2

Меж границы вздох последний. Глава 6.

1-я глава

2-я глава

3-я глава

4-я глава

5-я глава


Глава 6

Червивое яблоко


***


Оказавшись в мастерской Ульриха, Мик сразу же спрятался за один из ящиков и осмотрел помещение. Недалеко от него, спиной к ящику, стоял полисмен, что-то обсуждающий со своим напарником, который находился в десяти метрах от того, рядом с Ульрихом. Мик принял решение высвободить друга и с его помощью найти нужные ответы.


- Спасибо за обед, Чарли. Я уж было с голоду тут чуть не помер, – промолвил полисмен, стоящий у стола рядом с Ульрихом.


- Да без проблем, дружище. Этот спокойно себя ведёт?


- Вообще-то, у «этого», на минуточку, есть имя, господин полисмен, - возразил Ульрих.


- Молчал бы лучше, а то попадёшь под раздачу со своим другом! – рявкнул тот в ответ.


- Да сидит себе и сидит. Успокойся, Чарли, никуда он не денется. Скоро того психа найдут, и всё будет нормально, как и раньше.


Мик, оценив ситуацию, подкрался к полисмену, стоящему к нему спиной, и схватил за шею, достав из кобуры его пистолет и приставив к виску. Напарник сразу же отреагировал, повернувшись лицом к Мику.


- Эй! Отпусти! – вскрикнул схваченный полицейский.


- Заткнись, если жизнь дорога! – пригрозил Мик, добавив второму полисмену: - А ты даже не смей двигаться.


- Мик?! – удивился Ульрих столь неожиданной для него встрече. – Что ты, чёрт возьми, творишь?!


- Ульрих, иди сюда! – скомандовал тот, не сводя глаз со второго полисмена.


- Дружище, может тебе лучше сдаться? – мямлил Ульрих, привстав со стула и сделав шаг в сторону своего «друга». – Ты лишь хуже себе делаешь ведь…


- Иди сюда! – разъярённо рявкнул тот, теряя над собой контроль. – Клянусь богом, Ульрих, я прибью тебя, если ты сейчас же не подойдёшь ко мне!


- Ладно-ладно, тише… - Ульрих медленным шагом, подняв руки, пошёл к Мику.


Когда Ульрих прошёл полпути, Мик увидел, как полисмен потянулся к кобуре. У него не оставалось выбора, кроме как направить пистолет на того и совершить выстрел. Пуля прошла голову бедняги насквозь. После того, как тело упало на землю, второй полисмен, которого держал за шею Мик, вырвался и, оттолкнув того, рванул в сторону входной двери. Мик, стабилизировав своё положение, направил дуло на мужчину, сделал два выстрела. Первый пришёлся на левую ногу, а второй угодил прямо в позвоночник. Упавший на землю полисмен всё ещё дышал, но сил на крик у него не оставалось. Он лишь истекал кровью, дыша всё тяжелее и тяжелее, пока дыхание не сошло на нет. Ульрих, наблюдавший всю эту вакханалию, держался за голову, смотря глазами, полными безнадёги.


- Мик… Что ты натворил, чёрт тебя дери?! – судорожно проорал Ульрих, ходя из стороны в сторону и пытаясь сообразить хоть что-нибудь. – Ты только что погубил нас с тобой! Нет… Ты погубил меня! Они не поверят в мою невиновность! Что же ты натворил…


- Он тянулся к кобуре! – оправдался Мик, указывая на бренное бездыханное тело полисмена.


- К какой кобуре?! – разъярённо вопросил друг, указывая пальцем на тело. – У него не было никакой кобуры! Подойди и посмотри, чёрт тебя возьми!


Подавленный Мик подошёл к телу только что застреленного им полисмена и посмотрел на его правое бедро, где он увидел кобуру. Там ничего не было. Никакой кобуры, никакого оружия, ни даже чего-то похожего.


- Но я… Я же видел… - растерянно бормотал себе под нос Мик, сев на стул и смотря на два безжизненных тела. – Он потянулся к кобуре. Я и выстрелил...


- Не было у него никакого оружия! Не было! Слышишь?! – Ульрих подошёл к одному из ящиков и стал бить по нему кулаком, пока у него не пошла кровь. – Это конец…


- Ульрих, слушай меня внимательно, - сказал Мик, встав со стула и подойдя к тому, чтобы положит руку на плечо. – Если ты хочешь всё исправить, убежать отсюда, то я тебе помогу с этим.


- Да? – подозревая в чём-то подвох, спросил тот. – И как же ты собираешься это сделать?


- Мне нужен человек, способный рассказать мне что-то об этом. - Мик достал книгу из внутреннего кармана и протянул её Ульриху. – Она позволит всё исправить.


- А что с тем, к кому я тебя послал в первый раз? – Ульрих заранее настроился на неутешительный ответ, который лишь всё усложнит.


- Скорее всего мёртв.


- Почему я не удивлён такому ответу? – Вздохнув, Ульрих принялся искать свой блокнот на рабочем столе. – Знаешь, а ведь это я тебя сдал им…


- Да знаю я. – Подойдя к телу и посмотрев в пустые глаза, Мик двумя пальцами закрыл веки мёртвого служителя закона, после чего направился в сторону второго сделать тоже самое. – И я понимаю, что у тебя не было выхода. На твоём месте я, наверное, сделал бы тоже самое. Так что не волнуйся. Это уже прошлое…


- Рад это слышать, учитывая, что в твоих руках пистолет, – усмехнулся Ульрих, перебирая стопку бумаг на столе в поисках нужной книжки. – Может объяснишь всё же, в чём дело? А то не хочется снова менять паспорта и личность, не зная из-за чего.


- Боюсь, что это слишком сложно. – Мик закрыл глаза второго полисмена и направился к Ульриху. – Даже я не всё понимаю. Хотя, скорее я ничего не понимаю.


- Да-а-а… - протянул в ответ тот. – Видимо, мне даже лучше не знать, во что ты там вляпался.


- Извини, что уничтожил твою жизнь в этом городе. Какое на этот раз возьмёшь имя?


- Даже не знаю… Может что-нибудь классическое и распространённое. Что-нибудь типа «Смита». А вот и то, что я искал, - взяв в руки старую потрёпанную алую книжку, промолвил Ульрих. – Сейчас попробую найти кого-нибудь подходящего.


- Спасибо тебе… - Мик чувствовал вину за совершённое, но желание спасти друга преобладало.


- Будешь благодарить, когда доберёмся до нужного человека, ну и когда я убегу отсюда. – Листая книжку, Ульрих искал в ней нужный номер. – Вот! Этот может подойти. Так, где там мой телефон?


Взяв в руки трубку и набрав нужный номер, Ульрих с напряжённым лицом ждал ответа на другом конце. И вот, когда он уже собрался положить трубку, ему ответили:


- Мистер Охама? Это Ульрих. Хорошо, мистер Охама, а вы? Это очень хорошо, – любезно отвечал Ульрих своему собеседнику. – Тут такое дело, мистер Охама… Да… Да, дело серьёзное. Спасибо, мистер Охама. Я буду через пару часов у вас, вы живёте там же? Отлично. До свидания.


- Он вправду сможет мне помочь? – поинтересовался Мик, проверяя обойму пистолета на количество патронов.


- Надеюсь. Ладно, нам надо выезжать, – резюмировал тот, после чего, посмотрев на пистолет, поинтересовался: - На кой чёрт тебе пушка, если не секрет?


- Они могут мне снова помешать. С этой штукенцией я хотя бы немного буду спокоен, – ответил Мик, передёрнув затвор, поставив на предохранитель, а затем убрав за пазуху пистолет.


- Даже не буду спрашивать, о ком ты, - со вздохом сказал Ульрих, после чего побрёл к одному из столов. – Сейчас соберу вещи и можем валить отсюда. Дорога будет не быстрой.


- Насчёт дороги не волнуйся. – Мик с обеспокоенным видом смотрел на дверь, ведущую из склада.


- В каком смысле? – собирая в портфель какие-то бумаги, мимоходом поинтересовался мужчина.


- Сейчас увидишь…


Пока Ульрих собирался, Мик подошёл к двери и положил на неё свою ладонь, словно читая какую-то мантру. И в этот момент он почувствовал некое ноющее ощущение в ней. Оно еле улавливалось, но всё же присутствовало. Собрав все свои вещи, Ульрих подошёл к Мику и вопросительно посмотрел на того, словно ожидая чего-то. «Ты сейчас ничего не поймёшь, не падай в обморок только,» - предупредил Мик его, после чего взялся за дверную ручку и прокрутил её, открыв дверь в бесконечно длинный белый коридор со множеством дверей. От увиденного у Ульриха даже раскрылся рот, и он, посмотрев направо и налево, изрёк:


- Господи боже… Кажется, я сейчас уверую… - с изумлёнными глазами пробормотал он под нос. – Я умер? Или, быть может, сошёл с ума?..


- Успокойся, это не так. - Мик закрыл за ними дверь. – Не думаю, что я смогу тебе объяснить что-либо, но ты точно ещё живой.


- Что это за место? – Ульрих осторожно коснулся стены, и, удостоверившись, что она не представляет опасности, начал водить по ней ладонью.


- Это… - призадумался тот, после чего сказал: - «Грань». Вроде, это место называется так.


- Вроде? – отвлёкшись от стены, Ульрих с подозрением глянул на своего друга. – Ты не уверен?


- Да. Это сложно объяснить, – ответил на вопрос Мик, меж тем протягивая руку к ближайшей двери. – Это будто на подсознательном уровне. Я, вроде как, и знаю, но в то же время нет. Мне сложно объяснить это.


- Я, пожалуй, даже и знать не хочу… - посмотрев на Мика, Ульрих лишь тяжело вздохнул. – Ну что, мы идём или нет?


- Да, идём, просто… - Мик замялся, а его внешний вид говорил о том, что он в замешательстве.


- Скажи уже, что не так, – недовольно пробормотал Ульрих.


- Дверь не открывается… - дёргая за ручку, ответил тот.


- Так другую открой. Их тут дофига, чёрт тебя возьми!


Мик начал дёргать за каждую дверную ручку, пытаясь открыть хоть одну, но все они не двигались с места. Он даже пытался сосредоточиться перед парочкой, представляя какое-нибудь знакомое место, как это случилось в первый раз, но всё было тщетно. Ни одна не поддавалась. Такое стечение обстоятельств всё сильнее нервировало Ульриха. Ещё бы! Оказаться в столь… странном и, казалось бы, нереальном месте, уже само по себе сумасшествие. Постепенно Ульрих чувствовал, как внутри росло беспокойство, грозящее лишить его контроля над собой. Мужчины шли по коридору, и Мик дёргал за каждую ручку.


- К чёрту! – вскрикнул Ульрих и потянулся к дверной ручке слева от себя. – Так будет быстрее!


- Не смей! – схватив за руку того, проорал испуганный Мик. – Не трогай двери…


- Почему?.. – прочувствовав (а если так?) настрой друга, поинтересовался Ульрих.


- Не знаю, но что-то мне говорит, что тебе не стоит трогать их… - Пусть по словам Мика ничего и не ясно, но выражение его лица чётко давало понять, что его стоит послушаться.(сойдёт?)

- Х-хорошо… - чутка заикнувшись, ответил Ульрих, и они пошли дальше.


Не понятно, сколько времени минуло уже с тех пор, как они вошли в «Грань», но ни одна дверь по-прежнему не открывалась. Они всё так же шли вперёд, а Мик пытался отворить каждую встречную дверь. В один момент он заметил вдали что-то красное. Оно находилось далеко, так что Мик не мог разобрать, что это такое. С приближением это что-то становилось виднее и обрастало чертами. Пока окончательно не стало разборчивым… Красная лента, висящая в воздухе прямо посередине прохода. Это сильно напрягало Мика, а вот Ульрих… Он словно не видел этой ленты. И вот, когда до неё оставалось буквально два метра, Мик остановился.

- Стой! – крикнул он Ульриху.


- Что такое, Мик? – обернувшись и пройдя сквозь ленту, поинтересовался Ульрих. – Ты чего встал?


- Ты что ли не видишь это? – указывая рукой на ленту, спросил Мик.


- Что именно? – в замешательстве вопросил тот, смотря в то место, куда указывал Мик. – Там ничего нет… Что ты видишь?


- Ленту. Красную. Прямо посреди коридора в воздухе. И исходит из… этой двери, - сказал Мик, затем посмотрел на дверь справа от него.


- Может, откроем её тогда? – задал вполне резонный вопрос Ульрих.


Переглянувшись, они без слов решили попробовать открыть эту дверь. Осторожно, стараясь не задевать ленту, Мик потянулся к ручке, провернул её, отворив тем самым дверь. Ещё раз переглянувшись, они наконец-то полностью открыли дверь и прошли внутрь. Они оказались в какой-то пустующей комнате, полной пыли. Тут явно давно уже никто не жил, только вот… Она казалась знакома Мику. Вызывала стойкие ностальгические чувства, будто он тут когда-то раньше был… И ведь точно! Это же комната Геро! Именно здесь он справлял с ним день рождения Геро, именно в ней они часто играли в конструктор и не только! Да, это была она… Теперь Мик вспомнил. Когда Геро пропал, его семья пребывала в упадке. Мать заболела, отойдя в итоге в иной мир, а отец с горя начал пить, пока в итоге не ушёл следом за женой. Не лестные слухи ходили об этой квартире. Мол, она проклята и тут опасно жить. На этой почве её так и не смогли продать, судя по всему. Вот она и пустовала всё это время…


- Мик, всё нормально? – заметив поникшее лицо товарища, поинтересовался Ульрих, меж тем осматривая комнату. – А то ты как-то погрустнел…


- Да, нормально, не волнуйся, - отмахнулся Мик.


- Только это явно не то место, которое нам нужно… - Товарищ посмотрел сквозь грязное окно на улицу. – Может, на этот раз нам стоит ножками дотопать к нужному месту?


Мик было уже призадумался над его словами, но вдруг снова увидел красную ленту прямо посреди комнаты. А следом за ней в воздухе вдруг начало появляться множество таких же лент. От этой картины у него даже перехватило дыхание, и он попятился назад, задев тем самым одну из них…


В мгновенье серость и пыль пропали, словно их и не было, комната озарилась светом, и появилось обустройство: диван, комоды со шкафами, телевизор… В одночасье комната полностью сменила свой вид. В соседней комнате присутствовал кто-то ещё, судя по доносившимся звукам… Мик, неспособный сдвинуться с места, смотрел округлёнными глазами на то, что его окружало, пока в комнату не вошли…


- Мик? Какими судьбами, дружище? Тебя что ли Диас впустила? – с улыбкой на лице вопрошал человек перед Миком, затем он крикнул куда-то вглубь квартиры: – Дорогая, что же ты не сказала мне, что Мик пришёл?


- К-как? Как ты можешь быть тут? – Мик чуть не потерял дар речи, видя, кто перед ним предстал. – Ты же должен быть в «Мэро Сита»… Тебя не может тут быть…


- О чём ты, Мик? Какое ещё «Мэро Сита»? Почему я не должен быть тут? Это же мой дом, - вопрошал мужчина в недоумении. – Ты какой-то бледный? С тобой всё нормально?


- Это реально?.. – протянув руку, задал вопрос Мик. По его щеке прокатилась слеза. – Геро, это и вправду ты?..


- Геро, дорогой, я никого не впускала! – раздался женский голос из глубины квартиры.


- Как это никого? – удивился мужчина, смотря в сторону, откуда шёл голос. – Мик, как ты попал в мою квартиру?..


- Геро… Пожалуйста, протяни мне руку… - со слезами на глазах попросил Мик, но в то же время всё начало рассыпаться, словно песчаный дом, в итоге Мик вскрикнул что есть сил: - Нет! Не уходи! Дай мне свою руку! Геро-о-о!


- Мик! Мик, ты в порядке?! Что такое?! – Это Ульрих тряс его за плечи.


- Где он?! Куда он пропал?! – орал дезориентированный Мик, смотря словно в пустоту.


- Кто?! О ком ты говоришь?!


- Геро! – Взор Мика наконец-то стал осознанным, и он опять увидел перед собой всю ту же пустую пыльную комнату. – Куда он делся?..


- О ком ты? – Ульрих смотрел обеспокоенными глазами на своего товарища, после чего достал из внутреннего кармана флягу и, открыв её, протянул: – Выпей.


- Спасибо… - Взяв в руки флягу, Мик сделал два глубоких глотка и сквозь кашель спросил: – Блин, ты чего туда налил-то?


- Коньяк. Отличный, очень старый. Мне его подарил один клиент, - с гордостью расхвалил своё пойло тот. – Ну что, успокоился?


- Да… - всё ещё откашливаясь, ответил Мик.


- Что сейчас произошло? Ты неожиданно замер у меня на глазах, протянул руку и через пару секунд начал истошно орать. Что это было?


- Не знаю… Я видел своего друга детства. Прямо тут, но… Но этого не может быть… Эти красные ленты… Я коснулся одну из них, а затем... Затем эта комната изменилась, и там показался он. – Мик поник на глазах, и Ульрих это приметил.


- Значит старайся избегать этих лент. Думаю, от них много вреда будет, если станешь их трогать, - похлопав товарища по плечу, он решил всё же вернуться к их главной цели. – Мик, нам нужно идти к мистеру Охаме. Нужно идти.


- Да, ты прав, – утерев слёзы, решительно ответил тот, после чего направился к двери, из которой они вышли. – Давай попробуем ещё раз.


Взявшись за ручку, Мик провернул её и открыл дверь в «Грань», куда мужчины сразу же зашли. Снова бесконечный коридор с таким же бесконечным количеством дверей по обе стороны. Правда на этот раз что-то было по-другому для Мика. Он почувствовал внутри себя нечто странное, оно не давало прямого ответа, но подсознательно ему стало кое-что понятно. «Странно» - промолвил он, после чего подошёл к двери и спокойно открыл её, оказавшись в незнакомом здании.


- Неужели?! – удивился Ульрих. – Мы оказались в доме мистера Охамы! Его квартира находится этажом выше. Пойдём!


С этими словами Ульрих сорвался с места и быстрым шагом пошёл в сторону лестницы ведущей на следующий этаж. Мик последовал за ним. Проходя мимо окна, он заметил, что они находились в высокоэтажном здании, а по интерьеру ему стало понятно – они в элитном районе. Взбираясь по лестнице, Мик услышал, как Ульрих наверху уже стучит в дверь. После того, как тот представился, ему открыли дверь, и он крикнул Мику, призывая идти быстрее. Квартира соответствовала статусу района и зданию. Несколько больших и красивых полотен, расположившихся на стенах огромной гостиной, сравнимой по размеру с целую квартиру Мика. У человека, жившего здесь, явно имелись деньги. Кухня, прилегавшая к гостиной, так и кричала посетителям: «У него есть деньги! Огромные деньги, которые тебе никогда не заработать!». Та же шкура полярного медведя, лежавшая посреди комнаты, выбивала из колеи. Что уж говорить про настоящий камин в гостиной? Ну а хозяин этого места… Старый, облысевший японец с глупыми небольшими усиками и в широких очках. Не сильно гармонирующий образ с квартирой. Одет, правда, в дорогие вещи. Один только халат, наверное, стоил сумасшедших денег. Его движения, как и поведение, вызывали небольшое отвращение, которое достаточно ясно выражалось на лице Мика. «Сделай лицо попроще и говори с ним уважительно,» - сказал на ухо шёпотом Ульрих. Эта отработанная искусственная улыбка Ульриха сразу дала Мику понять, что нужно делать, как сказано. Ульрих с мистером Охамой беседовали на какую-то отдалённую тему, не связанную с целью их визита. Мистер Охама постоянно чем-то хвастался: то новой приобретённой им коллекцией старинных книг, то отпуском в каких-то неведанных местах. Ульрих же играл роль преданного восхвалителя. И когда старый япошка уже устал хвастаться, Ульрих сразу же перешёл к делу. Мик понял, что тот не впервые ведёт дела с этим лысым человеком.


- Мистер Охама, мы бы очень были признательны, если бы вы помогли нам с одним пустяком, с которым вы, конечно же, разберётесь в два счёта, - подлизывая япошке, ласковым голосом молвил Ульрих.


- Ах, ну что же с вас взять-то? – расхохотавшись во весь голос, сказал Охама, затем вальяжно облокотился на спинку кресла и добавил: – Я очень внимательно вас слушаю!


- Мик, передай мне книгу, - еле слышно проговорил на ухо Ульрих, взяв переданную ему книгу в руки, он дал её японцу. – Вот, мистер Охама, нам нужно узнать как можно больше об этой книге.


- Хм… - Охама осмотрел обложку книги, затем открыл её и начал медленно перелистывать, пока не дошёл до пустого места. – Откуда у вас эта книга?


- Э-эм… Ну… - замямлил Ульрих, смотря на товарища.


- Из городской библиотеки, - ответил на вопрос Мик, что японцу не сильно понравилось.


- Этого не может быть, молодой человек. ТАКИЕ книги не могут лежать в обычных библиотеках. Вот, посмотрите сюда. - Указывая пальцем на какую-то печать, японец скорчил недовольную рожу. – Это, к вашему сведению, молодой человек, печать древнего народа Эхитапэ родом из нынешнего округа Кутабэль. Очень древняя цивилизация, о которой мало чего известно. Вот только… Эта книга в слишком хорошем состоянии. Жаль, что написана на их языке: его так и не удалось расшифровать.


- Не удалось?.. – удивлённо переспросил Мик.


- Да, как видите, она написана полностью на их языке, - показывая на текст книги, ответил Охама. – Правда, есть, насколько я помню, несколько расшифрованных понятий.


- Мистер Охама, - максимально вежливо и наклонившись вперёд начал Мик: - Вам знакомы такие слова, как «Мэро Сита»?


- «Мэро Сита», говорите? – японец призадумался, почёсывая свои усики, затем неожиданно вскочил с места и направился к книжному шкафу, находившемуся за его спиной. – Знаете, у меня, вроде как, были какие-то заметки по этому поводу! Сейчас, подождите, пожалуйста!


Проводя пальцем мимо каждой полки и книги, японец искал что-то определённое в своей коллекции. Иногда он доставал книгу и быстро её перелистывал, затем ставя назад. Мик и Ульрих неподвижно наблюдали за этим действом, пока Охама не промолвил: «Вот! Наконец-то!». Он уже собирался было направиться к своим гостям вместе с книгой, но вместо этого он вдруг остановился и уставился куда-то в сторону. Сделав туда шаг, он пошатнулся, затем как ни в чём не бывало побрёл к камину. Дойдя до него, Охама бросил книгу в пекло огня и пошёл куда-то вглубь квартиры. Мик моментально отреагировал на его действия и рванул к камину, пытаясь достать книгу, охваченную огнём. В итоге ему осталось лишь смотреть, как она быстро превращается в пепел. Ульрих тоже не сидел на месте, а стоял рядом с Миком, смотря на ту же картину. Они собрались было пойти искать мистера Охаму, чтобы узнать причину его действий, но тот сам пришёл к ним… С револьвером… «Мистера Охама?..» - осторожно позвал того Ульрих, но вместо этого япошка поднял руку с оружием и выстрелил в своих гостей. К счастью, первый выстрел прошёлся по картине, весящей над камином. Это позволило мужчинам спрятаться за укрытием.


- М-Мик К-крайнер… - с трудом и заикаясь проговорил Охама, – в-вы их в-впустили с-сюда… В-вы всё с-слом-мали… В-вы п-погубили н-нас…


- Что за хрень творится?! – проорал Ульрих своему товарищу, слегка высунув голову из укрытия.


- Я с этим сталкивался, - спокойно ответил Мик, тоже выглянув из-за укрытия, но после очередного выстрела япошки вновь спрятался. – Они его контролируют. Меня тоже пытались.


- И что теперь?!


- Попробуем выру… - Не успел Мик договорить, как раздался звук выстрела, а за ним и падение чего-то тяжёлого. Как только настала тишина, мужчины осторожно выглянули из своих укрытий, и увидели, как на полу лежало тело японца. Бездыханно, с вытекающей из головы кровью. Да, он совершил самоубийство. Выйдя из укрытий и подойдя к телу, мужчины переглянулись и Мик сказал: - Одной проблемой меньше, судя по всему…


- Так-то верно, но… Что дальше-то делать? – задался вопросом Ульрих, смотря на Мика.


- Не знаю, – ответил тот, после чего его глаза вдруг забегали, а сам он попятился назад. – Они вернулись! Ленты!


- Увора… - Ульрих не успел договорить, в один миг он пропал из вида Мика.


Мик всё так же был в этой комнате, которая ничем не отличалась от того, что он недавно видел. Он сидел на диване, рядом с Ульрихом. На кресле всё так же восседал мистер Охама. И они разговаривали всё о том же… Находясь в замешательстве, Мик просто смотрел по сторонам, что привлекло внимание японца.


- Молодой человек, что-то не так? – поинтересовался Охама.


- Я… Не знаю… - промямлил в ответ Мик, встав с места и направившись к книжному шкафу. Это не понравилось хозяину.


- Так, молодой человек, не расхаживайте как у себя дома, - сделал тот замечание сердитым голосом.


Не учитывая того, что совсем недавно на его глазах этот самый хозяин умер, что-то ещё было не так. Ощущение какой-то тревоги, предчувствие опасности, как у животных. Инстинктивное чувство, давящее всё сильнее с каждой секундой. И в момент сильнейшего накала в квартире неожиданно вырубился весь свет, оставив лишь танцующие тени, создаваемые огнём в камине. «Странно. В здании стоят генераторы, так что свет должен быть постоянно,» - промолвил Охама, вставая с кресла. Мика страшила тьма, окружившая их, поэтому он как можно ближе подошёл к источнику света, смотря по сторонам во тьму. После того, как японец ушёл и долго не возвращался, его начал звать Ульрих, но ответа никакого не последовало. Страх, окутавший Мика, возрос в несколько раз. Затем раздался глухой звук падения, и катящаяся по полу голова Охамы. От увиденного Ульрих матюкнулся и подскочил с места, смотря в ту сторону, откуда она появилась. Из темноты вышла тьма, ростом под три метра, решительно направившись на того. Ульрих закричал, что есть мочи, но не успел даже сдвинуться с места, как тварь одним своим взмахом оторвала ему левую руку. Пав на колени, истекая кровью, он просил о помощи со слезами на глазах. Невольно и Мик заплакал, секундою позже перейдя на истерику. Затем нечто махом оторвало голову с плеч Ульриха, и его бренное тело, испускающее кровь, пало. Мик, вопящий во всё горло, сжался в позе эмбриона, закрыв глаза и уши.


- Нет! Прошу, хватит! Я так больше не могу! Пожалуйста! – орал он что было мочи. – Я не хочу! Боже, пожалуйста!


- Мик! Мик! – тормошил того обеспокоенный Ульрих. – Успокойся, чёрт тебя возьми!


- Нет! Не-е-ет! – продолжал судорожно кричать тот, словно маленький мальчик.


- Успокойся! Кому говорят! – ударяя по спине, пытался утихомирить Мика Ульрих. – Что случилось?


- У-ульрих?.. – слегка угомонившись, промычал мужчина. – Э-это ты?..


- Да, это я! Кто же ещё? – спокойным голосом утвердительно ответил тот. – Что случилось? Ты опять дотронулся ленты?


- Я не знаю… Я… Я видел, как оно убило тебя и мистера Охаму… Я видел… Я видел, как…


- Тише, успокойся! – приказал Ульрих, после чего взял руку Мика. – Видишь? Я тут, я осязаем и жив.


- Д-да… Это ты… - успокоившись и засопев, ответил тот, после чего встал на ноги и, подойдя к дивану, сел. – Господи, как же я устал…


- Пожалуй, не буду донимать тебя расспросами. – положив руку на плечо своего товарища, сказал Ульрих.


В это мгновенье мужчины упали на пол из-за пропавшего под ними дивана. Мик уже не столь сильно удивился этому, но вот то, что рядом с ним был его товарищ – удивило. Ну а что уж про Ульриха говорить? Его перекошенное лицо говорило обо всём, как и дрожь рук. На этот раз весь интерьер изменился. Из красивого и утончённого, с огромным количеством дорогого декора, всё превратилось в разруху. Посмотрев налево, Мик увидел заваленную мебелью дверь. Кто-то явно не хотел, чтобы сюда проникли. Все окна тоже были заколоченными. В квартире не хватало освещения из-за этого, но всё же, хоть и плохая, видимость имелась. В то время, как Ульрих крутил головой, сидя на своей пятой точке, Мик пошёл в сторону второй комнаты. Когда он почти дошёл до неё, то прямо на него выскочил мистер Охама с ружьём на перевес, наставленным прямо на Мика.


- Кто ты такой, чёрт тебя возьми, и как ты сюда проник?! – нервным, но тихим агрессивным шёпотом проговорил японец, смотря на постороннего человека в квартире.


- Я… - начал было отвечать Мик, но Охама его прервал.


- Молчать! – скомандовал он всё так же тихо, добавив затем: - Говори тише!


- Охама, успокойтесь, мы не враги, – прошептал Ульрих своему знакомому, подоспев к Мику.


- Что?! – удивился хозяин, после чего наставил оружие на того. – Как такое возможно? Они же тебя убили! Я сам видел! Прямо на моих глазах тебя разорвали на куски, когда мы пытались сбежать из города!


- О чём вы говорите, мистер Охама?.. – растерянно поинтересовался Ульрих. – Я же перед вами. Живой!


- Мистер Охама, что тут произошло? – задал японцу вопрос Мик. – Почему вы тут прячетесь?


- А-а-а, чёрт, даже если я свихнулся с ума, то ну его к чёрту! – Охама опустил своё ружьё, после чего, махнув рукой, позвал двух гостей в комнату. – Садитесь. Если хотите, то можете налить себе виски, всё равно вы мои галлюцинации, так что моё виски останется со мной. Рассказать, значит, что произошло? Хорошо, без проблем. В один момент по городу стали разноситься странные слухи об убийствах непонятными существами. Я думал, что это происки жёлтой прессы, какая-нибудь утка, так что не обращал внимания на эти новости. Пока об этом не показали репортаж по долбаному ящику… Это был прямой репортаж, где они наглядно продемонстрировали эту тварь… Убившую в тот же момент всю съёмочную группу… Тогда-то я и понял, что нужно бежать. Эти чёртовы «Oni» пришли нас покарать за наши грехи, я в этом уверен!


- «Oni»? – переспросил Мик у японца.


- Да! Чёртовы вылитые демоны! – ударив кулаком об рукоятку кресла, ответил тот. – Мир погрузился в хаос. Я связался с тобой, Ульрих, чтобы убежать из города. И ты, чёртов мерзавец, огромную сумму запросил! Ну да ладно, всё же жизнь мне была дороже. Когда мы встретились и пошли к месту побега, одна из тварей нас заметила… Я, чёрт возьми, своими глазами видел, как она раздирает тебя на мелкие кусочки! Своими, мать его, глазами! В итоге я вернулся сюда и забаррикадировался. Боже, как же я устал слышать постоянно эти крики и мольбы… Вон, подойди к окну и сам посмотри, что там творится.


Мик подошёл к окну и сквозь небольшую щель посмотрел наружу. Весь город окутался огнём. Чёрные тени мельтешили то тут, то там, поглощая силуэты людей. Городу настал конец…


- Мистер Охама, у вас остались записи об фразе «Мэро Сита»? – с надеждой в голосе поинтересовался Мик, смотря на японца.


- «Мэро Сита»?.. – находясь в замешательстве, повторил тот. – Впервые слышу.


- Вы говорили, что это относится к древнему народу Эхитапэ. Пожалуйста, попробуйте вспомнить! – чуть ли не моля того, просил Мик.


- Эхитапэ?.. – призадумавшись, он вдруг вскочил с места. – Точно! Вспомнил! Секундочку!


Рванув к стопке книг, предназначенных, судя по всему, для розжига огня, Охама начал рыскать в ней. Бросая неподходящие книги в сторону, он наконец-то сумел откопать нужную. Отряхнув от пыли, японец протянул её Мику, после чего снова сел в кресло.


- Интересно, с чего я вдруг об этой книге вспомнил? – задался он вопросом. – Да и для чего мне она понадобилась? Ах да, галлюцинация моя, ответ на твой вопрос находится на, если правильно помню, сто тридцать четвёртой странице.


- Спасибо, мистер Охама… - сделав поклон, Мик с Ульрихом вышли из комнаты.


[продолжение в комментариях]

Дубликаты не найдены

+1

[продолжение]


- Скажи, что за хрень вообще происходит? – Ульрих выглядел обеспокоенным, не знающим, что и делать.


- Если бы я знал, мой друг, если бы я знал… - тяжело вздохнув ответил тот, после чего добавил: - Нам нужно вернуться…


- Куда? – меланхолично поинтересовался Ульрих, смотря в окно гостиной.


- Назад. Это явно не наш с тобою… мир? – Мик призадумался и глянул на дверь рядом с кухней. – Может, попробовать через дверь?


- Думаешь? – глянув на товарища, а затем на дверь, Ульрих кивнул.


Подойдя к оной, Мик, как ни в чём не бывало, открыл дверь в «Грань». Закрыв её за собой, мужчины с облегчением выдохнули. Не имея уже сил даже что-то сказать, они попробовали открыть ближайшую дверь, но она не поддалась. «Опять двадцать пять?» - подумали они про себя и пошли искать дверь, которую смогут открыть. На этот раз всё по-другому. «Тебе тут не место!» - разнёсся по коридору непонятный голос, затем с одной из сторон начал потухать свет. Смотря на то, как тьма приближается к ним, они всё сильнее чувствовали страх, пока не поняли… Это не свет тухнет, а они приближаются… Множество, как назвал их японец, демонов быстро настигало их. Осознав это, мужчины тотчас сорвались с места и побежали в противоположную сторону. Но там белый свет также начал пропадать. Остановившись, мужчины, судорожно держась за свои головы, смотрели на приближающуюся смерть. Тогда Мик, взяв себя в руки, принялся ломиться в одну из дверей. Каким-то чудом сумев ту отворить, он от неожиданности упал на землю. Ульрих же спешно влетел в проём и закрыл за собой дверь. Мужчины снова оказались в неизвестном им месте.


- Где мы, чёрт возьми? – запыхавшись, задал вопрос Ульрих, при этом оглядываясь вокруг себя. – Какое-то заброшенное место…


- Кажется… - затянул Мик, смотря на пустые клетки и вольеры. – Мы в зоопарке… Отлично.


- Чего отличного-то? – Он посмотрел на мужчину, как на идиота.


- Я должен тут передать письмо своему другу, – переводя дыхание, ответил Мик.


- Знаешь, я уже жалею, что решил тебе помочь… - плюхнувшись на землю, сказал Ульрих, после чего достал из внутреннего кармана флягу и жадно сделал три глотка. – Глянь уже, что в этой чёртовой книженции, из-за которой я, чёрт возьми, чуть не лишился жизни.


Достав из кармана книгу, Мик начал искать нужную ему страницу. Дойдя до оной, он прочёл перевод фразы:


«Башня к Богам»


- И что, чёрт возьми, это должно значить?.. – У Мика не хватало сил, даже чтобы выразить всю ту гамму эмоций, бурлящую в нём.


- Может просто напишешь уже это чёртово письмо, и мы… не знаю, напьёмся? Я, ей богу, уже не могу. Такое ощущение, что я свихнулся после всего этого…


Открыв разворот книги, Мик начал писать письмо Геро, рассказывая обо всём, что удалось узнать. В частности, об этом проклятом «Мэро Сита», которое означает «Башня к Богам». Закончив с этим, он пошёл к тому месту, обговоренному в первом письме. Солнце уже всходило, но снег к этому моменту укутал собою всё, от чего было сложно идти. Ульрих, выпив всё содержимое фляги, волочился позади, чутка шатаясь. Оставляя за собой следы, они шли вперёд. Двое мужчин, ввязанных в чужую войну. Проходя мимо вольеров и клеток, Мик вспоминал своё детство, счастливое и беззаботное. Иногда они вместе с Геро ходили посмотреть на разных животных, но потом зоопарк закрыли. Это не мешало двум несмышлёным мальчишкам гулять по заброшенному месту, в поисках чего интересного. Особенно если это касалось поисков секретного убежища. Пролезая сквозь не столь большое отверстие, Мик оказался в небольшой закрытой клетке. Там всё так же лежали их игрушки и «сокровища». Сев в угол, Мик смиренно ждал нужного времени, в то время как Ульрих дремал рядом со входом.


Пространство начало искрить, образовывая разлом. Серый бесцветный мир показался с той стороны, а затем и лицо Геро. Оно было полно боли, отчаянья и печали, но всё равно с улыбкой. Мик улыбался в ответ лёгкой и не столь приметной. Они смотрели друга на друга, старые друзья. Показав книгу, Мик положил её под разлом. Геро тоже положил что-то под него. Затем, через пол минуты разлом закрылся, забрав книгу, но принеся письмо. Вскрыв его, мужчина начал читать:


«Мик, я и не думал, что ты решишься мне помочь. Решил, ты посчитаешь это бредом или ещё чем-то. Я так устал, не передать словами. Надеюсь, тебе удастся найти для меня выход.


Я тебе безмерно благодарен, мой любимый друг! Ты пробудил во мне надежду на возвращение!


П.С. Следующий разлом появится через два дня недалеко от хижины, расположенной за чертой города. Там жил мужчина, который помог нам, когда мы заблудились в лесу. Я буду ждать тебя ровно в 23:45.


Геро.»

Похожие посты
160

Исключительное право на смерть

«Выбор – исключительное право гражданина на принятие удовлетворяющего его решения»

Кодекс Объединённой Коалиции.


***


- Мистер Уайл, на часах ровно семь утра. Вам пора просыпаться, - раздался женский голос в небольшой комнатке, в которой находилась кровать, да скромного размера серый столик с двумя большими красными кнопками по обе стороны.


- Да-да, встаю, - промямлил сонный мужчина, живший в этой комнатке. Встав с кровати, он сразу же направился к стене.


- Вы предпочтёте использовать умывальник вместе с рекламой наших спонсоров, или же предпочтёте отказаться от умывания?


- Первое. - Уже стукнуло как два дня с того момента, когда мужчина в последний раз умывался. В стене раскрылась панелька, и выдвинулась небольшая раковина вместе с зеркалом, на котором тут же началась реклама какого-то там напитка. Она была почти на всё зеркало, и лишь маленький кусочек посередине позволял Уайлу видеть его отражение. Закончив свои дела, мужчина снова услышал женский голос.


- Прошу вас сесть за стол. Что сегодня на завтрак будете есть, мистер Уайл: гречневую кашу или геркулесовую?


- Гречу.


- Отличный выбор, мистер Уайл. Вам включить новостной канал, или же предпочтёте посмотреть рекламу наших спонсоров?


- Давай новости, - зачерпнув в ложку горстку гречи, ответил он.


« - С Вами канал ЭйчБиФайф, несущий из своих уст только правду! А также бессменный ведущий Оклар Кирст! Текущие новости: Учёные предоставили новые данные об уровне жизни жителей Объединённой Коалиции; Новый напиток от концерна ТОА превзошёл все ожидания потребителя; Отношение к рабочим фабрик снова улучшились, и мы расскажем вам какие приятные бонусы вас ждут в этом году. И начнём мы с потрясающей новости. Учёные концерна ТОА показали график сравнения качества жизни наших любимых жителей в прошлом году и в этом. Удивителен тот факт, что качество жизни возросло аж на целых восемьдесят небывалых процентов. Да-да, в это сложно поверить, но между прошлым результатом разница целых 27 процентов. Давно такого не было. В связи с этим они говорят, что уже к концу следующего года скачок будет уже на ЦЕЛЫХ 33 процента! Да, граждане, мы живём в прекрасное время! А на этом на сегодня всё. И не забудьте – работая, вы делаете наш мир лучше.»


- Ваша трапеза завершена. Положите, пожалуйста, ваши ладони на кнопки. Вы предпочтёте отправиться на пяти часовую смену на завод, или же хотите пойти прослушать восьми часовую лекцию на тему «Труд и я»?


- Конечно же на завод! – раздражённо ответил Уайл, затем комната слегка тряхнулась и поехала куда-то вниз. Всё это время мужчина держал свои руки на кнопках. Стоило комнате остановиться, как тут же открылся проход, ведущий наружу. Встав со стула, Уайл вышел и направился к одному из станков. За множеством оных, находившихся тут, сидело столь же много других людей. Заняв один из станков, Уайл начал работу. По прошествии двух часов объявили перерыв. Пройдя в столовую, Уайл встал в очередь.


- Мистер Уайл, вы сегодня предпочтёте овсянку или же манную кашу?


- Давай второе. - Автомат выдал ему поднос с тарелкой, и мужчина направился в сторону столов, за которыми уже сидела часть работников. Быстро пробежав глазами по лицам, он нашёл своих знакомых и направился к их столику. – Кирк, Дэйман, привет!


- О, а вот и ты! – радостно раскинув руки, сказал Дэйман. Вид мужчины говорил о том, что он полнейший добряк: тощий, но с красивой длинной бородой и улыбающимися глазами.


- Мы уж было подумали, что ты решил послушать лекцию! – Кирк расхохотался.


- Я что, похож на дурака? – возмутился Уайл и сел напротив своих товарищей. – Видели сегодняшний выпуск новостей?


- О да, как же о нём забыть? Мне всё ещё не верится, что мы так стремительно развиваемся! – Кирк уплетал свой обед ложка за ложкой, даже во время разговора, из-за чего у него то и дело вылетали кусочки еды из рта. – Мы живём в потрясное время, товарищи!


- О да! – поддержал того Дэйман.


- И не говори! – Уайл угрюмо смотрел на свою тарелку с манной кашей, тормоша ту ложкой. – Правда… Вы не устали есть одно и тоже каждый день? Просто…


- Одно и тоже?! – внезапно разбушевался Кирк. – Нам дана величайшая привилегия – выбор! Мы сами решаем, что нам есть! И ты говоришь, что мы едим одно и тоже?! Так возьми и выбери что-то другое!


- Да успокойся ты, Кирк! – приструнил Дэйман мужчину, затем шёпотом, слегка наклонившись к середине стола, добавил: – К слову о новостях. Я тут один слушок уловил…


- И какой же? – не отвлекаясь от трапезы, поинтересовался Кирк без интереса.


- Поговаривают, что впервые за два года один гражданин выбрал лекцию и не пришёл на работу…


- Да ладно?! Реально не пришёл?! – удивился Уайл, чуть не опрокинув свою тарелку.


- Тише ты! – зашипел Дэйман. Даже Кирк удивился не на шутку, перестав употреблять обед. – Может, это не правда, так что не надо разносить этот слух, пойдёт?


- Да, – в унисон ответили мужчины, после чего прозвенел звонок окончания обеда, и все пошли на свои рабочие места.


Закончив трудовой день, граждане последовали в комнаты. Уайл, зайдя в свою, сразу же сел за стул и положил ладони на кнопки. Только после этого дверь закрылась, и комната поехала вверх.


- Мистер Уайл, вы предпочтёте прослушать гимн Объединённой Коалиции, или же рекламу нового средства от мозолей производства концерна ТАО?


- Гимн.


- Приятного прослушивания гимна Объединённой Коалиции. Он будет играть до момента прибытия, - в комнате тотчас заиграла простая мелодия со словами, восхваляющими Коалицию. Стоило музыке затихнуть, как Уайл сразу же убрал руки с кнопок и сел на край кровати. – Мистер Уайл, что вы предпочтёте посмотреть на сегодняшний вечер: развлекательную программу «Охота на волка» или познавательную передачу «Работник и общество»?


- Давай сегодня охоту посмотрим.


- Как желаете, мистер Уайл.


Наблюдая за очередным выпуском передачи, где участники ищут среди них волка, саботирующего производство и портящего жизнь работников Коалиции, Уайл ненароком задумался над сегодняшним разговором в столовой. Ну ведь правда, какой же дурак будет слушать какую-то лекцию, вместо того, чтобы делать общество лучше, тем самым улучшая свою же собственную жизнь? Если припомнить, то два года назад тоже ходили похожие слухи. Но вот чем там кончилось дело… Ну не вспомнишь! Да и должно ли это вообще волновать честного рабочего Объединённой Коалиции? Нет! Безусловно не должно. Вон, даже по новостям говорят, что жизнь всё лучше и лучше становится! Так что забив на эти мысли, Уайл смотрел всё ту же передачу. Как же хорошо, что этих «волков» становится всё меньше и меньше.


- Мистер Уайл, пришло время ужина. Проследуйте, пожалуйста, к вашему столу. Сегодня вы выберете макароны или рис?


- Рис, пожалуй.


- Приятного вам аппетита. Во время трапезы предпочтёте новостной канал или рекламу наших спонсоров?


- Новости.


« - И снова здравствуйте, граждане прекрасной Объединённой Коалиции! С Вами снова канал ЭйчБиФайф и его бессменный ведущий Оклар Кирст! Вернёмся к нашим новостям. Концерн ТАО представил свой новый напиток, наполняющий всех наших дорогих рабочих приливом сил после столь трудного рабочего дня! Новая формула воздействует на самые важные компоненты тела, придавая энергию и силы. Специально для наших зрителей и только сегодня: сразу после передачи вы сможете опробовать его в числе первых! Да-да, вы не ослышались! Сегодня, после эфира! И последняя новость на сегодня. Как же я обожаю Объединённую Коалицию за людей, живущих в ней, а говорю я о юной Кисти, которая своими храбрыми действиями предотвратила катастрофу. Эта милая девушка заметила дефектную деталь на производстве, которая могла в итоге стать причиной многих жертв. И всё из-за того, что она чуть дольше осталась на заводе. Поэтому я обращаюсь к вам, граждане великой Объединённой Коалиции, будьте, как она. Относитесь серьёзно к своему труду. А на этом всё! И помните, выбор – ваше право.»


- Новый напиток? – заинтересованно задал в пустоту вопрос Уайл.


- Всё верно, мистер Уайл. Какой напиток вы предпочтёте, красный или синий?


- А в чём отличие?


- В цвете, - заверил женский голос.


- Ну тогда синий. - В стене появилось небольшое отверстие, откуда выдвинулась подставка с напитком. Открыв бутылку и отпив пару глотков, Уайл сосредоточился на своих ощущениях, но так ничего и не почувствовал. - Странно, эффекта никакого нет…


- Мистер Уайл, пришло время сна. Займите, пожалуйста, свою кровать. Свет отключится через тридцать секунд. Приятного сна.


Для провалившегося в темень сна мужчины ночь прошла незаметно.


- Мистер Уайл, на часах ровно семь утра. Вам пора просыпаться.


- Встаю…


- Вы предпочтёте использовать умывальник вместе с рекламой наших спонсоров, или же предпочтёте отказаться от умывания?


- Пожалуй, не сегодня.


- Как пожелаете. Прошу вас сесть за стол. Что сегодня на завтрак будете есть, мистер Уайл, гречневую кашу или геркулесовую?


- Гречу.


- Отличный выбор, мистер Уайл. Вам включить новостной канал или же вы предпочтёте посмотреть рекламу наших спонсоров?


- Первое.


« - И снова здравствуйте! Да, вы угадали, с вами ЭйчБиФайв и его ведущий Оклар Крист! Знаете, сегодня, когда я проснулся, то почувствовал отсутствие сил. И тогда я выпил новый напиток концерна ТОА, и знаете, что? Я получил такой прилив сил, что сразу же прибежал в студию! Давно я не чувствовал себя таким бодрым по утрам. Так что рекомендую выпить один после выпуска! И, конечно же, специально для наших зрителей. Ну а теперь к новостям. Поговорим сегодня с вами мы об одной потрясающей новости, которой каждый из вас будет рад. Отношение к рабочим стало ещё лучше, и первые бонусы этого года уже пришли. Помните ту великолепную овсяную кашу, которую подают в столовой? Теперь она стала ещё лучше и вкуснее! Продовольственный отдел концерна ТАО тщательно поработал над составом, сделав чуть ли не в два раза вкуснее, чем она была до этого! Наши уважаемые рабочие теперь будут питаться с причмокиванием. И напоследок – в ближайшее время всех работников ждёт приятный сюрприз, который очень сильно вас удивит. Ну и, конечно же, помните, что каждый ваш выбор важен.»


- Какой напиток вы предпочтёте, мистер Уайл, красный или синий?


- Но я же не просил… - Уайл слегка напрягся от этого вопроса.


- Мистер Уайл, вам красный или синий?


- С-синий… - У него не осталось иного выхода, кроме как сделать выбор. Выехала подставка из стены, бутылка сразу же была взята в руки и тотчас выпита, после чего мужчина, как и обычно, сел за стол и положил ладони на большие красные кнопки.


- Вы предпочтёте отправиться на пяти часовую смену на завод или же хотите пойти прослушать восьми часовую лекцию на тему «Труд и я»?


- Завод… - Уверенность в голосе мужчины пропала, словно её никогда и не было. Комната снова приехала на завод, он опять сел за свой станок, продолжать работу. Звонок на обед и обычная очередь. И стол в компании товарищей.


- Знаете, этот новый напиток просто чудо! – громогласно расхваливал Дэйман. – После новостей я прямо почувствовал прилив сил! Правду говорил Оклар Крист, этот напиток то, что надо!


- Да ладно напиток, ты овсянку возьми в следующий раз! Она реально в два раза вкуснее! – Еда изо рта Кирка летела пуще прежнего. Она ему точно очень понравилась, ну а Уайл… Он сидел с поникшей головой, всё так же тормоша свою кашу ложкой, но на этот раз весь его вид говорил, что он о чём-то сильно задумался. – Уайл, ты в порядке? А то что-то молчишь сидишь.


- А ведь Кирк прав. Как тебе новый напиток?


- Новый напиток?.. Да ерунда какая-то. Совсем не почувствовал прилива сил.


- Серьёзно? Ну ты даёшь, - отмахнулся Дэйман, затем снова наклонился и тихо продолжил: - Знаете, я тут снова услышал кое-что. Говорят, что тот парень, который вместо работы ушёл слушать лекцию, теперь каким-то чудом попал в исправительный центр. Представляете?


- А за что он туда попал то? – поинтересовался Уайл, в то время как Кирк даже не услышал сказанное, уплетая овсянку.


- Насколько я знаю, он не выполнил долг любого гражданина – перестал делать выбор. Оно и хорошо, что его туда отправили. Всё же такие личности не способствуют улучшению общества.


- А имя его ты не знаешь?


- Имя? А на кой оно тебе? Хотя да, ты прав, нужно же знать имя человека, которого стоит избегать. Его зовут Кэрниг Вайлд. В общем, лучше обходи его стороной.


- Хорошо, буду, - промямлил Уайл, а затем вместе со всеми отправился на своё рабочее место. Закончив смену, все побрели по своим комнатам, которые сразу же затем поехали вверх. Уайл сел на кровать и очень глубоко задумался, так сильно, что даже не услышал своего помощника.


- Мистер Уайл, с вами всё в порядке? - поинтересовался женский голос.


- А?! Да! Да, со мной всё в порядке, - слегка растерянно ответил мужчина.


- Итак, Мистер Уайл, вы предпочтёте прослушать гимн Объединённой Коалиции, или же рекламу нового маффина производства концерна ТАО?


- Маффина?.. А где его получить-то? – В ответ ему была лишь тишина, а затем голос снова повторил свой вопрос. – Ладно, давай рекламу на этот раз.


- Приятного просмотра, мистер Уайл.


Ну и что это за ерунда? Реклама есть, а продукта нет! А ведь, если задуматься, то…


- Что будете смотреть этим вечером, мистер Уайл: новое развлекательное шоу «Правильный выбор и плохой» или познавательную передачу «Насколько важен выбор»?


- Даже не знаю… Новое, говоришь? Давай шоу, пожалуй.


Усевшись на кровать, Уайл уставился в стену, из которой вылез большой экран. Как не пробовал, он не мог вспомнить, когда в последний раз в эфир выходила новая передача. Углубившись в просмотр, он пытался понять правила этого шоу, кои оказались не столь сложными. В шоу участвовало пять человек. Ведущий задавал им вопрос с двумя вариантами ответа, из которых только один верный. Угадал – прошёл дальше, нет – выбываешь. Просто, не правда ли? К примеру, вот один из вопросов: «Каждый гражданин Объединённой Коалиции обязан…» и далее два варианта ответа – «Делать выбор» или же «Сам принимать решения». И думаю, каждому должен быть понятен ответ. Конечно же, первое! Но нет, один из участников ответил второе, за что и поплатился. Теперь ему будет проведена лекция на тему «Важность Выбора». И как можно было так ошибиться? Только вот если подумать, то…


- Мистер Уайл, пришло время ужина. Проследуйте, пожалуйста, к вашему столу. Сегодня вы выберете макароны или рис?


- А нет… чего другого? Я бы не отказался от маффина, который мне рекламировали недавно. - В ответ снова тишина, следом повторение заново вопроса. – Ладно-ладно, давай чёртов рис.


- Вам включить новости или рекламу наших спонсоров?


- Лучше я поужинаю в тишине.


- Мистер Уайл, вам включить новости или рекламу наших спонсоров?


- Я говорю, что хочу поужинать в тишине! – раздражённо рявкнул он в ответ, ударив по столу кулаком. – Неужели так сложно хоть денёк без всего этого?!


- Новости или реклама, мистер Уайл?


- Ничего из этого!


- Мистер Уайл, вы предпочтёте пройти восьмичасовую лекцию «Труд и я» или же отправиться в исправительный центр?


- Я… Я… Боже, что же я несу то? – утихомирился он, и закрыв ладонями лицо ответил: - Лекцию…


- Благодарим за ваш выбор. Завтра утром вместо работы вы посетите лекцию на тему «Труд и я». Вернёмся к текущему моменту. Новости или реклама?


- Давай уж рекламу…


- Приятного просмотра, мистер Уайл.


Рекламировали всё тот же напиток, о котором ни раз говорили по новостям, да и его товарищ тоже хвалил его. Хотя Уайл всё равно не мог понять, чего такого нашли в этом напитке. И вот, когда реклама почти закончилась, в конце сказали одну фразу, из-за которой у мужчины дёрнулась бровь: «Только сегодня и только сейчас! Всем нашим зрителям мы даём возможность опробовать наш напиток!». Это настолько удивило и в то же время разозлило Уайла, что он даже выронил ложку из своих рук. (а почему разозлило??)


- Вам красный или синий напиток? – Этот женский голос уже начал надоедать Уайлу, но всё же отвечать ему нужно, точнее он обязан.


- Синий…


- Концерн ТОА благодарит вас за пробу их нового напитка. Информирую вас, что пришло время сна. Пожалуйста, проследуйте в свою кровать. Свет выключится через 30 секунд.


В очередной раз упав во тьму сна, он и не заметил, как настало утро. Оно началось, как и обычно. Женский голос разбудил его и предложил умыться, на что он согласился. Всё же дальше его ждала лекция. В очередной раз выбрав гречневую кашу и новости, он начал есть, особо даже не вникая в слова ведущего, пока один момент не привлёк его внимание.


« -…Помните я говорил вам о сюрпризе? Так вот, дорогие зрители, совсем скоро для вас будет открыт первый парк отдыха! Да-да, вы не ослышались! Совсем скоро после трудового дня вы сможете отправиться в зелёную зону, где отдохнёте всей душой! И да, знае…» - Уайл даже не стал дослушивать дальше, ведь эта новость его слегка выбила из колеи. Видимо новости не врут! И вправду качество жизни растёт! Но если подумать, то…


… что-то не так.


Закончив трапезу, женский голос сказал ему, что сейчас он отправится на лекцию. И правда, комната точно поехала не на работу, а куда-то вверх. В один момент она остановилась, и его попросили проследовать по коридору, пройдя через который Уайл оказался в небольшой комнатке с одним единственным стулом. Он сел, и перед ним появился большой экран, на котором началась лекция.


«Приветствую вас, гражданин Объединённой Коалиции. Я представитель концерна ТОА, и сегодня я прочту вам лекцию на тему «Работа и я». Вы оказались в этом месте не просто так. Скорее всего вы решили прослушать лекцию для более ясного просвещения, вместо того, чтобы идти на работу. Это не плохо, и даже похвально. Если это так, то лекция даст вам лучше понять, почему вы так важны. Если же вы попали сюда по каким-либо другим причинам, то это очень плохо. В таком случае вы должны внимательно слушать то, что я вам поведаю. Как вы знаете, общество Объединённой Коалиции развивается благодаря вам, рабочим, которые делают столь необходимые вещи для всех нас. Благодаря тому, что вы делаете на заводе – качество жизни улучшается, в том числе и у вас самих. Делая для других, вы делаете и для себя. Вам доступна самая высшая привилегия – выбор. И как важная часть общества вы должны делать выбор, ведь вы полноправный гражданин Объединённой Коалиции. Каждый элемент важен для полноценного функционирования целого механизма. И нашему обществу не нужны граждане, которые не желают делать выбор, не желают делать хоть что-нибудь. Такие личности не нужны нашему строю, ведь они могут всё погубить… Что же, надеюсь лекция вам позволила укрепить вашу гражданскую позицию! Надеюсь, что больше вам не придётся слушать эту лекцию. Всего вам хорошего.»


Экран погас, женский голос сказал Уайлу идти в его комнату. Она снова поехала вниз. Опять ужин с рекламой, опять сон, но… На этот раз он не был полон тьмы. На этот раз ему снились какие-то неразборчивые образы, коих никогда не было прежде. Его даже не успели разбудить, так как он сам вскочил в холодном поту. Растерянный, он даже не сразу понял что к чему. Учащённое дыхание и дрожь в руках никак не хотели проходить, даже после того, как он умылся. Начало дня Уайла прошло ровно так же, как и до этого. С одним лишь изменением. Когда настал обеденный перерыв, вместо того, чтобы сесть с товарищами которые ему махали руками, Уайл бегло осмотрел работников. Его взор заострился на совершенно незнакомом ему человеке, вид которого ясно давал ему понять, что он отличается от остальных. Взяв свой поднос с тарелкой, он направился прямо к нему.


- Здравствуйте, здесь свободно? – указывая на соседнее место рядом с тем человеком, поинтересовался Уайл.


- Свободно, - холодно ответил незнакомец.


- Вас, случаем, зовут не Кэрниг Вайлд?


- Да, всё верно. Откуда вы знаете моё имя? – Мужчина сразу же заволновался и начал озираться по сторонам.


- Мой товарищ о вас рассказал. Это правда, что вы попали в исправительный центр?


- Тише ты! Говори шёпотом. Да, я попал туда, и раз уж ты спрашиваешь меня об этом, значит ты тоже прослушал лекцию?


- Да…


- Мой тебе совет, выполняй гражданский срок. И если всё же попадёшь в исправительный центр, то выбирай первый предложенный вариант. Ни в коем случае не выбирай второй! Ясно?!


- Что там такое-то? – не унимался Уайл в попытках понять, что же ужасного такого там происходит.


- Я… не могу сказать! Этого нельзя делать, иначе… Опять, это снова повторится! – вцепившись пальцами в волосы ответил Кэрниг. – Просто скажи, тебе ясно?!


- Д-да. Я понял. Первый вариант.


- Отлично. А теперь уходи! Я не хочу, чтобы всё повторилось!


Уайл ушёл, как его и попросили. Доев в одиночестве обед, он вернулся к работе. Каждый день Уайл делал выбор, как и всегда. Он всё острее замечал во всём этом что-то неправильное. То в новостях говорили о чём-то, что вызывало у Уайла дикий дискомфорт, то при прослушивании гимна некоторые слова так и резали слух. По прошествии нескольких дней он наконец не выдержал, а всё из-за чёртового напитка, который ему сказали выпить после ужина.


- Не буду я пить эту дрянь! Хватит с меня! Меня уже достало всё это! – бушевал Уайл, кинув бутылку в другую часть комнаты.


- Мистер Уайл, вы должны выпить напиток. - Женский голос не унимался, пытаясь заставить того выпить бутылку.


- Не буду! И точка, чёрт вас возьми! Вчера я решил поговорить с Кэрнигом, но он меня даже не вспомнил, как и наш разговор! Вы с ним явно что-то сделали!


- Мистер Уайл, вы всё же выпьете напиток или предпочтёте отправиться в исправительный центр?


- Не собираюсь я его пить! - Сразу после этого комнату резко тряхнуло, и она поехала вверх. В этот момент Уайл осознал своё положение и то, что он договорился. Холодный пот прошиб его, а дрожь руках унять ну никак не получалось. Всё, что Уайл сделал – сел в угол комнаты обняв свои колени, приговаривая: - Не надо, пожалуйста… Я выпью этот проклятый напиток, выпью… Не надо…


- Мистер Уайл, прошу пройти по коридору, - произнёс женский голос, когда комната остановилась и открылся проход. – В ваших же инетересах послушаться меня сейчас.


- Д-да, я понял, - сильно дрожащим голосом ответил он и пошёл по коридору.


На этот раз он был очень длинным, а тусклый свет лишь сильнее давил на испуганного мужчину. Дойдя до серой двери в конце пути, Уайл стал ждать. Спустя пару минут его пригласили внутрь. Размеры комнаты не сразу были понятны, так как светила лишь одна лампа прямо над стулом. Уайл неспешным шагом побрёл к нему. Как только он уселся, перед ним тут же оказалась ширма, за которой горел свет и… находилась чья-то фигура.


- Приветствую вас, Уайл, - басистым голосом сказал незнакомец.


- З-здравствуйте…


- Что делает гражданина гражданином?


- В-выбор?


- Верно, Уайл. Так почему же вы противитесь?


- Я устал от всего этого! Это не выбор! Я не хочу никакого напитка, но меня всё равно заставляют его пить! Я просил маффин два раза, но меня просто проигнорировали! Да и что это за выбор, если мне приходится выбирать из двух вещей?! Где тут свобода?!


- Уайл, вы же знаете, что нужно делать выбор. Именно это делает вас гражданином Объединённой Коалиции, именно поэтому вы ценны для общества и продвигаете его вперёд. Обществу не нужны личности, которые отказываются делать выбор. Поэтому я задам вам вопрос: вы предпочтёте пройти реабилитацию или же одиночную камеру?


- Чего?.. – недоумевая, промолвил Уайл. – Реабилитация?.. Кэрниг говорил, что нужно выбрать первое, но… Теперь он меня даже не помнит… Нет! Я ни за что не выберу реабилитацию! Я не позволю снова сделать из себя болванчика!


- Как соизволите. Следующим утром мы снова зададим вам вопрос, а пока побудете в одиночной камере.


Сразу после этих слов пол под Уайлом раскрылся и он, вместе со стулом, упал в какую-то тёмную комнату. Единственный свет, исходящий от лампочки сверху, перестал светить, оставив Уайла в темноте. В пространстве размером два на два особо не разгуляешься, даже нормально не ляжешь. И ладно бы только это, но буквально через пол часа Уайла начало быть током с такой силой, что даже мышцы сводило. И так происходило каждые десять минут. Теперь стало понятно, почему Кэрниг посоветовал сразу выбрать первый вариант, и почему он в итоге забыл Уайла и стал… как остальные. Ночь выдалась тяжёлой. Бедный мужчина у себя в голове просил всё это прекратить, ведь голос его давно сел от крика. Потеряв силы и счёт времени, он находился словно в прострации.


- Доброго утра, Уайл, - вновь раздался басистый голос. – Ты предпочтёшь пройти реабилитацию или же остаться в этой камере?


- Я… - Уайл с трудом сказал одно единственное слово, одну единственную букву, но всё же свою решительность он не потерял, хоть и знал, что его ждёт. – Вт…ро…е


- Как пожелаете. Тогда ждите вопроса следующим утром


Любой бы к этому моменту давно сдался, но Уайл не хотел снова жить в этом… мирке, где нет свободы. Постоянные удары тока бросили его сознание на размытую грань реальности, там он уже не мог отличить игры разума от реальности. Разум без должного отдыха давно утратил свои силы. Бедный мужчина даже не реагировал на истязания.


- Доброго утра, Уайл. Это твой последний шанс. Реабилитация или смерть?


- Ч…то? – с трудом соображая словно в бреду задал он вопрос, но воля дала ответ за него: – Сме…рть…


Последние силы ушла на эти слова, после которых он сразу же вырубился. И вот, можно подумать, что уже конец, но нет. Придя в себя, Уайл оказался внутри какой-то комнаты, больше его собственной, как минимум в два раза, на огромной кровати. Убранство комнаты было богатым. Тут тебе и тумба с зеркалом, и шкаф. При этом всё из дерева. И никакого намёка на мониторы и прочее. Уайл не сразу поверил в происходящее, но всё же встав с кровати, решил глянуть в зеркало. Да, весь его вид говорил об истощении, но ему хотя бы удалось поспать. Буквально через минуту после пробуждения открылась дверь. Хорошо освещённый коридор вёл к ещё одной открытой двери. Уайл пошёл по этому коридору в надежде получить какие-либо ответы. Следующая комната оказалась просто огромных размеров. Посреди неё находился только большой круглый шар.


- Приветствую вас, мистер Уайл, - раздался из ниоткуда голос.


- Кто это? Что случилось? – сразу же начал сыпать вопросами тот.


- Я являюсь ИИ этого ковчега, созданного концерном ТОА. Во время выбора между реабилитацией и смертью вы выбрали второе.


- Так я мёртв всё же?..


- Нет, вы живы. Думаю, у вас много вопросов, и, чтобы не терять время, я вам всё объясню. Концерн ТОА под натиском так называемых «Хранителей» решил создать ковчеги, дабы сохранить людской род. Им это удалось. Я не знаю точного количества таких мест, но могу сказать, что их много. Всё было хорошо, но, к превеликому сожалению, неизвестный вирус убил всех людей в этом месте. В моей программе предписано в случае такой ситуации применить технологии клонирования из имеющегося образца ДНК, но он тоже был повреждён. В мои обязанности входит поддержание работоспособности ковчега, так что пришлось клонировать с дефектом, а самих клонов использовать для поддержания работы всего механизма. Длительное время никаких отклонений не виднелось, но 750 лет назад один из клонов стал опасно себя вести, из-за сего был риск потери контроля над ситуацией. Это событие позволило мне сделать выводы. Я ввёл тест, который определял бы девиантное поведение. В норме клоны должны делать постоянно выбор, не задумываясь над этим самым выбором. В норме каждый клон обязан работать и делать те вещи, которые ему сказаны. Вы же, мистер Уайл, по результатам теста начали вести себя вне рамок нормы. Такое бывает у некоторых клонов, всего лишь небольшое отклонение. Дальнейшее развитие обычно приводит к самоличному выбору реабилитации, но есть и исключения. По неизвестным мне причинам в некоторых субъектах рождается личность, которая не желает сдаваться и идёт до конца, до последнего решающего фактора. Они выбирают смерть. Именно это даёт мне понять, что в субъекте зародилась личность, и именно это даёт мне право освободить вас.


- Я… Я мало что понял, но… Дальше-то что будет со мной?..


- Я отправлю вас в жилой сектор, где вы встретите многих таких же, как вы. Там вас ждёт полная свобода. Прошу, пройдите в лифт, который я вам только что открыл.


Уайл повернул голову налево и увидел раскрывшиеся двери. Лифт поехал наверх. Долгий путь прошла кабина, перед тем, как открыться. Увиденное изумило его… Множество таких же, как он, мельтешили перед ним. Шум и гам стали в новинку. А запах… Да, это был запах свободы.

Показать полностью
29

Песня умирающих китов

- Это последняя транспортировка на сегодня, ребята, – сказала женщина в возрасте, смотря на двух мужчин, почти её ровесников, а затем протянула одному из них планшет. - Поставьте подпись, после чего груз будет помещён на борт, в общем, как обычно.


- Да-да, Люси, помним мы, помним, – проворчал один из мужчин. - Неужели нельзя обойтись без всей этой официальщины?


- Нет! – решительно ответила Люси, добавив при этом: - Если пропадёт хоть один ящик, хоть одна банка тушёнки – все грабли полетят в меня! Так что поставь уже подпись, и я пойду.


- Ладно-ладно, понял я, понял, – с грустной миной промолвил он, а затем взял блокнот и расписался, отдав после Люси. - Можешь быть спокойна, теперь, если что, все камни полетят в нас, да Фрэд?


- Чего глазки подозрительно щуришь? – с таким же прищуром посмотрел на мужчину напарник, и спустя пару секунд тишины оба засмеялись в голос. - Даже не смей воровать тушёнку, мне хватило прошлого раза!


- Люси, давай скажи парням, чтобы грузили всё! – прокричал Фрэд вслед уходящей женщине. - Я не хочу снова возвращаться в три ночи домой!


Женщина обернулась и, ничего не ответив, продолжила свою дорогу. Мужчины же пошли к пирсу. Им обоим было уже за сорок, о чём хорошо говорила их внешность. Фрэд имел длинную густую бороду и выбритую под ноль голову. В силу возраста и частого употребления пива его живот немного выпячивал вперёд. Стоя у пирса, его напарник достал пачку сигарет, вынул одну и прикурил. Этого мужчину звали Норд. В отличие от Фрэда, он был довольно тощим и высоким. Сделав очередную затяжку, Норд поднёс руку с сигаретой к своему напарнику.


- Знаешь, - начал Фрэд, после чего затянувшись и выдохнув дым, продолжил: - В детстве я даже не мог и представить, что, когда стану взрослым, перестану ходить по земле. Учёные постоянно говорили о приближающемся выбросе по всем каналам, но я считал это ерундой. И затем это случилось…


- Мы были детьми. – Норд взял переданную ему сигарету, и, как только дым от выдоха развеялся, добавил: - Мы были глупы и наивны.


- Я знаю… - Фрэд опустил глаза вниз, смотря на воду, бившуюся о пирс. - Теперь же моя дочь не может представить и поверить в то, что раньше существовала земная твердь.


Норд ничего на это не ответил, а лишь посмотрел грустными глазами на коллегу. Тут и нечего было говорить, ведь они оба знали, что ничего тут не поделать. Мир меняется, и они не в силах его сохранить. Два работяги стояли у края пирса, курили одну сигарету на двоих и смотрели на уходящее за горизонт солнце. Холодный ветер обдувал их лица, напоминая о детстве. Докурив, мужчины пошли в сторону своего подводного аппарата, где уже стояла Люси в ожидании их.


- Ну всё, груз помещён, можете отправляться.


- Ну что, пошли, Норд, – махнув рукой, сказал Фрэд, и пошёл ко входу, перед этим улыбнувшись Люси на прощание.


Войдя в свой рабочий аппарат, мужчины направились прямиком в гардеробную, где, сняв свои рабочие робы, они надели специальные скафандры. Завершив с этим делом, Норд направился в рубку, Фрэд же пошёл проверять груз, меж тем тихо утащив одну из банок тушёнки. Когда целостность груза была проверена, он так же зашёл в рубку, где уже сидел Норд, диагностирующий состояние их аппарата.


- Фрэд, пожалуйста, скажи, что ты не спёр снова груз? – с подозрением спросил Норд, меж тем проверяя показатели.


- Да как ты мог обо мне так подумать?! – возмутился тот, ударив кулаком о грудь.


- Фрэ-э-эд? – Голос напарника стал, как у какого-нибудь агента национальной безопасности, выпытывающего у подозреваемого все его секреты.


- Да спёр я одну банку консервов, чего такого то? – надувшись, раскололся Фрэд. – Будто этим буржуям не хватит!


- Нам и так в прошлый раз влетело. Хочешь повторения? – Норд отвлёкся от дел и повернулся в сторону напарника воришки, сурово смотря прямо на него.


- Ладно, понял я, не сердись. – Махнул рукой тот в ответ. - Пойду положу эту чёртову банку назад, а ты пока проверь компенсатор повышенного давления да баллоны с воздухом заодно тоже.


Фрэд ушёл назад в трюм, куда собирался вернуть консервы. Совершил сей поступок он скорее не из-за тёмных побуждений, а из-за горечи и печали. После первого выброса часть планеты была сразу же полностью стёрта с лица земли. Ледники начали таять, поднимая уровень мирового океана. Земля уходила из-под ног людей, в итоге почти полностью исчезнув. Это стало причиной одной из важнейших проблем современного мира – продовольственного снабжения. Резкий дефицит обрёк многих людей на голодание, большинство привычных повседневных продуктов исчезло из жизни людей навсегда. В частности, мясо, которое осталось только в виде консервов. Лишь те, кто имел власть и деньги, могли его приобрести. И такой обычный рабочий человек, с не столь большой зарплатой, не в состоянии себе его позволить.


- Ну что, положил назад? – задал Норд вопрос своему коллеге.


- Да! – буркнул под нос Фрэд, после чего плюхнулся на кресло. - Ну что, проверил системы?


- Всё, как обычно, в норме. Компенсаторы в штатном режиме, в момент погружения будут задействованы, правда кислорода немного, но на эту вылазку хватит сполна. Надо будет утром пополнить запас.


- Хорошо, тогда запускаем двигатели.


С этими словами Фрэд вставил ключ в полое пространство, прокрутил его, ввёл код безопасности на панели и подтвердил запуск двигателя голосом. Затем тоже самое проделал и Норд. Такие меры безопасности являлись вынужденными. В их руках находился единственный аппарат, способный опуститься на самую низкую глубину. И только этот аппарат мог доставить их в колыбель человечества для самых избранных. Там, на глубине 15675 метров, находилось убежище для тех, кто того достоин. Если говорить простым языком – для элиты. Двигатели запустились, пилоты продолжили проверять состояние систем. Всё, как по книжке.


- Начать погружение! – скомандовал Фрэд, после чего аппарат принялся опускаться под воду, уходя всё ниже и ниже. - Статус?


- Всё в норме, погружение проходит гладко. Опустились на двадцать метров. Перевожу в автопилот. – Нажав пару кнопок, Норд со спокойной душой откинулся к спинке своего кресла, сложив руки за головой и наблюдая за монитором.


- Осталось пять месяцев… - меланхолично прервал тишину Фрэд, рассматривая фотографию своей семьи, вытащенную из левого кармашка на скафандре.


- Думаешь, я забыл? – Голос Норда стал резко грустным, что любой бы заметил такую перемену в настроении даже незнакомого человека. – Я считаю каждый день, каждый час и минуту, вплоть до секунды.


- Как продвигается твоя очередь? – Фрэд оторвался от фотографии, переведя взгляд на товарища, который прямо на глазах поник. - Что, совсем без изменений?


- Они постоянно говорят о якобы нашей важности, мол им нужны такие специалисты, как мы, но вместо этого каким-то чудом впереди оказывается какой-нибудь толстосум, моментально попадая в их выборку. – Взгляд Норда опустился вниз, совсем пустой и смотрящий в никуда. - Я всё отдам, лишь бы спасти свою семью…


- Понимаю. Мне талдычат тоже самое. Знаешь, после первого выброса я считал, что хуже уже быть не может. Мы потеряли очень много… - Фрэд тяжело вздохнул и снова уставился на фотографию. - Только вот так постоянно. Думаешь, что хуже быть не может, ан нет тебе, лови ещё один «приятный сюрприз»! Стоило только свыкнуться, наконец-то, с «новым» миром, как он тут же опять собирается измениться! Только теперь, чёрт его подери…


- Никто не ожидал второго выброса. Никто не знал, что по траектории нашей солнечной системы будет проходить выброс неизвестного нам происхождения. Мы не в силах что-либо изменить. Быть может, такова наша судьба…


- К чёрту такую судьбу! – крикнул в ответ Фрэд, сжав левый кулак и ударив им по креслу. - Я просил не так много, всего лишь счастливой жизни со своей семьёй, чтобы они были счастливы, и я вместе с ними. Хотел всего лишь увидеть взросление своей дочери, как она выходит замуж, и я становлюсь дедушкой. Хотел видеть их счастливые лица, но… Всё пошло коту под хвост, и теперь мир собирается всех нас убить!


- Мы находимся с тобой в очереди, так что ещё есть шанс спасти наши семьи. Всё, что от нас требуется – хорошо работать. – Норд и сам сжал кулаки, от осознания мысли того, что шансы их не столь велики.


- Да какая это жизнь-то? – Нрав Фрэда утихомирился, и он уже спокойным голосом начал вещать: - Чёрт знает, сколько лет придётся жить в четырёх стенах глубоко в океане, при этом надеясь, что чёртов выброс не убьёт сразу же. Да и это при условии, что нас с тобой возьмут…


- Знаю…


Разговор снова сменился тишиной, и они оба просто смотрели на мониторы, стараясь при этом даже особо не думать. Мало кому понравилось бы думать о том, что вскоре их может ожидать болезненная смерть, особенно если это ещё касается и любимых ими людей. Мир всегда был жесток, от начала и до конца. Слово «справедливость» всегда являлось лишь словом, ведь справедливости не было. Люди всегда видели иллюзию этого слова, созданную ими же самими. Реальность же куда хуже, и не видят они лишь из-за того, что банально не хотят замечать, ведь если бы видели всё это… Да, люди слепы, многие вещи им не понять.


Их бездумные взгляды оживил резкий гул, словно от серены предвещающей воздушный удар то ли эскадрильи самолётов, то ли ядерной ракеты. Он то нарастал, то утихал, но меж тем был столь пронизывающим, заставляя всё нутро резонировать с этим звуком. От этого пассажирам аппарата стало даже не по себе. Гул не утихал, оставляя за собой большую тревогу в сердцах мужчин. Сколь страшен был сей гул, настолько же и притягательным.


- Этого не может быть… - еле слышно проговорил себе под нос Норд, застыв от удивления.


- Разве это вообще возможно?.. – Фрэд медленно повернул голову в сторону напарника, смотря на того с изумлёнными глазами.


- Надо записать! – резко наклонившись к монитору, вскрикнул Норд, нажимая на том какие-то кнопки, после чего шепнул напарнику: - Всё, молчим!


Фрэд поступил так, как ему сказал напарник, после чего они сидели, даже не шевелясь и почти не дыша. Ещё буквально семь минут продолжалось всё это, пока наконец-то гул не перестал быть слышимым окончательно. Да, не каждый день встретишь такое чудо, такую удивительную возможность услышать этот крик… Столь печальный крик…


- Они же вроде все вымерли… - прервал наконец тишину Фрэд, всё ещё находясь под впечатлением.


- Учёные официально считали их умершими уже порядка десяти лет, если не больше. – Норд нажал пару клавиш на мониторе, после чего поднёс свой телефон к нему. - Надо будет это обнародовать. Думаю, это вселит в людей хоть какую-то надежду… По крайней мере я так надеюсь.


- Мы с тобой как-то сильно отвлеклись, проверь состояние систем.


- Да всё в норме, не волнуйся ты. Не в первой же доставку делаем. Уже опустились на четыре километра, всё как обычно. Одна четвёртая пути позади.


- Хорошо. Тогда пойду подремлю. – Фрэд встал и направился к диванчику позади кресел. - Разбуди, как приплывём.


- Без проблем.


Сны – удивительная вещь, особенно если знать об их возможностях. К сожалению, Фрэд не знал об этом, так что он просто видел обыкновенный сон… Который, впрочем, всё же оказался странноват. Сложно описать все те образы, пролетающие в его голове, но все они были тревожными. Многие слышали о вещих снах, и, пожалуй, этот относился к таким. Стойкое ощущение панического страха, с желанием убежать как можно дальше. Подсознание так и кидало подсказку, но сознание не способно понять, о чём именно сигнализирует оно.


- Фрэд! – толкая того за плечо, кричал Норд.


- А, что? – вскочив весь в поту, начал тот голосить, озираясь по сторонам. – Что случилось?! Авария?!


- Тише ты! – приструнил его Норд, после чего начал объяснять, в чём дело: - Ты во сне что-то дёргался сильно, дак ещё и кричал в голосину, вот я тебя и разбудил.


- Кричал?.. – непонимающим голосом повторил тот, поинтересовавшись в итоге: - А что я кричал-то?


- Да что-то типа «Нет», да «Не надо».


- Ясно… Где мы?


- 14879 метров. Через пять минут прибудем. Давай, вставай. – Норд выпрямился и направился к своему креслу, где, нажав пару кнопок, связался с портом. - Порт «Уэйфилд», это борт ЕП45, просим разрешения на стыковку.


- Разрешение дано, можете плыть к пятому порту. Персонал вас там будет ждать. Отправляем данные автопилоту.


- Понял, данные приняты. Ждите нас.


- Ну что там? – с заспанными глазами поинтересовался Фрэд, облокотившись на спинку своего кресла.


- Ничего нового.


Аппарат на автопилоте поплыл по маршруту, который ему скинул порт. И буквально через десять минут они уже были на месте. Встав со своих кресел, команда отправилась переодеваться, затем оба вышли из аппарата. Ангар был достаточно большим, рабочие уже направлялись в их сторону, и там, чуть поодаль, стоял общий знакомый Фрэда и Норда. Как только Фрэд его заметил, то тут же повернулся к Норду и тихо прошептал ему на ухо:


- Норд, хочешь халяву получить? – заговорщицки прошептал тот.


- Что ты предлагаешь? – недоверчиво поинтересовался Норд.


- Просто дай мне свой телефон и стой молчи, хорошо?


- Пойдёт, – ответил Норд, протягивая телефон напарнику.


- Ну снова здравствуйте, господа! – с улыбкой на лице проговорил их знакомый, который к тому моменту уже приблизился к ним. - Как прошёл путь?


- Как обычно, – ответил Фрэд, затем сразу перешёл к делу: - Кэст, спорим на две банки тушёнки, что я смогу тебя удивить?


- Удивить?.. – Кэст, как и Норд, недоверчиво посмотрел на знакомого, но всё же решил принять спор. - Хорошо, если не удивишь, то это с тебя две банки, по рукам?


- По рукам! – протянув свою руку Кэсту, ответил Фрэд, после чего достал телефон Норда и включил перенесённую на него запись, сделанную ранее.


Как только запись начала играть, глаза Кэста округлились, и он было даже чуть не выронил планшет из рук, чудом успев тот ухватить. После такой реакции улыбка на лице Фрэда натянулась аж до ушей, ведь уже понятно, что спор он выиграл, а значит скоро в его руки угодит халява – столь желанная тушёнка.


- Видимо, я выиграл? – с ухмылкой поинтересовался Фрэд.


- Теперь понятно, что ты задумал, – наконец-то заговорил Норд, с лёгкой улыбкой на лице. - А я бы и не догадался.


- Как такое возможно?! – словно пробудившись ото сна, ошарашенно молвил Кэст. – Киты же давно считаются вымершими!


- Мы задаёмся этим же вопросом, – вклинился в разговор Норд. - Может, отправишь это на общий канал? Мне хочется надеяться, что это приободрит людей, вселит в них хоть немного надежды.


- Да… Конечно… И этот крик… Вы знаете, что он означает?


- Нет, – в унисон ответили мужчины.


- Он страдает. И ему никак не избавиться от этих страданий.


- Почему? – поинтересовался Фрэд.


- В былые времена они выбрасывались на берег, умирая от кислородного голодания. По сути, совершая тем самым суицид, но сейчас… Земли больше нет, так что и выброситься ему некуда.


- Не повезло ему, – с горечью в голосе сказал Норд.


- Вскоре он встретит свою смерть, как, впрочем, и мы, вероятно… - Слова Кэста создали на пару минут тишину между ними. Каждый их них понимал плачевность своего положения, но никто не осмеливался что-либо сказать.


- Кэст, а как с твоей очередью? – спросил неожиданно Фрэд, меж тем смотря куда-то в сторону.


- Думаю, так же, как и у вас. Постоянно вешают какую-то лапшу на уши, но ничего толкового не делают. Одни лишь обещания и не более. Прошло два года, но я так и не сдвинулся в очереди, что никак меня не удивляет.


- И тебя устраивает это? Ты работаешь в самом глубоком убежище, в котором расположились самые богатеи. У них тут есть всё, чего не было у нас почти всю нашу жизнь. Ты работаешь на них, но при это они даже не могут помочь тебе попасть в выборку.


- А у меня есть выбор? – Кэст погрустнел, тяжело вздохнул и ответил на вопрос Фрэда: - Эта работа приносит мне деньги, хорошие деньги. На них я могу прокормить свою семью, почти ни в чём им не отказывая. И эти оставшиеся пять месяцев они хотя бы будут жить на широкую ногу, а не в нищете, пытаясь найти хоть крошку на пропитание. Я всего лишь человек, всего лишь рабочий. Я не чета этим людям. И даже если бы я вообще не тратил заработанные мной деньги, то их всё равно не хватило бы на покупку места. Фрэд, нас, чёрт побери, из всего грёбанного человечества, из оставшихся восьмисот миллионов, спасётся лишь треть! И боюсь, как бы не хотелось это произносить, мы не войдём в эту треть…


- Ты… - Фрэд сжал свои кулаки, оскалился и собиралось было заорать на Кэста, но в миг настрой улетучился. - Ты прав… Хоть и не хочу этого признавать.


- Молодец, сам себя расстроил, так ещё и нас двоих. – Норд, молчавший почти всю беседу, решил всё же подать голос. - Давайте уже приступим к работе? Я лучше поскорее вернусь к своему сыну и постараюсь всё, сказанное тут, забыть. Чего и вам желаю, товарищи.


- Согласен. Вот, подпишите и можете возвращаться. – Кэст протянул планшет Норду, после чего тот расписался и вернул его владельцу. – Что же, удачного вам пути назад, господа, а я пойду дальше работать.


- Удачи, – ответили мужчины и направились к своему аппарату.


Зайдя внутрь, они снова пошли надевать специальные костюмы, а затем вернулись в рубку. Сев на кресло, Норд открыл иллюминатор и начал смотреть на ангар. Рабочие мельтешили то туда, то сюда, таская большие ящики к транспортеру. И ворота. Ворота, за которыми целый город для людей, «достойных» там жить. Какой он, этот город?


- Фрэд, вот скажи, что по-твоему находится за теми воротами? – указывая пальцем на них, задал вопрос Норд.


- За ними?.. – Фрэд посмотрел вдумчиво на них, почесал свою бороду и изрёк: - Толстосумы. Большой зоопарк из редких толстосумов, на любой вид. Да, без сомнения.


- Серьёзно?! – усмехнулся Норд, представив город за этими воротами как какой-нибудь зоопарк из детства, в который он иногда ходил. – Фрэд, ну ты и говнюк, конечно. Сначала расстроил, а теперь пытаешься поднять настроение.


- Ну должен же этим тут кто-то заниматься, – с выпяченной грудью начал тот себя восхвалять.


- Ага, только в таком случае ты не должен был его и портить! – посмеявшись, ответил Норд, после чего снова уставился с прежней миной на ворота. - Как бы я хотел, чтобы моя семья оказалась за похожими воротами…


- Не волнуйся, мы с тобой за ними ещё окажемся, – попытался приподнять дух своего напарника Фрэд, меж тем слегка напрягшись. - Мне кажется, или мы что-то забыли?..


- Забыли? Что?


- Да вот не могу вспомнить что-то…


Неожиданно раздался звонок по внешней связи. Фрэд нажал кнопку ответа, на экране появилось лицо Кэста.


- Фрэд, я, конечно, знал, что у тебя дырявая башка, но не настолько же. В общем, мой паренёк стоит у вашей двери, иди забирай.


- Чёрт! Точно! Тушёнка! – вскрикнул Фрэд, рванув с места за своей честной и желанной наградой, и вмиг пятки его сверкали уже в коридоре. Лишь Норд спокойно сидел в кресле и наблюдал за суматошным напарником.


- Да уж, прямо с ума по ней сходит, – усмехнувшись, сказал Кэст. - Тебе хороший напарник попался.


- Знаю, хоть иногда он такой… Ну ты понял.


- Да. В любом случае, я надеюсь, что ещё не всё потерянно. Пусть мои слова и были жестоки, но…


- Не извиняйся. Я понимаю твои чувства. Мы все это испытываем. – Норд с натяжкой улыбнулся, произнося эти слова, но не смог продержать её и пять секунд.


- Ладно, увидимся завтра. Не заставляй себя улыбаться, Норд. Мы люди, а не бездушные роботы. До связи.


- До связи…


- И как я мог забыть про тушёнку? – задал себе вопрос Фрэд, вошедший в рубку с двумя банками консервов в руке. Посмотрев на Норда и на банки с тушёнкой, он подошёл к напарнику и протянул одну из них: - Держи.


- Спасибо, напарник. Теперь давай отплывать, а то хочется поскорее вернуться домой.


- Да-да, я с тобой согласен. Давай заводить нашу ласточку.


Снова проведя запуск двигателя, как и в прошлый раз, сообщив порту о своём отплытии, они опустились в воду и на автопилоте поплыли назад на базу. Расположившись в креслах, они слегка подрёмывали, но всё же изредка проверяли показания приборов. Они успели подняться до 10523-х метров, пока в итоге одному из них не приспичило поговорить.


- Норд, вот скажи, оно того стоит? – уставившись в потолок, поинтересовался Фрэд.


- Что именно?


- Наша текущая жизнь. – Фрэд посмотрел с серьёзным лицом на своего товарища, ожидая от того настолько же серьёзного ответа.


- Что ты имеешь в виду? – Норд никак не мог понять, чего именно от него хочет Фрэд.


- Почти всю нашу жизнь мы пытаемся выжить. Сначала от первого выброса, который изменил всё устройство мира и убил почти всех жителей земли, а теперь мы пытаемся выбить себе так называемое «место под солнцем». При этом власть имущим на нас наплевать, они горазды лишь постоянно поднимать на всё цены. И мы опять пытаемся выжить. Сидим и молчим, как и всегда. Даже сейчас мы надеемся, что попадём в выборку, только все эти места уже закреплены за теми толстыми мешками с деньгами. А мы, простые люди, брошены на погибель… Разве все эти старания вообще стоят того? За что мы держимся?.. Я тебе отвечу, мой друг – за иллюзию надежды.


- Чего это тебя понесло-то? – взволнованно спросил Норд, смотря на своего напарника.


- Просто эта мысль не даёт мне покоя. Я прекрасно разумом понимаю, что нам не выжить и мы умрём, но почему я всё ещё держусь за эту иллюзию надежды?


- А что, было бы лучше – умереть? Нельзя сдаваться, пока есть хоть капля надежды на лучший исход. У тебя есть семья: дочь и любимая жена. Что с ними?


- В этом и дело. – Фрэд тяжело вздохнул, чуть было не пустив слезу. - Я не хочу видеть, как они умирают. Мне даже сложно это представлять…


- Не представляй, – решительно ответил Норд. - Представляй, что вы прошли выборку. Даже если это будет лишь иллюзия, она всяко лучше представляемого тобою. Разве нет?


- Быть может, ты и прав… Сколько там?


- 6651 метр. Скоро будем дома. Не волнуйся.


- Ладно, постараюсь не думать о плохом.


Каждый день одно и тоже. Больше никаких отпусков, никаких праздников. У людей больше нет такой роскоши, ведь в этом жестоком и безжалостном мире им нужно выжить. Не все с этим справляются. Многие осознают, что им никогда не попасть в выборку, и это приводит их к суициду. Не только один человек, но и целые семьи приходят к такому решению проблемы. Их можно понять. Мир давно порушен, надежды нет, жизнь слишком дорога, а осознание ближайшего конца многих ломает. Уже давно никого не волнует статистика смерти, ведь это лишь на руку оставшимся правительствам. Меньше людей – меньше беспорядков, меньше людей – больше ресурсов. Выгода для всех тех, кто всё ещё надеется на лучшее. Тем временем, отметка достигла уже 2118 метров. Близился конец их смены. Скоро они будут дома, осталось совсем немного. Снова повседневная рутина…


- Фрэд, харэ спать! На диван лёг хотя бы тогда! Просыпайся, осталось 500 метров.


- Да не сплю я! – промямлил невнятно тот, прищурив один глаз. – Отправляй сообщение.


- Господи, хоть что-нибудь сделал бы сам, – со вздохом пробормотал Норд, но всё же начал щёлкать по экрану. - Странно…


- Что такое? – вяло поинтересовался Фрэд, потягиваясь в кресле.


- Да никто не отвечает что-то, – продолжая тыкать в экран, ответил Норд.


- Да уснули тоже уже поди, – отмахнувшись рассудил тот.


- По регламенту они постоянно должны быть на связи… Может, случилось чего серьёзное?


- Успокойся ты, всё нормально. Ща всплывём и узнаем всё. Чего волнуешься-то? Сколько там осталось?


- 80 метров.


- Ну вот! Ща всё будет.


Оба замолчали в ожидании всплытия на поверхность. Этот момент всегда ощущался, физика все дела. Так что они ждали… Ждали…


- Что-то долго мы всплываем… - констатировал факт Фрэд, прислонившись к своему монитору, после чего изрёк: - Слушай, у меня что-то датчик барахлит, глянь свой.


- Двадцать метров… - начал было говорить Норд, но тут за замолк от удивления. - Над уровнем моря…


- Над?! – в замешательстве вскрикнул Фрэд. – Так, теперь точно что-то не так. Давай судить логически. Раз мы всё ещё не почувствовали всплытия, то логично сделать вывод, что датчик вышел из строя. Так?


- Да, логично. Сейчас проверю все системы. – С этими словами Норд начал проверять одну систему за другой, пытаясь найти хоть одну ошибки или аномалию. - Ошибок никаких нет, но была небольшая странная аномалия.


- Какая? – Фрэд так же пытался найти хоть что-то, но ничего странного в его показаниях не было.


- Датчики поймали какой-то странный импульс, всего лишь миллисекундный скачок, но всё же. Есть, конечно, вероятность того, что он мог повредить датчик, но не столь большая, как мне кажется. Мы, к слову, уже поднялись по датчикам на 500 метров.


- Один чёрт, он явно выведен из строя! – ответил Фрэд, почёсывая голову. - В общем, тогда будем ориентироваться на время. Сколько нам по времени максимум всплывать?


- Ещё максимум пол часа, может быть, не более, – смотря на часы, проинформировал товарища Норд.


- Значит будем ждать, – решительно сказал Фрэд, усевшись на кресло и сложив руки.


Время шло медленно и мучительно. Мужчины то и дело посматривали на часы, что не ускоряло их ход. Тишина тоже не была им на руку. Она давила и раздражала, негативные мысли то и дело лезли в голову.


- Уже за два километра… И время к концу подходит… - напряжённо молвил Фрэд, посматривая на показатели. - Чёрт, может, мы вообще не всплываем, а, например, на месте стоим?


- Фрэд, успокойся. Ты же не впервой водишь эту ласточку и понимаешь, что мы всё ещё всплываем.


- Знаю, – с горечью в голосе признал тот. - Мы уже должны были достигнуть поверхности! Чёрт, я открываю иллюминатор!


- Уверен, что стоит это делать? – с сомнением поинтересовался Норд.


- Да! – ответил резко Фрэд и ткнул кнопку открытия иллюминатора.


Темнота – вот, что они увидели. Даже включение ближнего, а затем и дальнего света ничего не дало. Словно за бортом совсем ничего не было. Такую картину пилоты видели впервые за всё время своей работы. Это породило ещё больше вопросов, чем ответов.


- Ладно… Теперь всё и вправду странно. Что будем делать, Норд? – Фрэд встал с кресла и сел на диван, приложив свои руки к лицу и полностью сосредоточившись на своих мыслях. - Мы уже давно должны были всплыть, что по приборам, что по времени.


- Могу сказать, что мы точно всплываем, хоть ты это и так знаешь. – Норд бросил свой взгляд на иллюминатор, на тьму за ним. - Может, попробуем связаться с кем-нибудь?


- Вариант. Запусти сигнал бедствия по всем каналам, а там посмотрим. Может, через час будет хоть какой ответ, – решительно сказал Фрэд, после чего встал с дивана и направился в сторону коридора. - Пойдём поедим пока что.


- Ладно, сейчас включу и присоединюсь к тебе.


Когда Норд зашёл в обеденную комнатку, он увидел сидящего уже за столом Фрэда, который поедал открытую им банку тушёнки. Пусть он и ел столь желаемое им лакомство, но на его лице не было и толики радости. Вместо этого – выраженное недовольство. Впрочем, оно и не удивительно. Норд сел рядом с ним и положил свою банку консервов на стол, озираясь при этом по сторонам. Фрэд поняв, что тот искал, протянул консервный нож. После открытия банки тот присоединился к своему товарищу. Они безмолвно сидели и медленно ели тушёнку, единственную еду, которая была на борту. Время шло, и тушёнка уже кончилась, остались лишь пустые банки.


- Тихо что-то… Ты оповещение-то включил, а то вдруг откликнулся кто, а мы ни сном, ни духом? – Фрэд был мрачен, как никогда.


- Да, включил, – смотря на стол, ответил Норд, после чего встал со стула и побрёл в рубку. - Пойдём проверим всё же, а то и вправду, мало ли.


В рубке им всё так же предстала неизменная пустота. Мужчины неторопливым шагом подошли к своим креслам, после чего посмотрели на мониторы.


- Пятнадцать?.. Датчик совсем с ума сошёл что ли? – слегка удивлённо произнёс Норд, но всё же уже не столь сильно. - И да, полная тишина…


- И что теперь делать будем? – Фрэд напрягся пуще прежнего, сжав подлокотник кресла.


- Давай ещё раз осмотрим все системы. Может, это не системная ошибка, а физическая. Нужно проверить всю проводку и вообще абсолютно всё.


- Всяко лучше, чем просто сидеть…


Сразу после этого мужчины взяли отвёртки в руки и пошли разбирать чуть ли не каждую переборку, в поисках хоть каких-то возможных повреждений. Огромный аппарат сложно быстро проверить, так что это заняло бы не мало времени. Откручивая каждый болтик, чтобы снять внутреннюю обшивку, а затем проверить целостность и закрутить её назад, они проверили сначала наиболее подверженные повреждениям места, но так ничего в них не обнаружили. Затем перешли на более мелкие, но всё же тоже вероятные. Завершив с одним местом, Норд отправился к другому, по пути столкнувшись с Фрэдом. В это мгновенье тот потерял равновесие, прильнув всем телом к стене и упав на колени. Норд сразу же подбежал к своему напарнику.


- Эй, ты как? – держа того за плечо спросил он.


- Да что-то голова закружилась, и подташнивать начало, – приложив руку к лицу, ответил Фрэд.


- Тошнить?.. – задумчиво пробормотал себе под нос Норд и, уже обратившись к напарнику, поинтересовался: - Встать можешь?


- Думаю, да. – Фрэд, облокачиваясь об стену, поднялся на ноги. - Что-то в глазах темновато…


- Пойдём в рубку. – скомандовал Норд, поддерживая Фрэда и ведя его с собой по коридору.


[продолжение в комментариях]

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: