30

Мама после больницы

Моя мама две неделю назад попала больницу. Лечили панкреатит и сопутствующие заболевания, сделали небольшую операцию- поставили дренаж. В связи с обстановкой в стране выписали домой, сказали потом обращаться в обычную поликлинику к хирургу. Я делаю всё что могу, промывают дренаж как сказали, даю прописанные антибиотики. Может есть здесь врачи больниц в Санкт-Петербурге, может кто может порекомендовать клинику?

Дубликаты не найдены

+2

Ща 99% клиник закрыты и не ведут прием.

Самомк надо к кардиологу, и запись только в мае, так как сейчас не принимают вообще.

раскрыть ветку 1
0

21 век спокойно работает. Куча других клиник тоже. С ОМС да, сложнее.

+1

Мне дренажи вытащила процедурная медсестра, врачей я вообще не видела на перевязках, просто потянула и вытащила, потом повязку приклеила.

раскрыть ветку 3
+1
Наверно смотря какой дренаж.
раскрыть ветку 2
0

Трубочка прозрачная примерно 5 мм в диаметре. На конце резервуар для сбора жидкости.

раскрыть ветку 1
0

@moderator, подскажите, пожалуйста, почему в последнее время посты висят в ленте по три дня? Не все, какой-нибудь один висит несколько дней. Вот этот, например. Потом настанет черёд другого поста мозолить глаза.

ТС, извини, пожалуйста, что мой коммент оффтоп. Здоровья твоей маме!

0

У меня чёт пригорает, что стало много историй, что выставляют людей вот так из больниц. И много историй, что у меня 38 и без одышки, но я всё равно попросился в больницу, вот вам фотки как здесь кормят, температуры уже нет, но я пролежал здесь ещё неделю. Бляяяяя ну ёбана

раскрыть ветку 1
0

А зачем держать людей в больницах месяцами?

0

Шаг 1.позвоните в районную поликлинику по месту прописки, может быть, вас там примут (езжайте туда на такси)  или пришлют медсестру на дом? Я бы даже попробовала платно пригласить, деньги не огромные- а отношение другое)))

В зависимости от их ответа-

Шаг 2.Поищите платные клиники поближе к дому, вызовите на дом врача или процедурую медсестру.

С одной стороны, такие манипуляции лучше делать в мед.учреждении, в условиях стерильности. С другой стороны, сейчас больше шансов встретить вирус именно в медучреждении(( - а его вам совсем не надо.


Может быть, у вас есть знакомые-соседи, кто -то может прийти помочь. Поспрашивайте. Я так медсестру нашла на дому уколы делать, случайно соседку спросила- оказалось, она дружит с медсестрой из поликлиники.

Здоровья вашей маме!

раскрыть ветку 3
0
Спасибо. Как раз и ищу платную клинику. Но не знаю какой доверять можно.
раскрыть ветку 2
+1

процедура не сложнее  самой операции,  кто согласится- тем и доверяйте, вам ведь не операцию делать как таковую. Поищите "клиника 21 век" -если они сейчас работают, у меня хорошая знакомая врач там работает- но конкретно у нее сейчас приема нет.  Клиника им. Пирогова-супер. ВМА им.Кирова. Ищите ближайшую к дому своему. И,потом, раз вам сказали идти в районную поликлинику, большого смысла искать что то особенное нету. Не переживайте, все будет хорошо))

раскрыть ветку 1
Похожие посты
6526

Инсульт – не ковид, или «иди отсюда, девочка, не мешай!»

Сразу скажу – к медикам у меня претензий нет. Наоборот, как могу – всегда выражаю им огромную благодарность за их труд, и мои посты здесь – тому подтверждение. Но что-то у меня слегка «пригорело»…

Вчера утром поехала на собеседование по поводу новой работы. Жараааа. Зная, что надо беречься, выбирала маршрут, чтоб попрохладнее – метро да новомодные автобусы с кондеями. После собеседования зашла в местный ТЦ, умылась холодной водой в туалете, побродила по пустым пока еще этажам, собралась ехать домой.

И тут бахнуло-потянуло и знакомо затрепыхалось в груди. Пульс хорошо за 200, я уже угадываю частоту... «Рубить» начинает почти сразу. По спине холодный пот, цепляюсь за ближайшую стену, по ней же аккуратно сползаю на пол, чтобы не разбить голову при падении, сажусь на попу. Перед глазами сплошь «мухи», стараюсь не паниковать и дышать-дышать-дышать... Наощупь вытаскиваю из кармашка сумки мою персональную «скорую» - пару таблеток антиаритмика, разжевать, под язык, чтоб быстрее. Во рту сушь, даже не чувствую горечи таблеток. Ко мне кто-то подходит, спрашивает – «плохо? вызвать скорую?». Вылепляю губами – «нет..спасибо..сейчас пройдет», но, видимо, получается неубедительно, т.к. скорую громко требуют вызвать уже несколько голосов. Понимая, что сегодня я «вляпалась», тщательно проговариваю ближайшей фигуре – «скажите скорой, что аритмия, впв, был инсульт». И дальше мне уже все безразлично, я просто борюсь за каждый вдох как за величайшую в мире драгоценность…

Через какое-то время, когда начали действовать таблетки, пришла в себя – лежу, на полу, на боку, меня придерживает женщина. Пытаюсь повернуться, чтобы поблагодарить за помощь, и тут – бах – в правом глазу кто-то выключает свет. Словно разом мне налепили черную пиратскую повязку. Тянусь потереть глаз ииии.. новое открытие - левая рука мне больше не принадлежит. Боже, нет…неужели опять?!..барахтаюсь на полу, как перевернутый жук, судорожно проверяя, что у меня еще отказало. Нет, только левая рука и правый глаз…как же так.. тогда, при инсульте, я совсем не чувствовала всю левую половину – руку и ногу, и грудные мышцы слева..

«Миха, скорая подъехала, ведем, держитесь» - рация охранника. Видимо, неравнодушные люди из ТЦ навели шороху по 003 и 112 – приехали БИТы, т.е. реанимационная бригада. Трое, мужчины. Всё очень быстро, цепко, без сантиментов и лишних разговоров – пульс, пульсоксиметр на палец, давление. Мягкие носилки, темная прохлада грузового лифта, горячий и слепящий морок улицы. Чувствую, что пуль чуть редеет – таблетки работают, но паника страшнейшая внутри – что со мной?! Почему отказали рука и глаз?!.. Меня закатывают в салон «скорой», нацепляют электроды, ЭКГ, параллельно читают выписку из истории болезни (всегда ношу с собой в паспорте, рядом с полисами), заряжают в капельницу кордарон – мой спаситель... «Поработай кулачком» - «а нет», говорю, «руку не чувствую». Легкий напряг у всех. «Что еще не чувствуешь?» - «Глаз не видит». Старший в рацию запрашивает: «ОНМК, 40 лет, тяжелая, куда едем?...» ОНМК..он же инсульт..боже..в голове сразу всплывает весь этот кошмар, что накрыл меня год назад..но тогда я не знала и не понимала всех рисков, а теперь, пройдя «по краю», знаю слишком хорошо.

Место на госпитализацию дают в далекой от моего дома больнице, я там еще не лежала ни разу. Видимо, из-за коронавируса часть стационаров в городе закрыта, часть перепрофилирована, и скорая возит только туда, куда разрешат по каждому конкретному случаю.

Едем быстро, со всей «цветомузыкой», меня чутко бдят, датчики не снимают. Пульс под капельницей урежается – слышу по писку пульсоксиметра. Я совершенно раздавлена ситуацией, тихонько мучаю онемевшую руку, пытаясь согнуть хотя бы пальцы и – о чудо! – к концу поездки начинаю чувствовать три пальца из пяти, немного поднимаю ладонь от каталки. Пелена на глазу тоже немного светлеет.

Приехали. Везут в приемник. И тут началось. Дверь на замке. Старший нашей бригады звонит и стучит, ему в ответ тишина, потом - «ждите!». Старший срывается: «Какое ждите, б..! У меня тут аритмический шок, ОНМК!» Что-то отвечают с той стороны. «Я поехал тогда в другую больницу, разворачивайте каталку, ребята!» Открыли. «И чё вы все нервные какие…всё возют и орут…» Завезли в палату, перекладывать некуда. Ждем врача. Ждем…ждем…ждем… Старший, матюкнувшись, убежал – видимо, на поиски. Я продолжаю мучать руку и промаргивать глаз. Все лучше и лучше, - отпускает! Делюсь открытием с фельдшером, который остался возле меня. Парень улыбается под маской. Значит, не инсульт?! «Погоди», говорит, «надо сделать КТ. Но очень похоже на транзиторную ишемическую атаку». Что это за зверь такой, я не знаю, но надежда, которая разрастается внутри, греет и убаюкивает меня.

«Ну, покааазывайте ваш «инсууульт». Старший пришел с врачом приемного. Тот скептически морщится и ухмыляется. Мне – «чё у тебя случилось?» Пока собиралась с мыслями, за меня рассказывает фельдшер из бригады. «Ой, да вы чё? Такая молодая. Сразу видно – просто истеричка». Старший молча наливается гневом и утаскивает врача в коридор – побеседовать приватно. Мы снова ждем…ждем… Вокруг стонут и кряхтят занемогшие всех сортов, персонал в защитных костюмах – бегают, как ужаленные. Антисептики, барьерные шторы из пупырчатого материала. Атмосферка…

Меня наконец-то везут на КТ. Тихонько молюсь про себя, чтобы там – ни-че-го лишнего... Лишнего не найдено. Стоп. Вот год назад – у меня тоже сначала ничего не увидели на КТ. Тем не менее – реанимация, тромболизис, реабилитация. Что сейчас?

Меня соизволяют оставить в этой больнице и бригаду, наконец, отпускают. Сколько они тут потратили времени впустую вместо того, чтобы помогать другим заболевшим – возможно, умирающим сейчас – людям?...

«Моя» бригада уезжает, и про меня моментально все забывают. Капельница не капает – видимо, где-то перегнулся катетер, но это никого не волнует. Медсестер нет, никто не заходит очень долго, хотя рядом тяжело дышит на каталке тщедушный дед, и постанывает бледнющая женщина средних лет, лежащая с закрытыми глазами. Никто не приходит взять кровь на анализы (обычно в приемнике это делают всегда). Никто не интересуется моим самочувствием, ритмом, давлением. Хорошо, что меня уже почти отпустило к этому моменту, а если бы нет? Не факт, что я смогла бы крикнуть, и меня бы услышали.

Прошло еще с час времени. По-прежнему – никого и ничего. Меня не осматривает невролог – хотя с моими вводными это должен быть просто «золотой стандарт» обследования. Рука и глаз уже почти в норме, ритм хороший, и я принимаю решение бежать из этого чУдного места. Аккуратно сажусь на каталке, привыкаю к вертикали. Зашла медсестра – по своим делам, моет руки. «Вы чего?» Говорю «Снимите, пожалуйста, катетер, все равно не капает, и чувствую я себя уже нормально». Ничего не сказала – ушла. Еще полчаса. Привезли нового пациента, и, наконец, появляется врач и, заодно, подходит ко мне. «Ну что, получше?» «Получше», говорю, «спасибо скорой. Я пойду, пожалуй, а то у вас работы много». Уловив мою интонацию, ухмыляется «ну, хотите – положу в реанимацию. Там 35 человек, есть ковидные. Хотите?» Говорю «вроде бы реанимация – не то место, куда человека кладут по собственному желанию или просьбе. Это не санаторий. Есть показания – лечите, кладите. Или отпускайте, поеду домой». «Езжайте..сейчас отдам документы». Еще полчаса в коридоре, мне дают на руки чужую ЭКГ и мою КТ. И – все. Ни контроля ритма и давления, ни осмотра профильных специалистов, ни диагноза, ни рекомендаций. Даже подписи моей нигде не понадобилось поставить. Муж забрал меня и увез домой отлеживаться, т.к. после лекарств и на фоне жары была сильная слабость.

…Вот что это было, а? Нет, до момента приезда в стационар все было очень четко и логично. Скорая приехала быстро, диспетчер верно оценил ситуацию и направил нужную бригаду. Быстро начали лечение и быстро же довезли. А дальше..я с таким же эффектом могла полежать эти 3 часа на скамейке возле приемника. Или все врачи и больницы сейчас настолько замордованы ковидом, что стандарты лечения прочих болячек задвинуты в пыльный угол – до лучших времен? Но люди-то не перестали болеть. И даже наоборот – наверняка многие стараются перетерпеть нехорошие симптомы дома, лишь бы не подцепить вирус в больнице, и «тяжелеют», и умирают без своевременного лечения. Зато от ковида у нас умирают всё меньше и меньше – эта статистика у нас каждый день, как прогноз погоды…

Оклемавшись, я погуглила про транзиторную ишемическую атаку, о которой заикнулся фельдшер. Очень похоже на то, что я испытала. Да, это не полноценный инсульт, но очень близко к нему. И «вести» ее должны практически так же – по стандарту «инфаркт мозга». И риск инсульта после нее весьма велик. Так что меня должны были положить, и капать, и наблюдать. Почему в приемном этого не сделали, почему не предупредили о рисках, не удержали на выходе - я не знаю. И что мне делать теперь – скрестить пальцы? надеяться, что пролетевший в голове тромб рассосется сами собой? обследоваться самостоятельно? Всё работает только на скорую и неотложную помощь. И даже если будешь помирать – не факт, что это вовремя заметят…

Друзья, не болейте никогда, а сейчас – особенно. Здоровья всем.

Показать полностью
212

«И что вы от меня то хотите?»

Знакомая фраза? Такую часто можно услышать от разного рода специалистов — электриков, сантехников, знойных паспортисток в УФМС, операторов экстренных служб, докторов и т. д. Этот пост — крик души, и речь в нем пойдет о святых людях, на чью репутацию обычно не принято посягать — врачах.


Дорогие мои, я со всем уважением отношусь к вашей профессии. Понимаю, с какими проблемами вам приходится сталкиваться ежедневно. Понимаю, что у вас могут быть низкие зарплаты, неадекватное руководство и пациенты, проблемы дома и много всего другого. Но при чем здесь я? Я не прихожу в поликлинику выносить вам мозги, не обвиняю вас во всех смертных грехах, не требую от вас вообще ничего сверхъестественного — я просто рассчитываю, что вы сможете мне помочь. Надеюсь, что хоть на меня и посмотрят как на несмышленого, но войдут в положение и постараются «поставить на ноги».


Да, я глупенький пациент, который не смыслит ничего в болезнях и правильном лечении. Не знает ничего о появившихся болячках и причинах их возникновения. Не понимает, к какому специалисту нужно идти с конкретной проблемой, чем отличается невролог от невропатолога. Без вашей подсказки не догадается принести с собой баночку с химическим средством, которым только что обжег себе руки. Но все это знаете вы! И за помощью я пришел именно к вам!


Тем не менее, начиная со входа в поликлинику и до самого последнего момента, я сталкиваюсь с абсолютным нежеланием мне помогать. Каждый так и норовит пнуть к другому спецу, даже не пытаясь услышать вопрос. Каждый обвиняет в том, что я зря трачу его время, потому что: «Тут ничего серьезного/Я этим не занимаюсь/Вам вообще не сюда/Зачем пришли/и т. д.». Многие же из вас сами возмущаются в сети — мол, люди глупые, занимаются самолечением, врачей не слушают, рекомендации не соблюдают, в поликлиники не обращаются. Так а как туда обращаться, если там вместо решения проблемы, на тебе навешивают их еще больше.


Выдержка из диалога в травмпункте:


— Добрый вечер, я проткнул себе ногу ржавым гвоздем — мне нужна помощь.

— Драсте. Сколько полных лет? Прививку от столбняка когда делали? Полис давайте!

— 26. Полис не с собой — я прямиком с дачи. Про прививку понятия не имею. Если опишите, как такую делают, попробую вспомнить.

— А что я вам сделаю без полиса? Прививку всем делали в 16 лет — можете идти.

— Но я не уверен, что мне ее делали — я переживаю. Если я уйду и начнутся осложнения, что мне делать в этом случае?

— А вы от меня что хотите?


Выдержка из другого диалога в другом травмпункте:


— Кажется, я обжог руки борщевиком. Что мне делать?

— Ничего — протирайте Хлоргексидином и накладывайте повязки.

— А как их накладывать? Разве достаточно просто протирать? Что делать со вздутыми пузырями?

— Молодой человек, я вам все сказал. Вы от меня что хотите?


Выдержка из диалога в поликлинике на следующий день:


— Я обжог руки борщевиком — мне нужен больничный. По телефону сказали обратиться к дежурному врачу.

— Какому телефону? Кто вам сказал? Идите в травмпункт!

— Но я там был вчера и меня оттуда, мягко говоря просто выпроводили.

— Ну, а от нас вы что хотите?



И вот такое встречается повсеместно. Не важно — проглотили ли вы не те таблетки, поранили ли руку или долбанулись головой. Это ваша личная проблема — и если вы хотите ее решения, вам придется повоевать за это дело.


Только не нужно думать, что так только в бесплатных поликлиниках, а все это из-за системы здравоохранения в нашей стране в целом. Во-первых, и в платных организациях хамство, неуважение к пациенту и его проблемам встречается повсеместно, хоть и реже. А во-вторых, в бесплатных поликлиниках иногда, наоборот, встречаются максимально человечные люди — готовые выслушать, понять и оказать всю возможную помощь. Дело не только в системе — все дело в том, что у вас в голове. И если там нет признаков эмоционального интеллекта и человеколюбия, то может быть вы просто выбрали не ту профессию? Я очень хочу лечить свои недуги у профессионалов и не заниматься самолечением — просто дайте мне эту возможность и я вам буду безмерно благодарен.


А ответ на вопрос «Что вы от меня то хотите?» очень простой — я хочу, чтобы вы сделали свою работу и помогли мне решить проблему, с которой я к вам пришел, пусть даже очень глупую. Без вас я точно не справлюсь. Но, к сожалению, пока что с многими из вас — тоже. Не надо так...

Показать полностью
803

«Он с нами воевал»: в больнице от побоев умер ветеран войны в Чечне

UPD к посту есть вопросы: #comment_171606790

____________________________________

История шокирующая и  неоднозначная, сразу предупреждаю - со взгляда родственников погибшего. Других версий пока не озвучено, медики и какие-либо свидетели не высказывались. Но резонанс уже поднялся до губернатора Тульской области, который потребовал от СК разобраться в причинах смерти пациента в больнице города Новомосковска.


5 июня в соцсетях стали появляться сообщения о происшествии в Новомосковской горбольнице: там при странных обстоятельствах умер 43-летний Константин К. Об этом написали его родственники от имени брата погибшего.

«Он с нами воевал»: в больнице от побоев умер ветеран войны в Чечне Негатив, Больница, Врачи, Ветераны, Пациенты, Смерть, Расследование, Длиннопост

«Вчера я похоронил единственного родного младшего брата. Не хочу обобщать всех медиков, есть действительно гениальные люди, взять хотя бы тех, кто 14 апреля 2019 года в Москве в клинике им. Бакуева сделали ему операцию на открытом сердце, после которой он быстро стал восстанавливаться. Больше года он чувствовал себя хорошо, вышел на работу, стал вести активный образ жизни.


Однако, 25 мая 2020 года он почувствовал себя плохо, артериальное давление упало до показателей 60/40, температура поднялась до 39°C. Костя позвонил маме и рассказал о своем состоянии, она посоветовала ему вызвать скорую, но он постарался перевести все в шутку и сказал, что все само пройдет. На следующий день, 26 мая, в его день рождения, Косте стало хуже, но он и в этот день не стал никого беспокоить. Такое самочувствие у него продолжалось до 30 мая, когда ему стало действительно плохо. В этот день он позвонил маме и сказал, что ему стало гораздо хуже, предположил, что опять начались проблемы с сердцем и на этот раз попросил вызвать ему скорую.


Мама вызвала такси и приехала к нему. Увидев плохое самочувствие сына, она решила действовать незамедлительно и, не дожидаясь приезда скорой помощи, решила сама отвезти его в больницу на такси.


Они приехали в приемное отделение городской больницы г. Новомосковск около 9 часов утра. Выслушав жалобы Кости на плохое самочувствие и изучив сопроводительные документы с прошлой операции, которые мама взяла с собой, мед. работники сняли всю одежду с брата и повезли его на рентген в сопровождении матери.


Примерно через 15 минут, после прохождения рентгена, пришли мед. работники с готовым снимком и сообщили, что изменений в легких нет. Костю забрали и без одежды повезли в реанимацию кардиологического отделения. Маме отдали вещи и сказали, что она может ехать домой. По приезду домой, она вспомнила, что не оставила никаких контактов для связи и позвонила в кардиологическое отделение городской больницы г. Новомосковск.


Трубку взяли сразу и пояснили, что Костя в тяжелом состоянии, но дышит сам. Мама оставила свой номер для обратной связи. Вечером этого же дня, около 18.00, ей позвонили из больницы и в грубом, приказном тоне сказали, чтобы она срочно собирала вещи брата и приезжала в больницу, т.к. его переводят в больницу г. Тула с подозрением на коронавирус.


На вопрос мамы, как они так быстро поставили диагноз, ей ответили, что Косте сделали КТ. Она решила уточнить, какой процент легких поражен, на что ей ответили, что поражения как такового нет, но есть подозрение. Мама поехала в больницу.

Там ее встретили и сказали, чтобы она оставила вещи сына и ехала домой, т.к. скорая помощь приедет не скоро, возможно через 3 часа. Она сказала, что все равно дождется пока ее сына вывезут из отделения для передачи в машину скорой.


Дальше начали происходить странные вещи. Маму всячески пытались выгнать из больницы под разными предлогами, „гоняли“ ее по приемному покою туда-сюда, но она не собиралась покидать больницу до тех пор, пока не увидит состояние своего сына. Спустя какое-то время, врачи были вынуждены на перевозке вывести Костю из кардиологического отделения для транспортировки в больницу г. Тула на машине скорой помощи.


Когда мама увидела сына на каталке в приемном покое, она не просто ужаснулась, она была в шоке!!!


Костя сидел в полуобморочном состоянии, избитый, все тело было в ссадинах и царапинах, на правой стороне лица была огромная черная гематома, от которой заплыл весь глаз, голова распухла, на плече правой руки также была огромная гематома, ноги и руки были исцарапаны, на лице была натянута маска, которую Костя попытался снять или хотя бы отодвинуть, чтобы показать матери свое лицо. Ничего сказать при этом он не смог.


Его попытки снять маску были тут же пресечены работниками больницы, которые начали бить его по рукам и кричать, чтобы он не трогал маску.


Мама была шокирована еще больше и спросила мед. персонал, что вы с ним сделали, на что получила ответ от одного из работников больницы: „Он с нами воевал“.

Она сказала, что он действительно воевал, только в Чечне, но точно не с вами и не с женщинами!


Тут хотел бы немного пояснить, хотя для тех, кто знал моего брата, это не является секретом. Костя действительно был на войне, воевал в первую Чеченскую компанию в разведывательной роте, которую называли Бешеная развед.рота под командованием Алексея Ефентьева с позывным „Гюрза“. Несмотря на пройденную войну, все знали Константина как очень доброго и отзывчивого человека, который был абсолютно не конфликтным. Многие даже не догадывались о его боевом прошлом и если узнавали об этом, для них это было огромным сюрпризом.


Итак, продолжим о главном. Костю едва живого погрузили в машину скорой помощи и отправили в больницу г. Тула. На все вопросы матери в какую именно больницу, где его искать, куда звонить, чтобы узнавать о его состоянии, ответов не последовало. Произошло это примерно в 20:00, т. е. через 2 часа после приезда мамы в больницу. Напомню, весь этот ужас произошел 30 мая 2020 года. На следующий день, 31 мая 2020 года, примерно в 11 часов утра, нам сообщили, что Костя скончался в областной больнице г. Тула от черепно-мозговой травмы.


Вот так, человек, прошедший ужасы первой Чеченской компании, один из первых вошедших в г. Грозный, был жестоко избит в городской больнице г. Новомосковск, куда обратился за медицинской помощью. Если бы мама не дождалась сына в приемном отделении при его транспортировке на каталке в машину скорой помощи, все это могло бы сойти с рук этим нелюдям, не знаю как назвать их иначе. Все произошедшее вполне могло бы втихаря „замяться“ и никто бы об этом даже не узнал.


Работники больницы пытались быстро отвезти моего брата в областную больницу г. Тулы с подозрением на COVID-19, хотя никаких анализов сделано не было, а было лишь непонятное, ничем не аргументированное подозрение на коронавирусную инфекцию при чистых легких, подтвержденных рентгеном. Несмотря на все это, Костю все же хотели молча отправить в ужасающем состоянии в инфекционное отделение больницы г. Тула, из которого тела всех умерших пациентов выдают в закрытых гробах с диагнозом COVID-19, зачастую даже не подтвержденных необходимыми анализами и тестами. Благодаря тому, что мама не подверглась настойчивым просьбам мед. персонала покинуть больницу и, несмотря ни на что, дождалась сына, она увидела весь этот ужас собственными глазами.


На следующий день, мы с ней поехали в УМВД Тульской области и прокуратуру Тульской области и подали заявления о возбуждении уголовного дела в связи со смертью Константина.


Достаточно быстро было сделано вскрытие тела судебными медицинскими экспертами.


В официальном заключении обозначено, что смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы, нанесенной тупым предметом неопределенной формы, вследствие чего наступил отек головного мозга, повлекший за собой смерть. Вот так жестокое избиение человека, почувствовавшего недомогание и обратившегося за помощью, привело к его смерти. И все это могло быть закопано в земле в закрытом гробу под прикрытием коронавирусной инфекции COVID-19».

«Он с нами воевал»: в больнице от побоев умер ветеран войны в Чечне Негатив, Больница, Врачи, Ветераны, Пациенты, Смерть, Расследование, Длиннопост

Мать Константина Красикова теперь не выходит из дома, ни с кем не общается. Кажется, только сейчас она осознала весь ужас происшедшего.


Бабушка пересказывала эту историю полицейским много раз, больше не может. Теперь она только плачет и смотрит в окно, — говорит племянница погибшего Елена Кирьянова. — Дедушка у нас с сахарным диабетом. После смерти сына не встает с кровати. Скорее всего, врачи начнут оправдывать себя. Уже появилась информация в СМИ, что в крови дяди якобы обнаружили запрещенные вещества. Не удивимся, если там его обкололи чем-то. Бабушка рассказывала, когда Константина вывезли на каталке из отделения, у него были связаны ноги, он не шевелился, глаза полузакрыты, пытался моргать… В таком состоянии его грузили в машину «скорой помощи», а медбрат орал: «Подними задницу! Давай сам вставай!» Дядю отвезли в Тулу, но родственников не оповестили, в какую именно больницу госпитализировали. Мы по справочной нашли его. В тульской больнице нам сказали, что его поместили в инфекционное отделение, давление было в норме, дышал самостоятельно, глаза открытые, моргал, но на врачей не реагировал. Доложили, что состояние — почти кома.


— Как опознавали погибшего?


Дядя скончался в инфекционном отделении, поэтому опознание проводили по фотографии, ведь он умер там, где лежали ковидные пациенты. Мой папа пришел в ужас от увиденного: на брате не было живого места. Патологоанатом не позволил сохранить фотографию, быстро стер с телефона со словами: «Не велено вам передавать». Хоронили дядю в закрытом гробу. В официальном свидетельстве о смерти написали: «Черепно-мозговая травма, нанесенная тупым предметом, отек мозга».


— Как проходили похороны?


— Как в мирное время. Коронавируса-то у дяди не обнаружили. У меня до сих пор не укладывается в голове, как такое возможно: человек выжил на войне, а умер, когда обратился за медицинской помощью…


— Расскажите о нем: каким он был?


— Простой, безобидный, скромный человек. Несколько лет назад развелся, у него растет дочь. Работал в шиномонтаже. Как ветеран боевых действий в Чечне получал пенсию 3 тысячи рублей.


Константин Красиков (крайний cлева в верхнем ряду).

«Он с нами воевал»: в больнице от побоев умер ветеран войны в Чечне Негатив, Больница, Врачи, Ветераны, Пациенты, Смерть, Расследование, Длиннопост
«Он с нами воевал»: в больнице от побоев умер ветеран войны в Чечне Негатив, Больница, Врачи, Ветераны, Пациенты, Смерть, Расследование, Длиннопост

Источники

https://www.gazeta.ru/social/2020/06/09/13112113.shtml

https://www.mk.ru/incident/2020/06/07/shokiruyushhaya-smert-...

https://tass.ru/proisshestviya/8679363

https://mk.tula.ru/news/n/27513015/

Показать полностью 3
102

А помогут ли? Или будут доить как «корову»?

Клиника «возрождение»

А помогут ли? Или будут доить как «корову»? Больница, Алкоголь, Мошенничество, Врачи, Возрождение, Длиннопост

Решил все же написать о событиях прошлого года. Опишу все события со своей позиции, а выводы свои подскажите.
В прошлом году моему другу стало плохо после употребления алкоголя на кооперативе и его увезли домой (не скажу причину: паленка или перепил). Но, в защиту скажу что он не алкоголик или потерянна личность, обычный гражданин нашей не обьятной). Ночью ему стало совсем худо и он вызвал скорую. Приехали два молодых крупных человека а халатах, после непродолжительной беседы предложили отвезти в отделение для оказания помощи (капельница, осмотр). Да, забыл сказать что его семья в это время была в отъезде. На след день его не могли найти, телефон был выкл. От общих знакомых узнал что он писал смс ночью что его везут в больницу возрождение. Приехав туда и после непродолжительной беседы с администрацией в присутствии охраны все же попали к нему в палату. Телефоны попросили оставить. На сколько я понял там все платно (сутки прибывания от 6тыс.₽ до бесконечности, в зависимости от финансовой обеспеченности пациента). Друг был адекватен и трезв (ну мож не стёклышко конечно). Мы поговорили не больше часа и он решил остаться ещё на день для анализов. Мы попрощались и уехали. След визит был через день. Друга было не узнать: под капельницей, опухший, не адекватный и униженный человек.
Фото палаты с их сайта

А помогут ли? Или будут доить как «корову»? Больница, Алкоголь, Мошенничество, Врачи, Возрождение, Длиннопост

На самом деле палата была не лучше чем в государственных диспансерах в 2000х годах (примерно)
Друг просил его забрать, он не хотел больше оставаться (контингент людей в палате можете представить). Мы пошли к его лечащему врачу: врач сказал что это обычная ситуация, ему надо ещё остаться для полного обследования и выдачи анализов. Пришёл психолог и настойчиво убеждал оставить его на выходные (была пятница). Посовещавшись мы оставили его и уехали по домам. Дома места себе не находил сутки. Сомнения терзали! Все же созвонившись с товарищем в воскресенье утром поехали его забирать. Приехав назад и попав в палату он так же лежал в кровати. Спал. Пришёл его врач, психолог и стали в кабинете уговаривать оставить его. Мы были не преклонны и твёрдо сказали что забираем. Врач стал выписывать какие-то бумажки, а я пошёл один в палату. По приходу увидел медсестру которая поставила ему уже капельницу. Я ей сказал что не нужно капельницу, его забирают! Она долго припиралась убеждая что она поможет привезти его в чувство. Вынув капельницу и привился в чувства друга, мы еле еле найдя (требовали и ждали) одежду и вещи пошли оплачивать счета. За меньше чем неделю заплатили около 40тыс₽. Состояния друга было...не знаю как описать, просто полная безвольная тряпка со стеклянным взглядом. Я отвёз его домой. В итоге он провалялся в кровати 3 суток (вставал только в туалет и изредка поесть). Все время спал. Более менее, придя в себя он уехал домой.
Простите что столь наверно сумбурно написаное с телефона, но смысл повести думаю понятен. Сейчас не самая лучшая ситуация в стране и это могут испытать на себе многие люди. Будьте осторожны, берегите себя. Не хочу думать конечно что это замкнутый круг по удержанию людей и накручивания счетчика((

Показать полностью 1
95

Вне очереди. Панкреатит - подскажите пожалуйста?

Ребят, привет)
Хочу обратится не ко всей аудитории Пикабу, а только к тем, кто знает или столкнулся.
В общем, у меня у жены хронический панкреатит.
Диагноз поставили после удаления камней из протока желчного пузыря, ну и самого желчного.
Раньше приступы боли и рвоты были достаточно редкими после нехорошей еды, а вот последнее время живот не проходит, хотя стараемся соблюдать диету.
Делаем в день штуки по три-пять НО-ШПА.
Пьем панкреатин штук по 10 в день.
Последнее время Элькар ещё пьем, но не легче.
Так же принимает Джес для менее болезненной министруциации (или как это правильно пишется?) и нормализации цикла.
Боли сильные, ношпа не помогает, холод тоже мало помогает.
Температура скачет от нормы до иногда 39...
Возраст 20 лет, телосложение нормальное, аллергии на лекарства не наблюдалось.
Вроде все. У меня тоже панкреатит поставлен давно, но таких болей нет - просто часто тупая боль и ноющая, часто тошнит, но диету я вообще не соблюдаю. Может что-то ещё быть? Или у всех по-разному реакция?
Так вот, пикабушники-доктрора и пикабушники-панкреатитники, подскажите пожалуйста, что это может быть, как вы справляетесь со своей болезнью? Что посоветуете?
Понятно, что нужно ко врачу - в ближайшие дни обязательно сходим, просто не лишним будет и здесь спросить.

7361

Бельгийские медики сделали "коридор позора" для приехавшего премьера

Бельгийские медики сделали "коридор позора" для приехавшего премьера Врачи, Выплаты, Бельгия, Протест, Коронавирус, Больница, Новости, Видео, Длиннопост

Врачи одной из ведущих в Бельгии больниц - "Сен-Пьер" - организовали "коридор презрения и позора" премьер-министру королевства Софи Вильмес, посетившей в воскресенье это медицинское учреждение, чтобы морально поддержать его персонал. Как свидетельствуют кадры, показанные телеканалом RTBF, врачи и медсестры выстроились по обе стороны асфальтовой дорожки, ведущей к больнице, и по мере приближения кортежа премьера разворачивались к машинам спиной, чтобы продемонстрировать свое негодование тем, как бельгийские власти относятся к системе здравоохранения в условиях пандемии.

В общей сложности в акции приняли участие порядка 120 врачей, медсестер, работников системы скорой помощи. "Врачи настаивают на выплатах финансовых компенсаций или повышении зарплат за прошедшие два месяца тяжелой работы. Помимо этого, персонал больницы "Сен-Пьер", так же как и врачи по всей стране, с негодованием воспринял распоряжение правительства об обязательном выходе медперсонала на сверхурочную работу, если в этом есть необходимость. Наши врачи и медсестры и так постоянно работают сверхурочно, и принудительные меры вызывают острое отторжение", - заявил в этой связи представитель профсоюза врачей Дирк Ван Овертвельдт.

Вильмес, выступая в больнице перед журналистами, заявила в свою очередь, что сектор здравоохранения "нуждается в реструктуризации и дополнительном финансировании". Премьер в течение 40 минут беседовала с персоналом больницы, пообещав позаботиться как об их материальной, так и психологической поддержке. Со своей стороны представители профсоюзов напоминают, что именно Вильмес на посту министра по делам бюджета занималась сокращением расходов на медицинское обслуживание в последние три года.

В Бельгии вопрос об оказании прямой финансовой поддержки врачам рассматривается с начала апреля, однако до сих пор конкретных решений нет ни по суммам, ни по срокам выплат, ни по категориям лиц, которым они причитаются, ни по вопросу, будут ли эти деньги облагаться налогами (подоходный налог в Бельгии может достигать 40%). Правительство страны в течение последнего месяца концентрировало все свои усилия на закупках за границей масок и защитного оборудования для медперсонала.

По состоянию на 17 мая в Бельгии умерли из-за коронавируса свыше 9 052 человек, выявлено 55 280 случаев заражения на 11,5 млн населения страны. Тесты на коронавирус здесь проводятся только при острых симптомах заболевания.

Показать полностью
1064

Народный врач Дегтярев

О его мастерстве хирурга и универсальности врача рассказывали легенды, которые оказывались реальностью, и реальные истории, похожие на легенды.

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

Прокопий Филиппович Дегтярёв возглавлял Барановскую больницу три исторические эпохи – довоенный период, послевоенный и развитого социализма. С 1935 по 1974 год, с перерывами на Финскую и Великую Отечественную войну исполнял он обязанности главного врача.


Предоставим слово людям, его знавшим.


Анна Григорьевна Романова 1927 года рождения. Медсестра операционного блока Барановской больницы с 1945 по 1989 год.


В июне 45 года после окончания Егорьевского медицинского техникума меня распределили в Барановскую больницу. Прокопий Филиппович ещё с фронта не вернулся. И первую зиму мы без него были. Всю больницу отопить не могли – дров не хватало. Мы сами привозили дрова из леса на санках. Подтапливали титан в хирургии, чтобы больные погрелись. К вечеру натопим, больных спать уложим – поверх одеял ещё матрацами накрываем.


Потом Прокопий Филиппович с армии вернулся – начал больницей заниматься. Сделал операционный блок совместно с родильным отделением. Отремонтировал двери-окна, чтобы тепло было. Купил лошадь, и дрова мы стали сами завозить, чтобы топить постоянно. Когда всё наладил – начал оперировать.

Сейчас ортопедия называется – он оперировал, внутриполостная хирургия – оперировал, травмы любые… Помню, - к нему очень много людей приезжало из Тульской области. Там у него брат жил, направлял, значит. После войны у многих были язвы желудка. И к Прокопию Филипповичу приезжали из Тулы на резекцию желудка. После операции больным три дня пить нельзя было. А кормили мы их специальной смесью, по рецепту Прокопия Филипповича. Помню, - в составе были яйца сырые, молоко, ещё что-то…


Позднее стали привозить детей с Урала. Диагноз точно не скажу, но у них было одно плечо сильно выше другого. Привезли сначала одного ребёнка. Прокопий Филиппович соперировал и плечи стали нормальные. Там на Урале рассказали, значит, и за 5-6 лет ещё двое таких мальчиков привозили. Последнего такого мальчика семилетнего в 65 году с Урала привозили. Уезжали они от нас все ровные.


Он был очень требовательный к нам и заботливый к больным. Соперирует – за ночь раз, еще раз, и ещё придёт, проверит – как больной себя чувствует.

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

Обратная сторона этого снимка:

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

Сейчас ожогами в ожоговый центр везут, а тогда всё к Прокопию Филипповичу. Зеленова девочка прыгала через костер и в него упала. Поступила с сильнейшими ожогами. Делали каркасы, лежала под светом, летом он выносил её на солнышко и девочка поправилась.


В моё дежурство Настю Широкову привезли. Баловались они в домотдыхе. Кто-то пихнул с берега. И у неё голеностопный сустав весь оторвался. Висела ступня на сухожилиях. Прокопий Филиппович её посмотрел, говорит: «Ампутировать всегда успеем. Попробуем спасти». Четыре с половиной часа он делал операцию. В моё дежурство было. Потом гипс наложили – и нога-то срослась. Долго девочка у нас лежала. Вышла с палочкой, но своими ногами. Даже фамилии таких больных помнишь.

Из Кладьково мальчик был – не мог ходить от рождения. Прокопий Филиппович соперировал сустав – мальчик пошел. Вырос потом, - работал конюхом.

Даже оперировал «волчья пасть» и «заячья губа». Заячья-то губа несложно. А волчья пасть – нёба нету у ребенка. И он оперировал. Какую-то делал пересадку.


Порядок требовал от нас, чистоту… Сколько полостных операций – никогда никаких осложнений!


Гинеколога не было сначала. Всё принимал он. Какое осложнение – бегут за ним в любое время. Сколько внематочных беременностей оперировал…


Уходит гулять – сейчас зайдёт к дежурной сестре: «Я пошёл гулять по белой дороге. Прибежите, если что».


…Сейчас легко работать – анестезиолог есть. А тогда мы – медсестры - анестезию давали. Маску больному надевали, хлороформ капали. И медсестра следила за больным всю операцию – пульс, дыхание, давление…


Надю Мальцеву машина в Медведево сшибла. У ней был перелом грудного, по-моему, отдела позвоночника. Сейчас куда-то отправили бы, а мы лечили. Тогда знаете, как лечили таких больных? – Положили на доски. Без подушки. На голову надели такой шлём. К нему подвесили кирпичи, и так вытягивали позвоночник. И Надя поправилась. Теперь кажется чудно, что кирпичами, а тогда лечили. Завешивали сперва их – сколько надо нагрузить. Один кирпич – сейчас не помню, - два килограмма, что ли, весил… И никогда никаких пролежней не было. Следили, обрабатывали. Он очень строгий был, чтобы следили за больными.


Каждый четверг – плановая операция. Если кого вдруг привезли – оперирует внепланово. Сейчас в тот центр везут, в другой центр, а тогда всех везли к нам, и он всё делал.


Много лет добивался газ для села. Если бы не умер в 77-ом, к 80-му у нас газ бы был. Он хлопотал, как главный врач, как депутат сельсовета, как заслуженный врач РСФСР…

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

А что он фронтовик, так тогда все были фронтовики. 9 мая знаете, сколько люду шло тогда от фабрики к памятнику через всё село… И все в орденах.


***


Елена Николаевна Петрова. Медсестра Барановской сельской больницы 06.12.1937 года рождения.


Я приехала из Астрахани после медучилища в 1956-ом. Направления у нас были Южный Сахалин, Каракалпакия, Прибалтика, Подмосковье.

Тогда был ещё Виноградовский район. Я приехала в райздрав в Виноградово, и мне выписали направление в Барановскую больницу.

29 июля 56 года захожу в кабинет к нему – к Прокопию Филипповичу. Посмотрел диплом, направление. И сказал: «С завтрашнего дня вы у меня работаете». Так начался мой трудовой стаж с 30 июля 56 года и продолжался 52 года. С ним я проработала 21 год.

Сначала он поставил меня в терапию. Потом перевёл старшей медсестрой в поликлинику. Тогда начались прививки АКДС (Адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина - прим. автор).

У нас была больница на 75 коек.

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

Терапия, хирургия, роддом, детское отделение, скорая.


Рождаемость была больше полутора сотен малышей за год.


В Барановской школе было три параллели. Классы а-б-в. 1200 учащихся. В каждой деревне была начальная школа – В Берендино, в Медведево, Леоново, Богатищево, Щербово – с 1 по 4 класс, и все дети привитые вовремя.


Люди сначала не понимали, - зачем прививки, препятствовали. Но с врачом Сержантовой Ириной Константиновной ходили по деревням, рассказывали – что это такое.

Придём – немытый ребёнок. На керосинке воду разогреют, при нас вымоют, на этой же керосинке шприц стерилизуем, - вводим вакцину.

Тогда от коклюша столько детей умирало!.. А как стали вакцинировать, про коклюш забыли совсем. Оспу делали, манту… Детская смертность пропала.


Мы обслуживали Богатищево, Медведево, Леоново, Берендино, Щербово. С Ириной Константиновной проводили в поликлинике приём больных, а потом уходили по деревням. Никакой машины тогда не было. Хорошо если попутка подберёт, или возчик посадит в сани или в телегу. А то – пешком. Придём в дом – одиннадцать детей, в другой – семь детей.


СЭС контролировала нашу работу по вакцинированию и прививкам, чтобы АКДС трёхкратно все дети были привиты, как положено.

Недавно показали по телевизору – женщина 35 или 37 лет умерла от коклюша. А у нас ни одного случая не было, потому что Прокопий Филиппович так поставил работу. Он такое положение сделал - в каждой деревне – десятидворка. Нас распределил – на 10 дворов одна медсестра. Педикулёз проверяли, аскаридоз… Носили лекарства по дворам, разъясняли – как принимать, как это важно. У нас даже ни одного отказа не было от прививок. Потом пошёл полиомиелит. Сначала делали в уколах. Потом в каплях. Единственный случай был полиомиелита – мама с ребёнком поехала в Брянск, там мальчик заразился.


Вы понимаете, - что такое хирург, прошедший фронт?! Он был универсал.


Оперировал внематочную беременность, роды принимал, несчастные случаи какие, травмы – он всегда был при больнице. Кто-то попал в пилораму, куда бежит – к нам? Ребенок засунул в нос горошину или что-то – сейчас к лору, а тогда – к Прокопию Филипповичу. Сельская местность. Привозят в больницу с переломом – бегут за врачом, а медсестра уже готовит больного. Я сама лежала в роддоме – нас трое было. Я и ещё одна легко разрешились, а у Зверевой трудные роды были. Прокопий Филиппович её спас и мальчика спас. И вон – Олег Зверев – живёт.


Прокопий Филиппович и жил при больнице с семьёй. Жена его Головихина Мария Фёдоровна терапевт, он – хирург.


Раз в две недели, через четверг, он проводил занятия с медсестрами – как наложить повязку, гипс, как остановить кровотечение, как кровь перелить, - всему нас учил. Мы и прямое переливание крови использовали. А что делать, если среди ночи внематочная… Кого бы ни привезли – с переломом, с травмами… К нему и из Сибири я помню приезжали. Он всё знал.


Квалификация медсестёр и врачей – все были универсалы. Медсестра – зондирование. Он учил, чтобы мы были лучшими по зондированию. Нет ли там лемблиоза. Мы всеми знаниями обладали – он так учил. На операции нас приглашал смотреть. Он тогда суставы всё оперировал. Помню – врожденный дефект голеностопного сустава оперировал. Медсестёр собрал и врачей на операцию. Мальчик не мог ходить. Он его соперировал - мальчик пошёл.


…На столе у него всегда лежал планшет «Заслуженный врач РСФСР» и он выписывал на нем рецепты, назначения…


Какой день запомнился ещё – 12 апреля 1961 года. У нас через вторник проходила общая пятиминутка. Медсёстры докладывали все по отделениям, по участкам… И он вбегает в фойе больницы и прямо кричит: «Юрий Алексеевич Гагарин в космосе!» Он так нам преподнёс – все так обрадовались. И пятиминутки-то не получилось. Как раз все в сборе были. Большой коллектив! Одних медсестер 50 человек.


40 лет будет, как его не стало. Хоронили его все – барановские, Цюрупы, воскресенские, бронницкие, виноградовские… Такой человек! Мы сейчас говорим – почему мемориальной доски нет? Нас не станет – кто о нем расскажет. Столько людей спас - они уже детей и внуков растят… Дети его разъехались, нечасто могут приехать, но люди за могилкой смотрят. Помнят его. И нельзя забывать!


***

Виталий Прокопьевич Дегтярев. Доктор медицинских наук, профессор Московского медико-стоматологического университета, Заслуженный работник высшей школы. (На этом фото он первый слева.)

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

Отец родился в Оренбургской области в крестьянской семье.


Он и два его брата – Степан Филиппович и Иван Филиппович линией жизни избрали медицину.


Отец учился в Оренбурге в фельдшерско-акушерской школе. Потом закончил Омский мединститут. В 1935 году он был назначен главным врачом Барановской больницы, в которой служил до конца, практически, своих дней.


Был участником финской и Великой Отечественной войн.


На Великую Отечественную отец был призван в 42-ом. Это понятно, что в сорок первом Барановская больница могла стать прифронтовым госпиталем, и главный врач, хирург, был необходим на своём месте. А в 42, когда немцев отбросили от Москвы, отца призвали в действующую армию, и он стал ведущим хирургом полевого подвижного госпиталя. Это госпиталь, который самостоятельно перемещается вслед за войсками и принимает весь поток раненых с поля боя.

Отец рассказывал, что было довольно трудно в период активных боевых действий. По двое-трое суток хирурги не отходили от операционных столов. За годы службы в армии он провел более 20 тысяч операций.

День Победы отец встретил в Кёнигсберге. Он был награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией», юбилейными наградами, а ещё, уже в послевоенные годы, - Орденом Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено почетное звание Заслуженного врача РСФСР.


После возвращения с фронта отец был увлечен ортопедией. Он оперировал детей и взрослых с дефектами верхних и нижних конечностей, плечевого пояса и вообще с любой патологией суставов. Долгое время он хранил фотографии пациентов, сделанные до операции, например, с Х-образными конечностями или с искривлённым положением стопы, и после операции – с нормальным положением конечностей. А в 60-х годах он больше сосредоточился на полостной хирургии.


Он был истинный земский врач, который хорошо знает местное население, их проблемы, беды и старается им помочь. Земский хирург – оперировал пациентов с любой патологией. Травмы, ранения, врожденные или приобретённые патологии…. Все срочные случаи – постоянно бежали за ним, благо недалеко – жил тут же. По сути дела, у него было бесконечное дежурство врача.


На свои операции отец собирал свободных медсестер и врачей – это естественное действие хирурга, думающего о перспективе своей работы и о тех людях, которые с ним работают. И я у него такую школу проходил, когда приезжал на каникулы из института.


Он заботился о том, чтобы расширить помощь населению, старался оживить работу различных отделений и открыть новые. Было открыто родильное отделение. Оно сначала располагалось в большом корпусе. А потом был отремонтирован соседний корпус, и родильное перевели в него. Позже открыли ещё и инфекционное отделение. Долгое время было полуразрушенным здание поликлиники. Отец потратил много времени и сил на ремонт этого здания. Поликлинику в нём открыли.


Отец очень хорошо знал население, истории болезней практически всех семей, проживающих в округе. Когда я проходил практику в Барановской больнице, после приёма пациентов случалось советоваться с ним по каким-либо сложным случаям. Обычно он пояснял, что именно для этой семьи характерно наличие такого-то заболевания… И то, что вызвало моё недоумение, по всей вероятности является следствием именно этого заболевания.


Отца избрали депутатом местного Совета. И он занимался вопросами газификации села Барановское. Много сил отдал разработке, продвижению этого проекта…


Своей долгой и самоотверженной работой он заслужил уважение и признательность жителей округи. Когда его не стало, на гражданскую панихиду, которая была организована в клубе, пришли жители многих окрестных сел, а после нее гроб из клуба до самого кладбища люди несли на руках.

Он был настоящий народный врач.


***


Мемориальная доска памяти Прокопия Филипповича была открыта при большом стечении народа в декабре 2017 года в сороковую годовщину его кончины.

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост
Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

Были приглашены и приехали сын Прокопия Филипповича - Виталий Прокопьевич - со всей семьей.

Этот мой очерк был опубликован в местной газете в июне 17-го - к Дню медика. Но уже тогда всем было понятно, что мемориальная доска будет, будет её торжественное и душевное открытие, поэтому несколько десятков номеров мы к этому открытию придержали, чтобы раздать людям.

Народный врач Дегтярев Баян, Медицина, Хирург, Врачи, Воскресенск, Хирургия, Реальная история из жизни, История России, Длиннопост

***

Текст - мой. Впервые опубликован здесь - https://nemolodoj.livejournal.com/366227.html

Верхние три снимка предоставил Виталий Прокопьевич Дегтярев. Остальные фотографии мои.

PS

Тогда - в июне 17-го - только на анекдот.ру у этого текста было примерно 300 000 прочтений. Поскольку он тогда разошелся вообще по всем популярным ресурсам (и на Пикабу, в том числе) возможно, что про нашего Прокопия Филипповича узнали до миллиона человек.

Показать полностью 8
166

Зачем оптимизация в медицине? Воровство медиков. ч.2

Зачем оптимизация в медицине? Воровство медиков. ч.2 Медицина, Врачи, Больница, Россия

Оптимизация в чем ее причина? -первая причина - жадность - платная медицина по уровню доходности стоит на уровне нарко-торговли и проституции, но она легальна и некоторым хочется ее прибрать. Для этого нужно уничтожить конкурента, - бесплатную медицину, вторая причина инфантильность органов власти управляющих медициной, неспособных решить ее проблемы, третье - мотивация людей для обучения и работы медиком, находящихся под прессом властей, часть которой ангажирована для уничтожения бесплатной медицины. Для уничтожения бесплатной медицины нужно изгнать из нее медиков, что мы видим, делается с помощью оптимизации здравоохранения и переделки ее на "западный" стандарт, при этом надуманно говорят, что у нас медиков больше чем на западе, и больниц больше, на самом деле это не так, медиков меньше и уже намного и больниц стало, как в 1913 году в России, то есть меньше в разы. НО самая большая проблема, - это психологическая мотивация! Учиться на медика и работать медиком, не просто тяжело, А ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО! из 100 студентов сейчас, что заканчивают вуз, идет работать практикующими медиками хорошо если половина или треть! а после работы год или два, остается работать еще меньше. Для государства обучение врача - разорение, - возьмем инженера - он учится около 4- х лет и идет работать, врач учится около 8! лет в два раза дольше и еще натаскивается год -два, его обучение априори в два раза дороже, а если принять профессиональный отсев, обучение врача дороже в 4-5 РАЗ чем инженера, поэтому умные страны просто ВОРУЮТ готовых медиков - обученных, прошедших профессиональный отбор, например Британия обучает только около 50% кадров для медицины, остальные привлекаются из за рубежа! То же самое в США, ФРГ, Канаде, Австралии, многие избирательно нацеливаются на Россию, например Чехия, Финляндия имеют интерес, в Израиле приняли государственную программу!, по привлечению российских медиков, так, как иммигрировавшие постарели, а новых обучать дорого, плюс молодежь там, умеет считать шекели, я как то говорил с евреем из пригорода Тель Авива - он программист-фрилансер, я спросил его - кто твои родители? -медики, - ответил он, а почему ты не медик? смотри сам - ответил он - я закончил вуз за 4 года программистом и сразу получаю 10 000 долларов, а врачом я закончу вуз через 8 лет и буду начинающим доктором лет 5 с 5 000 долларов, я теряю около 10 лет хорошей жизни... . Сейчас единственное, что спасает российскую медицину от массовой миграции мед. персонала за рубеж -это не знание английского на достаточном для работы уровне там, НО современная система образования взяла курс на тотальное обучение инглишу, готовим кадры за рубеж.

Показать полностью
887

Глаз не алмаз

Хирург Мариинской больницы не удалил пациенту опухоль, а просто разрезал и зашил ему спину.

У Александра Алдырева на спине образовалась липома (по-простому — жировик): неопасно, но сидеть и спать неудобно. Он пошёл к хирургу — Эдгару Васадзе. Тот сказал, что удалять можно, обвёл место ручкой, но явно неточно. Александр возмутился и получил ответ — ну обведите сами.

Пациент даже попытался, но на операции хирург разрезал и зашил так, как запланировал изначально.
Опухоль осталась на месте, зато к ней добавился шрам на всю жизнь. Алдырев пошёл к завотделением, но он стал защищать врача и говорить, что липомы не было вовсе. Александр подал в суд и выиграл: сначала 100K, а теперь рассчитывает ещё на полмиллиона.

Глаз не алмаз Хирург, Хирургия, Больница, Липома, Видео, Длиннопост, Негатив
Глаз не алмаз Хирург, Хирургия, Больница, Липома, Видео, Длиннопост, Негатив
Показать полностью 2
4020

Моя хата с краю

Пришлось мне тут с дочерью в больницу лечь, дело само по себе не особо приятное, да и что может быть хорошего в отделении детской хирургии? Приехали, разложили вещи, лежать нам не один день, поэтому осматриваю обстановку: в палате милейшая молодая мать с сыном лет 4, вполне себе адекватная, проблем быть не должно. Девочка 11 лет, лежит без родителей, не самое лучшее соседство. По коридору гуляет баба-быдло, типичный такой представитель, с синяками под глазами, запахом дешёвого табака и гонором. Ещё одна интеллигентного вида дама тихо русует с дочерью. Идём дальше. Мама-бизнесмен. Постоянно на телефоне, ребенок старше 7 лет, но лежат вместе, понятное дело, что по договоренности. И, на финалочку, цыганка с дочерью.
Морально готовлюсь к вечеру и плавно охреневаю.
Мама-быдло отвешивает сыну подзатыльник, требуется заткнуться и до утра ни ее, ни ее ребенка не видно.
Цыганка забилась в палату и выходила только до столовой все эти дни.
Мама-бизнесмен предложила вечером добавить в кофе чуть коньячку, а то тут засыпается плохо.
Девочка 11 лет вечерами сама стирала свое белье и спрашивала разрешения поговорить с мамой не выходя из палаты, а то вдруг нам мешать будет.
Интеллигентная мадам после отбоя достала телефон с вайбером, открыла видеосвязь и громко, четко и с расстановкой обсуждала семейные проблемы и какие вокруг дебилы.
Милая мать из нашей палаты до 11 вечера в слух читала книжки и предлагала сыну показывать кто на картинках, на просьбы делать это тише, были посланы все, "они так привыкли". Остальное похрен.
Ответить на звонок в 4 утра? Да не вопрос, она же тихо. Включить свет, чтоб найти зарядку? Какие могут быть вопросы!
Мы сбежали из больницы через сутки после операции, да, это не безопасно, но когда ребенок и так крайне плохо спит, потому что больно, а в больничном коридоре ор, это ад. Когда одни дети идут по стенке, потому что болят швы, а их на лету сшибает какой-нибудь лось и на замечания мать говорит максимум "ну он такой активный". Когда молодая девочка пытается укачать грудничка на руках, потому что он ещё отходит от наркоза, а интеллигентка решает наорать на мужа, за то что он купил рубашку не того цвета... Нет, я не требую идеальной тишины, но народ совершенно не понимает, что может приносить кому-то дискомфорт. Почему ребенок, лежащий один, понимает, что в палате люди, а взрослые нет? Я наверно очень глубоко копаю, но именно вот так и можно понять состояние в стране. Когда всем срать друг на друга. Там уже определились с девизом страны? Надо предложить "моя хата с краю"

457

"Если я пересажу сердце одного ребенка другому, то отправлюсь в тюрьму"

Главный детский кардиохируг Тюменской области Кирилл Горбатиков проводит 120–150 операций в год. Вес его пациентов нередко исчисляется граммами, а их сердца по размеру сравнимы с куриным яйцом. Маленькие пациенты со сложными врожденными пороками попадают на операционный стол в первые часы своей жизни. Еще несколько десятков лет назад такие дети считались неоперабельными и безнадежными. Сейчас — по-другому. Почему, несмотря на это, некоторые родители рвутся в зарубежные клиники и причем тут бизнес? Какие операции действительно до сих пор не проводят в России и как это изменить? На эти вопросы ответил редакции “72.ру” заведующий отделением врожденных пороков сердца и детской кардиологии ОКБ № 1 Кирилл Горбатиков.


Фото: пресс-служба ОКБ № 1


— Кирилл Викторович, из-за чего развиваются пороки сердца?


— На самом деле твердого и однозначного мнения на этот счет нет. До недавнего времени считалось, что причина — в вирусных инфекциях, которые женщина переносит на 3–5-й неделе беременности. Большие исследования в этой области провели французы. Тотальная вакцинация беременных женщин, которую они применяли, возымела положительный эффект. Стали рождаться дети с гораздо меньшим количеством воспалительных изменений сердечной мышцы, но число пороков сердца не снизилось. Глобальные исследования провели и американцы. Ими были взяты одни из самых благополучных мест на планете и не очень пригодные для жизни — такие, как Зимбабве, где люди живут в картонных коробках и зачастую инфицированы ВИЧ. В итоге количество детей, рожденных на свет с врожденным пороком сердца, было константно одинаково — 8,15 на 1000 рожденных живыми везде. Теперь считается, что пороки сердца — это спонтанные мутации человечества, которые существовали всегда.


Количество их стабильно — оно не уменьшается и не растет. Раньше считалось, что пороков сердца меньше, потому что не было диагностики и дети умирали в раннем возрасте, либо сразу после рождения. В отчетах тогда писали «умер» без указания причин. Когда большой прогресс получила неонатология (наука о новорожденных детях. — Прим. ред.), уровень диагностики пороков сердца поднялся до 100%. Наблюдения проводятся внутриутробные и сразу после рождения. Во многом именно это позволяет нашим пациентам дожить до хирургии. Дело в том, что при некоторых пороках сердца продолжительность жизни ребенка после рождения исчисляется часами, если ничего не сделать.


— Когда выявляются пороки сердца?

— Тяжелые пороки сердца — такие, как отсутствие левого желудочка, видно уже на 14-й неделе беременности. Более тонкие пороки — на 18–20-й неделе. Во время УЗИ на 20-й неделе беременности уже видно всё.

— Многие родители не хотят оперировать детей в России — это стереотип или оправданный выбор?


— На самом деле есть случаи, когда действительно нужно ехать за рубеж. В России не делают пересадку сердца маленьким детям. При этом есть пациенты, которым необходима такая операция. Это порок развития самой сердечной мышцы, когда ее нет, либо это следствие операций, когда вместо двух желудочков сердца у ребенка остается один. В таких случаях делаются поэтапные операции, ребенок живет, но плохо, и чтобы он выжил, требуется пересадка сердца. Не делают в России и пересадку комплекса «сердце-легкие». Несомненным лидером в проведении таких операций является Израиль.


Мы не делаем такие операции не потому, что не умеем или не хотим — у нас просто нет законодательной базы для этого. Ведь для пересадки сердца ребенку нужно взять сердце у другого ребенка, и тут возникает огромное количество проблем. Слава богу, в России за последние десять лет наладились пересадки почки и сердца взрослым пациентам. Были громкие скандалы, аресты в операционных и задержания врачей. Многие хорошие специалисты тогда говорили, что свобода дороже, и не хотели заниматься операциями по пересадке органов. Но теперь законодательная база появилась, ситуация устаканилась, но только у взрослых.


Для проведения операции по пересадке сердца у детей законодательной базы нет. Если я умирающему ребенку пересажу сердце другого, уже погибшего малыша, то надолго отправлюсь в тюрьму. В России не пересаживают детские сердца. Остальные операции делают в нашей стране, и поездки за границу — это желание родителей: «Вот мы хотим там». Мало кто знает, что некоторые зарубежные клиники платят родителям отступные. Благотворительные фонды собирают деньги для лечения детей, переводят на счет клиник, а те в свою очередь из этой суммы оказывают родителям определенную финансовую помощь — так называемые отступные. С точки зрения помощи пациенту там ничего особенного нет — это просто бизнес. Знаю, что такие клиники работают в Германии. Родители едут туда прооперировать своего ребенка и немножко заработать. Что есть, то есть.


— Как вы думаете, когда в России могут разрешить пересадку сердца детям?


— Этот вопрос обсуждается уже лет десять, но пока — воз и ныне там. В России возможна лишь пересадка сердца подростку, когда пациенту 15–17 лет.


— Есть ли случаи, за которые вы сами не беретесь и отправляете к другим специалистам?


— Нет, мы оперируем весь спектр пороков, которые существует. Между центрами детской кардиохирургии в России существует негласное джентльменское соглашение: если ребенку нужно несколько операций на сердце, то они проводятся в одном учреждении. Нередко родители хотят, чтобы операцию провел определенный хирург. Например в Новосибирске оперирует Юрий Горбатых — мировой величины детский кардиохирург. Если родители говорят: «Мы хотим к нему», им никто не препятствует.


Оформляется квота, и люди едут. Другой вариант — миграция. Если первую операцию сделали в Тюмени, то вторую посоветуют провести там же, ведь врачи уже знают пациента и его особенности.


— Как часто вы сталкиваетесь со случаями, когда ребенка нужно оперировать в первые часы его жизни?


— Из восьми детей, рожденных с пороком сердца, примерно пяти требуется операция в первые дни или даже часы после рождения. В противном случае дети умирают. Дело в том, что когда ребенок рождается, у него изменяется кровообращение — он начинает дышать сам. Зачастую в утробе матери малыш с пороком сердца чувствует себя неплохо, но когда он начинает жить самостоятельно, порок сердца выходит на первое место. Он не позволяет крови обогащаться кислородом, поэтому нужно принимать быстрые решения и, слава богу, теперь эти операции — не подвиг, а работа в потоке.


Все женщины, которым во время беременности сообщают о пороке сердца у ребенка, рожают в одном месте — в перинатальном центре в Тюмени. Между их специалистами и нами налажена круглосуточная связь и обеспечено круглосуточное дежурство. Когда рождается ребенок с пороком, то ему сразу ставят поддерживающий препарат и быстро доставляют к нам, а мы уже занимаемся и, при необходимости, оперируем. 80–90% всех пороков должны быть скорректированы в первый год жизни. 10–15% — это пороки, которые сразу не нужно хватать. Либо они пройдут сами, либо операция потребуется позже. Тогда ребенку проведут операцию без разреза и тяжелого наркоза — эндоваскулярно. Схема такая: ребенок поступает в больницу, на следующий день ему проводят операцию и через сутки отправляют домой. Все.


— Какие самые тяжелые пороки сердца?


— Это гипоплазия левых отделов сердца — когда у ребенка нет левого желудочка, нет восходящей аорты, работает только правый отдел. При таких пороках операции делаются только паллиативные, чтобы ребенок выжил, но здоровым он не будет никогда. У таких пациентов нет половины сердца, функции левого желудочка берет на себя правый. Таким детям в жизни предстоит как минимум три операции. Подобные пороки — это цепь паллиативных операций. Все эти дети — глубокие инвалиды. Кто-то умирает в семь лет, кто-то — в пять, кто-то — в два года, а кто-то — в возрасте трех месяцев. Несчастные родители. Выписываешь ребенка после операции, родители говорят: «Огромное вам спасибо», а ты отвечаешь: «Не за что», потому что неизвестно, что лучше в таких случаях — гибель малыша или спасение.


— Большинство ваших пациентов лет 10–20 назад считались безнадежными?


— Скачок произошел в начале 2000-х, когда появились технологии. Сама хирургия не поменялась — руки остались те же. Нельзя сказать, что до этого было все плохо, а сейчас мы придумали, как проводить операции, и теперь все будут здоровы. Нет, таких революций в медицине не произошло. Но появилась медицинская аппаратура, которая позволила оперировать детей безопасно и выхаживать совсем маленьких пациентов. Раньше родителям таких малышей действительно говорили: «Извините, но мы ничего не можем сделать». Именно технологии позволили хирургам браться за пациентов, которые раньше считались неоперабельными. К примеру, сейчас вес самого маленького ребенка, который находится в нашей реанимации, составляет 1700 граммов, а самого большого — 2900.


— Как быстро ваши пациенты восстанавливаются после операций, и от чего это зависит?


— Маленькие пациенты восстанавливаются дольше. В остром постоперационном периоде чем меньше вес ребенка и его возраст и чем больше у него сопутствующих заболеваний — тем дольше он восстанавливается и находится в реанимации.


— Многое ли зависит от последующего ухода за прооперированными малышами?


— Я бы сделал вот такую разбивку — правильная и вовремя сделанная безопасная операция — это 20% успеха. Прибавим сюда еще 20%, которые составляет адекватная защита операции — это наркоз, искусственное кровообращение. Оставшиеся 60% — это постоперационное ведение в реанимации. Дело в том, что операция на сердце с искусственным кровообращением — это космический корабль. Во время ее проведения ребенок не дышит, и его сердце не работает — все это делает оборудование.


После хирургического вмешательства нужно, чтобы сердце заработало с адекватным давлением и ребенок начал нормально дышать. Все это делается поэтапно. Если бы дети болели только врожденными пороками сердца, это была бы мечта детских кардиохирургов. К сожалению, такое бывает лишь в 5–10% случаев. У 90% детей с врожденными пороками сердца есть проблемы с другими органами. Наши пациенты часто являются недоношенными, у них маленький вес и недоразвитые почки, кишечник и легкие. Сердце мы починим, а все остальное нужно выходить и адаптировать к новым условиям. Это все равно, что сделать двигатель, а всю ходовую не трогать в надежде, что и так поедет. Не поедет или поедет, но ненадолго.


— Как вы переживаете случаи, когда не удается спасти маленького пациента?


— Мы все живые люди и родители. Я всегда стараюсь максимальное количество времени потратить на беседы с родителями, потому что они зачастую находятся в неведении и страхе от прочитанного в интернете. По российскому законодательству сейчас мы можем пускать родителей в реанимацию — это хорошо. Раньше это было запрещено. Мы очень жалеем и всегда очень сопереживаем родителям.


— Родители часто обвиняют детских кардиохирургов в том, что они не смогли спасти их ребенка?


— Когда маленький ребенок умирает от тяжелого рака, все всё понимают, и общественное сознание не будоражится. Никто не говорит, что врачи — убийцы, никто не обращается в прокуратуру и в Следственный комитет. При этом почему-то считается, что если у ребенка тяжелый порок сердца и он не выжил, то это какой-то форс-мажор. Обязательно нужно всех наказать, лишить дипломов и желательно выгнать за пределы страны.


Если мы посмотрим на благополучный и хваленый запад, то увидим, что и там у каждого вида порока сердца есть свой процент летальности. Клиники бьются за десятые доли процента, хитрят и лукавят, но этот процент есть у всех и везде. Бывают сочетания порока сердца с другими тяжелыми проблемами, которые практически всегда оказываются летальными. Когда у ребенка порок сердца и первичная легочная гипертензия (заболевание сосудов легких. — Прим. ред.), к успеху может привести только пересадка сердца и легких, но и при этих операциях может наступить смерть пациента.

Если кто-то из врачей говорит, что с такими пороками вообще не умирают, — это лукавство. Неправильной хирургии, когда что-то не то или не туда пришили, в последние лет 10–15 уже нет, но проблема сочетанной патологии есть во всем мире.


— Есть ли очередь на операции, которые проводят в вашем отделении?


— Очередей на операции у нас нет. Иногда мы ждем необходимые расходники для проведения эндоваскулярных вмешательств (имплантируемые материалы — искусственные артерии, клапаны. — Прим. ред.). Они изготавливаются индивидуально под каждого пациента. Но здесь нужно понимать, что пациенты, которым мы проводим эндоваскулярные операции, могут ждать. Новорожденных мы берем сразу и не требуем, чтобы они к нам приезжали уже полностью обследованные. Все необходимые анализы берем на месте.


В 2016 году Кирилл Горбатиков первым в России провел «взрослую» операцию на детском сердце, а в 2018-м спас жизнь трёхмесячной девочки, у которой обнаружили врожденную опухоль сердца. В конце прошлого года заведующему кардиохирургическим отделением ОКБ № 1 присвоили звание заслуженного врача.

"Если я пересажу сердце одного ребенка другому, то отправлюсь в тюрьму" История, Рассказ, Врачи, Длиннопост, Хирургия, Кардиохирургия, Медицина, Технологии, Россия

Источник

Показать полностью 1
1076

#НаучныйКалендарь - старт нового проекта! 9 января родился Фридрих Август фон Эсмарх

#НаучныйКалендарь - старт нового проекта! 9 января родился Фридрих Август фон Эсмарх Хирург, Хирургия, Ножницы, Врачи, Научныйкалендарь

Уиииииииии, с сегодняшнего дня я начинаю новый проект (на самом деле два, но тут только один). И так - #научныйкалендарь, тут все только про науку и достижения!


Сегодня мы будем отмечать день рождения Фридриха Августа фон Эсмарха - немецкого хирурга, который сделал очень многое для военно-полевой хирургии и для того, чтобы оперируемых пациентов не просто зашивали, но и делали все это гуманно и без последствий (типа заражения крови). Этот хирург предложил использовать кровоостанавливающие жгуты, эластичные бинты и наркозную маску, изобрел свою версию клизмы (кружка Эсмарха) и ножницы для безболезненного срезания повязок, которые были тоже названы в его честь.


PS: Последние 2 недели меня не было в зоне доступа. Я посчитал оставшиеся календари - бракованных осталось 74 штуки. Они полностью функциональные, просто обрезаны немного не ровно ))) думаю, что с ними делать.


моя тележа

297

Панкреатит здравствуйте!

Начну свое повествование, попытаюсь с юмором, но где начинается боль, там шутить не хочется. 26 декабря накрыло так, что оставил борозды на стене, пока вызывал скорую. Отвезли меня в 1-ю Химкинскую больницу в урологию!!!! Лежал один день, потом перевели в хирургию, где стали ставить одну капельницу в день и делать пару уколов. 29 декабря чувствую уплываю, был переведен в реанимацию, там начали капать нормально достаточно быстро пришел в себя. Спасибо врачу реаниматологу Александру Семеновичу. Но 30 декабря он подошёл и сказал в прямую не справимся какой-то некро панкреатит и почки начали отказывать. Сказал так-как у меня прописка Московская переводить куда нибудь. В ночь на 31 декабря я оказался в реанимации Боткинской больнице, где встретил новый год. Вчера перевели в стационар. К чему все это не затягивайте с лечением будет только хуже. О прелестях реанимации, когда в трезвом уме и памяти расскажу отдельно.

561

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь»

Начнем с того, что в те годы огнестрельные раны прижигались кипящим маслом (ппц!) ибо считалось, что таким образом, в том числе, ускоряется заживление… Кхем, я не знаю, правда ли у доктора Амбруаза оно кончилось или слукавил он, но части своих пациентов он наложил обычную повязку не обработав предварительно маслом и с удивлением констатировал, что, похоже, «дедовские методы» крайне ошибочны ибо ожог после такой обработки приносил мало облегчения. Конечно, у кого-то может сложиться впечатление, что в то время в Европе к людям было такое отношение, но не спешите с выводами. Когда у тебя всего один пациент с «огнестрелом», то ты ещё можешь себе позволить как-то следить и наблюдать за ним, но когда их 100500 и тебя учили что «так правильно» (и наверняка всё это было небезосновательно, и, возможно, какой-то положительный опыт такого лечения имелся), то ты трудишься как на конвейере и возможности думать время тебе просто не даёт.


В наше время профессия врача-хирурга является повсеместно уважаемой в медицинском сообществе. Без людей подобной специальности немыслимо лечение заболеваний, выходящих за пределы границ только лекарственного воздействия на организм. Обучение специалистов занимает долгие годы и первые шесть лет ведется на общих с остальными студентами основаниях. Так было далеко не всегда. Дело в том, что долгое время в Европе к медицине относились с опаской, воспринимая любую болезнь как «дар Божий», или как наказание свыше. Однако, жить хотят все и, потому, оставив религиозную философию, общество во все времена старалось обеспечивать должную подготовку врачебных кадров, но… НО! Есть маленькое НО: любой врач веке в XV-XVI мог быть хирургом (если бы соизволил «опуститься» в глазах коллег), но не каждый хирург имел право называться врачом. Как это? Всё просто: врач в те годы – это, в первую очередь, терапевт, т.е. человек, который лечил посредством фармакологии и, желательно, без рытья внутри тела человека. В наше время всё это воспринимается с недоверием, ибо как же это, скажете вы, и будете правы, но факт есть факт: изучая Анатомию человека на медицинском факультете, тогдашние айболиты считали не очень приличным «копаться в потрохах» ибо для этого есть хирурги… А вот кем были последние? Чаще всего, высшего медицинского образования они не имели и многие из них являлись, скорее, практиками, чем теоретиками. Именно поэтому любая серьезная полостная операция проводилась под неусыпным надзором врача в обязанность которому вменялось следить, чтоб его поднадзорные чего-нибудь лишнего пациенту не отрезали…


Ну так да! Прям как в анекдоте про то как у человека разболелись уши, он приходит к хирургу, тот ему с ходу: «Отрезать!!!» - перепуганный больной бежит к терапевту, который ему по-доброму и говорит: «Ох уж эти хирурги, вечно им резать хочется. Вот вам таблетки – уши сами отвалятся!»


Короче говоря, отношения между тогдашними терапевтами и хирургами явно не складывались и чем-то даже сходны с тем, как в наше время полные чувства собственной важности дипломированные доктора могут свысока поглядывать на средний медицинский персонал, дескать ты – медсестра, твоё дело не думать, а исполнять


Так вот, в начальный период Эпохи Возрождения профессия врача была весьма ценной, высокооплачиваемой и, к слову, не каждому доступной, ибо кредитов на получение высшего образования тогда ещё не выдавали.

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь» Cat_cat, История, Длиннопост, Медицина, Врачи, Новое время, Хирург, Хирургия

Амбруаз Паре


Добрый доктор Айболи Амбруаз родился в 1510м году в Бур-Эрсан, в окрестностях Лаваля, что во Франции. Точной даты рождения не известно, но в семье, помимо него, было ещё трое детей: два брата и сестра. Родители у них богатства не нажили ибо отец занимался производством тогдашней ручной, и не очень, клади и, потому, верно оценивая свои перспективы, молодой Паре ушел в ученики цирюльника. Нет, дорогой читатель, цирюльник в те годы не просто гламурные прически ваял, но ещё и хорошо владел колюще-режущим инструментом, и вполне мог делать элементарные операции. С учетом того, что услуги дипломированного врача были не каждому по карману, простой народ, естественно, чаще прибегал к услугам таких вот лиц.


Судя по всему, дела у молодого специалиста пошли хорошо, потому что в медицинскую школу Коллеж де Франс он все же поступает (возможно, сказалось то, что его талант был замечен одним вельможей провинциального разлива). Вот тут-то и началась настоящая учеба! Говоря про его обучение я не имею в виду бессонные ночи, табачный чад и пьяный угар, нет. Наш герой с детства был очень замкнутым и скромным человеком, поэтому в то время как его сокурсники веселились по ближайшим трактирам, Паре тихонечко копался в учебном материале (я про книги, если что!) и расширял свою практику леча неимущих.

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь» Cat_cat, История, Длиннопост, Медицина, Врачи, Новое время, Хирург, Хирургия

Изучение предмета на наглядном пособии


Для молодого медика увлеченного своим делом война – редкая удача, как бы цинично это не звучало! Зато теперь, вступив во французскую армию, он – штатный хирург и может сам, без помощи и надзора преподавателей лечить пациентов, коих, к слову, после каждой битвы «вагон и маленькая тележка»! Тут-то его талант и проявился в полной мере.


Начнем с того, что в те годы огнестрельные раны прижигались кипящим маслом ибо считалось, что таким образом, в том числе, ускоряется заживление… Кхем, я не знаю, правда ли у доктора Амбруаза оно кончилось или слукавил он, но части своих пациентов он наложил обычную повязку не обработав предварительно повреждения маслом, и с удивлением констатировал, что, похоже, «дедовские методы» крайне ошибочны, ибо ожог после такой обработки приносил мало облегчения. Конечно, у кого-то может сложиться впечатление, что в те годы в Европе к людям было такое отношение, и потому «всё оно так жутко», но не спешите с выводами. Когда у тебя один пациент с «огнестрелом», то ты ещё можешь себе позволить как-то следить и наблюдать за ним, но когда их 100500 и тебя учили что «так правильно» (и наверняка всё это было небезосновательно, и, возможно, какой-то положительный опыт такого лечения имелся), то ты трудишься как на конвейере и возможности думать время тебе просто не даёт.

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь» Cat_cat, История, Длиннопост, Медицина, Врачи, Новое время, Хирург, Хирургия

Амбруаз Паре за работой


Заслуга нашего героя в том, что он все же решился «осмотреться» и задал себе вопрос, «а если поступить по-другому?». Более того, с той военной кампании он вынес пользу мазевых повязок как средства обеззараживания поврежденных поверхностей. Вернувшись, Паре издает целую книгу, которая впоследствии долгое время служила учебным пособием для будущих поколений медиков. Примечательно, что поскольку высшего университетского образования он не имел, то и латынь ему изучать не приходилось, поэтому первый его труд вышел на французском языке.


Не менее важным его достижением является введение метода перевязки сосудов при операции (т.е. крупные кровеносные сосуды перевязывались нитью) . Значимость этого факта огромна, поскольку ранее кровоточащие поверхности могли просто прижигать (это если рана позволяла, а если, например, производилась ампутация конечности, то всё запросто в кипящие масло/смолу погружалось и был высок риск смерти, т.к. не каждое серденько такое выдержит).

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь» Cat_cat, История, Длиннопост, Медицина, Врачи, Новое время, Хирург, Хирургия

Амбруаз Паре работает в полевых условиях


Помимо этого, добрый доктор внес вклад в травматологию, детально изучив случаи перелома шейки бедра (ОЧЕНЬ тяжелая травма, ОЧЕНЬ!), а также занимался разработкой протезов и ортопедической обуви…

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь» Cat_cat, История, Длиннопост, Медицина, Врачи, Новое время, Хирург, Хирургия

Протезы Паре


Не слишком ли это много для «всего лишь» хирурга, быть может сказали тогдашние дипломированные врачи из Парижского университета, и систематически организовывали его травлю.


- Во-первых, по их мнению, сей господин высшего медицинского образования не имеет, но изволит пописывать «какие-то» книжонки.


- Во-вторых, из-за своего «подлого» происхождения не в состоянии освоить латынь, а научное сообщество – люди интеллигентные, и разговаривают исключительно на языке древних римлян, а этот непонятный субъект, презрев все правила приличия, пишет не «cranium», а…. ЧЕРЕП! Божечки, как же он органы моче-выделительной системы-то называет????


Кстати, когда в одном из хирургических колледжей Паре попробовал защитить свою работу, написанную на французском, то тогдашнее врачебное сообщество этому факту весьма взбунтовалось.


Однако, как известно, у любого успешного таланта помимо врагов есть и почитатели, и тогдашний король Франции Генрих II Валуа являлся одним из, можно сказать, фанатов профессионального творчества Паре. Находиться при дворе католического короля не мешал даже тот факт, что знаменитый хирург был протестантом по вероисповеданию. Как в последствии скажет король Карл IX, сын Генриха II, «Нам ни к чему отнимать жизнь у гугенота, который может спасти множество жизней католиков» - а произнесено оное было накануне Варфоломеевской ночи 24 августа 1572 года, когда нашего доктора мало того что закрыли в одном из помещений Лувра, так ещё и караул приставили чтоб некоторые упоротые «истинно верующие» не перестарались.

Амбруаз Паре или «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь» Cat_cat, История, Длиннопост, Медицина, Врачи, Новое время, Хирург, Хирургия

Наш герой прожил удивительную жизнь, в которой служение людям ставилось во главу угла. Даже будучи королевским хирургом он ни на минуту не забывал о своих пациентах в парижской больнице Отель-Дьё, где находились те, кто был не в силах позволить себе частную медицину. Оставаясь скромным человеком Амбруаз Паре, когда ему говорили что он творит чудеса, отвечал: «Я всего лишь перевязал, а рану излечил Господь!».


С уважением ко всем прочитавшим,

Хандога Дмитрий


Источник: Cat_Cat. Автор: Дмитрий Хандога.

Личный хештег автора в ВК - #Хандога@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (02.12.2019)

Показать полностью 6
2107

Флегмона Фурнье

Любой студент - медик на дисциплине хирургия запомнит флегмону Фурнье (другими словами "гангрена мошонки") навсегда. А запоминается в ней запах. Едкий запах кала. Отек, боль, потемнение кожи в месте поражения. Страшна она тем, что быстро прогрессирует в брюшную полость. Гниющее брюхо не так прекрасно. Как и мошонка. Согласитесь?
Поступил как-то молодой мужчина. Цыган. С полным букетом, состоящим из туберкулёза, СПИДа, сифилиса и, возможно, чего-то ещё. Санитары не любят подобные операции. Потому что они самые грязные, вонючие и требующие после себя генеральную уборку с мытьём стен, заливки стола дез. раствором. К тому же увеличивается время экспозии, на стол нужно готовить ножки как у гинекологического кресла. После операции ещё часа три работы.
Родственники парня (целый табор) очень уж переживали, что детей иметь не сможет, просили сохранить все его детородные органы. Одной операцией он не обошёлся. В самый первый раз, вскрыв флегмону, стало ясно, что инфекция уже не только в мошонке, но и в брюхе. Открыли его чуть ли не до мечевидного отростка. Ткани некротизированы, исекать да и только.
Хотели сохранить возможность иметь детей, но яички отфигачили. Нечего там уже было спасать. Да и член тоже пришлось убирать. Вывели цистостому. Навсегда.
Мужчина лишился возможности не только иметь детей, но и нормально опорожнять мочевой пузырь, а все почему? Да потому что стыдно ему было обращаться к врачу с такой проблемой. Терпел, пока не почернело.

2899

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая.

Доброго времени суток уважаемые подписчики. Я все таки поймал деанон. Предпринятые меры не дали должного результата. Теперь разгребаю последствия. В связи с этим - некоторые отличные истории убрал в долгий ящик. До востребования.

Не знаю вообще, стоит ли писать тут дальше. С потерей анонимности я потерял свободу. Свободу рассказывать не оглядываясь на последствия. Aver174, такого, каким вы его знали - больше нет.

Расскажу историю почему я стал писать тут. Как обещал. Повезло что она весьма нейтральная.

Как всегда много букв. Приятного Вам чтения.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

"Блат, родство, медицинское образование больного — три самых тяжелых сопутствующих заболевания".

Я не раз слышал это крылатое выражение от реаниматологов. Но его полный смысл ощутил на себе только этой весной.

Начало весны 2019 года. Жена с сыном уехала погостить к родителям. Я остался один на хозяйстве. Мужская диета. Пельмени, яичница с беконом, в редкие моменты когда готовил что-то нормальное - экзотические острые блюда. Я люблю острое. А ещё у меня гастрит который не разделяет эту любовь.

Вечер пятницы. Резко заболел живот в области эпигастрия (это та зона которая находится под мечевидным отростком). Боль средней интенсивности, ноющая. Списал на обострение гастрита в связи с нарушением диеты. Выпил омепразол и смекту. Отправился спать.

Из-за боли не мог уснуть. Проворочался в постели до 2х часов ночи. Боль усилилась. Может аппендицит? Проверил симптом Щеткина - Блюмберга. Отрицательный. С пристрастием пропальпировал правую подвздошную область. Болезненности нет. То же, с поднятой правой ногой - симптом Образцова - отрицательный. Выдохнул. Похоже все-таки обострился гастрит.

Меня очень сильно успокаивал тот факт, что такое со мной было не в первые. Года два назад у меня уже был такой приступ. С точно такой же болью. Тогда я вызвал скорую и мне поставили спазмолитик. На том все и кончилось.

К четырем утра я уже метался в кровати от боли. Выпил но-шпу. Результата 0. Ноющая боль эволюционировала в боль пульсирующую, с переодическими пиками в виде ощущения будто кто-то режет твои внутренности. Сдался. Вызвал скорую.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

Пока ждал бригаду убрал ковры с пола, дабы не обижаться на сотрудников скорой за потоптанное ковровое покрытие. Скорая приехала быстро. Минут за 20-25. В квартиру зашли двое мужчин. Синяя форма, два оранжевых чемоданчика, усталый и помятый взгляд - неизменная атрибутика сотрудников неотложки.

Поздоровавшись, морщась от боли вернулся в постель. Мужчины молча проследовали за мной. В комнате, сотрудник постарше первый нарушил молчание.

- Что у вас случилось, рассказывайте.

Врач. Второй, что помоложе - фельдшер на подхвате. Все ясно.

Я - Боль в эпигастрии, остро-режущая. Приступ начался сегодня вечером, сначала была ноющая боль средней интенсивности, затем она усилилась. Принял омепразол, смекту, но-шпу. Без эффекта.
В - Вы медработник?
Я - Да, я врач.
В - Ясно, понятно. Смекту то зачем пили?
Я - Вздутие было.
В - Температуру мерили?
Я - Да, 15 минут назад - 37,0.
В - Давайте посмотрю живот.

Я закатал футболку, оголив свой живот. Доктор аккуратно пропальпировал все отделы, проверил симптом Щеткина - Блюмберга. Отрицательный. Живот был мягкий. Я продолжал вещать :

Я - Аппендикулярные симптомы отрицательные. Вообще у меня был приступ один-в-один года два назад. Гастрит обострился. Тогда скорая поставила внутривенно спазмолитик и все прошло...
В - В больницу поедете? Острый живот, пока клиника смазанная, но все равно...
Я - В больницу не поеду.
В - Коллега, что же вы от нас хотите?
Я - Хочу спазмолитик по вене.

Врач с фельдшером переглянулись. Оба выглядели недовольными. И я их прекрасно понимал. Пациент вызвал скорую и даёт рекомендации по лечению. Сам таких терпеть не могу...

В - Паш, сделай по вене платифиллин.
Я - Спасибо.
В - Не за что. Подпишите отказ от госпитализации. Если не пройдёт, вызывайте скорую и ложитесь в больницу. Острый живот это не шутки, сами понимаете.
Я - Да, я понимаю. Давайте отказ, я подпишу.

Врач сел заполнять документы и отказ от госпитализации. Фельдшер - молчун набрал лекарство в 20 кубовый шприц, разбавил его физраствором до состояния полного. С первого раза попал в мою "уставшую" от донорства вену. По ходу сосуда побежал приятный холодок. Ощутил себя наркоманом в ожидании "прихода". Только я ждал не эйфорию, а купирование болевого синдрома. Уже в конце инъекции наступило небольшое облегчение. Это гастрит. Сейчас он пройдёт и я наконец-то посплю. Врач подсунул мне бумаги на подпись. Подписав вернул все назад.

Я - Можете дверь захлопнуть? Я вас провожать не пойду, голова кружится.
В - Да, конечно. Если все таки лучше не станет вызывайте скорую. Только... Постарайтесь это сделать после 8 утра, ладно?

Как будто мы можем уговорить болезнь потерпеть... Стало не приятно. Хоть я и прекрасно понимал их интерес.

Я - Я вас понял, надеюсь не понадобится. Мне вроде стало легче. Спасибо. Всего вам доброго.
В - Всего доброго. Поправляйтесь.
Ф - Всего доброго.

Откинулся на подушку. В коридоре хлопнула дверь и щелкнул замок. Тишина. Боль потихоньку угасала. Посмотрел на часы - 4.50 утра.

Уставший организм мгновенно заснул.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

В животе взорвалась граната. Я резко проснулся от стократно усилившийся боли. Одеяло, простынь и наволочка были мокрые от пота. Рукой, не глядя, нашарил мобильный. 7.45. Меньше 3 часов с момента введения спазмолитика. Плохо дело. В 7.50 вызвал скорую. Терпеть не стал. Скорее всего ночную бригаду не отправят на мой выезд. А если отправят... Чтож... Работа такая. Пока ждал приезда скорой измерил температуру - 37,3. Видимо все таки придётся ехать в больницу. Видимо все таки не гастрит.

Антон, мой очень хороший друг (работали вместе в реанимации, переехал в тот же город что и я) работал анестезиологом в лучшей больнице города. Секунду поколебавшись, набрал его номер. Спустя 4 гудка мне ответил заспанный голос товарища :

- Алло, tvoyDramaturg, случилось что?
- Антоха, привет. Да случилось. У меня острый живот похоже, вызывал скорую, поставили спазмолитик по вене, отпустило. Три часа не прошло, скрутило ещё сильнее... Вызвал опять.
- Так, я тебя понял. Я в отпуске, сейчас позвоню на работу попрошу тебя принять. Больница сегодня не дежурная вообще то, но для своих я думаю сделаем. Жди от меня вестей.
- Понял, спасибо.
- Брось ты. Всё, до связи.

Через 30 минут приехала скорая. Открыл дверь, поздоровался и поковылял в кровать. Опять двое мужчин, но оба помоложе. Фельдшер вообще только-только со студенческой скамьи.

Бригада была в курсе моей проблемы, видимо передала ночная смена. Врач посмотрел живот. Боль была разлитая, но специфических симптомов не было, живот был мягким.

- В больницу поедете?
- Поеду.
- А чтож раньше отказались?
- А раньше я был оптимист.

Согнувшись от боли, наспех собрал сумку и написал сообщение жене.

- Доктор, а в какую больницу повезете?
- В восьмую, она сегодня дежурит по хирургии.

Я поморщился. Знаем такую. Больница в самом криминальном районе города. Сосед Андрей года два назад попал туда с аппендицитом, потом живописно рассказывал как ночью охранял свои вещи от посягательств пациентов - наркоманов. Не хотелось бы повторять его приключения.

Пришло сообщение от Антона :

"Всё уладил, скажи скоряку чтобы везли к нам. В приёмнике скажешь что от меня, там в курсе."

- Доктор, тут новые вести с фронта. Вы можете меня в первую городскую отвезти?
- Она сегодня не принимает...
- Так мир не без добрых людей, там договорено уже все.
- Ну если так, то можно и туда. Нам без разницы.
- Можете мне спазмолитик уколоть, боюсь в дороге мне хуже станет...
- Да, конечно.
- Спасибо.

Фельдшер сделал укол. Я взял сумку и поплелся в карету скорой помощи. Меня положили на каталку, в машине было холодно. Под голову дали подушку и накрыли одеялом. Скорая тронулась. Вполне себе условия, если не считать тот факт, что на каждой кочке в животе начинались боевые действия, с применением кассетных бомб, судя по ощущениям... Спазмолитик не помог от слова совсем.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

Доехали минут за 20. В сопровождении сотрудников скорой доковылял в приёмный покой. На регистрации пациентов сидел молодой медбрат. Везёт мне сегодня на мужиков видимо...

- Вы от Антона Владимировича?
- Да.
- Давайте ваши документы, берите градусник и мерьте температуру.

Врач скорой отдал в окошко свои бумажки. Я сунул туда же свои паспорт и медицинский полис. Взял из лотка ртутный градусник и засунул его в подмышечную впадину. Сотрудники скорой попрощались и уехали.

Через 5 минут крик из окошка регистрации :

- tvoyDramaturg Батькович!
- Да, я тут.
- Диктуйте температуру.
- 37,8.
- Сейчас вам нужно пойти сдать общий анализ крови, а так же общий анализ мочи. Вот баночка. Туалет прямо по коридору, справа от двери в лабораторию. Мочу поставить на столик около входа. Он подписан. Как зайдете в лабораторию первая дверь налево - там сдадите кровь. Как управитесь - в первую смотровую. Врач подойдёт туда на осмотр. Все понятно?
- Туалет направо, банку на стол, кровь в первой двери налево в лаборатории. Потом идти в первую смотровую. Все понятно, спасибо.

Следуя подробным указаниям медбрата без проблем справился с поставленными задачами. Зайдя в смотровую, стянул с ног ботинки и улегся на кушетку боком, обхватив живот двумя руками. Было очень больно.

- Что, все так плохо?

В дверях стоял врач. Хирург, никаких сомнений. Синий хиркостюм, крепкое телосложение, бронзовая кожа, внимательные и добрые глаза. Уставшее лицо, с глубокими морщинами вокруг глаз, не было искажено злобой и разочарованием. Передо мной стоял врач 45 лет, не больше. Врач, который занимается своим любимым делом.

- Да, очень больно, сил уже нет терпеть.

Доктор сел на стул около письменного стола и велел рассказывать все по порядку. Я быстро рассказал свои злоключения за последние 12 часов. Хирург слушал внимательно, иногда уточняя детали. Особенно его интересовали аппендикулярные симптомы, характер и развитие боли.

Выслушав мой рассказ, врач сел на край кушетки и приступил к осмотру. Я работал в хирургической реанимации, повидал за годы работы хирургов плохих и хороших, но то, как проводил пальпацию этот доктор, удивило даже меня. Никакой лишней суеты. Скупые, чёткие движения профессионала. Обзорная пальпация, аппендикулярные симптомы - какие-то я знал, а какие-то видимо были из высшей лиги хирургии. На все манипуляции мой ответ был не изменен - больно, но так же как и в других отделах живота. Пока доктор основательно щупал мой многострадальный живот - разглядел бейдж на хиркостюме. Быков Иван Иванович, врач - хирург. Приятно познакомиться.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

- Ложитесь на левый бок.

Симптом Ситковского - усиление боли в правой подвздошной области при положении больного лёжа на левом боку. Послушно выполнил требование хирурга. Боль не усилилась. Врач запустил свои пальцы в правую подвздошную область. Было не приятно, но в целом терпимо. А потом резко убрал руку. Внутри живота резко резануло. Я вскрикнул. Встретился взглядом с доктором и все понял.

- Всё таки аппендицит...
- Да, я тоже так думаю. Клиника стертая, будем делать диагностическую лапароскопию. Вы согласны?
- Конечно. Все что посчитаете нужным.
- Хорошо, тогда час на подготовку и на стол.
- Дайте мне обезболивающие, пожалуйста. Сил никаких нет уже...

Врач сочувственно посмотрел на меня.

- tvoyDramaturg Батькович, простите, но не могу. Вы знаете что такое период мнимого благополучия?
- При аппендиците? Это когда некротизируется стенка отростка с нервными окончаниями и боль в связи с этим проходит, предшествует перфорации обычно...
- Верно. Поэтому обезболивающие я вам не дам. Снижение боли будет сигнализировать о том, что надо с лапароскопии переходить на общий доступ.
- По Мак Бурнею?

Иван Иванович улыбнулся.

- Верно. Коллега, какая у вас специализация?
- Неврология и мануальная терапия.
- Для невролога вы очень не плохо знаете аппендицит.
- Спасибо. В студенческие годы увлекался хирургией... Но хирургом стать так и не решился...
- Почему?
- Хирургия это талант. Мне показалось что этого таланта у меня нет.
- Зря вы так, всему можно научиться, было бы желание. Тем более все равно руками работаете, значит руки из того места растут. Лучше сделать и пожалеть, чем потом всю жизнь жалеть что не сделал.

Я задумчиво промолчал.

Санитарка проводила меня в отделение. Сестры на посту определили мне палату. Двухместная. С телевизором и свежим ремонтом. Такую можно смело выкладывать на букинге в категории 3 звезды. Поздоровался с соседом. Представились друг другу. Его имя я тут же забыл. Бросил сумку на кровать и переоделся. Меня позвали в санитарную комнату, где пожилая медсестра ловко побрила мне "зону бикини". Не передаваемые ощущения.

Позвонил жене.

- Подозрение на аппендицит. Минут через 40 возьмут на операцию. Диагностическая лапароскопия.
- Тебе страшно?
- Нет, не страшно. Если честно, мне так больно, что скорее бы там все отрезали нафиг.
- Понятно... Ты как только сможешь выходи на связь, ладно?
- Хорошо.
- С Богом.
- С Богом.

Входящий от Антона.

- Бро, ты как?
- Болит, жду не дождусь когда отрежут.
- Слушай, ну тебе нереально повезло что сегодня дежурит Быков. Это лучший хирург в больнице.
- Да, я заметил что он крут. Только меня больше наркоз беспокоит. Я так понимаю, на лапароскопию будет ингаляционный? Ты меня лучше насчёт анестезиолога успокой.
- Маша сегодня будет тебе давать наркоз. Она хороший доктор, не ссы.
- Спасибо. Стало намного спокойнее. Все, давай, надеюсь скоро перезвоню.
- Очкун, это всего лишь аппендицит и всего лишь ингаляционная анестезия. Все будет хорошо. Я Машу попросил мне писать по ходу дела, буду тебя мониторить дистанционно. Не ссы.
- Спасибо дружище. Просто я очень сильно боюсь наркоза...


Отпущенный час ещё не кончился, когда в палату въехала каталка в сопровождении двух санитарок. А может это были сестры? Я даже не помню их лиц... Мне сказали раздеться и лечь на каталку.

Медленно, боясь лишний раз потревожить свой живот я разделся донага и улегся на каталку. Меня била крупная дрожь. Накрыли простынкой и начали выкатывать в коридор. Перекрестился. Я очень боюсь наркоза.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

Оперблок. Я сполз с каталки и залез на операционный стол. Голый. Было холодно и не комфортно. Накрыли операционным бельем. Стало немного лучше. Анестезистка поставила катетер в вену, проклиная моё донорское прошлое.

- Как настрой, пациент?

Выгнул голову на звук. Женщина. Достаточно молодая. Не старше тридцати. В смешном желтом цветастом хиркостюме с героями Диснея и в таком же колпаке. На лице - белая марлевая маска. Жёлтый колпак и белая маска интересно контрастировали друг с другом. Весёлый нрав и профессионализм. Да, пожалуй так.
Встретился взглядом со своим анестезиологом. Смеющиеся и одновременно внимательные глаза. Хороший врач. Антон не обманул.

- Настрой боевой, а если под местным сделаете я буду самый счастливый пациент.
- Увы, мой друг, лапараскопия предполагает интубационный наркоз.
- Да, я знаю. Севоран я надеюсь?
- Ну не фторотаном же травить такого красавца!

Я покраснел. Мария даже льстила смеясь глазами, отчего это не вызывало отвращения, а лишь смущало и забавляло. Её взгляд изменился. Смешинка пропала. Она вмиг постарела. И я понял что не знаю её возраст. В тот момент я бы не дал ей меньше сорока.

- Волнуешься?
- Если честно да. Я боюсь наркозов. Даже варикацеле оперировал под местным, хоть и было больно.
- Многие знания - многие печали. Сейчас поставим тебе кое-что для успокоения.

Она кивнула анестезистке. Я почувствовал как препарат течёт по моей вене. Чувство тревоги нарасло и тут же улетучилось. Живот уже не болел. Я закрыл глаза и провалился в забытие.

Последнее что помню - донесшийся, словно через тонну ваты, голос Маши :

- Работаем.

"Золотая коллекция историй".История четвёртая. Блат и медицинское образование. Часть первая. Больница, Операция, Последствия, Хирургия, Болезнь, Длиннопост

Очнулся я спустя три часа в палате. Аккуратно приподнял одеяло. Из правой подвздошной области торчала дренажная трубка. Её свободный конец был вставлен в пакет из-под капельницы и герметично замотан пластырем. Ну хоть что-то в этой крутой больнице как у людей. Я улыбнулся. Живот не болел. Я жив.


Хэпиэнд.


Я заблуждался.

P. S. История вышла куда длиннее чем я думал. Не хотелось бы её резать в угоду экономии времени. Спасибо всем прочитавшим. На часах 1.16. Конец первой части.

Показать полностью 6
373

Панкреатит

Есть такие человеческие болячки, о которых никогда не задумываешься, пока не испытаешь на своей шкуре. Вот и со мной приключилось неладное в виде болезни под названием панкреатит. Приведу небольшую цитату с википедии для тех, кто не в курсе, что это такое:

Панкреатит — группа заболеваний и синдромов, при которых наблюдается воспаление поджелудочной железы. При воспалении поджелудочной железы ферменты, выделяемые железой, не выбрасываются в двенадцатиперстную кишку, а активизируются в самой железе и начинают разрушать её (самопереваривание).


Несколько слов о себе, дабы иметь небольшое представление. Проживаю в одном из райцентров нашей необъятной Родины. Не являюсь алкоголиком, не курю, но и не ЗОЖник. Могу в меру выпить, но не до беспамятства.


А теперь сама суть. Началось все в мае этого года. Приехали родственники и мы по традиции решили сделать шашлык и сдобрить это дело алкоголем. Сам я выпивал немного (в общей сложности около литра пива), ибо на следующий день нужно было на работу. Вечером почувствовал легкое недомогание и небольшое ощущение тошноты. Поднялась температура до 38. Списав это дело на возможное ОРВИ, принял противовирусное средство и лег спать. На утро ощущалась небольшая слабость, в целом же самочувствие было более-менее нормальным, поэтому принял решение дальше пить противовирусное и идти на работу. Лишь к вечеру температура поднялась до 37,2 — 37,5. На следующий день чувствовал себя еще лучше, отработал день, пришел домой, поужинал. И тут началось «приключение». Температура поползла резко вверх, достигнув отметки почти в 40, появилась одышка, тахикардия и чудовищная слабость. Сделав жаропонижающий укол, решено было ждать до утра и идти на прием к врачу.


Утром сдал необходимые анализы и проконсультировался с врачем, были назначены антибиотики и открыт больничный. И все вроде бы ничего, но через несколько часов звонит знакомая из поликлиники и говорит, что анализы плохие, есть подозрение на пневмонию, надо ехать в больницу на рентген. Я к этому моменту уже еле встаю на ноги и начинаются боли в верхней части живота. Приехав в больницу и сделав снимок удостоверились, что легкие чистые. Решили обратиться в приемный покой. Там взяли быстро кровь и померив давление врачи удивились, как я сам еще дошел на ногах. Давление было около 80/50. Было решено госпитализировать меня в реанимацию. Дальше почти все как в тумане, помню только как отдал родне телефон и вещи и на 3 дня почти выпал из жизни, просыпаясь лишь от того, что мне меняли очередной флакон в капельнице.


На исходе 3-го дня состояние немного улучшилось, вернулось сознание, меня перевели в обычную палату хирургического отделения. Принимать пищу и пить строго запретили, продолжали ставить капельницы ещё на протяжении недели по 6-8 часов в день. Руки просто немели от такого количества. На исходе первой недели чуть уменьшили количество лекарств и разрешили пить несладкий компот из яблок и негустой кисель. Но что-то все еще было не так, на протяжении второй недели постоянно держалась температура 37,5-38, хотя у врачей, с их слов, это не вызывало беспокойства.


В конце второй недели снова накатила сильная слабость, добавились боли в животе, но врачей это не сильно волновало. Я уже почти не мог самостоятельно добраться до туалета. В связи с этим родственники через знакомых настояли на переводе в больницу областного центра. Транспорт нам не дали, сказали добираться своим ходом.


В областной больнице сразу переназначили половину препаратов, снова капельницы. Но состояние стало заметно улучшаться с каждым днем. Там я провел еще почти 2 недели. Стал немного расширять рацион питания. Были разрешены детские пюре, овощные супы, каши на воде.


Сейчас, по прошествии 2-х месяцев с момента выписки нахожусь на строгой диете, но уже значительно расширенной, чем в самом начале. Конечно же никакого алкоголя, жирного, жареного, соленого и острого. За месяц в больнице похудел на 13 килограммов, с 75 до 62. О диете возможно сделаю отдельный пост, а также о нескольких случаях в больнице, наблюдаемых со стороны.


Берегите себя.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: