-7

Лингвистам

Лингвистам будущего не придется пропадать в библиотеках, поднимая тонны рукописей, чтобы определить происхождение и автора той или иной фразы, истории или крылатого выражения. Достаточно будет зайти на Пикабу и найти нужное здесь - из первоисточника =)

Дубликаты не найдены

0
Вот он хоть кому-то полезен..
Иллюстрация к комментарию
Похожие посты
342

Про славянские языки

Один мой знакомый переводчик говорил, что достаточно выучить два языка из любой языковой группы, и все остальные языки этой группы становятся понятными автоматически. Возможно, это и так с романскими, германскими или кечуанскими, но точно не со славянскими.

Когда Бог давал славянам языки, он уже устал наделять отдельные слова значениями. Поэтому Бог сказал: вот вам, славяне, весь ваш набор слов — и делайте с ними что хотите.

Дальше всё происходило как-то так:

Чехи (копаясь в куче слов): Так, что у нас тут… Chytrý. Неплохо-неплохо. Пусть это значит «умный»!

Русские: Отличное слово! У нас оно будет значить «изворотливый, скрывающий свои истинные намерения».

Чехи: Мы протестуем, это же почти одно и то же!

Бог (русским): Действительно, зачем обезъянничать. На первый раз прощаю, но в следующий придумайте что-нибудь оригинальнее.

Словенцы: А по нашему hitri будет «быстрый»! Норм?

Чехи: Норм. Тогда по нашему «быстрый» будет… Будет… Будет… О, rychlý!

Русские: Ха-ха-ха!

Чехи: Что тут смешного?

Русские: А по нашему тогда рыхлый будет значить «неплотный».

Чехи: Ну и ладно. Едем дальше. Laska… Какое красивое слово! Пусть оно означает «любовь».

Русские: А у нас оно будет означать проявление нежности!

Чехи (Богу): Они опять!

Бог (русским): Последний раз предупреждаю.

Русские: Ладно, ладно, больше не будем.

Чехи: Pozor!

Русские: Ну зачем прямо так?

Чехи: Как — так? У нас это значит «внимание».

Русские: А, ок. По-нашему это будет возглас осуждения.

Бог (чехам): Вам норм?

Чехи: Pohoda.

Бог: В смысле?

Чехи: В смысле, «в полном порядке»

Русские: А у нас погода будет значить «состояние атмосферы». Температура, ветер, осадки, вот это всё.

Поляки: А по-нашему osadka будет «маленькое поселение»!

Сербы: А нам тогда как называть состояние атмосферы? Какие там ещё есть слова? О, пусть это будет време!

Русские: А у нас время будет значить «длительность бытия»

Бог: О как завернули!

Русские: Вот ещё прикольное слово. Урод. Пусть оно значит «человек, некрасивый до безобразия»

Поляки: Тогда по-нашему uroda будет «красота».

Русские: Это русофобия!

Поляки: Ага!

Русские: И вредность. То есть «пагубность, неполезность».

Сербы: А по-нашему пусть вредност значит «ценность»!

Русские: И вы туда же? Мы же с вами братья!

Сербы. Сорян.

Хорваты: Хе-хе. Это мы им подсказали. (Сербам) Ну-ка, гляньте-ка сюда. Какое эффектное слово vrag. В нём есть что-то зловещее. Пусть оно значит «дьявол».

Сербы: Берём!

Чехи: Факт, зловещее слово. Нам такое тоже пригодится, пусть по-чешски это будет «убийца».

Русские: Тогда по-нашему это будет «противник, неприятель»

Бог: Все согласны?

Поляки: Zgoda! В смысле да, согласны.

Сербы с хорватами: Zgoda? А чё, красиво. У нас оно будет значить «событие».

Бог: Ну, в общем, я вижу, все всё поняли. Я пошёл, а вы тут продолжайте.

Чехи: Погоди, мы ещё одну отличную штуку придумали.

Все: Какую?

Чехи: Переставлять буквы.

Бог: Это как?

Чехи: Смотри. (Русским) Вот эта длинная штука из мясного фарша, который затолкали в кишку, как она у вас называется?

Русские: Ну, например, колбаса.

Чехи: А у нас тогда будет klobása!

Русские: Круто!

Чехи: Kruté? Хорошее слово. У нас будет значить «жестоко». А krůta будет значить «индейка»… А…

Бог: Не отвлекайтесь. Вы говорили про буквы.

Чехи: Да, точно. Вот ещё эта рыба, в ней костей много…

Русские: Карп?

Чехи: Kapr!

Словенцы Афигеть! Мы с вами! Пусть по-нашему она будет Krap!

Бог: Crap?!

Словенцы: Ну да, Krap, а что?

Бог: Кто называет...

Сербы и хорваты: Тко!

Бог: Что?

Сербы и хорваты: Не «что», а «кто». По-нашему «Кто» будет «Тко»!

Бог: Ой, все!

Сербы и хорваты: Све!

Бог: Ась?

Сербы и хорваты: «Все» по-нашему будет «Све»!

Бог машет рукой и уходит. Голоса славянских народов сливаются в общий хор, в котором можно различить слова buran, gruby, майка, ovoc, mast, понос, позориште, ssać, styskat, godina, prosto, volim, коло, kruh и так далее, и так далее, до бесконечности.


Источник: https://www.facebook.com/karmodi/posts/10158366657227881

Показать полностью
206

Как люди обрели язык: одна из главных в мире загадок

Язык — один из главных признаков, выделяющих человека из животного мира. Нельзя сказать, что животные не умеют общаться друг с другом. Однако столь высокоразвитая, управляемая волей система звуковой коммуникации сформировалась только у Homo sapiens. Как же мы стали обладателями этого уникального дара?


Загадка происхождения языка по праву занимает свое место в ряду главных тайн бытия: рождения Вселенной, возникновения жизни, появления эукариотической клетки, обретения разума. Происхождение языка не было одномоментным и скачкообразным. Ведь у млекопитающих всех детей рожают и растят мамы, и для успешного выращивания потомства матери и детеныши — в каждом поколении — должны достаточно хорошо понимать друг друга. Поэтому такой точки во времени, до которой предки человека не умели говорить, а после которой сразу заговорили, конечно же, не существует.


Мозг, а не кости


Происхождение языка было частью адаптации древних представителей нашей эволюционной линии в том направлении, которое вообще характерно для приматов. А характерно для них не отращивание клыков, когтей или четырехкамерного желудка, а развитие мозга. Очень важно и то, что приматы — животные групповые. Чтобы им успешно воспроизводить свою численность, чтобы их потомство не только рождалось, но и доживало до какого-то приличного возраста и само достигало репродуктивного успеха, нужны усилия всей группы, нужна общность, пронизанная множеством социальных связей. Чем дольше детство, тем больше требований к сплоченности группы — а значит, и к развитию средств коммуникации.


Существует гипотеза, согласно которой разделение общих предков человека и современных человекообразных обезьян шло по средам обитания. Пращуры горилл и шимпанзе остались в тропических джунглях, а наши предки вынуждены были адаптироваться к жизни сначала в редколесье, а потом и в саванне, где весьма велики сезонные различия и всеядному существу имеет смысл ориентироваться в огромном количестве деталей окружающей действительности. В такой ситуации отбор начинает благоприятствовать тем группам, у членов которых возникает потребность не только подмечать, но и комментировать увиденное с помощью тех или иных сигналов. С этой страстью к комментированию люди не расстались и по сей день.


Реагировать звуками на какие-то окружающие явления умеет не только человек: у многих видов животных есть, например, пищевые крики, крики на разные типы опасности. А вот развить такие средства, с помощью которых можно было бы комментировать вообще все что угодно, навешивать словесные «ярлычки» на реальность в бесконечном количестве (в том числе изобретать новые в пределах собственной жизни), — это удалось только людям. Удалось потому, что в выигрыше оказывались группы, у которых эти комментарии были более выраженными и более детальными.


Всхрюкнул от досады


Переход к звуковой коммуникации мог начаться с того времени, когда наши предки стали регулярно изготавливать каменные орудия. Ведь пока человек делает орудия или делает что-то этими орудиями, он не может коммуницировать с помощью жестов, как шимпанзе. У шимпанзе звуки неподконтрольны воле, а жесты подконтрольны, и когда они хотят что-то сообщить, то входят в поле зрения «собеседника» и жестами или иными действиями подают ему сигнал. А что делать, если руки заняты?

Первоначально никто из древних гоминид и не думал, чтобы в этой ситуации что-то «сказать» сородичу. Но даже если у него непроизвольно вырвется какой-нибудь звук, велика вероятность, что сообразительный сородич просто по интонации сможет догадаться, в чем там проблема у ближнего. Точно так же, когда человеку с разными интонациями называют его имя, он уже зачастую прекрасно понимает, с чем к нему обратятся — с упреком, похвалой или просьбой. А ведь ему еще ничего не сообщили. Если эволюционный выигрыш будут получать те группы, члены которых понимают лучше, отбор будет поощрять все более тонкие различия в сигнале — чтобы было что понимать. А подконтрольность воле придет со временем.


Развиваем аппарат


Для того чтобы лучше понимать (а потом и произносить), нужны мозги. Развитие мозга у гоминид видно по так называемым эндокранам (слепкам внутренней поверхности черепа). Мозг становится все больше (а значит, увеличиваются возможности памяти), в частности, растут те его участки, на которых у нас расположены «зоны речи» (зона Брока и зона Вернике), а еще — лобные доли, занятые высшими формами мышления.


У непосредственного предка человека нашего вида — Homo heidelbergensis — был уже весьма приличный комплекс приспособлений к артикулированной звучащей речи. Видимо, они уже могли довольно хорошо управлять своими звуковыми сигналами. Кстати, с гейдельбергским человеком палеоантропологам очень повезло. В Испании, на территории муниципалитета Атапуэрка была обнаружена расщелина, где тела древних гоминид оказались недоступны хищникам, и останки дошли до нас в прекрасной сохранности. Уцелели даже слуховые косточки (молоточек, наковаленка и стремечко), что позволило сделать выводы о слуховых возможностях наших предков. Оказалось, что гейдельбергские люди могли лучше, чем современные шимпанзе, слышать на тех частотах, где работают признаки звуков, которые достигаются артикуляцией.

Игра на диафрагме

Артикулярованная звучащая речь — дело непростое, потому что разные звуки по природе своей разной громкости. То есть если через ротовую полость при разной артикуляции прогонять один и тот же звуковой поток, то звук «а» будет самым громким, а, например, «и» — гораздо тише. Но если с этим смириться, то получится, что громкие звуки типа «а» начнут глушить другие, не столь громкие звуки по соседству. Поэтому наша диафрагма, делая удивительные тонкие движения типа вдоха на выдохе, аккуратно «выправляет» наш звуковой поток, чтобы громкие звуки были не слишком громкими, а тихие не слишком тихими.

Более того, воздух на голосовые связки подается порциями, слогами. И нам не надо между слогами непременно делать вдох. Каждый отдельный слог мы можем совместить с другими слогами, и придать этим слогам различия — как друг относительно друга, так и внутри слога. Все это тоже делает диафрагма, но для того чтобы мозг мог столь виртуозно управлять этим органом, человек получил широкий позвоночный канал: мозгу понадобился, как мы сейчас говорим, широкополосной доступ в виде большего количества нервных связей.

Вообще, с развитием звуковой коммуникации физиологический аппарат речи существенно усовершенствовался. У людей уменьшились челюсти — они теперь не так выступают вперед, а гортань, напротив, опустилась. В результате этих изменений у нас длина ротовой полости примерно равна длине глотки, соответственно, язык получает большую подвижность как по горизонтали, так и по вертикали. Таким образом, можно производить много разнообразных гласных и согласных.


И, разумеется, значительное развитие получил сам мозг. Ведь если мы обладаем развитым языком, то нужно где-то хранить такое большое количество звуковых обликов слов (а когда — значительно позже — появляются языки письменные, то и письменных тоже). Куда-то нужно записать колоссальное количество программ порождения языковых текстов: ведь мы не говорим теми же самыми фразами, что слышали в детстве, а постоянно рождаем новые. Мозг также должен включать в себя аппарат для генерации выводов из полученной информации. Потому что если выдать много информации тому, кто не может делать выводы, то зачем она ему? И за это отвечают лобные доли, в особенности то, что называется префронтальной корой.


Из всего вышесказанного можно заключить, что происхождение языка было эволюционно длительным процессом, начавшимся задолго до появления человека современного вида.


Молчащие глубины времени


Можем ли мы сегодня представить себе, каким был тот первый язык, на котором заговорили наши далекие предки, опираясь на материал живых и оставивших письменные свидетельства мертвых языков? Если учесть, что история языка насчитывает более сотни тысяч лет, а самые древние письменные памятники — около 5000 лет, то ясно, что экскурс к самым корням представляется крайне сложной, почти неразрешимой задачей. Мы до сих пор не знаем, было ли происхождение языка уникальным явлением или разные древние люди изобретали язык несколько раз. И хотя сегодня многие исследователи склонны считать, что все известные нам языки восходят к одному корню, вполне может оказаться, что этот общий предок всех наречий Земли был лишь одним из нескольких, просто остальные оказались менее удачливыми и не оставили дошедшего до наших дней потомства.


От праязыка к прапраязыку


Но вместе с тем движение к истокам в русле сравнительно-исторического языкознания идет. Этот прогресс мы наблюдаем благодаря методам реконструкции языков, от которых не осталось ни единого написанного слова. Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнений существование индоевропейской семьи языков, заключающей в себе произошедшие из одного корня славянскую, германскую, романскую, индо-иранскую и некоторые другие живые и вымершие ветви языков. Праиндоевропейский язык существовал примерно 6−7 тысяч лет назад, но лингвистам удалось до определенной степени реконструировать его лексический состав и грамматику. 6000 лет — это время, сопоставимое с существованием цивилизации, но это очень мало в сравнении с историей человеческой речи. Можно ли двигаться дальше? Да, можно, и вполне убедительные попытки воссоздания еще более ранних языков предпринимаются компаративистами разных стран, в особенности России, где существует научная традиция реконструкции так называемого ностратического праязыка.


А что если это случайность?


Остается лишь вопрос верификации получаемых результатов. Не являются ли все эти реконструкции слишком гипотетическими? Ведь речь идет уже о масштабе более десятка тысяч лет, и языки, лежащие в основе макросемей, пытаются изучать не на базе известных языков, а на основе других, также реконструированных. Главным доказательством родства языков являются регулярные звуковые соответствия в области наиболее устойчивой (так называемой базисной) лексики. При взгляде на близкородственный язык типа украинского или польского такие соответствия легко увидит даже неспециалист, и даже не только в базисной лексике. Родство русского и английского, относящихся к ветвям индоевропейского древа, которые разделились около 6000 лет назад, уже неочевидно и требует научных обоснований: те слова, которые звучат похоже, скорее всего, окажутся случайными совпадениями или заимствованиями. Но если посмотреть внимательнее, можно заметить, например, что английскому th в русском всегда соответствует «т»: mother — мать, brother — брат, устаревшее thou — ты…


У русского с японским нет, казалось бы, совсем ничего общего. Кому может прийти в голову, что русский глагол «быть» и японский «иру» («быть» в применении к живому существу) являются родственными словами? Однако в реконструированном праиндоевропейском за смысл «быть» отвечает, в частности, корень «бхуу-" (с долгим «у»), а в праалтайском (предке тюркских, монгольских, тунгусо-манчжурских, а также корейского и японского языков) это же значение отводится корню «буи-". Эти два корня уже очень похожи (особенно если учесть, что праиндоевропейским звонким придыхательным всегда соответствуют алтайские звонкие, а сочетания типа «уи» были в праиндоевропейском невозможны). Таким образом, мы видим, что за тысячелетия раздельного развития слова с одинаковым корнем изменились до неузнаваемости. Поэтому в качестве доказательства возможного родства отдаленно родственных языков компаративисты ищут не буквальные совпадения (они как раз, скорее всего, укажут на заимствование, а не на родство), а устойчиво повторяющиеся звуковые соответствия у корней со схожим значением. Например, если в одном языке звук «т» всегда соответствует звуку «к», а «х» всегда соответствует «с», то это серьезный аргумент в пользу того, что мы имеем дело с родственными языками и что на их основе можно попытаться реконструировать язык-предок. И сопоставлять надо не современные языки, а хорошо реконструированные праязыки — они меньше успели измениться.


Единственное, что можно использовать в качестве контраргумента против гипотезы о родстве данных языков, это предположение о случайном характере выявленных параллелей. Однако для оценки такой вероятности существуют математические методы, и при накоплении достаточного материала гипотезу о случайном появлении параллелей можно легко отвергнуть.


Олег Макаров Светлана Бурлак

Статья «Заговорит ли история речи» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2012).

https://www.popmech.ru/science/13261-kak-lyudi-obreli-yazyk/
Показать полностью
1503

Хочу все знать #715. Как сломать себе мозг на пяти разных языках)

Наша ода лингвистам!

Хочу все знать #715. Как сломать себе мозг на пяти разных языках) Язык, Особенности, Выражение, Лингвистика, Хочу все знать, Видео, Длиннопост

Технари очень любят шутить про гуманитарные науки, при этом чаще всего в шутках фигурирует трудоустройство в ресторан «Макдоналдс». И действительно, банкам и страховым компаниям, производителям самолетов и госучреждениям — всем нужны кодеры и программисты, и никому — филологи.


Но языковая наука невероятно интересна. Тебе стоит только спросить, и любой лингвист с пеной у рта будет рассказывать про особенности языка и 1001 интересный факт.

А мы собрали тебе по одному примеру на пять разных языков. И каждый из них способен полностью отбить охоту начинать учиться данному языку.


Английский


Buffalo buffalo Buffalo buffalo buffalo buffalo Buffalo buffalo.

В английском языке некоторые слова могут, не меняя своей формы, быть любой частью речи. Так и в этом предложении: Buffalo — это имя собственное (Буффало), имя существительное («бизон») и глагол («пугать, бычить»). Все вместе они образуют фразу «Бизоны из Буффало, испуганные буффальскими бизонами, сами пугают буффальских бизонов». Фразу знают почти все американские школьники.


Русский


Великий и могучий по праву считают одним из самых сложных языков, и исключительно из-за избыточности. Мы в любом порядке расставляем слова в предложении, непринужденно придумываем новые слова, а также стигмируем кажущиеся нам неестественными ударения (позвонишь).


В языках принято, что смысл определяет корень слова, а его морфологический «обвес» (аффиксы) выполняют сервисные функции. Людмила Петрушевская в своих лингвистических сказках смеется над этим принципом. Все слова в «Пуськах бятых» не имеют реального корня, но носители русского примерно понимают, что происходит. Иностранцев, которые учили русский даже десять лет, «Пуськи» сводят с ума.


Сяпала Калуша с Калушатами по напушке. И увазила Бутявку, и волит:

— Калушата! Калушаточки! Бутявка!

Калушата присяпали и Бутявку стрямкали. И подудонились. А Калуша волит:

— Оее! Оее! Бутявка-то некузявая!

Калушата Бутявку вычучили. Бутявка вздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки. А Калуша волит калушатам:

— Калушаточки! Не трямкайте бутявок, бутявки дюбые и зюмо-зюмо некузявые. От бутявок дудонятся.

А Бутявка волит за напушкой:

— Калушата подудонились! Зюмо некузявые! Пуськи бятые!


Чешский


Чешский впитал в себя не только всю безумную грамматику славянских языков, но еще и одну из самых сложных фонетик. В языке наблюдается явный дефицит гласных звуков. Вот, например, целый рассказ, в котором нет ни одной гласной буквы.

Chrt zdrhl z Brd. Vtrhl skrz strž v tvrz srn, v čtvrť Krč. Blb! Prskl, zvrhl smrk, strhl drn, mrskl drn v trs chrp. Zhltl čtvrthrst zrn skrz krk, pln zrn vsrkl hlt z vln. Chrt brkl, mrkl, zmlkl. Zvlhls?


Переводится он примерно так:

Сбежал борзой из Брд. Влез через овраг в крепость серн, в квартале Крч. Болван! Взвизгнул, согнул ель, сорвал дерн, дерном швырнул в букет васильков. Проглотил четыре горсти зерен через горло, полон зерен запил глотком из волн. Борзой испугался, подмигнул, замолчал. Намок?


Японский


Чтобы понять как из 子子子子子子子子子子子子 получается фраза «Детеныш кошки называется котенок, детеныш льва называется львёнок», придется объяснить, чем отличается японский язык от китайского.


Если вкратце, то всем: фонетикой, грамматикой, морфологией (ее в китайском нет вовсе) и т.д. За одним исключением: письменность японцы перенимали у китайцев (вместе с буддийскими текстами), уже имея на островах сложившийся язык. Если в китайском за каждым иероглифом почти всегда закреплено одно произношение, то в японском этого правила нет, поэтому один и тот же знак в разных ситуациях может читаться шестью разными способами.


子 — один из самых древних иероглифов в китайском, присутствует в сотне-другой слов. В японском каждое такое слово получило собственное произношение, поэтому 子 можно прочить как «не», «ко», «но», «ши» и «дзи». Таким образом 子子子子子子子子子子子子 можно прочитать как «Неко но ко но конеко, шиши но ко но кодзиши», что и значит «Детеныш кошки называется котенок, детеныш льва называется львенок».


Правильная запись фразы, кстати, такая: 猫の子仔猫、獅子の子仔獅子.


Китайский


Под китайским языком мы обычно подразумеваем путунхуа, он же — мандарин. При этом фонетика у языка довольно бедная — всего 414 слогов (или 1332 с возможными комбинациями тонов). Для сравнения: в русском языке их около 18 тысяч.

Поэтому китайский — это официальный язык омонимов, то есть слов, которые звучат одинаково. Если ты спросишь китаиста, что значит «йоу» или «ши», то с ним случится короткое замыкание: на каждый из этих слогов приходится по паре сотен значений.


Не веришь? Тогда послушай китайскую басню про поэта, который ел львов:

《施氏食狮史》

石室诗士施氏, 嗜狮, 誓食十狮。氏时时适市视狮。 十时, 适十狮适市。 是时, 适施氏适市。 氏视是十狮, 恃矢势, 使是十狮逝世。 氏拾是十狮尸, 适石室。 石室湿, 氏使侍拭石室。 石室拭, 氏始试食是十狮。 食时, 始识是十狮, 实十石狮尸。 试释是事。


И вот как переводится:


Жил в каменной пещере поэт Ши Ши, который любил есть львов и поклялся съесть десять в один присест. Он часто ходил на рынок, где смотрел, не завезли ли на продажу львов. Однажды в десять утра десятерых львов привезли на рынок. В то же время на рынок приехал Ши Ши. Увидев тех десятерых львов, он убил их стрелами. Он принес трупы десятерых львов в каменную пещеру. В каменной пещере было сыро. Он приказал слугам прибраться в ней. После того как каменная пещера была прибрана, он принялся за еду. И, когда он начал есть, оказалось, что эти десять львов на самом деле были десятью каменными львами. Попробуй-ка это объясни!

Но на других китайских наречиях она уже так не звучит.


Нет, уважаемые читатели, я ничего не курил!))

Показать полностью 1
98

«Моя-по-твоя»: Как русские и норвежцы стали говорить на одном языке

В конце XVII века русские и норвежские рыбаки заговорили на руссенорске. Этот смешанный язык, или «пиджин», облегчал взаимодействие во время промысла и навигации. Нужно было понимать – сколько стоят товары, в обмен на что их готовы отдать, куда движутся суда и откуда они прибыли. Лексика сохранившихся текстов на руссенорске ограничивается в основном мореходной и торговой тематиками.


Вполне возможно, что руссенорск употреблялся и в «неформальных» ситуациях, ведь русские и норвежцы много общались вне торговли. В описаниях их контактов сохранились свидетельства о том, что рыбаки играли друг с другом в мяч, русские дарили норвежским детям конфеты, а норвежцам нравилось пение русских.


В северных норвежских землях регулярно устраивались ярмарки, приходившие корабли пополняли там запасы рыбы, покупали гагачий пух. Жители окрестных территорий съезжались на такие ярмарки со своими изделиями, брали с собой семьи. Русские привозили на продажу мед, мыло, овес, парусину, муку, мануфактуру. В разное время торговля осуществлялась с разной степенью легальности – правительства обеих стран то облагали торгующих пошлинами, то напротив, поощряли.

«Моя-по-твоя»: Как русские и норвежцы стали говорить на одном языке Норвегия, Россия, Лингвистика, Язык, Длиннопост

Много лет торговля между поморами и норвежцами была меновой – один товар прямо обменивался на другой. В текстах на руссенорске сохранились свидетельства об этом: «Slik slag, en og en halv voga treska, så en voga mukka». (За вог муки два вога трески). На руссенорске можно было и выразить недовольство ценой: «Njet, brat! Kuda moja selom desjevli? Grot dyr mukka på Rusleien dein år» (Нет, брат! Куда я могу продать дешевле? Мука в этом году в России очень дорогая!»).


А после удачной сделки или разговоров о море и товарах можно было и расслабиться: «Davai paa moia malenka tabaska presentom» (Дай мне немножко табачку в подарок), «Davai på kajut side ned så dokka lite kjai drinkom. Ikke skade» (Спускайся же в каюту и попей чаю. Это не повредит). Сохранилась также лексика, показывающая, что говорившие на руссенорске ценили и крепкие напитки.


Руссенорск выделяется на фоне многих других смешанных языков: это не «упрощенный» язык колонизаторов, а средство коммуникации равноправных партнеров. В нем примерно 50 % норвежских слов, 40 % - русских и 10 % - понятных обеим сторонам слов из других языков, таких как английский, немецкий, финский. Мореходы неплохо владели «международной» морской терминологией, поэтому проще было использовать именно ее.


Мы не знаем, как руссенорск звучал: Олаф Брок, первый лингвист, который его описал, пользовался записями текстов на руссенорске. При нем на этом языке уже не говорили. Но скорее всего в нем большую роль играли жесты, мимика и интонация. Возможно, именно в попытках описать то, что нужно купить или продать, снабженных красноречивыми жестами, и возникли первые предложения на руссенорске.


Взятые из разных языков слова в руссенорске сильно упрощались. Исчезали сочетания звуков, которые сложно было выговорить той или другой стороне: например, русское «здравствуйте» начало выглядеть как «drasvi». Не стало в руссенорске и привычных для русского человека рода и числа у существительных – вместо этого многие слова этой части речи приобрели окончание «а»: «damosna» (таможня), «vina» (вино), «balduska» (палтус).


Интересно, что вместо «я» и «ты» в руссенорске употреблялись формы «моя» и «твоя». Точно такие же формы использовались в русско-китайском пиджине (смешанном языке) – кяхтинском. Именно из него в «большой» русский язык пришла знаменитая фраза «моя твоя понимай нету».


Если нужно было использовать какой-либо предлог, то употребляли «по» (på) – он есть и в норвежском, и в русском, хоть и с разными значениями.


Пользуясь записями текстов на руссенорске, лингвисты выделили в нем примерно 400 слов – такого количества хватало для общения на важные для обеих сторон темы. Если требовалось описать какое-то явление или предмет, для которого в руссенорске отсутствовали слова, то приходилось изобретать целую фразу. Например, «церковь» была названа «домом, где говорят о Христе». Иногда владевшие руссенорском норвежцы считали, что они хорошо говорят по-русски, а русские – что они отлично понимают норвежский.


Пока руссенорск был единственным средством общения, его высоко ценили и учили все, кто контактировал с русскими или норвежцами по торговым делам. На руссенорске нельзя было заговорить «сходу», он был непонятен тем, кто его никогда не учил. Но к середине XIX века стало понятно, что для бизнес-контактов руссенорска мало.


Богатые норвежские купцы начали отправлять детей учить настоящий русский язык в города Русского Севера. И руссенорск начал восприниматься как странный и смешной исковерканный язык.


У простых рыбаков не было возможности отправить детей на учебу в другую страну, поэтому руссенорск оставался в ходу до революции, когда контакты между странами оказались разорваны. Многие поморские семьи не захотели жить в новых условиях и на своих шхунах отправились к соседям-норвежцам. Те их приняли. И сейчас в Северной Норвегии есть норвежцы с русскими фамилиями. В городе Вардё даже открыт памятник русским поморам.


Автор: kulturologia

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/010717/35105/

Показать полностью
70

Об иероглифической системе в японском

Все мы знаем (или почти все), что языки распределены по группам, семьям и т.д. Однако японский язык так и не был до конца конкретно определён в какую-то из групп (т.н. язык-изолят), поэтому японский и рюкюский относят к японо-рюкюской семье. Дата возникновения этих языков до сих пор является предметом споров. Только лишь приблизительно мы знаем время появления письменности в Японии (именно письменности, а не правил и прочих современных свойств.) Где-то в V-VI веках нашей эры японцы стали вести активную торговлю и переговоры с китайцами, что привело к перемещению части китайской культуры на Нихон коку, а с ней и письменности соответственно. Тогда же на островах стали переписывать некоторые книги из Поднебесной время от времени меняя кое-где иероглифы и выделяя их в отдельную "кучку". Так появился сборник стихов "Манъёсю" и первая японская азбука Манъёгана. Дальше-больше. В 7-ом веке один буддийский монах разрабатывает на основе китайской письменности первую слоговую азбуку - катакану (полагаю, что именно такое происхождение позднее поспособствовало использованию катаканы, как средства записи иностранных слов из любого другого языка).

P.S. Есть теория, которая предполагает существование т.н. дзиндай модзи (с яп. букв. "письменность эры богов") начиная с периода Асука (538-710 годы) и заканчивая периодом Нара (710-794 годы).

Об иероглифической системе в японском Язык, Япония, Лингвистика, История, Длиннопост

Самоназвание японского языка, которое записано иероглифами - нихонго

В VIII веке знатная дама из рода Хэйнан создала более "мягкий" вариант слоговой азбуки - хираганы. Такую азбуку японцы называют "женской", так как изначально хирагана использовалась женщинами для записи поэм, новелл, и дневников (они писали их ещё до того, как это стало мэйнстримом :)).

Об иероглифической системе в японском Язык, Япония, Лингвистика, История, Длиннопост

Хирагана

Об иероглифической системе в японском Язык, Япония, Лингвистика, История, Длиннопост

Катакана

В каждой азбуке все слоги гласные, кроме иероглифа "ん ; ン" (н). Также у каждой азбуки имеется набор символов с дакутэном и хандакутэном. Вот, например иероглиф た (та) с дакутэном だ (две чёрточки в правом верхнем углу) он читается как "да", то есть знак дакутэн указывает на озвончение иероглифа. Хандакутэн же используется для превращения шипящих слогов в слог с "п". Вот иероглиф ヘ (хэ). С хандакутэном ペ он будет читаться как "пэ". Окончательно хирагана и катакана закоренились и стала активно применяться только в X веке.

Третьим видом письменности в японском является кандзи, то есть китайские переработанные иероглифы, для примера возьму слово 聖域 (сэйики) - святилище. Оба знака в слове это кандзи. Можно выбрать понятие, которое выглядит не так пугающе. Вот вам 木 (ки) - дерево или 新幹線 (синкансэн) - новая магистраль. Правда у кандзи есть один минус - их надо запоминать. Зачем, если есть две азбуки и несколько дополнительных знаков, которыми можно записать всё, что угодно? Ответ прост: использование ТОЛЬКО азбуки будет в определённых местах противоречить грамматике языка, да и к тому же японцы считают использование только азбуки для записи всех слов признаком большой неграмотности. С этого момента становится как-то жалко маленьких японских детей, которые и писать-то толком не умеют. Зато они прекрасно воспринимают слова на слух, а также учатся писать хирагану раньше, чем иероглифы и катакану.

В этом случае им на помощь приходит фуригана. Фуригана - это способ записи кандзи через нечто вроде сносок в виде хираганы.

Об иероглифической системе в японском Язык, Япония, Лингвистика, История, Длиннопост

Поиероглифический (или познаковый, а ещё лучше посимвольный) вид записи слова "нихон"

Об иероглифической системе в японском Язык, Япония, Лингвистика, История, Длиннопост

Сноски могут быть и вертикальными

Что до транскрипции слов, то для этого в мире используют систему транскрибирования Хэпбёрна, хотя и у нас имеется своя система, которая носит имя Евгения Дмитриевича Поливанова. Но первая передаёт звучание более точно, чем система Поливанова (несмотря на отсутствие шипящих звуков в японском).

Теперь о вертикальном и горизонтальном письме. Первоначально в нихонго использовали вертикальное письмо, как и в китайском. Горизонтальное письмо пришло в Японию в эпоху Мэйдзи, когда японцы начали печатать словари европейских языков. Вначале книги печатались на дикой смеси горизонтального европейского и вертикального японского текста, что предполагало постоянное вращение книги на 90° при чтении. Эта система была громоздкой и неудобной, поэтому идея горизонтального письма постепенно принималась обществом. Несмотря на это, удалось сохранить и немного упростить вертикальный вариант японских иероглифов, правда в современности такой вид используют только в газетах и манге. Помимо этого в японском до 1959 года использовалось написание справа налево, однако написание иностранных слов или каких-либо формул сильно усложнялся, поэтому пришлось смириться с этим и провести реформу.

А вот с пунктуацией всё обстоит несколько проще. До реформации языка в период Мэйдзи не существовало никаких знаков препинания (якумоно).

Думаю, что больше мне рассказать о письменности в японском языке нечего и на этом можно закончить.

Показать полностью 4
447

"Ёж, ёжик" в языках Европы, России и пост-советских стран

"Ёж, ёжик" в языках Европы, России и пост-советских стран Ёжик, Язык, Лингвистика, Европа, Россия, Слова

"Schlimmer als ein Elefant im Porzellanladen, ist ein Igel in der Kondomfabrik."

Хуже слона в фарфоровой лавке только ёж на фабрике презервативов.

По просьбе @prefedor

Предыдущие посты:
"Лиса" в языках Европы, России и пост-советских стран

"Волк" в языках Европы, России и пост-советских стран

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: