9

Мои автомобильные истории, часть 10

unit - Сергей Костенко

Мои автомобильные истории, часть 10


В 96-м на российском рынке массово появились первые иномарки! Не помню, появилось ли в этом году понятие дилерства, но наши учредители начали выполнять функции дилера Daewoo в татарском регионе, а мы в Ульяновске стали их представителями. Тема товаров народного потребления была окончательно свёрнута, так как к концу года мы уже не успевали разгружать автовозы с Нексиями и Эсперо, а перегонщики еще и доставляли своим ходом из Казани то, что привередливый покупатель не смог найти на стоянке товарных машин в Ульяновске. Мне тоже было не в лом прокатиться на товарном автомобиле, благо перегонщиков не хватало, а необходимость перегнать в Казань Эсперо красного цвета с кондиционером, на которую срочно именно там появился желающий, возникала регулярно. Так или иначе, моя жизнь в этот период происходила на различных стоянках в Казани, Тольятти и Ульяновске, и свой кабинет с огромным столом и кожаным креслом с функцией качания я посещал редко.

Мои автомобильные истории, часть 10 Авто, Лихие без-понятия-какие, Автобиография, Длиннопост

Учение Аристотеля о хрематистике тому виной или моя собственная неспособность к приумножению капитала, но и круг моего общения был соответственный. Тут стоит пояснить, что как философские категории Аристотель противопоставлял хрематистику и экономику как целенаправленную деятельность по созданию благ, необходимых для естественных потребностей человека. При этом роль экономики Аристотель видел в удовлетворении насущных потребностей и в создании средств, необходимых для поддержания хозяйства. Деньги при этом служат исключительно для обеспечения удобства обмена. Хрематистика по Аристотелю описывается ситуацией, когда прибыль и накопление денег стало основной целью деятельности (например, ростовщичество, спекулятивная торговля). Деньги выступают в качестве богатства и цели, теряя своё предназначение средства обмена. К хрематистике я, как и Аристотель, относился отрицательно.

Я начал понимать это после многочисленных дебатов с компаньонами. Парни были склонны во время алкогольных, как правило, медитаций, порассуждать о том, на что они могут пойти во имя благополучия своей семьи. Рассуждения сводились обычно к двум тезисам-есть ли у человека право убить ради куска хлеба и нужна ли другая мотивация к работе, кроме упомянутой выше хрематистики. Да, девяностые годы были жесткими, и я понимал тех, кто смотрел искоса на моё увлечение планерами и самолётами, в особенности создание подразделения по строительству и эксплуатации самолётов. Но в итоге именно эти противоречия постепенно привели к тому, что отношения, основанные на дружбе, начали сходить на нет. Подсознательно я продолжал рассматривать нашу деятельность по продаже автомобилей временным явлением, не имеющим перспективы.

Мои автомобильные истории, часть 10 Авто, Лихие без-понятия-какие, Автобиография, Длиннопост
Мои автомобильные истории, часть 10 Авто, Лихие без-понятия-какие, Автобиография, Длиннопост

Заглядывая сегодня в это недавнее прошлое, я не помню деловых переговоров и бизнес планов, но прекрасно помню, к примеру, водителя из Аксая Анатолия. Прибыв в Ульяновск среди ночи, он позвонил и срочно потребовал разгружать автовоз. - Мне некогда, у меня таких как вы не один десяток! - кричал он, однако быстро согласился с моим предложением заехать на нашу стоянку и спокойно заночевать под охраной до утра в своём спальнике. Утром, заехав на эту стоянку и заглянув в кабину автовоза, я был удивлён и ошарашен-огромная овчарка Гром, обычно сидевшая на цепи, мирно дремала в ногах у Анатолия. Гром свою службу нёс исправно, передвигаясь на скользящем по длинной проволоке поводке, и подпускал к машинам только сторожей и меня. Мой директор Дима Усложнюк делал мночисленные попытки с ним подружиться, но, несмотря на регулярные подношения типа домашних котлет, так же регулярно рвал ему штаны. Анатолий пояснил, что ему стало жалко собаку, и он решил хоть на пару часов освободить его от ошейника, да и от Балыклейских беляшей пёс был без ума.

Но вернёмся к нашим машинам! Это сегодня Нексии и Эсперо кажутся пережитками тёмных перестроечных лет, а тогда я, садясь после них в свою Волгу 2410, испытывал нечто, сопоставимое с клаустрофобией, и решение было принято-продавать! Продал я её быстро и выгодно, по-моему, покупатели, забирая мою ласточку, тоже не верили своему счастью. Логично было выбрать новую Нексию, но, в силу различных обстоятельств, основой для которых служила необходимость экономить, я выбрал Ваз 21099. Просто купить новую машину для меня было мелкобуржуазно, она была куплена в Тольятти за полцены на складе некондиции и у неё была вмятина на дверке. За символическую плату местные шныри тут же притащили и привинтили новую дверку цвета спелая вишня. Цена ВАЗ 21099 на то время была 50000000 рублей(50 миллионов). К зиме я поставил на переднюю ось липучку GoodYear, а на заднюю ошипованую резину Ultragrip того же производителя. С той поры прошло много лет, но осталось воспоминание об устойчивости такой схемы при заносе передней оси-кажется, занос купировался как дачей газа и рулём из заноса, так и торможением, особенно ручником! Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но Эсперо Кости Устинова мне казалась коровой на льду по сравнению с моей Ваз21099-й. С ней у меня установились тёплые отношения. Как раз тогда я подсмотрел у московского друга Антона, к сожалению, с мая 2019 года наблюдающего за нами откуда-то с высоты, привычку держать в идеальной чистоте коврики и, когда на улице сухо, садиться за руль в одних носках. На самом деле это совсем не сложно-садясь за руль, снять обувь и сунуть её под переднее сиденье! В тёмное время суток лиловая подсветка под ногами пассажира дополняла ауру уюта, без которой три раза в неделю ездить в Казань или Самару было бы не так комфортно. Эта скромная машина верой и правдой служила мне семь лет! Возможно, я не самый заботливый автовладелец, но, похоже, что это предел для этой модели АвтоВАЗа. Перед тем, как передать её в добрые руки нового владельца, я знал о ней всё, и любой узел мог починить с закрытыми глазами, часто при помощи найденной на дороге гаечки или проволочки. Наряду с исключительной ремонтопригодностью это была всё-таки довольно ломкая машинка.

Мои автомобильные истории, часть 10 Авто, Лихие без-понятия-какие, Автобиография, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

0
А куда кстати ,эсперо делись?
раскрыть ветку 1
0

новый модельный ряд состоял из леганзы/нубиры/ланоса. но дэу была куплена gm и последние упразднили эту торговую марку. возможно я что-то упустил

0

Низкая панель. Ценилась больше чем высокая с её скрипами и непрогревом ног

раскрыть ветку 1
-1

был такой момент...

0
Нахрена бланика испортил))
раскрыть ветку 7
-1

Бланик мотором не испортишь!

раскрыть ветку 6
0
503?
раскрыть ветку 5
-1

не, ротакс тут буксует. м332

Похожие посты
35

Лихие девяностые, автомобильные истории. часть 9

Моя автомобильная жизнь началась далеко не в лихие девяностые. Навыки вождения я получил ещё в детстве, первым моим транспортом был могучий к750 с коляской и огненными ребристыми цилиндрами, оставляющими на лодыжках вечно незаживающие волдыри характерной формы. Обычно на этом шайтане мы с отцом ездили на рыбалку . Спуск по крутому склону реки Южный Буг к самой воде , а тем более подъём обратно поначалу приводил меня в ужас до такой степени, что однажды я струсил и спустился пешком. Мама с папой никак не отреагировали на моё малодушие, но, когда пришло время уезжать, сели на мотоцикл и поднялись без меня. Позорный подъём пешком, сопровождавшийся мрачными мыслями о собственной трусости засел в моём сознании, как заноза.

Дома я попросил у отца разрешения брать ключ от мотоцикла, заводить его и тренироваться ездить по двору. Вскоре я научился лихо трогаться, переключаться и разворачиваться на месте, а однажды отец пришел домой навеселе, и мама разрешила мне загнать мотоцикл в гараж. Сразу скажу, что этот случай стал третьим днём рождения в моей биографии. Вторым был день, когда я, годовалый толстый карапуз, вылез из манежа через завиток в железной кроватке и повис на нем, так как голова не пролезла. Когда меня нашли, я был синий и без признаков жизни, но победили энтузиазм родителей и мастерство фельдшера самой глухой деревни мира, печально известной Богдановки, во время великой отечественной ставшей концлагерем для десятков тысяч евреев Трансистрии.

Бетонная площадка перед гаражом была с уклоном, поэтому, когда я сдуру дал полный газ, мотоцикл оторвался от земли как с трамплина и был остановлен задней стенкой гаража, а моя дурная башка остановлена деревянной притолокой ворот. Башка была в шлеме, гараж из досок и рубероида, поэтому я полежал-полежал, да и побрёл домой, крепко прижимая к себе суровый спасительный шлем. Молодость не умеет откладывать в долгий ящик, и в следующий раз, подъезжая к крутому берегу, я попросил отца разрешить мне сесть за руль.

Таким образом самолюбие моё было спасено, причём своевременно, так как на смену мотоциклу вскоре пришел новый москвич-412 небесно-голубого цвета. Из него я не вылезал практически никогда, в те скудные времена у нас дома из мультимедиа был только телевизор Огонёк, со снегом и помехами показывающий ЦТ и УТ, а в Москвиче был радиоприёмник, и это было окно в мир. Мой мир это были не немецкая волна, невероятно гнусавым голосом вызывавшая отвращение к какому-то неведомому Щаранскому, не радио Тираны и не голос Америки из Вашингтона. Этим нафталиновым голосам я предпочитал молодцеватые передачи по маяку, из которых запомнилась только одна-«на всех широтах» с Виктором Татарским. В провинциальной Доманёвке она держала меня в курсе мировой музыки, пусть второй свежести и не первого дивизиона.

Отец по долгу службы регулярно ездил в областной центр Николаев, и я никогда не упускал такого случая. Всю дорогу, 120 км туда и столько же обратно, я сидел за рулём, уступая его отцу только в черте города, где я ездить боялся. На обратном пути отец сажал меня за руль в селе Нечаянное, предварительно выпив кружку пива и купив бутылку розовой сухой «Агалины». Переправившись на правый берег Буга по страшному понтонному мосту мы, как два эстета, лежали на крутом берегу и созерцали живописную долину реки. Пока папа пил легкое болгарское вино, я выпивал бутылку Буратино с мятными пряниками, и нисходящая в такие моменты благодать не позволяла даже подумать, что где-то в мире есть хоть толика тьмы, способной как-то омрачить окружающий нас мир.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: