308

Мальчик который случайно выжил

В конце марта случился казус со мной на одном из занятий по общей хирургии.
Мы ждали нашего преподавателя в нашем кабинете уже почти час, видимо на пятиминутке сильно задерживали(пара была утром). Обычно он всегда предупреждал нас.
Вот группа моя решила воспользоваться правилом отсутствия преподавателя больше положенного времени. Мы стали расходиться, я пошел в раздевалку переодеться.
Раздевалка для мальчиков представляла собой помещение под хознужды, где высота дверного проема была спроектирована для хоббитов, еще и 3 ступеньки чтобы туда забраться.
Я услышал, что в коридоре говорят мол наш препод здесь, идите обратно. Я вышел из раздевалки уточнить этот факт. А затем подумал, что надо накинуть халат, который я оставил в раздевалке.
Почему-то мне захотелось сделать это быстро, полностью позабыв про высоту для хоббитов.

Резкий прыжок.

Удар.

Осознание опрометчивого действия.
Падение назад.
Тут подбегает наш преподаватель, почти ловя на руки. Я хватаюсь за лоб рукой, нащупав почти обжигающую теплоту крови.
Меня садят на стул, рука вся в крови, и капли крови падают на пол. Меня волновало в тот момент 2 вещи: я заляпал кровью пол и будет ли меня тошнить ведь удар пришелся на голову.
Одногруппники как зомби тянулись с салфетками, чтобы как то помочь. Потом преподаватель привел медсестру и принес лоток для обработки. Обработали и заклеили временно.

Рассечение 3-3,5 см через все слои. Ну хоть кости целы, обрадовался я.

Потом мы пошли на кафедру, где мой учитель наложил мне 3 узловых шва. При этом ему ассистировала девушка, которая училась по обмену. Увидя рану, на английском она сказала: "Like Harry Potter".

Потом уже замотали и отправили в больницу СМП для КТ и дальнейших консультаций.
Сотрясения не было, и в целом я чувствовал себя прекрасно. Дал согласие на анатоксин столбнячный, мало ли.
Ходить в повязке был вынужден все время заживления, ибо рассечение пришлось на волосистую часть головы. Сколько стеба я потом выслушал от преподавателей.
Зато внес разнообразия в занятия.

Дубликаты не найдены

+14

"Зато внес разнообразия в занятия."

Ради этого стоит жить.

+8

После этого, вход в нору хоть сделали под человеческий рост?

раскрыть ветку 5
+4

Вход остался нетронутым

+2
Думаю, что сделали е ещё меньше
раскрыть ветку 3
+7
Чем больше практики, тем лучше?)
раскрыть ветку 2
+5
А мог бы с иностранкой замутить.
раскрыть ветку 1
+8

и обменяться опытом

+4

Надо было назвать "Мальчик который случайно выжил" была бы отсылка к Гарри Потному

+2
Преподу надо было сказать
"Кто хочет автомат? Зашиваете рану, если пациент доволен, то пятерка"
+1
Жаль что не молнией
+1
Что за слово такое - "садит"?..
+1
Думаю фотография шрама неплохо бы дополнила этот пост.
раскрыть ветку 3
+8

в первые сутки

Иллюстрация к комментарию
+7

сейчас)

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+6

с минуту думал зачем ты фотку с нижней губой выложил

Похожие посты
701

В Челябинске прооперировали 600-граммовую кроху с желудком в грудной клетке

Недоношенная девочка появилась на сроке 28 недель с весом всего 600 грамм. Сразу после рождения была выявлена редкая патология – диафрагмальная грыжа слева. Малышку в тяжелом состоянии госпитализировали в реанимационное отделение Челябинской областной детской клинической больницы.

В Челябинске прооперировали 600-граммовую кроху с желудком в грудной клетке Хирургия, Врачи, Медицина, Неонатолог, Операция, Дети, Длиннопост
В Челябинске прооперировали 600-граммовую кроху с желудком в грудной клетке Хирургия, Врачи, Медицина, Неонатолог, Операция, Дети, Длиннопост

Диафрагмальная грыжа у новорожденных представляет собой перемещение расположенных в брюшной полости органов в грудную клетку вследствие наличия в диафрагме врожденного дефекта. Желудок, кишечник и селезенка крохи были смещены в грудную клетку.


Еще ни разу не приходилось оперировать подобный порок у недоношенных с такой критически низкой массой тела. Взвесив все риски и возможные осложнения, медики приняли решение прооперировать малышку и спасли ей жизнь.

В Челябинске прооперировали 600-граммовую кроху с желудком в грудной клетке Хирургия, Врачи, Медицина, Неонатолог, Операция, Дети, Длиннопост
В Челябинске прооперировали 600-граммовую кроху с желудком в грудной клетке Хирургия, Врачи, Медицина, Неонатолог, Операция, Дети, Длиннопост

Оперировать неонатальным хирургам Павлу Григорьевичу Бабошко и Виктору Николаевичу Базалию пришлось прямо в палате реанимации, поскольку вес и состояние крохи не давали возможности даже перевести ее в операционную.


— Мы впервые оперировали диафрагмальную грыжу у младенца с такой экстремально низкой массой тела. Такому маленькому пациенту все сложно делать, все манипуляции только пинцетами, руками вообще ничего невозможно коснуться. Печень, как маленькая ягода малина – ее тронешь, и она развалится. Я на практике даже не слышал об операциях диафрагмальной грыжи на таком крошечном весе, – рассказывает Павел Григорьевич.

В Челябинске прооперировали 600-граммовую кроху с желудком в грудной клетке Хирургия, Врачи, Медицина, Неонатолог, Операция, Дети, Длиннопост

Заболевание встречается довольно редко – приблизительно в одном случае из 2000-4000. Но именно у новорожденных считается особо опасным. Если вовремя сделать операцию, то в 80% случаев жизни ребенка ничего угрожать не будет. Без операции ребенок умрет.


В России нет описания случаев выживания детей с таким весом и с такой патологией в послеоперационном периоде. С операции прошло уже полтора месяца, малышка чувствует себя хорошо, уже удвоила вес от рождения.

Показать полностью 3
48

Военкомат строгого иглоукалывания

После учёбы в университете нужно было (не)пройти призывную комиссию в военкомате. Запоролся я уже на первых этапах, когда брали кровь из вены. Так как веса во мне было пару раз по 60 кг при росте пару раз по 84 см, то вен у меня просто не было видно (3 метра под уровнем жира), даже после перетягивания жгутом. Первая попытка попасть увенчалась успехом на 2 секунды, после чего кровь перестала идти и попытка вернуть иглу на место не увенчалась успехом. Вторая попытка на правой руке вообще не дала результата, поэтому вернулись к левой. Третья попытка в соседнюю вену, которую скорее всего проткнули на сквозь или задели по касательной, ибо синяк был на пол руки. Попытка слегка удачная, удалось нацедить пол пробирки из 2-х, после чего кровь не шла. Четвёртая попытка.. вреееемя экспеременов.. решили брать из вены около запястья левой руки, на которую указал по памяти. Вышло даже хорошо, заполнили наконец первую пробирку, кровь идти перестала а я начал чувствовать что-то нехорошее. Пятая попытка была предпринята на правой руке так же возле запястья, результатов не дало. И завершает хит парад попытка так же на правой руке только на предплечье. Я мужественно отлил пробирку, вытащили иголку, брызнула слегка кровь фонтанчиком и тут сознание решило покинуть чат. Потемнение в глазах, дальше не помню. Очнулся на полу с ваткой перед носом. Первое что я сказал: "епт.. а как мне нарколога проходить, во мне же отверстий больше чем у любого солидного наркомана...". Немного отдышался и пошел дальше проходить медкомиссию с почти полностью заклеенными руками.
P.S. нарколог пропустил. Врач долго извинялась, что не могла столько раз попасть.

2126

Ответ на пост «Про молодых медсестер» 

У меня на примерно 15й сдаче была немного другая история.
Пошёл процесс, уже мл 150-200 набралось и вдруг останавливается. То есть идёт, но совсем уж вяло. Подошла медсестра лет 45-50, видимо старшая. А она постоянно курсировала по залу и отдавала распоряжения подчинённым. Мол вот тут у женщины перетянули, а там у парня сейчас игла выскочит. И вот она проходит мимо меня, бросает взгляд на весы и кричит:
- Марина, у парня давления нет, посмотри.
И тут подходит Марина. 22-23 года, брюнетка с вьющимися волосами, огромные глаза. Ну прям мой типаж. Сразу пошёл шевелёж в штаниках, глаза горят. Ну очень понравилась. Я аж слегка заёрзал на кушетке. И тут кровь пошла на ура, аж лучше чем сначала. Я и говорю:
- О, пошла! На что старшая медсестра парирует:
- Конечно, Маринка подошла и у парня сразу давление подскочило.
Смеялись до слёз всем персоналом и половиной доноров.

P.S. На самом деле просто конец иглы присосался к стенке вены, такое бывает. А я, поёрзав на кушетке, подвинул иглу в нормальное положение.
Ну а таких историй с синяками на всю руку у каждого донора наберётся, благодатная тема.
А Марина красивая была, а я тормоз.

386

Поспорил однажды с доцентом студент

Поспорил однажды с доцентом студент Медицина, Хирургия, Эндоскопия, Длиннопост

Дело было в 197...страшно подумать, каком далеком году. Третий курс мединститута. Сплошная теория осталась позади и началась Настоящая Медицина. Благоговеть надо было и почтительно внимать.


Ну, в общем, так оно и было. Но вместе с восторгом от постижения лечебно-диагностических таинств под Os Parietale (теменной костью) одного дотошного студента поселился Червь. Сомнения, ясное дело. И рос он, гад, день за днем, семинар за семинаром, обход за обходом, клиническим разбором за клиническим разбором... И уже не помещался там, где мыслям и без него было тесно. И выбрался же он наружу – через рот, естественно - в один подходящий момент, изогнулся здоровенным вопросом и напал на доцента.


- Николай Иванович, скажите, пожалуйста, если надо отрезать всего-навсего аппендикс, или вытащить камень из почки, почему надо резать ни в чем не повинную кожу, фасции, мышцы, сосуды, нервы – ну, всё что по пути к нему? Разрез по делу – пять миллиметров, а «просто так» - аж смотреть страшно? Мы ж не столько лечим, сколько калечим!

Сказать, что доцент опешил? Не то слово: он никак не мог увидеть хоть что-то непонятное там, где непонятливый студент узрел проблему. Наконец ему показалось, что до него дошло.


- Молодец! Глубоко мыслишь! Вам это только на шестом курсе должны давать, но раз ты такой шибко умный, на, читай. Только не забудь вернуть, редкая книга.


Редкой книгой с доцентского плеча оказался труд великого французского хирурга Рене Лериша «Основы физиологической хирургии». Прочитана она была с восторгом, обдумана, усвоена и оказалось, что это совсем не то.

Потом интерес к хирургии как таковой как-то подзавял, а червяк и вовсе скукожился и закуклился где-то под Варолиевым мостом от магического действия гордой хирургической фразы: «Большие хирурги делают большие разрезы, а маленькие хирурги делают маленькие разрезы».


Прошло много-много лет. Совсем в другой стране, и уже давно не хирургом, бывший дотошный студент оказался в операционной, где шла операция. Самая банальная операция удаления набитого камнями желчного пузыря. Вот только выглядела она как-то не очень банально... Червяк моментально вышел из анабиоза, врубился в ситуацию и сдох уже окончательно. Ибо сомнениям места не осталось. Наступила новая эра:


ЭРА ЭНДОСКОПИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ.

Надо сказать, идея заглянуть внутрь живого организма не так уж нова.

Еще в 1795 году итальянец Бощини изобрел прибор для осмотра полости матки и прямой кишки. Источником света была обыкновенная свеча.

Понятно, что только с появлением электрических источников света удалось сконструировать достаточно удобные и безопасные эндоскопрические приборы. И они появились во множестве. Был изобретен цистоскоп для осмотра изнутри мочевого пузыря, бронхоскоп для осмотра изнутри дыхательныз путей, ректоскоп – для прямой кишки, эзофагоскоп для пищевода....

Однако осмотр брюшной и грудной полости – лапаро- и торакоскопия считались слишком опасными процедурами, поскольку при проколе брюшной или грудной стенки был очень велик риск повреждения внутренних органов. Только в 1932 году венгерский хирург Вереш изобрел безопасную автоматическую иглу. Её острие моментально прыгало в безопасный футляр, как только преодолевалось сопротивление брюшной или грудной стенки.


Всё было бы хорошо, но прямые стальные трубки с оптикой позволяли только смотреть или выполнять простейшие манипуляции, вроде взятия биопсии, да и то - с риском осложнений.

Некоторые энтузиасты ухитрялись выполнять довольно серьезные вмешательства, но медицинское сообщество очень осторожно относилось к подобным опытам, поскольку только один оператор мог видеть происходящее на операционном поле, соответственно работал без ассистентов крайне ограниченным набором инструментов, и в условиях далеко не идеальной видимости. Попытки оптического разделения изображения ни к чему хорошему не привели и были оставлены.


Проблема перестала быть таковой с приходом в медицину трех важнейших изобретений:

волоконной оптики

телевидения

компьютера

и объединением их в единые эндоскопические хирургические системы.

С 80-х годов прошлого века эндоскопическая хирургия начала стремительно развиваться.


Первую лапароскопическую аппенэктомию впервые выполнил Курт Земм в 1983 году.

Первую лапароскопическую холецистестомию - Филипп Муре в 1987 году в Лионе. (Надо отметить, что французские хирурги по сей день лидируют в эндоскопической хирургии.)

И, как говорится, лед тронулся. Лапароскопическая хирургия начала стремительно распространяться по всему миру. Уже в 1992 году 15000 хирургов в США освоили лапароскопическую технику.

Первая лапароскопическая холецистэктомия в России была проведена в 1991 году.


Дело не ограничилось аппендэктомией и холецистэктомией. Лапароскопическим методом выполняются множество различных операций на всех отделах желудочно-кишечного тракта, гинекологические и урологические операции.

Затем пришел черед грудной клетки. Торакоскопия - операции при помощи эндоскопа на легких и других органах, медиастиноскопия – операции на органах средостения. Артроскопия – эндоскопические операции на суставах.

Эндоскопич

еские операции на придаточных пазухах носа...


Эндоскопические технологии совершили самый настоящий переворот в хирургии. Стало возможным выполнять операции на внутренних органах вообще без повреждения ни в чем не повинной брюшной стенки.

Боже упаси, я ни в коем разе не хочу сделать из тогдашнего студента нынешнего пророка. Просто идея, что называется, носилась в воздухе, и нашлись люди, которые робкую мечту о гуманной, не калечащей хирургии превратили в рутинную реальность медицины 21 века.

Сегодня для эндоскопии не осталось недоступных зон.


В самом начале этого опуса были упомянуты операции, с которых началась эндоскопическая хирургия.

Холецистэктомия – удаление желчного пузыря. Одна из самых обычных в повседневной хирургической практике.

Классический доступ к желчному пузырю по Федорову – это же самое настоящее харакири: от мечевидного отростка проводят вначале книзу по срединной линии на протяжении 3—4 см, а затем параллельно правой реберной дуге; длина его 15—20 см.

После такого разреза в самом верху живота больной несколько дней после операции папа-мама затрудняется сказать, не говоря уж о том, что ему очень больно глубоко дышать, кашлять, смеяться. Для подавления сильнейшей боли приходится давать много опиатов, а от них свои неприятности.

И пару недель в больнице. Обычное дело при отсутствии осложнений. И безобразный шрам на животе.


Аппендэктомия.

Одно из самых частых хирургических вмешательств. Доступов придумано множество: вертикальным разрезом, горизонтальным. В СССР был принят косой разрез по Волковичу-Дьяконову, по которому врачи на Западе и Востоке безошибочно определяли граждан одной шестой. Служащих деликатных ведомств приходилось оперировать на западный манер, наступая на горло патриотической песне.

У худощавых пациентов обходились минимальной травмой, а вот полным или тучным приходилось несладко. Хирург должен видеть, что он делает, да и делать что-то осмысленное на дне глубокого узкого колодца.... Ладно, мужчину шрамы только украшают. А женщину, молоденькую девушку? Хорошо еще, что в СССР секса не было. И в самом лучшем случае – неделя в больнице.


Травма живота.

Особенно что-нибудь вроде ножевого ранения. Сама-то рана с гулькин нос, смотреть не на что. Но что натворило лезвие в глубине? Там могут быть очень серьезные – вплоть до потенциально смертельных - повреждения.

Всякие полумеры, вроде «шарящего катетера» более-менее информативны при положительном результате, когда по катетеру, введенному через прокол в брюшной стенке, получают кровь или кишечное содержимое. А если нет? Кто возьмется утверждать, что все обшарено и повреждений нет? Поэтому при малейшем сомнении шли на «срединную лапаротомию» - разрезали живот вертикально по средней линии сверху донизу.

Ладно, если харакири сделано не зря. А если внутри всё спокойно или повреждения такие, что «само пройдет» ( так бывает)? Повезло? Если считать везением вспоротый живот, безобразный шрам , очень немалую вероятность послеоперационной грыжи и еще одной операции (хорошо, если одной) по её устранению. Про "спаечную" болезнь даже не говорю. Такое обширное вторжение в брюшную полость бесследно не проходит никогда.


Грыжи.

Что такое грыжа? Это, по сути, дырка – слабое место в стенке брюшной полости, куда выпячиваются внутренние органы. Опасность грыж в том, что выпятившиеся органы не всегда могут вернуться на место. Они ущемляются в узких воротах (чему способствуют боль, воспаление, нарушение оттока венозной крови...) и это приводит к кишечной непроходимости, некрозу (омертвению) выпяченного органа, перитониту и... не будем о самом печальном.


В обычной хирургической практике операция состоит в рассечении ущемляющего кольца, освобождении ущемленных органов и их удаление, если они поражены необратимо. Затем производится пластика местными тканями. Из того, что есть под рукой – мышцы, фасции – формируется плотная «заплата», которой закрывают грыжевые ворота.

Разработаны десятки способов таких операций, но среди них нет ни одного абсолютно надежного, обеспечивающего полную гарантию, что не будет рецидива.

В последние десятилетия между слоями тканей вшивают прочную сетку из биологически инертных полимеров. Это улучшает отдаленные результаты, но у людей пожилых, при повторных операциях многострадальные ткани уже настолько изменены, что сетка не приживается или прорыв происходит по её периферии.


При лапароскопической операции действуют иначе. Входят в брюшную полость на почтительном расстоянии от грыжевых ворот. Изнутри разбираются с прилежащими органами, освобождая их и отводя на законное место, а потом накрывают дефект прочной сеткой, которую изнутри же прикрепляют миниатюрными титановыми «заклепками» - точь в точь, как это делают строители дюбельным пистолетом .

Операция получается технически простой, практически атравматичной, а отдаленные результаты намного лучше. Что особенно важно, больной не залеживается в постели. Послеоперационные боли минимальные, и человек начинает ходить уже вечером (если операция была утром) или на следующий день. Это спасает ему жизнь. Длительный постельный режим для стариков – начало пути в могилу.


Гинекологические проблемы.

Перекручивание яичника, внематочная беременность, киста или кистома (доброкачественная опухоль), тот же перекручивание ножки кистомы либо миомы матки... Все эти опасные для жизни состояния требуют немедленного хирургического вмешательства, альтернатива которому – мучительная смерть.

Да, всё это медицинская рутина, и миллионы операций по таким поводам вполне успешно и благополучно производятся во всем мире.

Проблема в том, что перечисленные катастрофы случаются чаще всего у молодых женщин. Разрез по «линии бикини» в общем-то не особо портит внешность, но все остальные проблемы: боль, длительная госпитализация и нетрудоспособность, послеоперационные осложнения – всё это никуда не девается. Прибавляется проблема бесплодия, если в результате травматичных манипуляций или просто особенностей организма нормальное зачатие становится невозможным.

Ничего удивительного, что именно в перечисленных выше случаях нашла себе наибольшее применение эндоскопическая хирургия.


ЛОР проблемы.

Болезни верхних дыхательных путей – это довольно значительная часть рутинной медицинской практики. Далеко не всё лечится терапевтическими методами. Довольно часто приходится пускать в дело нож, или - при операциях на носовой перегородке и придаточных пазухах носа – долото.

Дело в том, что добраться до очага воспаления или опухоли в гайморовой, лобной или еще какой-нибудь из воздушных полостей в прилегающих к носу костях черепа можно только разрушив кость. Да, конечно, пазухи сообщаются внешней средой через соответствующие отверстия, но «путь к ним тяжел и долог». Отверстия крохотные, а при воспалении и набухании слизистой оболочки вообще закрываются наглухо. Вот и приходилось делать разрезы и долбить кость. А потом выскребать всё содержимое пазухи. Насколько полно и достаточно – вопрос везения и мастерства данного хирурга, ибо широко раскрыть и посмотреть было невозможно.

К тому же эти операции еще совсем недавно делались под местным обезболиванием. У меня слабое воображение, но при попытке представить себе ощущения человека, которому долотом и молотком долбят лоб... я эту попытку исключаю. Жутко!


Эндоскопические операции на носовой перегородке и придаточных пазухах (FESS –fiberoptic assistant septal surgery) – нежная, почти ювелирная процедура. Под наркозом хирург проводит изящный инструмент через ноздрю и те самые естественные отверстия. При идеальном освещении, при большом оптическом увеличении осматривается соответствующая полость и выполняются все необходимые манипуляции исключительно на пораженных тканях, не затрагивая здоровые.

Травма практически нулевая, выздоровление быстрое, неприятные ощущения после операции – минимальные.


Как это устроено.

Стандартный набор для лапароскопических операций представляет собой трех-четырехэтажную стойку на колесиках, на которой размещены основные блоки эндоскопической хирургической системы.


- эндоскопическая цифровая видеокамера в комплекте с головкой для присоединения к эндоскопическому телескопу (именно так называется устройство для заглядывания внутрь). Кроме того, при помощи суставчатого кронштейна к стойке крепится жидкокристаллический или плазменный экран, на котором видно все, что происходит на операционном поле. Конструкция видиокомплекса предусматривает трансляцию изображения на дополнительные дисплеи, цифровую фото и видеозапись, а при необходимости – запись фонограммы.


- ксеноновый источник света и оптоволоконный кабель


- инсуфлятор. Это устройство нагнетает в брюшную/грудную полость углекислый газ . Тем самым создается свободное пространство в соответствующей полости, позволяющее более-менее легко выполнять необходимые манипуляции – оперативный простор в самом прямом смысле. Давление и поток газа легко регулируется, и компьютер поддерживает заданные параметры, компенсируя утечку. О невозможности такой поддержки прибор немедленно сообщает звуковым сигналом. Такой сигнал напоминает замечтавшемуся анестезиологу, что надо следить за мышечной релаксацией.

Углекислый газ выбран не случайно. Пробовали воздух, азот, инертные газы, кислород... Или опасно, или дорого, или опасно и дорого. Дело в том, что при разрезе тканей всегда пересекаются вены. Это создает возможность для очень неприятного осложнения – воздушной (газовой) эмболии. Это когда воздух прорывается внутрь кровеносной системы.

Что такое «воздушная пробка» понятно любому, кто имел дело с неполадками в топливной системе автомобиля или в системе водяного отопления. Такое безобразие в кровеносной системе может быть – и бывает – смертельным. Опасность газовой эмболии высока при лапароскопических операциях особенно потому, что положительное давление способствует проникновению газа в вены.

Так вот, углекислый газ хорош тем, что быстро растворяется в крови. Пузыри исчезают, а избыток углекислоты спокойно и естественно уходит через легкие. Кроме того, углекислый газ не поддерживает горения. Это важнейший момент при работе с электрическими, лазерными или плазменными инструментами.

При артроскопических операциях инсуфлятор нагнетает воду.


- лапароскопический аспиратор-ирригатор. Подает и отсасывает промывной раствор. Обычно это физраствор или вода. Струей воды промывается операционное поле, и эта вода тут же удаляется и не мешает работе. Очень важная штука. Малейшие неполадки с ней очень нервируют хирургов.


- электро-хирургический блок. Представляет собой генератор высокой частоты с выходами на монополярные и биполярные инструменты.

Обычным дополнением к этому стандартному набору служат аппараты для ультразвуковой, плазменной и лазерной хирургии.


Всё это хозяйство смонтировано компактно и удобно, и легко перемещается по операционной так, чтобы сделать работу операционной бригады и прочего персонала максимально комфортной.


Инструменты для эндоскопических операций очень разнообразны и отличаются от обычных хирургических причиндалов каким-то особым изяществом, утонченностью – в самом прямом смысле. Они же попадают на рабочее место через узкий канал диаметром 5 – 10 мм.

Многие их этих инструментов сочетают обычное механическое воздействие на ткани с самыми передовыми физическими методами.


Как это выглядит

Прежде всего иначе выглядит сама операционная. Нет привычного яркого, резкого освещения. Напротив, помещение погружено в приятный полумрак. Знаменитые бестеневые лампы, обычно плавящие мозги хирургам, выключены или повернуты так, что освещают потолок или отдаленные углы.

В мягком освещении выделяются большие экраны видеосистемы, с которой работает хирургическая бригада и на которых все , кому это надо, наблюдают за ходом операции.

Чуть в стороне выдают информацию маленькие дисплеи из хозяйства анестезиолога и светятся контрольные лампочки всякой дополнительной машинерии.

Нет привычных тазиков с окровавленными салфетками и марлевыми шариками. Операция идет практически бескровно, а те немногие капли крови, что теряются при разрезах, моментально смываются и удаляются ирригатором-аспиратором.

Нет обычного запаха горелого мяса от электрохирургических инструментов. Во-первых, воздействию подвергаются крохотные порции тканей, а во-вторых, всё происходит внутри. Дым удаляется аспиратором.

Нет столь любимого фотографами и киношниками орлиного взгляда вглубь опрерационной раны и напряженно склоненных (до зверской боли в шее) голов. Ни один из хирургов вообще не смотрит на больного. Каждый наблюдает тот монитор, который ему удобнее. На всех видно одно и тоже.

В общем, красота и благолепие.


Театр начинается с вешалки. Эндоскопическая операция – с наркоза. Только некоторые операции на суставах можно проводить под местной или регионарной анестезией. Всё остальное требует общего обезболивания.

После исполнения анестезиологом его ритуального танца с ларингоскопом, больного, как обычно, укрывают стерильными простынями, налаживают обогрев, контроль всего, что нужно контролировать и приводят операционный стол с пациентом в нужное для данной операции положение, иногда весьма причудливое. Настраивается видеосистема. Настройка сводится к установке «баланса белого» - по марлевой салфетке - и яркости осветителя. После этого умная машина сама будет поддерживать наилучшее освещение, меняя чувствительность, силу света и прочее.


Операция начинается с прокола брюшной/грудной стенки специальной иглой и нагнетания углекислого газа. По достижении нужного давления через дополнительный прокол вводится видеокамера, и все дальнейшие манипуляции уже идут под полнейшим визуальным контролем. Ни одного движения вслепую. Часто местом прокола является пупок: удобно – доступ во все стороны одинаковый, и меньше следов нв теле пациента.

После предварительного осмотра и определения плана предстоящих действий, через дополнительные проколы устанавливаются специальные устройства, позволяющие вводить и извлекать инструменты без нарушения герметичности.


Операция может быть простой и короткой или длительной и сложной, но в любом случае травматичность её несравнима с травматичностью открытого оперативного вмешательства. А длительность операции в наше время – дело двадцать четвертое, и никого особо не волнует. Давно прошли те времена, когда о мастерстве хирурга судили по его скорости.


Несколько иначе выглядит роль ассистента. Ему добавилась функция осветителя и видеооператора. Манипулируя телескопом, он оптимально освещает опрерационное поле и показывает его в нужном хирургу раурсе. Весьма непростая, надо сказать, работа.


После завершения всех манипуляций и промывания чистой водой область операции тщательно осушается, удаляется газ, и инструменты убираются. Оставшиеся крошечные ранки зашиваются, как это принято в хирургии, послойно. На кожу накладываются обычные швы: один, редко два-три. Иногда кожа даже не зашивается, а заклеивается специальным клеем. Тогда косметический результат бывает просто идеальным.


После выхода из наркоза пациент испытывает, разумеется, некоторый дискомфорт и послеоперационные боли, но это несопоставимо с тем, что ему приходится перенести после обычной, открытой операции. Всё намного легче и быстрее проходит. Отпадает надобность в продленной эпидуральной анестезии, которя почти (да и не «почти») обязательна при широких разрезах брюшной или грудной стенки. Всем лучше: анестезиологу меньше хлопот, пациенту меньше страхов и переживаний, ухаживающему персоналу одной заботой меньше.


Надо отметить еще одну положительную особенность эндоскопических операций: почти идеальные условия для обучения.

Если вспомнить старые фильмы о медицине, то там присутствует либо стеклянный купол, через который сверху таращатся студенты, либо всякие подставки и скамейки вокруг операционного стола с той же целью: дать молодым узреть работу корифеев. Черта с два они там хоть что-то видели! Нет, конечно, если б хирурги имели совесть и не застили... Дождешься от них. Особо ушлые студиозусы заводят блат с анестезиологом, и тот пускает их на свое место, откуда действительно хоть что-то видно. И действительно – только что-то.


То-ли дело эндоскопия. На экране всё видно в мельчайших подробностях, самих экранов может быть сколько угодно и где угодно, а видеозапись можно гонять и останавливать до бесконечности, пока все не поймешь. И спрашивать можно в спокойной обстановке, не отвлекая хирурга, которому часто «ох, как не до того».


Кстати об обучении. Здесь есть свои проблемы. Их несколько, но самая большая заключается в том, что приходится работать в трехмерном пространстве, ориентируясь на плоскую двухмерную картинку на экране. Кроме того, не может быть использована – буквально отключена – тактильная чувствительность. Невозможно пощупать ткани, определить их плотность, тонус...

Хирургу, осваивающему эндоскопические методы, приходится буквально заново формировать сенсорно-моторные связи, вырабатывать совершенно особые навыки. Для людей, уже имеющих большой практический опыт, даже для совершенно великолепных «обычных» хирургов это иногда оказывается невозможным. А вот молодые, начинающие – те преуспевают.


Проблема частично решена в роботизированной хирургии. Там оператор видит стереоскопическую картинку. Но хирургические роботы – это особая тема.


Даже не знаю, как закончить этот очерк. Столько всего интересного осталось нерассказанным. Но растягивать писанину до бесконечности невозможно, ибо благосклонность модераторов небеспредельна. И сама тема такая, что просто не поспеть за новинками. Они появляются буквально каждый день, и конца этому не видно.

Так пусть и этот опус останется без конца.

Показать полностью
522

Панариций и маникюр

По просьбам трудящихся пишу пост без "шуток ниже пояса"
По долгу учебы я прохожу практику в поликлинике,в отделении хирургии.
Пришла сегодня к нам жещина примерно 35-40 лет. Пришла она с такой пренеприятной вещью как панариций.
Данная бяка возникает у нее далеко не в первый раз. Первая операция была зимой, вскрыли,гной убрали, дренаж поставили и все отлично зажило. Дальше несколько раз она успевала задавить инфекцию сама,делая ванночки из горячей воды и соли. Но в этот раз не получилось.
Прошло все хорошо,но суть не в этом. Каждый раз воспаление возникало после похода "на ноготочки",а зимой она как раз сменила мастера и начала ходить к новому. Вот и думайте,насколько хорошо маникюрные инструменты обрабатываются.
Женщины,девушки и все,кто так или иначе вынужден делать маникюр в салонах: выбирайте только проверенных мастеров

324

Лучшая работа в мире: выпускница ординатуры об учебе, слезах и приметах

Лучшая работа в мире: выпускница ординатуры об учебе, слезах и приметах Врачи, Медицина, Учеба, Здоровье, Длиннопост

@ личный архив Александры Маркуниной

Выпускница ординатуры Казанского государственного медицинского университета, будущий детский анестезиолог-реаниматолог Александра Маркунина в День медицинского работника в авторской колонке для портала "Будущее России. Национальные проекты" рассказала о том, почему вопреки желанию родителей стала врачом, как плакала, оттого что учиться и работать неимоверно трудно, и в итоге поняла, что это лучшая профессия в мире.


Когда я десять лет назад объявила семье, что собираюсь стать врачом, это стало для родных огромным потрясением. До меня врачей в нашей семье не было. Школа с углубленным изучением английского языка - мама и папа уже распланировали мою дальнейшую жизнь переводчика, возможно, где-то за рубежом. Родители умоляли выбрать любую другую профессию, ведь врач - это ночные дежурства, бесконечная учеба и снова ночные дежурства, предлагали мне оплатить учебу в любом вузе страны, лишь бы не в медицинском.


- Саша, неужели нет ни одной другой профессии, которая тебя привлекает?!


- Почему же нет, есть.


- И что ж ты молчала! Что это за профессия?


- Вы же знаете, что на Южном полюсе есть пингвины? Так вот, когда летит самолет, пингвин засматривается на него и падает на спинку, а подняться сам не может. Есть специальные люди, которые поднимают пингвинов. Если не врач, то только вот это.


Родители поняли, что им остается только поддержать мое решение.


Потом был тяжелый год перед поступлением. Почти каждый день папа забирал меня то с курсов по подготовке к ЕГЭ и университету, то от репетиторов. По дороге домой мы каждый раз проезжали под железнодорожным мостом, если в это время по нему ехал поезд, я сильно-сильно зажмуривалась и загадывала желание: "Хочу стать врачом!"

Лучшая работа в мире: выпускница ординатуры об учебе, слезах и приметах Врачи, Медицина, Учеба, Здоровье, Длиннопост

@ личный архив Александры Маркуниной

Годы в Казанском государственном медицинском университете (КГМУ) были тяжелыми, особенно на первом и втором курсах. Любви с первого взгляда с учебой в медицинском, сказать откровенно, не случилось. Порой казалось, что я никогда не закончу: бывали и долги, очереди в деканат во время дополнительных сессий. После несданных зачетов я часто убегала плакать в парк "Черное озеро". Поплачу, покормлю уток и снова достаю учебник, чтобы подготовиться к зачетам. С тех пор этот парк стал моим любимым. Как символ умиротворения и того, что в итоге все будет хорошо.


Мне кажется, в то время меня спасала поддержка семьи, а еще фраза, сказанная одним преподавателем, к которому я приходила сдавать зачеты по пять-шесть раз: "У вас, Александра, характер борца". Я надеюсь, что это действительно так. А еще раз в полгода пересматриваю фильм "Боги" 2014 года про кардиохирурга Збигнева Религу, который первым в Польше сделал пересадку сердца. Этот фильм для меня - напоминание, ради чего проходить через это все. Ведь самая большая мечта каждого врача - чтобы люди не умирали.


На практике после первой летней сессии я впервые увидела, как выполняется спинальная анестезия. Не имея тогда достаточных знаний, не понимая ровным счетом ничего, ни принципа работы препаратов, ни техники проведения этих действий, я подумала, что это просто чудо: человек не чувствует боли после одного укола в спину! Так случилась любовь с первого взгляда с анестезиологией.


Чтобы быть ближе к клинической медицине, пришлось получить сестринский сертификат. Так начались будни работы медсестрой в реанимации ГКБ № 7 города Казани. Я стала сильнее, выносливее, серьезнее, взрослее и страстно полюбила черный кофе.

Лучшая работа в мире: выпускница ординатуры об учебе, слезах и приметах Врачи, Медицина, Учеба, Здоровье, Длиннопост

@ Сергей Мальгавко/ТАСС

На тяжелые дежурства мне везло. В отделении была даже шутка: Саша дежурит - работы будет много. Если бы не наш золотой коллектив, который поддерживал и помогал, если бы не душевные разговоры за чаепитиями во время перерывов, наверное, я бы не проработала там так долго и не вспоминала бы потом эти три с лишним года сестринского труда с такими теплом и нежностью.


Помню первую благодарность от пациента. Он лежал в реанимации после пожара, был в сознании, ему было очень страшно, и он жаловался на провалы в памяти. Я не сделала ничего особенного, просто сидела рядом и говорила с ним. Мы встретились в лифте в день его выписки, и он поблагодарил меня. Мне было очень тепло от этих слов.


Год выпуска из университета и поступление в ординатуру стали еще одним испытанием для всей семьи. Со мной становилось невозможно разговаривать даже очень близким людям. Спала я очень мало при этом, нужно было совмещать научную работу, сестринские дежурства, учебу и подготовку к сессиям, а затем к государственным экзаменам и аккредитации. Но это того стоило.


В ординатуре по специальности "анестезиология и реаниматология, медицина катастроф" КГМУ учиться было еще интереснее. Больше всего мне понравилась работа с детьми в детской республиканской клинической больнице. Как успокоить испуганного ребенка, как найти к нему подход? Поначалу казалось, что это невозможно, но потом получилось первый раз, потом еще раз и еще. И снова повезло с коллективом: старшие коллеги всегда готовы прийти на помощь. Снова много дежурств, мало сна, много учебы и черного кофе. Друзья из других профессий часто спрашивают меня, насколько все это тяжело. А я всегда отвечаю одинаково: "Для меня это лучшая работа в мире".

Показать полностью 2
128

Опасное состояние

Недавно писали проверочный тест по одному из медицинских предметов. В одном из вопросов в ответах было дано 4 лабораторных показателя A B C D, а сам вопрос звучал по типу "Укажите, какой из показателей соответствует опасному состоянию для жизни человека". Не будем вдаваться в подробности, а укажем лишь только, что ответ С соответствует терминальной стадии шока (почти полный конец организму), а вариант D смерти (с таким 100% не живут). Ещё точно известно, что ответ на задание может быть только один, поэтому студент решает задать резонный вопрос преподавателю, оглашая саму формулировку и варианты C и D. На что препод вздымает глаза в потолок, вероятно, с мыслью "Господи, помилуй!" и, спустя несколько секунд, возвращает их в обратное положение, выдавая из своих уст следующее "Я полагаю, что тут ответом является вариант D"

Всех учащихся это очень рассмешило, но они постарались сдержать эмоции. Да и кто будет спорить, что смерть это опасное состояние для жизни?

161

Группа крови на...

Людей огромное количество, но, тем не менее, учёным и медикам удалось объединить почти всех в системах ABO и Rh, определяющих группу крови каждого из нас.


Зная свою группу крови, осознаете ли вы что на самом деле имеется ввиду? Почему одним людям можно вливать любую кровь, а для других это смертельно? Почему у подружки беременность и роды были без проблем и ребенок родился здоровым, а у соседки ребенок пожелтел и им пришлось еще долго лежать в больнице?


Клетки, по которым определяют группу крови это эритроциты, красные кровяные тельца, переносящие кислород. На поверхности эритроцитов можно найти несколько видов белков, которые и определяют нашу принадлежность той или иной группе крови.


По системе АВО определяются два белка А и В.

Если на поверхности эритроцита нет ни А, ни В, то значит группа крови О (или первая)

Если есть только белок А, но нет В - группа крови АА или АО (вторая)

Если только белок В без белка А - кровь ВВ или ВО группы (третья)

Ну и если оба белка есть на поверхности эритроцита это группа АВ (четвертая).


Rh - это система определяются резус фактор крови. На деле мы опять же ищем белок под именем D. К кого есть белок D, тот резус положительный (Rh+). Те, у кого отсутствует этот белок - резус отрицательные (Rh-).


Существует множество других белков и соответственно систем групп крови, но в популяции эти белки встречаются очень редко, поэтому в медицине по всему миру принято определять группы крови именно по системам Rh и АВО.

Конечно, когда речь идет о трансплантации, тут безусловно этих двух систем будет маловато, так как при наличии белков из других систем, орган может не прижиться и за этим последует множество осложнений.


А теперь об интересном, почему же одну кровь можно смешивать с кровью из другой группы и не будет никаких последствий, а другая свернется и человек может погибнуть. Дело тут как всегда в иммунитете. Представьте себе такой эритроцит, у которого нет белков на поверхности и ему вполне хорошо себе живётся, как вдруг к нему попадают другие эритроциты, у которых на поверхности присутствуют белки. Иммунитету такая ситуация крайне не нравится и он начинает образовывать против чужих белков антитела. Таким образом вливание в человека с первой группой или с отрицательным резусом любой другой крови будет для него жизнеугрожающим событием.

А если взять ситуацию, что на нашем друге эритроците и так сидит куча всевозможных белков, а к нему в гости приходят голенькие эритроциты без белков, иммунитет не видит никакой угрозы и антитела образовываться не будут.

Вывод: людям с четвёртой группой крови и положительным резусом, можно лить любую кровь, а вот люди с первой отрицательной группой крови - это универсальные доноры, их кровь можно лить кому угодно. Так кстати и поступали в военное время и до сих пор так делают, в случае если нет подходящей крови в больнице.


А теперь резус конфликт при беременности. В данном случае самая частая история, это когда мать резус отрицательная, а отец резус положительный. Резус конфликт между мамой и малышом случается тогда, когда малыш тоже получается резус положительный. Иммунитет мамы во время родов обнаруживает чужеродные белки на эритроцитов малыша и образует против белка D антитела. Но для первой беременности и первых родов это не страшно, ибо пока антитела образуются пройдет несколько недель.

Чаще резус конфликты происходят при последующих беременностях, когда антитела мамы начинают разрушать эритроциты ребенка. Такое состояние называется гемолитическая болезнь новорождённого. В зависимости от тяжести гемолиза ("гем" - кровь, "лизис" - распад, разрушение), существуют разные методики лечения от простой фототерапии, до полного замещения плохой крови на новую.


Кстати, как вы думаете, может ли группа крови меняться и, если да, то из-за чего? (Я понимаю, что вы все можете залезть в интернет и посмотреть правильный ответ, но попробуйте все же сами подумать).


Всех с наступающими праздниками! Не болейте и будьте счастливы в Новом Году!

Показать полностью
254

Мутанты среди нас. Смертность ниже на 50 %

Иногда немного желтеют глаза и кожа в желтоватый оттенок?Бывают головные боли?

Есть вероятность, что вы входите в те 5 -10 % европейцев с мутацией в гене UGT1A1.

Не вдаваясь в детали - это когда печень примерно на 30% хуже выводит билирубин из крови и его уровень увеличивается.

Как только это отклонение от нормы не обзывали - болезнью, дисфункцией печени ну и сейчас - Синдромом Жильбера. (СЖ)

Это было в те времена, когда билирубин считался токсичной желчью и никто и подумать не мог, что эта мутация - положительная (лёгкая форма конечно), а само вещество - мощнейший антиоксидант и заболеваемость снижается прямо пропорционально росту его количества.

А как бы ещё по вашему её носителями стали от 5 до 36% (Африка) населения?


https://en.wikipedia.org/wiki/Gilbert%27s_syndrome


Так чего там положительного? Оказалось билирубин (далее Б) - это просто панацея какая-то. Множество научных исследований и метаанализов показывают:


Показатели смертности, наблюдаемые для людей с СЖ в общей популяции, почти ВДВОЕ МЕНЬШЕ, чем у людей без признаков СЖ.

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23701650


Было продемонстрировано прямое влияние билирубина на отток ХОЛЕСТЕРИНА, что связано со снижением экспрессии белка ABCA1.

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5524097/


Распространенность ишемической болезни сердца у субъектов с СЖ (в возрасте 49,7 ± 9,0 года) составила 2% (0,05–10,7%, доверительный интервал 95%) по сравнению с 12,1% в общей популяции.

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11849670


Билирубин защищает сердце от ишемии-реперфузионного повреждения благодаря своим мощным антиоксидантным действиям. Тем не менее, билирубин может также защитить сердце с помощью других механизмов.

https://onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1111/apha.12873

В общем исследований море. Найдёте всё что вам нужно. И о противовоспалительных свойствах билирубина и о противотромбозных и даже про повышение иммунитета.


В общем-то, я хотел рассказать тем у кого Жильбер, что не всё так плохо.

Плюсов даже побольше, чем минусов. Ну и о том, что не всё ещё в этой области изучено, эволюционное преимущество ведь налицо. Значит плюсов, вероятно, - ещё больше...

ПС: Ну не мог я не поделиться инфой ибо самого с головой затянуло. Может поможет кому. Будьте здоровы!

7556

Эти татуировки меняют цвет в зависимости от кислоты, глюкозы и альбумина в крови

Эти татуировки меняют цвет в зависимости от кислоты, глюкозы и альбумина в крови Тату, Кровь, Кислота, Глюкоза, Альбумин, Здоровье, Медицина, Технологии

Ученые в Германии изобрели медицинские татуировки, меняющие цвет в зависимости от уровня кислоты, содержания глюкозы и альбумина в крови. Это позволит быстро диагностировать и следить за осложнениями диабета, болезней почек и печени.

4504

Рекомендации врача-выполнять или нет?

Шел обычный рабочий день кардиологического отделения.

После обхода своих пациентов и проведения диагностических процедур, я ожидала новое поступление.


На утренней летучке начмед предупредила меня о поступлении пациента по скорой, с острым инфарктом миокарда. Я должна была встретить пациента в приемном отделении, провести необходимые манипуляции с целью подготовки к  коронарографии.


На посту раздался звонок из приемного и я, прихватив с собой санитара с каталкой, направилась туда.


Однако, спустившись в приемное, никакой скорой и пациента с инфарктом я не обнаружила. Мне навстречу шёл улыбающийся мужчина средних лет, неся в руках огромные сумки( знаете, клетчатые такие, как у челночника). За ним семенила полноватая женщина, примерно того же возраста.


— Здравствуйте, доктор, а мы к вам!- приветствовал меня мужчина.


Я немного опешив от неожиданности, поздоровалась.


— Я лежал в вашем отделение три месяца назад, мне АКШ (аорто-коронарное шунтирование) делали, помните?


Конечно, всех по именам довольно трудно запомнить, учитывая поток пациентов, с которыми приходится сталкиваться, но лицо мужчины мне было знакомо.


— Припоминаю, а что привело вас сейчас к нам и вообще каким образом вы здесь оказались?( пациенты после операции проходят динамическое наблюдение, но в поликлинике стационара)


— Меня наша местная скорая привезла, но она уже уехала. Я был у кардиолога по месту жительства, мне сказали срочно показаться вам, они не знают что со мной делать.


И тут меня как током ударило, пациент после полостной операции, с тяжеленными сумками в руках( в течение полугода таким больным строго запрещается поднимать тяжести, чтобы сращение грудины проходило без осложнений).


— Почему вы не выполняете рекомендации и поднимаете тяжести, поставьте сумки на пол или отдайте жене?!- скорее это был не вопрос адресованный пациенту, а возмущение, которое касалось и его жены.


— Доктор, да они лёгкие, мне совершенно не тяжело, я как от вас выписался столько сил почувствовал, что и мешки с картошкой поднимал на даче, дрова рубил, жену на руках стал носить!- с чувством собственного достоинства произнес пациент, приобнимая смущенную супругу.


Настойчиво уговорив пациента поставить сумки на пол, мы продолжили разговор.


После небольшого опроса, стало известно, что в течение двух месяцев, пациента беспокоят неприятные ощущения и боли в области послеоперационной раны, отделение жидкости желтоватого цвета с неприятным запахом, а так же повышение температуры тела до 39 градусов. Однако, ко врачам он не обращался, область послеоперационной раны обрабатывал несколько раз в течение двух недель до приезда к нам, да и вообще пренебрегал методами элементарной гигиены.


Оставив жену в приемном отделении и усадив пациента на каталку, мы направились в отделение, дабы вместе с кардиохирургами провести осмотр послеоперационной раны.


Перед глазами предстала обширная гнойная рана передней стенки грудной клетки, размерами 12 х 8 х 5 см. В дне раны были видны участки некротизированной (погибшей) и сиквестрирующей (отдельные фрагменты) костной ткани, нижняя часть тела грудины отсутствовала. Так же в ране присутствовали участки хрящевой ткани 6-7 ребер справа. Грудина была подвижна, в нескольких местах, умеренно отделялось гнойное содержимое, имеющее резкий гнилостный запах.


Пациент был экстренно переведен в отделение гнойной хирургии. К сожалению, несмотря на проведенное лечение, включающее как хирургическое, так и консервативное, пациент скончался. На момент поступления, у него уже развились вторичные гнойные осложнения, а вскоре к ним добавился и сепсис.


А рассказала я вам это к тому, чтобы вы лишний раз задумались, как опасны могут быть последствия несоблюдения рекомендаций врача. Лечение каждого пациента это труд, в который врач вкладывает немалые силы, время, нервы и порой очень обидно осознавать, что он был напрасным.


Будьте здоровы и берегите себя!

Показать полностью
94

На волне постов об образовании (Медицинский ВУЗ)

Вдохновленный постами про обучение пикабушников за границей, решился я написать о своем опыте прохождения медицинского университета в глубокой провинции в средней полосе Российской Федерации. Не ну а чем мы, собственно говоря, хуже? Описывать буду конкретный ВУЗ, как было в других не знаю.

Учился я с 2012 года по 2018 в Пермской Государственной Медицинской Академии. Тогда она еще называлась академией, но в 2015-ом и легким движением пера академия провела ребрэндинг в университет. Зачем нужен был такой ренэйм - неясно.

Учеба у медиков длится шесть долгих лет, в которую включены согласно новой и постоянно меняющейся системе 3 года занятий на теоретических кафедрах и 3 года практики на клинических кафедрах. Учеба в медицинском ВУЗе только очная. Это означает, что посещение лекций и занятий является обязательным, и порой проверка посещаемости в ПГМУ доходила до абсурда. Например, я помню, как однажды у нас проверяли на выходе из аудитории рукописные конспекты. Тем у кого было недостаточно лекционного материала приходилось сидеть дописывать. А один злоебучий патологоанатом (от слово "галактика" до сих пор трясет) не прощал опоздания даже на 5-10 минут, щедро одаривая всех не успевших на поименную перекличку студентов. К чему такая строгость посещения лекций в 21 веке лично для меня навсегда останется загадкой, но медицина сама в целом очень консервативна, а на внедрение даже в образовательный процесс чего-либо нового уходят годы.


О чем мечтает каждый новоиспеченный иногородний студент по прибытии в город, где предстоит провести шесть лет жизни? Конечно же, вселиться в общежитие. Общежитие студентов-медиков в ПГМУ это отдельная гордость и секрет высокой подготовки медицинских кадров, которую признает большая часть других медвузов (что бы там ректорша не квакала с эканов про высокие квалификации преподов, именно общага и студенческая жизнь давали невероятный комфорт при обучении ).

Общага медиков находится в самом центре Перми и студенты могли себе позволять перед занятиями давать храпака примерно до 8 часов утра,а потом неспешно тащиться на пару к 9 (морофологический корпус находится в пяти, кроме шуток, минутах ходьбы. Экстремалы вроде меня вставали за 15, а то и десять минут до пары. Представьте для какой-нибудь Москоу-сити или Санкт-Петербурга встать за такое время? Сомневаюсь, что это возможно.


К сожалению, меня в общагу деканат сразу не пустил и пришлось какое-то время снимать комнату за 7000 рублей в квартире, где жили еще и хозяева. Вариант был такой себе и рассматривался только как временное убежище. Тем не менее, пока я обивал (каждый вторник) пороги деканата прошло незаметно 4 месяца. Но слава богу Гиппократу новый год удалось встретить в тепленькой и уютной общажке, где я и прожил 5 лет, прежде чем снова осознанно вернуться к съему отдельного жилья.

Общежития в ПГМУ смешанные. В одном и том же блоке могут жить и девушки и мужчины. Соотношение мужчин и женщин в общаге примерно 3-1. Подобная половая близость, я считаю, при правильной дозе позитивно влияет на образовательный процесс, ибо одновременно учиться и думать о сиськах и пёздах решительно невозможно. Но в таком изобилии свободы и представительниц противоположного пола можно забыть, зачем ты пришел в МедВУЗ (Плаксину привет). Нередко случались минипожары по причине колоссальной пьянки тех или иных отчаянных идиотов. Виновные, конечно, в последствии получали серьезный нагоняй. Однако никого за такие грешки из общежития не выгоняли, заведующая не позволяла, только "на ковре" в деканате потом перед скучающим от дежавю деканом приходилось делать лицо глубокого сожаления и раскаяния.


Ну и в начале последнего года обучения я осознано вернулся к съему хаты, так как веселая общажная жизнь начала сильно влиять на качество подготовки к экзаменам: возникали постоянные конфликты с молодняком. Короче, общага серьезно так закаляет характер и поднимает боевой дух, но всему свое время.

А вот в самом образовательном процессе было все ну очень негладко. Зачастую возникали странные перепады давления от одной кафедры к другой. То слишком сильно дерут, и приходится напрягать все извилины, то слишком слабо вплоть до покладки болта на посещение. Следует тем не менее упомянуть особо отличившиеся в процессе моего обучения кафедры, на которых я почти умирал от количества перевариваемой информации.


Гистология (наука о тканях) и биохимия - азы всея. Начинаются на 1-2 курсе и заканчиваются жесточайшим коитусом выяснением уровня подготовки в сессию. Знать все к экзамену было просто невозможно, однако на моей памяти никто из преподов не спрашивал ничего сверх того, что знать было необходимо. Однажды на паре по биохимии у меня пошла кровь носом аккурат под реплику профессорши, что "мы должны кровь из носу знать биохимию". Очень символично.


Фармакалогия (наука о лекарствах). Кому, какие, таблетки прописывать, как долго принимать, какие нельзя комбинировать, эффекты и т.д. Если не учить к каждой паре, то уже всего лишь через 2-3 занятия можно ощутить себя как на курсах по какому-нибудь Python или С+. Крайне сложно было подготовиться к экзамену, поэтому особенно сильно боявшиеся фармакологической сессии студенты выбивали себе "автомат". Надо отдать должное кафедре фармакологии ПГМУ, кстати. Так как она единственная, которая реализовала Болонскую систему в полном объеме.


После 3 курса наступает так называемый экватор, психологичекский рубеж после которого студенты еще 2 года пинают penis'ы, ибо уже точно не отчислят за неуспеваемость, так как гос.заказ на врачей ВУЗу нужно как-то выполнять. Тут тебе и автозачеты, и прощения долгов, и лекции в электронном виде. В этом лайтовом периоде отличились только одни, легендарные ребята - кафедра инфекционных болезней, на которой преподы в открытую студентов предупреждали, что на сессии будут использоваться глушилки (специальное разрешение от ФСБ на использование таких средств - не, не слышали). На входе в аудиторию профессорша лично шманала каждого студента на предмет наличия телефона, шпаргалок, и проч, а бедные врачи-ординаторы сочувственно ходили меж рядов, строя из себя наблюдателей. Справедливости ради надо отметить что, подобные меры пресечения списывания дали свои плоды. К ЭТОМУ ЭКЗАМЕНУ ГОТОВИЛИСЬ ВСЕ, без исключений. Те, кто умудрялся завалиться понадеявшись на авось, к пересдаче отрезвлялись и сдавали как надо, ибо сибирская язва или вич - это серьезно.


Списывали ли студенты-медики на экзаменах? Безусловно. На некоторых кафедрах это еще и поощрялось. Не ну а как еще запомнить тысячестраничный учебник? Знаешь, где брать инфу - и на том спасибо. На упомянутых выше кафедрах списать было труднее, но все равно возможно: очень скрытые шпоры, микронаушники и т.д.

Уф, пост получился длинным. Надеюсь, Вам понравилось  :3
Следующий пост будет про обучение в ординатуре и ответ на вопрос почему у нас так плохо с медициной.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: