователь допрашивает экспертов, которые проводили эту экспертизу – они на допросе говорят то же, что и в заключении.

Как итог, дело прекращается, в виду отсутствия в действиях врачей И., М., К. состава преступления предусмотренного ст.109 УК РФ.

Далее родители пишут жалобы во все органы, которые только возможно придумать. Областная прокуратура отменяет прекращение, требует назначить повторную СМЭ, но в другом регионе, чтобы исключить коррупционный момент ( в одном регионе все ж таки находились). Экспертизу проводили в Питере 9 месяцев. И вот как раз ее заключения я и ждал.

Заключение пришло – с незначительными корректировками, но заключение экспертизы с теми же выводами. Знакомлю я с этим заключением родителей ребенка, а они уже устали плакать. Слезы, просто как будто кран на раковине повернули.

Исходя из того заключения экспертов, я не мог никоим образом предъявить обвинение врачам. Да, их действия были ошибочны, да были неквалифицированны – им дали по выговору. Но прямой связи нет. И будь я хоть сам Александр Иванович Б. (руководитель СК РФ), я не смог бы это дело направить в суд. Мне было тогда очень жаль тех родителей, мне было их жаль все время моей службы, мне их жаль и сейчас – ребенка не вернуть, а врачей, что виноваты в смерти девочки, даже не привлек к ответственности. Я написал поручение в МинЗдрав региона провести дополнительную служебную проверку, придравшись в заключении их проверки к мелочам. Как итог, одного из врачей все же уволили, а главврачу дали выговор. И Всё, большего по этому делу я добиться не смог.


История №2.

В городскую больницу №1 г.Энска обращается гр-н К. (возраст 40 лет) с болями в плечевом суставе. Его кладут в стационар на лечение, ставят диагноз – остеопороз. Назначают лечение в виде внутрисуставных инъекций. Так он лежит на лечении две недели. Однажды его мать приносит ему из дому еду, среди которой была жареная рыба. Гр-н К. ее ест, давится костью, которая застряла в его горле. К нему подбегают медработники, пытаются помочь, но буквально на их руках он умирает от внезапно наступившего инфаркта миокарда.

Мать К. обращается в СК с жалобой на врачей. Назначаю комиссионную СМЭ. В заключении указано, что гр-ну К. было оказано лечение по всем нормам и требованиям. В том числе была проведена и кардиограмма сердца. По кардиограмме сердце было здоровым. Основной вывод – между смертью К. и действиями врачей связи нет.

С этим делом я намучился, потому что экспертизу проводили очень долго, хотя она и была достаточно простой. Но мать К. жаловалась куда только можно и нельзя, вплоть до ГенПрокуратуры, указывала на то, что я волокитил дело. А что я мог сделать – я всех допросил, некоторых врачей несколько раз. Что я мог сделать, если экспертизу проводили так долго. Но это не убедило наше следственное управление, и после проверки ГенПрокуратурой мне ни за хрен собачий вынесли выговор. (да и хрен с ними).

Как итог, врачи в этой истории не виновны нисколько. ЭКГ провели, лечение от остеопороза проводили. А инфаркт – это штука как пуля, которая дура – может прилететь нежданно-негаданно любому.


История №3.

В родильном доме г.Энска принимают роды у гр-ки С. Делают ей кесарево, потому что родовая деятельность нулевая. Ребенок рождается с проблемами здоровья в виде гидроцефалии, лейкемии, ДЦП и еще целым пакетом болезней. Прожил ребенок несколько часов.

Обращается мать в СК с жалобой на врачей роддома. Сразу же паника в местных СМИ, контроль руководства, прокуратуры. Поручение возбудить дело до результатов СМЭ. Возбудил я дело, и давай допрашивать мать ребенка. Та рассказала, что врачи твари, это они виноваты в смерти ее ребенка. Допрашиваю врачей, те говорят, что мать поступила в роддом по скорой, на учете как беременная в женской консультации не состояла, роды были сложными и скоротечными. Ну, а с таким комплексом заболеваний ребенок и не мог долго прожить, как бы это ни звучало жестоко.

Допрашиваю я родственников матери. И вот тут-то всё и стало ясно. Гр-ка С. Во время беременности вела беспорядочный образ жизни – употребляла алкоголь, курила, вступала во множественные половые связи с разными неизвестными.

Назначаю я СМЭ – в заключении указано, что те болезни, которые были выявлены у ребенка, образовались еще в утробе. Мать С. в больницу не обращалась, о том, что она беременна врачи не знали, помочь никак не могли.

Итог – прекращение уголовного дела.


История №4.

И снова детская городская больница г.Энска. В больнице умер ребенок 8 месяцев. Лежал на лечении в стационаре вместе со своей матерью. Диагноз – двустороння пневмония. Лечат капельно, инъекционно неделю – результат - только хуже стало ребенку. Проводят дополнительные консультации у врачей во взрослой больнице – те подтверждают диагноз, но рекомендуют назначить другие препараты, а не те, которыми лечат малышку. (это стало известно позднее, только при изучении мед. Документов). Через день после этих консультаций ребенок умирает в реанимации.

Я уже опытный следователь. Изъял всю мед.документацию сразу же после заявления родителей о смерти их дочери. А в документации был просто бардак – что-то не заполнено, не понятно, что кололи, какие препараты давали ребенку. Допрашиваю всех врачей, что лечили малышку. И их показания расходятся. Одни говорят, что применяли такой препарат, другие говорят, что не тот препарат, а этот. Заведующей детской больницы нет в городе, она резко уехала в отпуск на моря в теплые страны.

Я назначаю СМЭ и жду, когда же вернутся заведующая с морей. Когда она вернулась, я сразу же повесточку ей домой, она не является в назначенный день. Принудительным приводом ее привозят ко мне на допрос. Допросил я ее, а она рассказывает мне вообще другую историю о лечении ребенка, совсем не состыковывающуюся с показаниями ее подопечных врачей. Далее я провожу им всем перекрестные очные ставки, на которых они еще больше и сами запутались, и меня запутали.

Через полгода пришло заключение экспертизы. Между действиями врача К. и заведующей Л. (она тоже принимала участие в лечении) и смертью ребенка есть ПРЯМАЯ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ связь, потому что они назначали препараты от гриппа и простуды, а не от воспаления легких.

Направил я это дело в суд. Обеих врачих уволили с позором, запретили заниматься мед. деятельностью три года, дали по 1 году условно.

Ну хоть какое-то удовлетворение, подумал я. А потом вспомнил историю №1, и стало очень грустно.


Вот такие истории есть у меня про деятельность врачей. Есть конечно еще истории про онколога, который не нашел опухоль в кишечнике у пациента, а тот умер через месяц от этой опухоли и метастаз (врача осудили); есть история про врачей психушки, в которой на мерах принудительного лечения (наказание после изнасилования) находился жулик, а они его выпустили через год, сказав что он здоров. Жулик вышел на свободу и снова девочку изнасиловал. Врачей кстати тогда посадили (если не ошибаюсь, психушка г.Орла). Все их рассказывать не буду, по крайней мере сейчас. Просто знайте, что не всегда врачи виновны в смерти пациента, как и не всегда они и правильно лечат. И следователь так же не Бог, и всего сделать не может. Бывает, что все видят, что врачи виновны, даже эксперты, оценивавшие их деятельность, но в суд дело не направить, потому что те же эксперты, из врачебной солидарности, говорят, что связь не прямая, а косвенная.

Показать полностью
1387

Жительница Хабаровска родила на полу в роддоме, не дождавшись врачей

В Хабаровске следователи проверяют персонал роддома, где женщина родила ребенка без помощи акушера-гинеколога и врача.


Как сообщается на сайте СУ СКР по краю, 6 февраля 35-летнюю женщину привезли на скорой помощи в роддом № 2. Женщина была помещена в предродовую палату, где самостоятельно, без помощи медицинских работников родила ребенка. В настоящее время жизни и здоровью матери и младенца ничего не угрожает, из родильного дома они выписаны в удовлетворительном состоянии.


Возбуждено дело по статье 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности).


«КП-Хабаровск» уточняет, что женщина родила ребенка фактически на полу. Ее осмотрели один раз и оставили одну. Когда началась активная стадия схваток, женщина позвала на помощь, но никто не пришел, поскольку в роддоме не хватает врачей. От боли женщина скатилась на пол, где и родила ребенка. По ее словам, врач пришел только тогда, когда услышал крики малыша.

Источник - https://www.znak.com/2019-02-24/zhitelnica_habarovska_rodila...

Жительница Хабаровска родила на полу в роддоме, не дождавшись врачей Хабаровск, Роды, Врачи, Халатность, Новости, Россия, Уголовное дело, Негатив
689

Если себя жалеть — жить неинтересно

Если себя жалеть — жить неинтересно Жизнь, Успех, Врачи, Невролог, ДЦП, Смысл жизни, Медицина, Случай из жизни, Длиннопост

Однажды в больнице мальчик увидел, как мать больного ребенка с надеждой смотрит на доктора, и решил, что обязательно станет врачом. И стал — несмотря на войну и собственный тяжелый диагноз.

Али Исмаилову в раннем детстве диагностировали ДЦП. Он рос в военной Чечне и при этом должен был проходить тяжелый курс лечения. Долгое время он не мог даже самостоятельно ходить. Что не помешало ему отучиться в средней школе, успешно окончить медицинский вуз в Самаре, вернуться в Грозный и стать одним из лучших неврологов в республике. Ему не раз говорили: «Куда ты лезешь, зачем стараешься стать врачом, это слишком тяжело!» Но он не слушал — продолжал учиться, работать, не спал ночами, выезжая на вызовы к пациентам, которым нужна была срочная помощь, а в свободное время читал Дейла Карнеги. Сегодня у него собственная неврологическая клиника, сотни благодарных пациентов и грандиозные планы на будущее.

«Идеальный студент»


— Я помню, мне было лет четырнадцать и я приехал в Москву на лечение в психоневрологическую больницу. Дома шла война. В голове всплывает такая картинка: я сижу в коридоре и вижу женщину, которая расспрашивает врача о своем ребенке. Она смотрела на доктора внимательным, молящим взглядом. Это меня поразило. Меня захватил этот момент, этот взгляд и способность врача помочь, объяснить. И тогда я захотел сам быть врачом. А потом уже судьба сама повела меня в эту сторону.

Когда я был в 9 классе, мы с папой стали обсуждать, кем бы я хотел стать. Я сказал — врачом. Но тогда даже я сам думал, что врач из меня не получится. В то время я еле ходил, буквально 200 метров не мог пройти — падал. Подумывал стать юристом, так как юрфак можно было окончить заочно. Об очном обучении речи не шло. Но папа сказал: не беспокойся, доучивайся, мы обязательно что-нибудь придумаем. Я продолжал интересоваться медициной, желание стать врачом не ослабло, и родители поддержали меня во всем.

У меня мама очень молодая. Когда я оканчивал школу, ей было 34 года, мне — 16. Получилось так, что это был последний год, когда она могла поступить в медицинский университет. И она поступила в медицинский вместе со мной — для того, чтобы помогать мне. Мы друг друга поддерживали, она мне физически помогала, я ей — с учебой. К вступительным экзаменам вместе готовились, многое я ей объяснял, поначалу ей было очень трудно. Папа иногда смеялся, говорил: если вас объединить, то получится один идеальный студент. В итоге мы оба успешно окончили медицинский, но специализации у нас разные: мама стала рентгенологом-маммологом, работает сейчас в онкологическом диспансере, я пошел в неврологию. После меня в нашей семье многие пошли в медицину: младший брат, младшая сестра, средний брат — все врачи.

Когда только поступал, меня нужно было водить под ручку, сам я почти сразу падал. Но учеба в Самаре заставляла двигаться: учебные корпуса были разбросаны по всему городу, приходилось постоянно проходить большие расстояния, физически упражняться все время. К концу 6 курса я в поддержке уже не нуждался, окреп и стал самостоятельным. Были ситуации, когда преподаватели говорили: ну куда ты лезешь, тебе это зачем, из тебя врач не получится, это адский труд, ты не сможешь. Но я такой человек, меня негативное мнение людей не интересует абсолютно. Я не чувствую отрицательных эмоций, для меня главное — мое мнение и то, чего я хочу добиться сам. К тому же назад дороги не было: когда мы переехали в Самару учиться, дома шли полномасштабные военные действия — стоял 1999 год.


Самый сложный путь


— У меня своя неврологическая клиника. Как я к этому пришел? На 4 курсе университета стал читать книги Брайана Трейси. Он пишет, как стать успешным и разбогатеть. Один из самых сложных и долгих путей — стать специалистом в одной сфере. И я решил выбрать этот самый сложный путь, стать отличным специалистом в сфере неврологии. Это действительно было нелегко.


Вернувшись в Грозный, сначала устроился на работу в республиканскую больницу. Вы понимаете, когда приезжает новый человек, который не совсем похож на остальных и при этом очень молодой, к нему неизбежно возникает недоверие. Так было и в моем случае, и вот главврач кинул меня на работу в поликлинику, куда никто не хотел идти, потому что там огромный поток пациентов. И пообещал, что это только на три месяца, а потом меня переведут в стационар. Но через три месяца мне сказали: ты хорошо справляешься, сиди там, где сидишь. Так я и проработал в этой поликлинике 5 лет.


Но уже к тому времени у меня созрел план: первые пять лет целенаправленно работать на имя. Я реально хотел стать специалистом. Так что эти пять лет вообще не думал о карьере, только о пациентах, мне было важно сформировать себя с профессиональной точки зрения. Поначалу было очень сложно, мне не верили, не доверяли, приходилось отстаивать свое мнение — и среди врачей, и среди больных. Но через пять лет все поменялось: я стал чувствовать себя одним из лучших неврологов в республике, не только пациенты, но и врачи со мной считались.


Потом я перешел на работу в детский реабилитационный центр заведующим отделением реабилитации, где проработал более двух лет. Дошло до того, что люди ко мне рвались, в день я принимал до 50 человек. У врачей стандартный график был такой: в 8:30 прием начинался, в 14:00 мы должны были уже уходить. Но я уходил к 17 часам — самым последним. Я просто не мог бросить людей, которые с утра меня ждали. Я понимал, что перегружен, но руководству не было интересно мое развитие, чем я занимался, главное — чтобы не было жалоб от пациентов. Я понял, что хочу начать свою частную практику.

Если себя жалеть — жить неинтересно Жизнь, Успех, Врачи, Невролог, ДЦП, Смысл жизни, Медицина, Случай из жизни, Длиннопост

— Сперва было трудно. Я арендовал помещение, сделал ремонт, потихоньку превратил его в клинику. И вот я уже самостоятельно работаю 6 лет. До 3 часов дня у меня прием, потом — выезды на дом к тяжелобольным. Да, я очень много работаю. Но когда тебе нравится твое дело, ты не устаешь, а, наоборот, заряжаешься от него.


Я могу одного пациента принимать в течение часа. Врач в первую очередь должен быть психологом, уметь настроить больного на позитивный лад. Если врач не может дать человеку позитивный настрой — это не врач. Пациент должен поверить в тебя, чтобы потом следовать твоим назначениям. Я стараюсь каждому пациенту донести, что отношусь к нему не как к пациенту, а как к родственнику, как к сестре, к брату. Это не пафос, я честно это говорю.

Иногда истории о том, как ты помог, узнаешь спустя годы. Бывает, мне рассказывают, как наш диалог изменил всю жизнь человека. С некоторыми пациентами мы дружим семьями, не без этого. Я очень открытый и всегда удивляюсь, когда человек зазнается, становится снобом.

Многие случаи связаны именно с менталитетом. Иногда у моих пациентов проблемы возникают из-за семейных разладов. Однажды женщина в депрессию впала после развода, у нее забрали троих детей. Я тогда с ней поговорил и понял, что в этом конкретном случае таблетками не поможешь. Мы много говорили, я ей объяснил, к чему можно прийти, что положительного есть в ее жизни. Она вернулась через два года, сказала: я тебя послушалась, занялась бизнесом, открыла два книжных магазина, перестала беспокоиться, вышла замуж, живу идеально.


Если себя жалеть — жить неинтересно

Если себя жалеть — жить неинтересно Жизнь, Успех, Врачи, Невролог, ДЦП, Смысл жизни, Медицина, Случай из жизни, Длиннопост

Диапазон проблем, с которыми приходят ко мне пациенты, очень широкий. Когда другие доктора: терапевты, лор-врачи — чего-то не знают, все списывают на «нервы». И неврологу нужно знать и общую симптоматику, и саму неврологию. Бывает, приходится доказывать лор-врачам, что это не неврология, а гайморит.


Недавно приезжаю на дом, там пожилая бабушка задыхается. Терапевт ей сказал: это Паркинсон, так что зовите невролога. Болезнь Паркинсона — она и в Африке болезнь Паркинсона. Но я вижу, что человек кашляет, температура. Говорю: давайте сделаем снимок легких, я беру ответственность на себя. Едем в больницу, делаем снимок, а там уже хорошая пневмония… Так что неврологу обязательно нужно знать самые частые заболевания, чтобы не упустить. Если бы я тогда тупо делал назначения от болезни Паркинсона, бабушку бы мы не спасли.


Профессия очень интересная, очень востребованная. Нет гарантии, что мне не позвонят в час ночи и не попросят приехать. Выходных нет. Например, на это воскресенье у меня уже назначено несколько пациентов, к которым надо поехать на дом.


Мне иногда говорят: ты устаешь, слишком большая нагрузка, отключи телефон… Но я себя не накручиваю по этому поводу. Если есть возможность помочь, надо постараться это сделать. Есть еще один момент: я боюсь, что если не приеду, человек умрет, и я буду винить себя. И я всегда помню: то, что дано тебе Всевышним, можно потерять в один день.


Я всегда все сравниваю. А что бы было, если бы не мог работать, если бы я был никому не нужен? Счастье для человека — это быть востребованным, иметь возможность что-то дать. А если себя жалеть — жить неинтересно.


У каждого своя ноша. Я не считаю себя суперчеловеком. Но я и больным себя никогда не считал. И никогда не думал, что чего-то не смогу. Сидеть и ждать помощи я не научен с детства.


Источник etokavkaz.ru

Смотрите также:


Человеку хочется, чтобы его пожалели

Замуж отдали рано, как в кошмарный сон попала на пятнадцать лет

Показать полностью 2
2545

Водитель скорой помощи за год из пострадавшего в ДТП превратился в фигуранта уголовного дела

Водитель скорой помощи за год из пострадавшего в ДТП превратился в фигуранта уголовного дела Санкт-Петербург, Скорая помощь, ДТП, Выборг, Уголовное дело, Врачи, Ленинградская область, Длиннопост

Фото: "ДТП и ЧП Санкт-Петербург"

Водитель машины скорой помощи Тимур Б. пытается доказать свою невиновность в ДТП, которое произошло с его каретой осенью 2016 года. Вечером 26 ноября Ford Transit с двумя фельдшерами и пожилой пациенткой на борту столкнулся на Выборгском шоссе с Chevrolet Aveo. Экспертиза на прошлой неделе подвела предварительный итог разбирательствам длинною в год: Тимур Б. нарушил ПДД, и ответственность за ДТП лежит только на нем. НЕВСКИЕ НОВОСТИ разбирались в обстоятельствах аварии и ее последствиях.


История началась 26 ноября в поселке Селезнево Выборгского района Ленинградской области. Отсюда бригада скорой помощи увезла 88-летнюю местную жительницу Елизавету Я., перенесшую инфаркт. Карета должна была доставить ее в Ленинградскую областную клиническую больницу в Петербург. Проехав 63 километра, машина скорой помощи сломалась на трассе «Скандинавия» у поселка Кирилловское.


На помощь к коллегам выехали Тимур Б. и фельдшер Валентина К.. Они забрали пациентку и сопровождавшую ее фельдшера Ирину Н. Без происшествий они доехали до границы Петербурга с областью. Через три километра после развязки Выборгского шоссе и КАД скорая врезается в легковой автомобиль, выезжающий с парковки гипермаркета.


По версии водителя санитарного транспорта, за несколько сотен до перекрестка он включил сирену и на мигающий зеленый продолжил движение во втором ряду. Как следует из показаний шофера скорой, уже на перекрестке он увидел автомобиль темного цвета, который следовал ему наперерез. Педаль тормоза и поворот руля влево не помогли уйти от столкновения. Ударив иномарку, скорая пролетела по диагонали метровую разделительную полосу из брусчатки, три ряда встречного движения и остановилась перед забором у края проезжей части. Темный автомобиль, которым впоследствии оказался Chevrolet Aveo, от удара откинуло на несколько метров от перекрестка. В нем находились водитель и пассажир.


К счастью, фельдшеры и пациентка не пострадали. Елизавета Я. при пересадке в третью за вечер машину скорой помощи пошутила о том, что день у нее не задался.


В беседе с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ Тимур говорил о том, что водитель иномарки ждал разрешающего для него сигнала светофора, проехав половину Выборгского шоссе и стоя в третьем ряду. По словам водителя скорой, именно поэтому он не успел среагировать на маневр седана.


Нет ничего удивительного в том, что фельдшеры, которые находились с пациенткой в салоне, не смогли рассказать об обстоятельствах ДТП. Однако, они подтвердили: «крякалка» перед столкновением работала. Об этом же инспекторам рассказали случайные свидетели – трое сотрудников МЧС из пожарной части №45, которая находится в 100 метрах от места аварии. Они увидели приближающуюся к перекрестку скорую помощь с включенными спецсигналами и сиреной, а затем и столкновение. Попросив дежурного оформить заявку по ДТП, побежали на помощь.


Этот момент очень важен, потому что водитель легковушки 34-летний Аркади А. утверждает: машину разглядел в 100 метрах, но не опознал в ней скорую, проблесковые маяки не видел, сирену не слышал, поехал на зеленый, поворачивая в сторону Петербурга. Преодолев два ряда, почувствовал удар слева и потерял сознание. Но, если обратить внимание на то, что на этом перекрестке шоссе хорошо просматривается в обе стороны, учесть темное время суток и показания пожарных, то в версию автолюбителя верится слабо.


Возможно, именно поэтому инспектор отделения по исполнению административного законодательства ОГИБДД МВД по Выборгскому району Петербурга капитан полиции Александр Е. посчитал, что мужчина нарушил пункт 3.2 правил дорожного движения, не уступив дорогу спецтранспорту с включенными световыми и звуковыми сигналами. В протоколе об административном правонарушении также указывается, что «Аркади А. ранее неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения». Страж закона также учел легкий вред здоровью, который в результате ДТП получил пассажир Аркади – 37-летний Александр Х. В то же время капитан не нашел нарушений в действиях водителя скорой.


Аркади настаивает на своей невиновности. Он добивался возбуждения дела по части 1 статьи 264 Уголовного кодекса в отношении Тимура Батырова за то, что в результате ДТП им были получены тяжелые травмы. Однако правоохранители не увидели состава преступления в действиях водителя скорой даже после предоставления записи с камеры видеонаблюдения, зафиксировавшей ДТП, в качестве доказательства.


По правде говоря, различить то, что происходит на записи, крайне затруднительно. НЕВСКИЕ НОВОСТИ предлагают ознакомиться с ней самостоятельно.


https://youtu.be/bTbP8Xb71WU


Тем не менее, экспертам Тимофею Б. и Елене А. из ФБУ «Северо-западный региональный центр судебной экспертизы» Министерства юстиции, признавшим качество записи неудовлетворительным, удалось установить, что водитель скорой ехал на «красный». Они уточняют, что по видео нельзя идентифицировать марки и модели участников ДТП.


Трасологическая экспертиза показала, что скорая ехала со скоростью 70 километров в час. Проанализировав документы, эксперты утверждают: никто из участников дорожного движения и ничто из дорожной обстановки не создавали для Тимура препятствий для того, чтобы увидеть опасность и успеть среагировать. Эксперты сделали вывод: версия водителя скорой является несостоятельной, а Аркади – с точностью до наоборот.


Трасолого-автотехническая экспертиза была назначена по ходатайству адвоката Аркади А. и была готова 11 декабря прошлого года. Чуть больше чем через месяц после этого водитель иномарки добился желаемого: 23 января инспектор отделения административного законодательства ОГИБДД УМВД по Выборгскому району Петербурга капитан полиции Артур А., основываясь на выводах Тимофея Б. и Елены А., посчитал виновным водителя скорой помощи и постановил прекратить административное производство в отношении водителя седана.


Накануне Тимуру Б. позвонили из следственного управления МВД по Петербургу и Ленобласти и сообщили о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека».


Справка НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ.


В УГИБДД по Петербургу и Ленобласти нам сообщили: за 2017 год в Петербурге произошло 12 дорожно-транспортных происшествий с участием автомобилей скорой помощи, из них в восьми случаях пострадали люди – 13 человек, в том числе ребенок. Если говорить о Ленинградской области, то здесь за весь минувший год произошло семь ДТП с участием скорой помощи, из которых в трех случаях пострадали люди – всего шесть человек.

Показать полностью
818

Еще одно "дело врача"

Прошу помощи в освещении еще одного "дела врачей".

Лучший торакальный хирург Омска обвиняется во врачебной ошибке и причинении смерти по неосторожности. Доказательной базы еще меньше, чем в деле Мисюриной.


Михаил Сергеевич и мой учитель тоже. Он научил сотни ординаторов  и интернов не бояться экстренности, делать лапаротомии и торакотомии буквально в коридоре, не терять секунд и совершенствоваться всё свободное время. Крутейший торакальный и общий хирург. Профессор, который по дежурству лично оббегал всех реанимационных больных по всем этажам, вникая в каждую историю. Профессор, за которым стайками бегали подежурить будущие хирурги. Настоящий Учитель и Наставник. Но это все мои личные переживания.


Сейчас доктора обвиняют в ошибке, которой не было. Было трагическое осложнение, которое невозможно предвидеть и чертовски трудно исправить.


Коллеги, мы знаем чем может грозить любое оперативное вмешательство. Мы знаем, что летальной ненулевая даже при панарициях. Никто из нас не защищен. Любого сколько-нибудь опытного хирурга можно легко посадить.

Помогите распространить.


Простите за сумбурность изложения. Не могу поверить, что у кого-то могла подняться рука на одного из главных Учителей омской экстренной хирургии.


На чендж.орг есть петиция.

Еще одно "дело врача" Врачи, Врачи-Убийцы, Врачебные ошибки, Уголовное дело, Коржук, Хирург
86

Врача посадили в тюрьму, обвинив в смерти пациента: медики считают дело сфабрикованным

Врача посадили в тюрьму, обвинив в смерти пациента: медики считают дело сфабрикованным


https://medrussia.org/13145-vracha-posadili-v-tyurmu-obviniv...


Врач-гематолог московской ГКБ № 52 Елена Мисюрина осуждена на 2 года колонии общего режима. Следствие сочло её виновной в гибели пациента после осложнения от медицинской процедуры. Супруг врача Андрей Мисюрин и коллеги считают дело сфабрикованным, чтобы найти крайнего, потому как доказательства вины, на их взгляд, крайне сомнительные. В соцсетях врачи ведут бурную дискуссию по этому случаю, поддержав врача.


По словам мужа Мисюриной, 22 января на основе сфабрикованного уголовного дела была осуждена на два года лишения свободы и заключена под стражу в зале его жена Елена Николаевна.


Она являлась известным врачом-гематологом, кандидатом медицинских наук, руководителем гематологической службы Городской клинической больницы №52 Москвы.


Злополучная процедура во благо пациента


«Никаких объективных доказательств вины Лены так и не было представлено, несмотря на то, что следствие велось несколько лет. Единственным источником, указывающим на вину Лены, было фиктивное заключение о проведенном вскрытии. Теперь она находится в СИЗО №6, среди наркоманов, воров и убийц», — говорит муж в открытом письме.


Как сообщается в обращении супруга, летом 2013 года в КДЦ «ГеноТехнология» Мисюрина провела трепанобиопсию — взятие небольшого столбика содержащей костный мозг ткани из заднего гребня подвздошной кости больного, страдавшего злокачественным новообразованием крови — хроническим миелопролиферативным заболеванием (миелофиброз).


Больному эта процедура была необходима для уточнения диагноза и определения тактики лечения. У пациента было ещё два тяжёлых расстройства — рак предстательной железы и несахарный диабет — наследственная патология. Процедура была проведена с соблюдением всех необходимых условий, больной перенес её хорошо. Лене помогала опытная медсестра с большим стажем работы в области гематологии. Взятие клинического материала проводилось при помощи трепана — одноразового стандартного инструмента, полой иглы, диаметром 2 мм. Больной пробыл ещё не менее получаса в КДЦ, при этом он чувствовал себя хорошо, выходил курить, возвращался, беседовал с персоналом. Из клиники он отправился на работу за рулём автомобиля», — утверждает Андрей Мисюрин.



Вызов в Следственный Комитет


Через несколько месяцев врача вызвали в Следственный комитет и сообщили, что её подозревают в том, что проведённая ею трепанобиопсия послужила причиной смерти этого больного. При этом оказалось, что больной скончался в одной из клиник компании Медси, в которую он попал с диагнозом «аппендицит» вечером того же дня, когда врач провела ему трепанобиопсию.


«По несчастному стечению обстоятельств у больного в этот и ближайшие дни произошла прогрессия злокачественного заболевания крови, миелофиброз трансформировался в острый лейкоз (лейкемию). Что доказывает молниеносный рост лейкоцитов 23.07.13 лейкоциты 54 х109/л, 25.07.13- 75х109/л, 26.07.13 – 150х109/л и опухолевые клетки – бласты в периферической крови. Известно, что переход в стадию острого лейкоза характеризуется изменением системы свертывания крови в сторону повышенной кровоточивости, возможности образования спонтанных гематом, геморрагических инсультов и просто кровотечения. При заболевании миелофиброз с переходом в острый лейкоз (лейкемию, рак крови), свертываемость крови нарушена, и кровь может просачиваться сквозь стенку сосудов, в связи с чем спонтанно образуются гематомы, особенно при неловком движении, падении, подъеме предметов и даже при дефекации. При пальпации (ощупывании) болезненной области живота пациента врач приемного отделения обнаружил уплотнение, которое, как он предположил, было опухолевой природы», — пишет муж.



«Непонятки» с другой клиникой



По словам Мисюрина, больному при его поступлении в Медси не провели ультразвуковое исследование, если верить медицинской карте, приобщенной к следственному делу.



«Однако родственники больного утверждают, что УЗИ ему провели, об этом им рассказывал кто-то из врачей, и это исследование выявило небольшое образование в правой области живота, вероятно, гематому. Спустя 18 часов пребывания в клинике больного прооперировали. При этом ни до, ни после операции больному не была оказана необходимая ему гематологическая помощь, несмотря на то, что лицензия Медси предусматривала услуги по профилю «гематология». Больного вообще не готовили к операции, а он нуждался в инфузии больших объемов плазмы, благодаря которым можно было бы привести к норме свёртывающие свойства крови, так как у больного уже развился ДВС-синдром (диссеминированное внутрисосудистое свёртывание) в гипокоагуляционной стадии (когда кровь не сворачивается и больной «течёт»)», — указывает в письме муж Елены Мисюриной.



По информации Мисюрина, на операцию был приглашен сосудистый хирург из другого лечебного учреждения. Он застал больного на операционном столе, уже разрезанного. Сосудистый хирург вошел в живот больному и наложил лигатуры на сосуды выше области гематомы, сделал краткую запись в истории болезни, заменяющую протокол операции, и исчез. Зато точно известно, что никаких поврежденных сосудов он не видел, хотя его самого видели многие. В том числе и мы, в рамках судебного следствия. Не было ни поврежденных артерий, ни вен.



«Медицинских знаний сотрудникам Медси хватило только для понимания довольно простого алгоритма медицинской помощи: если есть признаки кровотечения, то нужно перевязать сосуды верёвочками (лигатуры, «Не забудь про подтяжки! (цитата)»), предварительно разрезав человека. Логика из области, скорее, сантехники, а не медицины. То, что кровотечение можно и нужно останавливать при ДВС-синдроме вливаниями плазмы, находилось за пределами компетенции этих эскулапов», — говорит муж врача в письме.


«Своего гематолога в клинике не оказалось, — продолжает Мисюрин — несмотря на обладание лицензии на этот вид деятельности, а пригласить заёмный мозг они не удосужились, хотя у них была для этого масса времени. Именно при проведении этой якобы спасающей операции больной потерял почти всю свою кровь. В бытовом смысле такой способ обращения с человеком называется «зарезать». После операции кровь из больного продолжала вытекать по дренажам, так как кровотечение нельзя было остановить только с помощью верёвочек. Да это и не была уже кровь в обычном смысле, так как она не сворачивалась и была переполнена опухолевыми клетками. Вскоре больной погиб от геморрагического шока и полиорганной недостаточности».


Мутное дело с судмедэкспертизы


Согласно законам РФ, погибшего должны были переправить в специализированный судебно-медицинский морг на вскрытие, утверждает Мисюрин.


«Но этого не было сделано, независимые от Медси патанатомы не вскрывали тело, правды о том, что же произошло с больным в Медси мы уже не узнаем. Погибшего якобы вскрывал патанатом-совместитель, кистям которого принадлежит то шедевральное заключение, которое он нарисовал на антикварном паталого-анатомическом бланке эпохи СССР, ибо современных отечественных ему никто не дал, ввиду отсутствия у компании Медси лицензии на патолого-анатомическую деятельность», — говорится в письме.


Но это в тот момент не казалось столь уж важным.


«Вскрывал патанатом тело умершего неизвестно по чьему распоряжению, так как на страницах истории болезни нет разрешающей визы главврача. Да и не такой уж он и дурак этот главврач, чтобы ставить такие визы, ведь ему прекрасно было известно, что лицензии на патолого-анатомическую деятельность у Медси не было», — пишет Мисюрин.


Судебное дело и предъявление обвинений



«Помнишь, патанатом, как уличили тебя во вранье во время судебного следствия? Как ты напряжённо листал и перелистывал томик следственного дела, особенно в том месте, куда вшита история болезни. Не нашёл визы! И, такой находчивый, вдруг вспомнил, что письменного распоряжения и не было, распорядились вербально, то бишь, по телефону, но обещали визу вписать потом, с течением времени. Но, какая досада за девственную твою сущность, — обманули начальнички! Подставили! Так и вскрывал тело умершего он, бедолага, на свой страх и риск, без начальственной поддержки. Но как вскрывал-то, в кромешной темноте, поди, поэтому так скудно составил протокол вскрытия, лишив его довольно нужных подробностей. Но зато отлил в граните вещь весьма необыкновенную, описал то, как он стал свидетелем явления из ряда вон, а именно, своими руками вставил он пуговичный зонд — металлический стержень с расширенной головкой на конце в след от прокола, сделанного трепаном на коже, и легко и непринужденно прошел этой штуковиной сквозь тело погибшего через канал от трепана, имеющего диаметр меньше, чем зонд, особенно его головка. И вышла эта головка «в области наложения лигатур («Не забудь про подтяжки! (цитата)». И вот эта головка твоя, патанатом, и есть то, на чем основано обвинение моей жены, по которому её осудили и закрыли в СИЗО, и в нём она в данную минуту мёрзнет, а дальше хотят отправить её по этапу в сторону просторов нашей необъятной великой Родины, которая всё время расширяется вместе со всей Вселенной», — сообщает Андрей Мисюрин.



«И вот этот торжественный выход головки и должен, оказывается, считаться доказательством вины дорогой моей Леночки, как полагают и настаивают многочисленные следователи, прокуроры и прочие граждане, причастные к этой организованной группе лиц, получающих, между прочим, зарплату и не только за ваш счет, граждане налогоплательщики, мужественные избиратели. Я помню, как вздрогнула ваша честь, судья Никиточкина, проснулась даже, когда ты сказала, что всё, что вытворяют с тобой уже много лет, похоже на действие группы лиц по предварительному сговору.


И как ты только, дорогая моя, нашла ещё силы, несмотря на многолетнюю травлю со стороны следствия, организовать работу гематологической службы во вверенном тебе подразделении ГКБ52 гор. Москвы, да так хорошо, что вы теперь проводите, без тебя уже, — учись тапочки шить! — десятки трансплантаций костного мозга онкогематологическим больным, чего никогда и никто не делал в Российской империи в рамках городского здравоохранения, а только лишь в одних федеральных центрах.


А помнишь, как тот следователь, с красивыми и дорогими часами из металла жёлтого цвета, которые он так любил показывать и в них же сфотографирован и висит в соцсетях, — в ответ на твою просьбу отпустить тебя за границу на конференцию по трасплантологии, — поездку необходимую, чтобы вашу клинику включили в европейский реестр по этому высокотехнологичному виду медицинского искусства, чтобы на одной ноге быть с Европой, — требовал, чтобы ты в обмен на разрешение поехать на конференцию подписала признание в совершении преступления…


Итак, вину твою доказывают тем, что зонд паталогоанатома вышел в области лигатур («Не забудь про подтяжки!» (Редьярд Киплинг), то есть и трепан должен был выйти в этом месте, а оно ВЫШЕ, чем место, откуда кровоточило. Но ведь это же в твою пользу говорит, значит, не повреждала ты никаких сосудов!


Просто патанатом думал, что там, где лигатуры, там и есть искомые повреждения сосудов. И, чтобы тебя обвинить, нужно написать, что канал от трепана к лигатурам был направлен. Но не знал он, что кровоточило-то в ином месте, НИЖЕ. И не мог трепан побывать в том месте, где кровоточило.


Никто не видел поврежденных сосудов, но надобно быть, чтобы они были повреждены. Ибо если не были они повреждены тобой, то пострадают хорошие люди! Но люди страдать не должны, так пусть на твою главу падет вина! И самый первый, кто это написал, был Торквемада, член, извините за выражение, корреспондент. Учитель твой, если говорить формально, ибо был он руководителем докторской твоей диссертации.


«Не надо становиться врачом — ибо ты презренное существо».


И не захотел осознать Торквемада, что пишет он скрижали свои на ложное положась заключение на бланке СССР от патанатома, который два в одном, ибо после всего, что он натворил, фамилию-то он поменял! Хотел раствориться, как улыбка Чеширского кота, по-английски уходя, не прощаясь. Так и звучит он теперь в уголовном твоем деле с двумя фамилиями через чёрточку, как табличка на кладбище.



И эти ложные эксперты, которые построили замок твой тюремный на песке лживого, противозаконного заключения, признаны правыми, а ты должна считаться преступницей. Но настоящие эксперты, которые приходили во множестве, чтобы свидетельствовать в твою пользу, согласно приговору, не заслуживают доверия суда. И Андрей Иванович Воробьев, академик, основоположник и патриарх всего, что в России есть живого в гематологии и в медицине вообще, не заслужил доверия судьи, тем более, что судебно-медицинского сертификата у него нет, не доучился!



И вообще, ты должна теперь понять, что не нужно было тебе становиться врачом. Так как ты презренное теперь существо, а надо было учиться так, чтобы жить по-бандитски, тогда бы тебя боялись и лишь условно наказывали. Тебя же не страшно закрывать, ты безобидная. И зря ты на вчерашнем свидании всё о больных своих беспокоилась, всё говорила мне, что и как нужно для них сделать и кому их перепоручить. И по книжкам зря совершенно тоскуешь. Ведь ещё великий Мао сказал: «Много будешь читать — императором не станешь!»


Храни тебя Бог, родная моя!

Врача посадили в тюрьму, обвинив в смерти пациента: медики считают дело сфабрикованным Врачи, Сфабрикованное обвинение, Елена Мисюрина, Уголовное дело, Медицина, Смерть, Длиннопост, Москва
Показать полностью 1
175

Дело врачей: в Казани следствие проверяет, как вышло, что молоодую женщину "залечили" до инвалидности

История, в общем-то рядовая, но дикая. Молодая женщина, недавно вышла замуж, приходит с жалобой на боль, ее оперируют раз, два. три... И только потом проводят необходимое обследование, и выясняется: наркоз при операциях при ее заболевании губителен... А она уже глубокий инвалид. Если бы не мать, стала бы вообще овощем - отчаявшаяся мать тащит на себе ее реабилитацию уже почти два года...


Сейчас 29-летняя Вероника Мещерякова не может ходить и даже стоять, с трудом говорит... В июле в СУ СКР по РТ по заявлению матери Вероники возбудили уголовное дело по факту оказания медицинских услуг, повлекших причинение тяжкого вреда здоровью. Однако, как утверждает Светлана Мещерякова, расследование пока не сдвинулось с места.


СНАЧАЛА ЛЕЧЕНИЕ — ПОТОМ ДИАГНОЗ

6 декабря 2015 года Вероника Мещерякова обратилась в БСМП-2 (ныне медсанчасть №2 Казанского федерального университета) с жалобой на боль в животе. По словам матери, там ее прооперировали, а спустя три дня, поскольку состояние пациентки продолжало ухудшаться, провели еще одну операцию.


- В обоих случаях хирургическое вмешательство, как объяснили врачи, проводилось в связи с заболеваниями репродуктивной системы. Но дочке лучше не становилось, состояние ухудшалось стремительно, - рассказала Светлана Мещерякова корреспонденту «Вечерней Казани». - 19 декабря Вероника уже не вставала, ее перевели в реанимацию, в итоге доктора сообщили мне, что у дочки редкое заболевание — синдром Гийена-Барре.


23 декабря, вспоминает мать, Веронику перевели в РКБ. 25-го ее подключили там к аппарату искусственной вентиляции легких. Светлане сказали, что у дочери развивается сепсис и необходима еще одна операция, которую сделали 30 декабря, а 11 января Вероника пережила клиническую смерть. И только 13 января ей назначили анализ, который позволил установить истинный диагноз - «порфирия»...



http://www.evening-kazan.ru/articles/legla-v-bolnicu-i-bolsh...

2443

Врачи, несостоявшаяся яжемать и уголовное дело

Ежегодно в Российской Федерации возбуждается около 17 тысяч уголовных дел относительно врачей, разберём одно из них

Наши дни, районный центр в Московской Области.

Некая гражданка, 19 лет, безработная и окончившая 8 классов, решила заделать ребёночечка, однако, что-то пошло не так...

Из показаний свидетелей: гражданка очень любила покушать и побухать. При беременности ни в чём себе не отказывала, наблюдалась в частной клинике. И из за того, что ела она очень много, голова у её ребёнка росла сверх нормы, и к последней неделе была около 15 см (при норме, вроде, в 12), что было зафиксировано на УЗИ. Но несмотря на все риски, женщина решила рожать дома...

Как можно догадаться, ни к чему хорошему это привести не могло, Во время родов, голова ребёнка не пролазит в таз (а кость-то не широкая) и вызывается скорая, дальше всё идёт по наклонной. Пациентку срочно доставляют в ЦРБ, для кесарева сечения уже поздно, а если медлить, то ребёнок умрёт. На свой риск, дежуривший, к своей беде, врач с фамилией на -ман, пытается с помощью специальных ножниц достать ребёнка за голову. А матка женщины всё сокращается, пытается вытолкнуть плод и рвётся (через несколько минут обычно наступает смерть). Пациентку срочно везут в операционную и удаляют ей матку.

Пациентка остаётся жива, но без матки и ребёнка. Казалось бы, конец истории, но нет.
Семья пациентки, такая же ебанутая, как и сама пациентка пишет жалобы везде, куда могут, даже в спортлото ветеринарный надзор. Все жалобы перенаправляются к нам, возбуждается уголовное дело...

Настала очередь следствия.

Из жалобы мы видим, что "всё шло хорошо, но внезапно очень плохой врач-еврей в целях сокращения русской нации (фамилия у сожителя заявительницы совсем не русская, да и гражданство у него на наше) взял и задушил ребёнка, а потом ещё и матку удалил, чтобы никогда больше не рожала".

Привлекаем эксперта, который излагает факты и сообщает, что к моменту поступления потерпевшей в ЦРБ, спасти ребёнка уже не представлялось возможным, а удаление матки произведено для спасения женщины (лучше бы и не спасали) от кровопотери при разрыве матки.

Допрашиваем врача и несостоявшуюся яжемать. Врач находится в подавленном состоянии, ему поступают угрозы, он переходит в консультацию и перепрофилируется на врача УЗИ.
Несостоявщаяся яжемать ведёт себя крайне не адекватно, обвиняет всех в бездействии, требует посадить врача в СИЗО, угрожает следователю своими связями и потерей работы. Больше её никто не допрашивал.

Готовим материалы к закрытию дела, но тут внезапно в СУ по району врывается начальник местного ГИБДД и направляется к руководителю. Как известно из старой поговорки "мент гайцу (а тем более следаку), не кент". Разумеется, полковник полиции быстро покидает СУ. На следующий день приходит жалоба на следователя ( бездействует, преступник на свободе, закрывает глаза на беспридел и в этом духе), факты не находят подтверждения, пишется отписка. К нам всё ещё перенаправляются жалобы из всяких управлений по сельхоз надзору вологодской области и УФСБ по Алтайскому Краю.

Уголовное дело закрывается, женщина подаёт иск в суд на ЦРБ о компенсации морального вреда в размере нескольких миллионов рублей (стоимость такого иска рассчитывается из суммы компенсации)

А сколько времени, сил, здоровья и средств было съекономлено, если бы женщина рожала не дома, а в условиях больницы?

P.S. Прощу прошения за возможные неточности в медицинских терминах, старался писать с заключения эксперта простым языком;

P.S.S. Всё написанное является придуманным материалом, все совпадения совершенно случайны. Лучше перебздеть

Показать полностью
623

Росздравнадзор проверит работу врачей, ампутировавших руку жителю Подмосковья

К проверке чиновники обещают вскоре привлечь ведущих экспертов столичного региона.


Росздравнадзор по поручению министра здравоохранения Вероники Скворцовой проведёт проверку по поводу инцидента в Раменской центральной районной больнице, где пациент обвинил врачей в халатности, в результате которой он лишился руки

— К проверочным мероприятиям будут привлечены ведущие специалисты и эксперты Москвы и Московской области, — отметили в ведомстве.


Напомним, что 25-летний житель Московской области Дмитрий Любушкин обвинил врачей ЦРБ в том, что они не реагировали на его жалобы и довели до того, что руку пришлось ампутировать. Поводом для госпитализации была травма на работе. Своя проверка проводится в больнице.

отсюда:https://life.ru/tновости/923141/roszdravnadzor_provierit_rab...

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: