4

Меж границы вздох последний. Глава 4.

1-я глава

2-я глава

3-я глава


Глава 4

Чёрные солдаты в дверь стучатся


***


- Ульрих, ты ещё не забыл, что я для тебя сделал? – выпуская дым изо рта, спросил он.


- Нет, конечно же не забыл, - ответили на том конце трубки. – Мик, во что ты вляпался на этот раз?


- С чего ты взял? – Голос Мика слегка дрожал, выдавая его волнение.


- Я видел репортаж… Как и большинство, наверное.


- Понятно, – затянувшись, ответил тот. – Это сейчас не важно. Можешь оказать мне услугу?


На том конце провода раздался тяжёлый вздох, вслед за которым пришла минутная тишина.


- Хорошо, я тебе помогу. Что от меня требуется?


- Найди человека, разбирающегося в книгах. Старых книгах.


***


За спиной бегущего Мика раздавался вой сирен, который с каждым шагом всё стремительнее утихал. Его слегка потряхивало. Зайдя в переулок и прислонившись к стене, Мик дрожащей рукой достал из кармана свой пистолет. Дуло окроплено алым цветом, как и одежда. Только что он убил двух людей, но являлись ли они таковыми? Эти синие глаза… Словно в дурном сне, который стал явью. Мик снова достал книгу и пролистал до того странного места, остававшегося всё таким же пустым. Одни вопросы без ответов. Собрав все силы в кулак, Мик продолжил свой путь.


Снежинки всё так же медленно спускались с небес, поблёскивая, танцуя в спокойном вальсе. Снег усыпал все дороги, а люди оставляли за собой следы. Никому невдомёк происходящее, никто даже не в курсе случившегося. Всё это временно, ведь скоро их коснётся целая череда событий, которые, возможно, изменят их жизнь. Не всех, но многих. Людской эгоизм пройдётся по их костям, оставляя после себя огненные следы, растаптывая черепа в труху. И это касается всех. Мир не состоит из белого и чёрного цвета, но из множеств оттенков серого. Лишь нам выбирать, какой это оттенок будет. Лишь нам выбирать, что есть хорошо и плохо. Им это тоже предстоит сделать.


- В тот момент, когда ты очнёшься – начнёшь задыхаться, но не бойся, всё будет нормально, - сказал мужчина в белом халате, смотря на человека, что лежал к капсуле и послушно ждал своей участи, своего призвания.


Мгновенье спустя лежавший в капсуле, закрыл глаза, очутившись в кромешной тьме. Все звуки пропали, тело потеряло тяжесть. Тьма раздвинулась, белый лучик света начала разрастаться, так и маня того к себе. Он знал свою цель, потому направился ему прямо навстречу. Яркий свет ослепил беднягу, и спустя пару секунд он почувствовал нехватку кислорода. Вцепившись руками за горло, чуть ли не желая его растерзать, он пал на колени. Белизна начала отступать, рисуя перед его глазами неразборчивые образы, два из которых становились к нему всё ближе. В ушах разнёсся тихий писк, который никак не хотел униматься. Два непонятных образа начали обрастать знакомыми чертами, пока в итоге не обрисовались в полноценную картину. Два человека с испуганными глазами смотрели прямо на него, пытаясь что-то донести до того, но писк не давал возможности разобрать. Стоило наконец-то глазам привыкнуть, избавиться от белого полотна, как тут же всё начало затемняться и чернеть. Воздух давно ушёл из лёгких. Повалившись всем телом на пол, он было уже почти потерял сознание, но в то же мгновенье глубокий вдох наполнил его лёгкие драгоценным кислородом. Шум в ушах частично ушёл, что позволило ему расслышать голоса, говорящие на неизвестном ему языке. Перед его глазами снова оказалась кромешная темнота, но на этот раз он чувствовал своё тело, чувствовал тяжёлое дыхание и сильную боль в области правого лёгкого. Какой-то далёкий шум стал близким, и он открыл глаза. Прямо над ним, справа прямо над дверью, висел телевизор, по которому шла какая-то глупая передача. Ему было сложно сосредоточиться на картинке, как и на звуках, но всё же он сумел рассмотреть своё местоположение. На его лице кислородная маска, подключённая к устройству искусственного дыхания. К груди прилеплены какие-то датчики, ведущие к пиликающему раз в секунду устройству. Прямо слева от него стояла тумбочка, на которой лежала кнопка для вызова медсестры. С трудом вытащив из-под одеяла руку, он потянулся ею в сторону тумбочки. Его сил не хватило, чтобы донести её до точки назначения, но, к совпадению, в этот самый момент в его палату заглянула медсестра, которая тут же подлетела к нему и начала о чём-то щебетать. Разобрать её слов он не мог, они казались чуждыми, не его родными. Девушка спешно убежала, оставив пациента в полном одиночестве. Телевизор тоже вещал на незнакомом языке, но с каждой секундой, с каждым новым словом он становился понятен. До тех пор, пока не стало понятно всё сказанное. К этому моменту в палату вбежала всё та же самая медсестра, но на этот раз с мужчиной в халате.


- Здравствуйте, меня зовут Жорэ Иэль, я главный врач в этой больнице, - сказал доктор, сев на стул рядом с койкой.


- Здравствуйте… - неуверенно ответил мужчина, пытаясь протянуть руку доктору.


- Не надо! – Решительным движением опустил Жорэ руку своего пациента. - Вам не стоит сейчас напрягаться. Я вам задам пару уточняющих вопросов, вы не против?


- Нет…


- Вы помните, как вас зовут? – Жорэ достал из переднего кармана халата блокнот с ручкой, замерев в ожидании ответа.


- Меня… зовут… - пытался вспомнить он, между тем поднеся руку к своему лицу, - Точно… Гордон. Гордон Фэйман!


- Это очень хорошо, - улыбнулся доктор, записав что-то в блокнот. – Кем вы работаете?


- Я… - Гордон пытался сфокусироваться на своих мыслях, но они были раздроблены и не давали себя уловить. - Я полисмен. Работаю в участке…


- Ладно, не напрягайтесь сильно. Главное вы сказали. Вы, наверное, не понимаете, что с вами произошло?


- Да, я не могу ничего вспомнить.


- Три дня назад вы были на службе, когда в магазине рядом с вами произошло ограбление. Преступники оказались вооружены. Во время перестрелки один из них попал в ваше лёгкое. Вы могли умереть, но каким-то чудом выжили. Думаю, вы должны ценить данный вам второй шанс, ведь мало кто его удостаивается, - с улыбкой сказал Жорэ, записал что-то в блокнот и, попрощавшись, вышел.


- Вы пробудете у нас ещё пару дней, - с улыбкой на лице говорила медсестра, после чего пошла вслед за доктором, напоследок сказав: - Если вам что-то понадобится – зовите.


Мысли Гордона были перепутаны, а точнее его воспоминания. Они казались странными, противоречащими и частично нереальными. Ну как поверить в возможность существования корабля, способного бороздить не просто космос, а само пространство?! Нет, это уже какой-то бред! Так, пожалуй, думал Гордон, который мирно проводил свои дни в палате. Всему хорошему рано или поздно приходит конец, и вот уже никто не приносит тебе к постели обед, никто не бежит по первому твоему зову со стаканом воды. Пришла пора возвращаться в реальный мир, где ты сам себе помощник, сам себе слуга. Мысли всё так же были взболтаны, но это не помешало ему вернуться к работе, прийти обратно в родной и милый дом, в котором его ожидало чёрное вихревое пятно прямо среди комнаты. Любой был бы ошарашен, увидь он такое. Гордон тоже удивился, но это что-то так и притягивало к себе. И, не сумев сопротивляться, он всё же коснулся его.


- Гордон, наконец-то, – раздался знакомый голос в его голове.


- Кто это?! – испуганно вскрикнул мужчина.


- Профессор Эбингтон. Гордон, пора вернуться к миссии!


Мысли обрели покой, воспоминания устаканились.


Солдат вернулся…


***


- Эбингтон, как вы думаете, имеем ли мы право на такое вмешательство в этот мир? – спросил статный мужчина.


- Имеем ли мы прерогативу, спрашиваете?.. – Эбингтон задумался, уставившись в свой планшет. - Знаете, канцлер Фирад, мы с вами люди, и, как свойственно всем людям, – мы желаем жить, во что бы то ни стало. Вопрос скорее в другом: имеем ли мы свободу? Имеем ли мы право решать, чего хотим мы, а не «Грань»?


- И то верно. Знаете, я не думал, что вам удастся добиться подобных высот, создав такое устройство.


- Это не полностью моя заслуга. Всё же те люди, что находятся под моим крылом, в большей степени заслуживают вашей похвалы, канцлер.


- Правда есть одна вещь, которая меня волнует… - Фирад с невозмутимым видом стоял напротив окна, выходящего на исследовательский отсек, в котором находилась капсула с Гордоном.


- Какая? – поинтересовался Эбингтон, приподняв край брови и уставившись на канцлера.


- Это первое поколение данной технологии, так? – Суровый взгляд канцлера внушал рабочим лаборатории страх, от чего те даже не осмеливались смотреть в его сторону.


- Да, это так, – спокойно отвечал тот, пристально смотря на Фирада.


- Первые поколения никогда не были идеальными. - Канцлер повернулся полу-боком, посмотрев своими орлиными глазами прямо на Эбингтона. - Каких сложностей нам стоит ожидать?


- Сложностей, значит?..


***


Время идёт вперёд, солдат живёт, но не своей жизнью. Играет роль, изображает чужого человека, что стал частью него. Все воспоминания, эмоции, чувства и желания – теперь и его тоже. Два человека фактически стали одним, но преобладает воин, солдат, способный пасть по воле своего командующего. Время идёт вперёд, года проносятся. Жизнь протекает своим чередом, люди рождаются и умирают, вырастают и увядают. Мик давно не мальчик, а Гордон - не юноша, но всё так же внешне красив. И не скажешь по его лицу, что ему целых тридцать четыре года. Четырнадцать лет своей жизни он провёл в этом не родном для него мире. Четырнадцать лет жизни… Жизни, которая не доступна ни одному человеку из его народа. Вкусная и разнообразная еда, свежий воздух, море развлечений – все те вещи, что жизнь делают жизнью, – в его распоряжении. Великая миссия на него возложена, но предоставлен он сам себе. Опять-таки, всему есть свой конец.


- Гордон, – раздался голос в его голове, когда тот делал себе ужин.


- Канцлер?! – смиренно отвечал Гордон, машинально выпрямив спину.


- К превеликому сожалению, он всё же решил вмешаться, тот мальчик. – Канцлер был твёрд в своих словах, давая понять Гордону, что что-то явно не так.


- Неужели «песня» не помогла?


- Нет. Так что теперь тебе придётся исполнить свою роль. Надеюсь, ты готов?


- Да, канцлер, я готов исполнить своё предназначение. Ради своего народа!


Предназначение... Мы ли его выбираем? Такие, как Гордон, повинуются чужой воле, следуя их приказам. Эти солдаты, пешки в чужой игре или же войне, не имеют права выбора. Они не могут выбрать свою жизнь, желания или даже смерть. Всё это решается за них, кем-то там, наверху. Для тех, кто находится столь высоко, не имеют значения прихоти нижестоящих. И как же сладок воздух вольный, как чудна жизнь свободная. Да жаль, что мы рабы, запертые в клетке птицы мы. Во лжи прекрасной утопаем, лелея мысли о бескрайнем небе, не замечая даже спиц перед глазами. И если бы касалось то лишь пешек, и так знаемых об заточении своём, но ведь и те кто выше слепы, ведомы чей-то рукой. Но кто ведёт всех тех богов? Чья жёсткая рука, но в тоже время столь невидная, способна сильных мира сего вести куда угодно ей? Есть ответ, но в нём вы не найдёте искомого вами «ответа» , а лишь вопросы пуще прежнего. Ведь то, что выше всех богов, для нас, простых людей, недостижимее тем боле. И раз уж богам то даже непонятно, то мы, опять-таки, простые люди, способны лишь повиноваться. И больше даже – от страха трепетать. И пусть сейчас в словах всех этих для вас здесь смысла мало, но всё же истина приходит к нам не сразу. Пройдут года, пройдут часы, минуты, и смогут ваши усталые глаза увидеть толику картины. И жаль лишь одного – бывает слишком поздно видим.


Закат близился, снег неспешно падал с небес. Гордон неторопливыми шагами шёл по аллее. На его голове красовалась полицейская фуражка, а на куртке блестел золотистый жетон с его инициалами. В кобуре, как тому и свойственно, находился револьвер. Каждый шаг приближал его к цели. Величественное здание, стоявшее уже много лет. Туда, куда направлялся Гордон, - направлялся и Мик. Открыв дверь, он пошёл прямо к библиотекарше, пожилой милой женщине. Завидев того ещё во время появления в зале, она сразу же улыбнулась, смотря прямо на него. Гордон всё таким же неспешным шагом подошёл к её стойке и с ответной улыбкой завёл разговор:


- Здравствуйте! – радостно сказал он, наклонив козырёк фуражки.


- Здравствуйте, господин полисмен, чем обязаны? – на её лице сияла чистая улыбка, без толики негатива или злобы.


- Да знаете, мадам, полезно иногда посетить библиотеку и прочесть книжку одну да другую. – Гордон осмотрел читальный зал, чтобы удостовериться в малом наличии посетителей.


- Пожалуй, вы правы, - расхохоталась старушка, - в наше время молодёжь почти не посещает этот кладезь знаний и миров! Не то будоражит умы молодых…


- Ничего удивительного. Этот мир полон прекрасных вещей, таких, как закат и рассвет, чистый небосвод или же обыкновенный цветок. Я так к этому привык, и не представляю, как без этого жить. – Его глаза были направленны вверх, лицо - умиротворённым и блаженным.


- Как вас зовут, молодой человек? – поинтересовалась женщина с лёгкой улыбкой.


- Гордон, мэм.


- Гордон, сынок, эти слова прозвучали так, будто ты в скором времени собираешься лишиться всех этих вещей. Быть может, у тебя сейчас трудный жизненный период, но поверь моему опыту – он пройдёт. Жизнь не состоит из одних лишь подъёмов, но также и из падений. Главное каждый раз вставать.


- Не волнуйтесь, у меня всё хорошо, – ответил тот с слегка натянутой улыбкой.


Гордон был поглощён своими мыслями, задумываясь над тем, как бы всё обернулось, если бы его не наградили этой миссией. Всё то, что он сейчас имел – воля канцлера. Быть избранным для этой миссии – великая честь. Вся эта жизнь – подарок свыше. Всё это… Размышления его прервал чей-то голос.


- Извините, что прерываю вашу беседу, но я хотел бы кое-что у вас узнать, – начал тот человек.


Повернув голову в сторону говорящего, Гордон увидел перед собой Мика. Прямо перед ним была его цель, тот, кто должен сегодня умереть во благо целого народа. И лишь его смерть могла спасти людей Гордона. Время пришло!


- Ох, конечно! Гордон, продолжим беседу позже, - сказала дама.


- Работа есть работа, - с улыбкой ответил Гордон, после чего побрёл в сторону зала.


Потерявшись среди стеллажей, Гордон направился в сторону туалета, зайдя в который, сразу же шёпотом произнёс: «Профессор Эбингтов, вы меня слышите?».


- Да, докладывай, – отозвался профессор.


- В здании есть люди. Думаю, нам нужно «вмешательство». – Гордон слегка приоткрыл дверь туалета и наблюдал за ситуацией снаружи.


- Хорошо. Жди.


- Есть!


Гордон смиренно ждал команд начальства, высматривая меж тем любые мешающие элементы снаружи. Он был полностью спокоен, его чувства обострились. С минуты на минуты ему предстояло начать действовать, а это значит – никаких осечек. Всё должно пройти гладко и чисто. И как только он закончит свою миссию, он… Что тогда будет?! Неужели он вернётся снова в те четыре стены, где нет ни свежего воздуха, ни красоты пейзажа, ни даже простого лучика солнца?! Снова пустота, снова безвкусная жижа вместо еды каждый день. Четырнадцати лет достаточно, чтобы привыкнуть ко всему тому прекрасному, всему тому живому, давно ушедшему из его жизни до этого. Имеет ли он право отказаться? Гордон знает, что если не выполнит свою задачу, то расплата будет велика.


- Всё готово. Тебе нужно будет лишь уничтожить цель, – неожиданно раздался голос Эбингтона.


Сразу же после этих слов Гордон оказался в полной темноте. По ощущениям его тело было будто бы искривлено, словно кости неожиданно стали идти волнами, потеряв всю целостность. Казалось, что в лёгких иссяк весь воздух, но дышать не тянуло. Это секундное состояние в миг исчезло, и Гордон оказался в маленькой комнате заваленной разными книгами. Перед собой он увидел стол с лампой, рядом с которой стоял Мик. Медленно достав свой револьвер, Гордон приставил его к виску своей жертвы.


- Почему ты не можешь остановиться? – сказал Гордон, - Ты хочешь всё сломать? Этому не бывать…


«Всё должно пройти идеально»


В одночасье жертва стала воином, решила воспротивиться своей судьбе, увернуться от выстрела. В одночасье жертва дала отпор, пнув Гордона в живот, от чего тот попятился назад. От такой неслыханной наглости охотник даже замер в согнувшейся позе. Теперь ему придётся потрудиться, чтобы выполнить своё предназначение. Внутри Гордона словно что-то сломалось, какая-то важная шестерёнка удерживающая весь механизм, не позволяя тому разломаться на куски. Даже того не заметив, его глаза извергали синее пламя, повергавшее Мика в ужас. Взгляд былого человека пропал, оставив лишь хищника. Жажда растерзать свою жертву лишь пожирала Гордона, выедая в его нутре дыру. Неосознанный шаг навстречу возымел ответную реакцию. Добыча, возомнившая себя воином, подняла свой кольт. Гордон тоже начал поднимать свой, но в мгновенье ока почувствовал адскую боль и, пошатнувшись, облокотился об стену и сполз по ней на пол. Но ни боль, ни потеря сил не посмели помешать его устремлённому взгляду. Злоба ли, страх ли обуздали Гордона, но всё, что он сумел сделать – извергнуть издёвку:


- Думаешь, тебе удастся его спасти? – с ухмылкой спросил он. - Посмотри на себя! Ты дрожишь, как осиновый лист на ветру! Ты никогда не сможешь спасти сво…


***


- Сложностей, значит?.. – произнёс задумчиво профессор Эбингтон. – Это мудреная технология, откровенно говоря – нечеловеческого уровня.


- Нечеловеческого?.. – переспросил канцлер Фирад, приподняв свою тонкую бровь.


- Мы не способны в полной мере понять «Грань». Именно поэтому многие вещи нам не дано постигнуть, хоть и можем их использовать. Даже сейчас, находясь в «информационном океане», мы не в состоянии сказать, что он из себя представляет.


- Профессор, - сурово голос Фирада в миг уструнил отошедшего от темы профессора, - Вы так и не ответили на мой вопрос.


- Да, канцлер. – тяжело вздохнул тот, подойдя к стеклу, рядом с которым стоял Фирад. – Связь имеет главное значение в этом проекте. Мы связали так называемую «душу» нашего солдата с «душой», которая собиралась покинуть тело. Отосланная нами «душа» преобладает над другой, но две «души» не могу находиться в одном теле, так что они стали одним целым.


- И что вы хотите этим сказать, профессор Эбингтон?


- Если этот симбиоз даст трещину – последствия неизвестны. Мы просто не способны узнать их.


- И это единственное, чего нам стоит ожидать?


- Смерть агента разорвёт связь «душ». Боюсь, что это очень сильно отразится как на психологическом состоянии, так и на его воспоминаниях.


- Почему вы выделили слово «воспоминания»? Разве это нельзя отнести к психологическому состоянию?


- Его воспоминания исчезнут. Не все, но многие. Не известно точно, воспоминания какой «души» исчезнут, ведь это теперь всё его воспоминания, с этого момента в частности.


Адская боль. Адское желание расцарапать ногтями свою грудь и достать сердце, которое стало похожим на пламя из преисподней. Тьма в глазах вперемешку с синим свечением, но то лишь в голове. В голове полной хаоса и безумия.

"Кто он? Как его зовут? Почему так больно дышать, и почему я ничего не вижу? Эти лица… они мне не знакомы. Или же знакомы? Четыре стены всю жизнь, но эти небеса… Я был рождён… под ними? Но почему я вижу лишь все эти стены? Имя… Гордон?"

Он открыл глаза. Пытается поднять руки, но сил в них нету. Всё столь размыто. Перед ним толстое стекло, за которым стоят люди. Они давно не молоды, и явно непросты. В голове Гордона пролетают образы и воспоминания, по которым он их узнаёт. Слева, в белом халате с планшетом в руке, стоял профессор Эбингтон. За четырнадцать лет он сильно изменился. Справа… Кто это? Никак не вспомнить фигуру эту, ни черты лица. И почему так ломит кости? Ощущение, что под кожей бегают жуки, из-за которых всё тело зудит. Гордон опускает глаза вниз, пытаясь посмотреть на себя. Картина, увиденная им, лишь породило в нём паническое желание исчезнуть, вмиг раствориться, словно его и не было. Тело его больше не напоминало человеческое. Всё, что в нём держало жизнь – капсула, в которой он лежал. Ноги его были ампутированы по колени, а руки чуть выше локтя. Кукла – вот кто он. В руках господ, ведомый их волею, Гордон лишь пешка. Калека, у которого больше нет жизни, а те четырнадцать лет лишь сон. Всё, что остаётся – играть отведённую роль.


- Верните меня, я должен его остановить, – промолвил Гордон, с трудом шевеля засохшими губами.


Снова тьма… Пустая и глухая тьма, где нет ни звуков, ничего. Спокойствие, вот что там есть. Боль ушла, тело больше не ноет. Так было сначала… Как только Гордон открыл глаза, то увидел, как тянет какую-то бумажку Мику. И только тот взял её – Гордон схватил свою добычу что есть сил. Мик попытался одёрнуть свою руку, но Гордон не отпускал. Тогда Мик наконец-то посмотрел на того, кто его держит, и увидел ярко синие полыхающие глаза.


- Знаешь, а ведь умирать так больно, Мик! – начала верещать женский голос.


- Кто ты?! Что ты такое?! – пытаясь вырваться, кричал в ответ Мик, но все его попытки были безрезультатны.


- Ты думал, всё вот так будет легко?! Ты считал, если убьёшь меня, то сможешь избежать того, что тебя ждёт?! – с безумными глазами тараторил Гордон. - Не узнаёшь меня?!


- Нет!


- Ты что, забыл? Ты только что меня убил, - уже спокойным голосом продолжила она. - Моё имя Гордон. Запомни его, Мик.


Буквально через пару секунд Гордон снова орал во всё горло от боли, сквозь слёзы смотря на знакомый силуэт, принадлежавший профессору Эбингтону. Ничто не могло унять боли Гордона, позабывшего уже даже своё настоящее имя. Эта кличка – всё, что у него осталось. Безликий калек, имеющий лишь одно предназначение – быть оружием.


- Верните!.. Меня!.. Назад!.. – кричал истошно он своим осевшим голосом.


Воля его была исполнена. В очередной раз открыв глаза, Гордон оказался в машине полной полисменами. Все они были сильно напряжены, и это напряжение даже чувствовалось в воздухе. Гордон являлся одним из них, но стоял он выше. Капитан – вот его звание. Сирена разносилась по тёмным улицам, залетая в самые тёмные уголки переулков. На первом сидении один из полисменов говорил с кем-то по рации. Что-то произошло, из-за чего весь полицейский департамент стоял на ушах. Полицейская машина неслась на всех парах, не обращая внимания ни на встречный транспорт, ни на красные огни светофоров. Достигнув точки назначения, все покинули машину, и перед взором Гордона предстало огромное готическое здание. Один из полицейских, обратившись к нему как к капитану, сказал проследовать внутрь. Взобравшись и открыв входную дверь, Гордон увидел множество стеллажей, на которых стояли книги. Внутри уже находились полисмены, которые что-то активно делали и обсуждали. Один из них помахал рукой Гордону, и тот неспешно пошёл в его сторону. Рядом с тем полисменом лежало тело пожилой женщины с простреленной головой. Гордон частично вспомнил, но уже без каких-либо переживаний. Произошедшее совсем недавно больше ничего не значило для него. Всё человеческое, находившееся в нём – исчезло. Пустой взгляд, не выражающий никаких эмоций. Шлейф полицейских вёл вглубь библиотеки. Следуя за течением, он пришёл к маленькой комнатушке полной книг. Зайдя в неё, Гордон увидел справа от входа тело полисмена. Да, когда-то это был он… Или нет. Его воспоминания столь обрывочны, столь запутаны. Невозможно во всём этом хаосе отследить хоть одно целое. Исчезла в сердце колющая боль, взамен осталась лишь пустота, заполненная единственной целью. Все находящиеся в комнате смотрели на Гордона, словно чего-то ожидая от того. Безликой кукле не сложно сыграть любую роль.


- Найти мерзавца! Пустить о нём информацию везде, где только можно! - грозно рявкнул Гордон. – Чего вылупились?! Исполнять!


Все тут же спохватились и побежали из комнаты выполнять приказ капитана. Гордон же, бросив последний свой взгляд на тело, развернулся и ушёл. Весь полицейский департамент настроен против Мика, и это означает, что тому не скрыться. Информация об убийце двух людей быстро нашлась, и сразу же была пущена по всем оповестительным каналам. Дело за малым – найти место обитания. Полиция подняла все архивы, в описках нужной им информации, которую, конечно же, они нашли. У них на руках оказался адрес жилья Мика, который сразу же был вручен их капитану, Гордону. Взяв распечатку, бросив суровый взгляд на адрес, Гордон скомандовал готовиться штурмовому отряду. Натянув на себя бронежилет, убрав в кобуру свой пистолет, он отправился в служебный гараж, в котором его уже ждала полицейская машина вместе с фургоном спецназа. Как только тот сел – конвой отправился в путь. Без какой-либо сирены этот конвой ехал прямо к дому Мика. Медленно подъехав к главному входу, спецназ под предводительством капитана, вышел из фургона и быстрой перебежкой направился к входной двери. Минутное затишье, и капитан отдаёт приказ на штурм, после которого спецназ тихо входит в здание и по лестнице идёт наверх. Женщине, открывшей свою входную дверь и ошарашенной такой картине, спецназовец тихо прислонил свой указательный палец, показав, чтобы она спокойно зашла в квартиру. Спустя пару секунд после этого раздались быстрые шаги где-то наверху. Полисмены увидели свою цель, убегающую наверх по лестнице. Гордон сразу же рявкнул тому в спину: «Именем закона, стоять! Или мы будем стрелять!». И не то чтобы ради исполнения должностных обязанностей он это сказал, а скорее для того, чтобы обосновать открытие огня. Что, собственно, он сразу же приказал сделать спецназовцам. Они выстрелили пару коротких очередей, одна пуля из которых попала прямо в плечо Мика, от чего тот споткнулся и на секунду замешкался. В итоге он снова встал и побежал дальше наверх, скрывшись с глаз преследующих. Спецназовцы под командованием Гордона тоже настигли крышу, и сразу же начали прочёсывать её в поисках своей цели, в поисках убийцы. В высотке, с которой единственный выход – крыша – они умудрились не найти одного человека. Мик словно под землю провалился. Пятна крови, оставшиеся на лестнице, обрывались ровно перед дверью. Неудача сильно разозлила Гордона, от чего тот со всей силы ударил кулаком в стену, сломав при этом палец. Ему не было больно, он даже не почувствовал это. Всё, что в нём было – разжигающийся огонь внутри. Ему пришлось уйти ни с чем.


Вернувшись в участок, Гордон плюхнулся на кресло в своём кабинете. Смотря сквозь шторы на улицу, где уже светало, он думал над следующим шагом. Рядом с ним стоял его помощник, который смиренно ждал следующего приказа. В участке висела гробовая тишина, никто даже не смел пискнуть, или же издать какой шорох. Все видели, насколько их капитан разъярён, от чего ещё больше начинали его уважать. Это не удивительно, ведь все в участке считали, что их капитан хочет поймать убийцу из-за погибшего товарища, но правда была другой. И правда эта уже известна, но не им. Опять-таки, никто из них не знал, что на самом деле происходит. Никто из всех…


Чёрные солдаты уже стучатся в дверь…


- Найдите всех его знакомых, а также узнайте все номера, куда он мог звонить недавно! – дал приказ Гордон, смотря в окно со своего кресла.


- Так точно! – ответил помощник и сразу же выбежал из кабинета.


Осталось ждать, когда же найдётся хоть какая-то связь, какая-то ниточка, которая приведёт к Мику. И странно, что начальство Гордона молчало. Ведь они уже должны были найти Мика, или хотя бы как-то помочь, но они молчали. Что-то было не так, а Гордон в это время оставался в неведение. Сколько бы он не звал профессора Эбингтона – тот не отвечал. Никто не отвечал на его слова. Все будто исчезли… Если это так, то за что борется он? Если все умрут, то что ему делать? Пугало, что и этих мыслей у него больше нет, ведь внутри него нет «я». Время всё идёт, но зацепок никаких нет.


- Капитан, незадолго до того, как мы пришли, он звонил некоему Ульриху Гибэлю, – ворвавшись в кабинет капитана, сказал помощник.


- Адрес есть? – Гордон сурово вглянул на него, отчего тот почувствовал тяжесть в плечах.


- Да, есть. Отряд уже готов выезжать.


Без каких-либо слов Гордон встал с кресла, надел фуражку и сразу же пошёл к выходу из кабинета. Этого было достаточно, чтобы остальные поняли – пора на охоту. Дорога пролегала всё так же - неспешно, без сирен. Во время поездки Гордон смотрел в окно, мельком ловя разные образы той жизни, что у него раньше была. Жаль только, они не вызывали никаких эмоций. Для него это были лишь обрывистые слайды, словно показываемые с проектора. Ни печали, ни грусти. Человек ли он теперь? И это его не волновало…


По приезде к месту назначения их взору предстало здание складского типа, где над дверью красовалась надпись: «Мастерская Ульриха». Сомнений не было: они приехали куда надо. Выйдя из машин, все подошли к двери. Спецназ собирался штурмовать, но Гордон их остановил. Он подошёл к двери и спокойно постучал в неё. Отклика не последовало. Тогда Гордон нажал на кнопку рядом с дверью. Тишина. И только было он засобирался отдать приказ, как с той стороны двери последовал чей-то голос:


- Чем могу помочь? – поинтересовался некто, не отпирая двери.


- Вы Ульрих? – задал тому вопрос Гордон, чуть отойдя от двери, в то время, как спецназовцы встали по обе стороны от неё.


- Ты идиот, или как? Не видишь что ли, над своей башкой надпись «Мастерская Ульриха»?! А справа, чёрт вас возьми, время работы?! Сколько сейчас времени? Вот именно! Закрыто сейчас! Приходи позже сдавать своё ворованное барахло! Достали уже, ей богу!


- Ребята, вперёд, – кратко ответил на эту тираду Гордон, после чего спецназ выломал дверь и повалил на землю ошарашенного Ульриха.


- Что происходит?! Я не виноват! Я ничего не сделал! – начал тот сразу же отпираться. - Меня подставили!


[продолжение в коментах]

Найдены возможные дубликаты

+1

[продолжение]


- Угомонись, – спокойным голосом сказал Гордон, после чего сел на корточки рядом с головой Ульриха. - Думаю мы много интересного найдём, если слегка обыщем это место. Я прав? – Ульрих молча смотрел на Гордона. - Прав, ещё как прав. Так что может тебе пойти на сотрудничество? Тогда гарантирую, что мои ребята ничего незаконного не найдут… Особенно всяких пакетиков со странным содержимым.


- Вы не посмеете! – вскрикнул Ульрих. - Я буду протестовать!


- Ты так уверен? Думаешь, тебе удастся доказать свою невиновность? – Ульрих замолк, Гордон смотрел на того с надменной улыбкой, ожидая, когда тот сдастся.


- Что вам надо? – Он понимал - его зажали в угол.


- Ты прекрасно знаешь, что нам нужно. – Гордон достал из кармана фотографию, которую сразу же показал Ульриху.


- Кто это? – попытался было соврать тот.


- Не придуривайся, ты прекрасно знаешь, кто это. И недавно он тебе звонил. Либо ты идёшь на сотрудничество, либо… Ты и сам догадываешься.


- Хорошо, хорошо! Да, он недавно мне звонил, просил найти человека, разбирающегося в старых книгах.


- И что дальше? Ты ему нашёл того человека?


- Нашёл, но ещё не рассказал ему. – Ульрих уставился в пол.


- Как ты собирался ему рассказать?


- Он обещал позвонить мне.


- Позвонить, значит?.. – Гордон задумался, осматривая при этом склад, потом изрёк: - Знаешь, не доверяю я тебе, так что мы останемся тут с тобой и будем ждать этого звонка. Отпустите его, но не сводите глаз. Пускай трое постоянно за ним наблюдают, за каждым его движением.


- Есть, капитан! – ответили бойцы, после чего отпустили Ульриха и посадили того на стул.


Пошло время ожидания. Часть спецназовцев расхаживала по складу, находя в нём множество интересных вещей, в том числе и запрещённых. Будь на то воля капитана – Ульрих бы надолго сел в тюрьму. Чего только стоят пистолеты и парочка гранат. Не будь у полиции другой цели – тому бы не повезло. С другой же стороны, Ульрих предавал своего знакомого, от чего ему было неприятно. Только вот своя шкура дороже чужой. Да и не было другого выхода из этой ситуации, это всё, что ему оставалось. Время пришло. Телефон зазвонил.


- Одна неверная фраза и тебе конец, – напомнил Гордон.


- Ульрих слушает, – подняв трубку, ответил мужчина. - А, Мик, это ты. Я нашёл для тебя нужного человека. Что? О чём ты говоришь? Уезжать из города? Чего?! Ты там с ума сошёл, что ли?! Хватит нести бредни! Тебе нужна информация, о который ты меня просил, или нет?! Отлично. Тогда приезжай. Как не можешь?! – Ульрих бросил паникующий взгляд на Гордона, ожидая от того реакции.


- Хорошо, сообщи ему адрес, пускай едет туда, - шёпотом приказал тому Гордон, а сам отдал своим бойцам команду готовиться к выезду.


- Ладно, слушай внимательно! На улице Пристон есть дом под номером двадцать четыре. Там в квартире номер три живёт тот, кто тебе нужен. Просто назови ему моё имя. Понял? Не за что… - после этих слов Ульрих положил трубку и с грустным взглядом посмотрел на капитана.


- Молодец. Как и сказал – мы не будем тут проводить обыск, но пока мы не разберёмся с Миком Крайнером – ты под наблюдением.


Гордон встал со стула, приказал одному из бойцов остаться и наблюдать за Ульрихом, а сам направился к выходу со склада. Сев в машину, он отдал помощнику приказ – готовить засаду. Готовиться нужно было быстро. К тому моменту, когда Гордон сменив машину на обычную уже подъехал к дому – все были готовы. На другой стороне улицы, прямо напротив дома, стоял неприметный фургон, в котором сидел отряд спецназовцев. К этому моменту уже стемнело. Снег завалил все улицы по щиколотку и всё не переставал идти. Он перестал танцевать в медленном танце, ускорив свой темп. Буря близилась. Видимость упала, но свет фонарей ещё давал возможность разглядеть идущих мимо дома людей. Гордон, приказав всем оставаться на местах, вылез из машины и пошёл прямо в сторону дома. Поднявшись по лестнице к двери, он вошёл внутрь. Обычный старый дом с двумя квартирами на один этаж. Обе квартиры находились слева от входа. Их разделял длинный прямой коридор, посреди которого была мигающая лампочка. Стоило ей затухнуть, как сразу же образовывалась непроглядная тьма, которая через секунду снова озарялась ярким светом. Справа же, сразу от входа, была лестница на второй этаж. Гордон направился туда. Медленно. Не спешно. Поднявшись наверх, он посмотрел сначала направо, где увидел дверь квартиры под номером четыре, а после налево, где была нужна ему квартира. Подойдя к ней, Гордон постучал два раза. С той стороны раздались приближающие шаги.


- Кто там? – послышался старческий голос.


- Я от Ульриха.


- Вас-то я и ждал! – Гордон услышал, как с той стороны начали открывать дверь, после чего перед ним предстал пожилой мужчина в очках. - Проходите, проходите!


Гордон вошёл внутрь. Квартира была вся в дереве, старые антикварные кресла, такие же книжные шкафы, на которых, без сомнения, стояли ещё более старые книги. В квартире так и витал дух старины, этот знакомый запах. Всё было столь аккуратно, что даже страшно что-либо трогать. Того и гляди – превратится в труху. Старичок же был бодр для своих лет. Он шустро проскочил куда-то вглубь квартиры, после чего принёс чашку свежезаваренного чая. Сев в старое кресло, он предложил тоже самое Гордону.


- Садитесь, пожалуйста. – Он указал на кресло напротив себя.


- Спасибо, я, пожалуй, постою.


- Ваше дело, мистер Мик. Скажите, чем я могу быть вам любезен? Ульрих сказал, что это что-то очень важное.


- Знаете, я вот смотрю, у вас очень много книг…


- Да, это так! – с достоинством ответил тот. - Это моя гордость и самое дорого сокровище.


- Неужели вы не смотрите телевизор? – поинтересовался Гордон, чтобы удостовериться в своём заключении.


- У меня его даже и нет, признаюсь я вам. Это отрава для ума, отупляющая люд.


- Понятно. Вы, значит, разбираетесь в старых книгах? – Гордон зашёл за спину старика, подойдя к книжному шкафу, рассматривая при этом корешки книг.


- Да, это моя стезя. Я изучал множество разных писаний, и, без преувеличения скажу – никто в городе не знает старые рукописи лучше, чем я!


- Очень хорошо, – ответил Гордон, всадив нож в горло старика, - В таком случае лучше подстраховаться.


Старик схватился за руку Гордона, пытаясь что-то сделать, но спустя секунду его рука упала вниз. Кровь залила всё кресло, а после и пол, оставив на нём алое пятно. Гордон вытащил нож, вытер его об рубашку старика, а после убрал в ножны. Ещё раз осмотрев квартиру, он пошёл к выходу. Выйдя из квартиры, Гордон был неожиданно рад. Прямо напротив него, рядом с лестницей, стоял Мик Крайнер, которого он так искал. Чёрт знает, как тому удалось незаметно проскользнуть мимо засады, но это уже не имело значения. Прямо перед ним стоял тот, кого Гордон должен был убить, какое удачное стечение обстоятельств. Мик даже не осознавал, кто перед ним стоял, даже не представлял, что у стоящего перед ним цель не поймать его, а убить. Какая удача. Гордон, не теряя и секунды, потянулся к кобуре за пистолетом. Мик сразу же отреагировал на это отскоком в сторону лестницы, так же вынимая свой кольт из-за пазухи. Заметив это, Гордон прильнул к стене, меж тем наведя пистолет в сторону своей жертвы.


- Может тебе просто принять свою участь? А, Мик Крайнер? – крикнул тому Гордон.


- Вы не понимаете! – кричал в ответ Мик. - Не они должны вас сейчас беспокоить, а эта чёртова тварь, вместе со стариком!


- Не пытайся заговорить мне зубы, Крайнер! Тебе лучше сдаться, тогда мы тебя пощадим! – Гордон соврал Мику, надеясь, что тот выйдет с поднятыми руками, а он его спокойно застрелит.


- Да чёрт возьми, почему меня никто не слушает?! Эта тварь всех убьёт!


- Сдавайся! – в последний раз крикнул Гордон, после чего медленно пополз в сторону лестницы, и, как только заприметил дуло кольта, сразу же резко высунулся и выстрелил прямо по оружию, от чего то отлетело в сторону, оставив Мика беззащитным. - Крайнер, Крайнер, до чего же ты проблемный. Если бы ты тогда, в той чёртовой комнатке, принял пулю, то всё было бы по-другому. Понимаешь? Ты и меня лишил всего. Наконец-то я выполню своё предназначение.


- Г-Гордон?.. Как это возможно?.. Что вообще происходит?.. Что за старик, что за чёрная тварь, что за линии и нити?.. – после этих слов Гордон наконец-то прислушался к тому, что тараторил всё это время Мик.


- Старик?! – ошарашенно переспросил он того.


- Да, старик и эта чёр…


Мика прервала лампочка, которая взорвалась на первом этаже. Это привлекло их внимание. И в это же мгновение они оба что-то почувствовали, какую-то тяжесть, нависшую в воздухе. Они оба посмотрели в сторону первого этажа.


Там была кромешная тьма…


Живая…


Неожиданно за край стены лестницы, на первом этаже, схватилась чья-то абсолютно чёрная лапа. Она полностью отражала весь свет. Мика охватил ужас, Гордон округлил глаза.

Похожие посты
160

Исключительное право на смерть

«Выбор – исключительное право гражданина на принятие удовлетворяющего его решения»

Кодекс Объединённой Коалиции.


***


- Мистер Уайл, на часах ровно семь утра. Вам пора просыпаться, - раздался женский голос в небольшой комнатке, в которой находилась кровать, да скромного размера серый столик с двумя большими красными кнопками по обе стороны.


- Да-да, встаю, - промямлил сонный мужчина, живший в этой комнатке. Встав с кровати, он сразу же направился к стене.


- Вы предпочтёте использовать умывальник вместе с рекламой наших спонсоров, или же предпочтёте отказаться от умывания?


- Первое. - Уже стукнуло как два дня с того момента, когда мужчина в последний раз умывался. В стене раскрылась панелька, и выдвинулась небольшая раковина вместе с зеркалом, на котором тут же началась реклама какого-то там напитка. Она была почти на всё зеркало, и лишь маленький кусочек посередине позволял Уайлу видеть его отражение. Закончив свои дела, мужчина снова услышал женский голос.


- Прошу вас сесть за стол. Что сегодня на завтрак будете есть, мистер Уайл: гречневую кашу или геркулесовую?


- Гречу.


- Отличный выбор, мистер Уайл. Вам включить новостной канал, или же предпочтёте посмотреть рекламу наших спонсоров?


- Давай новости, - зачерпнув в ложку горстку гречи, ответил он.


« - С Вами канал ЭйчБиФайф, несущий из своих уст только правду! А также бессменный ведущий Оклар Кирст! Текущие новости: Учёные предоставили новые данные об уровне жизни жителей Объединённой Коалиции; Новый напиток от концерна ТОА превзошёл все ожидания потребителя; Отношение к рабочим фабрик снова улучшились, и мы расскажем вам какие приятные бонусы вас ждут в этом году. И начнём мы с потрясающей новости. Учёные концерна ТОА показали график сравнения качества жизни наших любимых жителей в прошлом году и в этом. Удивителен тот факт, что качество жизни возросло аж на целых восемьдесят небывалых процентов. Да-да, в это сложно поверить, но между прошлым результатом разница целых 27 процентов. Давно такого не было. В связи с этим они говорят, что уже к концу следующего года скачок будет уже на ЦЕЛЫХ 33 процента! Да, граждане, мы живём в прекрасное время! А на этом на сегодня всё. И не забудьте – работая, вы делаете наш мир лучше.»


- Ваша трапеза завершена. Положите, пожалуйста, ваши ладони на кнопки. Вы предпочтёте отправиться на пяти часовую смену на завод, или же хотите пойти прослушать восьми часовую лекцию на тему «Труд и я»?


- Конечно же на завод! – раздражённо ответил Уайл, затем комната слегка тряхнулась и поехала куда-то вниз. Всё это время мужчина держал свои руки на кнопках. Стоило комнате остановиться, как тут же открылся проход, ведущий наружу. Встав со стула, Уайл вышел и направился к одному из станков. За множеством оных, находившихся тут, сидело столь же много других людей. Заняв один из станков, Уайл начал работу. По прошествии двух часов объявили перерыв. Пройдя в столовую, Уайл встал в очередь.


- Мистер Уайл, вы сегодня предпочтёте овсянку или же манную кашу?


- Давай второе. - Автомат выдал ему поднос с тарелкой, и мужчина направился в сторону столов, за которыми уже сидела часть работников. Быстро пробежав глазами по лицам, он нашёл своих знакомых и направился к их столику. – Кирк, Дэйман, привет!


- О, а вот и ты! – радостно раскинув руки, сказал Дэйман. Вид мужчины говорил о том, что он полнейший добряк: тощий, но с красивой длинной бородой и улыбающимися глазами.


- Мы уж было подумали, что ты решил послушать лекцию! – Кирк расхохотался.


- Я что, похож на дурака? – возмутился Уайл и сел напротив своих товарищей. – Видели сегодняшний выпуск новостей?


- О да, как же о нём забыть? Мне всё ещё не верится, что мы так стремительно развиваемся! – Кирк уплетал свой обед ложка за ложкой, даже во время разговора, из-за чего у него то и дело вылетали кусочки еды из рта. – Мы живём в потрясное время, товарищи!


- О да! – поддержал того Дэйман.


- И не говори! – Уайл угрюмо смотрел на свою тарелку с манной кашей, тормоша ту ложкой. – Правда… Вы не устали есть одно и тоже каждый день? Просто…


- Одно и тоже?! – внезапно разбушевался Кирк. – Нам дана величайшая привилегия – выбор! Мы сами решаем, что нам есть! И ты говоришь, что мы едим одно и тоже?! Так возьми и выбери что-то другое!


- Да успокойся ты, Кирк! – приструнил Дэйман мужчину, затем шёпотом, слегка наклонившись к середине стола, добавил: – К слову о новостях. Я тут один слушок уловил…


- И какой же? – не отвлекаясь от трапезы, поинтересовался Кирк без интереса.


- Поговаривают, что впервые за два года один гражданин выбрал лекцию и не пришёл на работу…


- Да ладно?! Реально не пришёл?! – удивился Уайл, чуть не опрокинув свою тарелку.


- Тише ты! – зашипел Дэйман. Даже Кирк удивился не на шутку, перестав употреблять обед. – Может, это не правда, так что не надо разносить этот слух, пойдёт?


- Да, – в унисон ответили мужчины, после чего прозвенел звонок окончания обеда, и все пошли на свои рабочие места.


Закончив трудовой день, граждане последовали в комнаты. Уайл, зайдя в свою, сразу же сел за стул и положил ладони на кнопки. Только после этого дверь закрылась, и комната поехала вверх.


- Мистер Уайл, вы предпочтёте прослушать гимн Объединённой Коалиции, или же рекламу нового средства от мозолей производства концерна ТАО?


- Гимн.


- Приятного прослушивания гимна Объединённой Коалиции. Он будет играть до момента прибытия, - в комнате тотчас заиграла простая мелодия со словами, восхваляющими Коалицию. Стоило музыке затихнуть, как Уайл сразу же убрал руки с кнопок и сел на край кровати. – Мистер Уайл, что вы предпочтёте посмотреть на сегодняшний вечер: развлекательную программу «Охота на волка» или познавательную передачу «Работник и общество»?


- Давай сегодня охоту посмотрим.


- Как желаете, мистер Уайл.


Наблюдая за очередным выпуском передачи, где участники ищут среди них волка, саботирующего производство и портящего жизнь работников Коалиции, Уайл ненароком задумался над сегодняшним разговором в столовой. Ну ведь правда, какой же дурак будет слушать какую-то лекцию, вместо того, чтобы делать общество лучше, тем самым улучшая свою же собственную жизнь? Если припомнить, то два года назад тоже ходили похожие слухи. Но вот чем там кончилось дело… Ну не вспомнишь! Да и должно ли это вообще волновать честного рабочего Объединённой Коалиции? Нет! Безусловно не должно. Вон, даже по новостям говорят, что жизнь всё лучше и лучше становится! Так что забив на эти мысли, Уайл смотрел всё ту же передачу. Как же хорошо, что этих «волков» становится всё меньше и меньше.


- Мистер Уайл, пришло время ужина. Проследуйте, пожалуйста, к вашему столу. Сегодня вы выберете макароны или рис?


- Рис, пожалуй.


- Приятного вам аппетита. Во время трапезы предпочтёте новостной канал или рекламу наших спонсоров?


- Новости.


« - И снова здравствуйте, граждане прекрасной Объединённой Коалиции! С Вами снова канал ЭйчБиФайф и его бессменный ведущий Оклар Кирст! Вернёмся к нашим новостям. Концерн ТАО представил свой новый напиток, наполняющий всех наших дорогих рабочих приливом сил после столь трудного рабочего дня! Новая формула воздействует на самые важные компоненты тела, придавая энергию и силы. Специально для наших зрителей и только сегодня: сразу после передачи вы сможете опробовать его в числе первых! Да-да, вы не ослышались! Сегодня, после эфира! И последняя новость на сегодня. Как же я обожаю Объединённую Коалицию за людей, живущих в ней, а говорю я о юной Кисти, которая своими храбрыми действиями предотвратила катастрофу. Эта милая девушка заметила дефектную деталь на производстве, которая могла в итоге стать причиной многих жертв. И всё из-за того, что она чуть дольше осталась на заводе. Поэтому я обращаюсь к вам, граждане великой Объединённой Коалиции, будьте, как она. Относитесь серьёзно к своему труду. А на этом всё! И помните, выбор – ваше право.»


- Новый напиток? – заинтересованно задал в пустоту вопрос Уайл.


- Всё верно, мистер Уайл. Какой напиток вы предпочтёте, красный или синий?


- А в чём отличие?


- В цвете, - заверил женский голос.


- Ну тогда синий. - В стене появилось небольшое отверстие, откуда выдвинулась подставка с напитком. Открыв бутылку и отпив пару глотков, Уайл сосредоточился на своих ощущениях, но так ничего и не почувствовал. - Странно, эффекта никакого нет…


- Мистер Уайл, пришло время сна. Займите, пожалуйста, свою кровать. Свет отключится через тридцать секунд. Приятного сна.


Для провалившегося в темень сна мужчины ночь прошла незаметно.


- Мистер Уайл, на часах ровно семь утра. Вам пора просыпаться.


- Встаю…


- Вы предпочтёте использовать умывальник вместе с рекламой наших спонсоров, или же предпочтёте отказаться от умывания?


- Пожалуй, не сегодня.


- Как пожелаете. Прошу вас сесть за стол. Что сегодня на завтрак будете есть, мистер Уайл, гречневую кашу или геркулесовую?


- Гречу.


- Отличный выбор, мистер Уайл. Вам включить новостной канал или же вы предпочтёте посмотреть рекламу наших спонсоров?


- Первое.


« - И снова здравствуйте! Да, вы угадали, с вами ЭйчБиФайв и его ведущий Оклар Крист! Знаете, сегодня, когда я проснулся, то почувствовал отсутствие сил. И тогда я выпил новый напиток концерна ТОА, и знаете, что? Я получил такой прилив сил, что сразу же прибежал в студию! Давно я не чувствовал себя таким бодрым по утрам. Так что рекомендую выпить один после выпуска! И, конечно же, специально для наших зрителей. Ну а теперь к новостям. Поговорим сегодня с вами мы об одной потрясающей новости, которой каждый из вас будет рад. Отношение к рабочим стало ещё лучше, и первые бонусы этого года уже пришли. Помните ту великолепную овсяную кашу, которую подают в столовой? Теперь она стала ещё лучше и вкуснее! Продовольственный отдел концерна ТАО тщательно поработал над составом, сделав чуть ли не в два раза вкуснее, чем она была до этого! Наши уважаемые рабочие теперь будут питаться с причмокиванием. И напоследок – в ближайшее время всех работников ждёт приятный сюрприз, который очень сильно вас удивит. Ну и, конечно же, помните, что каждый ваш выбор важен.»


- Какой напиток вы предпочтёте, мистер Уайл, красный или синий?


- Но я же не просил… - Уайл слегка напрягся от этого вопроса.


- Мистер Уайл, вам красный или синий?


- С-синий… - У него не осталось иного выхода, кроме как сделать выбор. Выехала подставка из стены, бутылка сразу же была взята в руки и тотчас выпита, после чего мужчина, как и обычно, сел за стол и положил ладони на большие красные кнопки.


- Вы предпочтёте отправиться на пяти часовую смену на завод или же хотите пойти прослушать восьми часовую лекцию на тему «Труд и я»?


- Завод… - Уверенность в голосе мужчины пропала, словно её никогда и не было. Комната снова приехала на завод, он опять сел за свой станок, продолжать работу. Звонок на обед и обычная очередь. И стол в компании товарищей.


- Знаете, этот новый напиток просто чудо! – громогласно расхваливал Дэйман. – После новостей я прямо почувствовал прилив сил! Правду говорил Оклар Крист, этот напиток то, что надо!


- Да ладно напиток, ты овсянку возьми в следующий раз! Она реально в два раза вкуснее! – Еда изо рта Кирка летела пуще прежнего. Она ему точно очень понравилась, ну а Уайл… Он сидел с поникшей головой, всё так же тормоша свою кашу ложкой, но на этот раз весь его вид говорил, что он о чём-то сильно задумался. – Уайл, ты в порядке? А то что-то молчишь сидишь.


- А ведь Кирк прав. Как тебе новый напиток?


- Новый напиток?.. Да ерунда какая-то. Совсем не почувствовал прилива сил.


- Серьёзно? Ну ты даёшь, - отмахнулся Дэйман, затем снова наклонился и тихо продолжил: - Знаете, я тут снова услышал кое-что. Говорят, что тот парень, который вместо работы ушёл слушать лекцию, теперь каким-то чудом попал в исправительный центр. Представляете?


- А за что он туда попал то? – поинтересовался Уайл, в то время как Кирк даже не услышал сказанное, уплетая овсянку.


- Насколько я знаю, он не выполнил долг любого гражданина – перестал делать выбор. Оно и хорошо, что его туда отправили. Всё же такие личности не способствуют улучшению общества.


- А имя его ты не знаешь?


- Имя? А на кой оно тебе? Хотя да, ты прав, нужно же знать имя человека, которого стоит избегать. Его зовут Кэрниг Вайлд. В общем, лучше обходи его стороной.


- Хорошо, буду, - промямлил Уайл, а затем вместе со всеми отправился на своё рабочее место. Закончив смену, все побрели по своим комнатам, которые сразу же затем поехали вверх. Уайл сел на кровать и очень глубоко задумался, так сильно, что даже не услышал своего помощника.


- Мистер Уайл, с вами всё в порядке? - поинтересовался женский голос.


- А?! Да! Да, со мной всё в порядке, - слегка растерянно ответил мужчина.


- Итак, Мистер Уайл, вы предпочтёте прослушать гимн Объединённой Коалиции, или же рекламу нового маффина производства концерна ТАО?


- Маффина?.. А где его получить-то? – В ответ ему была лишь тишина, а затем голос снова повторил свой вопрос. – Ладно, давай рекламу на этот раз.


- Приятного просмотра, мистер Уайл.


Ну и что это за ерунда? Реклама есть, а продукта нет! А ведь, если задуматься, то…


- Что будете смотреть этим вечером, мистер Уайл: новое развлекательное шоу «Правильный выбор и плохой» или познавательную передачу «Насколько важен выбор»?


- Даже не знаю… Новое, говоришь? Давай шоу, пожалуй.


Усевшись на кровать, Уайл уставился в стену, из которой вылез большой экран. Как не пробовал, он не мог вспомнить, когда в последний раз в эфир выходила новая передача. Углубившись в просмотр, он пытался понять правила этого шоу, кои оказались не столь сложными. В шоу участвовало пять человек. Ведущий задавал им вопрос с двумя вариантами ответа, из которых только один верный. Угадал – прошёл дальше, нет – выбываешь. Просто, не правда ли? К примеру, вот один из вопросов: «Каждый гражданин Объединённой Коалиции обязан…» и далее два варианта ответа – «Делать выбор» или же «Сам принимать решения». И думаю, каждому должен быть понятен ответ. Конечно же, первое! Но нет, один из участников ответил второе, за что и поплатился. Теперь ему будет проведена лекция на тему «Важность Выбора». И как можно было так ошибиться? Только вот если подумать, то…


- Мистер Уайл, пришло время ужина. Проследуйте, пожалуйста, к вашему столу. Сегодня вы выберете макароны или рис?


- А нет… чего другого? Я бы не отказался от маффина, который мне рекламировали недавно. - В ответ снова тишина, следом повторение заново вопроса. – Ладно-ладно, давай чёртов рис.


- Вам включить новости или рекламу наших спонсоров?


- Лучше я поужинаю в тишине.


- Мистер Уайл, вам включить новости или рекламу наших спонсоров?


- Я говорю, что хочу поужинать в тишине! – раздражённо рявкнул он в ответ, ударив по столу кулаком. – Неужели так сложно хоть денёк без всего этого?!


- Новости или реклама, мистер Уайл?


- Ничего из этого!


- Мистер Уайл, вы предпочтёте пройти восьмичасовую лекцию «Труд и я» или же отправиться в исправительный центр?


- Я… Я… Боже, что же я несу то? – утихомирился он, и закрыв ладонями лицо ответил: - Лекцию…


- Благодарим за ваш выбор. Завтра утром вместо работы вы посетите лекцию на тему «Труд и я». Вернёмся к текущему моменту. Новости или реклама?


- Давай уж рекламу…


- Приятного просмотра, мистер Уайл.


Рекламировали всё тот же напиток, о котором ни раз говорили по новостям, да и его товарищ тоже хвалил его. Хотя Уайл всё равно не мог понять, чего такого нашли в этом напитке. И вот, когда реклама почти закончилась, в конце сказали одну фразу, из-за которой у мужчины дёрнулась бровь: «Только сегодня и только сейчас! Всем нашим зрителям мы даём возможность опробовать наш напиток!». Это настолько удивило и в то же время разозлило Уайла, что он даже выронил ложку из своих рук. (а почему разозлило??)


- Вам красный или синий напиток? – Этот женский голос уже начал надоедать Уайлу, но всё же отвечать ему нужно, точнее он обязан.


- Синий…


- Концерн ТОА благодарит вас за пробу их нового напитка. Информирую вас, что пришло время сна. Пожалуйста, проследуйте в свою кровать. Свет выключится через 30 секунд.


В очередной раз упав во тьму сна, он и не заметил, как настало утро. Оно началось, как и обычно. Женский голос разбудил его и предложил умыться, на что он согласился. Всё же дальше его ждала лекция. В очередной раз выбрав гречневую кашу и новости, он начал есть, особо даже не вникая в слова ведущего, пока один момент не привлёк его внимание.


« -…Помните я говорил вам о сюрпризе? Так вот, дорогие зрители, совсем скоро для вас будет открыт первый парк отдыха! Да-да, вы не ослышались! Совсем скоро после трудового дня вы сможете отправиться в зелёную зону, где отдохнёте всей душой! И да, знае…» - Уайл даже не стал дослушивать дальше, ведь эта новость его слегка выбила из колеи. Видимо новости не врут! И вправду качество жизни растёт! Но если подумать, то…


… что-то не так.


Закончив трапезу, женский голос сказал ему, что сейчас он отправится на лекцию. И правда, комната точно поехала не на работу, а куда-то вверх. В один момент она остановилась, и его попросили проследовать по коридору, пройдя через который Уайл оказался в небольшой комнатке с одним единственным стулом. Он сел, и перед ним появился большой экран, на котором началась лекция.


«Приветствую вас, гражданин Объединённой Коалиции. Я представитель концерна ТОА, и сегодня я прочту вам лекцию на тему «Работа и я». Вы оказались в этом месте не просто так. Скорее всего вы решили прослушать лекцию для более ясного просвещения, вместо того, чтобы идти на работу. Это не плохо, и даже похвально. Если это так, то лекция даст вам лучше понять, почему вы так важны. Если же вы попали сюда по каким-либо другим причинам, то это очень плохо. В таком случае вы должны внимательно слушать то, что я вам поведаю. Как вы знаете, общество Объединённой Коалиции развивается благодаря вам, рабочим, которые делают столь необходимые вещи для всех нас. Благодаря тому, что вы делаете на заводе – качество жизни улучшается, в том числе и у вас самих. Делая для других, вы делаете и для себя. Вам доступна самая высшая привилегия – выбор. И как важная часть общества вы должны делать выбор, ведь вы полноправный гражданин Объединённой Коалиции. Каждый элемент важен для полноценного функционирования целого механизма. И нашему обществу не нужны граждане, которые не желают делать выбор, не желают делать хоть что-нибудь. Такие личности не нужны нашему строю, ведь они могут всё погубить… Что же, надеюсь лекция вам позволила укрепить вашу гражданскую позицию! Надеюсь, что больше вам не придётся слушать эту лекцию. Всего вам хорошего.»


Экран погас, женский голос сказал Уайлу идти в его комнату. Она снова поехала вниз. Опять ужин с рекламой, опять сон, но… На этот раз он не был полон тьмы. На этот раз ему снились какие-то неразборчивые образы, коих никогда не было прежде. Его даже не успели разбудить, так как он сам вскочил в холодном поту. Растерянный, он даже не сразу понял что к чему. Учащённое дыхание и дрожь в руках никак не хотели проходить, даже после того, как он умылся. Начало дня Уайла прошло ровно так же, как и до этого. С одним лишь изменением. Когда настал обеденный перерыв, вместо того, чтобы сесть с товарищами которые ему махали руками, Уайл бегло осмотрел работников. Его взор заострился на совершенно незнакомом ему человеке, вид которого ясно давал ему понять, что он отличается от остальных. Взяв свой поднос с тарелкой, он направился прямо к нему.


- Здравствуйте, здесь свободно? – указывая на соседнее место рядом с тем человеком, поинтересовался Уайл.


- Свободно, - холодно ответил незнакомец.


- Вас, случаем, зовут не Кэрниг Вайлд?


- Да, всё верно. Откуда вы знаете моё имя? – Мужчина сразу же заволновался и начал озираться по сторонам.


- Мой товарищ о вас рассказал. Это правда, что вы попали в исправительный центр?


- Тише ты! Говори шёпотом. Да, я попал туда, и раз уж ты спрашиваешь меня об этом, значит ты тоже прослушал лекцию?


- Да…


- Мой тебе совет, выполняй гражданский срок. И если всё же попадёшь в исправительный центр, то выбирай первый предложенный вариант. Ни в коем случае не выбирай второй! Ясно?!


- Что там такое-то? – не унимался Уайл в попытках понять, что же ужасного такого там происходит.


- Я… не могу сказать! Этого нельзя делать, иначе… Опять, это снова повторится! – вцепившись пальцами в волосы ответил Кэрниг. – Просто скажи, тебе ясно?!


- Д-да. Я понял. Первый вариант.


- Отлично. А теперь уходи! Я не хочу, чтобы всё повторилось!


Уайл ушёл, как его и попросили. Доев в одиночестве обед, он вернулся к работе. Каждый день Уайл делал выбор, как и всегда. Он всё острее замечал во всём этом что-то неправильное. То в новостях говорили о чём-то, что вызывало у Уайла дикий дискомфорт, то при прослушивании гимна некоторые слова так и резали слух. По прошествии нескольких дней он наконец не выдержал, а всё из-за чёртового напитка, который ему сказали выпить после ужина.


- Не буду я пить эту дрянь! Хватит с меня! Меня уже достало всё это! – бушевал Уайл, кинув бутылку в другую часть комнаты.


- Мистер Уайл, вы должны выпить напиток. - Женский голос не унимался, пытаясь заставить того выпить бутылку.


- Не буду! И точка, чёрт вас возьми! Вчера я решил поговорить с Кэрнигом, но он меня даже не вспомнил, как и наш разговор! Вы с ним явно что-то сделали!


- Мистер Уайл, вы всё же выпьете напиток или предпочтёте отправиться в исправительный центр?


- Не собираюсь я его пить! - Сразу после этого комнату резко тряхнуло, и она поехала вверх. В этот момент Уайл осознал своё положение и то, что он договорился. Холодный пот прошиб его, а дрожь руках унять ну никак не получалось. Всё, что Уайл сделал – сел в угол комнаты обняв свои колени, приговаривая: - Не надо, пожалуйста… Я выпью этот проклятый напиток, выпью… Не надо…


- Мистер Уайл, прошу пройти по коридору, - произнёс женский голос, когда комната остановилась и открылся проход. – В ваших же инетересах послушаться меня сейчас.


- Д-да, я понял, - сильно дрожащим голосом ответил он и пошёл по коридору.


На этот раз он был очень длинным, а тусклый свет лишь сильнее давил на испуганного мужчину. Дойдя до серой двери в конце пути, Уайл стал ждать. Спустя пару минут его пригласили внутрь. Размеры комнаты не сразу были понятны, так как светила лишь одна лампа прямо над стулом. Уайл неспешным шагом побрёл к нему. Как только он уселся, перед ним тут же оказалась ширма, за которой горел свет и… находилась чья-то фигура.


- Приветствую вас, Уайл, - басистым голосом сказал незнакомец.


- З-здравствуйте…


- Что делает гражданина гражданином?


- В-выбор?


- Верно, Уайл. Так почему же вы противитесь?


- Я устал от всего этого! Это не выбор! Я не хочу никакого напитка, но меня всё равно заставляют его пить! Я просил маффин два раза, но меня просто проигнорировали! Да и что это за выбор, если мне приходится выбирать из двух вещей?! Где тут свобода?!


- Уайл, вы же знаете, что нужно делать выбор. Именно это делает вас гражданином Объединённой Коалиции, именно поэтому вы ценны для общества и продвигаете его вперёд. Обществу не нужны личности, которые отказываются делать выбор. Поэтому я задам вам вопрос: вы предпочтёте пройти реабилитацию или же одиночную камеру?


- Чего?.. – недоумевая, промолвил Уайл. – Реабилитация?.. Кэрниг говорил, что нужно выбрать первое, но… Теперь он меня даже не помнит… Нет! Я ни за что не выберу реабилитацию! Я не позволю снова сделать из себя болванчика!


- Как соизволите. Следующим утром мы снова зададим вам вопрос, а пока побудете в одиночной камере.


Сразу после этих слов пол под Уайлом раскрылся и он, вместе со стулом, упал в какую-то тёмную комнату. Единственный свет, исходящий от лампочки сверху, перестал светить, оставив Уайла в темноте. В пространстве размером два на два особо не разгуляешься, даже нормально не ляжешь. И ладно бы только это, но буквально через пол часа Уайла начало быть током с такой силой, что даже мышцы сводило. И так происходило каждые десять минут. Теперь стало понятно, почему Кэрниг посоветовал сразу выбрать первый вариант, и почему он в итоге забыл Уайла и стал… как остальные. Ночь выдалась тяжёлой. Бедный мужчина у себя в голове просил всё это прекратить, ведь голос его давно сел от крика. Потеряв силы и счёт времени, он находился словно в прострации.


- Доброго утра, Уайл, - вновь раздался басистый голос. – Ты предпочтёшь пройти реабилитацию или же остаться в этой камере?


- Я… - Уайл с трудом сказал одно единственное слово, одну единственную букву, но всё же свою решительность он не потерял, хоть и знал, что его ждёт. – Вт…ро…е


- Как пожелаете. Тогда ждите вопроса следующим утром


Любой бы к этому моменту давно сдался, но Уайл не хотел снова жить в этом… мирке, где нет свободы. Постоянные удары тока бросили его сознание на размытую грань реальности, там он уже не мог отличить игры разума от реальности. Разум без должного отдыха давно утратил свои силы. Бедный мужчина даже не реагировал на истязания.


- Доброго утра, Уайл. Это твой последний шанс. Реабилитация или смерть?


- Ч…то? – с трудом соображая словно в бреду задал он вопрос, но воля дала ответ за него: – Сме…рть…


Последние силы ушла на эти слова, после которых он сразу же вырубился. И вот, можно подумать, что уже конец, но нет. Придя в себя, Уайл оказался внутри какой-то комнаты, больше его собственной, как минимум в два раза, на огромной кровати. Убранство комнаты было богатым. Тут тебе и тумба с зеркалом, и шкаф. При этом всё из дерева. И никакого намёка на мониторы и прочее. Уайл не сразу поверил в происходящее, но всё же встав с кровати, решил глянуть в зеркало. Да, весь его вид говорил об истощении, но ему хотя бы удалось поспать. Буквально через минуту после пробуждения открылась дверь. Хорошо освещённый коридор вёл к ещё одной открытой двери. Уайл пошёл по этому коридору в надежде получить какие-либо ответы. Следующая комната оказалась просто огромных размеров. Посреди неё находился только большой круглый шар.


- Приветствую вас, мистер Уайл, - раздался из ниоткуда голос.


- Кто это? Что случилось? – сразу же начал сыпать вопросами тот.


- Я являюсь ИИ этого ковчега, созданного концерном ТОА. Во время выбора между реабилитацией и смертью вы выбрали второе.


- Так я мёртв всё же?..


- Нет, вы живы. Думаю, у вас много вопросов, и, чтобы не терять время, я вам всё объясню. Концерн ТОА под натиском так называемых «Хранителей» решил создать ковчеги, дабы сохранить людской род. Им это удалось. Я не знаю точного количества таких мест, но могу сказать, что их много. Всё было хорошо, но, к превеликому сожалению, неизвестный вирус убил всех людей в этом месте. В моей программе предписано в случае такой ситуации применить технологии клонирования из имеющегося образца ДНК, но он тоже был повреждён. В мои обязанности входит поддержание работоспособности ковчега, так что пришлось клонировать с дефектом, а самих клонов использовать для поддержания работы всего механизма. Длительное время никаких отклонений не виднелось, но 750 лет назад один из клонов стал опасно себя вести, из-за сего был риск потери контроля над ситуацией. Это событие позволило мне сделать выводы. Я ввёл тест, который определял бы девиантное поведение. В норме клоны должны делать постоянно выбор, не задумываясь над этим самым выбором. В норме каждый клон обязан работать и делать те вещи, которые ему сказаны. Вы же, мистер Уайл, по результатам теста начали вести себя вне рамок нормы. Такое бывает у некоторых клонов, всего лишь небольшое отклонение. Дальнейшее развитие обычно приводит к самоличному выбору реабилитации, но есть и исключения. По неизвестным мне причинам в некоторых субъектах рождается личность, которая не желает сдаваться и идёт до конца, до последнего решающего фактора. Они выбирают смерть. Именно это даёт мне понять, что в субъекте зародилась личность, и именно это даёт мне право освободить вас.


- Я… Я мало что понял, но… Дальше-то что будет со мной?..


- Я отправлю вас в жилой сектор, где вы встретите многих таких же, как вы. Там вас ждёт полная свобода. Прошу, пройдите в лифт, который я вам только что открыл.


Уайл повернул голову налево и увидел раскрывшиеся двери. Лифт поехал наверх. Долгий путь прошла кабина, перед тем, как открыться. Увиденное изумило его… Множество таких же, как он, мельтешили перед ним. Шум и гам стали в новинку. А запах… Да, это был запах свободы.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: