-8

Мирное небо

Писатель с меня фиговый, как и всегда, но я решил попробовать что-то слепить. Не судите строго. Извиняюсь за ошибки. Хорошего чтения.

Глава 1
Кровавая мгла

На улице шёл сильный дождь. Сильные порывы ветра ломали ветки деревьев. Мне было страшно представить, что будет после бури. На всю улицу звучали сигнализации и сирены полицейских машин.
- Жаль людей, которые работают в это время рискуя своей жизней. Бог, не дай им умереть. - прошептал я, смотря в окно.
- Данил, тебе особое приглашение надо!? Давай есть! - Крикнул отец с кухни.
- Та иду - иду! Сказал же!
"Как же меня это бесит. Сказал десять раз....". Вздохнул я и выключил в комнате свет. Войдя в кухню, родители посмотрели на меня и отец сказал:
- Я твой компьютер в окно выкину!
- Да что сразу компьютер? Я не сидел за ним. Интернета же нет!
Я молча сел за стол. Запеченной курицы уже почти не было. Наколов крыло на вилку - положил её возле холодной картошки. Аппетита у меня не было, но если бы я не сел есть, то меня бы прибили. Ковыряясь вилкой в еде десять минут, я наконец съел всё. Убрав после себя, я пошёл в свою комнату. У меня было ужасное состояние. Голова болела, а глаза пекли как никогда, из-за чего в глазах всё плыло. Переодевшись в более лёгкую одежду - лёг в кровать. На улице так и не переставала буря. Капли всё сильнее начали бить по стёклами, а лай соседской овчарки не переставал. Я сильнее укрылся одеялом.
***
Проснулся я от сильных ударов в дверь. Я пытался не обращать на это внимание, но не вышло. Я тихо вышел со своей комнаты и направился к родителям. Как вдруг, кто-то взял меня сзади, закрыв рукой мне рот и затянул в комнату.
- Это я, Дань. Тише.
Это оказалась моя мама. Она тихо закрыла дверь в кладовку. Включив маленький светильник, я увидел, что её одежда была вся в крови. У меня перехватили дыхание. Правая рука у неё кровоточила.
- Мама, что у тебя с рукой и что происходит? Где папа!?
- Даня, нет времени объяснять. Вот. - она протянулась мне рюкзак и листок. - Переодевайся быстро и смотри.
Я быстро одел более теплую и темную одежу. Она указала на листке адрес. Это был дом моей одноклассницы. В средней школе она мне нравилась, но у нас не вышло ничего. Ей нравился другой, а я был лишь проблемой.
- Ты сейчас ты вылазишь через окно и бежишь туда. Не оборачивайся! Беги со всех сил!
- Сынок, послушай. Тебе нужно идти. Там тебе всё объяснят. - она поцеловала меня в лоб и подошла к окну.- давай сынок
- Мам, но...
В кладовку начали ломиться.
- Давай же!
Её глаза слезились. Я поцеловал её в щеку и вылез через окно. На секунду я посмотрел на неё и побежал со всех сил. Через пару секунд прозвучал выстрел. Моё сердце забилось ещё сильнее.
- Мама... - тихо прошептал я.
По моему лицо по текли слёзы. Я побежал быстрее. На дороге было разбросано куча веток. Сотни сигнализацый гудело вокруг меня. Моя одежда была уже до нитки мокрая. Под бегая к дому Эли, я услышал громкий треск. Я едва успел от прыгнуть от огромной падающей ветки. Она рухнул на две лехковушки, но отколовшаяся от неё часть упала рядом с моей головой. Этот момент выглядел в моих глазах, как в шутере, где куча всяких эффектов и эпика, но в тот момент мне это не казалось крутым. Упёршись об неё, я поднялся на ноги, но резкая боль в ноге притормозила меня. Небольшой кусок ветки был в моей ноге. Мои руки задролжали, а дыхание стало тяжёлым. С меня вырвался крик и я провалился на землю. Хватаясь за ногу я кричал громче всех сирен.
В моё поле зрения попал человеческий силуэт.
- Помогите
Стона сказал я. Он подходил все ближе, но ничего не говорил. Когда он был очень близко, я увидел на его одежды следы крови и укусы на правой ноге. Я закрыл свой рот рукой. Терпя, казавшись мне, адскую боль - я пытался от ползти назад, но он кинулся на меня и я закрычал. Он смог до меня едва наклонился, как вдруг прозвучал выстрел из дробовика. Время будто замедлилось. Дробь прошила ему голову. Его мёртвые глаза, налитые кровью смотрели на меня. От сильного толчка, голова от летела за ветку, а тело упало рядом со мной. Я закричал ещё сильнее. Меня дико трясло. Кровь с него шеи выбрыскивала на столько сильно, что запачкала почти всю мою одежду.
- Ты живой!?
- Да! - крикнул стона.
Силуэт протянул мне руку. Моё сознание давало сбой. Тело дрожало, а раненая нога не слушалась. Вцепившись в руку, я едва смог встать. Это оказалась старшая сестра моей одноклассницы. Её одежда была вся испачкана кровью. Светлая рубашка, которую носят у нас в школе, была в некоторых местах разорванная. Из-за того, что она была мокрая - сквозь кровь и пятна от грязи еда просвечивался фиолетовый ливчик. Она взглянула на мою ногу.
- Тебе прейдется терпеть. Нам нужно будет как можно быстрее добраться до дома. Эти твари скоро будут здесь.
- А-ага.
В дале раздались, как минимум, десять криков. Она посмотрела назад и сказала, чтобы я держался за неё. Она была выше меня на голову, из-за чего, не пришлось охватить ещё за подмышки.
Через минут пять, мы были у неё дома. Она посадила меня на диван, а сама зашелкнула двери на четыре замка. Окна были заколочены так, что выстрелы из револьвера не прошили бы их. Она вздохнула. Поставив дробовик возле двери - подошла ко мне и при села напротив меня на корточки.
- Дэн! Данил у нас, но у него рана!
Сзади меня я почувствовал его присутствие. Это был парень, лет сорока. Рядом с ним стояла женщина , лет тридцати семи. Они оба были одеты в темную одежду на которой было много пятен от земли и крови. Женщина подошла к сестре одноклассницы. Они о чем-то начали говорить местами посматривая на меня. Дэн подошёл ко мне с чемоданом. Поставив его на стол, посмотрел на мою рану.
- Я Дэн, а ты Данил, верно?
Я молча кивнул. Смотря на него.
- Как же тебя так угораздело?
Спросил он, попутно доставая шприц с неизвестной на тот момент мне жидкостью.
- Та... Э...это... В-вет...
Мне было сложно говорить. Нога адских болела, а тело переставал меня слушаться.
- Можешь не отвечать. Смотри, я сейчас тебе уколю снотворное. Когда начнешь засыпать- сделай жесть или ч....
Не успев его до слушать, как у меня по темнело в глазах...
***
С трудностями, я открыл глаза. Я не мог понять, где я нахожусь. Незнакомые люди были рядом со мной. Через пару секунд я вспомнил. Мама. Дождь. Дорога. Ветка. Выстрел. И теперь я здесь. Девушка, что спасла меня, обратила на меня внимание и крикнул всем, что я очнулся.
- Ей, ты как? - Спросила она, наклонившись ко мне.
- В порядке...
- Конечно! Я мастер своего дела! - сказал Дэн с ухмылкой на лице.
- По молчал бы! - женщина стоявшая с ним рядом - ударила по затылку и улыбнулась.
Я попытался приподнятся, но девушка крикнулкрикнула мне, что нельзя мне пока вставать. Я потерял немало крови.
- С-скажите. Кто вы и что происходит?
- Меня зовут Лера. - Сказала сестра Эли.
- Меня Нона, а это Дэн. Мой муж.
Они оба улыбнулась. Я посмотрел на Леру.
- А где Эля?
Все за молчали. Лера каменным голосом сказала:
- Она умерла. - Она села на кресло, что было рядом со мной. Достала сигарету и закурила. - Эти чёртовые твари убили её и наших родителей.
- П-прости. Я не хотел...
- Ладно, мы пойдём, а вы тут говорите. - Сказала Нона.
После чего она с Дэном поднялись по леснице на второй этаж. Я посмотрел на Леру. На её лице не было эмоций. Я не знал, что сказать, но она заговорила.
- Хрен его знает, откуда эти твари, но они уже как месяц в нашей стране. Правительство скрывали это от нашего города. Он был отцеплен. Не смотря на кучу постов, эти твари прорвались. Как только они показались на горизонте, мы принялись звонить всем, но было поздно. Связь отключили. Во время укрепление нашего дома, стая из пяти зомби, напали на неё. Отец и мать побеждали спасать её, но.... - она сжала в кулаке сигарету. - этим ублюдкам было наплевать, что им отрубали руки и били по шее. Они на моих глазах убили моих родных. Я думала покончить с собой, но тут явились они. Дэн и Нона - канадцы. Раньше жили в России. Когда переехали в Канаду. Началась вот эта хрень. Они свалили в Украину. И вот теперь они помогают мне. Не знаю, что было бы, если они не пришли сюда.
Она посмотрела на меня и слегка улыбнулась.
- А ты семпатичный такой. Только если бы не орал тогда, был бы настоящим мужчиной сегодня.
- Э-э... Я не хотел. Оно само....
- Ладно тебе, я шучу.
Я смотрел на неё сонными глазами, не смотря на то, что я спал.
- Уже поздно. Пора спать и тебе нужно набираться сил, а то нога не зажевет.
Она выключила свет в зале. После чего села на кресло возле меня держа в руках дробовик. Мой мозг не думал и мне ужасно хотелось спать. Я и подумать не мог, что такое когда-то случится. Всё это казалось мне снова. Когда-то старые мечты побывать в зомби апокалипсисе - превратились в ад, что окружает нас сейчас.

Дубликаты не найдены

Отредактировано shadof 12 дней назад
+1
Писатель с меня фиговый, как и всегда, но я решил попробовать что-то слепить. Не судите строго. Извиняюсь за ошибки. Хорошего чтения.

Я вот тоже попробовал, но почему-то больше двух предложений не получилось....


Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина. Первый из них, одетый в летнюю серенькую пару, был маленького роста, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нес в руке, а на хорошо выбритом лице его помещались сверхъестественных размеров очки в черной роговой оправе.

раскрыть ветку 1
0

Мой любимый Булгаков. А то задрали уже вирусом и гречкой.

0

У вас впереди много работы. По крайней мере, если хотите писать всерьез. Вам уже написали про ошибки, но я попробую развить эту мысль без заострения внимания на грамматике. Возьмем первый абзац:


На улице шёл сильный дождь. Сильные порывы ветра ломали ветки деревьев. Мне было страшно представить, что будет после бури. На всю улицу звучали сигнализации и сирены полицейских машин.

Первое, что бросается в глаза, это повторы. "Сильный дождь" -- "сильные порывы", "на улице шел" -- "на всю улицу звучали". Повторы -- что-то вроде раздражителя. Читатель о них спотыкается и спрашивает себя, почему слово, которое он только что видел, снова встретилось в тексте. Если он не находит ответа, то он делает неутешительный вывод: у автора маленький словарный запас.


Повторы -- не всегда плохо. Например, если нужно показать, что герой не может выкинуть из головы важное письмо, то нет ничего плохого в том, чтобы использовать слово "письмо" несколько раз в одном абзаце. Но если вы не применяете осознанный литературный прием, то от повторов лучше избавляться. Выделите в готовом тексте повторы, вбейте в гугл "словарь синонимов" и найдите, как выразить ваши мысли иначе. Уверяю, ваши произведения от этого только выиграют.


Второе -- ритм. Возьмите с полки несколько книг ваших любимых писателей и присмотритесь к размеру предложений. Предполагаю, что предложения будут разными по длине.


У любого текста есть ритм. Одни авторы пишут коротко. Хлестко. С объемными, яркими образами. Другие предпочитают эффектные предложения со множеством эпитетов и причастных оборотов. Но лучше всего читать тех, кто понимает, что ритм должен меняться. У них короткое предложение сменяется средним, среднее перетекает в длинное, а за длинным и вовсе следует одно слово, вынесенное в отдельный абзац.


Главное -- разнообразие. Текст, который состоит исключительно из коротких предложений, кажется рубленым. Обрывистым. Текст, который состоит только из длинных предложений, становится чересчур витиеватом. В нем легко потеряться.


У вас большая часть рассказа идет в ритме предложений в пять-десять слов. Мысли получаются рваными. Сдавленными. Как будто им негде развернуться. Хуже того, читатель привыкает к такому ритму и начинает скучать. Добавьте разнообразия -- пусть читатель удивляется даже тому, как ваш текст выглядит на странице.


Третье -- выбор слов. Напомню, что первый абзац описывает бурю. Настолько сильную, что ваш герой даже молится за тех, кого она застала снаружи. Теперь представим, что вашего героя здесь нет. Он не говорит, что ему "страшно представить" и "жаль людей, которые рискуют жизнью". Получится так:


На улице шёл сильный дождь. Сильные порывы ветра ломали ветки деревьев. На всю улицу звучали сигнализации и сирены полицейских машин.

Можно из такого описания сделать вывод, что на улице бушует страшная буря? Не знаю.


"На улице шел сильный дождь"? Да, дождь вообще редко идет не на улице, а если он сильный, то можно открыть зонтик или накинуть капюшон. "Сильные порывы ветра"? Ну да, "порыв ветра" слабым не бывает, зачем это уточнение? Хотя постойте, тут он только "ломает ветки", а ветку может сломать и детсадовец. На улице "звучали сигнализации"? Ага, у меня музыка в наушниках тоже звучит, но вроде я ее громко не слушаю.


Получается как-то неуверенно. Попробуем переписать этот абзац так, чтобы наша буря получилась более убедительной:


По подоконнику били тугие струи дождя. Ветер ломал дубовые ветви, как зубочистки, а небо сотрясало громовыми раскатами -- так громко, что в этом рокоте почти растворялся вой автомобильных сигнализаций. Временами на залитое водой стекло падали синеватые отсветы, и я догадывался, что мимо проезжает колонна полицейских машин.
Это только пример того, как можно сделать иначе. Уверен, вы лучше представляете себе свою историю, поэтому ваше описание выйдет более емким. Главное -- дайте мне прочувствовать бурю. Покажите, почему ее боится ваш герой и почему ее должен бояться я.


Кстати, хотите лайфхак? Не говорите, какие чувства испытывают ваши герои открытым текстом. Вот прямо вообще, если, конечно, речь не идет о разговорах, в которых они почему-то решают разоткровенничаться с другими персонажами.


Пусть ваш герой не волнуется, а закусывает губу. Пусть не радуется, а улыбается. Пусть не испытывает раздражение, а морщится, кривится или корчит рожи.


Это так же как с бурей. Когда вы рассказываете, что кому-то страшно, то читатель воспринимает это как отвлеченный факт. А вот если вы показываете, что у персонажа вспотели ладони, пересохло во рту, а по спине пробежал холодок, то читатель в это поверит.

Более того, возможно, он сам испугается.


На этом всё. В рассказе еще много проблем, например, с той же грамматикой, но это дело наживное. Больше читайте, больше пишите -- и со временем получится круто.

0
Сразу чувствуется юношеский задор!)))
Только по единственному слову "ливчик" можно определить возраст автора плюс-минус пара лет.
Итак, на помощь приходит классика. Мой друг Юрий Хой в одной из песен исполнял:
Какой красивый у тебя лиФон,
Но так боюсь я подхватить сифон!..
0
раз "моё", то ставь тэг "авторский рассказ", а то, блядь, лезет всякая дичь минуя игнор-лист
0
Это был парень, лет сорока. Рядом с ним стояла женщина , лет тридцати семи.

Это был мужчина, лет сорока. Рядом с ним стояла девушка, лет тридцати семи.

Может, как-то привести к общему знаменателю?

0
Слехка по темнело в глазах от ошибок.
0

крикнул стона

Похожие посты
789

Машинка в ботинке

Гриша очень терпеливый мальчик. Как говорит наш дворник Зиновий Яковлевич: "мальчик толерантный". Сейчас расскажу. Всю неделю он на улице просился на руки. Это странно. Обычно он подчёркнуто независим и считает позорным забираться на руки в свои преклонные два. Во всяком случае, на людях. Дома он иногда пересматривает твёрдость позиции. Ну, так вот. Неделю ведёт себя странно: выйдет на улицу, несколько метров пройдет и - на руки. Улыбка проникновенная, глаза молящие, ручки тянет - отказать невозможно. В чём дело, понять не можем. Через неделю! случайно из его мехового сапога выпадает игрушечная машинка. Гриша в восторге от долгожданной находки, мы в шоке. Пытаюсь вспомнить, с какой прилежностью пихал его ногу в сапог. Вспомнил папу своего друга, доктора наук, меж прочим, который надевая свитер трехлетнему сыну сломал ему руку...

Берегите близких.

411

Американец, похороненный у Кремлевской стены

Автор: Тимофей Бердикин.


Звучит на первый взгляд фантастично. Американец и у Кремлевской стены? Да быть такого не может!


Ан нет, был такой (спойлер: и даже не один). И звали его Джон Сайлас Рид.

Американец, похороненный у Кремлевской стены Cat_cat, История, Революция, Ленин, Книги, Журналисты, Биография, Длиннопост

Разумеется, в Кремлевской стене он похоронен отнюдь не за красивую внешность (таки реально красивую), а за заслуги перед мировым коммунистическим движением.


Какими же подвигами он завоевал себе такую честь?


Итак, увлекаться подобными идеями Рид начал еще со студенческой скамьи — в университете активно участвовал в работе клуба социалистов. Учился он, кстати, в Гарварде и страстно мечтал стать журналистом. Коим, в будущем, и стал.


Окончив университет, Рид переехал в Нью-Йорк (куда ж ещё-то!), где, на пару со своим однокашником Линкольном, занялся разоблачением всяческих скандалов и интриг.

Карьера Джона постепенно шла в гору - он получил должность редактора в American Magazine, писал стихи и рассказы о Нью-Йорке, которые, хоть и не сразу, но все-таки публиковались в довольно солидных журналах, принося ему неплохие деньги.


Но не стихи и проза были основным делом Рида - больше всего его интересовали социальные и политические вопросы.


В 1913 году Рид устраивается в журнал The Masses и знакомится с Максом Истменом - еще одним видным американским социалистом (который - о, ирония - под конец своей жизни стал антикоммунистом).


В этом же году Рид сближается с синдикалистами из профсоюза "Индустриальные Рабочие Мира" и принимает участие в Паттерсонской стачке, которая была жестоко подавлена, а сам Рид был арестован за участие в ней.


Впрочем, арест был недолгим, ведь уже осенью 1913 года Рид отправляется в Мексику, где пишет статьи и репортажи о тамошней революции, которые позже лягут в основу книги "Восставшая Мексика".


Вскоре начинается Первая Мировая Война, которая ну просто не могла обойти Рида стороной. Практически сразу же после ее начала Рид отправляется в Европу. Он не сочувствовал ни одной из сторон, считая всё это разборками крупного капитала: "Настоящая война, для которой эта вспышка смерти и разрушений - всего лишь инцидент, началась давно. Война шла десятки лет, но мы не замечали сражений этой войны. Это война торговцев", - писал Рид.


Но пыл Рида охладили трудности, связанные с дорогой до фронта и цензурой, введенной во Франции на время войны. Под конец 1914 он вернулся в США, где пробыл до самого 1917 года...

В августе 1917, аккурат после выступления Корнилова, Рид прибыл в кипящий Петроград. Журналист стал активным сторонником большевиков, познакомился с Троцким и Лениным и лично присутствовал при штурме Зимнего Дворца. Увиденные им события и были заложены в основу произведения, которое принесло ему огромную известность в России и за рубежом - книги под названием "Десять дней, которые потрясли мир".

Американец, похороненный у Кремлевской стены Cat_cat, История, Революция, Ленин, Книги, Журналисты, Биография, Длиннопост

Владимир Ильич отозвался о книге следующим образом:

"Прочитав с громаднейшим интересом и неослабевающим вниманием книгу Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли весь мир», я от всей души рекомендую это сочинение рабочим всех стран. Эту книгу я желал бы видеть распространённой в миллионах экземпляров и переведённой на все языки, так как она даёт правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата".

В предисловии к книге Рид заявил, что собирается выпустить вторую часть под названием "От Корнилова до Брест-Литовска", но в его планы вмешался сыпной тиф, забравший жизнь журналиста раньше срока.

Американец, похороненный у Кремлевской стены Cat_cat, История, Революция, Ленин, Книги, Журналисты, Биография, Длиннопост

17 октября 1920 года Джон Рид скончался. Вскоре состоялись его похороны, навсегда увековечившие память писателя в некрополе у стен московского Кремля.

Американец, похороненный у Кремлевской стены Cat_cat, История, Революция, Ленин, Книги, Журналисты, Биография, Длиннопост

Источник: https://vk.com/wall-162479647_144845

Автор: Тимофей Бердикин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269903541

Личный хештег автора в ВК - #Бердикин@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 3
205

5 фантастических и фэнтезийных книг марта

В марте на русском языке вышло несколько примечательных книжных новинок — в том числе в жанрах фантастики и фэнтези. Вот пять любопытных книг, на которые стоит обратить внимание.


Адриан Чайковски — «Дети времени»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?

Твердая научная фантастика для тех, кто соскучился по романам в духе «Пламя над бездной» Вернора Винджа и «Академии» Айзека Азимова. Долгое время Адриан Чайковски был известен, как автор фэнтези, однако «Дети времени» практически моментально стали самым прославленным его трудом и принесли ему премию имени Артура Кларка.


Сюжет начинается с того, что в будущем человечество решило создать разумную жизнь на другой планете. С помощью специально занесенного вируса приматы должны были научиться мыслить, но эксперимент был сорван, а человеческая цивилизация погрузилась в новые темные века. Однако, как оказалось, на планете разум все-таки зародился. Когда спустя два тысячелетия туда прибывает корабль-ковчег, люди сталкиваются с цивилизацией разумных пауков. И их развитию автор не меньше внимания, чем сложностям, с которыми сталкиваются последние люди во время своего путешествия.


Фонда Ли — «Нефритовая война»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?

В 2018 году на русском языке вышел «Нефритовый город» — фэнтезийный гангстерский боевик с восточными единоборствами и магическим нефритом. События разворачиваются в альтернативном мире, напоминающем середину прошлого века. В центре сюжета — противостояние двух криминальных кланов, которые заправляют городом Жанлун и борются за власть над ним.


Теперь свет увидело продолжение — роман «Нефритовая война». На сей раз клановые конфликты выходят на новый уровень, а нестабильная ситуация в мире подливает масла в огонь. Как и первый роман, «Нефритовая война» может похвастаться отлично прописанными боевыми сценами, жестокими клановыми интригами, напряженным сюжетом и интересным развитием персонажей.


Том Светерлич — «Завтра вновь и вновь»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?

Том Светерлич — сценарист, работающий с режиссером Нилом Бломкампом. Роман Светерлича «Исчезнувший мир», вышедший на русском в 2019 году, стал одной из самых ярких фантастических новинок года и получил большое количество лестных отзывов. Теперь пришел черед его дебютного романа «Завтра вновь и вновь», также написанного на стыке фантастики, детектива и триллера.


На сей раз Светерлич рассказывает об Архиве — виртуальной реальности, в которой восстановление Питтсбург, уничтоженный в страшной катастрофе. Джон Доминик Блэкстон занимается тем, что расследует убийства, которые произошли в городе до катастрофы. Очередное дело приводит его к неожиданным открытиям, которые оказываются связаны с реальным миром.


Жан-Филипп Жаворски — «Неумерший»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?

В последние годы в России все чаще начинают появляться книги не только англоязычных писателей, но и авторов из стран Европы. «Неумерший» — яркий представитель французского фэнтези, вдохновленного кельтскими легендами. У автора получилось нетривиальное военное фэнтези, которое разворачивается в мире богов и чудовищ — реальность и миф здесь сочетаются в удивительной гармонии. В центре сюжета сын вождя, который погиб от руки собственного брата, но почему-то вернулся к жизни. Теперь он полон решимости разгадать загадку своего воскрешения и отомстить за предательство.


Йен Макдональд — «Восставшая Луна»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?

Йен Макдональд написал, пожалуй, один из самых продуманных и изобретательных циклов о колонизированной Луне. «Восставшая Луна» — финальный роман трилогии, которая повествует о напряженной борьбе за власть династий, контролирующих главные промышленные компании Луны. Закрученности местных интриг и жестокостям позавидует даже «Игра престолов», а еще книги могут похвастаться высоким уровнем научной достоверности, с которой автор описывает жизнь на спутнице Земли.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 5
244

Мытилка

Фото: Иваново. 30-е гг. Мытилка у "Туляковского" моста.


Слово-то какое - мытилка. Смешное. Помню, бабушка рассказывала, как они с сестрой и мачехой ходили на мытилку. У них был свой большой дом на пересечении Ермака с Войкова, напротив "Умелых рук". Стирать и полоскать ходили на реку Уводь. Золу печную замачивали, пенка поднималась на третий день - щелок. Его нужно было разводить водой в умной пропорции. Если концентрат выше, белье стирается лучше, но вещи вынашиваются быстрее. У нас где-то в подвале до сих пор лежит валёк-колотушка, ей выбивали на мостках грязь дочиста. В детстве я играл ей в лапту и не мог понять, как грязь из тряпок можно выбивать. Нашим детям, наверное, такое рассказывать небезопасно, опасаюсь вывиха мозга. Летом, рассказывала бабушка, стирать и полоскать было одно удовольствие. Дед Петро собирал сразу несколько стиральщиц соседок с поклажей и на лошаденке Лыко (он так и звал её средним родом , не желая примириться, что у него кобыла). Деду было лет сто, суставы скрипели, как и на ладан дышащая телега, а он всё норовил пошутить солёно и потрогать бабью коленку. И дурным гоготом смеялся в прокуренную бороду.

Зимой рубили проруби. Когда температура опускалась ниже тридцати корка покрывала воду тут же. Бельё нужно было тщательно выполоскать, отжать, тесно сложить в корзину. Если так не сделать застынет в окаменевшую ледовую статую и нужно полоскать опять. Жутко трудно было с пододеяльниками и простынями... Вот пишу это и понимаю, у нас у многих просто нет такого опыта. Да, крещенские купания, понятно. Кто-то даже морж. Но полоскать в течение часа белье на ветру в 30 градусов мороза... Вот не думаю, что кто-то сейчас повторит. А тогда это был проходной сюжет быта. Сестра родная бабушки Нина всегда была пышечкой, кровь с молоком, а бабушка жилистая субтильная. У нее руки в ледяной воде тут же стыли. Кисти костенели, как у покойника. Она знала это свойство, поэтому совала в воду пальцы сразу в форме удобных крючков, которыми можно было выполаскивать, таскать белье. Норму делили пополам, сестра выполаскивала свое раза в два быстрее и всегда помогала. А бабка моя драла зубами губы в кровь от боли и немочи, но все совала и совала руки в воду, все махала там бельем. Она говорила, мозг уже отказывался соображать. Ты входил в транс, главное не упасть лицом в воду, бездумно совершать механические движения. Это были усилия сверх обычной меры человека. И пережить это можно было только в состоянии сильной ярости к себе слабому, ярости в жизненной нужде сделать это.

А прямо перед войной померла лошадь Лыко, через неделю и дед Петро упал ничком у поленницы с топориком в руке, так и нашли. С солёной улыбкой в бороде. Мачеха слегла, тяжело заболела к зиме сестра. Хозяйство осталось на бабушке. В дом пускали постояльцев, в основном военных тыловиков. Их тоже нужно было обстирывать, кормить. Зима была лютая. И в бельевую корзину, куда она сгружала постируху, могли запросто поместиться несколько таких девушек. На санках до реки. И там, выломав лёд, в бешеной скачке, вопя охрипшим горлом на всю реку, чтобы удержать сознание, она воевала, полуголодная, после институтских учебников по терапии, и кроваво-гнойных перевязок раненых, воевала с этим бельём. Воевала и побеждала.

Да, две грыжи нажила, с трудом рожала потом от выпадающей матки. Но стала Богом поцелованным врачом, удивительной красоты женщиной, глубокого ума и сердца человеком.

Говорила, какое это счастье, притащить корзину в дом. Приложить свои окоченевшие кручки пальцев и кистей к теплой печке. Заледеневшие сосуды оживали, кровь иглами прорывала себе дорогу под кожей. От выламывающей боли воскрешения она потихоньку выла, но это было такое счастье, что она смогла и все позади.

- А знаешь - говорила она. - Какой запах у выстиранного золой, выполощенного в полынье, высушенного на морозе белья! Это же с ума сойти! А мы еще перекладывали его в шкафу букетиками трав и сухих цветов...

Эх, пойду, кстати, положу бельё в нашу безотказную старушку Bosch, нажму кнопочку, да поною, как же трудно нам живётся)

Мытилка История, Реальная история из жизни, Авторский рассказ, Авторские истории, Жизнь, Случай из жизни
Показать полностью 1
224

О голосах с первых парт

Учился со мной в школе один мальчик (назовём его Митя), которого я запомнила только по одной причине. Он всегда сидел на первой парте сбоку от классной доски и едко комментировал действия и ответы каждого ученика, выходившего к этой доске. Особенно распылялся он на уроках математики и физики: его насмешливые комментарии в этот момент становились особенно искромётными. Он призывал не тупить так откровенно или просто сокрушался:


- Да ты чё несёшь-то?

- Сам-то понял, чё сказал?

- Да как такой бред можно написать вообще?

- Ууу, считать совсем не умеешь?

- Блин, да это ж элементарная задача, и такое не уметь решать!


Люди у доски реагировали на него по разному: кто-то сильно тушевался, краснел и окончательно путался, кто-то огрызался, а кто-то практически не обращал внимания и со спокойной ухмылкой отвечал: ой, да пошёл ты.


Но никому не приходило в голову предложить ему самому выйти к доске и сделать лучше, правильнее. Потому что все знали, что не выходить самому к доске- это принципиальная позиция Мити.


Время от времени учителя пытались сломать систему и начинали вдруг настаивать на публичном оценивании навыков и знаний и самого критика. Но на этот случай у Мити был всегда наготове один ответ:

- Да делать мне больше нечего!

- Выходи.

- Да никуда я не выйду!

- Тогда я ставлю тебе два.

- Да ставьте, жалко чтоль! -кривил рот Митя.


Учителям тоже не было жалко. К слову, за все время, что я училась в том классе, Митя не вышел к доске ни разу. Ни на одном уроке. По всем предметам за все проверочные работы у него были стабильно твёрдые 2, в школу он ходил без учебников и тетрадей -тоже из принципа, разумеется. Но благодаря своим комментариям, которые иногда были довольно точны и едки, слыл мальчишкой с потенциалом. Просто «он не хотел».

-

Скажу честно: тогда я Митю почти ненавидела. И лишь спустя много лет понимаю, что Митя был тренировочной программой, прообразом всех будущих диванных критиков и комментаторов. Тех самых, что и сами горазды и полны потенциала. Которые тоже могли бы сделать то же самое, да в разы лучше, просто они "не хотят".


И не захотят, потому что боятся. Потому что живут с самыми жёсткими критиками в своей голове, и они никогда не отпускают их на волю. И чтобы хоть как-то отпускало, им приходится выливать напряжение вовне, на тех, кто всё-таки имеет смелость проявляться.


А для поражённого внутренним деспотичным критиком человека это не просто смелость, а самая откровенная наглость. И они вдвоём с ним бросаются на этих наглецов, на время отвлекаясь на внешний объект от той войны, которую ведут обычно между собой.

Спасибо тебе, Митя, чего уж.


А голоса с первых парт - обычно самые громкие, потому что их обладатели почти у доски. И вместе с тем, как правило, самые напряженные и едкие, потому что они всё-таки просто в рядах.


Я хочу, чтобы это имели в виду те, кто стоит лицом к аудитории, у этой самой пресловутой «доски». И, разумеется, хочу помнить об этом сама.


Автор: Регина Вагапова

Показать полностью
27

Завет

Снег хрустел под ногами. Местами из-под него уже показалась прошлогодняя растительность. Она тянулась вверх, к солнцу, которое пока не спешило дарить тепло. Ветер нёс запах костров и тревогу. Там, за крепостной стеной, куда ушёл отец с другими воинами, происходило что-то странное. Мальчик в последний раз посмотрел на мир через узкое окно крепости и побрёл назад.


Ещё недавно на улицах его родного города было людно, бегали дети, суетились торговцы, женщины развешивали бельё на верёвках, садовники поливали цветы. Сейчас же стало тихо, мрачно. Словно старый Квейрин охватила страшная болезнь, и горожане боятся выходить из домов.


Тоби слышал краем уха что-то о странных событиях там на первом рубеже, где сейчас отец. Мать всё чаще плакала, молилась, и просила сына не ходить больше к стене. Кажется, она не верила, что укрепления помогут.

Вот и сегодня, когда парнишка открыл дверь, то увидел, как мама, сгорбившись, и сложив ладони перед собой, читает вечернюю молитву.


Она и раньше была набожной женщиной, но сейчас, когда в городе всё изменилось, не пропускала проповеди, а дома часами стояла перед иконой святой покровительницы Квейрина. Образ девушки, окруженный золотым сиянием, напоминал Тоби соседку — Агату. Она была старше на три года, и казалась мальчику божественно прекрасной. Иногда он украдкой подглядывал, как девушка расчёсывает волосы во дворе. Они доходили ей до поясницы, и она заплетала тугую косу, которой завидовали многие местные девицы.


Агата иногда пела по вечерам старинные песни, и Тоби слушал её чарующий голос. Но в последние несколько дней соседка не показывалась на улице. Как-то мальчик спросил её бабушку, куда делась красавица с длинной косой. Пожилая женщина расплакалась, и сказала, что Господь послал семье испытание. Агата заболела, и врачи не знают, как ей помочь.


***

Отец вернулся рано утром. Мать бросилась к нему на шею, целовала, что-то шептала, а тот лишь ласково гладил её пепельные с проседью волосы, говоря, что всё будет хорошо. Тоби терпеливо ждал, когда отец разденется, помоется после тяжёлого дня и поест. Наконец, когда тот уселся за письменный стол, сын набрался смелости и обратился к папе:

— Расскажешь, что случилось? Я ведь уже совсем взрослый… Если ты уйдёшь и маме нужна будет защита…

— Тоби… ты прав. Когда я ухожу из дома, ты — единственный мужчина и защитник. Но здесь вряд ли сможешь помочь. Да и никто не сможет. Потому, слушай меня внимательно. Однажды, если мы не справимся на рубеже, и враги придут к стенам города, бери мать и уходите как можно дальше. Вы не сможете сражаться, да и не должны. Понимаешь?


Папа схватил Тоби за руку, и тот ощутил, что отцу страшно. Его отцу — сильному, мужественному воину, прошедшему две войны…

— Па… кто они? Кто наш враг? Почему мы можем не справиться?

— Господь послал нам самое большое испытание после чумы. Испытание нашей веры, нашей способности стоять до конца, защищая всё, что дорого и свято. Они…

— Они мёртвые, Тоби, — мать незаметно вошла в комнату и обняла сына за плечи. — Мёртвые…


Слова отозвались звоном в голове. Перед глазами пронеслись лица всех, кого хоронили. Почему-то среди них он увидел ещё одного человека… То самое лицо, которым так часто тайком любовался. Тоби на миг замер, вглядываясь в полные слёз материнские глаза, и спросил:

— Но разве мёртвецы могут…

Мальчик не понимал, как это возможно. Он всегда верил в то, что после смерти тело человека разрушается, а его душа попадает в рай или в ад.

— Мы не знаем, почему это происходит, сынок. Учёные, священники, лучшие умы не нашли ответа. А я — простой солдат. Всё, что могу — защищать город, пока жив.


***

Возле ратуши собрались горожане. Они кричали, что нужно перестать хоронить людей в черте города. Что нужно сжигать тела. Священник отвечал, что не подобает предавать тела огню, ибо это обычай языческий, а всё, что они говорят — суеверие и грех.

— А кто умер? — тихо спросил Тоби у кого-то и горожан.

— Агата, дочь лавочника Бранда… Хорошая девочка была. Так жаль, — незнакомец смахнул слезу.


Внутри что-то остановилось. Словно часть мира разрушилась и никогда уже не станет прежней. Слёзы подступали к глазам.

Пока мальчик пытался взять себя в руки, мимо пронесли гроб. Она лежала, прикрытая белой тканью. Бледная, как всегда. Но теперь — бездыханная.


Тоби хотел подбежать, взять её за руку, кричать, чтобы она не уходила. Но понимал, что нельзя. Нужно просто молча принять неизбежное.

Лавочник, идущий во главе процессии, посмотрел на собравшихся:

— Я похороню её, как подобает… Пусть и за стеной, но по обряду. Отец Андрес, вы прочитаете молитву?

Священник молча кивнул и пошёл вслед за небольшой процессией.


***

С каждым днём отец становился всё мрачнее. Он редко делился вестями с кордона. Но по его лицу было понятно — мёртвые всё ближе. Горожане готовились к худшему. У ратуши собирались знатные жители, требующие начинать эвакуацию. Они не верили в победу живых. Почти никто не верил.


Потому, когда однажды зазвонил колокол, народ испугался, но совсем не удивился. Отряды воинов из тыла стягивались к крепостной стене. Зажигали факелы, носили бочки со смолой. Люди понимали, что могут не справиться.


Бургомистр отдал приказ уводить женщин и детей на север, в горные селения. Хотя знал, что вряд ли это спасёт… скорее — отсрочит неминуемое.


**Голос тишины**


Тоби понимал, что убежать из дома ближе к стене, нарушить обещание, данное отцу — непростительная ошибка. Что мать будет волноваться. Но что-то раз за разом влекло его сюда. Он спрятался под перевёрнутой повозкой, и наблюдал, как огромная толпа истлевших мертвецов, волной накатившая на каменный бастион, поднимается, создавая живую лестницу.


Тех, кто уже оказался на стене, рубили и жгли. Но они, словно не замечая сопротивления защитников крепости, шли напролом. Тоби с удивлением заметил, что мертвецы не нападают. Просто идут вперёд, словно подчиняясь зову, не слышимому простыми людьми.


— Они прорвались! — закричал мужчина в чёрной одежде. В одной руке он сжимал горящий факел, а другой держал короткий меч. Он ринулся вперёд.

Мальчик понял, что пока обороняющиеся отбивались от тех, кто лез на стену, часть покойников откопала старый подземный ход, который давно завалили. И сейчас страже пришлось разделиться.


В глазах мальчика смешалось всё — живые, мёртвые, отблески факельных огней, блеск мечей и алебард. Под тусклым светом луны люди пытались сделать невозможное — убить то, что давно мертво. И понимали — силы не равны.


Пусть ни один боец не пал от рук мертвой армии, но орда нежити продолжала движение вперёд. Кто знал, какую цель преследуют восставшие из могил?


Тоби увидел, как в толпе покойников рвущихся от стены к городским улицам, расталкивая стражу, медленно идёт мёртвая девушка. Мальчик на мгновение застыл. Остатки истлевшего платья, длинные волосы, изрядно поредевшие за время, проведенное в могиле… Но он всё ещё мог её узнать.


Тоби выбрался из-под воза, и рванул туда, где сейчас городские защитники пытались сдержать живых мертвецов. Один из стражников уже занёс алебарду над головой бывшей соседки, и парнишка прыгнул вперёд, сам не понимая, что делает. Его неловкого кульбита хватило для того, чтобы выиграть несколько секунд. Воин промахнулся, и тут же отвлёкся на других мёртвых.


Тоби схватил Агату за иссохшую руку, и потянул за собой подальше от стен и стражников. Она не могла бежать так же быстро, как живой и здоровый мальчик, и ему приходилось почти волочь за собой бывшую соседку.

Когда они оказались в одном из двориков старого города, он увидел открытую дверь в подвал.

— Спрячемся там!


Закрыв за собой дверь, мальчик наконец набрался смелости посмотреть на девушку. Совсем недавно она была красивой, юной, полной сил. Сейчас же от былой красоты не осталось ничего. Часть прекрасных волос выпала, на месте правого глаза чернела пустота. Зубы проглядывали через изъеденную плоть. Тоби не без труда подавил рвотный рефлекс. Он осознавал, что всё происходящее сейчас просто невозможно. Но не мог понять, почему она, умершая и похороненная, как подобает, сейчас стоит перед ним, явно осознавая происходящее…


— Агата, ты меня узнаёшь?

Мёртвая девушка еле заметно кивнула.

— Ты не можешь говорить, да? Я хочу понять, почему это произошло с тобой и другими. Подожди здесь, я найду бумагу, перо и чернила! Пожалуйста, не уходи никуда! Если стражники тебя увидят, то сожгут!

Тоби помчался узкими двориками в сторону дома. По пути он несколько раз падал, спотыкаясь о брошенные в спешке вещи, корзины. Перед самой оградой под ноги бросился индюк, жутко напугав мальчика.


Матери дома не было, а отцовские письменные принадлежности стояли на столе. Парнишка схватил пару гусиных перьев, пузырёк чернил и несколько чистых листов. Он ужасно боялся, что не успеет. Что Агата выйдет на улицу и погибнет. Снова… Только уже не от неведомой хвори, а от рук палачей, не понимающих, что проблема не в ней…


Когда он влетел в подвал, и увидел, что девушка сидит неподвижно на лавке, то облегчённо выдохнул.

— Вот, я принёс! — он протянул ей лист, открыл чернила и обмакнул в них свежее пёрышко. — Пиши. Расскажи всё, что знаешь!


Агата взяла иссохшими пальцами перо, и стала медленно выводить слова, буква за буквой перед изумлённым Тоби давно знакомые строки, которые так часто повторяла мама.

— Верую, — прошептал он.

Она остановилась, и посмотрела на Тоби единственным уцелевшим глазом.

«Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» — писала Агата, — «Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни будущего века. Аминь».


**Жизнь нового века **


Люди ушли. Ушли далеко, считая, что город пал под натиском войска мёртвых. Тоби не знал, что с отцом и матерью. Боялся, что никогда их не увидит. Он жил в подвале со своей странной спутницей. Иногда выбирался наружу, чтобы добыть немного воды и еды. Предлагал Агате, но она молчаливо качала головой, объясняя, что не нуждается в пище и жажды не испытывает.


Однажды он зажёг свечу в полутьме подвала и едва не уронил её.

— Агата…

Девушка повернулась к нему, не понимая, чему так удивился мальчик.

— Твоё лицо!


***

Рассвет. Такой прекрасный сейчас. Солнце над старым Квейрином отражалось в её прекрасных глазах. Агата пока не могла говорить. Но она была жива. Её сердце вновь билось, грудь вздымалась от дыхания. Волосы Агаты развевались на ветру. Её лицо, что так пугало Тобиаса всё это время, пусть и оставалось немного бледным, больше не несло на себе печати смерти. Мальчик провёл рукой по густым тёмным волосам. Девушка повернулась к нему и улыбнулась.


— Ты это сделал! — голос прозвучал со стороны городских ворот.

Парочка обернулась, пытаясь понять, кому он мог принадлежать.

— Отец Андрес? — мальчик не ожидал увидеть здесь живого человека.

Старый священник опустился на колени.

— Завет исполнен, малыш. Исполнен Волею Божьей и любовью человечьей. Ибо так сказано было в Писании «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви». Ты не убоялся, и любовь твоя оказалась смерти сильнее.

Завет Фэнтези, Мистика, Авторский рассказ, Длинное, Рассказ, Фантастический рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
144

Что почитать о Конце света?

Об апокалипсисе писало такое количества разных авторов в разных жанрах, что практически любой найдет себе книгу по душе. Космические и природные катаклизмы, восстание машин и даже библейские сюжеты могут рассказать, как эпоха человечества заканчивается и что происходит потом. Мы подготовили подборку из десяти очень непохожих книг, объединенных этой темой.


«Благие знамения»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Юмористическое фэнтези от мэтров жанра — Терри Пратчетта и Нила Геймана. Два приятеля из враждующих лагерей, ангел Азирафаэль и демон Кроули, узнали, что Конец света близок, так как на Земле уже родился маленький Антихрист. Являясь большими поклонниками земной жизни, они решают попытаться воспитать предвестника апокалипсиса на свой лад, чтобы по возможности предотвратить катастрофу. И только когда до Армагеддона остается буквально неделя, оказывается, что в плане друзей был один существенный недочет. Тем временем, силы Добра и Зла уже собрались на битву, а Всадники Апокалипсиса оседлали мотоциклы. Из-за ошибки Азирафаэля и Кроули и старой книги с таинственно-точными пророчествами ведьмы Агнессы Псих в предотвращение конца света окажутся втянутыми самые разные удивительные персонажи.


«Семиевие»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

«Космическая» фантастика, тем более про уничтожение Земли, стала достаточно неожиданной книгой для Нила Стивенсона, но, будучи написанной, книга идеально ложится в его библиографию. Это неспешное, эпических масштабов повествование о конце жизни и ее возрождении.


Луна взрывается, и в скором времени планету ждет жесточайший метеоритный дождь, который грозит человечеству полным уничтожением. Все государства объединяются для строительства орбитального ковчега, в котором несколько тысяч избранных смогут переждать катастрофу и впоследствии заново заселить Землю. Атмосфера близости конца и невосполнимой пустоты при потере дома пронизывает ту часть романа, которая приходится на жизнь свидетелей взрыва Луны. А дальше книга задает вопросы, есть ли у остатков человечества в такой ситуации право на конфликты, и на что они готовы пойти, чтобы их решить.


«Море ржавчины»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Голливудский сценарист Роберт Каргилл собирался написать динамичный постапокалиптический боевик про роботов. Несомненно, «Море ржавчины» вышло романом с блестяще прописанным экшеном и насыщенным сюжетом. Но также это глубокая и интересная книга на тему причины возникновения конфликта между людьми и машинами и его последствий.


Человечества не осталось. Его уничтожили роботы и сверхмощные компьютеры с искусственным интеллектом. Теперь они промышляют на ржавеющих скелетах мегаполисов и строят свою цивилизацию. Правда, утопии не вышло. ИИ сражаются за власть, поглощая слабых ботов, которым, в свою очередь, свобода и выживание даются нелегко. К таким независимым роботам принадлежит главная героиня по прозвищу Неженка. Она, как и большинство жителей этого мира, вынуждена мародерствовать на собственных собратьях, но еще не потеряла способности договариваться. Сама став объектом охоты и попав в неприятности, она выкручивается, соглашаясь на самоубийственное задание…


«Станция Одиннадцать»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Роман, получивший премию Артура Кларка, возможно, представляет собой один из самых поэтичных и лирических постапокалипсисов. Это история о судьбе искусства и хрупкой красоте мира, которая параллельно разворачивается в мире «до» и «после» ужасающей пандемии. В мире, распавшемся на небольшие поселения выживших, группе странствующих артистов придется бросить вызов самопровозглашенному пророку, спасая своих товарищей. А в другой линии актер Артур Линдер строит свою историю, ведущую к смерти на сцене в роли Короля Лира. Свидетельницей этой смерти становится восьмилетняя Кирстен Реймонд. Она же станет главной героиней «постапокалиптической» части сюжета.


«Станция Одиннадцать» мало касается вопроса, как погибал мир. Это книга о том, что остается после конца — по-своему жуткая, но не лишенная надежды.


«Пятое время года»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Нора Кейт Джемисин создала удивительный мир, чтобы рассказать историю о людях, которые каждый день проживают в тянущем страхе перед грядущими катаклизмами. Неудержимым буйством стихии, которая замораживает прогресс или существенно откатывая его назад, сметая недавно окрепшие человеческие цивилизации. Так живет континент Спокойствие уже много веков — катаклизмы обрушиваются на него регулярно.


Неизменными остаются ощущение, что катастрофа может настать в любой день.

Читатели наблюдают Спокойствие в разные эпохи благодаря трем героиням романа. Все они — орогены, люди наделенные магической силой, но находящиеся в угнетенном положении. Дамайя, самая молодая, для которой жестокое обучение только начинается. Сиенит, на долю которой выпало время расцвета цивилизации, уже отучившаяся и вовлеченная в сложные интриги. И Иссун — возможно, центральная героиня романа, на чью долю выпали самые тяжелые испытания, мать, потерявшая своих детей. Именно вокруг нее будет рушиться мир. Или

это она его разрушит?


«Золотая пуля»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Пример яркого смешения жанров в изяществе, свойственном постмодерну. Постапокалипсис, вестерн, хоррор и сюрреализм. В большей степени это роуд-стори по сознанию безумца, нежели по пыльным дорогам Америки после конца света. Возможно, именно безумие можно считать причиной (или метафорой) апокалипсиса. Впрочем, это каждому читателю предстоит решить самостоятельно, авторы не дают подсказок. Три сюжетные ветки здесь не движутся параллельно, а перетекают друг в друга в странном ритме лихорадочного сна. Вот Роб, он охотится на маньяка, хотя сам, как идеальный герой вестерна, не без греха. Вот Джек, он ещё совсем ребенок, но готов на многое, чтобы спасти своего отца. Вот Бетти, ее отца уже не спасти. Куда они идут, именно все втроем, можно будет по-настоящему оценить только к концу книги. Но это будет, возможно, одно из самых впечатляющих символических литературных путешествий, написанных за последнее время.


«Противостояние»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Полное издание «Противостояния» считается самой объемной работой Кинга и не менее знаковым для «короля ужасов», чем «Темная башня». Это постапокалипсис, смешанный с характерными для Кинга мистикой и хоррором. Сложно поверить, но роман создавался с идеей написать эпопею в духе «Властелина колец», но в современной Америке и, если знать об этом, можно даже увидеть определенные параллели. Но исключительно при желании.


Все начинается с цепочки заражения страшным вирусом, который был разработан как биологическое оружие. Мы можем в реальном времени наблюдать, как, несмотря на крайние меры, распространяется эпидемия, уносящая жизни большинства обитателей земного шара. А потом начинается история выживших, которым придется строить общество заново и противостоять абсолютному злу, «темному человеку» с ужасающими паранормальными способностями.


«Я — легенда»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Книга, ставшая одним из родоначальников жанра зомби-апокалипсиса. Несмотря на то, что «зомби» здесь имеют все признаки вампиров. Изданный в 1954 году, роман Ричарда Мэтисона повествует о всемирной эпидемии. Вот только жертвы болезни здесь не умирают, а превращаются в чудовищ, напоминающих вампиров. Почти все люди превратились в жаждущих крови хищников, и Роберт Нэвилл, возможно, последний оставшийся человек на Земле. Он живет в бронированном доме, каждую ночь переживая осады, а днем убивает спящих вампиров и пытается найти ответ на вопрос, что именно погубило человечество. Что случится раньше: отчаянный Нэвилл преуспеет в попытках найти лекарство или победит человеческая способность адаптироваться? Или главного героя сломает голос бывшего друга, который вместе с другими вампирами пытается выманить его из укрепленного убежища?


«Этот бессмертный»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Земля пришла в упадок, став «туристической» планетой для инопланетян-веганцев, вы вряд ли ее узнаете. В Средиземноморье воссозданы древние времена, отсылающие к античной мифологии. Этой атмосферой сочетания великолепия греческих мифов и искалеченного, отравленного мира вокруг, ставшего просто песчинкой в космосе, пронизан весь роман.


Главный герой, Конрад, работает гидом. Не ему ли, прожившему множество эпох и оставившему заметный след в истории, знать все о культуре, на которой паразитирует инопланетный туризм. Этот бессмертный решил больше ни во что не ввязаться, раз человечество погубили себя. Но истинный герой не может игнорировать зов к приключениям, как говорят нам все исследования архетипов мифологии.


«Мировая война Z»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Зомби-апокалипсис, написанный в необычном жанре «сборника интервью» выживших из разных стран мира. Они складываются в историю пандемии планетарного масштаба, при этом частную, человечную, все еще пронизанную страхом и болью от потери близких. Персонажи в романе очень разные, от солдат до детей, от героев до мерзавцев. Многогранная подача играет знакомому сюжету на руку, не ограничиваясь одним взглядом, а действительно создавая атмосферу жуткой катастрофы. Мир един, как никогда, при этом каждый опыт уникален.

А если вам не хватит информации о природе вируса и истоках болезни, у автора есть еще одна книга, «Руководство по выживанию среди зомби». И названия вас не обманывает, это в первую очередь сборник ценных советов на случай зомби-апокалипсиса.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 10
55

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом

Знакомство с Террором стало для меня одним из самых необычных в плане усваивания. Дело в том, что до просмотра сериала с книгой я был не знаком, однако, посмотрев первые две серии, решил, что ждать неделю до третьей прям невмоготу и сел за первоисточник.


Объем книги, конечно, внушал опасение. Было не очень понятно, на кой черт растягивать сюжет, в ядре которого запрятан привычный слешер со страшным монстром и бегающими от него людишками, на такое чудовищное количество страниц, но завязка очень уж захватила, так что я твердо решил хотя бы попробовать все это осилить. В итоге вышло так, что я едва успевал дочитывать до момента, на котором заканчивалась последняя серия, как уже успевала выходить новая. Лишь к последней трети книга настолько захватила меня, что я почти не отлипал от нее, пока не дочитал до самого финала.


Оглядываясь назад можно сказать, что сериал и книга на первый взгляд имеют не так уж и много различий и, благодаря такому вот параллельному знакомству, они еще и здорово дополняли друг друга, взаимно нивелируя некоторые минусы. Думаю, ознакомься я только с чем-то одним — получил бы по итогу менее яркое впечатление.


Прикончив же обе ипостаси трагедии экспедиции Франклина, я с удивлением обнаружил, что многие посмотревшие обрушились просто с кошмарным валом критики в адрес сериала, конечно же пуская в ход вековечные «а книга лучше», «оригинал изнасиловали», «прости, Дэн, мы все продолбали». Как-то это было… бурновато, ведь в чем-то адаптация даже превзошла книгу. Давайте же разберемся, в чем именно.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Для совсем непосвященных, Террор — это роман Дэна Симмонса, того самого автора Гипериона. Террор многими считается номером 2 среди его романов по уровню винрарности, при этом размах событий практически идеально подходит для экранизации в виде сериала, да еще и не требует при этом бюджета Игры Престолов. Сюжет основан на реальных событиях и рассказывает о британской экспедиции середины 19 века, целью которой было открыть короткий путь в Китай через архипелаги, находящиеся между Канадой и Арктикой. Экспедиция эта так и не вернулась, затерявшись во льдах, о чем нам сразу же, на первых секундах, говорит как сериал, так и книга.


Эта простая истина — «все умрут в конце», вгрызается в голову с самого начала, но не вызывает какого-то возмущения, как будто тебе сразу спойлернули финал. Это знание, поначалу не сильно напрягающее, скорее только подначивающее играть в привычную считалочку «а кого ж там следующим сожрут?», к середине начинает вызывать нарастающую грусть, а ближе к концу настоящее чувство безысходности. Как раз тут и оправдывает себя что десятичасовой хронометраж сериала, что увесистый объем книги.


Повествование охватывает период в четыре года, и все это время, практически до самого конца, люди не утрачивают надежду, не впадают в отчаяние, а пытаются мужественно справиться со всеми невзгодами (среди которых, помимо лютых холодов, испорченной провизии и болезней, фигурирует так же некое неведомое чудо-юдо, которое периодически налетает на застрявшие во льду корабли и жрет зазевавшихся матросов) и выбраться. В какой-то момент ты понимаешь, что они этого реально заслуживают, что ты хочешь, чтобы все эти нечеловеческие усилия как-то окупились… но они не окупаются, доводя тебя до морального изнеможения. А учитывая, что спустя 80% сюжета больше двух третей экипажа кораблей до сих пор живы, в какой-то момент просто перестаешь понимать, что же этих несгибаемых людей в итоге добьет. Кстати, в этом сериал и книга разительно отличаются друг от друга, но о финале мы поговорим в спойлерной части обзора.


Описывать сюжет подробнее для не знакомых с сериалом\книгой я смысла не вижу, так как в корне своем он предельно прост. Далее я бы просто хотел поподробнее рассказать, в чем сериал проигрывает книге, а в чем(внезапно!) у нее выигрывает. Возможно, это поможем вам разобраться, к чему бы вы охотнее приобщились. Я бы, конечно, посоветовал ознакомиться и с тем и с другим, однако если вы решите так и сделать, то лучше вначале посмотреть сериал, потому что он сильно поможет при прочтении сформировать образы героев. С этого давайте и начнем.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

В самом романе действие описано с точек зрения около десятка членов экипажа, однако даже при беглом просмотре оглавления среди них сразу выделяется капитан «Террора» Френсис Крозье (в этом плане сериал несколько хитрит, изначально ставя в центр повествования главу экспедиции сэра Джона Франклина, и этот прием в дальнейшем отлично срабатывает), с флешфорварда которого роман открывается и с чьей точки зрения описано подавляющее большинство глав, что делает его главным героем с самого старта. Хоть как-то конкурировать с ним может лишь корабельный фельдшер и анатом Гудсир, однако, сравнивая их с Крозье главы, сразу становится понятно, о ком Симмонсу писать было интереснее.


В книге как минимум раз озвучиваются имена почти всех членов экипажа (около ста тридцати человек), многие появляются не единожды, участвуют в разговорах и как-то себя проявляют, кто-то больше, кто-то меньше. Проблема заключается в том, что практически все ведут себя одинаково. Что глава экспедиции капитан Франклин, что капитан Крозье, что их лейтенанты, корабельные старшины, доктора и матросы — все, как истинные британцы викторианской эпохи, ведут размеренные и высокопарные беседы, в критических ситуациях ни на что не сетуют, не впадают в панику, даже доведенные до ручки не орут друг на друга, а при атаках гребаного огромного чудовища, которое буквально напоказ жестоко рвет на куски их товарищей, спокойно координируют действия и пытаются его пристрелить. Поначалу это вызывает настоящее восхищение — наконец-то тебе в ужастике (хотя к этому жанру Террор можно отнести с натяжкой) показывают не тупых подростков, визжащих от каждого шороха, а ораву сплоченных и предельно суровых мужиков, которым все нипочем, но… прям все сто тридцать такие? Правда? И через три года лишений, голодные, больные цингой и загнанные в угол монстром, которого не берут пули, все продолжают вести себя почти так же непробиваемо, как и в самом начале. В такие моменты кажется, что роман писал не американец Дэн Симмонс, а адский патриот Великобритании Чарльз Диккенс, превозносящий моральные устои своих моряков до каких-то космических высот. Конечно, тут в обилии имеются внутренние монологи героев, которые и делают их более объемными и интересными (некоторых буквально за одну главу раскрывают так круто, что они тут же затмевают собой тех, которым до этого был посвящен десяток), есть и шокирующие моменты, например, когда главный злодей романа (как ни странно, речь сейчас не о чудовище) начинает творить какую-то крайне жестокую дичь, но дело в том, что внешне все остаются одинаковыми, и даже самые отбитые и скатившиеся из героев продолжают сохранять внешнее спокойствие и невозмутимость, что уж говорить о достойных мужах, которые даже перед лицом неминуемой гибели не смогли утратить свою человечность.


В сериале же дела обстоят диаметрально противоположно. Поначалу очень сильно ощущалась нехватка тех самых внутренних монологов, так как в начале романа некоторым героям дают очень обширный бэкграунд, на который в сериале лишь намекают редкими флешбеками, и какое-то маленькое, по сравнению с книгой, количество диалогов (это, правда, вскоре перестает быть проблемой, и серии с третьей рты герои открывают уже более охотно). Зато поведение людей здесь показано куда как более правдоподобно (кроме доктора Стэнли — это какой-то ад, кто смотрел — тот поймет), когда люди болеют — многие постоянно жалуются на боль и не скрывают своих мучений, когда кто-то умирает — их друзья по ним горюют, когда нападет монстр — отпор ему дают лишь самые смелые, остальные же вполне справедливо паникуют и стараются поскорее унести ноги, а когда становится понятно, что спасения ждать неоткуда, то у каждого сразу появляется своя голова на плечах.


Большой вклад в очеловечивание героев привносит отличный актерский ансамбль. К тому же, многие актеры, пусть и по большей части волей сценаристов, несколько изменили подход к героям, отойдя от первоисточника, и большинству это пошло на пользу.


Так, сэр Джон Франклин, которого тут играет заслуженный Цезарь и Манс Налетчик Киаран Хайндс, выглядит не жалким старым неудачником, которого не понятно почему прославляли его современники ирл, а пусть и непутевым в профессиональном плане капитаном, но очень харизматичным оратором, способным вдохновлять простых матросов.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Роль главного героя — капитана Крозье, сыгранного профессором Мориарти из Ричевского Шерлока, по сравнению с романом была несколько уменьшена, чтобы побольше раскрыть других героев, чему я кстати был несказанно рад, ведь и здесь и там он показался мне довольно странной кандидатурой на роль центрального персонажа — наименее приятный из трех капитанов, замкнутый и депрессивный обладатель весьма скверного характера, пусть и прилагающий в итоге наибольшее количество усилий для спасения экипажей кораблей.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Доктор Гарри Гудсир тут буквально сошел со страниц романа, а оторвав его от ведения дневника (через который в романе была подана львиная доля истории этого героя), получилось получше раскрыть остальных врачей экспедиции и его непростые взаимоотношения с ними.


Роли некоторых фокалов романа — в особенности лейтенанта Ирвинга, старшины Пеглара и его наставника Бридженса, были, к сожалению, сокращены. С другой стороны ледовый лоцман Блэнки и стюард капитана Крозье Джопсон тут мелькают куда чаще, чем в оригинале, и их эпизоды одни из лучших в сериале.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Условный главный злодей — Корнелиус Хикки, получился совсем другим персонажем, нежели в книге, однако при этом не менее (а то и более) интересным. В чем была прелесть книжного Хикки: всю книгу мы его практически не видим, только когда экипаж начинает где-то за кадром бурчать, капитанам сообщают, что, мол, зачинщик опять Хикки. И когда в последней трети он начинает часто мелькать лично, с помпой врываясь в одной из самых мерзких сцен всего романа — это впечатляет. Сразу понимаешь, насколько все его недооценивали, считая лишь назойливой мухой. А уж когда ближе к концовке Симмонс награждает читателя парой глав от лица самого Хикки, показывая, какой треш и угар творится в его голове, остается только сидеть и охреневать. В сериале же мы видим его с самого начала, он с первой серии среди ведущих персонажей. Сериальный Хикки поначалу даже кажется одним из самых притягательных героев — в отличие от книги, здесь он не обладатель неприятной крысиной внешности, а очень даже симпатичный парень, выделяющийся на фоне заросших матросов и офицеров, у многих из которых до жути похожая друг на друга внешность, острый на язык, крайне инициативный, старающийся быть везде и в курсе всего. Однако поворотный момент у него такой же, как и в книге, хотя дальнейшие его действия такого накала не достигают, потому что изначально в сериале он более адекватен и расчетлив. С иной стороны раскрыта (если так вообще можно сказать) и его гомосексуальность. Если в книге через половую связь Хикки буквально подчиняет себе Магнуса Мэнсона — самого здорового и сильного человека на корабле, используя его в дальнейшем как рычаг давления на остальных, то в сериале его роман с одним из матросов (самым обычным чуваком) выглядит скорее как маркер его наглости (ведь за это могут повесить, но Хикки на это как будто наплевать) и в дальнейшем мало роляет.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Напоследок хотелось бы рассказать о третьем капитане экспедиции с забавным именем Джеймс Фицджеймс. Я снимаю шляпу перед Тобиасом Мензисом (по иронии игравшем в Риме убийцу героя Хайндса — Брута, что кстати в сериале аж дважды забавно обстебывается), так как он из персонажа, который в книге только и занимался тем, что составлял бесконечно долгие и утомительные отчеты о состоянии своего корабля, превратился в самого яркого и вызывающего у меня наибольшее сопереживание героя во всем сериале. Он появляется в кадре практически столько же, сколько и Крозье с Гудсиром, становясь одним из полноценных центральных героев, и проходит самую заметную эволюцию в ходе сюжета.

Так что, подытоживая, сами герои в сериале получились живее и интереснее.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Также в плюсы, по сравнению с книгой, могу записать и лучшую динамику происходящего. В сериале нет каких-то тягомотных серий, постоянно что-то происходит, и за 10 часов заскучать не дают, постоянно держа в напряжении. В книге же с этим беда. Когда видишь объем в 900 страниц, то сразу понимаешь, что даже титулованный автор просто захотел полить воду. Первую треть книги каждый герой постоянно начинает подолгу описывать, какой снег вокруг белый, корабль скрипучий, полярная ночь темная, а сидение на месте унылое. Поначалу это помогает погрузиться в происходящее, но затем одинаковые описания начинают задалбывать. Не раз внутренние монологи или даже диалоги скатываются в занудство в виде многостраничного сыпания морскими терминами, в которых неподготовленный человек ни черта не смыслит, в этом плане сериал к своему зрителю куда милосерднее.


Теперь же расскажу о том, в чем книга сериал полностью и бескомпромиссно уделывает — это непосредственно сами события и атмосфера, что их окутывает. В сериале вы не почувствуете сковывающей полярной стужи, когда даже до предметов дотронуться невозможно, не оторвав себе кожу, а высунутый из-под шарфа нос грозится немедленно окоченеть и отвалиться. На экране героям почти никогда не холодно, шутка ли — в паре сцен один из героев ходит вообще без верхней одежды и чувствует себя прекрасно. Такой игнор по сути главного противника экспедиции в книге удручает, ведь при прочтении ветер буквально завывал в ушах, а кончики пальцев немели. Не скажу, что атмосфера в сериале из-за этого полностью потерялась, но книга в этом плане на два шага впереди. Что касается самих событий, то в книге они тоже в большинстве случаев обыграны как-то круче, самый яркий пример, который любят приводить книжные фанаты — это устроенный командами карнавал. Туда же можно отнести, например, и погоню монстра за лоцманом Блэнки, которая в сериале начинается и заканчивается на корабле, а в книге перемещается в лабиринт из айсбергов, где разворачивается одна из самых страшных и напряженных сцен, или исследование открывшихся разводий Пегларом, во время которого я поймал себя на мысли, что буквально прочел скример — этого эпизода в сериале и вовсе не было. С другой стороны, некоторые моменты в сериале обыграны куда более логично, например, проведя первый год во льдах, Крозье отправляет небольшой отряд на юг, чтобы те привели помощь, если лед следующим летом снова не оттает, чего в книге, насколько я помню, не предпринималось, хотя такой шаг казался очевидным. Или странное поведение все того же Крозье по отношению к мятежникам и их лидеру, когда он быстро догадывается о том, кто они и чем занимаются, но почему-то ничего против них не предпринимает, никак это не объясняя, в сериале обыгрывается с точностью до наоборот — он сразу же наводит порядок, действуя открыто перед всей командой. Правда, таких моментов все же маловато, чтобы уравновесить чаши весов, особенно когда дело доходит до финальной, самой тяжелой части сюжета, роман справляется со своей пиковой точкой прекрасно, в то время как последние три серии сериала выглядят как-то странно и скомкано (особенно страдает ощущение времени — не читавшему книгу будет совершенно не понятно, что там описываются события длиной почти в полгода, ведь на экране все выглядит так, будто за последние три серии проходит всего пара дней).

Ну а теперь часть для тех, кто досмотрел до финала. Хотелось бы обсудить его, так как что в сериале, что в романе я не получил от него какого-то удовлетворения.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

У Дэна Симмонса на последней сотне страниц происходит что-то странное. Как только погибают последние герои-фокалы — Гудсир и Хикки, и остается один лишь Крозье, сюжет сворачивает куда-то не туда. К этому моменту в живых остается еще порядка сорока человек, они во главе с Дево наконец добираются до открытой воды и начинают плыть через залив в Канаду, и… их судьба остается неизвестной. Они просто исчезают со страниц романа, целых мать его сорок живых персонажей, которые скорее всего просто бесславно погибают за кадром. Вместо этого в читателя врубается ни с того ни с сего огромный скучнейший пласт инутских мифов, единственная цель которых — объяснить, что монстр на самом деле — какое-то бессмертное волшебное существо, и у жалких людишек не было ни единого шанса его победить, а Крозье отказывается от идеи вернуться домой, внезапно женится на местной жительнице, отрезает себе язык и начинает служить и поклоняться твари, убившей два десятка людей из его команды. Ну охренеть теперь. Правда, последняя сцена, где он сжигает Террор, более-менее хороша.


В сериале же финал, как я говорил выше, вышел крайне скомканным. Недосказанностей в нем, правда, поменьше — тут все, кроме Крозье, и впрямь погибают у нас на глазах (и от этого становится так обидно, что потерявшиеся люди Дево уже не казались мне к 10 серии такой уж плохой идеей), вот только вместо огромной череды неудач и бедствий, проблему высокой численности под конец решает непосредственно монстр. Если в книге Туунбак был лишь одной из угроз и уложил в сумме за всю книгу (три года активной деятельности) человек двадцать, то в сериале от его зубов и когтей погибает навскидку половина всей экспедиции, и если в начале он утаскивает всех по одному, то в последних сериях просто в открытую налетает на лагеря, вырезая там людей десятками. С другой стороны, мне понравилось, что в сериале Туунбак не какое-то божество, а просто огромный и живучий зверь (хотя его способность якобы поедать души оставили), которому героям с переменным успехом удается давать отпор и даже серьезно ранить, а в самом конце и вовсе убить. Тут куда лучше обыгрывается его странная сверхспособность — если в книге, встретив Хикки, он просто понюхал его и кашлянул, решив не поглощать его сгнившую душу, то в сериале он после такого занюха в ярости пытается сожрать Хикки, но давится им (и его черной душой) и умирает. Очень так тонко и одновременно ярко показали, кто там был истинным злом, а не просто грубой силой природы и метафорической местью эскимосов проклятому белому человеку. Финальная сцена сериала, правда, на порядок унылее. Хоть нас и избавили от лекции на тему инуитских мифов и странной женитьбы на леди Безмолвной, но и сжигание корабля тоже убрали, и в итоге сериал заканчивается на Крозье, сидящем над прорубью посреди ледников, а на фоне играет совершенно неподходящая моменту музыка. Надо ли говорить, что такая сцена чувства катарсиса не вызывает совершенно.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

В довесок добавлю, что в обоих случаях сильно удручило, что выжил именно Крозье. С какого-то черта плохо физически развитый, более пожилой, чем большинство членов экипажа, страдающий алкоголизмом мужичок оказывается крепче вообще всех — он ни разу сильно не устает, не схватывает цингу, когда ей болеют уже все поголовно, с ним вообще ничего плохого не случается. Объясняется это ровно тем, что он, видите ли, главный герой. И ладно бы Крозье был таким героем, за которого всей душой болеешь, но нет, за тех же Фицджеймса, Гудсира и Блэнки переживаешь куда сильнее, так что лучше бы уж выжил кто-то из них, либо вообще никто, а так…


Тем не менее, хоть финал и оставил после себя гадкое послевкусие, от 90% что романа, что сериала, я остался под большим впечатлением. Это бесспорно один из самых проработанных, масштабных и необычных выживастиков, что я когда-либо видел. А видел я их, уж поверьте, немало.

Террор: обзор книги и сравнение с сериалом Терроризм, Дэн Симмонс, Книги, Длиннопост, Литература, Обзор книг, Сериалы

Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 9
696

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой

Увидела я недавно вот такой мем:

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой Рассказ, История, Король и Шут, Фэнтези, Бред, Длиннопост

И тут моя воспалённая фантазия такая: О, прекрасная идея, давай напишем!

В общем, наслаждайтесь


Лесник сидел в своём доме и пил чай, заваренный из растущих неподалёку трав. Огромный волк удобно устроился возле ног старика, тоскливо поглядывая на дверь.

- Как-то мало людей к нам заходить стало, а, Серый? - спросил у волка Лесник. Волк в очередной раз посмотрел на дверь и тихо заскулил.

- Да уж, тебя кормить совсем нечем стало, - вздохнул он. Вдруг в дверь постучали.

- Серый, прячься! - скомандовал старик, открывая дверь. - А, это ты…

На пороге, опираясь на дверной косяк, лениво поигрывал взятым неизвестно где ножиком Мёртвый Анархист. Серый угрюмо вышел из своего укрытия - мертвецов он не ел, воняют слишком.

- Здорово, дед! - Анархист, не дожидаясь приглашения, вошёл в дом. - И тебе привет, волчара.

Серый из принципа не стал реагировать. Анархист плюхнулся в кресло возле камина.

- Чего пришёл? - спросил Лесник, присев рядом. Гость сделал вид, что не расслышал.

- Как дела у тебя, старый? - поинтересовался он, без особого интереса глядя по сторонам.

- Да как видишь, не очень, - Лесник развёл руками. - Никто не заходит, волков кормить нечем…

- А, так ты не знаешь?

- Что не знаю? - Анархист вздохнул и продолжил смотреть в камин. Через минуту, видимо, решив, что на вопрос всё же стоит ответить, повернулся к старику.

- Да у нас тут колдун появился. Людей то ли ест, то ли к себе в рабство забирает, я особо не разбирался, мне это ни к чему. Потому и не ходит никто - боятся…

- Так… А наши что?

- А что они? Некоторым вообще всё равно, есть люди или нет.

- Ну, нет, это не дело. А если он до нас доберётся?

- А мне-то что? - Анархист засмеялся. - Нам с ребятами вообще ничего не страшно. Сам знаешь, трупов не убить.

- Ладно, как знаешь, - Лесник встал, подошёл к стене и взял свой посох.

- Куда-то идёшь? - без особого интереса поинтересовался Мёртвый Анархист.

- Пойду поговорю с нашими. Что-то мне подсказывает, что не к добру это всё…

***

- А ну иди сюда! - кричал Дурак, сбегая с холма. - Ты мне нужна, непонятно, что ли?

Молния его не слушала - собственно, с чего молнии вообще должно быть дело, что ей там кричат? Дурак не останавливался и продолжал бежать в направлении, куда плавно сносило тучи. Наконец-то молния ударила прямо в хитроумно собранный стеклянный сосуд, который он держал в руках, и застряла в нём.

- Отлично, как раз на случай, если моя собственная энергия закончится, - подвёл итог Дурак, пряча сосуд в свою сумку. Гроза почти сразу закончилась.

- А кричать-то зачем? - спросил Лесник, подойдя к нему чуть ближе.

- Лесник? - удивился Дурак. - Ты вроде обычно из леса не выходишь… Что это вдруг произошло?

- Так ты на вопрос ответишь?

- А, да это чтобы люди с расспросами не приставали. Они считают, что я спятил, вот пусть и дальше так считают, - он пригладил свои белые растрёпанные волосы. - А ты какими судьбами тут?

- Да говорят, колдун объявился. Чует моё сердце, это совсем не к добру…

- Ну, может, и не к добру, но ты видел, какие возле его замка молнии? Эх, поймать бы хоть одну… - размечтался он.

- А я тебе говорю, этого так оставлять нельзя! Ещё, чего доброго, доберётся до кого-то из наших, и тогда остальные точно не выживут…

- Да зачем ему мы?

- Ну, я-то, может, и не нужен, - ответил Лесник, - а вот твоя сила ему вполне может понадобиться… Может, он из тебя раба сделает, может, просто силы заберёт и в подвал посадит, но он до тебя доберётся, это точно. - Лесник чётко знал, что сказать, чтобы Дурак согласился с ним пойти.

- Ладно, пойдём остальных соберём, - Дурак ещё раз заглянул в сумку, чтобы проверить сохранность молнии, и пошёл вдогонку Леснику, который, хоть и выглядел старым, ходил очень быстро.

***

- Подходите, подходите! Только сегодня вас будет развлекать лучший шут короля! - Шут выглянул из палатки. Никого. Странно - на ярмарках обычно полно народу. Видимо, всё из-за колдуна, о котором ходят слухи в городе. Он вернулся в палатку и с лёгким удивлением обнаружил там Лесника и Дурака.

- О, привет, ребят. Что-то хотели? - Шут очень гордился знакомством с ними, потому что был единственным человеком, посвящённым в дела нелюдей. Лесник улыбнулся:

- Ты сразу переходишь к делу, как и всегда. В общем, думаю, ты слышал о колдуне…

- Я с вами, - даже не дослушав, сказал Шут. - У меня с ним личные счёты. Всю публику распугал, козёл!

- Отлично, значит, с Актёром тоже проблем не должно быть! - отметил Дурак.

- А нам точно нужно его брать? - поморщился Шут. Актёра он недолюбливал - тот упорно отказывался считать ремесло Шута искусством и поэтому относился к нему весьма высокомерно.

- Он нам пригодится, - кратко ответил Лесник, выходя из палатки. Шут вздохнул и уныло поплёлся следом.

***

- Я же сказал, я не собираюсь рисковать собой и своим мастерством ради каких-то несчастных людишек! - на этот раз Дурак ошибся. Всё-таки Шут и Актёр были совершенно разными, и нельзя было предсказать реакцию одного, посмотрев на другого.

- Но какой смысл имеет твоё искусство, если его никто не видит? - поинтересовался Лесник.

- Да как же вы не понимаете! - он театрально взмахнул рукой, вызвав при этом искры, точно копирующие его движения. - Я делаю это не ради славы и не ради чьего-то удовольствия! Я занимаюсь этим ради искусства!

Во все стороны полетели искры.

- Слушай сюда, актёришка несчастный, - Шуту надоело это терпеть, он подошёл к Актёру почти вплотную и угрожающе прошептал: - Либо ты прекращаешь ломать комедию со своими дурацкими спецэффектами и идёшь с нами, либо я делаю из тебя фарш прямо сейчас!

- Ах, как же так можно с человеком искусства! - Актёр приложил ко лбу свою руку в белоснежной перчатке. - Ладно, предположим, я иду с вами.

- Ну наконец-то… - вздохнул Дурак. - Осталось найти Хозяйку.

***

Хозяйка была, наверное, единственной, кто искренне обрадовался гостям.

- Ой, вы посмотрите! - она всплеснула руками. - Все в сборе! Вы заходите, сейчас чай сделаю.

Компания прошла в дом. Лесник кинул взгляд на старинные часы над камином, стрелки которых не двигались, наверное, уже лет сто.

- Ну, рассказывайте, чего пришли? - она принесла и поставила на стол самовар, чашки и домашнее печенье. Дурак кратко пересказал ей суть истории с колдуном - она жила в полупустой деревне и о новостях не знала.

- Допустим, но при чём тут я? - она засмеялась своим звонким, чистым смехом. - Если людей не будет, мне только лучше - а то ходят тут всякие…

- А если он решит, что такая сильная колдунья под боком ему ни к чему? - спросил Дурак. - Тебя ведь не так сложно уничтожить - достаточно всего лишь… - он протянул руку в сторону часов.

- Не смей трогать мои часы! - закричала Хозяйка неожиданно громким и пронзительным голосом. Через пару секунд она взяла себя в руки и улыбнулась:

- Ладно, полагаю, вы правы. Я с вами.

- Отлично, все в сборе, - Лесник встал с кресла. - Пора разобраться с этим колдуном.

Показать полностью
43

Феникс и Змей - Полуденная Сталь

Глава 5

Тот кого боятся люди (часть 1)


Треск пламени небольшого костра разбавлял шум ночного леса. Младший не очень любил спать в лесу, но иногда выбирать не приходилось. Лежа на бревне, которому он заранее придал удобную для сна форму, он сквозь сон наблюдал за тем как Артём возится с бумажками и кистью. С некоторых пор парень решил что для полноценного развития ему необходимо научится рисовать, причем непременно тушью. Создать тушь и кисточки для мага, владеющего Материей проблемой не являлось. Вообще, золото тоже можно было бы создать в буквальном смысле из камня, однако в первом же банке проверка покажет искусственное происхождение металла, затем Уравнители сличат резонанс оставшийся на металле с картотекой аур магов и слишком умного мага научат не пытаться обрушивать экономику государства. А вот для своего пользования – делай что хочешь.

- Похоже на оленя?

Артём показал очередной рисунок Младшему.

- По…

На листке бумаги был нарисован сам Артем с рогами. Внизу было приписано «Извени».

- Понимаешь, извинить то я тебя извиню, но мне все равно не нравится ссать в лесу если можно было бы сейчас сидеть в тепле.

- Не ссы. – предложил Артём.

- В жопу иди. – огрызнулся Младший. – И ублюдок твой пусть в жопу идет.

Под ублюдком подразумевался Жорж.

- Кстати, а что такое ублюдок?

Младший вздохнул. Ночь, вокруг животные, все бесит, а еще и спрашивают.

- Ублюдок это значит рожденный вне брака.

- Так Жорж то аристократ. – возразил Артём. – Я где то видел его дерево семейное. Да, у него в кабинете было.

- В Монтени вся аристократия – маг на маге и магом погоняет. Тебя ничего не смущает?

- А что?

- Магия это не гены. Если оба родителя маги, то шанс того что их ребенок родится и будет иметь Аватар такой же как у всех остальных. Маленький, прямо очень.

- Ну а как монтеньцы так делают тогда?

Младший приподнялся, и опираясь на локоть, посмотрел на Артёма.

- Ты серьезно не понимаешь?

Парень мотнул головой.

- Когда жена какого-нибудь графа беременеет, ее муж начинает сразу искать рожденного в мещанской семье ребенка обладающего пробужденным Аватаром, чем младше, тем лучше. И если у графини рождается не маг, а такое бывает практически всегда, то ее муж подменяет своего ребенка на ребенка – мага.

- Бред. Кто им детей просто так отдаст?

- Аристократы покупают их. За несколько десятков золотых крестьянка нарожает еще пару дюжин таких.

- А возраст?

- Монтеньская аристократия поголовно маги. Как ты думаешь, трудно найти мага который владеет сферами Времени, Жизни и Разума? С помощью этих трех сфер, они возвращают ребенка – мага в его младенческое состояние, а также внедряют в него специальный материал, чтобы он рос похожим на родителей. И вот у графини уже на руках новорожденный ребенок с пробужденным Аватаром – будущий благородный граф.

- А что с тем ребенком который у них родился?

Младший ухмыльнулся.

- А ты думаешь откуда берут материал чтобы ребенок рос похожим на родителей?

Артём погрузился в раздумья.

- Значит и Жорж?

- Скорее всего. – Младший улегся и закрыл глаза стараясь не думать о беспокоившем его мочевом пузыре.

- Погоди… а ты? Твой же папа маг!

- Ну да… - Младший опять поднялся. – Я тоже когда узнал о таком, подумал…

- И что?

- Мне папа сказал, что он такого не делал. И он поклялся на сфере Основ, значит врать не мог. Вообще, он говорил, что я был ему подарком судьбы. Он после свадьбы с мамой долго не мог завести ребенка. А потом он ушел в Умбру, на войну с демонами и ему предсказали, что если он вернется победителем, то его главным трофеем будет ребенок. Ну, как-то так и случилось. Он вернулся с войны, и вскоре родился я, и у меня был пробужденный Аватар.

Игнорировать мочевой пузырь и дальше было глупо. Перед сном все же надо было сходить до ветра. Младший, проживший первые одиннадцать лет своей жизни в комфортных условиях дома Мастера Небесного Хора, ненавидел ходить в темный пустой лес.


---


Следующий день выдался на редкость унылым. В небе не было видно ни одного облака, ветер отсутствовал как понятие и как назло, обычно мирное уссурское солнце решило что сегодня самый что ни на есть подходящий момент чтобы запекать мозги путников.

Маги спасались как могли. Артём тушью наляпал на своей одежде знак холода чтобы его окружала холодная аура. Младший периодически мочил свою одежду проводя по ней руками.

- Мы скоро на основную дорогу выйдем то? – поинтересовался Артём, утирая со лба пот.

- Если я правильно помню, то выйдем к ней через час, а там уже будут обозы. Афонтова гора имеет залежи меди, так что дорога там оживленная и все такое.

- Мне еще было интересно. Вроде в эпоху Второго Царства люди выгребли все земные недра? Откуда они сейчас берутся?

- Да, папа говорил что тогда человечество выросло до каких то огромных размеров. И да, они все выгребли из земли, почти все полезные ископаемые. Так сейчас на этом Уравнители и зарабатывают

- В смысле?

- Уравнители не подчиняются государствам в которых живут. Они надгосударственное образование которое подчиняется исключительно само себе. И финансируют они себя сами. Достаточно мощные маги либо техноманты владеющие секретом Материи и Основ способны создать залежи любых металлов, что Уравнители и делают. Создав золотую жилу, они позволяют людям ее разрабатывать и забирают себе приличный процент прибыли. Поэтому они и следят за тем чтобы больше никто магией не создавал золото и прочие вещи на продажу. Монополия на все полезные ископаемые это тебе не хухры мухры.

Артём хотел было что то ответить, но осекся. Он остановился одновременно с Младшим.

Вокруг была ночь. На небе вместо солнца светила полная луна.

- Что за бред? – пробормотал Младший.


Основы

Вокруг не было магии. Это не была иллюзия или морок, это была… ночь.

- Слушай. Ты видишь то же самое что и я?

- Да. Вокруг темно и светит луна.

Артём попробовал сделать несколько шагов назад. Ничего не поменялось.

- Мы же не могли вместе сойти с ума?

- Не могли.

- Так… тогда идем.

Лес был чужим, это уже не был тот уссурский лес по которому они шли пару минут назад. В мертвом свете луны деревья казались высохшими остовами самих себя. Ветер, теплый и мягкий как гниющий труп, приносил запахи разложения. В кустах кто-то жадно чавкал и грыз податливую плоть, однако стоило подойти к кусту, звуки исчезали.

- Ты слышишь?

Младший поднял руку в воздух, останавливая Артёма. В наступившей тишине, прерываемой лишь тихим шелестом листьев, явственно слышался размеренный, зловещий стук барабанов.

- Я не знаю куда мы попали, но мне тут не нравится. – прошептал Младший.

- Мне тоже. И самое глупое что можно сейчас сделать, это пойти на звук чтобы увидеть его источник. Но иначе мы никак не узнаем, что тут происходит.

Артём осторожно двинулся в сторону звука.

По мере того как они продвигались вперед, стук барабанов не становился громче, но вскоре к нему добавился еще один звук – шорох каких-то вещей, словно кто-то шаркал ногами.

- Это как будто погремушки.

Это маракасы. Когда мы с папой были на каких островах, там такую музыку играли.

- Везде то ты бывал. Все то ты знаешь. И даже маракасы эти знаешь.

Артём немного завидовал другу.

- Единственный сын Мастера Небесного Хора. – пожал плечами Младший. – Папа в меня вкладывался.

Вскоре они вышли к деревне. Определенно, звуки барабанов шли отсюда, но деревня словно вымерла. За закрытыми наглухо окнами не было видно ни единого лучика света, по улицам меж домов никто не ходил, не было слышно даже собак – обязательного атрибута каждого дома в каждой деревне. В мертвенном свете больной луны дома выглядели склепами.

- Музыка откуда идет?

Артём закрыл глаза и глубоко вдохнул. Звук — это вибрация воздуха, то есть очередная форма энергии.


Силы

Когда маг поднял веки, его глаза были настроены на восприятие звуковых волн. То что кажется бредом для техноманта, было логичным и здравым для мага мистика.

- Звуки… они идут от стен домов. Да, вибрации идут от стен.

Артём внимательно изучал представившуюся перед ним картину.

- Дома, равномерно, каждая стена дома и даже кровля – все это издает звук. Но не у всех домов… некоторые дома… молчаливы.

Младший некоторое время помолчал.

- Идем?

- Идем.

Они осторожно двинулись вперед. Попутно, Артём вновь перенастроил свое зрение на восприятие инфракрасного спектра.

- Двери большинства домов теплые. То есть внутри них топят. И… да, звуки издают только теплые дома.

Артём подошел к входной двери одного из холодных, «молчаливых» домов и толкнул её. Дверь жалобно, плаксиво заскрипела. Как он и ожидал, внутри было пусто.

- Спорим, внутри тех домов что издают звуки, есть живые люди?

Младший не ответил, он подошел к ближайшему дому и приложил ладонь к стене.


Жизнь

- Внутри есть люди. Я бы сказал, пять человек… и не только люди… там еще и животные. Я так понимаю, курицы или гуси, трудно сказать.

Артём постучался в дверь.

- Люди добрые, что тут творится то?

Ответом ему была тишина.

- Ну да, логично. Если уж люди забрали домой домашнюю птицу, значит творится что то плохое.

- Идем дальше.

Во всей деревне их встречали закрытые, запечатанные дома и полная тишина внутри. Лишь пустые дома были открыты настежь. Назвать заброшенными эти пустые темные избы было нельзя – внутри были вещи, даже личные вещи вроде сундуков с одеждой и приданым.

- Тут внутри можно переночевать. – предложил Артём около очередного дома. - Правда дров нет. Даже углей в печи не осталось, только зола.

Несмотря на кромешную тьму за порогом, Артём использовал сферу Сил чтобы видеть используя мельчайшие лучики света.

Младший подобрал несколько булыжников и сжал их в руках. Под его одеждой на груди засветилась переливчатая, фиолетовая, зеленая, красная и синяя Метка Мага.

Материя.

Несколько секунд спустя, он кинул в топку куски угля. Артём поочередно коснулся каждого куска пальцем. Через минуту неяркий свет углей немного рассеял беспросветный мрак.

- Ох тыж…

На полу теперь были видны лужи еще свежей крови. Артём стянул с пояса шест и поднял его повыше.


Силы, Основы

Шест засветился изнутри мягким голубым светом. Все в избе оказалось перевернутым и поломанным и кровь… она была везде.

- Тут словно свинью кололи. – пробормотал Артём.

Младший присел и дотронулся до крови рукой.


Материя, Жизнь.

Жидкость была теплая, словно текла по жилам человека не более чем пару секунд назад. Не было и малейших следов свертывания.

- Смотри.

Младший указывал на стены, на которых были прибиты какие-то картины, но лицевой стороной к стене. Когда Младший снял одну из картин со стены и начал ее рассматривать, он почувствовал, как у него зашевелились волосы на голове.

- Иконы. Они повесили иконы лицом к стенам. Что такое случилось что уссурский крестьянин не захочет смотреть в лицо своим святым?

Артём покачал головой.

- Они хотели чтобы их святые отгоняли кого то, кто ходит за стенами.

Прежде чем Артём завершил свою фразу, Младший метнулся к двери и захлопнул её. Проведя рукой по дереву, он с помощью сферы Материи, срастил дерево двери и косяка. Едва он успел сделать это, в дверь постучали.

Показать полностью
101

Кошка и море

Русалки любят кошек, и те отвечают им взаимностью. Дружба двух совершенно разных видов началась в те времена, когда кошки еще не разучились разговаривать. Но, конечно же, свидетелей события, которое привело к этой удивительной дружбе, не осталось. Ходят только легенды о том, как все было.

...

Когда-то давно в небольшой рыбацкой деревушке жила молодая кошка, черная, как ночь, с ярко-желтыми глазами. Кошка была умна и остра на язык. Она не привыкла заискивать перед людьми и не подставляла спину под человеческую руку, чтобы получить свою порцию ласки. Потому, что кошка говорила только то, что считала нужным, и это не всегда приходилось по душе людям, в человеческих домах она не задерживалась. Кошка подолгу жила на улице, присматривалась к рыбакам, их женам в замасленных передниках, маленьким детям, гонявшимся друг за другом с палками и время от времени кидавшим в нее камни. Чем дольше она наблюдала за происходящим в деревушке, тем больше убеждалась, что людям нет дела до окружающих, до их бед и нужд. Жизнь в деревушке была суровой, и люди разучились сочувствовать друг другу, а чтобы выжить зачастую приходилось быть жестоким даже по отношению к близким, не говоря уже о незнакомцах.

Однажды в деревушке случилось невиданное до этого происшествие: в бухте заметили русалку! Несколько дней только об этом и судачили все жители, от самого дряхлого деда до трехлетнего мальца. Рыбаки стали продумывать планы поимки, а их жены шили различные сетки — ведь русалка, живая или мертвая, могла принести известность и богатство.

И вот, когда все было подготовлено, в бухте начали дежурить. Обычно это были группы по двое-трое крепких мужчин, ведь ходили слухи, что русалки ужасно коварны и могут обхитрить кого угодно, и ко всему прочему владеют магией. Кошка долго следила за суматохой, которая царила в некогда тихой деревушке, и думала. Она думала, неужели люди не понимают, что русалка — живое существо, которое нельзя держать в заточении на потеху публике. Или еще хуже, убить, чтобы сделать зелья и амулеты из ее плоти. Для нее, простой уличной кошки, пусть и ежедневно борющейся за выживание, такое казалось дикостью.

Подслушав разговор подвыпивших рыбаков в трактире, кошка сама пошла в бухту, решив во что бы то ни стало спасти русалку от уготованной ей участи. Несколько дней она дежурила вместе с мужчинами, прячась от их глаз, обследуя берег и всматриваясь в волны. На третий день, когда дежурные еще спали, в утренних сумерках кошка, делая ставший уже традиционным обход берега, увидела силуэт в тени одной из пещер. Она не была уверена, но все-таки решила пойти посмотреть.

Осторожно подойдя к пещере, кошка стала прислушиваться к шелесту волн. Услышав сдавленный всхлип, она аккуратно, чтобы не упасть в прохладную воду, пробралась по мокрым камням внутрь и увидела на песке лежащую в сетке, сплетенной из проволоки, русалку. Сетка была закреплена у противоположной стены пещеры таким образом, что во время прилива полностью закрывалась водой, а во время отлива оставалась на суше в нескольких метрах от воды, а ее острые края ранили плоть. Русалка, совсем еще дитя, с серебристой кожей и светлыми волосами, свернулась в клубок внутри этой сетки, стараясь как можно меньше соприкасаться с острыми как иглы краями. Тело ее уже было покрыто небольшими порезами, становящимися все глубже при каждом движении ребенка.

Девочка открыла глаза и увидела кошку, разглядывающую ее с неподдельным интересом, ведь раньше ни одна кошка еще не встречала русалок — наполовину людей, наполовину рыб.

— Не бойся, дитя. Я не причиню тебе зла, — промурлыкала кошка, — как ты здесь оказалась?

— Я хотела собрать камней и ракушек, чтобы сделать ожерелье для своей мамы, но попала в сетку. Ты не знаешь, зачем она здесь?

— Эта сетка специально, чтобы поймать тебя. Неужели тебе не рассказывали, что от человеческих поселений стоит держаться подальше и не попадаться на глаза людям?

— Я была осторожна и старалась не привлекать внимания, но не заметила здесь ловушку. Что теперь со мной будет?

Кошка подошла поближе и, обнюхав, принялась исследовать сетку, прикидывая, как она может освободить русалку. Ловушка хитро крепилась к стене пещеры, не оставляя ей шансов спасти девочку. Но кошка, кажется, знала, кто сможет помочь.

Среди всех деревенских жителей она выделяла одного мальчика. Он был сиротой, и, так же, как и она, не имел своего дома. Частенько они ночевали вместе в какой-нибудь грязной подворотне, нередко мальчик делил с ней последний кусок хлеба. По ночам, удобно устроившись рядом, кошка любила разговаривать с мальчиком: детская непосредственность невероятным образом сочеталась в нем с удивительным для его лет взрослым пониманием жизни. К тому же, он был единственным, кто заступался за кошку, когда над ней издевалась местная детвора. Вот и в этот раз, когда кошке понадобилась помощь, она не раздумывая отправилась на поиски мальчика.

Действовать надо было быстро: уже занимался рассвет, и дежурящие на берегу мужчины могли проснуться в любой момент. К тому же, вода, жизненно необходимая русалке, отходила от нее все дальше, и кожа девочки начала высыхать.

— Лежи как можно тише и постарайся ничем не выдать своего присутствия. Я приведу помощь, — мурлыкнула кошка и со всей доступной ей скоростью побежала в деревушку в поисках своего друга.

Мальчика она нашла почти сразу. Услышав, что стряслось, он тут же бросился за кошкой. Добежав до бухты, кошка показала, в какой пещере дожидается помощи русалка, а сама отправилась отвлекать дежуривших мужчин. Как она и думала, они уже проснулись, но не торопились идти проверять сети. Благодушно разговаривая и перебрасываясь бранными словами, дежурные завтракали. Молодая девушка, которая принесла рыбакам еду, время от времени хихикала и краснела. Кошка остановилась перевести дыхание, а потом, распушив хвост, подошла к сидящим на берегу людям.

— Ну что, все ловите русалку? Неужели и вы повелись на эти басни? — сев неподалеку, она начала вылизывать лапку.

— Мы тебя не спрашивали, что нам делать, а что нет. Иди, куда шла, — резко ответил ей один из мужчин, самый младший в компании, и кинул в кошку подвернувшуюся под руку ракушку.

— Зачем же так грубо, — ловко отскочив мяукнула кошка, — может, я хотела вам помочь, сказать, где давеча видела русалку. Но теперь передумала.

И, задрав хвост, она начала отдаляться от компании. Не прошло и нескольких секунд, как ее окрикнул старший рыбак.

— Рассказывай, что знаешь. А мы, так уж и быть, угостим тебя рыбкой как-нибудь.

Сделав вид, что она обдумывает поступившее предложение, кошка посмотрела в сторону пещеры, ставшей ловушкой для девочки-русалки. Заметив там небольшое движение, она перепрыгнула и встала так, чтобы люди повернулись спиной к пещере.

— Ладно, так уж и быть. Думаете, кошки не слышали, что причитается тем, кто найдет русалку? Одной рыбкой вы не отделаетесь. Пообещайте, что каждый из вас будет угощать меня едой, когда я приду к вашему дому, и впускать меня погреться у вашего очага, — промурлыкала она, потягиваясь.

— А не жирно ли тебе будет, кошка? — вновь начал замахиваться в ее сторону юнец.

— Ну, раз вам неинтересно, я пойду. Нечего мне тут с вами делать, — отвернулась она от мужчин.

— Постой. Ладно. Мы согласны. Рассказывай, — удержав за плечо молодого мужчину сказал старик, и наклонившись к нему, прошептал, — попридержи коней. Нам всего лишь надо выведать информацию у этой вертихвостки. А обещание выполнять никто нас не заставит. Что она нам сделает.

Кошка посмотрела на ухмыляющихся мужчин своими желтыми глазами и начала рассказывать историю о том, как в предутренних сумерках заметила движение воды в противоположном конце бухты, и, желая проверить свою догадку, увидела русалку, висящую в сетке, подвешенной к дереву, ветви которого во время прилива погружались в воду.

— Можете не торопиться, она так старалась выбраться, что совсем выбилась из сил. И сейчас наверняка потеряла сознание от усталости и обезвоживания.

— Без тебя разберемся, — получив нужную ему информацию, старик сразу стал груб, и, забрав разбросанные на песке инструменты, прошел мимо. За ним последовали его товарищи, а девушка, презрительно посмотрев на кошку, двинулась в сторону деревни.

Выждав пару секунд, кошка бросилась в противоположную сторону, к пещере, надеясь, что выиграла достаточно времени, чтобы освободить русалку.

Пока кошка разговаривала с рыбаками на пляже, мальчик незамеченным добрался до пещеры. Пробравшись внутрь, он увидел русалку с глазами, переполненными ужасом.

— Я — друг кошки. Не шевелись, я постараюсь тебе помочь, — как можно мягче проговорил мальчик, чтобы хоть немного успокоить девочку. Он подошел поближе и начал осматривать сеть. Проведя по ней пальцами, мальчик нащупал небольшие углубления в стене пещеры и понял, что сеть закрепили на булыжник, который просто так не сдвинуть, тем более что каждое движение сетки причиняло боль маленькой пленнице. Оглядевшись вокруг, он заметил неподалеку плоский и с виду крепкий камень, которым можно было попробовать поддеть булыжник.

— Сейчас я попробую тебя освободить. Если будет больно, потерпи, по-другому никак, — заранее попросил прощения мальчик. Обессиленная русалка кивнула в ответ и прикусила губу.

Стараясь как можно меньше шевелить сетку, мальчик начал свои попытки. Спустя какое-то время булыжник поддался. В тот момент, когда он уже аккуратно выпускал хвост сетки, послышался легкий шорох песка. Мальчик замер, а русалка испуганно вжала голову в плечи, дрожа всем телом. На камнях показался силуэт кошки.

— Я их отвлекла, но надо поторапливаться, — сказала она.

Мальчик молча начал выпутывать русалку из сетей, после чего подхватил под руки и потащил почти теряющую сознание девочку к воде. Кошка в это время смотрела в сторону, где в любой момент могли появиться жаждущие добычи рыбаки. Почувствовав прохладу волн на своей коже, русалка немного пришла в себя. Когда она была уже на глубине, где могла плыть, кошка крикнула, чтобы она следовала в сторону от пещеры и побежала по берегу, указывая девочке путь. Мальчик бежал за ними.

Благополучно добравшись до выхода из бухты, кошка прыгнула в воду и поплыла к девочке.

— Будь аккуратнее и больше не попадайся людям, — лизнув русалку в нос, сказала она.

Однажды вечером, спустя неделю после этого события, когда суматоха из-за слухов о русалке уже улеглась, кошка снова пришла в бухту. Прогуливаясь по берегу, она добрела до злосчастной пещеры и прошла до того места, где попрощалась с девочкой. Сев на берегу и обвив лапки хвостом, она начала вылизываться, время от времени замирая и вглядываясь в морскую даль. И в какой-то момент ей показалось, что волны подозрительно успокоились, а из глубины поднимается свечение. Проморгавшись, кошка разглядела, что со дна к ней плывет девушка, вернее русалка.

Серебристая кожа мерцала в свете уже взошедшей луны, длинные белокурые волосы облепили плечи и спину девушки, а тиара, украшавшая голову, сияла так, что затмевала звезды. Глубокие, как море, глаза смотрели на кошку с невероятной добротой и признательностью.

— Значит, вот, кого я должна благодарить за спасение моей дочери, — проговорила прекрасная русалка, и продолжила, — отныне твои сородичи, живущие у воды, никогда не будут знать голода. Каждая русалка будет считать своим долгом накормить вас и помочь при необходимости. Но прошу, никогда не рассказывай людям о нашем существовании.

— А как же мальчик, который помог вашей дочери?

— Не волнуйся об этом, он просто все забудет. А теперь прощай. И запомни, что если ты или кто-то из твоих сородичей будете голодать, нужно будет только прийти к берегу, — с этими словами девушка начала погружаться в воду.

В последний момент кошка заметила в вихре волн свою маленькую знакомую, которая приветственно махнула ей рукой, уходя за матерью на глубину.

С тех времен в прибрежных городках и деревушках всегда много кошек. Русалки прилежно выполняют поручение своей королевы и следят за тем, чтобы их пушистые друзья не нуждались в пище и не тонули в море.

Показать полностью
296

Верность

Он открыл глаза. Ничего не болело. Это было странно, потому что последнее, что он помнил, это яркий слепящий свет и сильный удар в бок. А потом темнота…

Сколько сейчас времени? Надо встать. Надо бежать, возвращаться домой. Витька будет переживать. Да, Витька — все, о чем он мог сейчас думать.

Попытался встать, но даже не почувствовал собственного тела. Переведя взгляд вбок, он увидел… себя, лежащего на обочине, и столпившихся людей вокруг. Но как такое возможно?

— Эй, дружок, все хорошо, не переживай, — услышал он голос рядом с собой, — ты должен идти со мной. Здесь тебя уже ничего не держит.

— Что случилось?

— Ты умер. Тебя сбила машина. Люди пытаются помочь, но, к сожалению, уже ничего не исправить. Мне жаль, но мы должны идти.

...

Пес поднял морду и посмотрел на существо, стоявшее рядом. Было непонятно, мужчина это или женщина, старое оно или молодое. Но от него исходило ощущение спокойствия, безопасности и мудрости. И пес бы не задумываясь пошел с этим существом, но одна мысль не давала ему покоя… «Витька. Что будет с Витькой, если я не вернусь? Кто будет теперь его защищать?»

— Я знаю, о чем ты думаешь. Но ты ему уже ничем не поможешь. Ты теперь бестелесный дух.

Тоска, которую он еще никогда не испытывал, навалилась на пса. И он заскулил. Смерть его не торопила, а ждала, пока он выплеснет всю душевную боль, которую сейчас чувствует.

Через некоторое время он сказал:

— Хорошо, я согласен уйти с тобой. Но прошу, выполни мое единственное желание: дай попрощаться с Витькой.

— Ты же понимаешь, что он тебя не увидит?

— Зато я его увижу.

На город опустился вечер. Мужчина, ставший невольным убийцей, завернул в найденную в багажнике ткань тело сбитой собаки и повез хоронить в ближайший подлесок.

По темным улицам шли двое: Смерть в черном балахоне и трусивший рядом пес — лохматая дворняжка с порванным ухом и опущенным хвостом. Они шли туда, где, несмотря на все побои, которые доставались псу от вечно пьяных хозяев, мужчины и женщины, он был счастлив. Счастлив потому, что рядом всегда был мальчик, их сын — ребенок, защищая которого он и получал ежедневные тумаки. Каждый день, пока мальчик был в школе, его выгоняли на улицу, а вечером в одно и то же время пес возвращался, встречал Витьку из школы и вместе они шли домой.

Но сегодня он не вернется, сколько бы Витька не ждал его у подъезда. Это угнетало пса сильнее собственной смерти.

Витьку он увидел задолго до того, как они подошли к подъезду. Даже не увидел, а скорее почувствовал, что он там. Стоит и ждет своего верного друга и единственного защитника.

Витька вглядывался в темноту. Из открытого окна доносились пьяные крики и ругательства. Вдруг в этом же окне появилась женская фигура, которая со злобой прикрикнула на мальчика, чтобы он немедленно поднимался.

— Еще пять минуточек, мам. Я должен дождаться Мухтара. Он всегда возвращался.

— Да сдох уже твой Мухтар в какой-нибудь подворотне. Нам легче, не надо будет кормить еще одного нахлебника, — в окне рядом с женщиной появился такой же пьяный мужчина.

«Я знаю, что он вернется. Он всегда возвращался,» — себе под нос прошептал мальчик. Но пес, который всегда безошибочно угадывал его мысли и настроения, понял, что Витька обо всем догадался. Он тихо подошел к мальчику, не потревожив даже воздуха вокруг него, и уткнулся мордой ему в живот, как частенько делал, чтобы успокоить ребенка. В этот момент из глаз мальчика потекли слезы.

Смерть стояла поодаль и наблюдала. Ей было ужасно жаль маленького мальчика и его верного хвостатого товарища. Но сделать она ничего не могла. Такова была их судьба…

И тут из окна в сторону мальчика полетел какой-то предмет. Это один из собутыльников его родителей, пытаясь привлечь внимание ребенка и заставить идти домой, швырнул в него разбитой бутылкой.

Пес, по старой привычке кинувшийся защищать ребенка, не сразу понял, что сейчас от его помощи не будет толку — бутылка просто пролетит мимо и ранит его Витьку. Но случилось невероятное: предмет, как будто встретившийся с телом собаки, отскочил в сторону, не задев ребенка.

Смерть, подавшись вперед, обдумывала ситуацию. А Витька, как будто догадавшись, кто стал его спасителем, тихо пробормотал имя пса и посмотрел в ту сторону, где стоял его дух. Конечно, видеть его он не мог, в этом Смерть была уверена. Но что-то заставило ее задуматься…

Когда мальчик начал собираться домой, пес отошел к своему провожатому и, вильнув хвостом, сказал:

— Спасибо, что дал попрощаться. Теперь я готов идти с тобой.

— Знаешь, вы мне нравитесь. Я вижу, почему ты так рвался домой. Ему будет трудно без тебя, поэтому я, пожалуй, нарушу свое же правило, — пожала плечами Смерть, — я оставлю тебя в этом мире. Но вернуть к жизни не смогу.

— Это значит, что я останусь с Витькой навсегда? — не веря переспросил пес.

— Да. Отныне ты будешь его ангелом-хранителем и всегда будешь рядом. Возможно, он будет чувствовать твое присутствие. Но увидеть не сможет никогда. Ты согласен?

— Конечно. Спасибо! — пролаял пес, виляя хвостом от радости, и кинулся догонять своего друга.

Легкая дымка, которая только что была псом-дворняжкой с порванным ухом, улетучилась. Скрылся в подъезде и мальчик Витька. А Смерть все стояла и смотрела в темноту, понимая, что сколько бы жизней она не забрала, сколько бы столетий не просуществовала, живым существам еще есть, чем ее удивить.

Показать полностью
102

ЭТОТ ГОРОД САМЫЙ ЛУЧШИЙ ГОРОД НА ЗЕМЛЕ...

НОВОСИБИРСК.


Поздняя-поздняя осень.


Я, человек южный, только начинаю познавать новую для себя климатическую и социальную среду, активно подмечаю разницу в жизни «дома» и «здесь», внимательно всматриваюсь в нюансы, жадно впитываю впечатления.


И я уже освоилась с тем, что вопреки моему сложившемуся пониманию мироустройства — ЗДЕСЬ, если идет снег — ЭТО ЗНАЧИТ ТЕПЛО!!! (с).

ЗДЕСЬ - если ты хочешь иметь шанс прикурить на улице, то зажигалку надо держать не в кармане, а внутри варежки.


ЗДЕСЬ - в минус пятнадцать градусов по Цельсию прогуливающиеся граждане вовсю распивают освежительные напитки, потому что минус пятнадцать — это уже О-О-ОЧЕНЬ ТЕПЛО!


Здесь — все иначе!


ЗДЕСЬ — СИБИРЬ.


Итак.


Маршрутка.


За окном летит снег. Люди едут по своим делам.


На Центральном рынке в общественный транспорт входит бабуля, такая… ЯРКАЯ ХАРАКТЕРНАЯ бабуля, со следами богатого жизненного опыта на лице, с нечесаными длинными волосами, небрежно подхваченными давненько нестиранным платком, в … несвежем наряде, источающая, как бы это сказать… ароматы, ассоциирующиеся с длительным пребыванием в условиях, не сильно отвечающих санитарным нормам проживания.


И тому же явно сильно простуженная!

Бабуля садится на сидение маршрутки, обращенное «лицом» к остальному населению, и уютно устраивается. Пассажиры заняты своими делами.


Едем.


Через какое-то время бабуля набирает воздух в легкие, ее глаза расширяются, потом она зажмуриваются, краснеет и… ЧИХАЕТ!


И не просто так чихает, а конкретно, мощно, ТОТАЛЬНО ЧИХАЕТ, забрызгивая все живое вокруг, что попадает в зону поражения!!!

Я… замираю!


В моем мозгу моментально проносятся картины, которые я, привычная к горячему кубанскому темпераменту, ожидаю увидеть — скорее всего, я сейчас стану свидетелем бесчеловечной бытовой расправы!


Возможно, уже через мгновение бабушку начнут расчленять живьем прямо в маршрутке!


С замиранием духа я ЗРИТЕЛЬНО ПРЕДСТАВЛЯЮ, как эта обильно забрызганная дама в мехах с длинноствольным маникюром, вот-вот издаст боевой клич: «УБЬЕМ ВЕДЬМУ» и вцепится лиловыми ногтями в горло несчастной, а остальные граждане начнут колотить опасный источник инфекции по голове «руками, ногами и другими подручными предметами», «коробкой, картиной, картонкой и ма-а-а-а-а-ленькой собачонкой» (с)…


НО…


Секунда, другая — ничего не происходит! Пассажиры, сохраняя непостижимое для меня спокойствие, достают платки и салфетки.


И...


ТИ-ШИ-НА!


Мужчина, который сидел как раз напротив простуженной бабули, УЛЫБАЕТСЯ и громко говорит, естественно, с интонацией, содержащей некую долю горького сарказма:


— Будьте, здоровы… бабушка!!!


Вся маршрутка громко хохочет.


Я пребываю в состоянии полного душевного потрясения…


Да… Мне кажется, я тут определенно «приживусь».


Снаружи, за подмороженным стеклом, неустанно летит снег, «значит — тепло», люди едут по своим делам.


Я... смотрю в окно и улыбаюсь:


«Этот город самый лучший город на земле!» (с)

Показать полностью
98

Ваня Жуков против или «сама не знаю, но и вам не рекомендую»

Ваня Жуков против или «сама не знаю, но и вам не рекомендую» Книги для подростка, Литература, Гарри Поттер, Подростковая литература, Обзор книг, Книги, Длиннопост

Когда я впервые столкнулась с этой книгой, меня привлекло краткое описание сюжета: «Эта книга о мальчике, который, следуя за любимым героем, попадает в таинственный мир и оказывается на границе жизни и смерти. Здесь его ждут приключения, но это уже не игра. В борьбе за свою бессмертную душу он учится отличать добро от зла, спасая себя и других...». Интересно! - подумала я. Ведь сейчас не так много детской литературы духовного плана. Я решила открыть произведение и прочитать, что за борьба там такая нешуточная переключилась? И как же глубоко я была разочарована: за милым описанием «православного детского фентези», а именно так позиционируется книга, оказался какой-то бред. Тут нужно объяснить и сюжет и задумку автора, чтобы понять степень моего разочарования.

Итак, главный герой Ваня Жуков. Его воспитывает одна Мама (очень верующий человек). Ваня замкнут и не пользуется большой популярностью у одноклассников. Так же он тайно влюблён в одну девочку, но та не отвечает ему взаимностью. И нет бы маме главного героя задуматься. Обратить внимание на сына - подростка и его проблемы в общении со сверстниками. Но она обвиняет не сына, не его одноклассников или себя (как явно плохую и невнимательную мать) а .... Гарри Поттера.

Во всех бедах Вани виноват товарищ Поттер и увлечение сына магией и оккультизмом, открытым в книгах Джоан Роулинг. Попутно, тут я уже читала наискосок, в проблемах Жукова виноват Шрек, покемоны, Баба Яга и всякие фантастические твари и где их вообще взяла эта писательница Ковальчук?!

Она намешала всех и всё, в попытках максимально засыпать главного героя препятствиями. Выглядит это очень смешно для меня, так как я большой (и в меру православный) фанат Гарри Поттера. НО моя религия не мешает моим литературным вкусам, а мои вкусы в литературе никак не соприкасаются с моей верой. Бабочки и цветочки существуют отдельно друг от друга, чего не смогла решить для себя автор.

Что интересно, сама она сагу ГП не читала, здесь цитирую слова соиздателя этого шедевра:

Ваня Жуков против или «сама не знаю, но и вам не рекомендую» Книги для подростка, Литература, Гарри Поттер, Подростковая литература, Обзор книг, Книги, Длиннопост

Получается с ее слов, что я сама и не знаю - зачем именно на Гарри Поттера сослалась. Нужен был какой-то отрицательный мне персонаж. Но сама я его не читала и не буду. Иными словами: смысла не знаю , но и другим не рекомендую. Это как спросила бы своего друга: «этот торт вкусный?» а от ответил бы: «не знаю, я не пробовала его! Но наверное фу!»

Ну а если и идти по логике автора «саги о Ване» и его приключениях, то сжечь надо весь русский фольклор вроде Морозко, колобка (тесто разговаривает и оживает), а бессмертный Кощей?! А классика нашей невероятной литературы вроде «золотой рыбки» Александра Сергеевича Пушкина?! Там есть и магия и исполнение желаний... короче, не думала эта женщина - писатель, когда творила основу сюжета. Она нашла «бревно в чужом глазу» в данном случае, в чужом литературном труде и героях, но не в своей книге. Виноваты у них оказались все!

Отвратительна и не только узколобость автора, но и то, что она примешивает к этому религию. На православном форуме, где я взяла эту цитату - над ней смеялись и рекомендовали никогда больше ничего не создавать. С головой оказались ребята!

Ваня Жуков против или «сама не знаю, но и вам не рекомендую» Книги для подростка, Литература, Гарри Поттер, Подростковая литература, Обзор книг, Книги, Длиннопост

Кстати, я знаю одного православного священника из глубинки. И он большой фанат ГП , властелина колец и Хроник Нарнии.

Здесь уж кто и что открывает для себя в книгах. Кто-то видит любовь и дружу и преданность, а другие видят магию, зло и дьявольщину.  А вот после таких писательниц, как Ирина Ковальчук пишут о невежестве и агрессии православных.

Сами же верующие писали в сети отрицательные отзывы о книге, и таких оказалось большинство!

Ну а чтобы этот экзерсис не попал дальше ни к кому в руки, и не влиял на неокрепшие умы, я отдала книгу на утилизацию бумаги. И с удовольствием отправила бы туда всю серию и не будет мне это во грех!

Показать полностью 2
121

5 фантастических книг февраля

Каждый месяц на прилавках отечественных книжных магазинов появляется множество новинок — в том числе в жанре фантастики, фэнтези и хоррор. Вот пять примечательных книг этих жанров, которые увидели свет в феврале.


Грег Бир — «Королева ангелов»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Грег Бир — один из ветеранов твердой научной фантастики. Он начал свою писательскую карьеру еще в конце 70-ых годов прошлого века, но в России увидели свет далеко не все его книги. Сейчас до наших краев добралась «Королева ангелов» — пожалуй, один из ярчайших научно-фантастических романов Бира.


События разворачиваются в высокотехнологичном будущем, которое на первый взгляд может показаться утопичным. Люди живут в достатке, большая часть болезней побеждена, а нанотехнологии позволяют модицифировать тела до неузнаваемости. А редких преступников теперь исправляют с помощью психокоррекции. В центре сюжета «Королевы ангелов» — поэт, который внезапно совершает серию убийств. На его поиски отправляется несколько разных людей, а тем временем в районе Альфа Центавра зонд с ИИ, готовым вот-вот обрести самосознание, на борту обнаруживает форму жизни.


Роман объединяет в себе причудливую антиутопию, напряженный детектив и психологическую фантастику, исследующую природу личности.


Марк-Уве Клинг — «Страна качества»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Немецкий автор написал книгу о будущем Германии, в котором за благополучную жизнь людей отвечает система компьютеров. Искусственный интеллект начисляет гражданам социальный рейтинг, в соответствии с которым человеку подбираются партнер, работа, друзья, увлечения и даже товары.


Антиутопия получилась одновременно пугающей и ироничной. Будто смотришь новый эпизод «Черного зеркала», щедро приправленный юмором. Главный герой книги, Петер Безработный, занимается утилизацией машин. Он был заурядным гражданином Страны Качества, плывущим по течению, пока однажды не получил от TheShop секс-игрушку в виде розового дельфина. Товар, который он не заказывал, означает, что система работает неидеально. Герой хочет вернуть товар, и это оборачивается для него началом очень забавных и увлекательных приключений, а для системы оборачивается настоящим кризисом.


«Дети Лавкрафта»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Мифология Говарда Филлипса Лавкрафта не теряет актуальности, скорее даже наоборот — из года в год выходит все больше книг, графических романов, настольных и компьютерных игр по мотивам «Мифов Ктулху» или, как минимум, вдохновенных от лавкрафтовскими идеями.


Сборник «Дети Лавкрафта» составлен из таких рассказов. Его составитель Эллен Датлоу собрала работы современных авторов разных жанров, выросших на произведениях Лавкрафта. Каждый из них по-своему видит и чувствует лавкрафтовские идеи, поэтому рассказы получились очень разными. Но все эти произведения объединяет любовь авторов к творчеству Лавкрафта и его мифам.


Кристофер Руоккио — «Империя тишины»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Эпическая космоопера «Империя тишины» была написана 22-летним Кристофером Руоккио, который написал не по возрасту зрелую книгу. На Западе ее сравнивают с «Дюной» Фрэнка Герберта и «Именем ветра» Патрика Ротфусса. От первого она взяла масштабы событий и богатое мироустройство, от второго — стиль повествования.


Действие происходит в галактической империи, культура и традиции которой отчасти напоминают Рим и Византию. Главный герой, Адриан Марлоу, успел сделать много и хорошего, и плохого. Он рассказывает собственную версию истории. Еще в детстве Адриан сбежал с родной планеты, чтобы не пойти по пути, который уготовил ему отец — безжалостный правитель. Вместо этого он стал сначала гладиатором, а затем оказался в эпицентре галактических интриг и конфликтов.


Ник Харкуэй — «Гномон»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

«Гномон» — очень объемный и сложный фантастический роман, сочетающий в себе детектив, антиутопию, киберпанк и философскую головоломку. В будущем человечество живет под надзором нейтронных сетей, именуемых Системой. Героиня книги следователь Нейт расследует дело о смерти женщины, которая погибла во время допроса.


Чтобы выяснить правду, Нейт придется залезть в воспоминания всех людей, кто с ней контактировал. Погружаясь в нейрозаписи, она приходит к выводу, что в сознании погибшей находилось четыре личности, одна из которых — таинственный искусственных интеллект из дальнего будущего.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 5
60

Попова Н.А. Цикл "Конгрегация"

О цикле "Конгрегация" от автора.


В начале подобной статьи как-то ожидаемо и традиционно должен идти рассказ автора о себе, но... Зачем? Это скучно и неинтересно, ибо - ну, что тут можно сказать? Я Надежда Попова, автор на данный момент шести книг цикла "Конгрегация"... Да и всё, собственно. Остальное не столь уж важно.


Авторская личность вообще стала занимать слишком много места во внимании читателя. Уже и текст многими принято оценивать, исходя из того, мужчина его автор или женщина, молодой или в возрасте, технарь или гуманитарий. Если все это становится известным до прочтения - зачастую это прямо влияет на то настроение, с которым читатель берется за книгу, создает своего рода предубеждение, осознанное или нет. Если узнаётся после - читатель будет вспоминать авторские ошибки (мнимые или реальные) или, наоборот, особо удачные моменты и объяснять их деталями биографии писателя. Я предпочитаю, чтобы оценивали не мою персону, а мои книги.


А что это, собственно, за книги? Прежде, чем рассказать о них самих, следует заметить, что вначале, как водится, была идея. Но не идея именно этих книг. Была идея рассказа.


Зародилась она при изучении истории Инквизиции и была примерно такой: "Допустим на минуту реальность, в которой действительно существовали бы люди с паранормальными способностями. Отсюда вопрос: сколько из них в соответствующие времена попало бы в сферу инквизиторского внимания вместе с псевдо-колдунами? И сколько из них действительно оказались бы применившими эти способности во зло? И насколько оправданным в такой реальности являлось бы само существование Инквизиции?". На основе таких идей-допущений в 2002 году был написан небольшой рассказ-псевдопьеса "Ради всего святого": повествование о работе инквизитора в условиях, когда обвиняемый может с равной вероятностью оказаться и простым смертным, и обладающим необычными способностями, но добропорядочным человеком, и справедливо обвиненным преступником-колдуном.

Попова Н.А. Цикл "Конгрегация" Книги, Попова, Конгрегация, Фэнтези, Длиннопост

Рассказ вышел довольно тяжелым эмоционально, а идея, заложенная в него, проросла и поднялась, но не столько оформилась, сколько получила толчок для развития. Помимо прежних вопросов, возник следующий. Если существование такой структуры как Инквизиция оправдано в подобном мире - то какой она будет? Каким будет этот мир, к чему он будет идти? К чему будет стремиться он и к чему, кто и как будет желать его подтолкнуть?


Четыре года я занималась другими проектами, совсем на другую тему, а идея все это время продолжала оформляться, и вот однажды из нее родился мир Конгрегации. Точнее, идея выросла в Идею и стала целым миром. Подрастая, она подпитывалась не только размышлениями и теориями, но и наблюдениями - за нашей, земной реальностью, за людьми и их идеями; да и за собой в том числе. И что показали эти наблюдения? Мир менялся. Менялся незаметно, не стремительно, но неумолимо; мир менялся, а люди - нет.


Когда-то человечество начало свой долгий путь к выживанию. Реальность требовала смены идей, и тот, кто понимал это первым, кто мог доказать другим, что эта идея важна, кто мог добиться от окружающих следования за этой идеей - тот менял мир. Идея, когда-то создавшая современное человечество, была - консолидация. Именно она сделала дикую человеческую стаю действительно доминирующим видом, она повела нас дальше по нашему собственному эволюционному пути. Не выживать отдельными особями, семьями, стаями, племенами, а сплачиваться, не бежать, бросая слабых, а защищать их. Отчасти в этом заключался историко-социальный парадокс: для выживания отдельного человека, а не только человечества, для комфорта отдельного человека, а не только человечества, от отдельного человека требовалось порой отказаться от выживания и комфорта. Тонкость заключалась в том, что отказываться приходилось немногим, в то время как пользоваться плодами их дел - великому множеству соплеменников.


Можно сказать, что в этом и заключается общий сюжет, общая идея всего цикла "Конгрегация". Ее герои - те немногие, которым приходится отказываться порой даже от самих себя, чтобы жила, дышала, продолжала действовать та система жизнеобеспечения, за счет которой живут многие.


В последнее время на первый план в литературе и кино торжественно выступил образ благородного борца с Системой. Система всегда жестока, неоправданно цинична, всегда существует сама для себя, подчиняя человека своим потребностям, и лишь внезапный герой восстанавливает справедливость, освобождая человека из-под ее гнета.


Я решила создать мир, на который читатель посмотрит глазами Системы. Той самой, которую пытаются разрушить. И моим главным героем стал тот, кого долгое время было принято пренебрежительно называть "винтиком системы": один из тысяч рядовых ее служителей, который просто делает свою работу и пытается сохранить то хрупкое равновесие, которого до него десятилетиями добивались другие.

Попова Н.А. Цикл "Конгрегация" Книги, Попова, Конгрегация, Фэнтези, Длиннопост
Итак, что это за мир? Это параллельный мир, очень похожий на наш, и события цикла развиваются в подобии Священной Римской Империи рубежа XIII и XIV, а точнее - Германии. Это странное, парадоксальное время подъема и спада одновременно; время расцвета феодализма и - упадка Церкви, который предварял собой Реформацию. Крестовые походы остались позади, и правители устремляли все силы на захват власти; все - от Императора до поместных князей и церковных чинов. Папский престол делили два, а потом и три полупризнанных Понтифика, Европа разделилась сама в себе, Священная Римская Империя трещала по швам и была, по большому счету, лишь эфемерным понятием, а не государством. В нашей истории для нее это было временем начала конца.


В мире "Конгрегации" ситуация схожая, но отличия есть, и они заметны; они, я бы сказала, судьбоносны. Для начала, здесь существует и действует магия. Все те легенды и жуткие предания, что существовали в нашем Средневековье, в этом мире реальны. И как следствие - здесь намного раньше, чем в нашей реальности, возникла Инквизиция. Как и в нашем мире, здесь был период оголтелой охоты на ведьм, но случился он гораздо раньше; к тому времени, когда "наша" Германия еще не была знакома с этим явлением, в "моей" оно уже себя исчерпало. Разумеется, не само по себе, а усилиями тех людей, что смогли повести остальных за своей идеей, самой главной идеей: человечество должно быть едино. Перед лицом любой опасности, перед любой угрозой, будь она материальной или потусторонней, сила человека - в единении.


Так зародилась новая Инквизиция - Конгрегация по делам веры Священной Римской Империи. Возникла академия инквизиторов, выпускники которой, обученные уже по-новому, стали единственным буфером между человеческим миром и теми силами, что стремились его разрушить. Охота на потусторонних тварей, защита от людей, что порой хуже этих тварей - это всё они. Это в том числе и главный герой цикла Курт Гессе.


И укрепление Империи (а точнее - фактически оживление полутрупа, которым она была) - это тоже отчасти легло на плечи Конгрегации. Именно она взяла на себя пресечение опасных ересей и выявление сект и мятежей, тех сил, уже вполне человеческих, которые стремились разрушить и без того слабую Империю изнутри. Именно Конгрегации пришлось распутывать этот змеиный клубок, в котором переплелись человеческие преступления и потустороннее зло. Построение и удержание в равновесии той самой Системы, без которой противостоять надвигающейся Тьме стало бы делом невозможным.


Каждая из книг - отдельная история из жизни Курта Гессе, которая чем дальше, тем больше и тесней переплетается с судьбой Конгрегации, Империи и мира в целом. Он не избранный, не великий Герой Пророчества, он простой смертный, не наделенный никакими силами, кроме преданности долгу и веры в свое служение. Просто человек, который делает свою работу и стремится сделать ее хорошо. Как у него это выходит - покажет и рассудит время.


Автор Попова Надежда Александровна

http://samlib.ru/p/popowa_nadezhda_aleksandrowna/010.shtml

Опубликовано в журнале "Панорама" вып. 3(71) 2013 г.

Показать полностью 2
76

Не буди дракона

Не буди дракона Фэнтези, Рассказ, Литература, Сказка, Длиннопост

Дракон проснулся от пинка в нос и визга на грани ультразвука. Веки тяжело пошли вверх, а затуманенный сном мозг, еще прибывающий в сладкой неге, сделал вялую попытку осознать происходящее. Зрачки сузились в две вертикальные нити, фигура наглеца скрыта светом, пробивающимся от входа в пещеру.


Пинок повторился, а визг превратился в девичий голос, дрожащий от негодования и злобы.


— Вставай, скотина зеленая!


— А? Что? Какого... — промямлил дракон, пытаясь понять, не сонный ли это берд.


Нет, перед ним стоит человеческая женщина, молодая. Одета в пышное платье нежно-розового цвета, похожее на перевернутый бутон розы. Золотые волосы прижаты ко лбу золотой диадемой, украшенной бриллиантами. Зеленые глаза мечут молнии, а крылья носа, аристократично тонкого и чуть вздернутого, раздуваются, как у взбешенного быка.


Приподняв полы платья, незнакомка пнула дракона третий раз, шпилька цокнула об нос. Лицо скривилось и налилось кровью, став похожим на спелую вишню. Звук удара, смешиваясь с неразборчивыми криками, разлетелся по пещере гулким эхо, затерялся в районе хвоста.


— А ну просыпайся! ЖИВО!


— Щас... щас.... погоди... ты кто вообще?


— Я?! Я — ПРИНЦЕССА!


Дракон по-кошачьи подобрал лапы, приподнял голову, зрачки чуть расширились.


— Ты хоть понимаешь, как мало это мне сказало?


— А ну цыц!


Древнее чудовище удивленно замолкло, чуть склонило голову, чувствуя, как в районе желудка разгорается гнев. Дракон озадаченно прислушался к себе, пытаясь понять — это эмоция или изжога. После десятилетий сна сложно разобраться. Плиты окаменевшей чешуи, вдоль гребня медленно задвигались, издавая скрипучий звук.


— Ты какого демона меня до сих пор не похитил?!


— А я должен?


— Обязан! Я же принцесса! Всех моих подружек уже похищали! А меня игнорируешь! Будто я... — девица замолкла, пытаясь подобрать сравнение, на лбу пролегла едва заметная морщинка, — простолюдинка!


— Ты, должно быть, меня с кем-то путаешь, — зевнул дракон, — я прикорнул пару десятков лет тому.


— Ты же дракон?


— Ну да...


— Значит, ты обязан меня похитить!


— С чего бы это?


— Каждый настоящий дракон ОБЯЗАН похищать принцессу!


— С какой целью?


— Ты что, совсем безмозглый? Я — ПРИНЦЕССА!


Последнее девица сказала растягивая каждый слог, как древесную смолу.


— А значит, я — самое ценное сокровище! А драконы обожают сокровища!


В животе дракона в ответ забурчало, словно возражая. Мысленно дракон согласился с брюхом — жирная корова куда лучше любого сокровища.


— Хм... ну и как ты себе это представляешь?


— Не беспокойся, я уже обо всем позаботилась, вместо тебя, ленивая ящерица! А ну, пошли! Давай, быстрее!


Любопытство пересилило, и дракон осторожно двинулся за принцессой, пересиливая желание случайно раздавить. Солнечный свет резанул по глазам, ящер подслеповато сощурился, прикрылся крылом. Привыкнув, огляделся, из горла вырвался выдох удивления.


Лес вокруг скалы вырублен на добрую сотню шагов, повсюду снуют рабочие. У подножия скалы укладывают фундамент башни. Завидев дракона, люди застыли, принцесса заорала, притопнула ножкой, и работяги побежали работать, точно муравьи.


— Какого... — протянул дракон, но последнее слово затерялось в памяти и он умолк, пытаясь вспомнить.


— А что ты ожидал?! Что я буду в пещере куковать? Как простая девка?! Да и вообще, где твои сокровища?! Ты что, дракон-простолюдин?! Во всей пещере ни грамма золота, только кости!


— Я...


— Да молчи уж, я тут всё по уму обустрою!


От виднеющегося вдали скопища шатров к ним мчится рыцарь в сияющих латах верхом на белоснежном коне. Рабочие отпрыгивают буквально из-под копыт, падают на землю. Рыцарь покрикивает и размахивает нагайкой, целясь по нерасторопным. Слышны смачные щелчки и вскрики.


За пару десятков метров до дракона жеребец заржал и встал на дыбы, отказываясь делать хоть шаг. Рыцарь выругался, с силой вогнал шпоры под ребра животного, а когда и это не помогло, стукнул латной перчаткой по затылку. Конь жалобно заржал, переступил с ноги на ногу, но вперед не двинулся.


Рыцарь выдал триаду, состоящую из вариаций позабытого драконом слова, и спрыгнул на землю. Зашагал к ним, кипя от злости, не дойдя и пары шагов крикнул:


— Что, проснулась ленивая скотина?


— А это еще кто? — Буркнул дракон, раздумывая, не застрянут ли латы меж зубов.


— Это мой жених, принц Генри. — Ответила принцесса, прижав руки к груди. — Он такой душка, настоящий мужчина! И он спасёт меня из драконьего плена. А после — мы обвенчаемся и будем править нашим королевством.


— Э-э... — Протянул дракон. — Ладно...


— Слышь, ящерица-переросток, ты чего стоишь перед будущим королём?!


Рыцарь вытянулся, привстав на цыпочки, грозно раздувая ноздри, бросил ладонь на рукоять меча. Дракон озадаченно посмотрел вниз, перевел взгляд на млеющую принцессу и пробормотал:


— Да что с вами не так?


— На колени, ящерица! — Рявкнул принц Генри во всю глотку. — Мы — королевская кровь! Соль земли! Мы стоим выше всех! А ты всего лишь большая ящерица! Не многим лучше грязного кмета! Так что...


Договорить он не успел, зеленая когтистая лапа опустилась, как на муху. Принцессу забрызгало красной моросью, она озадаченно посмотрела на место, где стоял жених, раскрыв рот от возмущения и удивления, перевела взгляд на дракона. В глазах мелькнул огонек осознания, но последнее, что она увидела: раскрытую пасть, полную клыков.


Работники застыли соляными изваяниями, глядя, как дракон с самым недовольным видом проглатывает «соль земли». Древний ящер не выдержал и сплюнул, скривился и повернулся к ним, прогудел угрожающе:


— Ну, кто мне скажет, как зовется ваше королевство и где столица?


— А... а зачем оно вам? — Пролепетал самый храбрый рабочий, спрятавшись за кучей бревен.


— Да так, хочу преподать королю урок хороших манер и воспитания.

Автор: Лит Блог

Показать полностью
592

Рожденный Великим. Часть 4  (по мотивам ИД)

Часть1  Часть2  Часть 3


После свадьбы жена Вейшенга, Фа Киую, осталась жить в доме его родителей, так как Вейшенг постоянно находился в походах либо пропадал в императорском дворце.


Знаменитый полководец, командующий восточной армией, талантливый маг, совершивший революцию в военном деле, он все же не был удовлетворен своим положением. Да, он достиг многого для человека его лет и происхождения, возможно, больше, чем кто-либо, но это не величие. Это лишь слава, временная и преходящая. Пройдет несколько десятков лет, и его имя будут помнить лишь ученые-историки.


Может, все же военная карьера была не лучшим выбором?


Нападения со стороны востока прекратились, и Вейшенг смог погрузиться в магию, а именно в начертание. Старый учитель сначала нехотя выдавал секреты своей гильдии, но постепенно, по мере накоплений знаний у Фа, обучение стало больше походить на совместную разработку новых массивов и способов начертания.


Вейшенг знал, что в гильдии мастерам разрешают пробовать что-то новое только после достижения шестой ступени, а для этого начертатель должен знать наизусть сто восемь печатей и двадцать четыре массива. Многие поднимаются на эту ступень будучи пожилыми и уже не имеют ни желания, ни сил для исследований.


Учитель Вейшенга же сумел сохранить любознательность даже в возрасте семидесяти лет и, простив бывшего ученика, с интересом окунулся в магические эксперименты. Фа снабжал учителя необходимой Ки, скупал труды по начертанию, заказывая их даже из других стран, также продумывал новые сочетания уже известных элементов печатей.


Отец-император, тем временем, тяжело заболел, и вся столица замерла в ожидании. Принц Гуоджи благодаря Вейшенгу с пятого места наследования поднялся на второе, император несколько раз даже шутил насчет изменения его титула. За эти годы принц Гуоджи стал ассоциироваться с военной властью в стране, он контролировал все поставки в армию, влиял на назначения командующих, на продвижение по службе и награждения отличившихся, в то время как наследный принц занимался повседневной рутиной.


Наследный принц понимал, что после смерти отца для захвата престола принцу Гуоджи достаточно будет спровоцировать небольшой военный конфликт и собрать войска возле столицы под этим предлогом. Попытки покушения на принца неизменно проваливались благодаря отлаженной системе охраны, ведь готовили Гуоджи на отдельной кухне, а перед защитной системой массивов дворца пасовали даже знаменитые мастера.


Но у каждого человека есть слабое место.


№9


Вейшенг примчался в дом родителей, как только получил сигнал с амулета отца. Пролетев ворота, он ворвался в комнату. Там, за полупрозрачной ширмой, на кровати лежала бледная Фа Линг:


- Что случилось? Все в порядке? Кто-то напал? - за все эти годы сигнальный амулет ни разу не подавал признаков жизни.


Линг приподнялась и прошептала:

- Иди… к жене… Отец у нее…


Вейшенг приложил руку ко лбу матери, запустил анализирующую Ки и увидел, что в тело матери проник какой-то яд с магической составляющей, но большая его часть уже была удалена.


- Вас кто-то отравил? Как это случилось?


- Иди к жене, - выдохнула Линг.


Хотя Киую была мила, предупредительна и влюблена в Вейшенга с самого детства, чем и подкупила Фа Линг с первой встречи, Вейшенг не испытывал к ней никаких чувств. Он воспринимал женитьбу, как еще одну обязанность, навязанную обществом, а саму Киую считал чужой, человеком из внешнего круга. Даже учитель по начертанию был для него ближе, чем жена, ведь его он знал уже более двадцати лет.


Он соблюдал все приличия, выполнял супружеский долг, но не проводил с Киую ни одной минуты сверх необходимого. А после того, как она забеременела, и вовсе перестал посещать ее, периодически захаживая в Весенний дом.


Вейшенг не стал спорить с матерью и послушно направился в дом, где жила жена. Стоило ему только войти, как он услышал голос отца:


- Сын, это ты? Быстро сюда. Надеюсь, у тебя есть запас Ки?


Делунь сидел рядом с Киую и держал руки на ее округлившемся животе, его лоб был покрыт испариной, и судя по бледному лицу, он уже вливал свою собственную энергию в Киую. Вейшенг вытащил кошель с кристаллами, передал самый крупный отцу и сел рядом.


- Ты давно не практиковался, - сквозь зубы процедил Делунь, пропуская через себя Ки из кристалла. - Я послал за лекарем, но медлить нельзя. Садись и начинай очищать ее кровь, удаляй все инородное, я займусь магией, - и тихо добавил. - Хоть бы не навредить малышу.


За эти годы Вейшенг не часто занимался лечением, и обычно это были боевые травмы: порезы, ушибы, переломы. Болезни, а также магические отравления были благополучно забыты за годы военной службы, но такую элементарную вещь, как очищение крови, Вейшенг помнил: несложное, но затратное и довольно утомительное заклинание, так как его необходимо постоянно обновлять. Собрав небольшое количество загрязнений, оно растворялось, выбрасывая шлаки через поры кожи. На полную очистку крови взрослого человека с невысоким талантом отца уйдет более двухсот Ки, а ведь Делунь уже очистил кровь матери.


Вейшенг сосредоточился, настроился на токи крови жены и вдруг замер. Он почувствовал, как в ее теле бьется сразу два сердца: одно — медленно и гулко — Киую, а второе — мелко и звонко — ребенка. Его ребенка. Он увидел, как живет, двигается и растет его сын. Это будет точно сын. И что-то внутри самого Вейшенга дрогнуло. Он словно впервые посмотрел на свою жену.


Киую была покрыта потом с ног до головы, от ее тела исходил неприятный запах нечистот, которые выводились наружу через кожу, волосы растрепались, а глаза с испугом следили за выражением лица Вейшенга. Больше всего она боялась, что муж возненавидит ее за столь неприглядный вид и будет испытывать к ней отвращение, поэтому она прикрыла лицо рукавом.


Но Вейшенг убрал ее руку и впервые ласково улыбнулся ей:


- Киую, лежи, не напрягайся, сейчас мы тебя вылечим, - и выпустил несколько очищающих заклинаний одновременно. Со своим талантом, запасом Ки и отточенной на бесчисленных массивах концентрацией Вейшенг мог себе такое позволить. К счастью, в тело ребенка попало мало яда, но перед тем, как очищать его кровь, нужно было сначала сделать это с кровью Киую, иначе все будет напрасно.


К тому времени, как пришел вызванный лекарь, жизнь Киую и ребенка были вне опасности.


***


После неудавшегося покушения Вейшенг приложил немало усилий, чтобы отыскать исполнителя, а затем, после показательного суда, лично наблюдал за пытками и казнью преступника. И хотя заказчика так и не нашли, командующий восточной армией прекрасно знал, кто это, а также знал, что никогда не сможет обвинить наследного принца.


Именно тогда Фа решил, что сделает все, чтобы посадить на трон принца Гуоджи. Нужно лишь дождаться смерти императора.


Но оставлять свою семью в столице Вейшенг также не хотел, поэтому, заручившись поддержкой Гуоджи, выкупил небольшую деревеньку в двух днях езды от столицы и перевез туда родителей, жену и слуг. В деревне он построил большой особняк для семьи и казарменный дом, куда перевел сотню проверенных солдат.


Военные дела Вейшенг переложил на своих заместителей и с головой погрузился в политику, подготавливая почву для будущего свержения наследного принца, хотя принц Гуоджи до сих пор колебался и не дал окончательного согласия на эту операцию.


Когда же подошло время родов, Вейшенг получил разрешение на поездку к семье. И Киую его не подвела, родила прекрасного здорового сына, которого назвали Цзихао (героический сын). Новоявленные бабушка и дедушка глаз не спускали с малыша, и Вейшенгу иногда приходилось чуть ли не силой отнимать у них ребенка, чтобы иметь возможность самому поиграть с ним. За время, проведенное с семьей, Вейшенг начал больше общаться с женой, понял глубину ее чувств и, наконец, принял ее в своем сердце.


Но чем больше он привязывался к жене и сыну, тем сильнее боялся их потерять. Ему все время казалось, что меры защиты недостаточны. Его семью попытались отравить не через пищу, так как ее всегда проверяли при помощи специального амулета (Вейшенг никогда не пренебрегал мерами предосторожности), а через ткани, которые Линг и Киую заказали у своего постоянного поставщика.


Вейшенг понимал: в прошлый раз ему повезло, что наследный принц не учел профессию Делуня. За двадцать с лишним лет в столице его привыкли считать лишь гениальным свахой, забыв, что раньше он был лекарем.


Как защитить своих родных? Увеличить количество солдат? Бессмысленно и опасно, ведь чем больше людей в деревне, тем выше риск проникновения предателя. Нарастить еще массивы? Но ни один начертатель не сможет вложить в них барьеры от всех возможных опасностей: болезни, дикие животные, яды, магия, оружие. К тому же людям нужно постоянно выезжать из деревни и возвращаться. Изолировать деревню можно, а вот защитить — нет.


При помощи старого учителя Вейшенг начал искать другие способы защиты и, перебирая библиотеку гильдии, наткнулся на описание некоего странного способа защиты, который назывался «Благословение небес». Там говорилось о сложной системе каскадов, которая увеличивает удачу всех, кто находится в пределах этой системы. Все беды словно обходят их стороной, начиная от неурожая и заканчивая нападением врагов.


Целый год плотной работы потребовался Вейшенгу и его учителю на то, чтобы восстановить порядок начертания каскадов и их рисунка.По предварительным расчетам только на начертание всех печатей должно было уйти более десяти тысяч Ки, и это в том случае, если Вейшенг сумеет нарисовать их с первого раза. Сложность была и в том, что для запуска системы нужно не менее двух тысяч Ки, и в дальнейшем также необходимо поддерживать систему энергией.


Вейшенг был состоятельным человеком, но по меркам столицы не особо богатым, все же больше всего денег приносит торговля, а не военное дело, поэтому ему пришлось продать дом в столице и влезть в долги для закупа такого количества Ки.


№10


Учитель начертания, уже практически ставший частью семьи Фа, и Вейшенг в очередной раз при помощи магического зрения перепроверили каждую линию и каждый завиток гигантской системы каскадов, исчеркавших всю территорию деревни и даже прилегающих к ней полей, сверяясь со свитками.


Каждый из них знал, чем может обернуться малейшая ошибка при начертании, особенно такой большой системы. Даже императорский дворец защищали массивы попроще, только их накладывали слой за слоем против разных видов опасностей, и Вейшенг мог назвать десяток разных способов, как уничтожить всех живущих во дворце, не затрагивая массивы.


Они даже опробовали упрощенный вариант данной системы на небольшом участке, хоть это и потребовало дополнительных вложений, и все прошло прекрасно.


После проверки учитель поклонился Вейшенгу и пошел в сторону особняка, куда уже были перевезены его дети и внуки. Фа сказал, что не хочет рисковать и оставлять семью учителя без защиты.


Наконец, пришел тот самый момент, после которого Вейшенг сможет спокойно оставить семью и вплотную заняться наследным принцем.


Вейшенг вынул из сумки огромный кристалл на три тысячи Ки и вложил его в сердце системы. На этот кристалл ушли последние деньги, которые Фа сумел собрать под свое имя и имя отца. Он даже опустошил личные запасы принца Гуоджи, хоть и знал, что денег для политических игр требуется много, но принц за время дружбы с Вейшенгом привык доверять ему во всех вопросах и не стал возражать.


После запуска системы Фа планировал наглухо закрыть доступ к кристаллу для всех, кроме себя, при помощи специально разработанного массива, так как не хотел, чтобы все труды пошли насмарку из-за какого-нибудь глупца, который возжелает разбогатеть, продав такой большой кристалл.


Еще один вдох. Кристалл в закатных лучах горел так ярко, словно хотел затмить своим блеском солнце. Вейшенг положил руки на кристалл и слегка подтолкнул его магическим импульсом. От кристалла в разные стороны побежали голубые потоки Ки, видимые лишь при помощи амулета, витиеватые линии, закручивающиеся в сложные гигантские печати, вспыхивали и продолжали гореть.


Вейшенг быстро начертил заранее подготовленный массив и отступил на несколько шагов, чтобы видеть всю картину в целом.


Магическая паутина уже опутала деревню по краям, ее голубоватые языки то и дело выступали наружу, захватывая отдельные точки, намеченные Вейшенгом, затем рисунок начал продвигаться внутрь, постепенно замедляясь, так как чем ближе к центру паутины - особняку семьи Фа, тем более разветвленными и насыщенными становились каскады.


Фа испытывал радость и гордость за проделанную работу, сравнимые с теми чувствами, что охватывали его при виде сына. Малыш Цзихао недавно начал ходить и уже успел набить несколько шишек. Интересно, будет ли эта система оберегать его от подобных мелких ранений?


Вот уже сияла вся деревня, лишь особняк оставался пока темным пятном.


Вейшенг взглянул на кристалл, подпитывающий систему, и заметил, что он почти не светится. Как так? Он же почти на тысячу Ки превышает расчетный объем! Мужчина вновь посмотрел на особняк. Он знал, что каскады, построенные внутри дома, требуют не менее пятисот единиц Ки.


После секундного замешательства Вейшенг кинулся к кристаллу, в несколько движений уничтожил сдерживающий массив и попытался влить свою Ки. Но было уже поздно…


Вейшенг стоял перед мертвой землей и рыдал. Горько, сухо, страшно. Малыш Цзихао, Киую, папа и мама, учитель со своей семьей, слуги, деревня со всеми жителями и скотом, поля, озеро… Всё было мертво. Высосано досуха.


Трава еще оставалась зеленой, хоть и полегла на землю. Где-то там, в новом просторном особняке, лежало тело жены, наверное, она выглядит так, словно прилегла отдохнуть, румянец еще не сошел с ее пухлых щек… Вейшенгу хотелось еще раз взглянуть на нее, взять на руки крепыша Цзихао и прижать его к груди, но он не мог. Всего несколько шагов, и он останется в мертвом круге навечно. Как и вся его семья.


Мужчина сделал первый шаг, второй, переступил невидимую черту и… ничего не произошло. Он прошел еще немного вперед, топнул и заорал:


- Давай же, ешь меня! Вот моя Ки. Бери же! Ну!


Нервно дернул амулет магического зрения и увидел, что система запущена полностью. Высосанной Ки ей как раз хватило на то, чтобы заполнить до конца оставшиеся каскады. В свете амулета деревня выглядела особенно жутко: ни малейшего огонька живых существ, только холодно светятся массивы, которым уже некого защищать.


Тогда Вейшенг расхохотался. Он смеялся долго, до хрипоты, до рвоты, до спазмов в животе. А потом замолчал, вытащил нож и медленно провел лезвием по лицу, от правого глаза до левого угла рта. Он не чувствовал боли, не чувствовал крови, заливающей его лицо, шею и грудь.


Последний взгляд на мертвый дом.


Мужчина без имени, без семьи, без лица отвернулся и пошел на восток.


________________________________________________________________________________

История Вейшенга закончена.

Показать полностью
185

Чисто английское волшебство

Чисто английское волшебство Книги, Что почитать?, Рекомендации, Фэнтези, Англия, Магия, Волшебство, Альтернативная история, Длиннопост

Сюзанна Кларк - "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл". 2004

(ссылка на livelib)


Приветствую, друзья.

Сегодня спешу порекомендовать ещё одну отличную книгу. Наткнулся на неё когда-то случайно и понял, что это просто алмаз. Почти 900 страниц незамутненного удовольствия (в конце мне показалась, что это так мало).


Жанр: фэнтези, альтернативная история.

Сюжет развивается в Англии XIX века, в эпоху Наполеоновских войн. Магия давным давно ушла из старой доброй Британии, и нынешним волшебникам остаётся только назвать себя "магами-теоретиками" и философствовать о былых временах на своих нудных бесконечных собраниях. Но всё меняется, когда появляется первый за долгие годы практикующий волшебник: мистер Гилберт Норрел.


Книга является замечательным представителем британской литературы. Написана прекрасным языком, стилизованным под произведения XIX века. Автор работала над романом десять лет, и это заметно: мир английской магии проработан настолько тщательно, насколько это вообще возможно. Книга наполнена всевозможными справками-сносками по псевдоистории британского волшебства. Сделано всё очень правдоподобно и достоверно.

Получилась захватывающая история о старой доброй Англии, волшебстве, любви, войне и природе безумия.


В 2015 по книге сняли одноименный, весьма годный, мини-сериал. (КП:7.7, IMDb:8.2)

(ссылка на КП)

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: