14

Люцерис и Эймонд

На востоке сверкали молнии, и шел проливной дождь, когда Люцерис спрыгнул со спины своего Арракса, сжимая в руке послание матери. Конечно же, он понимал, что означает присутствие Вхагар, посему не удивился, встретившись лицом к лицу с Эймондом Таргариеном в Круглом чертоге, на глазах у лорда Борроса, четырех его дочерей, септона, мейстера, четырех десятков рыцарей, стражников и слуг.

– Гляньте на сие унылое создание, милорд! – выкрикнул принц Эймонд. – Малыш бастард Люк Стронг!


Самому Люку принц бросил:


– Ты промок насквозь, бастард. Из-за дождя, или же ты обмочился от страха?


Люцерис Веларион обратился только к лорду Баратеону:


– Лорд Боррос, я доставил вам послание от моей матери, королевы.


– От потаскухи Драконьего Камня, он хочет сказать! – принц Эймонд рванулся вперед и попытался выхватить письмо из руки Люцериса. Но лорд Боррос прорычал приказ, и вмешались его рыцари, разведя принцев. Один отнес письмо Рейниры на помост, где его светлость восседал на троне Штормовых королей древности. Никому доподлинно не ведомо, что же чувствовал в тот миг Боррос Баратеон. Слова тех, кто был тогда в Штормовом Пределе, весьма различествуют. Одни говорят, что его светлость покраснел и смутился, ровно муж, застигнутый законной супругой в постели с другои женщиной. Другие же утверждают, что Боррос, казалось, наслаждался мгновением, ибо его тщеславию льстило, что и король, и королева одновременно ищут его поддержки.


Но по поводу того, что было сказано и сделано лордом Борросом, все свидетельствующие сходятся. Не ведавший грамоты, он отдал послание королевы своему мейстеру, а тот взломал печать и прошептал послание в ухо его светлости.


Лицо лорда Борроса омрачилось. Огладив бороду, он бросил хмурыи взгляд на Люцериса Велариона и сказал:


– И если я исполню, что велит твоя мать, на которой из моих дочерей ты женишься, мальчик? – и лорд указал рукой на четырех девушек:


– Выбирай.


Принц Люцерис только и мог, что залиться румянцем:


– Милорд, я не свободен, и не могу вступить в брак, – отвечал он.


– Я помолвлен со своей кузиной Реиной.


– Я так и думал, – бросил лорд Боррос. – Ступай же домой, щенок, и вот что скажи своей суке-мамаше: лорд Штормового Предела не пес, которому можно свистнуть всякий раз, как придет нужда натравить его на своих врагов.


И принц Люцерис развернулся, дабы покинуть Круглыи чертог. Но принц Эймонд обнажил свои меч и сказал:


– Постой-ка, Стронг!


Принц Люцерис помнил данное матери обещание:


– Я не буду сражаться с тобой. Я прибыл сюда как посланник, а не воин.


– Ты прибыл сюда как трус и изменник, – отвечал принц Эимонд. – И я заберу твою жизнь, Стронг.


После такого лорду Борросу стало весьма не по себе.


– Не здесь, – проворчал он. – Он пришел как посланник. Я не желаю кровопролития под моей крышей.


И его стражники встали между молодыми принцами и сопроводили Люцериса Велариона из Круглого чертога обратно во внутренний двор замка, где его дракон Арракс, пригнувшись к земле под дождем, ожидал возвращения всадника.


Рот Эймонда Таргариена перекосился от ярости, и он вновь обратился к лорду Борросу, испрашивая дозволения удалиться. Лорд Штормового Предела пожал плечами, и ответил:


– Не мне указывать вам, что делать, когда вы не под моим кровом.


И рыцари его расступились, а принц Эймонд ринулся к дверям.


Снаружи бушевал шторм. Сплошной пеленой лил дождь, по замку перекатывался гром, то и дело от исполинских бело-голубых молнии вокруг становилось светло, ровно днем. Такая погода плоха для полета, даже драконьего, и Арракс изо всех сил старался удержаться в воздухе, когда принц Эймонд оседлал Вхагар и отправился в погоню. Будь небо спокойным, принц Люцерис мог бы оторваться от преследователя, поскольку Арракс был моложе и быстрее... но день был ненастным, и случилось так, что драконы сошлись в небе над заливом Разбитых Кораблей. Люди на стенах замка видели в отдалении вспышки огня и слышали крик, что прорезался сквозь гром. Затем два зверя сцепились, а вокруг них трещали молнии. Вхагар была в пять раз крупнее своего противника и закалена в сотне пережитых ею битв. Начавшись, такая схватка долго продлиться не могла.


Изломанное тело Арракса рухнуло вниз, и штормовые воды залива поглотили его. Тремя днями позже к подножию скал под стенами Штормового Предела выбросило голову и шею дракона – на радость крабам и чайкам. Туда же вынесло и тело принца Люцериса.


И с его гибелью война воронов, послов и брачных договоров подошла к концу. Пришло время настоящей воины, войны огня и крови.



Принцесса и королева

Люцерис и Эймонд Игра престолов, ПЛИО, Песнь льда и пламени, Принцесса и королева, Эймонд Таргариен, Люцерис Таргариен, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

+1

Полный игнор буквы "й")

раскрыть ветку 1
+1

Спасибо)