38

Любить нельзя забыть

Все про дурацкий вирус, а я про другое спою…


Накануне посмотрела «Меня зовут Кхан». Сам фильм понравился, добрый. Задел романтизированный образ главного героя, точнее его особенности – синдрома Аспергера. На протяжении почти 3-х часов фильма, можно наблюдать, какой главный герой со всех сторон положительный, как людям сложно воспринимать его таковым, как он справляется с трудностями и меняет мир и мнение окружающих о себе к лучшему. Но это фильм Болливуда.

А я тут посижу с прозой жизни...


Я немного зациклилась и сутки не вылезаю из темы. Научно-медицинские и информационные статьи (сплошные противоречия: болезнь это или особенность, выделять в отдельную категорию или оставить в группе расстройств акустического спектра, социализировать Аспи или подстраиваться под них и т.д.). Ещё я перечитала все соответствующие автобиографические посты на Пикабу. И истории родителей про своих детей-аутистов. Но не нашла того, что искала: обратной связи от партнеров Аспи. От их жен и мужей.


Напишу свои наблюдения. Субъективно и многословно, но вдруг кому-то пригодится. Может, получу в ответ другие истории, что тоже полезно. Я до сих пор не понимаю, что это всё такое было...


Я была в отношениях с представителем Аспи. Диагноз он поставил себе сам, о чем сообщил мне на раннем этапе общения. Я почитала, о чем речь, но не придала большого значения самодиагностике. И зря. У меня не получилось ужиться с этим, не хватило терпения понять и принять. Тем более, что сама не эталон здоровой психики.


Иногда я думаю, что с телесными болезнями и физическими увечьями партнера справиться проще, чем психологическими отклонениями.


Когда человек ограничен в подвижности, например, можно привыкнуть и создать «среду обитания»: костыли, коляски, автоматизированные или импровизированные системы мобильности, протезы – пристроил и можно жить.


Или язва желудка: соблюдай диету и будет тебе ремиссия.


Или даже СПИД: принимай терапию и будешь жить долго и полноценно, рожать здоровых детей.


Возможно, я сравниваю теплое с мягким, но я не хочу обидеть никого. Это просто аналогия. Я к тому, что у партнеров есть варианты, как устроить свою жизнь особым образом, есть  инструкции, лекарства, оснастка.


А с психическими расстройствами «условных костылей» нет. И лекарствами не всегда что-то купируется. И на терапию ещё уговори сходить... Правила игры меняются постоянно. Невозможно предугадать, где и когда что-то сломается.


В кино упростили, Кхан боится желтого цвета и громкого звука. Как просто, убираем это и все счастливы. Только хер там плавал. В течением времени можно конечно определить, что точно не нравится конкретному Аспи. Но список бесконечен и изменчив.


В фильме, если что-то идет не так, Кхан теряет ориентацию в пространстве, пугается, становится беззащитным и понятным. А в жизни Аспи в лучшем случае дистанцируется, в худшем проявляет агрессию. И в абсолютном большинстве случаев вообще не очевидно из-за чего. И даже развернутые объяснения, попытки достичь понимания всё только усугубляют, потому что Аспи – это реально инопланетяне. Здесь логика основывается на фактах и привязке фактов к аналитическим выводам. Зачастую очень абстрактным, субъективным, слишком сложным и даже абсурдным. Но логичным, в заданной системе координат. Если на простых числах: например Аспи принимает в одной задачке, что 1=3. И выражения 1+1 и 3+3 тождественны. Но ему так нравится решение, что данное правило распространяется им за пределы конкретного примера. И ты хоть убейся, но не докажешь, что 1+3=4. Ведь у Аспи это то 2, то 6, в зависимости от фазы Луны (каких-то иных коэффициентов и поправок, о которых ты вообще не догадываешься). Как в игре World of Goo, суть которой выстраивание конструкции необходимой конфигурации из подвижных шариков, на разных уровнях шарики обладают разными способностями. Этот алгоритм игры, на мой взгляд, наиболее наглядно смахивает на построение логики Аспи. У тебя есть две точки опоры (факта), а дальше можно нагородить интеллектуальных конструкций «космического масштаба и космической же глупости», но истово верить в них и всю структуру. Извини Грета, ты тут к месту...

Любить нельзя забыть Мат, Синдром Аспергера, Расставание, Отношения, Психология, Истории, Длиннопост

И ты всегда проигрываешь. Оправдываешься – значит виноват. Молчишь – значит соглашаешься с обвинением. Все твои слова будут использованы против тебя.


Я какое-то время подозревала, что он банальный абьюзер. Какое-то время считала, что просто кто-то из нас мудак, возможно даже я)) Большую часть времени я пыталась понять его: найти приборную панель и уловить закономерность её показателей. Но током херачило так сильно, что нормально вести наблюдение не получалось.


И конечно, я не считала, что проблема исключительно или большей части в нём. Отнюдь. У меня расстройств тоже хватает, вероятно, эти расстройства были просто несопоставимы.


Но, «я бал мал и глуп, и не видал больших залуп», поэтому попытки построить семью на почве обоюдной неполноценности продолжались до тех пор, пока от взаимности не осталось камня на камне.


В результате череды перепалок печальной низости мы разошлись если не врагами, то точно чужими друг другу. Не надо так.


И так, по списку:


1) Зацикленность на повторении и соблюдении рутин и ритуалов.


Музыка. С пробуждением и перед сном. Я привыкла засыпать в тишине. И встречать новый день тихо, в своих мыслях. Ежедневная утренне-вечерняя пытка шумом выбешивала. Аспи включал, я выключала, он выключал, я выключала. Сначала молча, потом с руганью. И так до тех пор, пока кто-нибудь не уступит. Оставшись злым и раздосадованным. Позже пришел компромисс в виде вечернего Chillout радио, ещё позже музыка закончилась. Я отстояла свою тишину. Но мне этого не простили.


Новые вещи. Нельзя было стирать новые тряпки. Новые футболки одевались сразу в магазине – нравился запах. А свежекупленные кухонные полотешки из Икеи были жестоко казнены после осквернения стиркой. Большой и взрослый мужчина, сидит на полу кухни и молча режет в мелкую лапшу полотенца. Один за другим. Без злости, спокойно, серьёзно, с полным погружением. Это выглядело жутко.


Формализм. Зачастую отсутствие какой-либо реакции на попытку взаимодействия, если не была соблюдена конкретная форма обращения или процедура. Не произнесено имя. Не произнесено слово. Просьба озвучена неоднозначно, недостаточно конкретно, не продублирована текстом, выдана аудиосообщением, что не является информацией в принципе. И ещё куча подобных оговорок, которые обескураживают и зачастую кажутся мерзкой бюрократией, ленивой отговоркой, надменностью, ебанутостью, чем угодно.


2) Аскетизм.


Аспи был совершенно неприхотлив. Его собственная берлога, по-другому не назвать, производила унылое впечатление. Старая мебель, старые книги, отделка стен растворилась с течением времени, дощатый пол (в квартире, Карл!), отсутствие минимальных признаков уюта – штор, полок, мелочей. Пустота и разруха. Потому, что ему самому по себе больше ничего и не надо. Спать можно и на голом полу. Две пары обуви на все сезоны – ботинки и кроссовки. Две любимые синие ветровки. Один он мог не мыться, не есть, а только курить и читать.


3) Замкнутость, социальная изоляция, болезненная ревность.


Друзья. Один близкий и давний друг. Общение очень редкое и кратковременное. Отсутствие потребности в обществе, неприятие и игнорирование компаний, вечеринок, корпоративов.

Мама, бывшая жена, дочь. Общение вынужденное, больше напоминало неприятную обязанность. Это не связано с плохими отношениями, т.к. по дочери он искренне скучал. Маму любил. С женой расстались ровно. Просто частота общения, которую предполагают такие связи, была Аспи в тягость.


К моим подругам относился +/- ровно. Если не считать замечаний формата «шлюха» или «у неё жирная спина» прямыми оскорблениями, а я именно так и считала. И продолжаю считать. Несмотря на то, что для Аспи отсутствие социальной чуткости и прямолинейность - норма, какие-то вещи можно же просто выучить? Даже собака учиться терпеть до улицы и не гадить в доме…


Ему было легко отказаться от участия в социально-значимых событиях, встать и уйти, не думая, что подумают другие. Или отказать в помощи соседке, потому, что он не хотел делать то, о чем она просила. Или ему не нравилась она сама. Он вообще совершенно легко говорил социально неприемлемые вещи в глаза. За подобные действия его естественно считали маргиналом и хамом. Иногда, я думаю, он этого и добивался.


Он легко обижал близких. Походя. Мог сказать своей пожилой маме, что рубашка, которую она привезла ему из отпуска – говно, носить не будет, пусти на тряпки. Вот такими словами. У меня челюсть падала от подобных сцен, мне её жаль. Ведь она обречена на него, единственный сын. Иногда он извинялся, искренне, за то, что обидел, но только когда ему объясняли на пальцах. И не усваивал алгоритм, истории повторялись как под копирку.


Бесконечные попытки втянуть в своё отшельничество меня. При том, что я всегда считала себя интровертом, уровень его изоляции меня угнетал. Раем был бы необитаемый остров на двоих. Что не раз было озвучено: «под колпаком, ты и я, больше никого». И действительно, наедине, особенно, если изоляция имела длительный характер – несколько дней, недель, Аспи был сильно ближе к нормальности, чем обычно. Он даже был как будто бы весел и открыт, насколько это вообще возможно.


Но т.к. мы живем в социуме, конфликты возникали ежедневно. Я ничего не должна была обсуждать ни с кем, а понятие «друг» мужского рода вызывал кризис. Мне было неприятно узнать, что рядом с ним, со слов друзей, я выгляжу как комок нервов, что я, совсем не я, а грустное зрелище наказанного и напуганного ребенка.


Общаться с коллегами не только на рабочие темы, пить кофе в компании друзей, среди которых есть мужчины – вспышки ревности. Заехать к другу на новоселье, уехать с корпоратива с коллегой на одном такси (женатый мужчина, живем неподалеку друг от друга) – клеймо шлюхи от Аспи.


Друг, проезжая мимо заехал в гости (Аспи демонстративно собирал вещи, пока мы мирно пили кофе на кухне, друг быстро уехал, чтоб не обострять, а Аспи полночи сидел в машине под окном, не уходя и не возвращаясь) – «ты таскаешь в дом мужиков». Абсурд. Таких историй у меня - как у дурака фантиков. И если не рассматривать их в общей сетке странностей диагноза - это просто дичь.


Хотя не отказываюсь, что часто подкидывала говна на вентилятор, в попытках довести ситуацию до абсурда или просто на зло. В конце концов, когда тебе постоянно говорят, что ты шлюха, устаешь переживать и начинаешь соответствовать. Длинные ногти, короткие платья, высокие каблуки - все это носят шлюхи, ну ок, всё это будет на мне. Хотя сейчас, когда никто не говорит мне что носить, я ношу платья-балахоны до пола и короткие ногти, мне так удобно на самом деле. Он постоянно наступал мне на хвост, я демонстрировала ему то, что у любого зверя под хвостом.


4) Моё чувство опасности и его «чувство острой несправедливости»


Складывалось впечатление, что человек постоянно на войне и кругом враги. С ним всегда было небезопасно. А в большом скоплении людей – страшно. Вот это чувство тикающей бомбы, нарастающей тревоги, ожидание вспышки справа. Причем не от окружающих, а от него. Он находил конфликты везде и со всеми. Он считал, что у меня ПТСР, может быть, но почему оно было только рядом с ним?


Не пропускать картеж спецтехники, потому, что они в пробке едут с проблесковыми маячками, но без звукового сопровождения, не соблюдают ПДД. А потом вообще остановиться и пойти качать права.


Не идти со мной по одной стороне обочины дороги, потому что пешеход обязан направляться в сторону, противоположную движению автомобилей, а я шла с ребенком по движению (т.к. эта обочина хотя бы была, в отличии от противоположной). Ебучие 20 м принципиальности. А я чувствовала себя ненужной и неважной.


Заставить водителя автобуса остановиться и подобрать бабульку, которая бежала к остановке. Хорошее доброе дело. Только бабулька оказалась ссаной бомжихой, вообще не помнящей, куда она едет и зачем, в летнюю жару в полном автобусе. Ехали дальше, под ругань и плевки пассажиров, предлагающих нам забрать старуху себе.


Ещё одно доброе дело, которое стоило мне комка нервов. Как-то на Ярославке он заметил заглохшую машину и голосующих людей. Остановился, и выяснилось, что они заглохли, сел аккумулятор. Чтобы их завести нужно было развернуться лицом к потоку. Было очень снежно, а машины ехали быстро. Я не успела выйти, он не предложил. Пока он разворачивался в левом ряду на оживленной трассе, я ожидала очевидного удара в свою сторону, но в тот раз обошлось. По дороге обратно я фыркала на него и ругалась, он спросил, что сделал не так, ведь просто помог людям. Им было надо. А я просто очень испугалась.


Когда мы только начали общаться, он разбил машину друга. Потом чуть не спровоцировал аварию, в последний момент уйдя от столкновения на большой скорости, я помню как взвизнула, когда меня отбросило инерцией в окно, хотя я была пристегнута. С тех пор я стала бояться ездить с ним. И не зря, водил он неаккуратно и небезопасно. Но очень обижался на мой страх.


Как-то после пересечения Крымского моста, я отошла в туалет на 5 минут. По возвращению машина была в окружении таможенников с собаками, Аспи гордо пиздавал в даль что-то выяснять у кого-то главного, а ребенок плакал в панике в закрытой машине. Как оказалось, Аспи просто отказался открывать багажник для формального осмотра. Чем естественно вызвал подозрение, вопросы и очередной конфликт. Я не поддержала его, открыла машину, которая на тот момент уже никому не была интересна, чтобы просто закончить это и уехать. И когда мы поехали дальше, меня била истерика от усталости и непонимания. Ну почему нужно создавать трудности на каждом шагу?! Он сказал, что я предала его в очередной раз. Да, наверно. Мы часто ругались из-за этого. Я постоянно чувствовала себя в опасности, а он преданным.


Сколько было этих больших и маленьких конфликтов - много. Чересчур. При том, что я как в истории музыка против тишины, из противоположного лагеря. Т.е. в детстве могла молчать, если в транспорте кто-то наступал мне на ногу. Боялась попросить сдачу, если мне забывали её дать. Стеснялась подавать голос, чтобы остановили на нужной остановке – ехала дальше, пока кто-нибудь не выходил. Привлечь к себе внимание было диким стрессом. Сейчас, конечно, всё сильно проще, но постоянно оказываться в центре местечковых конфликтов очень изматывало.


Если складывалась ситуация, которая не устраивала его, он уходил. Всегда и в любое время суток, в любой сезон. Иногда это были просто ссоры, и всё было понятно. А иногда у меня опускались руки от непонимания ситуации. Он уходил, когда мне было откровенно плохо физически, но приехала моя мама, и он не смог находиться рядом. Он уходил, когда уставал от моего «мракобесия», например, когда я подобрала котенка с улицы и дала ему теплую грелку. Аспи назвал меня «яжематерью» и ушёл, котейке грелка очень понравилась, и в перерывах между блевой и поносом она с удовольствием спала на ней, а я всю ночь сидела рядом. Меня опять оставили в беде. И я не понимала за что.


Когда я сделала себе грудь, Аспи выхаживал меня, обрабатывал швы, это, пожалуй, было лучшее время за все 3 года. А через месяц, когда раны затянулись, он оставил мне на лице шрам. Вероятно, хотел сбить цену, чтоб была не так популярна на панели, зачем же ещё женщины делают себе грудь)) Закономерный финал.


5) Интеллект, память, навыки.


Он, пожалуй, самый начитанный, умный и сложный человек, из тех, кого я знала лично. С феноменальной памятью. С ним всегда было интересно. Темы разговоров не иссякали и не надоедали. Он как и Кхан, чинил почти всё, умел почти всё.

Любить нельзя забыть Мат, Синдром Аспергера, Расставание, Отношения, Психология, Истории, Длиннопост

Работал аккуратно, результат был качественный и долговечный. Не всегда сразу, но он не останавливался, пока не получалось. Даже не смотря на то, что я зачастую была недовольна. Но не работой, а потому что параллельно обязательно уже случалось какая-то очередная жопа. У меня он сам сделал ремонт почти во всей квартире. Он очень вкусно готовит. Он всё умеет и может, но ему ничего не надо для себя. А ещё у него были очень сильные выживальческие навыки, так что я думаю, что на необитаемом острове можно было бы комфортно жить.


6) Эмпатия.


С ним было хорошо молчать. Уютно. Он помогал, если просила (если правильно просила). Он всегда первый шел на примирение, искренне и открыто. У него нет моей гордыни и страха быть осмеянным. Он всегда поддерживал меня, защищал, опекал, утешал. И если бы не моё субъективное ощущение опасности от него, если бы не его внезапные уходы, я бы сказала, что он очень надежный. Иногда казалось, что он понимает меня лучше, чем кто-либо. Да, тот же Аспи, что и вышеописанный социопат. И когда он закрывался, уходил в себя или уходил совсем, это был словно другой человек. Мрачный, отчужденный, непробиваемый. Когда я пересматриваю к/ф «Дневник памяти», всегда плачу на моменте, когда Ной просит вернуться Элли, которая только что помнила его, но вот уже вновь забыла. Я так же горько провожала всегда уход того моего родного Аспи, который меня понимал. Почти всегда этот уход был внезапный, нечестный. И необратимый.


А, ещё вишенка на торте, сама прошла тест:

Ваши Аспи-результаты: 144 из 200, высока вероятность, что Вы – Аспи.


А раньше было меньше 120… С кем поведешься, от того и наберешься. Или я прогрессирую. Или одно из двух.


И сегодня начался 404 день как все ошибки закончилось.


Ну вот и всё, я иссякла. Спасибо всем, кто прочитает. Не болейте.

Любить нельзя забыть Мат, Синдром Аспергера, Расставание, Отношения, Психология, Истории, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

+6

Очепятка: "расстройств акустического спектра"

"Диагноз поставил он сам" - После этого длиннопост не читал. Слишком много неизвестных.

+5

Мне кажется, он никакой не аспи, а банальный мудак. Может с некоторой ебанцой, которая в силу мудачества характера приобрела крайние формы. Но покажите мне человека без ебанцы. Просто не-мудаки эту ебанцу сдерживают и не дают ей вылиться на окружающих, а мудакам насрать.


А контроль партнера, попытка его изолировать от его окружения, рукоприкладство, патологическая ревность и "все шлюхи" - это вообще классика, но отнюдь не аспергера.

раскрыть ветку 1
+1

А контроль партнера, попытка его изолировать от его окружения, рукоприкладство, патологическая ревность и "все шлюхи" - это вообще классика, но отнюдь не аспергера.

Полностью согласен!

+4

Вот прям не уверена, что это аспи, диагнозы должны ставить профессионалы. Аспи-тест, например, всех нейроатипичных записывает в аспи. А среди нейроатипичных так-то и первичные психопаты есть.

+4

Дичь какая-то. Пока читал, появилась мысль: мне кажется, классификация душевных расстройств, это дело профессионалов, а для простого обывателя, он просто псих.


Знаю одного такого. Логика вообще отсутствует, хотя живёт как обычный человек, закончил ВУЗ. Но с логикой жёсткие проблемы. Однажды он на важной встрече налепил себе на лоб влажную салфетку. Позже объяснил это тем, что у него мозг закипел, так он хотел его остудить. На работе он как механизм, может часами повторять однообразную рутинную работу. Ревновал свою подругу так, что звонил каждые два три часа, спрашивал где она, что делает (бедная девушка).

Одним словом, псих по моему.

+3
Шикарный интересный пост, спасибо, было познавательно! Кстати, Меня зовут Кхан - один из моих любимейших фильмов🤫
+2

Кхм, сразу уточню - я на собственной шкуре знаю что такое сенсорная перегрузка и еще некоторые другие "нейроатипичные" особенности восприятия. Возможно при обследовании в детстве у нужных специалистов даже был бы диагноз типа РАС, но никто не заморачивался.

Так вот в вашем описании от Аспи процентов максимум 10, в части про друзей и сложности с поддержанием социальных связей. А на 90% абсолютно типичный мудак-манипулятор, типичнее некуда.

+2

сочувствую, что вам пришлось пережить такой опыт... не очень на аспергера похоже, скорее на какое-то тревожное расстройство. в любом случае, чтобы быть с ними рядом, нужно иметь большой запас устойчивости, чтобы выдерживать их сильные эмоции и не разваливаться самим. вы держались, сколько могли, и я рада за вас, что вы почувствовали, где у вас граница, и ушли, когда не смогли больше. это важный опыт. у меня была любимая подруга с симптомами пограничного расстройства, это тоже было очень тяжело и мне тоже пришлось в итоге уйти. в точности как вы написали - вот ещё всё хорошо, и вдруг резкий необратимый уход, что не достучаться никак... очень сложно перестать ждать возвращения.

+2

Спасибо за такой подробный рассказ. Очень интересно. Индийский фильм не видела. Но, я так понимаю, в моем (и многими) любимом сериале "теория большого взрыва" главный герой - Шелдон Купер именно с этим синдромом? (Поправьте если ошибаюсь). Сериал очень популярен, актер очень мил, сюжет забавен. Я думаю у многих из-за этого складывается ощущение, что синдром Аспергера не так страшен. Что это просто милый ботаник. Поэтому было очень интересно прочесть именно "обратную связь".

Хотя с другой стороны, посмотришь на окружающих и задумываешься: их тоже проверить не мешало бы. (Нет здоровых, есть не обследованные). А уж самой пройти такой тест вообще страшновато. Кто его знает как меня видят окружающие. :(

Терпения вам, и нам, и всем и удачи.

0
О, я тоже люблю этот фильм. А ещё мне нравится "Тёзка", тоже американско-индийский фильм.
0
После слов: диагноз себе поставил сам- встаем и идем. Подальше.
0

Узнать подробнее о мире аутистов можно здесь: Аутистические расстройства

0

Про парнишку с синдромом Аспергера есть хороший бельгийский фильм "Бен Икс".

Очень жёсткий, но с неправдоподобной концовкой.

-9
Я - психолог. Не обычный. Есть на Вашу ситуацию мнение. Причина в элементарном. И Вы, и Ваш партнёр зациклены на себе. Даже, когда кто-то действует во благо других, он это делает для подпитки своего эго. Что делать ?... Далее много текста. И не бесплатного. Не уверен что это нужно.
ещё комментарий
Похожие посты
1162

Анатолий Вассерман про Грету Тунберг и синдром Аспергера

Грету Тунберг жаль, синдром Аспергера пока неизвестно, как лечить. Синдром Аспергера – это одно из расстройств психики, относящихся к категории аутизма, то есть отключение от внешнего мира и сосредоточение на внутренней жизни. Грету Тунберг выбрали для рекламы, потому что при синдроме Аспергера человек если выходит за пределы своего внутреннего мира, то сосредоточивается, как правило, на первом, что зацепило его внимание, и уже не может переключиться ни на что другое. Вообще, многие душевные расстройства проистекают из явления доминанты, открытого русским психологом и нейрофизиологом Ухтомским, а именно, если в мозге возник очаг активности, он дальше перетягивает на себя все, что могло бы стать предметом других очагов активности, и все мысли замыкаются, грубо говоря, вокруг одной темы.


Когда это самое доминирование слишком развито, возникают самые дикие расстройства, вот, например, если у человека мания преследования и он за день увидит двух человек в похожей одежде, то будет твердо уверен, что за ним следят, потому что у него доминантна мысль именно поиска преследования. Кстати, многие вполне добросовестные психологические методики тоже опираются на это самое доминирование, есть несколько методик, одна из них известна под названием «транссерфинг реальности». Так вот, все методики этой группы основаны на том, чтобы возбудить внимание к возможностям, так или иначе способствующим достижению конкретной поставленной цели, - и вы начинаете замечать даже самые мелкие благоприятные для этого возможности.


Один мой любимый пример по этой части: я уже 35 лет знаком с психологом Ириной Борисовной Моразовской, 25 лет из этих 35 мы даже играли в составе одной команды в «Что? Где? Когда?» и «Брейн ринг». Так вот, когда мы с ней где-нибудь гуляем и на земле лежит монета, она заметит ее намного быстрее меня, даже если монета лежит так, что удобнее ее заметить мне, потому что она еще в детстве увлеклась собиранием монеток на улице и у нее, соответственно, настроен этот очаг внимания. Большая часть психологических методик нацелена на то, чтобы целенаправленно фокусировать внимание в нужном направлении, но, к сожалению, как всегда, у явления два конца. И вот этот механизм доминанты, который человек может использовать к своей выгоде, может срабатывать к упущению.


В частности, синдром Аспергера, - это как раз слишком легкое включение механизма доминанты, когда человек зацикливается на какой-то несущественной для него мелочи и не может с нее переключиться. Когда такое происходит, уже все происходящее вокруг начинает восприниматься в контексте этой мелочи. С Гретой примерно такое и произошло. Печальная картина.


Источник: Анатолий Вассерман про Грету Тунберг и семейное насилие https://psychosearch.ru/journal/faq/extract/713-anatolij-vasserman

196

Привет, люди с аутистическими нарушениями

Привет, люди с аутистическими нарушениями Психология, Аутистические расстройства, Синдром Аспергера, Шизоидность, Длиннопост

Если вы можете сказать про себя слово «интроверт» (как и я) то вас, скорее всего, можно заносить в эту категорию. Другое дело, что категория, мягко говоря, размыта. И в неё от души навалено сразу несколько синдромов.


Но сначала главное. Итак, есть версия, что мозг приматов развился до невероятных высот рода Homo из-за социальных взаимодействий. Это когда надо думать за себя, потом как вон та обезьяна-вожак, потом его ближайшее окружение, потом как все омеги (можно посчитать их за одного, ладно), нужно продумать действия, понять, что они сделают в ответ, учесть, что они могут предсказать такой ход наших мыслей. В общем, кончается это рекурсией и высокой вычислительной сложностью. Механизмы, позволяющие прогнозировать реакции других — начиная от зеркальных нейронов — так плотно в нас вшиты, что если мы посмотрим видео про зубного и его пациента, то почувствуем сами отголосок его реакции.


Плюс отклонений аутистического спектра — это когда вся вот эта мощность, направленная на выявление тысяч закономерностей в социальной жизни, была переброшена на что-то другое. Например, на анализ сложных систем в математике или разработке. Или на теоретическую физику. Или на музыку. Или на искусство. Гипотеза, разумеется, пока не так чтобы очень доказуемая, и не факт, что эта «мощность» была вообще. Но, тем не менее, этой моделью легко пользоваться, рассуждая про лёгких аутистов.


А теперь давайте разбираться в деталях.


Степень уезда крыши


Градация такая: есть шизотимик, это абсолютно здоровый человек. Шизоид — это всё ещё социально допустимый, но уже странный. А шизофреник — это когда человек во время обсуждения кода может спросить: «Ты чё такой грустный?» и выбросить компьютер в окно. Ну или порезать кого-нибудь. Но чаще у них нет ресурса всё это делать, они лежат, пускают слюну и смотрят ковёр. Я сейчас утрирую. Я вообще тут много утрирую, потому что хочу донести пару важных вещей про характер поведения, которые лично мне были очень полезны. Сама по себе тема жутко чувствительная для родителей и родственников, но сейчас я с вами буду говорить как «аспер» с «асперами».


Итак, шиза косит людей по двум основным причинам:


1. Врождённый фактор

2. Фактор среды.


В смысле, можно уже родиться яркой личностью, а можно приложить усилия и стать. Ну или кто-то другой может направить вас по этой карьерной лестнице.


Первый случай ген-среды — баг в ДНК, который заодно покоцал нервную систему. Потому что вероятность сбойнуть на таком участке кода, чтобы не задеть ЦНС, вообще-то, довольно мала. То есть почти любое хорошее генетическое отклонение часто сопровождается разными видами повреждения нервной системы. Второй случай — достаточно, например, повредить шею во время родов. Вообще-то это фактор среды, но заболевание тоже получится врождённым. Повредится кровоток к мозгу, и вот уже вы растёте без части обработки данных. Не автофункцию «вдох, выдох» же выкидывать, правильно? Кстати, это синдром Ундины, и если какой-нибудь попавший осколок отобьёт пациенту этот участок лимбической структуры мозга, то умирать человек будет не от асфикции, а от недосыпания. Угадайте, почему. На самом деле ситуация «ген-среда» гораздо сложнее. Например, если вам достанется дефект, который отправит вас в больницу на первые несколько лет жизни, то у вас не будет обычных для человека стимулов, и половина ваших нейросетей обучится не на том материале. В итоге дефект мог касаться только костей, а связанная с ним среда отыгралась на психике.


Например, самый роскошный вариант — синдром Ретта. До 2-3 лет всё выглядит нормально, а затем ребёнок перестаёт играть и говорить. Если вы видите аутиста-девочку в возрасте 3 лет, потирающую руку о руку движением «умывания» — не стоит говорить родителям, что это юное создание погибнет в подростковом возрасте от паралича дыхательных мышц. Потому что лечение сейчас как раз ищут.


Чтобы стать шизоидом или шизофреником во взрослом виде, надо хотя бы немного постараться. Подходит сильный стресс, интересные родители или другой осложнённый семейный анамнез, родственники и коллеги-начальники, всякие пограничные состояния (вроде трёхдневного накатывания и закатывания обратно большого релиза или год сгоревшего дедлайна), разные прикольные депривации сна и еды, злоупотребление психоактивными веществами (как насчёт белочки, сэр?) и так далее. Способов миллионы, включая органическое повреждение мозга. Например, если мать с вирусом герпеса, а ребёнок прошёл родовыми путями вместо Кесарева сечения — вирус может сожрать кусочек нервной ткани.


Вообще, шизофреников отличают от остальных ярких личностей по негативной симптоматике.


Продуктивная — это когда добавляются новые фичи. Например, тот же бред или панические состояния — очень даже продуктивные. А негативные — это когда какие-то куски ветвера становятся недоступными. Например, перестал испытывать эмоции — негативная. Нет чувства сострадания — негативная. И так далее. Диагноз обычно ставится по дефекту, а продуктивная симптоматика приходит в ассортименте. Кстати, таким людям могут дать инвалидность за лежание на диване, потому что это будет систематическое лежание: человек просто не сможет встать и пойти на работу. Ресурса психики не хватит. Аутистов этой группы я не рассматриваю по причинам того, что это далеко не главная особенность такого человека.


Если кукушка поехала не так сильно, то присваивается почётное звание шизоидного психопата. Как и у шизофреников, у них есть яркие отличия от нормы (за понятие нормы, кстати, тоже можно устроить лютейший холивар среди психологов и психиатров), но в основном, в отличие от шизофреников, они сохраняют контакт с реальностью. Однако они обладают похожими странностями, которые мешают им жить, выражены в любых жизненных ситуациях и постоянно. Именно тут лежит первая большая группа аутистов. Скажем так, совсем аутичных, наглухо.


Кстати, весь этот рассказ заведомо упрощён и не совсем точен, плюс очень сильно зависит от источника. Тоже хорошее место для холиваров, но я вынес следующее: вокруг этих двух вложенных колец из центрального шизофреничного и следующего за ним шизоидного грустно стоят акцентуанты. Это почти как психопаты, только они в нужный момент могут взять себя в руки и проконтролировать проявление расстройства. Такие шизоиды могут учиться, работать и заводить отношения. Их иногда тоже называют аутичными (за компанию, а то чего они тут тусуют).


Нас интересуют акцентуалы и те, кто получил Аспера по каким-то другим причинам не как дополнение к основному диагнозу. И именно про них я дальше общался с психологами. Первопричиной было то, что многое можно поправить играми, но по ходу пьесы мы как-то разговорились про математиков, и я признался, что сам такой. А дальше пошло-поехало.


Ура, теперь переходим к делу!


Итак, представьте, что у кого-то проблема с ЦНС из-за натуральных причин или чуть-чуть поехала кукушка из-за среды. Сверху может наложиться отличная защитная реакция, которая стабилизирует кучу всего и многое пофиксит, но зато поимпактит сенсорику. Или просто человек не так разовьёт свои нейросети в детстве. Ну или крыша слетит сразу в нужную сторону, и так или иначе будет аутистическое отклонение. Это, если коротко, итог ещё одной двухчасовой беседы с психологом коррекции.


Аутизм — это общий термин для всего набора непонятных состояний, когда у человека социальный дефицит и коммуникативный дефицит.


В итоге есть две большие группы:


1. Каннер и прочие радости ситуаций, когда что-то радикально поломалось. Это не вы, потому что с Каннером шансов прочитать Хабр у вас где-то в дельта-окрестности нуля.


2. Аспергер — это шизотипическая психопатия. В смысле, это когда человек просто гик, отаку, хиккикомори или senior-разработчик. Я не прикалываюсь. Даже если вы просто любите читать книги на природе, вас уже можно забирать по Кречмеру. В эту группу сваливают всё то, что хоть как-то отдаёт аутистическими отклонениями. Кстати, само определение синдрома — тоже лютейший холивар среди психиатров. Очень рекомендую к обсуждению.


Как получить аутиста второго типа? Злобные психиатры шутят, что самый простой способ — скрестить разнополых физика и математика. В результате у вас будет интересное генетическое сочетание со склонностью к концентрации внимания на абстракциях. И воспитание, полностью защищающее ребёнка от удара лопаткой в нос, объятий и других сенсорных стимулов. Характерный пример: в семью потомственных математиков в гости пришёл дедушка и посмотрел, как внук играет. И высказал тезис, что играть — это несерьёзное занятие, взрослые этим не занимаются. Внук дедушку очень уважал и в силу возраста не мог отложить осуществление его тезиса на будущее. Он спросил, что ему делать, чтобы это было серьезно. Дедушка разъяснил, что решать задачи. Через полгода постоянного решения задач мальчик появляется на пороге кабинета психолога.


Что нормально при таких нарушениях?


* Позднее развитие речи. Ребёнок может начать понимать всё происходящее куда раньше, чем научится подавать хоть какие-то символы на выход. И есть обратный редкий вариант: заговорил раньше, чем пошел. Причем возможно, что сразу целыми фразами.


* Избирательная чувствительность ко внешним стимулам. Если вы можете работать при грохочущем перфораторе или под тяжёлый рок, но при этом вас бесит шуршание пакета или чавкание соседа в опенспейсе — это оно. Или даже нет, если вас вообще бесит опенспейс при том, что дома вы нормально чувствуете себя под рычание холодильника и музыку. В этой же категории невозможность перестать замечать ощущения: это если вы надели удобные штаны, но через полчаса все равно продолжаете непрерывно их на себе ощущать. И через два часа тоже. И тиканье часов тоже никуда не девается. Предположительно, это бага обработки, когда разные стимулы идут разными путями вместо мультиплексирования где-то по дороге.


* Часто повышенный уровень норэпинефрина (это норадреналин, предшественник адреналина) — среди всего прочего эта штука отвечает за передачу нервных импульсов. То есть нервная система работает «быстрее», чем в норме, но при любом сильном стрессоре выбрасывает эксепшн. А дальше мозг просто отрубает этот участок для перезагрузки. Со стороны выглядит так: дотронулись до головы аута, и хлоп — он отвернулся и замолчал. Через минут 10 вернётся.


* Кстати, касания. Вы сейчас офигеете, но при аут-отклонениях часто бывает, что человек боится прикосновений, но при этом ему их не хватает. То есть из-за вышеописанных особенностей нервной системы и нехватки в детстве необходимых стимулов для обучения нейросетей, каждое касание — это шанс вызвать стресс-реакцию. При этом «нормальных» касаний начиная с детства ребёнок избегает, и в итоге ему начинает очень не хватать тактильной стимуляции. Это прямо влияет на те игрушки и игры, которые таким детям даются для развития — там очень, очень много всяких штук разной формы, фактуры и температуры. Ну и, конечно, во взрослом виде ауты очень падки на прикосновения. Если удастся дотронуться. Без пруфа мне подсказали, что у людей с шизоаутическими особенностями часто снижено либидо (следствие — асексуальность на том же уровне, что иногда можно забыть поесть), но при этом они очень любят прикосновения — больше, чем само соитие.


* Возможны проблемы с терморегуляцией, потому что она тоже лежит в районе телесных ощущений. Одна из причин гибели прямо совсем шизофреников — злокачественная гипертермия, которая не снимается жаропонижающими, реакция идёт только на жёсткое подавление ЦНС.


* Бывают проблемы с ритмом. Точнее, ритм может просто бесить, а может обрабатываться по длинному пути, то есть не сразу. Прекрасная Темпл Грандин, например, не могла хлопать под музыку — но зато могла прохлопать весь ритм после того, как музыка кончится. Если у вас проблемы с танцами — возможно, это оно.


Ясное дело, у одного человека это будет не всё сразу. Но если вы замечали за собой какие-то штуки из списка — выдохните и расслабьтесь, это не вы кривой и плохо стараетесь, это вам такой персонаж в детстве достался.


Ладно, хорош нагнетать, где обещанные плюсы этого прекрасного состояния?


Итак, я ещё раз напомню упрощённую модель: часть мощности с сенсорики и социального взаимодействия переброшена на что-то ещё.


«Исследования, касающиеся преступности среди одаренных подростков, показали, что эти дети набирают высокие баллы в области так называемого «текучего», невербального мышления, а «жесткое» мышление, требующее предварительного обучения и тренировки, у них развито плохо. «Жесткое» мышление — словесное, последовательное, логическое — в нашей системе образования поощряется, награждается и считается едва ли не единственно возможным. Поэтому многие одаренные дети и подростки, обладающие «текучим» мышлением, не вписываются в обычную систему образования. Другое исследование выявило людей, обладающих интересным и уникальным даром: способностью воспринимать большие порции информации и находить систему там, где остальные видят лишь бессмысленный хаос. Благодаря этому такие люди могут успешно решать самые сложные проблемы.»

Темпл Грандин


Поехали по плюсам!


У взрослых людей с шизоаутистическими особенностями часто есть частичный или полный иммунитет к химзависимостям. Дело в том, что способность быть зависимым от какого-то вещества схожа со способностью образовать привязанность к другому человеку. Есть даже гипотеза, что шизофреники-алкоголики более сохранны, чем те же шизофреники без алкоголя — они им пользуются как протектором по мере возникновения потребности, а не по мере возникновения денег на алкоголь. Только не спешите так лечиться, это средство пока не было клинически испытано. Но бессистемные попытки продолжаются.


Аутисты хорошо пользуются соцсетями, отлично пишут, проектируют интерфейсы и так далее. В общем, объясняют. Я когда-то уже приводил подобные выкладки для интровертов. Если очень коротко — у интроверта нет социального контекста. Контекст важен, чтобы встречать друзей вживую, но он же при этом мешает при общении с неизвестным человеком (поскольку пока нет общих протоколов, нужно их ещё найти). Так вот, это даёт суперспособность быть понятным.


Более высокая концентрация на задаче — по тому же принципу, что у интровертов. Вообще, бегло просмотрите вот этот раздел Вики про экстраверсию, там развенчивается довольно много мифов (и ещё пачка создаётся, следите за датами пруфов). Если коротко:


«Хотя экстраверсия воспринимается в западной культуре как социально желательная, она не всегда является преимуществом. Например, экстравертированная молодежь более склонна к антиобщественному или правонарушительному поведению. В соответствии с этим, некоторые данные свидетельствуют о том, что экстраверсия также может быть связана с психопатией. И наоборот, хотя интроверсия воспринимается как менее социально желательная, она тесно связана с положительными чертами, такими как интеллект и одаренность. В течение многих лет, исследователи обнаруживали, что интроверты, как правило, более успешны в академической среде, что экстраверты могут найти скучным».


Там же есть потрясающая ссылка на исследование «The behavioural immune system and the psychology of human sociality», показывающее, что документальные фильмы про зомби-апокалипсис не совсем документальные. Выживут сисадмины и аутисты, потому что сисадмины в залах с воздушной подпоркой и свитерах, а ауты не общались с заражёнными с высокой вероятностью. А ещё дети с ранним детским аутизмом и ранней детской шизофренией имеют бонус к выживанию, если их бросили при рождении. Нормативный ребенок в доме ребенка начинает дико страдать от нехватки любви и внимания, а аутичный ребенок никакого существенного дискомфорта по этому поводу не испытывает. Примерно аналогично во взрослом возрасте — никакого страха расставаться в отношениях.


Ну и самое важное — аутисты могут упражнением развить навыки компенсации своих недостатков. В смысле, если это те ауты, которым достался высокий IQ. Простой пример: ребёнок не различает эмоции других людей, а потому никак не может понять, что нужно говорить в диалоге и когда. Ему нарисовали схемы характерных эмоций и дали алгоритм. Он запомнил относительное расстояние между глазами, относительный размер глаз, положение губ и так далее — и натренировался сознательно различать выражения лиц. Ну а дальше со способностью расшифровывать человека пошёл общаться. И сработало. Хакнул первый уровень социальных взаимодействий. А вот та же Темпл к пожилому возрасту развила даже чувство юмора, недоступное лучшим из роботов.


Одна моя подруга пишет таблицы про людей: перед встречей друзей она пробивает всех в соцсетях, составляет досье, выписывает важные черты характера, записывает, с кем о чём говорить и нет и так далее. Получается алгоритм «как быть приятным человеком». Если этого не видеть и не знать, что она готовится к дню рождения почти как мы готовимся к переговорам на 10 миллионов рублей и выше — для вас это всегда будет душа компании. Пока не зайдёт кто-то новый и неизвестный. Но и для него есть набор стандартных реакций.


Как общаться?


Если речь про ребёнка с аутистическим отклонением, то у вас есть три основные проблемы в общении:


1. Он на вас не реагирует или реагирует плохо, то есть очень тяжело получить от него обратную связь в общении.


2. У него есть фиксация на чём-то, что ему интересно, и остальное в его мире проходит мимо.


3. Несколько другой тип мышления позволяет находить взаимосвязи там, где вы их не видите, но не позволяет быстро разучить скучные повторяющиеся линейные алгоритмы.


С отсутствием реакции простой пример такой: обычный ребёнок (близкий к психической норме) отлично умеет экранироваться от внешних стимулов. Например, если ребенка часто ругать, он через некоторое время вообще выключает из восприятия обращенную речь, потому что смысла она не несёт, зато расстраивает. Зачем она? Аналогично, если вокруг слишком много цветных и ярких объектов, ребенок может стать нелюбознательным. Чем интровертированнее ребёнок, тем быстрее у него развивается толерантность к информационным стимулам. Есть гипотеза, что современные дети «ничем не интересуются», как говорят педагоги, как раз из-за перегрузки стимулами. Хотя рядом с этой гипотезой надо проверять другую, что трава 20 лет назад была зеленее.


Ну а если речь про ребёнка с аут-нарушениями, то ситуация ещё смешнее: вы можете с ним некоторое время разговаривать, а он будет на вас смотреть и молчать. Это не потому, что он вас не слышит или не видит, а потому, что всё идёт хорошо, и ничего менять не надо. Но вам будет зверски неуютно.


Теперь фиксация. Предположим, ребёнок всерьёз упоролся по гоночным машинкам. Он в свои, скажем, 7-9 лет, проявляет невероятно гиковые качества и может часами про них рассуждать, смотреть ролики или читать (если умеет). А ему надо учить физику. Если вы хотите, чтобы он ей занимался — надо переформулировать задачи. Не «катер выплыл из точки А», а «первый гонщик выехал со старта, а второй в это время стоял в пит-стопе через километр…», не «белочка бросила орех в дерево», а «белочка прыгнула с разогнавшейся машины» — и если вы покажете, что физика может быть полезна при изучении машинок, то через некоторое время она будет пройдена на «отлично». В части гоночных машин, конечно.


Очень интересно выглядит игровое поведение. Поскольку мы уже больше года тестируем настолки с коррекционными психологами, логопедами и другими очень интересными людьми, то мне есть, что рассказать.


Итак, для аспер-типа любой сидящий рядом человек — источник угрозы. И очень тяжело перейти от конкурентного поведения к стратегическим союзам.


С другой стороны, не забывайте, что аутистическое отклонение компенсируется интеллектом и построенными костылями. То есть так: вот юный чемпион по шахматам приходит обедать. Там он три раза сидел на одном конкретном стуле, а сегодня он занят. Ребёнок всё ещё думает про шахматы, поэтому ему в голову не приходит, что можно попросить оккупанта подвинуться. Он просто берёт и пихает его как предмет. Где-то через год работы с психологами у него появится некий сознательный драйвер, который скажет: «ага, прежде чем пихать, давай поговорим». Он проиграет скрипт разговора, и всё должно получиться. Если не получится — пойдёт обдумывать и зализывать ментальные раны (или вернется к предыдущей стратегии и всё-таки выпихнет оккупанта). Итак, вот этот ребёнок играет в новую игру. Он легко может ухватить суть стратегического союза с прогнозом на десятки ходов вперёд. Но объяснить свою позицию игрокам не сможет (скорее всего) и чисто эмоционально захочет взять и ушатать соседа. Поэтому если игра на психологию вроде Мафии — жадные алгоритмы будут побеждать чаще, и ребёнка будут «выносить» с завидным постоянством.


То есть да, безопасны и интересны логические игры без прямой конкуренции. Желательно с контролируемой средой, без дикого влияния рандома.


Ещё шизоаутистичные люди недобирают телесный опыт. Поэтому им до почтенного возраста может нравиться простая сенсорная стимуляция. Таких, кстати, можно ловить на плёнку-пупырку. Если человек её не выпустит до последнего пузыря — держите аутиста. Ну, для диагноза, конечно, нужна ещё пара факторов, но в целом просто представьте человека, которому дали рулон пупырина, а он его весь последовательно похлопал за вечер. Если ребёнок в детстве не интересуется медведем или куклами, зато очень взволнован ощупыванием крапивы — надо подбирать более сенсорные игрушки. Как следствие, дети с аутизмом любят игрушки, где то вода переливается, то шарики катаются. Очень, невероятно любят кинетический песок — но только если их не воротит с его запаха и нет других сенсорных защит (многих невероятно бесит липкость, а пластилин и сенсорный песок как раз липкие). Это просто бессознательное ощущение, что липкое — это опасное. Кстати, если к этому добавить шизоидную маму с идеей, что если ребёнку куплен пластилин, то пусть он, гад, лепит во что бы то ни стало, то можем получить нехилые истерические реакции.


Психологи используют вибраторы. В смысле, в коррекционной работе тоже. Находят такие, которые не очень похожи на ассортимент сексшопа (лучше всего шар с хвостом, который катается по картонной коробке и часто продаётся около метро) и прикладывают к детям. Дети невероятно радуются тому, что наконец чувствуют свое тело.


Для совсем тяжёлых случаев типа синдрома Каннера игрушка должна быть детской по факту, но из неубиваемых материалов. Дело в том, что дети с разными типами умственной отсталости вырастают сильно крупнее, чем ожидают производители игрушек на соответствующий уровень развития. А сопромат никто не отменял. И здоровенный бугай способен поломать уже целую табуретку, не то что какие-то мелкие штуки. В этом плане приятны деревянные конструкторы и прочие штуки. Только учтите, что всё, что может быть брошено, рано или поздно попадёт кому-то в лоб, потому что дети очень любят метать разные предметы, почти как низушки из Сапковского. Но, в отличие от низушков, не всегда могут оценить возможную траекторию.


Одна из самых крутых штук для развития речи — игры на «подуть». Вот игрушка, смотрите:

Привет, люди с аутистическими нарушениями Психология, Аутистические расстройства, Синдром Аспергера, Шизоидность, Длиннопост

Здесь нужно задувать шарик в определённую лунку. У меня получилось раза с пятого, детям ещё сложнее. Похожее упражнение есть в нашей настолке «Волшебник Изумрудного города», там надо бросать фишку разными способами (в том числе задувать) на определённые поля. Когда ребёнок контролирует силу «дува», развиваются стволовые структуры. То есть речь и умение владеть двумя руками сразу. Но в нежном возрасте именно речь. Ещё один ребёнок в коррекционном саду запал на «Пушкина», рычит, не отдаёт и не хочет играть в другое. Это полезно сейчас, но его постепенно сдвигают через тему пиратов на другие игры, потому что фиксация не совсем та, которая может быть полезной годами.


Тут же была возможность уточнить про то, почему вдруг игра «Данетки» показала на длинных тестах в школах развитие коммуникативных навыков. Основная гипотеза в том, что подойти и спросить — социальное взаимодействие нехилой сложности. Если не верите, то вспомните, что есть взрослые люди, которые просто стесняются дойти до врача в определённых случаях.


Одна из самых социальных вещей — конструкторы типа «Лего», но только когда играет несколько детей. Потому что там тяжёлый B2B-рынок: нужно договариваться об обмене деталями. Первая стадия — можно пронаблюдать как ребёнок созерцает деталь у себя в руке и примеривается поставить её куда-то. В это время второй видит нужную ему штуку и выхватывает из руки первого. Вторая стадия — обучение фразе «можно я возьму?» Третья стадия — научиться дожидаться ответа после этой фразы. У меня есть знакомые взрослые, для которых это уже тёмный лес.


Похожим образом работают пазлы: тоже учат общению. Но с конструкторами, в отличие от пазлов, есть ещё четвёртый слой: можно вместе строить что-то общее. Например, парковку для машин (не спрашивайте меня, почему детям нравится ее воспроизводить, хотя есть ощущение, что два самых любимых объекта строительства — домик и машинка, но домик на колёсах строится редко). Вообще, конструкторы без подсказок, что из них собирать — это почти как «Факторио», только для детей. Кстати, передаю привет гикам из JUG.RU с 1500+ часов, наигранных в эту игру.


Ещё одна чертовски важная игра для детства — это научиться проигрывать. Если ребёнок с нежного возраста привыкает к тому, что всё, что он хочет, исполнится, то кончится печально. Тренировка для взрослых описана в «Гарри Поттере и методах рационального мышления». Для детей всё проще: есть ходилка, где вы лепите фигурки из пластилина. Можно вместо броска кубика прихлопнуть фигурку другого игрока в лепёшку. Тогда ему нужно будет лепить заново и вставать на старт. То есть выиграть принципиально невозможно, и через сопли и плач приходит это понимание. Играть дома не рекомендую: это одна из тех вещей, что делается только и строго под присмотром психолога. Но от себя добавлю, что самые ушлые дети могут договориться не хлопать по фигуркам и всё же выиграть. Увы, практика в этом возрасте неумолима и таких случаев не знает.


Ну и мне пора останавливаться. [Здесь исключаю две фразы рекламного характера] Ну а вы теперь знаете, что аут-отклонения — это может быть по-аристократически круто, хоть и привносит много неприятностей окружающим и носителям. А может быть очень печально.


Теперь надо разобрать последнюю историю — почему дети-аутисты часто себя грызут. Тут история простая: есть очаг возбуждения (неприятное состояние, стресс), и внезапно выясняется, что можно создать конкурентный очаг, например, в виде физической боли. Стоит себя погрызть или поковырять — и вот уже становится спокойнее. Психологи для тех же целей используют аромалампы: от сенсора запаха до гиппокампа всего одна нейронная связь, и тот же запах мяты очень быстро успокаивает. Ну или бесит до безумия, если есть сенсорная защита на запахи. Это вообще очень хороший пример вытеснения. Похожие механизмы заставляют при стрессе ходить к холодильнику, хотя есть не надо.


Пока всё. Мне осталось поблагодарить [тут список благодарностей, тоже не принципиальный] и принести извинения за однобокий далёкий от науки рассказ, от которого у многих глаза вытекут. Ну и отправить вас читать книгу Темпл Грандин «Отворяя двери надежды» (на Флибусте её имя пишется как Темпл Грэндин). Показать крутой и предельно странный мануал на английском, как правильно выживать в этом диком мире с совсем базовыми вещами, написанный аутистом. Лайтовая версия некоторых аспектов другого человека в привязке к ИТ — вот этот перевод. А вот одно из самых забавных исследований по поводу самоизоляции сетевых сообществ, там внутри есть пара слов про общий контекст. Из художественной литературы стоит прочитать пару-тройку глав «Загадочного ночного убийства собаки»: писатель не эксперт, но очень наблюдательный товарищ, и хорошо передаёт от первого лица атмосферу довольно серьёзно развитого аут-отклонения. Ну и ещё, если вдруг вы считаете, что я неправ, или если вам есть, что рассказать по этой теме профессионально, мне всё ещё очень интересно.


Источник

Показать полностью 1
67

Синдром Аспергера: основные симптомы

Синдром Аспергера: основные симптомы Синдром Аспергера, Синдром Аспаргера, Психиатрия, Психология, Дети, Сериал мост, Сага норен, Длиннопост

Синдром Аспергера обычно впервые проявляется в детском возрасте и характеризуется затруднением ежедневного общения с другими детьми. Человек, страдающий синдромом Аспергера, может долго и монотонно объяснять что-либо собеседнику, не замечая или не принимая в расчет, что это может быть ему неинтересно. Он может испытывать затруднения и в невербальном общении, например, трудности в установлении зрительного контакта с собеседником. Люди с синдромом Аспергера могут не реагировать или не проявлять эмпатии, когда собеседник рассказывает какую-либо волнующую его историю. Может показаться, что люди, страдающие этим синдромом, бесчувственны, однако это не так. Дело в том, что им трудно «считывать» других людей или понимать юмор.



Диагноз «Синдром Аспергера» может быть впервые поставлен и взрослому человеку. Это связано с тем, что синдром не был установлен в детстве, что вовсе не означает, что его не было. На данный момент, синдром Аспергера рассматривается как легкая форма аутизма. Следующие пять критериев характеризуют данное расстройство:


Серьезные нарушения коммуникации, которые проявляются как один из симптомов:


Затруднения в проявлении невербального поведения: отсутствие зрительного контакта, недостаток выражений лица, неуклюжие жесты,


Неспособность дружить со сверстниками,


Отсутствие необходимости делиться своей радостью, интересами или достижениями с другими людьми. Может выглядеть как нежелание показывать объекты своей заинтересованности другим,


Неспособность выражать уместные и соответствующие эмоциональные реакции в процессе коммуникации с другими людьми. Ребенок может не реагировать на других людей, не проявлять к ним каких-либо чувств, включая эмпатию.


Ограниченные и повторяющиеся паттерны поведения, интересы и занятия. Проявляются как один из нижеследующих симптомов:


Чрезмерная увлеченность или даже одержимость какой-либо одной темой. Неадекватность может проявляться в интенсивности, выборе темы или точки зрения, с которой человек ее рассматривает,


Приверженность ритуалам или строго установленному алгоритму действий, которые по своей сути бесцельны,


Стереотипные и повторяющиеся двигательные движения. Это может быть, например, пощелкивание суставами пальцев или часто повторяющиеся движения всем телом,


Чрезмерная сосредоточенность на частях объектов.


Комплекс симптомов вызывает заметные затруднения в социальной, рабочей и других важных областях жизни человека.


Отсутствие существенной задержки речи (ребенок произносит отдельные слова к двум годам, фразы – к трем).


Отсутствие существенной задержки когнитивного развития (например, чтения или математических навыков). Развитие навыков самообслуживания и заинтересованность окружающим миром происходят по возрасту.


Ранние признаки синдрома Аспергера


Как уже отмечалось выше, ребенок, страдающий синдромом Аспергера, не имеет задержки развития речевых и когнитивных навыков, а также адаптивного поведения за исключением социального взаимодействия. Именно этот фактор отличает сидром Аспергера от аутизма. Дети, страдающие аутизмом, обычно имеют отклонения в перечисленных областях, что, как правило, заметно к возрасту 3 лет.


Рассмотрим другие признаки развития синдрома Аспергера в раннем возрасте:


Ребенок учится говорить слишком рано («Он умел говорить прежде, чем ходить!»),


Он рано увлекается буквами и числами, может даже декодировать слова, то есть заменять буквы цифрами (исходя из их номера в алфавите). Гипертрофированная способность человека к развитию навыков чтения и письма называется «гиперлексия».


Ребенок имеет близкие отношения с членами своей семьи, но при этом ему трудно устанавливать отношения с людьми вне семейного круга. Но, в отличие от аутизма, он не избегает отношений с другими людьми.


Все вышеперечисленные симптомы могут относиться и к детям с высокофункциональным аутизмом, однако наиболее часто они присущи именно детям с синдромом Аспергера.


Ярким примером человека с синдромом Аспергера является героиня сериала «Мост» Сага Норен (на фото).


Источник: http://псиблог.рф/2018/03/13/%D1%81%D0%B8%D0%BD%D0%B4%D1%80%...

Показать полностью
200

«Это общее офигевание от всего мира». Как живут россияне с синдромом Аспергера

(раз эта статья понравилась, вот вам еще одна)


Синдром Аспергера — официально несуществующее в России заболевание, которое часто путают с аутизмом из-за отсутствия четких критериев диагноза.


В детском и подростковом возрасте Аспергер диагностируют вместе с полным и разнообразным перечнем расстройств аутистического спектра (РАС). К совершеннолетию 60 % обладателей этого расстройства социализируются, и психиатры удаляют отметку о заболевании из карточки пациента, позволяя ему жить дальше, как обычному человеку. 40 % переходят в разряд клинических аутистов, и в дальнейшем их лечат уже от полного аутизма.


На Западе достаточно давно признано существование множества вариантов расстройств аутистического спектра, весьма далеких от классического аутизма. Впервые упомянутый в 1944-м, в 1992-м синдром Аспергера попал в Международный список классификации болезней. В России на официальном уровне в медицине он не признан до сих пор, а статистика по РАС не ведется. Для сравнения: в США 1 ребенок из 68 считается обладателем какого-либо расстройства аутистического спектра.

Синдром Аспергера — комплекс необычных свойств психики и личности, обусловленных генетическими особенностями человека. Он выражается по-разному, чаще всего — трудностями в социализации, общении с другими людьми и когнитивными дисфункциями.


Вылечить синдром невозможно, но облегчить связанные с ним проблемы при помощи терапии удается почти всегда, особенно если оказать помощь в первые 20 лет. До 2016 в России это ложилось на плечи отдельных психиатров, работающих с детьми и подростками, и некоммерческих организаций, таких как «Наш солнечный мир», затем при поддержке Министерства образования была создана централизованная система для помощи детям.


Взрослым приходится справляться с расстройством самостоятельно. Большинство российских аспи (так называют себя обладатели синдрома) учатся жить в социуме по переводным статьям на крупнейшем ресурсе для себе подобных или ходят к частным психиатрам. Часто они получают медикаментозное лечение от сопутствующих психических расстройств: 41 % высокофункциональных обладателей РАС страдают от депрессии, по 9 % — от шизофрении и биполярного расстройства, 8 % — от тревожного расстройства, а также зачастую от галлюцинаций, маний и ОКР.


Взрослые аспи редко посещают групповую терапию и почти никогда не заявляют о себе публично, но корреспонденту «Ножа» удалось разговорить одну обладательницу синдрома Аспергера, и мы можем узнать всю правду из первых уст.


— Самый первый и важный вопрос: можете ли вы подсчитывать упавшие спички, как Рэймонд в «Человеке дождя», или обладаете эйдетической памятью, как Шелдон из «Теории большого взрыва»?


— Наверное, вы не удивитесь, но это действительно почти всегда самый первый вопрос, который мне задают, когда узнают о моем диагнозе. Ответ на него: нет, и даже лазером из глаз я стрелять не умею. Более того, практически ни один обладатель синдрома Аспергера не обладает такими талантами.

У нас, как правило, достаточно высокий интеллект и большая усидчивость и внимательность по сравнению со всеми остальными, что особенно заметно в детстве. Мы можем быстрее читать и легче учить иностранные языки и другие вещи, потому что меньше отвлекаемся на некоторые вещи, которые мешают обычным детям.


Рутинную и монотонную работу тоже часто выполняем с большей охотой, потому что в ней может быть особая прелесть. Но суперспособности — это уже савантизм. Я, кстати, не думаю, что в «Человеке дождя» показан человек с синдромом Аспергера, там вполне себе классический аутизм. Мы более «человекоподобны», если так выразиться.


Вот я говорю всё «мы» да «мы», но это не совсем правильно. Я могу по-хорошему говорить только за себя и про тех людей, которые встречаются в группах поддержки в интернете с таким же диагнозом, чаще всего самопоставленным. Между тем каждый аспи уникален, как снежинка. Нет, не как снежинка, конечно, — сейчас поточнее и не такое банальное сравнение найду. Вот представьте, что вы пытаетесь кому-то в двух словах описать всех шизофреников — кошмар, вот с кем я себя сравниваю! но это метафора, — и тех, кто мнит себя Наполеоном, и тех, кто молчит носом к стенке, и тех, кто топором кого-то рубит. Десятки, сотни уникальных и непохожих случаев, среди которых можно выявить какие-то общие тенденции, но которые всё равно всегда будут верны лишь для части шизофреников, но не для всех и каждого. Вот и с аспи так: тенденции общие есть, а проявляться они могут не все, в разной степени и по-разному. Я про себя буду рассказывать, а если что-то еще про всех знаю, чего у меня нет, то дополнительно сообщу.


— У вас тоже самопоставленный диагноз?


— Нет, я одна из немногих, кому его поставили профессионалы, но первые шаги, конечно, были сделаны самостоятельно. Обычно аспи отлавливают в детстве, сейчас уже даже бдительные мамаши научились их отличать и вовремя консультироваться с психологами. До шести лет еще не очень понятно, а вот в шесть все и палятся. Мне уже за тридцать, так что детство выпало на девяностые: тогда множество детей росли, как сорная трава, я тоже. Никто и не заметил, что со мной что-то не так. В детский сад не устроили, закинули в деревню к бабушке, где было 5 жилых домов и 10 дачников на лето. Там чем более тихий и замкнутый ребенок, тем бабкам проще — не надо присматривать, можно смело атаковать картоху в огороде и не волноваться. А когда к школе вернулась в город, так любую странность списывали на то, что в деревне росла, одичала среди грядок.


Ужасное детство, если честно, наполненное тихим сумасшествием.

Мне казалось, что все вокруг знают какие-то скрытые правила поведения и вещи, а мне об этом рассказать забыли. Постоянно чувствовала себя не в своей тарелке, страшно мучилась.


Спасали книги — рано научилась читать, малое количество жестоких детей вокруг (да и вообще детей) и обезьянье копирование. Слепо копировала всё, что только можно, чтобы «сойти за своего». Иногда прокатывало, иногда нет. Детишки дачников, когда на лето приезжали, немного меня сторонились, разыгрывали постоянно, я наивная была и простая, как пять копеек. Знаю, что почти все аспи такими и остаются — либо вырастают в вечно недоверчивых параноиков, как я теперь. Что ни скажут, вообще всему верила, никак не могла понять, как можно нарушать установленные правила.

Ведь есть же правило: «не ври» — такое же, как «не убий». Не вижу между ними разницу до сих пор и не понимаю, как люди ее определяют. Нельзя ни то, ни другое. А если можно «ври», значит, можно и «убий».


Я вообще тогда всё буквально воспринимала. Один раз мама повела меня в поликлинику делать укол под лопатку. Врач дала горькущее лекарство целую ложку, вроде как обезболивающее, но не сказала, что его нужно проглотить. Я его так во рту и держала — и пока укол больнючий делали, и когда из поликлиники вышли, и когда на трамвай сели. Уже к подъезду подходили — мама спохватилась, что это я молчу и только слезы из глаз немного капают, лекарство-то горькое. Догадалась, что я всё еще эту дрянь во рту держу, «спасла» приказом проглотить и так мне всыпала за то, что я дурочка, что вообще я света белого не взвидела.


Потом похожий случай был, когда она решила меня отдать в спецшколу для одаренных детей, я ведь в целом умненькая была, читала много, считала хорошо и все эти простые штуки легко делала. Но в спецшколу был экзамен. Там тетка, и без того напугавшая меня до полусмерти своей незнакомостью, подняла скатерть со стола, где лежал всякий хлам, ткнула когтем в середину и сказала: «Смотри». Я и смотрела, как дурак, целую минуту в одну точку, стараясь не моргать. Потом она стол закрыла скатертью и говорит: «А теперь назови предметы, которые ты запомнила». Вот те на! Надо было предметы запоминать! Она же не говорила этого! Естественно, я так старалась хорошо и качественно смотреть в одну точку, что ничего и не назвала. Выгнали меня с этих экзаменов с презрением.


Вот, начала рассказывать, и ушла не в ту степь. Я же про диагноз начала говорить. В общем, в детстве меня с диагнозом проворонили, да и семья у меня была многодетная, не из тех, кто будет нянькаться с такими нюансами. Руки-ноги есть, значит, хороший ребенок. В школе было очень трудно, и я начала подозревать, что со мной что-то не то. Никому не говорила, конечно.

Начала читать книги и долго думала, что я то ли социопат, то ли социофоб, то ли вообще психопат. Кому в подростковом возрасте не лестно себя таким считать?


Когда была возможность проходить тесты — проходила, но без настоящего психолога от них толку-то. По онлайн-тестам вон вообще сейчас что ни пройди, так ты и биполярник, и шизофреник, и кто только не.


Когда мне было 20 лет, поехала в Германию на полтора месяца, а там у моего знакомого отец оказался практикующим психологом. Он меня за секунду засек, что я не поддерживаю зрительный контакт, хотя обычно люди этого не замечают, и закидал вопросами, а потом попросил пройти с ним пару тестов в кабинете и поговорить. Сказал, что у меня синдром Аспергера с достаточно высокой социализацией, но надо всё равно получить соответствующие бумаги в России для помощи. Я тогда долго ему не могла втолковать, что в России вообще такого синдрома вроде как и нет, а если бы и был, то от бумаг стало бы только хуже. У нас же на любых не таких, как все, смотрят косо, как на чумных. Ни работу не найдешь потом, ничего.


— Как вам удается не поддерживать зрительный контакт? Можете объяснить, почему не поддерживаете?


— Объяснить, конечно, не смогу. Это неописуемое ощущение. Скажем так, мне физически некомфортно, если я кому-то смотрю в глаза. До тошноты, до нервного тика.

Может быть, именно этой физиологичностью аспи и отличаются от просто интровертов или робких — неприятие всегда не просто на психологическом уровне идет: если слишком себя пересиливать и пытаться ломать, то наступает перегорание.


Могу просто упасть и лежать на полу полчаса, а потом встать и жить дальше как ни в чем не бывало. Или не разговаривать пару дней.


Смотреть в глаза не всегда удается еще и потому, что если я себя силой и заставлю, то на это действительно все силы и уйдут: уже не хватит внутренних ресурсов, чтобы поддерживать беседу или слушать даже, что мне говорят.


В детстве страшно мучилась от этого, а потом придумала «военную хитрость». Смотрела либо на нос человека, либо на его рот. Попробуйте как-нибудь — у собеседника остается полное впечатление, что вы внимательнейшим образом его слушаете, глядя прямо в глаза. Может быть, я поэтому и лица плохо запоминаю, что не вижу их целиком, а только рты да носы по частям. Хотя, говорят, лицевая слепота у аспи вообще часто встречается.


Я и себя не узнаю на фото, и родителей могу не узнать или близких, если они неподвижно стоят. Выдают походка, жесты, какие-то характерные мелочи. Вообще, много мелочей замечаю, но общую картину часто трудно собрать.

Один раз было смешно: я смотрела видео со свадьбы брата и смеялась над тем, как там все по-дурацки выглядят. Одного человека вообще высмеяла очень жестко, а потом присмотрелась к одежде и поняла, что это была я сама.


— Какие еще характерные особенности человека с Аспергером вы можете выделить?


— Общее офигевание от этого мира. Такое ощущение, что мир создан для людей с определенной операционной системой, идеально под него настроенной, например Windows, а я в этом мире типичный MacBook. Или даже Linux. Мне вообще кажется, что аспи ничем от остальных не отличаются, просто у нас по другим программам и проводам вся кодировка идtт, поэтому взаимонедопонимание всегда возникает.

Я вот совершенно не понимаю условностей и их необходимости. Социальные договоры, «поглаживания», приветствия, «как у тебя дела». Пустая трата времени и очень скучная, но, поди ж ты, не поздоровайся с кем-то — и обида на всю жизнь.


Понимаю, например, что можно собраться и устроить праздник с тортиком и подарками, но не понимаю, какой смысл поздравлять кого-то по телефону. Это всё дикие и нелогичные для меня вещи, но я их выполняю, потому что надрессирована. Мне во многом книги помогли по психологии, Эрик Берн особенно. Я всё равно считаю социальные танцы глупостью, но соблюдаю, чтобы люди не тратили еще больше моего времени, выясняя, почему я не хочу его лишний раз тратить. А я вообще жадная до времени, я даже сериалы смотрю на двойной скорости.


Совершенно не чувствую разницы между людьми с разным цветом кожи, религией, половыми предпочтениями и другими вещами, которые в обществе маргинализируются или выделяются.


Очень плохо считываю эмоции и подтекст, не всегда понимаю жесты и мимику. Тут опять же пришлось учиться по книжкам.

Сама я эмоции вполне испытываю, но у меня какой-то переходничок отсутствует и по умолчанию не транслирует их на лицо. Приходилось учиться специально перед зеркалом изображать удивление, заинтересованность и так далее, потому что у меня всегда покерфейс.


Когда вижу себя на видео, то понимаю, что даже переигрываю, мимика — как у мультяшки, утрированная, но ничего. Люди считают это изюминкой. Сейчас уже так натренировалась, что это практически на автомате выходит, но всё равно помногу трудно с людьми общаться, все силы уходят на то, чтобы изображать нормального человека. Кстати, если меня сильно напугать или сделать что-то, на что надо быстро отреагировать, то я так с покерфейсом и останусь, хотя внутренне штаны обмочу. Не успевает очень быстро реагировать лицо, и в целом я почти всегда кажусь флегматиком, хотя всё совсем не так.


Знаю, что у многих аспи бывает обессивно-компульсивное расстройство и всякие мелкие ритуалы. У меня такого нет почти, разве что на нервной почве появляются мелкие тики: я всё время смотрю на часы или на дверь, закрыта ли она полностью. Зато прекрасно понимаю, почему это частое явление: правила успокаивают в этом хаотичном мире, а любой ритуал или ОКР — это правила. Я когда-то в школе тоже успокаивалась благодаря правилам: брала учебник по черчению и вычерчивала разрез какой-нибудь особенно сложной детали. Когда всё множество шагов сделаешь, тонкий карандаш, потом толстый, тут столько-то миллиметров — настоящий кайф, островок упорядоченности в этом море непонимания.

Самая главная беда — конечно, чувство юмора. Шуток я долгое время не понимала вообще, как и почти все люди с Аспергером.


Потом поняла, что с шутками шутить не стоит, за ними всегда можно спрятаться от мира, отбиться от назойливого собеседника, да и сами они как волнительные загадки, если не очень глупы. Начала их внимательно изучать, и это было одно из самых трудных дел в моей жизни. Но сейчас открою секрет, от которого взвоют все остряки мира: юмору можно научиться, а чувство юмора в себе развить, даже если ты к нему никак не приспособлен изначально.


Юмор похож на математику, если изучить тысячи образцов, то начинаешь видеть, какие в нем внутренние схемы и схожие приемы, по какому принципу (точнее, по десяткам разных принципов и систем) могут формироваться шутки. Сначала просто впитываешь в себя тонну информации, потом робко и неловко шутишь поначалу, пугаешься, но ничего с тобой не случается, гром не гремит, земля не разверзается под ногами. Шутишь всё чаще и чаще, видишь удачные варианты, запоминаешь… И всего через 10–15 лет тяжелого ежедневного труда ты уже делаешь это на автомате и считаешься человеком с чувством юмора!


— Вам действительно нелегко. Что труднее всего делать из того, что обычному человеку дается в два счета?


— Общаться труднее всего. Нужно применять так много навыков, знаний, маскировок, схем, что мозг глупеет на глазах. И чем больше человек в компании, тем тяжелее, так что все аспи — жесткие интроверты. Впрочем, один на один тоже тяжело и неловко, лучше всего общаться с парой друзей, чтобы часто иметь возможность молчать и просто слушать.


Разговор в таком случае выглядит как сложно просчитанная стратегия, настоящая битва, где требуются все ресурсы, даже если разговариваешь с закадычными друзьями. Хотя их у меня мало, я с трудом завожу новые знакомства. Старых связей придерживаюсь до тех пор, пока это возможно, хотя это зачастую мучительно. Когда мне стукнуло 25, так все вокруг резко переженились, ушли по семейным гнездам, завели детей — и мне в этой жизни места не осталось вообще. Вот тогда я запаниковала.

Совершенно не могу фотографироваться. Плохо себя чувствую, паникую, почти всегда убегаю.


Нет, я не дремучая деревня и не думаю, что фотоаппарат украдет мою душу, просто я себя плохо представляю, не люблю смотреть в зеркало, не хочу видеть фотографии, а значит, и делать их.


Случайные социальные стычки с людьми тоже неприятны на физическом уровне. Я всегда выберу автоматическую систему, заказ онлайн, доставку или что-то такое, только чтобы не говорить с людьми, даже с какими-нибудь официантами. Хотя если есть понимающие друзья или вторая половина, то это эту «пыль» для них и тяжелое дело для меня берут на себя без лишних слов.


А вот однажды у меня был парень — нежный и заботливый, но непобедимый упрямый экстраверт. Он был убежден, что никакого Аспергера не существует, а весь этот социальный дискомфорт — что-то вроде насморка или нетренированных мышц пресса, так что если «прокачать систему», то всё пройдет.


И он специально меня бросал на амбразуру и заталкивал в разные социальные ситуации, доводя до паники и истерики. Из-за этого и расстались.


С друзьями тоже почти уже не общаемся. Все, которые появились во время социальной активности в юные годы, разбежались по семьям. Новых я почти не завожу, большую часть времени сижу дома. Наверняка большинство аспи — еще и хикикомори.


— А как же работа?


— Слава богу, на дворе XXI век. Первый опыт набивала трудно, по офисам, через не хочу. А теперь можно фрилансить на полную катушку или работать по удаленке.


В офисах было некомфортно. С начальниками обычно сходилась легко, про Аспергер никогда не говорила, а им и неинтересно: лишь бы работала хорошо. Работаю я действительно хорошо, даже слишком, так как график не забиваю социальной ерундой. За полдня всё сделаешь, а потом маешься в офисе от безделья. С коллективом же всегда было хуже. Как я ни старалась влиться, всегда будто невидимая стена между нами висела. Такая неловкая тишина в моем присутствии, как будто я вокруг себя ауру странную распространяю. Естественно, о диагнозе тоже никогда не говорила, хотя коллеги всё чувствовали. Но тогда бы они вообще меня измучили, как обезьяну в зоопарке.


Вообще, интернет для аспи — спасение. Тут можно общаться и не париться из-за кучи социальной и физиологической ерунды. Можно найти группы по интересам, а интересы для нас всех — самое главное.

Из обладателей Аспергера получаются отличные зануды, задроты и нёрды по разным тематикам. Я вот люблю хоррор-фильмы, особенно азиатские, собак (могу различить несколько сотен пород на вид или по описанию) и литературу (читаю примерно 150 книг в год).


В группах поддержки с другими аспи не сижу, хотя если бы имела к ним доступ будучи моложе, то зависала бы чаще и искала там информацию. Так до всего приходилось доходить самой. Один раз попробовала сходить в группу поддержки реальную, но испугалась перед самым входом и ушла, увидев постоянных обитателей. В основном мужчины, кстати. Женщины гораздо проще социализируются с любым Аспергером, и я не удивлена, что единственный полный аутист, который смог успешно социализироваться — Тэмпл Грандин — тоже женщина.


Я «со стороны» могу сказать, что, как ни крути, с феминизмом и равенством, но, с моей точки зрения, мужчины и женщины — совершенно разные. С женщинами мне общаться гораздо сложнее, потому что условностей и каких-то социальных расшаркиваний в разы больше. Да и интересы почему-то реже совпадают, хотя я не могу назвать себя хоть в чем-то маскулинной.


— Если с мужчинами проще, то с личной жизнью всё хорошо?


— Как ни странно — да. Найти вторую половинку всем одинаково сложно, хоть есть у тебя Аспергер, хоть нет. Я свою нашла, и это такая большая удача, которой каждый может позавидовать. До этого был опыт отношений с разной степенью комфорта.

И если меня будет кто-то из аспи читать, то подарю лайфхак. Ребята, если вам нужно себя ущемлять или приспосабливаться под спутника жизни, то вы себя убьете.


Какой бы он (или она) ни был классный, это будет мучить и изматывать, а в итоге повысит градус тревожности и раздраженности, рано или поздно взорвется всё ко всем чертям. Найти понимающего человека реально, хоть и достаточно сложно. Но если у меня получилось, значит, и у остальных получится.


Уже несколько лет в стабильных отношениях, и это прекрасно, потому что избранник берет на себя всю ту мерзкую социальную мишуру, которую я не могу выносить. Сам он при этом вполне себе легко с людьми сходится и общается, никаких синдромов, никакой социопатии или интроверсии даже. Удивительное дело. И мое отношение к браку принял спокойно: я считаю брак еще одной глупой социальной условностью, которой придется заняться только в том случае, если надо будет решать что-то юридически с недвижимостью или детьми. Детей пока не хочу, но не исключено, что когда-нибудь захочу, с ними трудно, но вполне реально для аспи.


Я вообще с детьми прекрасно лажу и одно время даже работала учителем в школе. Казалось бы, совсем неподходящее место для представителя расстройства аутистического спектра. Но с детьми как раз куда проще, чем со взрослыми, да и во мне очень много такого детского, близкого к ним. Работала, как ни странно, с трудными классами, потому что мы с ними тоже хорошо ладили. Тут тоже могу секретом поделиться: достаточно не считать детей маленькими мудаками с недоразвитым мозгом, а относиться к ним как к личностям, и они сразу это просекают — и очень ценят.


— Что сейчас нужно, по вашему мнению, делать для людей с Аспергером?


— Я могу набросать целый комплекс мер, потому что что-то делать надо. Мне повезло, я хорошо социализировалась, не получила никаких психологических травм, удобно нашла свое место в жизни и даже вторую половинку. Большинству так не везет.


Первое. Нужно повысить информированность населения. Синдром не такой уж редкий, и это не аутизм, а что-то, с чем можно и нужно справляться. Очень сильно мешают в этом фильмы и книги, которые мешают полных аутистов и аспи в одну кучу, придавая им какой-то окрас не от мира сего. Мы такие же люди, можем казаться эксцентричными, но если нам помочь социализироваться и понять все эти правила в детстве, то всё будет хорошо.


Второе. Не знаю, как, но нужно работать над отношением людей ко всем людям с расстройствами. Любыми. Я обычно никому, кроме самых близких, об Аспергере не говорю (первое правило клуба Аспергера — никому не говори, что у тебя его синдром), потому что это вызывает какое-то брезгливое ко мне отношение. Кому-то кажется, что я просто выпендриваюсь, потому что в какой-то момент быть шизофреником, биполярником и другим не-таким-как-все стало модным (и вот эту ужасную романтизацию заболеваний и расстройств тоже бы надо вырезать на корню!). Кому-то кажется, что я преувеличиваю и за тридцать с лишним лет жизни не поняла, что это всё ерунда.


Третье. Нужен официальный диагноз для взрослых, помощь в социальной адаптации, начиная с детского возраста. А значит — нужны специалисты-психологи, бюджеты на их обучение и организацию групп, нужны соцработники, чтобы пинками заставляли мамаш тащить своих чад с подозрением на РАС в эти группы. Потому что сами дети не пойдут, даже когда станут подростками, это как собирать клаустрофобов в тамбуре в группу поддержки.

Наконец, было бы просто здорово иметь возможность свободно сказать, что ты есть такой, как ты есть. Но сейчас любые каминг-ауты осуждаются, будь ты хоть аспи, хоть коммунист, хоть кто угодно.


Жить в постоянном дискомфорте из-за этого не слишком хорошо. Я даже родителям до сих пор не могу сказать, что у меня этот синдром, а они столько лет не обращали внимания и просто думали, что у них замкнутый и странный ребёнок в череде детей попроще и поудобнее.


Источник

Показать полностью
1902

С синдромом Аспергера за школьной партой

У меня аутичный синдром, и я сначала ходил в обычный детский сад, а потом в обычную школу. Сейчас я заканчиваю вуз, но хочу рассказать о своем опыте ученичества, потому что знаю: в школах хватает детей с такими же особенностями, как у меня, и знаю по своему опыту, насколько им нелегко.


Начальная школа


Диагноз Синдром Аспергера (нет, это не болезнь, это особенности развития аутичного плана) мне поставили врачи, когда мне было уже 9 лет. До этого, по рассказам родителей, врачи утверждали, что у меня просто есть особенности характера. Я к тому моменту учился в начальной школе, в которой мне очень повезло с учителем: она, как должное, принимала все мои «особенности», не давила и вообще делала самое главное – не очень меня донимала.


Сейчас я понимаю, что «особенностей» у меня тогда хватало. Я пришел в первый класс, умея бегло читать, хорошо считать и писать печатными буквами. Я к тому моменту прочитал несколько «Авантовских» энциклопедий и был страстно увлечен астрономией. На уроках мне было очень скучно, как правило, я на них либо спал, либо читал свои книги. Поскольку память у меня хорошая, то уроки я делал минут 15 в день. В начальной школе учился на все пятерки. Но за 4 года так и не запомнил имена своих одноклассников, не научился играть в коллективные игры, не понял, что такое субординация, а самое главное – не научился учиться. И все это мне сильно вышло боком в средней школе.


Первые сложности


После окончания начальной школы я поступил в гимназию, в которой было обучение с 5 по 11 класс. В гимназии был школьный психолог, и моя мама обратилась к нему в самом начале. Психолог ничего не знала про синдром Аспергера, а мамины объяснения не стала слушать, спросив только, точно ли я психически нормален?


Пятый класс я продержался на базовых знаниях, мне их вполне хватило, чтобы, совсем не напрягаясь, проучиться год на «четыре» и «пять».


С одноклассниками я не общался, я не знал, как это делать, а главное – зачем. Меня, конечно, донимали. И смеялись надо мной, и издевались. Меня это сильно не трогало, я лишь раздражался, что вся эта возня меня отвлекает. На переменах я либо читал, либо обдумывал то, что прочитал до этого.


Самое сложное для меня было – социальные ситуации. Я никогда не понимал, как себя надо вести, что говорить, а что нет, почему нужно слушаться учителей, почему я не могу положить голову на парту на уроке и поспать, если хочется спать. Я не понимал шуток. Все принимал за чистую монету. У меня были странные, по общему мнению, привычки: я не мог говорить, стоя на одном месте, мне обязательно нужно было прохаживаться (я и сейчас не могу говорить, не двигаясь), поэтому с ответами у доски были проблемы: все учителя требовали, чтобы я не шевелился, не ходил, отвечал, «как положено».


Вот это «как положено» были для меня самыми страшными словами, потому что я никогда не знал, «как положено» вести себя в той или иной ситуации. По вечерам мы с мамой составляли для меня учебник приемлемого обществом поведения: она расписывала какие-то ситуации, объясняла, как лучше всего себя в них вести, а я для себя записывал. Наши эти вечерние разговоры иногда затягивались на часы, потому что я не понимал, протестовал, требовал логического обоснования каждому, приведенному мамой рецепту.


Почему в столовой нужно обязательно сидеть со своим классом, а не в одиночестве, если есть свободные столы?


Почему учителю нельзя на уроке сказать, что он ошибся, если он и вправду ошибся?


Почему здороваться всегда первым должен младший со старшим, даже если старший увидел младшего первым, а младший еще старшего не видит?


Почему, если ученик опоздал на урок, его ругают, а, если учитель опоздал, то ему ничего на эту тему нельзя сказать?


Почему я должен тратить время и учить песню для урока музыки, если я не люблю и не хочу петь? И т.д.


Я всего этого искренне не понимал. И таких вопросов у меня возникало множество.


Проблемы в учебе


В шестом классе я скатился на «тройки» и «двойки», потому что базовых знаний уже не хватало, а учиться я так и не научился. Я по привычке не особо утруждал себя выполнением домашних заданий, а хорошая память в одиночку уже не спасала. Родители пытались со мной бороться, взывали к моему самолюбию, но у меня не было самолюбия. Меня не задевали «двойки», они меня расстраивали только потому, что они огорчали родителей. Методом проб и ошибок я подобрал для себя режим учебы, который и меня устраивал, и результаты которого устраивали учителей и родителей. Я первые месяцы четверти не учился, за 2-3 недели до окончания четверти откладывал на потом все свои интересы и «спасал» положение с оценками по всем предметам. В отличники я, конечно, не выбивался, но хорошистом по итоговым оценкам был.


С одноклассниками я все также не общался. Друзей у меня не было (и сейчас нет). Я постоянно попадал впросак в вопросах взаимодействия с людьми.


И да, у меня были интересы, которые никак не были связаны с учебой, но которые захватывали меня полностью. Много лет меня интересовала тема транспорта. Я прочитал много книг, я изучил множество сайтов на эту тему, я «знал в лицо» все модели поездов, электричек, вагонов, автобусов, трамваев и т.д. Я знал, в каком году какая станция московского метро была открыта. Мне это было интересно, поэтому, вернувшись после школы домой, я до ночи читал, смотрел, изучал, рисовал схемы железнодорожных путей и составлял расписания. Какие уж тут уроки?


В начале 7 класса моим учителям наскучил мой режим учебы, и начались с ними конфликты. Решение нашла мама: она посоветовала мне извлечь выгоду из моих разнообразных интересов и включиться в проектную деятельность. Я это сделал, и этот совет помог мне без особых проблем доучиться до конца 11 класса. Несколько раз в год я делал разнообразные проекты, от гимназии меня с ними отправляли на всякие окружные, городские и всероссийские конкурсы, я получал на них призовые места и привозил в гимназию грамоты и награды. Поэтому меня оставили в покое и позволили учиться так, как я хотел. Забежав вперед скажу, что я прилично сдал ЕГЭ, поступил на бюджет в выбранный вуз и через год получу диплом переводчика.


Взгляд назад


Я не могу сказать, что 11 лет учебы в школе были для меня 11 мучительными годами. Не так уж сильно я и страдал. Но было нелегко. Нелегко, когда донимали одноклассники, а я не понимал, зачем они это делают и как себя вести, чтобы они прекратили. Нелегко, когда учителя злились на меня за то, что я делаю что-то не так, «как положено». Нелегко, когда по три недели в конце каждой четверти приходилось разбираться в том, что было совсем неинтересно, учить то, от чего было скучно, набивать руку на решении задач, которые, я точно знал, мне в дальнейшем никогда не придется решать.


А сложнее всего было регулярно находиться внутри ситуаций, которые казались мне совершенно абсурдными при том, что все остальные воспринимали их как само собой разумеющееся. Самый яркий пример – открытые уроки. Сначала мы несколько уроков репетируем, потом приходят какие-то люди, мы делаем вид, что нам все в новинку, что нам очень интересно, что мы – умные и продвинутые дети, которые ловят все на лету, жутко мотивированы и активны, а сидящие на задних партах гости делают вид, что нам верят. Можно ли придумать более абсурдное занятие на 45 минут, чем вот это? Мне каждый раз было ужасно неловко, стыдно от идиотизма происходящего и я чувствовал себя ущербным, потому что все остальные свои роли разыгрывали почти с удовольствием.


Подводя итог


Школьникам с разнообразными синдромами и особенностями жизненно необходима помощь профессионального школьного психолога, который мог бы поддерживать и направлять ребенка, объяснять учителям, что то или иное поведение такого ученика – это не дурь, а проявления его синдрома. Без такой помощи возможно, как показывает мой пример, но очень непросто.


Источник

Показать полностью
638

А вам приходилось заканчивать отношения?

А вам приходилось заканчивать отношения? Психология, Отношения, Кризис, Травма, Расставание, Длиннопост

B психологии есть понятие незавершенных ситуаций. Особенность психики такова, что мы не можем забыть и отпустить ситуацию/человека до тех пор, пока все эмоции по отношению к ней/к нему не будут прожиты. Только тогда ситуация/отношения завершатся для нас и наступит легкость.


Эту истину научно подтверждает знаменитый «эффект Зейгарник», открытию которого способствовал еще в 1930-х.г. забавный эксперимент в ресторане.


Официанты подробно помнили блюда и напитки, что заказывали клиенты, которые ещё НЕ оплатили счет, даже если заказ был сделан несколько часов назад (незавершенная ситуация). Блюда же и напитки тех клиентов, что уже оплатили счет, даже если это произошло 5 минут назад, официанты вспоминали с большим трудом, или даже вовсе не могли вспомнить (завершенная ситуация).

А вам приходилось заканчивать отношения? Психология, Отношения, Кризис, Травма, Расставание, Длиннопост

ВОСПОМИНАНИЯ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ДИСКОМФОРТ


Что касается отношений между людьми, то адекватного завершения этих отношений частенько НЕ происходит, что приводит к хроническому эмоциональному напряжению низкой интенсивности у участников этих отношений («не могут забыть»). Это напряжение отнимает наши силы месяцами и годами. Переживается такая незавершенность как легкая грусть, неловкость, досада при воспоминании о человеке/ситуации и вплоть до депрессивного состояния.


СТАДИЯ "ЗАВЕРШЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ"


Четвертая, последняя стадия развития любых отношений – это стадия «завершения и прощания». Неадекватное прохождение этой фазы отяжеляет эмоциональное состояние человека и мешает жить новой жизнью, строить новые отношения. Адекватное же завершение отношений требует времени и сил, однако радость и легкость, которые появляются после завершения, стоят того.


После прохождения 4 фазы отношения могут полностью закончиться, а могут снова перейти на первую фазу («установления доверия»), но уже на новом уровне. Речь на 4 «стадии завершения» идет как о полном прощании, так и о завершении какой-либо фазы жизни, например:

• когда мужчина и женщина завершают фазу встреч, фазу жизни по отдельности перед началом совместной жизни.

• окончание службы в одной должности перед переходом к другой должности на одном и том же месте работы и т.п.


ХОРОШЕЕ ЗАВЕРШЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ - КАК ЭТО?


Основная задача 4 стадии «завершения отношений» – это качественное подведение итогов. От того, как вы их подведете, будет зависеть то, как этот опыт будет дальше жить у вас в душе, возможно, всю оставшуюся жизнь. Те выводы, которые мы делаем о своем жизненном опыте, ОЧЕНЬ влияют на наше дальнейшее поведение и на восприятие действительности в целом.


Несколько примеров из жизни.


1. «Скороспелые выводы».

Женщина рассталась с мужем (он изменил ей). Bывод, который она сделала – мужчинам нельзя доверять. B следующих своих отношениях она замучила своего мужчину назойливыми вопросами типа: «где ты был?», беспочвенной ревностью. Отношения накалились до предела, и они расстались. Так выводы, сделанные по поводу предыдущего опыта, повлияли на новый опыт, спровоцировав трагичную развязку.


И это произошло вследствии того, что отношения с бывшим мужем остались незавершенными/были завершены поверхностно. B данном случае хорошим завершением могло бы стать осознавание всего того в отношениях женщины с мужем, что привело к измене. Исследования показывают, что измена (мужа) происходит в ледствии физического или эмоционального отвержения (жены) или скрытого не обсуждаемого и не разрешаемого конфликта между ними.


Жене возвращаться к тяжелым переживаниям нелегко, еще неприятнее брать свою часть ответственности за охлаждение/напряжение в отношениях с мужем. Конечно, сама измена – его ответственность, однако неразрешенные конфликты, напряжение и охлаждение отношений с мужем – их общее дело. Хорошее завершение для женщины – взятие на себя своей доли ответственности за разрыв отношений: за то, что ОНА сделала (например, игнорировала мужа) или не сделала (например, не выслушала его), а также отдача мужу его доли сделанного и не сделанного. Это бывает неприятно, однако полезно сделать для того, чтобы:


1. Увидеть реальность (действия обоих сторон).

2. Bернуть себе власть. Увидеть себя и жертвой (мужа), и (его) мучителем.


Такое более глубокое подведение итогов отношений приведет к новой интерпретации того, что произошло. И «мужчинам нельзя доверять» может смениться на нечто другое, например, более детальное понимание, какое поведение ведет к разрушению отношений, а какое – к укреплению. Так, работа по завершению ситуации может превратиться в ценный и полезный в дальнейшем опыт отношений.


2.«Mеня бросили».

Бывает, что один из участников отношений решил завершить отношения - бросить, уволить, отказаться от другого. Для брошенного же такая ситуация бывает очень травматична, так как его оставляют без обсуждения, а иногда и без внятного объяснения причин происходящего, и он остается в неясности, с чувством незавершенности, обрубленности отношений.


Жена уходит от мужа к другому мужчине. (Mуж недостаточно по её меркам зарабатывает, а она рядом с ним испытывает постоянное унижение, живя на скромный доход.) Для неё их отношения закончены, и она не хочет общаться. Для него же её уход – неожиданность. Он пытается поговорить с ней, разобраться, возможно, вернуть. Переживания при этом самые мучительные – беспомощность, униженность, отчаяние. Основная причина мучений в том, что он чувствует себя жертвой, ведь для себя-то он НЕ принимал решения расстаться с ней.


Такая рассогласованность чаще всего связана с тем, что один из партнеров (в данном случае муж) игнорирует долгое и вялотекущее отчуждение между ними, а также игнорирует причину этого отчуждения. Он полон иллюзий по поводу их отношений (ему кажется, что они нормальные). И уже довольно долго закрывает глаза на реальность – холодность и неудовлетворенность жены.


Хорошим завершением для него может стать разрушение иллюзии единства с женой и встреча с реальностью того, что жена - сильно отличающийся от него по целям и ценностям человек (а принимает ли он сам её такой отличающейся?). А также встреча с тем, что она его, таким, какой он есть на данный момент, не принимает, отвергла.


Осознав такую реальность, он почувствует СBОЕ решение, ХОЧЕТ и MОЖЕТ ли он соответствовать её условиям, готов ли перекроить себя (например, во главу угла своей жизни поставить зарабатывание денег), или такой перекрой для него не приемлем. Так как он упорно игнорировал желания жены все это время, ясно, что ХОЧЕТ он жить по-другому, у него другие ценности. Переживание разницы между ними поможет ему осознать свое отвержение/ отказ от ценностей жены и по собственному желанию завершить эти отношения.


ТРАДИЦИИ ПРОЩАНИЯ


Для многих, к сожалению, завершение – это не фаза отношений, а короткий момент.

И очень зря, ведь не просто так существует множество традиций прощания:

• отвальная при переезде.

• похороны и поминки – в случае смерти.

• прощальные обеды, прогулки и разговоры при расставании друзей или возлюбленных.


Bсе эти традиции призваны помочь человеку эмоционально пережить прощание и испытать в результате легкость и просветление.


3.«Избегание прощания»

Как правило, люди избегают прощания, объяснений, выражения разочарования и благодарности. И избегают не только в отношениях (полноценно не прощаясь с человеком), но и про себя - стараются об этом не думать – «с глаз долой – из сердца вон». B результате получается не завершение отношений, а РАЗРЫB.


Хочу заметить, что «место разрыва» в психике – это кровоточащая рана, которая требует своего рода зашивания (а иначе – шрам на всю жизнь).


Бывает, что внутри себя мы хотим попрощаться с человеком. Например, хотим перестать часто и откровенно общаться, хотим отдалиться до дистанции приятеля. Однако, увиливая от объяснения, начинаем вовсе избегать человека, бывшего когда-то близким. Mучаясь чувством вины, недосказанностью, отчаянно нуждаясь в прощании и в прощении, мы тянем «чемодан без ручки» - нести тяжело, а бросить жалко.


Почему же мы так упорно избегаем завершения отношений?

Потому, что завершение часто связано с трудными эмоциями:


• Оплакивания и прощания с тем, что или кто был ценным.

• Того, что могло произойти, но так и не произошло.

• Того, что произошло, и было важным, однако закончилось.

• Проживания и выражения благодарности.


Этих переживаний можно избежать: «Что нюни распускать, надо жить дальше!». Однако, не прожив грусти, не оплакав расставания, не подведя итогов, невозможно пережить и радость, легкость, освобождение от прошлого.


ВРЕДНЫЙ ПОЛЕЗНЫЙ ОПЫТ

Bсе это верно для любого опыта, любых отношений – деловые сделки, разорванные дружбы, сближения и отделения родственников... Плохо усвоенный опыт, валяющийся в закоулках души тяжелым комом – источник хронического напряжения, сумбура в голове, нереалистичного и одностороннего восприятия отношений и жизни. Хорошо же усвоенный, разложенный по полочкам опыт очень ценен, он точен и соответствует реальности, он помогает быстрее и точнее оценивать происходящее, подсказывает более успешную и эффективную стратегию в жизни.


Mногие люди и рады были бы грамотно завершать свои отношения, использовать опыт своих предыдущих отношений во благо, а не во вред последующим, однако не знают, как это делать.


Не просто понять в теории, а также пережить на практике все нюансы грамотного завершения отношений бывает очень полезно, так как приобретается навык грамотного завершения.


Анна Узбекова (Httрs://рsуnаvigаtоr.ru)

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: