226

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии.

В ходе партизанских операций не только срывалось тыловое обеспечение войск противника, но и уничтожались самые ценные кадровые военные нацистской Германии.
Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

Тайные операции подполья и советской разведки на оккупированных войсками Вермахта территориях - один из этапов Великой Отечественной Войны, который историки изучают не менее пристально, чем крупные операции вроде битвы на Курской дуге или оборона Сталинграда. В ходе партизанских операций не только срывалось тыловое обеспечение войск противника, но и уничтожались самые ценные кадровые военные нацистской Германии.


Геноцид руками местных


Особой любовью командование Вермахта к жителям оккупированных территорий никогда не отличалось - все трудоспособное население отправляли на работы в Германию и другие страны Европы. Представлявших потенциальную угрозу безопасности войск на захваченной территории, заключали в лагеря, или просто расстреливали.


Генеральный план рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера был прост - на захваченных территориях в рамках программы специальной «чистки», рассчитанной на 30 лет, должно было остаться лишь 15% от общего числа населения.

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

Однако при всей ненависти нацистов к русским, осуществить такой план исключительно собственными силами было крайне тяжело. Гауляйтеры в Украине и Белоруссии постоянно сталкивались со случаями похищения и убийства не только солдат, но и офицерского состава.


На участников партизанского движения велась настоящая охота, для которой использовались не только войсковые операции с привлечением бронетехники и пехоты - обнаружение подпольщиков сопровождалось и масштабной агентурной работой через завербованных нацистами местных агентов.


Однако украинские националисты, которых администрация оккупированных территорий привлекала для выполнения «грязной» работы, оставили у солдат и офицеров Вермахта наиболее тяжелое впечатление. Помимо помощи в проведении операций с участием Вермахта, «полицаи» активно привлекались и для других задач, при выполнении которых постоянно оставляли огромное число жертв. Уцелевшие ветераны СС в своих мемуарах вспоминают, что помимо непосредственного участия в облавах и рейдах по уничтожению партизан местные «помощники» нацистов часто принимали самостоятельные, ничем не обоснованные решения.

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

Силами местных националистов, внезапно пропитавшихся ненавистью к односельчанам, братьям и сестрам, не только расстреливались члены подпольных отрядов, но и все сочувствующие партизанам и Красной армии. Историки отмечают, что даже айнзатцгруппы СС, отличавшиеся наибольшей жестокостью, и рядом не стоят с украинскими, белорусскими националистами и остальными предателями, без всякого сожаления истреблявшими местное население за одно лишь предположение о пособничестве партизанам.


«Усмирить» таких палачей получалось с большим трудом - вошедшие в состав военизированных формирований и получившие армейское вооружение националисты могли за сутки убить до тысячи человек.


Особому виду насилия предшествовала масштабная пропагандистская работа - так, на занятых еще в начале войны территориях Украины и Беларуси через громкоговорители и радио регулярно транслировались сообщения о взятии Москвы, Ленинграда и продвижению гитлеровских войск на Кавказ.


Все это, по началу, оказывало нужный эффект - сопротивленческие настроения были подавлены, националисты были поставлены «на карандаш» и направлены на необходимые для «великой Германии» дела. Однако проделанная советской контрразведкой работа оправдала себя на сто процентов - было организовано не только (относительно) массовое информирование местного населения, но и налажены каналы снабжения, связи и набора в партизанское движение. Почти сразу после согласования последних деталей партизаны приступили к тыловой войне против нацистов и примкнувших к ним местных жителей.


Зачистка верхов


Руководство диверсионными операциями в тылу противника было поручено легендарному советскому разведчику Павлу Судоплатову. Однако в задачи контрразведки, помимо нарушения тылового обеспечения, вошли сбор информации и непосредственная ликвидация гауляйтеров (губернаторов) оккупированных территорий. Однако помимо печально известного рейхскомиссара Украины Эрика Коха, отличавшегося невероятной жестокостью по отношению к славянам и русским вообще, на территории Белоруссии имелся свой «управленец».

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

Вильгельм фон Кубе не был в почете у собственных коллег - белорусское назначение было для него скорее признанием профнепригодности и ссылкой, чем заслуженной должностью. Слухи о суровом нраве Вильгельма Кубе произростали из партийной работы и службы в Германии - амбициозный и жадный до власти Кубе «отличился» в 1936 году, отдав приказ о расстреле, без всякого разбирательства и соблюдения формальностей, нескольких офицеров и солдат, отказавшихся выполнять прямой приказ.


Суровый нрав Кубе проявился и после назначения на восточные территории - появление одного из самых преданных нацистских функционеров сопровождалось небывалым всплеском сотрудничества СС и националистов и проведением масштабных карательных операций.


Именно после появления группенфюрера СС Кубе в Минске, в целях устрашения населения, были казнены две с лишним тысячи евреев, насильно переселенных в так называемое «Минское гетто». Вильгельм Кубе открыто враждовал с первыми лицами гитлеровской Германии.

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

В частности, Генрих Гиммлер не разделял подхода группенфюрера СС с отказом от повсеместного выявления и уничтожения евреев. Однако другом человечества Кубе тоже не был - тотальному истреблению гауляйтер Белоруссии предпочитал тщательный отбор наиболее трудоспособных, и лишь затем массовые чистки всех «неполноценных» руками местных националистов.


Для советского подполья Кубе не был обычной целью. Ликвидация человека, занимавшего столь высокий пост, предполагала оказание хорошего психологического эффекта на всех пособников врага, однако окружение и помощники группенфюрера СС не только организовали хорошую охрану, но и тщательно, зачастую, лично, отбирали весь обслуживающий персонал.


«Уничтожение таких фигур, конечно, было серьезным достижением для подполья. Важность такого события нельзя переоценить - де-факто гауляйтер всегда являлся ставленником Гитлера, исполнителем его воли. А значит - убийство руководителя не только срыв геноцида, но и удар по фюреру лично», - отмечает в интервью телеканалу «Звезда» немецкий историк Курт Вюртц.


Историки отмечают, что известно несколько способов, которыми планировалось ликвидировать Вильгельма Кубе: взрыв автомобиля, взрыв в рабоче кабинете, взрыв на мероприятии или несколько видов отравления, включая опрысканные ядом документы. Однако при ближайшем рассмотрении становилось понятно, что способы слишком сложны и слишком опасны для надежного исполнения.


Не женская работа


Разработкой Вильгельма Кубе занималось сразу несколько боевых групп. Первая относительно успешная попытка убить нацистского ставленника в Белоруссии состоялась 22 июня 1943 года - партизаны попытались взорвать группенфюрера в здании театра, который тот, будучи большим любителем и ценителем искусства, регулярно посещал. Однако при взрыве бомбы сам Кубе не пострадал - в протоколе о происшествии фигурировали имена 70 погибших и более ста раненых офицеров Вермахта и СС, однако до гауляйтера партизаны так и не добрались.

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

Еще две попытки взорвать Вильгельма Кубе так же не увенчались успехом : погибло лишь с десяток партийных функционеров, офицеров СС и солдат службы охраны.

От тактики «выездных» взрывов было решено отказаться. В ходе наблюдений за штабом нацистов, оценке удобных для нападения маршрутов разведчики выяснили, что ликвидировать Кубе в кабинете или во время поездок по служебным делам без жертв среди партизан не удастся.


Вместо повторения опасных спецопераций с размещением взрывных устройств вне зон безопасности было решено действовать изнутри - завербовать и привлечь к сотрудничеству людей, осведомленных о ежедневных бытовых делах группенфюрера Кубе.


Тогда же сложилось окончательное понимание механики решения деликатного вопроса - получить доступ к личным вещам группенфюрера и подобраться ближе остальных мог лишь обслуживающий персонал.


Тонкий процесс вербовки предполагал тесное общение с женщинами, работавшими в доме Кубе. В процессе обсуждения рождается решение - привлечь к работе с потенциальными агентами-женщинами легендарную «Ганну Чёрную» - члена белорусского партизанского движения Марию Осипову, к 1943 году завербовавшую на сотрудничество и борьбу с нацистами более 50 человек. В процессе общения, через связных и личные встречи, Осипова знакомится и привлекает к добровольному сотрудничеству идеального, с точки зрения осведомленности и вовлеченности, кандидата для проведения операции - Елену Мазаник, работавшую прислугой в доме, где жил Вильгельм Кубе.


«Про такое, наверное, только в художественных фильмах могут рассказывать, но это факт - мину со специальным химическим взрывателем, который после повреждения ампулы превращается в часовой механизм, Осипова доставила для Елены Мазаник в небольшой корзинке с ягодами», - рассказал в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Борис Савченко.


22 июня 1943 года, ровно через два года после нападения гитлеровской Германии на СССР, в 00:40 минут дело было сделано : уставший после долгого дня Вильгельм Кубе отправился спать в постель, под которой Елена Мазаник оставила закутанную в тряпки армейскую мину.

Ликвидация: как женщины-разведчики «убрали» гауляйтера Белоруссии. Ликвидация, Гауляйтера Белоруссии, Группенфюрера Кубе, История, Разведчик, Длиннопост

Примечательно, что весь вечер, предшествующий закладке устройства, Елена Мазаник держала специальный боеприпас при себе, просто закрепив ее на животе и спрятав под фартуком.


Историки отмечают, что ликвидация гауляйтера Белоруссии была на руку практически всем : однопартийцы в Берлине, руководство СС и подчиненные - никто не питал к Вильгельму Кубе теплых, хотя бы чисто профессиональных чувств. Большинство из тех, с кем Кубе контактировал по службе или общался, считали его заносчивым хамоватым выскочкой и патологическим живодером, непонятно как занявшим высокий пост.


Внутренние разногласия Кубе и СС сыграли на руку советским контрразведчикам - дело было сделано, а нужный эффект достигнут. За уникальную, как на этапе планирования, так и на этапе осуществления, эвакуированные в Москву сразу после закладки устройства Елена Мазаник и Мария Осипова, были представлены к званию Героя Советского Союза и вошли в историю спецслужб как наиболее ценные женщины-разведчики.

У меня все... Источник http://www.yaplakal.com/go/?https%3A%2F%2Fm.tvzvezda.ru%2Fne...

Дубликаты не найдены

+8

Из вашего же текста:

"..Разработкой Вильгельма Кубе занималось сразу несколько боевых групп. Первая относительно успешная попытка убить нацистского ставленника в Белоруссии состоялась 22 июня 1943 года - партизаны попытались взорвать группенфюрера в здании театра, который тот, будучи большим любителем и ценителем искусства, регулярно посещал. Однако при взрыве бомбы сам Кубе не пострадал - в протоколе о происшествии фигурировали имена 70 погибших и более ста раненых офицеров Вермахта и СС, однако до гауляйтера партизаны так и не добрались..."


и


"..22 июня 1943 года, ровно через два года после нападения гитлеровской Германии на СССР, в 00:40 минут дело было сделано : уставший после долгого дня Вильгельм Кубе отправился спать в постель, под которой Елена Мазаник оставила закутанную в тряпки армейскую мину..."


Я не понял где ошибка?

раскрыть ветку 3
+1
Тоже заметил. Материал конечно интересный, но лучше вообще бы не писал, чем писал с ошибками. Из-за явной ошибки вся информация под сомнением.
0

Вильгельм Рихард Пауль Кубе (нем. Wilhelm Richard Paul Kube; 13 ноября 1887, Глогау, Силезия — 22 сентября 1943, Минск)

0

Ну, может, сначала в театре ёбнуло, а потом он домой пошёл. Там к нему песец и подкрался.

Кстати, на втором снимке он на Гиммлера как-то нехорошо смотрит.

+4

Про то как женщины-разведчики убили гауляйтера в тексте 1 абзац, остальные 26 -предыстория

+7
Обязательно нужно было впихнуть антиукраинскую пропаганду в статью про белорусских партизан.
Скоро будут вставлять пару разоблачающих строчек про "украинских националистов" в посты про кулинарию или котиков.
раскрыть ветку 13
+22

".... тесто нужно поставить "всходить" на 20 минут, предварительно смазав тару маслом: мы же не хотим , что бы оно прилипло к миске, как это получалось у косоруких украинских националистов в 40е. Тем временем, займёмся соусом...."

+3
Рассчитывал на приятный исторический текст, а получил гнилую провокацию. С утра заряд позитива.
-4
Автор просто констатировал факт.а если вы не заметили, то наряду с украинскими предателями , упомянуты и другие предатели, из русских и белорусов
раскрыть ветку 4
0
Полицаи и националисты - две разные группы)
раскрыть ветку 3
-6

Ой, бедные ебаные хохлы. Наверно то, что они делали в Хатыне тоже пропаганда и неправда?

раскрыть ветку 5
+1

тЫ кацап-цап вам скоро пезда будет...

-2

@moderator, тут @STUDENT231, занимается пропагандой нацизма

-4
@moderator, тут буйный с оскорблениями.
раскрыть ветку 2
ещё комментарии
+1

Не срача ради, а ясности для: а кто же автор, те люди, которых вы стыдливо назвали "остальными предателями"? Ну, которые еще вершили преступления вместе с украинскими и белорусскими националистами.

0

Между прочим, Вильгельм фон Кубе был лучшей частью немецкой оккупации Беларуси. Кубе открыто высказывался против уничтожения населения. А вот Курт фон Готтбер, которого посадили в Минск после Кубе, человеколюбием и доверчивостью и не страдал.

раскрыть ветку 8
+3
Что-то не вяжется ваше высказывание с описанным в статье хамоватым выскочкой и патологическим живодером.
раскрыть ветку 3
+1
Так живодер только мучил людишек, а второму нужны были показатели расстрелов
-2
Я не утверждаю, что немцы были душками, но статья насквозь пропагандистская. Я бы ей не доверял на 100%.
-5

Кубе не был душкой. Но он был мягче Курта. Можете почитать Вики о этих двух.

ещё комментарий
0

Настоящий герой, благодаря таким людям войну и выиграли, лайк!👍🏾😻

раскрыть ветку 3
0

Эм, Курт был человеком из-за действий которого поднялась некоторая часть партизан. Так что да.

раскрыть ветку 2
0
Экскурс в историю - хорошо. Неполнота изложения - плохо. Стоило добавить, что сразу после смерти Кубе фашисты казнили несколько тысяч минчан. Вот настоящая цена этой акции.
-9
А чо, у нас тут филиал телеканала $изда для глухонемых?
Для тех, кто из передачи нихена не понял, теперь будут тут стенограммы выкладывать??
ещё комментарий
Похожие посты
40

Разведчик Леонид Квасников

Разведчик Леонид Квасников КГБ, Великая Отечественная война, История, Разведчик, Длиннопост

Это история, будет посвящена человеку, который внес большой вклад в научно-техническую разведку.


Леонид Квасников родился 2 июня 1905 года в семье железнодорожника в Тульской губернии.

Работать начал в семнадцать лет на строительстве моста. После окончания железнодорожного техникума в 1926 году, работал помощником машиниста, а потом и машинистом поезда.


Уже в 1934 году он закончил с отличием Московский институт химического машиностроения, и продолжил обучение в аспирантуре.


В возрасте 33 лет, его призвали службу в органах государственной безопасности, как раз во-время сталинских репрессий. В связи с инженерным образованием, он начал служить в научно-технической разведке.


В период с 1939 по 1942 год работал некоторое время заместителем, а затем – начальником отделения научно-технической разведки.


Уже тогда, он начал внимательно следить за появлением новых научных достижений. К примеру, не прошел мима открытия цепной реакции деления атомов урана-235, которая ведет к созданию атомного оружия. И того факта, что со страниц американских журналов исчезли имена видных ученых, которые до этого постоянно писали статьи про ядерную физику.

Разведчик Леонид Квасников КГБ, Великая Отечественная война, История, Разведчик, Длиннопост

Леонид Романович слева второй.

В конце 1940 года Леонид Романович направляет приказ разведчикам в США, Англии и Германии, чтобы они приступили к получению сведений о возможных работах в этих странах над созданием атомного оружия.


И его чутье не подвело. В сентябре 1941 года в Лондоне, появилась информация о том, что в Британии и США начались работы по созданию атомной бомбы. Поэтому, чуть позже, в январе 1943 года, Леонид Романович будет отправлен в США для организации научно-технической разведки.


Необходимо немного уточнить: как уже говорилось, информация о создании атомного оружия, была получена еще в 1940 году, но тогда, ее не воспринимали всерьез, как и во-время войны, когда враг был рядом с Москвой. Но только когда в 1943 году, Сталин подписал указ о создании атомной бомбы, начал полноценная работа научно-технической разведки в этом направлении.


Во время работы в Нью-Йорке он занимался организацией получения научной и военной информации. Благодаря чему, в Центр приходило много секретной информации и образцов техники, которые представляли значительный интерес для нашей промышленности.


Стоит отметить, что в 1944 году Москва получала от разведчиков не только информацию, которая было получена “классическим методом”, но и с помощью доброжелательных американских и британских граждан, желающих помочь Советскому союзу в войне.

Результаты работы были отличными: проекты целых заводов, спецтехника, фотографии и чертежи для производства самолетов, подводных лодок и не только.


Уже потом, в 1951 году, в сенате США о годах войны говорилось: Сталин имел относительно промышленности США настолько же полную и подробную информацию, как и сведения, которыми располагало правительство США. А в эти годы как раз работал наш герой – Леонид Квасников.


Но, были и плохие моменты. К примеру, когда добываемая разведкой информация по важным для страны вопросам, не была использована научными институтами из-за секретности сведений.


Только в середине шестидесятых годов Леонид Квасников добился о доступности разведывательной информации для научных и технических организаций.

Один из примеров доступности информации: самолет ИЛ-62, в котором была применена передовая на то время система кондиционирования воздуха.


Что касается сбора данных нашей разведки, касаемо американского атомного проекта, то проделанная работа была сделана на высшем уровне.


На главных объектах проекта “Манхэттен”, в частности в Лос-Аламосе, происходила разработка конструкции атомной бомбы. На то время, американскими спецслужбами была предпринята внушительная конспирация: учены, занятые в проекты, были записаны под чужими именами, переходить на территории городка можно было только с охранником, ночью нельзя было покидать свои квартиры, телефонные переговоры прослушивались.


Даже руководитель проекта заявлял, что они создали такую систему защиты, сквозь которую не проскочит мышь. Но советская разведка смогла. А все благодаря немецкому физику Клаусу Фуксу.


Уже потом, в ноябре 1945 года Леонида Квасникова переведут в Москву из-за предательства сотрудника НКГБ. В отставку уйдет в декабре 1966 года. После ухода на пенсию работал в ВНИИ межотраслевой информации.


Если коротко подытожить деятельность Леонида Квасникова, как руководителя научно-технической разведки, то он:

– предвидел появление атомного оружия;

– способствовал созданию атомной промышленности в стране;

– упредил отставание страны в кибернетике:

– активно помогал при создании в стране космических аппаратов.


Леонид Квасников остался масштабной личностью в разведке отечественной и мировой истории. Его имя ассоциируется в успехами отечественной разведки, в которых плеяда “гвардейцы Квасникова” и их последователи, блестяще выполнили свой долг перед Родиной.


Они смогли на десятилетия ускорить успех страны на оборонном индустриальном поле.

В завершении хочется сказать, что медаль Героя, наш герой получил только через три года после смерти, в 1996 году.


Источник https://zeir.ru/razvedchik-leonid-kvasnikov/

Инстаграм https://www.instagram.com/soviet_spy_ru/

Показать полностью 1
2223

Рихард Зорге и его жена

Рихард Зорге и его жена Рихард Зорге, Разведка, Разведчик, Жена, История, Интересное, Судьба, Любовь, Длиннопост

Ханако Исии у могилы своего гражданского мужа, советского разведчика Рихарда Зорге, казнённого в Японии за шпионаж


Исии разыскала адвоката Асанума, защищавшего на процессе Зорге. Вместе с ним она два года осаждала администрации тюрьмы и кладбища, добиваясь разрешения отыскать и захоронить по-человечески прах любимого. Над ней издевались, ее презирали, но все-таки уступили. В 1948 году гроб был найден на участке среди захоронений бродяг и бездомных.

Женщина опознала прах мужа по пряжке на ремне, золотым коронкам, поставленным после аварии, следам старого ранения на ноге, ботинкам. Перезахоронить прах Ханако не могла, потому что не было денег. Их хватило только на кремацию, и урну с прахом около года женщине пришлось хранить дома.

Настойчивая женщина все-таки нашла способ для получения необходимых средств. Она написала о разведчике книгу-воспоминание и на гонорар купила участок на кладбище Тама. Там же покоился Одзаки - друг и сподвижник советского разведчика. Исии отвезла на кладбище урну и установила на могиле большой валун. Новый памятник был поставлен в 1959 году на собранные японским обществом средства (японцы не считают его врагом). На гранитной плите выбита надпись: 'Здесь покоится герой, отдавший свою жизнь в борьбе против войны, за мир во всем мире. Родился в Баку в 1895 году. Приехал в Японию в 1933 году. Был арестован в 1941 году. Казнен 7 ноября 1944 года'.

В 1967 году останки разведчика перезахоронили оккупационные американские власти на токийском кладбище Тама. Разведчику были отданы все воинские почести.

Двадцать лет в СССР не признавали Зорге своим разведчиком. Ханаки расплакалась, когда давала первое интервью советскому журналисту. Она сказала, что двадцать лет ждала русских, чтобы рассказать им о Зорге. Эта история любви кажется нам очень романтичной. Но тот, кто хотя бы приблизительно знаком с японским менталитетом, может представить, что пришлось пережить женщине. Над ней постоянно издевались и смеялись (а это в Японии страшно), презирали, называя "японской подружкой".

В 1964 году заслуги разведчика были признаны, и Ханако назначили пенсию как вдове офицера. Она несколько раз бывала в СССР, лечилась и отдыхала здесь. В 2000 году Исии умерла. На кремацию ее отправили с золотым кольцом, сделанным из тех самых коронок Зорге. Она носила его всю жизнь.

Рихард Зорге и его жена Рихард Зорге, Разведка, Разведчик, Жена, История, Интересное, Судьба, Любовь, Длиннопост

источник

Показать полностью 1
490

Майор Вихрь

Умер легендарный советский разведчик. Он помешал Гитлеру уничтожить Краков и убил сотни фашистов

Майор Вихрь История, Разведчик, Герой России, Память, Длиннопост

13 февраля в возрасте 103 лет ушел из жизни Алексей Ботян — легендарный советский разведчик и диверсант. В годы Второй мировой он участвовал в обороне Москвы, руководил диверсантами и партизанами в тылу немецкой армии в Восточной Европе. Ботян, в свое время известный под псевдонимом Алеша, провел множество операций, большинство из которых по сей день остаются под грифом «секретно». Но одна уже стала историей, увековечив его имя. 18 января 1945 года группа Ботяна сорвала планы фашистов затопить польский город Краков. После войны он снова вернулся в Европу — уже как разведчик-нелегал. Годы спустя именно Ботян стал прототипом знаменитого Майора Вихря из одноименного романа Юлиана Семенова. Историю легенды советской разведки вспомнила «Лента.ру».


«Я неожиданно стал гражданином СССР»


Алексей Ботян (от белорусского «бацян» и польского вocian — аист) родился 10 февраля 1917 года в белорусской деревне Чертовичи, которая после польско-советской войны в 1921 году отошла Польше. С детства мальчик отличался особой выносливостью, отлично бегал и мог похвастаться отменным здоровьем, которое не раз выручало его во время разведки.


Казалось бы, мокрый, простынешь, в снегу спишь — все равно! Может быть, детская деревенская закалка сказалась? Детство у меня было не то что тяжелое, но все же в деревне — и зимой босиком приходилось ходить, ну и всякое такое, что пригодилось в дальнейшем. Поэтому я за всю войну — хотя условия, как понимаете, были очень тяжелые — ни разу ничем не болел


Алексей Ботян

советский разведчик


Отец Алексея был крестьянином и трудился столяром. Алексей, как мог, помогал ему по хозяйству — пас коров, сеял, собирал урожай, рыбачил, стараясь скопить деньги на самую заветную детскую мечту — велосипед. В свое время Ботян-старший ездил на заработки в Аргентину и Германию, где в совершенстве освоил языки и позже обучил немецкому сына. Алексей успешно окончил среднюю школу и в 22 года отправился в армию, мечтая стать летчиком.


Но не сложилось: служить ему выпало «по ту сторону баррикад» — в части зенитной артиллерии, расположенной в городе Вильно. Спустя месяц после призыва Алексея зачислили в подофицерскую школу, где проходили подготовку будущие младшие командиры зенитной артиллерии.


С началом Второй мировой войны Ботян в звании унтер-офицера возглавил расчет зенитного оборудования и принял успешное участие в сентябрьских боях 1939 года — сбил три фашистских самолета Junkers Ju 87. Но после оккупации Польши немецкими силами и последующего прихода советских войск в военной карьере капрала Ботяна наступила пауза.


Несколько месяцев повоевал, но советские войска заняли нашу область, не дав захватить ее фашистам, и я неожиданно стал гражданином СССР


Алексей Ботян

советский разведчик

Майор Вихрь История, Разведчик, Герой России, Память, Длиннопост

Алексей Ботян (в центре)

Фото: пресс-служба СВР РФ


«Во время войны использовал парабеллум»


Ботян побывал в советском плену, бежал и вернулся в Чертовичи — получил профобразование и трудился учителем начальных классов. Однако долго молодой педагог не проработал: уже в мае 1940 года он был призван в ряды НКВД СССР, а в 1941 году по путевке комсомола был направлен в Минск. Оценив таланты нового сотрудника — Алексей в совершенстве знал польский, немецкий и белорусский языки, — чекисты отправили Ботяна в школу разведчиков, где «студент» активно учил русский.


5 июля 1941 года с целью диверсий на территориях, занятых фашистами, было создано 4-е управление НКВД под руководством Павла Судоплатова. В его ведомстве находилась Отдельная мотострелковая бригада особого назначения, куда и попал Алексей Ботян. Вскоре молодого шпиона было решено назначить командиром разведывательно-диверсионной группы: в ноябре 1941 года Ботян вместе с подопечными отправился за линию фронта — оборонять Москву. Помимо отличных языковых знаний, шпион был метким стрелком.


Во время войны использовал 9-миллиметровый парабеллум, а не ТТ, слишком уж тяжелый. Для меня главное — точность, прицельность стрельбы


Алексей Ботян

советский разведчик


Для выполнения важной миссии разведчиков разделили на группы по три человека, снабдили десятидневным пайком и разместили в пустых квартирах в центре столицы: задачей шпионов было дать отпор появившимся на улицах Москвы фашистам. А когда стало известно, что немецким силам в столицу прорваться не удалось, Алексей вместе с соратниками отправился в Подмосковье — зачищать территорию от врага.


Шпионы проводили диверсии против сторонников Гитлера в районе Яхромы — уничтожали опорные пункты и брали фашистов в плен. За эту деятельность Ботян был удостоен медали «За оборону Москвы». В начале 1943 года набравшийся опыта разведчик в составе отряда «Олимп» был переброшен в тыл немецких войск, орудовавших в западных районах Украины и Беларуси.


Шпионы преодолели около двух тысяч километров: шли на лыжах, нагруженные под завязку — каждый участник отряда нес под 30 килограммов поклажи. В итоге остановиться было решено неподалеку от оккупированного фашистами города Овруч, расположенного в Житомирской области Украины. Участники отряда вырыли землянки, основали медпункт и даже устроили баню.


Взрывные обеды


Вскоре внимание разведчиков привлек гебитскомиссариат, где базировались основные силы противника — около десяти тысяч сотрудников полиции, карательных отрядов и других гитлеровских подразделений. Уничтожить стан врага, расположенный в четырехэтажном здании полковых казарм, было поручено Ботяну. К этому времени Алексей занял пост заместителя командира отряда — Героя Советского Союза, капитана госбезопасности Виктора Карасева.


Алексей свел знакомство с одним из местных жителей Григорием Дьяченко, чей родственник Яков Каплюк трудился в гебитскомиссариате теплотехником. После недолгих уговоров мужчины согласись помочь разведчикам. В назначенный день бойцы отряда передали Дьяченко и Каплюку телегу, груженую мешками со взрывчаткой: для конспирации поверх опасного груза были уложены такие же мешки, но с картошкой.


Прибыв к зданию, родственники аккуратно перетащили груз в подвал. Взрывной механизм организовал Яков, которому перед этим были даны четкие инструкции. Однако мощи пронесенных снарядов было недостаточно: требовалось также заминировать сами казармы. На этот раз помочь взялась жена Каплюка Мария: каждый день отважная женщина в сопровождении детей приносила мужу на работу обед.


Под ароматными горшочками с едой в течение двух недель она прятала взрывчатку — небольшое количество, чтобы не вызвать у немцев подозрение тяжестью корзины. Отобедав, Яков потихоньку доставал смертельный груз и рассовывал его в незаметные места внутри здания. Иногда Мария проносила снаряды, замаскировав их под запеленатого младенца.


В итоге в казармах и подвале было размещено в общей сложности 150 килограммов взрывчатки. Работали диверсанты в крайне опасных условиях: стало известно, что в Овруч со дня на день прибудет спецотряд из Берлина — матерые охотники на партизан и диверсантов, которые могли запросто сорвать операцию и уничтожить всех ее участников. Но отступать было нельзя.

Майор Вихрь История, Разведчик, Герой России, Память, Длиннопост

Алексей Ботян (слева)

Фото: Юрий Машков / ТАСС


13 (по другим данным, 9) сентября, когда отряд немецких карателей прибыл и разместился в казармах, все было готово к взрыву. Активацию взрывного устройства наметили на 23:00 — в это время большинство фашистов должны были находиться внутри здания. К условленному времени Каплюк с семьей был в лагере «Олимпа» — он понимал, что их будут искать в первую очередь, и вместе с разведчиками наблюдал мощный взрыв, который разнес здание гебитскомиссариата. Итогом успешной операции стала гибель около 80 фашистов из командного состава, в числе которых оказались гебитскомиссар и начальник овручского гестапо.


Партизан Алеша


Вскоре после окончания успешной операции Ботян с подачи командира отряда был представлен к званию Героя Советского Союза, но награды так и не получил. По одним данным, прошение Карасева так и не попало на стол к руководству — самолет, перевозящий важные документы, был сбит. По другой информации, сыграло роль то, что Алексей в свое время воевал в польской армии. Последняя версия является более правдоподобной, ведь в итоге награду за действия в Овруче разведчик получил. Но вместо Звезды Героя ему вручили Орден Красного Знамени.


Весной 1944 года «Олимп» в составе 400 человек, в числе которых был и Ботян, отправился на территорию оккупированной Польши. Путь был сложным — гремели постоянные бомбежки, и шпионам приходилось идти ночью, а днем отсиживаться в относительно безопасных местах. Но и это не всегда спасало — несколько бойцов получили серьезные ранения. И тогда очень пригодились языковые знания Ботяна с псевдонимом Алеша. Маскируясь под местное население и не привлекая внимания фашистов, он обращался за помощью к местным священникам, которые помогали разведчикам.


Иногда надевал форму железнодорожника — меня и не трогали


Алексей Ботян

советский разведчик


Первое время шпионы взрывали вражеские поезда и отстреливали фашистов, устраивая им засады. А вначале мая 1944 года Ботян и его команда из 28 человек, включая двух радистов, двинулись в сторону Кракова — такую команду от руководства получил командир Виктор Карасев. Главной задачей Алексея было довести разведчиков до города без потерь. Но все же однажды им пришлось серьезно рискнуть своими жизнями.


За помощью к группе Ботяна обратились бойцы Армии Людовой — конспиративной военной организации Польской рабочей партии. Поляки просили посодействовать им в освобождении их однопартийцев, которые угодили в фашистский плен в городе Илжа. После проведенной в городе разведки участники группы «партизана Алеши» перерезали немцам телефонные провода и с наступлением ночи принялись за обстрел казармы, где в это время находились гитлеровцы.


Покинуть стены казармы под пулеметным огнем фашисты не могли, что дало возможность бойцам Армии Людовой вывести из темниц своих товарищей и набрать боеприпасов, медикаментов и провианта. С наступлением утра разведчики отступили и тронулись в сторону города Ченстохова. Позже Алексею Ботяну было присвоено звание почетного гражданина Илжи, а в самом городе установлен обелиск с табличкой, где упомянута отважная группа советских диверсантов.


«Фашист услышал выстрел и обмяк»


Оказавшись в окрестностях Ченстоховы, группа Ботяна приступила к подготовке важной операции — ликвидации печально знаменитого «палача Польши», гауляйтера Ганса Франка. Деятельность высокопоставленного фашиста была в основном направлена на уничтожение евреев в Польше, он руководил четырьмя концлагерями — Собибором, Майданеком, Треблинкой и Белжецем.


Казалось, план по ликвидации эсэсовца был близок к успеху: разведчикам удалось завербовать камердинера Франка, который согласился убить начальника. Однако, когда сообщник уже получил пистолет и химическую мину, гауляйтер исчез из города — его испугала новость о том, что советские войска прорвали фронт. Группе Ботяна ничего не оставалось, как отправиться в город Новы-Сонч рядом с Краковом

Там их наконец ждала удача: в конце 1944 года в руки разведчиков угодил некто Зигмунд Огарек — поляк, который трудился инженером-картографом в немецком штабе тыловых подразделений. Помимо ценных карт оборонительных сооружений фашистов, Ботян и его бойцы получили от Огарека важную информацию о крупном складе, где фашисты хранили боеприпасы.


Оказалось, что немцы забили патронами, снарядами и взрывчаткой бывшую резиденцию польских монархов — Ягеллонский замок. Гитлеровцы планировали взорвать при отступлении Рожновскую плотину, а также мосты через реку Дунаец — этот маневр затруднил бы проникновение советских войск в Краков. Информация перебежчика подтвердилась, когда в начале января 1945 года разведчикам удалось подорвать вражескую машину, в которой находился фашистский обер-лейтенант. В найденном при убитом гитлеровце портфеле лежали секретные документы с планами подрывов. Попала в руки к бойцам Ботяна и пара фашистов.


Два гестаповца пошли на охоту, и мои ребята их выследили. Но те молчат — ни слова не говорят. Тогда одного я приказал вывести за дверь. Второй услышал выстрел и обмяк — выдал планы своего начальства


Алексей Ботян

советский разведчик


Ягеллонский замок представлял собой большую историческую ценность, но другого выхода у разведчиков не было: Ботян принял решение взорвать старинное здание. В этом помог польский коммунист, который согласился под видом грузчика проникнуть в замок и заминировать его. Ранним утром 18 января 1945 года Краков сотрясся от мощного взрыва Ягеллонского замка — тогда погибло около 100 и было ранено порядка 300 фашистов. На следующий день Краков был освобожден от немецкой оккупации передовыми частями 1-го Украинского фронта.


Годы спустя операция по спасению Кракова легла в основу романа Юлиана Семенова «Майор Вихрь». В 1967 году вышел одноименный фильм. Прототипом собирательного образа майора были как Алексей Ботян, так и другие герои Советского Союза, в том числе Евгений Березняк, а также разведчик и писатель Овидий Горчаков.


Любовь разведчика


Между тем группу Ботяна ждали новые задания: вплоть до окончания войны разведчики продолжали диверсионную деятельность на территории Чехословакии. После победы Алексей вернулся в Москву и поступил на службу во внешнюю разведку — был зачислен в Первое управление Наркомата государственной безопасности СССР. Вскоре он опять отправился в Чехословакию — на этот раз по поддельным документам на имя репатрианта из Западной Украины Лео Дворжака.


Ботян осел в городе Аш, расположенном в Судетской области, окончил горный техникум и стал трудиться геологом на урановом месторождении. Со временем талантливому разведчику удалось внедриться в одну из западных спецслужб, которые активно интересовались месторождением, после чего Ботян стал передавать ценные данные советским властям

На новом месте работы у Алексея состоялась судьбоносная встреча — он познакомился с местной жительницей, чешкой Геленой Винзель (по другим данным — Гинцель), на которой вскоре решил жениться. То, что он был разведчиком, будущая супруга не знала: Алексей не имел права разглашать столь важную информацию даже самым близким людям. Но свадьба состоялась не сразу — поначалу начальство Ботяна, с которыми Алексей был обязан согласовать грядущее бракосочетание, было категорически против.

Майор Вихрь История, Разведчик, Герой России, Память, Длиннопост

Алексей Ботян с женой

Фото: личный архив


Впрочем, со временем высокопоставленные чины смягчились и дали добро на штамп в паспорте, но с условием: если возникнет необходимость переезда «под прикрытием» в другую страну, шпион должен будет оставить семью. Алексею ничего не оставалось, как согласиться. В браке у него родилась дочь Ирина. С момента переезда в Чехословакию прошло восемь лет, как в Москве грянули перемены — в августе 1953 года после смерти Иосифа Сталина был репрессирован непосредственный начальник Алексея Павел Судоплатов.


Изучая биографии его подчиненных, чекисты наткнулись на информацию о браке Ботяна с иностранной гражданкой. Разведчика срочно вызвали в Москву, где после грандиозного разноса уволили из органов. О возвращении к семье в Чехословакию не шло и речи, и тогда разведчик подключил все связи, чтобы переправить Гелену с дочерью в Москву. Лишь тогда супруга шпиона узнала, кем на самом деле является ее муж. К слову, дочери Ирине вся правда об отце открылась гораздо позже — лишь в 2010 году, когда разведчик был рассекречен.


«Я счастливым был — везло мне в жизни»


Без дела в Москве Ботян не остался: благодаря знанию нескольких языков его с радостью приняли на должность старшего администратора в ресторан «Прага». А спустя полгода после увольнения со службы Алексея позвали обратно в разведку: он сам был не против этого. К тому моменту жена Ботяна из Гелены на бумаге превратилась в Галину Владимировну и прошла краткий курс «молодого бойца» — спецподготовку в разведчицы, чтобы стать верной помощницей в работе своего мужа. Вскоре семья Ботянов по старым иностранным паспортам вернулась в Чехословакию.


Данные о дальнейшей жизни знаменитого разведчика, который работал в разных странах мира вплоть до 1972 года, до сих пор находятся под грифом «совершенно секретно»

Но известно, что в 1965 году группа из 200 разведчиков и бывших партизан обратилась к руководству КГБ с просьбой восстановить справедливость и присвоить Алексею Ботяну звание Героя Советского Союза. Но и в этот раз разведчику дали лишь очередной Орден Красного Знамени.


Вернувшись в СССР в середине 70-х, Ботян стал готовить бойцов группы спецназначения «Вымпел» Управления «С» ПГУ КГБ СССР и делиться с ними своим уникальным опытом. Разведчик даже хотел координировать деятельность своих учеников в ходе боевых действий в Афганистане, но получил отказ руководства. В 1983 году Ботян был отправлен на пенсию в звании полковника госбезопасности, но продолжал работать в органах до 1989 года как гражданский специалист.


Окончательно отойдя от дел, разведчик наконец посвятил свою жизнь любимым хобби — игре в волейбол и шахматы, катанию на велосипеде и путешествиям. За свою долгую жизнь Алексей Ботян получил множество наград, в том числе ордена «За заслуги перед Отечеством», Мужества, Отечественной войны и Трудового Красного Знамени.


В 2007 году легендарный разведчик, отметивший свой 90-летний юбилей, был удостоен звания Героя России за мужество и героизм в ходе операции по освобождению Кракова

Майор Вихрь История, Разведчик, Герой России, Память, Длиннопост

Президент Владимир Путин и Алексей Ботян

Фото: пресс-служба СВР РФ


В 2013 году семью Ботянов постигло горе: скончалась верная спутница жизни разведчика, его жена Галина. После смерти супруги разведчик сильно сдал — у него стали отказывать ноги. Однако сдаваться Ботян не привык: он вскоре сумел восстановить здоровье и начал ходить.


В многочисленных интервью разведчик вспоминал, что во время боевых действий пули свистели у его виска. Как-то осколок снаряда поцарапал Ботяну лицо, но ни одного настоящего ранения Ботян так и не получил. 13 февраля 2020 года легендарный разведчик скончался в возрасте 103 лет.


«Прожил жизнь я, счастливым был — везло мне в жизни»


Алексей Ботян

советский разведчик


Источник: https://lenta.ru/articles/2020/02/14/botyan/

Показать полностью 4
1065

Про разведчиков

Дедушка моей подруги Марины был разведчиком. А сама Марина не зарегистрирована ни в одной социальной сети, и никогда не называет свою фамилию - ни в реальной жизни, ни при заказе товаров в интернет-магазинах, хотя иногда требуют. Тогда она говорит: "Запишите Просто Марина. Да, просто. Нет, фамилию не назову". На мой вопрос: "Какого хрена? Почему?" подруга на полном серьёзе объясняет, что фамилия у нее - редкая, не то что у вас, Ивановы-Петровы-Сидоровы поэтому если ее будут искать по спискам, то тут же вычислят и найдут, не то что вас, Ивановы-Петровы-Сидоровы. При этом отвечать, кто же именно будет искать ее по спискам, она отказывается, а ее лицо принимает то же выражение, что было, уверена, у ее дедушки на допросе.

P.S. Имя подруги изменено. А то правда, мало ли...

3150

Как рассекретили Кима Филби

Он мог стать руководителем английской разведки и войти в историю как самый великий шпион всех времен

Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

Ким Филби


Кавалер двух наград


В 1945 году за заслуги в области разведки во время Второй мировой войны Гарольд Адриан Рассел Филби был удостоен Ордена Британской империи. Награду в Букингемском дворце вручил лично король Великобритании Георг VI. В 1947 году Сталин подписал указ о награждении Гарольда Адриана Рассела Филби орденом Красного Знамени.


Самый известный участник «Кембриджской пятерки» - разоблаченных «патриотов» Великобритании, работавших в пользу СССР, - Ким Филби, едва не занял пост руководителя английской разведки. Смелый и мужественный человек, он 30 лет обеспечивал Лубянку информацией самой высокой - 9999 - пробы. И он мог и должен был возглавить английскую разведку. Если бы… не предательство советских чекистов.

Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

На грани провала


Впервые реальная угроза разоблачения нависла над Филби в августе 1945 года, когда на Запад собрался бежать сотрудник стамбульской резидентуры НКВД Константин Волков, работавший под прикрытием вице-консула СССР. Он связался с британским консульством в Турции и выказал готовность передать информацию о советских агентах, внедренных в государственные структуры Великобритании. Сообщил, что двое действуют в Форин-офисе, а один - в центральном аппарате СИС в Лондоне.


Сведения, полученные от Волкова, были пересланы в Лондон дипломатической почтой. Спустя неделю они оказались в СИС и легли на стол... Филби. Он сразу понял, что является одним из тех, кого Волков намерен назвать.
«Я смотрел на бумаги несколько дольше того, чем требовалось, чтобы собраться с мыслями», - позже напишет Филби в своих мемуарах «My Silent War» («Моя тихая война», 1968).
Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

Мемуары Филби «My Silent War» («Моя тихая война», 1968).


Филби сообщил о предателе в московский Центр. А дальше удача улыбнулась ему: именно его направили в Стамбул для встречи с Волковым. Но к тому времени, когда Филби добрался до Турции, Волков бесследно исчез и больше о нем никогда не слышали.


...Находясь в Вашингтоне, Филби завел мимолетный роман с американской шифровальщицей Мередит Гарднер. Показав Филби несколько расшифрованных советских документов, она прокомментировала их содержание, отметив, что, скорее всего, советский «крот» окопался в британском Форин-офисе. Филби понял, что угроза разоблачения нависла над Дональдом Маклэйном (Дональд Дональдович Маклэйн, он же - Марк Петрович Фрейзер, урожденный Дональд Дюарт Маклэйн, британский дипломат, агент советской разведки, рабочий псевдоним «Гомер». Член Коммунистической партии Великобритании с 1932 года. Член КПСС с 1956 года. Доктор исторических наук. - Ред.), и незамедлительно предупредил московский Центр. Там решили, что миссия «Гомера» в качестве советского секретного агента выполнена, и лучше, если он вообще исчезнет из поля зрения и ФБР, и МИ5. Вскоре Маклэйн оказался в Советском Союзе и был спрятан от возможных посягательств на его жизнь со стороны англо-американских спецслужб в Куйбышеве - городе, закрытом для посещения иностранцев.

Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

Дональд Дюарт Маклэйн, британский дипломат, советский агент, с женой


Писатель и публицист Филипп Найтли в своей книге «The Second Oldest Profession», London, 1987 (в русском переводе - «Шпионы XX века») категорично заявляет: «Если бы Комитет государственной безопасности не бросился на спасение своего человека в Форин-офисе Дональда Маклэйна, Филби мог бы стать руководителем СИС и таким образом войти в историю как самый великий шпион всех времен. Ибо глава СИС Стюарт Мензис и его заместитель Хью Синклер дали понять премьер-министру, что хотят видеть Филби на посту начальника британской разведслужбы после отставки Мензиса. Но в любом случае, в "деле Маклэйна" Филби сыграл свою партию вдохновенно, с полной отдачей, выражаясь языком музыкантов, - "шпиониссимо"!..»

Действительно, вслед за исчезновением Маклэйна под подозрение британских и американских контрразведчиков попал и Филби. Не мешкая, он уничтожил всю полученную от московского связника экипировку и, как он пишет в своих мемуарах: «Почувствовав себя чистым, как стеклышко, я успокоился, зная, что ни англичане, ни американцы не посмеют открыто обвинить меня в чем-либо без санкции высшего руководства, а для санкции требовались неопровержимые улики, которых уже не было!»


Однако подозрения начальника контрразведывательного отдела ЦРУ Джеймса Д. Энглтона оказались настолько сильны, что он уговорил тогдашнего директора Управления Уолтера Беделл-Смита обратиться в СИС с просьбой отозвать Филби из США.


В Лондоне сотрудники МИ5 арестовали заграничный паспорт Филби. Несколько раз они подвергали его изощренным допросам. Несмотря на то, что Филби сумел отмести все подозрения в свой адрес, его все же уволили из СИС с выходным пособием в 2.000 фунтов стерлингов (сегодня это равно $200.000) и ежемесячным пенсионом в 2.000 фунтов, который должен был выплачиваться ему в течение трех лет!


Новое предательство и новое оправдание


Между тем над Филби вновь стали сгущаться тучи: 2 апреля 1954 года ушел к противнику шифровальщик советского посольства в Австралии Владимир Петров. Рассказывая о побеге членов «Кембриджской пятерки» - Маклэйна и Гая Бёрджеса, предатель назвал Филби «третьим человеком» в шпионской группе. В ноябре 1955 года группа депутатов нижней палаты парламента, пытаясь выяснить, действительно ли Филби является «третьим человеком», направила запрос вновь избранному премьер-министру Гарольду Макмиллану. И тот 7 ноября 1955 года на парламентских слушаниях публично снял с Филби все подозрения: «Не обнаружено никаких доказательств того, что Филби предупредил Маклина или Бёрджесса. Находясь на правительственной службе, он выполнял свои обязанности умело и добросовестно. У меня нет оснований считать, что мистер Филби когда-либо предавал интересы страны, или что он является так называемым "третьим человеком", если такой вообще существовал».


Филби вернули паспорт. Он дал пресс-конференцию и провел ее настолько блестяще, что коллеги из СИС принесли ему свои поздравления.


Глава ЦРУ Смит и начальник контрразведки управления Энглтон были в ярости. А директор ФБР Гувер, скрепя зубами, был вынужден отменить санкции против Филби и официально оправдать его.

Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

Директор ФБР Джон Эдгар Гувер


29 декабря ФБР закрыло свое досье на него, что выразилось в следующем заключении: «Предмет - Дональд Стюарт Маклэйн и др. В ходе имевшего недавно место просмотра все упоминания в досье ФБР о Гарольде А.Р. Филби были в виде резюме перенесены на карточки размером 3х5 дюймов. Филби подозревается в том, что предупредил объект о начатом по поводу последнего расследования. Просмотр документов не дает оснований для того, чтобы начать расследование деятельности Филби».


По мнению западных аналитиков, главный ущерб, который нанес Филби ЦРУ и СИС, пришелся не столько на оперативную сферу, сколько на взаимоотношения как между ЦРУ и ФБР, так и между американскими и английскими разведывательными службами вообще. После Филби их отношения уже никогда не были столь близкими - «его деятельность посеяла семена недоверия и отравила умы некоторых сотрудников ЦРУ настолько, что они уже не могли доверять полностью даже самым близким британским коллегам».

...По протекции адмирала сэра Хью Синклера Филби устроился на работу ближневосточным корреспондентом «Обсервера» и «Экономиста» и вскоре отправился в качестве журналиста в Бейрут. Руководство СИС посчитало излишним уведомлять его работодателей, что должность корреспондента будет для него лишь прикрытием. Дело в том, что Филби - невероятно! - вновь был принят на службу в СИС...


Подвыпивший Хрущев и подарок вождя всех народов


Сталин, подписав в 1947 году указ о награждении Филби орденом Красного Знамени, распорядился отблагодарить разведчика ценным подарком. Специально для Филби лучшими мастерами Союза - художниками, ювелирами и скульпторами - был изготовлен барельеф горы Арарат.


Подарок вождя Киму Филби вручил связник на очередной встрече.


Барельеф размером 40х25 см, выполненный из ценных пород реликтовых деревьев, инкрустированный золотом, платиной и мельчайшими бриллиантами, вкрапленными в заснеженные вершины Арарата, представлял собой уникальное произведение искусства.


Филби был тронут и очарован. Меняя жилища при переезде из одной страны в другую, он неизменно устанавливал драгоценную вещицу на самом видном месте. В течение шестнадцати (!) лет гости не переставали восторгаться изысканным вкусом хозяина, а Филби заученно пояснял, отвечая на вопросы, что барельефу более ста лет и приобретен по случаю у старьевщика из Стамбула.


Филби расстался с подарком вождя лишь в 1963 году, когда под угрозой разоблачения был спешно вывезен в Союз. Через некоторое время пребывание Филби в нашей стране стало достоянием гласности. Помощь англичанам пришла с неожиданной стороны. На дипломатическом приеме в посольстве ГДР в Москве подвыпивший Хрущев вдруг объявил о своем решении предоставить Филби политическое убежище и московскую прописку.
Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

Никита Сергеевич Хрущев


Однако руководство СИС настороженно отнеслось к заявлению советского премьера: в памяти еще были свежи пьяные разглагольствования Хрущева об оснащении Советской армии «боевыми подземными лодками», которые по своим тактико-техническим данным якобы превосходят любые танки мира. Учитывая неадекватность Хрущева, в СИС решили, что необходимо добыть фактическое подтверждение присутствия Филби в Москве и его работы в пользу СССР.


Не дожидаясь пока будут добыты эти «фактические подтверждения», директор ФБР Гувер объявил, что «исчерпал свой кредит доверия в отношении СИС». Действительно, до самой своей смерти в 1972 году он не доверял английским спецслужбам. В свою очередь Уолтер Беделл-Смит своим поведением дал ясно понять, что особые отношения ЦРУ с СИС не будут восстановлены до тех пор, пока англичане не наведут порядок в своем доме.


Приехавшая из Лондона в Бейрут многочисленная комиссия МИ5, в которую входили не только контрразведчики, но и эксперты, тщательнейшим образом обследовала жилище и все личные вещи Филби в поиске материального подтверждения его шпионской деятельности в пользу СССР. Никаких доказательств обнаружено не было. Лишь в последний момент, перед тем, как покинуть квартиру, эксперт-искусствовед обратил внимание на барельеф, сиротливо мерцавший в гостиной виллы. Он был немедленно подвергнут исследованию. С помощью специальной аппаратуры удалось установить, что вещица - подделка под старину, а ее возраст не превышает двадцати лет. Более того, рассмотрев внимательнее «антикварное» произведение искусства, эксперт, наконец, нашел подтверждение связи Гарольда Адриана Рассела Филби с Советским Союзом.


Сенсационность открытия состояла в том, что двуглавая вершина горы, в той последовательности, с которой она была представлена на барельефе, может быть обозреваема только с территории Советского Союза, но никак не Турции. Значит, мастера-исполнители, делая эскиз, находились... А если учесть срок жизни вещицы... Словом, подарок вождя явился единственным «фактическим подтверждением» тому, что Филби работал в пользу СССР...

«Это моя страна, я служил ей»


В марте 1988 года в интервью журналистам «Санди Таймс», специально для этого прибывшим в Москву, Филби сказал: «Несмотря на то, что жизнь здесь имеет свои сложности, я привязан к этой стране и больше нигде не хотел бы жить. Это моя страна, я служил ей более полувека и хочу найти здесь свое последнее пристанище. Я хочу, чтобы мой дух упокоился на этой земле».

Как рассекретили Кима Филби Длиннопост, Шпион, Разведчик, Ким Филби, Холодная война, Великобритания, СССР, История

Спустя два месяца, 11 мая, он умер от сердечной недостаточности. С генеральскими почестями Филби похоронили на Кунцевском кладбище. В 1990 году в СССР вышла серия почтовых марок, посвященная выдающимся советским разведчикам. Одна из них - с портретом Кима Филби.


Игорь Атаманенко, писатель, подполковник в отставке


Источник

Показать полностью 6
80

Без права быть собой

Без права быть собой Святогоров, Разведчик, Диверсанты, СССР, Великая Отечественная война, История, Длиннопост

В фильме «Щит и меч» (1968) советский разведчик Александр Белов (актёр Станислав Любшин), выехавший в 1940 году из Риги в Германию под именем немца-репатрианта Иоганна Вайса вместе со своим другом Генрихом Шварцкопфом (Олег Янковский), дядя которого Вилли (Альгимантас Масюлис) был оберфюрером СС, по протекции последнего попадает в абвер и к концу войны в чине гауптштурмфюрера СС становится офицером для особых поручений шефа службы безопасности (СД) бригадефюрера СС Вальтера Шелленберга. Но мало кто знает, что у Иоганна Вайса был прототип, который все эти годы жил в Киеве и поведал свою удивительную историю лишь незадолго до своей смерти.


15 декабря 1913 года в Харькове в семье Пантелеймона Святогорова, рабочего одного из заводов, родился сын, которого назвали Сашей. В 1932 году по распределению Александр попал на «Запорожсталь», где стал начальником цеха и вступил в партию. В 1939 году толкового коммуниста пригласили в НКВД. Оперуполномоченный Смешко, который вел беседу (впоследствии ректор Киевского института иностранных языков), пожаловался на то, что у советских людей неоднозначное отношение к чекистам. Мол, перегибы, конечно, были, но именно поэтому в НКВД нужны серьезные люди, которые могли бы исправить ситуацию…

И Александру пришлось заняться не «посадкой», а реабилитацией тех, кто пострадал без вины. Были пересмотрены сотни дел. Всего по стране на свободу вышли более 300 тысяч человек. Только по армии среди 40 тысяч репрессированных командиров было рассмотрено около 30 тысяч жалоб, ходатайств и заявлений, в результате чего восстановлено более 11 тысяч человек.


С началом войны чекисты были первыми, кто встретил фашистов. Бойцы в зелёных и васильковых фуражках стояли насмерть и нередко являлись последним резервом, ни разу не сдавшись врагу. Александр Пантелеймонович вспоминает: «18 августа немцы подходят к Запорожью. Мы, 150 чекистов, по приказу полковника Леонова, начальника нашего управления, занимаем оборону. Вокруг паника. Из города бегут почти все директора предприятий и ждут сообщения по радио – когда же немцы захватят Запорожье. А они не захватывают… В нашу задачу входило – перед отступлением взорвать «Запорожсталь», алюминиевый завод, другие важнейшие стратегические объекты. Мы минировали, готовились к уничтожению. Все эти полтора месяца, пока мы вместе с армией держали город, многие предприятия удалось размонтировать и вывезти. 3 октября, когда стало совершенно ясно, что город не удержать, Леонов отобрал десять человек, я был среди них, и поставил задачу: перед отступлением надо успеть взорвать телеграф, телефон и еще кое-какие объекты. И когда немцы уже входили в город, мы выполнили эту задачу и еще успели уничтожить наши документы и поджечь здание НКВД. И потом уже, поздно ночью, тропами выбирались из города. Мы были в гражданском и имели в своем распоряжении одну машину, какой-то «фордик»… Полковник Леонов меня заметил и сделал своим адъютантам. Вскоре он стал начальником разведки Украины. И он взял меня в управление разведки. Но в феврале 1942 года Леонов погиб. А я, еще усиленно обучаясь сам, в том числе немецкому языку, уже занимался подготовкой диверсантов для заброски в тыл фашистов в составе 4-го Управления НКВД, которым руководил старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов.

— Когда вы участвовали в ликвидации военного коменданта Харькова генерала Георга фон Брауна — это была Ваша первая серьезная разведывательно-диверсионная спецоперация?

— Еще перед тем, как Харьков захватили немцы, мы создали там агентурную сеть. Мне было поручено через агентуру сообщать данные о том, что происходит в оккупированном городе, а также организовывать диверсии.


Одним из важнейших объектов Харькова был особняк, в котором до войны жил первый секретарь ЦК КП(б) Украины Никита Хрущёв. Этот особняк в народе называли «Домом Хрущёва». После ухода Красной Армии его облюбовал военный комендант Харькова командир 68-й пехотной дивизии 6-й армии генерал-майор Георг фон Браун — двоюродный брат знаменитого конструктора ракет ФАУ-1 и ФАУ-2 Вернера фон Брауна, будущего основоположника ракетно-космической отрасли США. В «Доме Хрущёва» нами было заблаговременно установлено два взрывных устройства. Причем одно из них – радиомина новейшего образца, разработанная легендарным диверсантом Ильей Григорьевичем Стариновым, который и замаскировал её в особняке. Дом усиленно охранялся, а время торопило. Наконец – удача. Через своего человека, работающего у немцев, я узнал, что в доме будет приём. И в тот момент, когда у коменданта Харькова собрался цвет немецкого офицерства, раздался огромнейшей силы взрыв. Под обломками дома погибли фон Браун и около двух десятков офицеров вермахта. Фашисты заметались в поиске. Но безуспешно…


Подобным образом радиоминами Старинова были взорваны центр Киева и многие объекты в других городах.

— А когда вас направили в глубокий вражеский тыл?

— Вскоре после освобождения Киева меня в качестве руководителя диверсионно-разведывательной группы десантировали на территорию Польши, в Люблинское воеводство. Нужно было продолжить начатое Николаем Кузнецовым дело – проникнуть в такие фашистские спецслужбы, как гестапо и абвер. Один из местных партизанских отрядов стал нашей базой. Мы там быстро освоились и начали проводить свои операции.

— В чем они заключались?

— Мы готовили наших разведчиков, сочиняли им легенды; у нас были специалисты, которые изготавливали немецкие документы… Засылали наших агентов во вражеские службы для осуществления диверсий, убийств.

— И вы готовы рассказать даже о том, что в Польше, будучи руководителем диверсионно-разведывательной группы, сами действовали как боец дивизии СС «Галичина»?

— Представьте себе – готов. Начиналось все это таким образом. В августе 44-го года под Бродами дивизию СС «Галичина» разгромили. Это исторический факт. Так вот, остатки этой дивизии остались на территории оккупированной немцами Польши. И к нам, на партизанскую базу, приходили группы из этой дивизии, говорили примерно так: «Оце ми прийшли до вас добровільно. Ось наша зброя. Так, ми служили німцям, але зрозуміли, що вони нас обдурюють, що збудувати самостійну Україну вони ніколи нам не дозволять. Бандеру вони вже заарештували. Ви нам довіртесь – і ми вам допомагатимемо…». И я со своим помощником Толей Коваленко отобрал из них наиболее пригодных ребят и задействовал в своих операциях. При этом и я, и они действовали под прикрытием того, что мы – бойцы дивизии СС «Галичина». Мы выследили шефа одного из подразделений гестапо. В его кабинете заложили взрывчатку. И взорвали… В этот же период я охотился за Эрихом Кохом. Он был гауляйтером Восточной Пруссии и рейхскомиссаром Украины. В Ровно был его штаб. До этого к нему подбирался Кузнецов… Так вот, после гибели Кузнецова мой начальник, генерал Савченко, посылая меня в Польшу, подчеркнул: одна из твоих главнейших задач – разыскать и ликвидировать Эриха Коха. Обычно нам давали задания, напечатанные на машинке. Но на этот раз оно было написано от руки. То есть, было настолько сверхсекретным, что его не доверили даже машинистке.


В то время Эрих Кох из Ровно уже бежал в Восточную Пруссию, а оттуда его ожидали в Кракове, в резиденции Ганса Франка замке Вавель. Мы заслали в замок своего разведчика Болеслава Матеюка по кличке «Лех». Он был ксендзом и в этой резиденции вскоре стал своим человеком. Болеслав дал нам подробнейшую схему замка, расположение комнат, в которых должен был находиться Кох. К сожалению, один из моих агентов по кличке «Электрик» оказался предателем, выдал противнику наши планы. Потом мы его ликвидировали. Но всю операцию пришлось тогда срочно сворачивать. Так что Эриха Коха ни Кузнецову, ни моей группе ликвидировать не удалось. Его арестовали лишь в 1949 году и после десятилетнего ожидания приговорили к смертной казни 9 мая 1959 года, но не расстреляли, потому что именно он вывез Янтарную комнату! Он знал, где она находится. Но не сказал… Или слил эту информацию полякам, а они скрыли ее от советских властей, поэтому Кох содержался в комфортных условиях в старинной польской тюрьме Мокотув и умер естественной смертью в 1986 году в возрасте 90 лет.

— Расскажите, как вам удалось взорвать Люблинскую разведшколу.

— В этом сверхсекретном учебном заведении абвера готовили для засылки в нашу страну диверсионные группы, созданные из власовцев и других предателей. Так вот, это осиное гнездо – Люблинскую диверсионную школу – нам было поручено уничтожить. Под видом хорунжего дивизии СС «Галичина» я завязал разговор с одним из её руководителей, сообщив ему, что мечтал бы быть полезным «великой Германии» в другом качестве и «заняться настоящим делом». Это позволило моим людям проникнуть в разведшколу, а когда в школу прибыл шеф люблинского гестапо штурмбанфюрер СС Акардт, мы провели боевую операцию. Всё разгромили, почти всех перестреляли, захватили документы и нескольких инструкторов школы, которые на допросе дали ценные показания. К сожалению, Акардта живим взять не удалось: он погиб в перестрелке.

— Правда ли, что вам удалось взять в плен личного представителя шефа абвера адмирала Канариса – Вальтера Файленгауэра. Как это было?

— В июле 1944 года разведчик нашего отряда, поляк Станислав Рокич, в совершенстве владевший немецким языком, по нашему заданию проник к немцам как гауптман Фридрих Краузе. Он познакомился с немецкой машинисткой и переводчицей Таисией Брук, от которой получал довольно интересную информацию. От нее же он узнал, что в Люблин прибывает личный представитель адмирала Канариса, именитый абверовец Вальтер Файленгауэр, очень опытный разведчик.

— И вас заинтересовало – зачем?

— Вот именно! Зря такую важную птицу не прислали бы. Вместе с ним приехала и его личная секретарша Зофия Зонтаг, которая оказалась хорошей знакомой Таисии Брук. И у нас возникает смелый план. Гауптман Краузе срочно «объясняется в любви» своей «невесте», назначается помолвка, на которую Таисия Брук приглашает Зофию Зонтаг. Мы знали, что Файленгауэр ревнив и не отпустит Зофию на вечеринку одну, а, возможно, приедет с ней. Наш расчет оправдался. Хотя мне и пришлось потратить на это лжеобручение несколько тысяч злотых, «улов» был знатным.

— Неужели обошлось без выстрелов?

— Конечно, нам хотелось осуществить операцию без единого выстрела, чтобы не поднимать шума и не привлекать внимание. Но стрелять пришлось. Мы сняли охрану, ворвались в дом, где как раз в разгаре была попойка.

— Так с какой же целью прибыл посланец Канариса?

— Он оказался одним из организаторов операции под кодовым названием «Сатурн». Под его руководством готовились для заброски в наш тыл диверсионные группы. Несколько уже было заброшено. О них он и рассказал. Вскоре все эти уже засланные группы были ликвидированы.


Именно Александр Пантелеймонович Святогоров консультировал Вадима Кожевникова во время его работы над книгой «Щит и меч», рассказывая писателю о жизни и быте разведшколы абвера под Люблином. Актёр Станислав Любшин, исполнитель роли Иоганна Вайса, несколько раз встречался со Святогоровым в Киеве. Кроме того, Александр Святогоров был также консультантом фильма «Подвиг разведчика». Некоторые эпизоды, блестяще сыгранные Павлом Кадочниковым, — это эпизоды боевой биографии Александра Пантелеймоновича. С разрешения начальства он рассказал их автору сценария. В частности, в основе эпизодов, связанных с похищением фашистского генерала Кюна, лежат организованные Святогоровым операции по похищению опытного разведчика Вальтера Файленгауэра, а затем на территории Словакии — немецкого полковника Курта Хартмана.


В августе 1944 года обстановка в Словакии резко обострилась. Приближение советских войск вызвало подъем антифашистского движения. Многие словацкие солдаты открыто выражали готовность вступить в борьбу с фашистским режимом Тисо. Сотнями они пополняли ряды партизанских отрядов. 29 августа правительство Тисо обратилось к Гитлеру с просьбой оказать помощь в борьбе с нарастающим партизанским движением. Но вспыхнувшее в ночь на 29 августа восстание не позволило немецко-фашистскими войсками оккупировать Словакию. Александр Пантелеймонович рассказывает: «Наша десантная диверсионно-разведывательная группа из 12 человек под моим руководством была высажена на базу партизанского соединения Алексея Егорова в районе Банска-Бистрицы 16 октября 1944 года. Группе присвоили название “Зарубежные”, а я действовал под псевдонимом “Зорич”. Группа занималась подбором и подготовкой разведчиков-диверсантов для выполнения особых заданий. Во время пребывания в Банска-Бистрице мне довелось неоднократно общаться с прославленными руководителями восстания Карелом Шмидке, Густавом Гусаком (будущим президентом Чехословакии), Алексеем Асмоловым. Они нам всячески помогали. Карел Шмидке выделил крупную сумму денег, предупредив о необходимости расплачиваться со словацкими крестьянами за продовольствие. Узнав, в каком направлении следует наша группа, Шмидке попросил оказать помощь в освобождении из фашистских застенков генерального секретаря компартии Словакии Вильяма Широкого и члена ЦК Юлиуса Дюриша. Их побег нам удалось организовать при активном участии отважного разведчика Сергея Каграманова. Вскоре Широкого и Дюриша под интенсивным обстрелом немцев благополучно доставили в расположение советских войск, а затем – в Кошице, где находилось чехословацкое правительство.


— В своей работе вы опирались также и на местные кадры?

— Да. К примеру, главным связующим звеном группы «Зарубежные» был братиславский портной Штефан Халмовский. Ежедневно, рискуя жизнью, этот бесстрашный человек и его супруга принимали и отправляли наших связных, передавали ценнейшие сведения, которые пересылали в Центр. Неоднократно мастерскую Халмовского посещал разведчик-связной Эмиль Дуцкий. Однажды ночью он наскочил на немецкий патруль. Разведчик сумел убедить фашистов, что допоздна задержался у девушки. Рассказ о свидании понравился патрульным, но они все же пожелали проверить, где ночной гуляка живет, и пошли за ним. Эмиль оказался в трудном положении, так как никакого жилья в Братиславе у него не было. Но он проявил исключительную находчивость: проходя мимо барака, где строившие мост рабочие справляли вечеринку, он решил заглянуть туда. Смело открыл дверь, подошел к столику, за которым сидели сильно подвыпившие рабочие, обратился к одному из них, как к старому знакомому, выпил с ним стакан водки и, подхватив «приятеля» за пояс, повел его в другую комнату укладывать спать. Эта сцена вполне успокоила немцев, и они оставили Эмиля в покое. Нашим разведчикам удалось проникнуть в близкое окружение президента Тисо, и мы готовили его похищение. Но перестарались. Создали для подстраховки две группы захвата, и они… помешали друг другу. Тисо, почуяв опасность, удрал в Баварию и был арестован там в июне американцами, а затем выдан Чехословакии, где его приговорили к повешению за государственную измену. 18 апреля 1947 года приговор был приведён в исполнение.

— С вами работали и женщины?

— А как же. К примеру, наши разведчицы, очень красивые девушки, Гелена и Боришка посещали рестораны, завязывали знакомства с немецкими офицерами, добывали ценную информацию, оставляя «на память» мины с часовым механизмом. Спустя несколько месяцев их вычислило и схватило гестапо. Им организовали очную ставку с уже арестованным разведчиком Яном Колено. Но они, несмотря на жесточайшие пытки, его не выдали. Гестаповцам все же удалось изобличить их как исполнителей диверсионных актов. Девушкам грозила казнь. Все мои диверсанты были задействованы в их спасении. Мы подкупили охранников, и таким образом Гелена и Боришка были спасены. А Ян Колено был депортирован в Брно, и мы не смогли ему помочь. Немцы его расстреляли. Большое мужество, отвагу и находчивость проявляла наша разведчица Женя Редько. Кроме акции по проникновению в фашистскую службу безопасности в Братиславе и постоянному приобретению там крайне необходимых нам для оперативной работы документов и бланков, она участвовала также в дерзких операциях, в результате которых нам удалось захватить ряд старших фашистских офицеров и предателей.

— Могли бы вы рассказать хотя бы об одном таком эпизоде?

— Могу. Как-то мы получили задание добыть в качестве «языка» немецкого штабного офицера для 2-го Украинского фронта. Женю Редько должным образом экипировали, снабдили соответствующими документами (паспортом, пропуском) и вместе с разведчиком-словаком Войтом Свободой послали в Злате-Моравце, предварительно разработав им надежную легенду. В ресторане Женя начала заигрывать с немецким оберстом (полковником). Станцевав с ним несколько туров, девушка заявила, что ей пора возвращаться домой, потому что ее тетушка будет волноваться. Изрядно подвыпив, оберст Курт Хартман начал приставать с любезностями. Закончилось тем, что он «уговорил» девушку разрешить сопровождать её домой, в местечко Недановце. Там мы и захватили его вместе с двумя солдатами и водителем.


Зимой 1944 года фашистский комендант Злате-Моравце назначил за голову «Зорича» — Александра Святогорова — щедрую награду – полмиллиона словацких крон… Целое состояние!


— Александр Пантелеймонович, а где вы встретили День Победы?

— В Братиславе.



— Александр Пантелеймонович, а чем Вы занимались после войны?

— В декабре 1945 года, поскольку я воевал в Словакии и знал язык, меня после стажировки в МИДе послали в качестве вице-консула СССР в Братиславу.

— Вы были резидентом?

— Да. А дипломатическая должность была не более чем прикрытием. Но вице-консулом я был всего два месяца. Потом генконсул Демьянов уехал в Москву, а я был назначен на его должность. Потом, во второй половине 1948 года, меня отозвали в Киев, а оттуда направили в Берлин. В Германии, при проведении оперативных мероприятий, я действовал под крышей «невозвращенца». Наше разведуправление находилось в пригороде Берлина – Карлсхорсте, в доме, где в мае 1945 года Жуков подписывал Акт капитуляции Германии. Оттуда мы «доставали» Австрию и Западную Германию.

— Вас, наверное, тогда очень интересовал Мюнхен?

— Совершенно верно. Ведь там обосновалась западногерманская разведка БНД и все важнейшие антисоветские центры, включая бандеровцев. Где-то в 1951 году из Нью-Йорка туда приехал Александр Керенский. Он хотел объединить все эти партии и организации в единый антисоветский центр.

— Генерал Павел Анатольевич Судоплатов в своих мемуарах пишет, что во время приезда Александра Керенского в Мюнхен в Москве очень серьезно рассматривался вопрос о его ликвидации.

— Дело было так. Керенский собрал представителей всех этих организаций, но объединения не получилось – все перессорились… Особенно резкий отказ он получил со стороны украинских националистов. И поскольку его миссия оказалась неудачной, то и вопрос о его ликвидации перестал быть актуальным…


В 1953 году Лаврентий Павлович Берия поручил Александру Святогорову проникнуть в пражское отделение израильского МОССАДа и выкрасть секретные шифры. Александр Пантелеймонович направил разведчицу Бьянку ко второму секретарю израильской миссии Герзону. Она пригласила его в особняк своих родителей, якобы уехавших на несколько дней в другой город, и провела с ним бурную ночь. Все это фиксировалось скрытой кинокамерой и впоследствии, как рассказывал Александр Пантелеймонович, не без удовольствия просматривалось советскими разведчиками. Когда незадачливый любовник уснул, Бьянка тихонько вытащила из кармана его одежды связку ключей и передала чекистам. Те оперативно проникли в помещение миссии (её охранник был человеком чехословацкой контрразведки), извлекли из сейфа и сфотографировали книжечки с шифрами и кодами, а затем вернули ключи Бьянке. Когда Герзон проснулся, ключи уже снова находились в кармане его пиджака, а счастливая женщина несла ему в постель дымящийся кофе. Он был уверен, что она без ума от него как от мужчины. В течение двух лет чекисты были в курсе всех действий МОССАДа.


После выхода в отставку полковник Александр Пантелеймонович Святогоров долгие годы работал заместителем директора по вопросам безопасности Института кибернетики НАН Украины, где старшим научным сотрудником работал и его сын Леонид. Вот отрывок из его интервью к 100-летию отца:

— Леонид, Вы упоминали операцию «Сатурн», организатора которой Вальтера Файленгауера захватил ваш отец. Она имеет отношение к известной кинотрилогии о разведчиках — «”Сатурн” почти не виден», «Путь в “Сатурн”» и «Конец “Сатурна”»?

— Самое непосредственное. Папа был консультантом создателей этого фильма. Он рассказал им, как работала — все та же люблинская — школа абвера, как в нее внедрялись наши агенты, каким проверкам их подвергали. И в адрес этого фильма я не могу бросить упрек, что там что-то приукрашено.

— А к созданию сериала «Семнадцать мгновений весны» Вашего отца привлекали?

— Автор сценария Юлиан Семёнов обращался к отцу за консультациями, но официальным консультантом этого фильма папа не был. К тому времени во вкус этого дела вошли генералы, решившие, что у них больше прав консультировать киношников.

— Давайте вернемся в годы войны. В одном ведомстве вместе со Святогоровым служили и воевали такие известные разведчики, как Дмитрий Медведев и Николай Кузнецов. Вашему отцу не довелось пересекаться с ними?

— К сожалению, нет. Медведев и Кузнецов служили в Москве и готовились к заброске в леса под Ровно. Отца же забрасывали в Польшу из Киева, по линии наркомата госбезопасности Украины. И это было уже после того, как Кузнецов пропал без вести. Ведь о том, что он героически погиб, стало известно лишь после войны. Отец говорил, что всю правду о Николае Кузнецове в силу определенных обстоятельств общественность узнает еще не скоро, а что-то будет скрыто навечно…


По мнению историка спецслужб, полковника Анатолия Степановича Терещенко, «майор Зорич» унёс с собой в могилу главные тайны. До сих пор точно неизвестно, как ему удалось проникнуть в гестапо, затем в одну из засекреченных разведшкол абвера, захватить в плен адъютанта самого адмирала Канариса, войти в доверие к командиру украинской карательной дивизии СС «Галичина»…


Александр Пантелеймонович не дожил до своего 95-летия менее полугода. Выглядел он еще моложаво, был довольно бодр, планировал в День Победы встретиться с боевыми товарищами, но приболел. Наверное, слишком тяжелым грузом оказались воспоминания, которые наваливаются на старых солдат в день начала войны 22 июня. Именно в этот день душа фронтовика ушла «в поля за Вислой тёмной», где много лет назад остались лежать многие из его друзей.

Показать полностью
398

Рудольф Абель — человек, так и не назвавший противнику свое имя.

Рудольф Абель — человек, так и не назвавший противнику свое имя. История, Разведчик, Память, Человек, Длиннопост

Ровно 55 лет назад, 10 февраля 1962 года, на мосту, разделяющем ФРГ и ГДР, состоялся обмен советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля (настоящее имя — Вильям Генрихович Фишер) на сбитого над СССР американского летчика Фрэнсиса Пауэрса. Абель мужественно вел себя в заключении: он не раскрыл противнику ни одного, даже мельчайшего эпизода своей работы, и его до сих пор помнят и уважают не только в нашей стране, но и в США.


Щит и меч легендарного разведчика


Вышедший в 2015 году фильм Стивена Спилберга "Шпионский мост", рассказавший о судьбе советского разведчика и его обмене, кинокритики признали одним из лучших в творчестве известного американского режиссера. Лента сделана в духе глубокого уважения к советскому разведчику. Абель, которого сыграл британский актер Марк Райлэнс, в фильме — волевая личность, а Пауэрс — трус.


В России полковника разведки тоже увековечили на пленке. Его сыграл Юрий Беляев в ленте 2010 года "Поединки: правительство США против Рудольфа Абеля", отчасти о его судьбе рассказывает культовая картина 60-х годов "Мертвый сезон" Саввы Кулиша, в начале которой с небольшим комментарием к зрителям с экрана обратился сам легендарный разведчик.

Он работал в качестве консультанта и над другим знаменитым советским шпионским фильмом — "Щит и меч" Владимира Басова, где главного героя, которого сыграл Станислав Любшин, звали Александр Белов (А. Белов — в честь Абеля). Кто же он, человек, которого знают и уважают по обе стороны Атлантического океана?


Художник, инженер или ученый


Вильям Генрихович Фишер был весьма талантливым и разносторонним человеком с феноменальной памятью и очень развитым чутьем, помогавшим находить правильное решение в самых неожиданных ситуациях.


С детства он, родившийся в небольшом английском городке Ньюкасл-апон-Тайн, говорил на нескольких языках, играл на разных музыкальных инструментах, прекрасно рисовал, чертил, разбирался в технике и интересовался естественными науками. Из него мог выйти прекрасный музыкант, инженер, ученый или художник, но сама судьба еще до рождения предопределила его будущую стезю.

Точнее, отец, Генрих Маттеус Фишер, германский подданный, который родился 9 апреля 1871 года в имении князя Куракина в Ярославской губернии, где его родитель трудился управляющим. В юности, после знакомства с революционером Глебом Кржижановским, Генрих всерьез заинтересовался марксизмом и стал активным участником созданного Владимиром Ульяновым "Союза борьбы за освобождение рабочего класса".


Назван в честь Шекспира


На Фишера вскоре обратила внимание охранка, после чего последовали арест и многолетняя ссылка — вначале на север Архангельской губернии, затем перевод в Саратовскую губернию. В этих условиях молодой революционер проявил себя незаурядным конспиратором. Постоянно меняя имена и адреса, он продолжал вести нелегальную борьбу.


В Саратове Генрих познакомился с юной единомышленницей, уроженкой данной губернии Любовью Васильевной Корнеевой, получившей три года за свою революционную деятельность. Вскоре они поженились и вместе покинули Россию в августе 1901 года, когда Фишера поставили перед выбором: немедленный арест и депортация в кандалах в Германию или добровольный отъезд из страны.

Молодая чета поселилась в Великобритании, где 11 июля 1903 года у них родился младший сын, который получил свое имя в честь Шекспира. Юный Вильям сдал экзамены в Лондонский университет, но учиться там ему не пришлось — отец решился возвращаться в Россию, где произошла революция. В 1920 году семья перебралась в РСФСР, получив советское гражданство и сохранив британское.


Лучший из лучших радистов


Вильям Фишер поступил во ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские), один из ведущих тогдашних художественных вузов страны, но в 1925 году был призван в армию и стал одним из лучших радистов Московского военного округа. Его первенство признавали и сослуживцы, среди которых были будущий участник первой советской дрейфующей станции "Северный полюс-1", известный полярник-радист Эрнст Кренкель и будущий народный артист СССР, худрук Малого театра Михаил Царёв.

Рудольф Абель — человек, так и не назвавший противнику свое имя. История, Разведчик, Память, Человек, Длиннопост

После демобилизации Фишер, кажется, нашел свое призвание — он работал радиотехником в научно-исследовательском институте ВВС Красной армии (ныне государственный летно-испытательный центр Минобороны РФ имени Валерия Чкалова). В 1927 году женился на арфистке Елене Лебедевой, а через два года у них родилась дочь Эвелина.


Именно в это время на перспективного молодого человека с прекрасным знанием нескольких иностранных языков обратила внимание политическая разведка — ОГПУ. С 1927 года Вильям — сотрудник Иностранного отдела внешней разведки, где трудился вначале переводчиком, а затем радистом.


Увольнение из-за подозрений


В начале 30-х годов он попросил власти Британии выдать ему паспорт, поскольку-де рассорился со своим революционным отцом и желает с семьей вернуться в Англию. Британцы охотно выдали Фишеру документы, после чего разведчик несколько лет нелегально работал в Норвегии, Дании, Бельгии и Франции, где создал секретную радиосеть, передавая в Москву сообщения местных резидентур.


В 1938 году, спасаясь от масштабных репрессий в аппарате советской разведки, на Запад бежал резидент НКВД в республиканской Испании Александр Орлов.

После этого случая Вильям Фишер был отозван в СССР и в конце того же года уволен из органов в звании лейтенанта госбезопасности (соответствовало званию армейского капитана).


Такая перемена отношения к вполне успешному разведчику была продиктована только тем, что новый глава наркомата внутренних дел Лаврентий Берия откровенно не доверял сотрудникам, работавшим с ранее репрессированными "врагами народа" в НКВД. Фишеру еще очень повезло: многие из его коллег были расстреляны или посажены в тюрьму.


Дружба с Рудольфом Абелем


В строй Фишера вернула война с Германией. С сентября 1941 года он работал в центральном аппарате разведки на Лубянке. В должности начальника отдела связи принимал участие в обеспечении безопасности парада, проходившего 7 ноября 1941 года на Красной площади. Занимался подготовкой и переброской в нацистский тыл советской агентуры, руководил работой партизанских отрядов и участвовал в нескольких успешных радиоиграх против немецкой разведки.


Именно в этот период он сдружился с Рудольфом Ивановичем (Иоганновичем) Абелем. В отличие от Фишера, этот активный и жизнерадостный латыш пришел в разведку с флота, в котором воевал еще в гражданскую войну. Во время войны они вместе с семьями жили в одной квартире в центре Москвы.


Сближала их не только общая служба, но и общие черты биографии. Например, как и Фишер, в 1938 году Абель был уволен со службы. Его старшего брата Вольдемара обвинили в участии в латвийской националистической организации и расстреляли. Рудольф, так же как и Вильям, оказался востребован с началом Великой Отечественной, выполняя ответственные задания по организации диверсий в тылу немецких войск.


А в 1955 году Абель скоропостижно скончался, так и не узнав, что его лучшего друга направили на нелегальную работу в США. В разгаре была холодная война.


Требовались ядерные секреты врага. В этих условиях Вильям Фишер, который под видом литовского беженца сумел организовать в США две крупные агентурные сети, оказался для советских ученых бесценным человеком. За что был награжден орденом Красного знамени.


Провал и краски


Объем интересной информации был так велик, что со временем Фишеру понадобился еще один радист. Москва направила ему помощником майора Николая Иванова. Это была кадровая ошибка. Иванов, работавший под агентурным именем Рейно Хейханен, оказался выпивохой и любителем женщин. Когда же в 1957 году его решили отозвать обратно, он обратился к спецслужбам США.


Фишера успели предупредить о предательстве и начали готовить к бегству из страны через Мексику, но сам он опрометчиво решил вернуться в квартиру и уничтожить все свидетельства своей работы. Агенты ФБР арестовали его. Но даже в такой стрессовый момент Вильям Генрихович смог сохранить поразительное хладнокровие.

Рудольф Абель — человек, так и не назвавший противнику свое имя. История, Разведчик, Память, Человек, Длиннопост

Он, продолжавший заниматься живописью и в США, попросил американских контрразведчиков стереть краску с палитры. После чего незаметно бросил в унитаз смятый клочок бумаги с шифротелеграммой и спустил воду. При задержании назвался Рудольфом Абелем, тем самым дав понять Центру, что он не предатель.


Под чужим именем


На следствии Фишер решительно отверг свою причастность к советской разведке, отказался от дачи показаний на суде и пресек все попытки сотрудников американских спецслужб работать на них. Они не добились от него ничего, даже настоящего имени.


Но показания Иванова и письма от любимых жены и дочери стали основанием для сурового приговора — более 30 лет тюрьмы. В заключении Фишер-Абель рисовал маслом картины и занимался решением математических задач. Предателя же через несколько лет после этого постигла кара — громадный грузовик врезался на ночном шоссе в автомашину, за рулем которой был Иванов.


Судьба разведчика начала меняться 1 мая 1960 года, когда в СССР был сбит пилот шпионского самолета U-2 Фрэнсис Пауэрс. Кроме того, только что избранный президентом Джон Кеннеди стремился ослабить напряженность между США и СССР.

В итоге было принято решение обменять таинственного советского разведчика сразу на трех человек. 10 февраля 1962 года на Глиникском мосту Фишер был передан советским спецслужбам в обмен на Пауэрса. Также были освобождены два американских студента, ранее арестованные по обвинению в шпионаже, — Фредерик Прайор и Марвин Макинен.


Источник: https://ria.ru/analytics/20170210/1487643859.html

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: