-3

Личные записи участников ЭИО и ЭИО+(дочерние) Часть 1

Личные записи участников ЭИО и ЭИО+(дочерние) Часть 1 Авторский рассказ, Фантастика, Параллельные миры

Из личных дневников Ивана Матвеева, рядового отряда Vβ. 1 уровень допуска. 1947 год. Этот Мир.


1* мая по Нашему Календарю.


Сегодня день был тяжелый. Наши друзья из США сегодня доставили нам 50 тонн продовольствия. Угадайте, кому пришлось это выгружать. Благо, нас было человек двадцать. Справились за полдня. Сегодня опять видели Их. Они держали дистанцию и просто всматривались в нас. Приказом губернатора из Альфы было запрещено к ним лезть. Мы, да и они не лезли. Их было двое, один повыше, другой чуть пониже. Их белые, без всяких зрачков хорошо виднелись сквозь стволы тамошних деревьев. Мы продолжили работу. Где-то через час их уже не было. По окончанию работы Первый разрешил разойтись по домам. Сейчас за окном темнеет, пора спать


1* мая


Чуть не проспал сегодня! Благо, Нинка разбудила меня. Сегодня у нас начался юбилейный, 300 исследовательский поход. Не успели мы выйти за границы нашей Бета-Колонии, как к нам подошли Они. Дальнейшие несколько часов я помню смутно. Очнулся уже где-то в глубинах леса. Мы почему-то сидели на коленях полукругом, перед... Вождем? Его голос отдался внутри моей головы, я не могу вспомнить что он сказал, но мне стало хорошо. Я почувстовал, что я в безопасности. Я посмотрел на других. По их лицам было видно, что с ними тоже самое. Его Голос начал свой рассказ...


Они... Я просто не мог поверить в Их слова. Но неужели они говорят правду? Они сказали, что в 1939 году должна была начаться одна из самых кровопролитных войн в Нашей Истории. Но благодаря Им, а точнее, благодаря тому, что Они дали нам шанс открыть этот чертов Объект 1, Второй Великой Войны не произошло. Просто невероятно! Они говорили, что Мы пришли отсюда! Из Этого Мира! Они спросили у нас, знаем ли мы имя Этого Мира? Они спросили лично меня. Я ответил, что это Этот Мир, он же Объект 0. Как сейчас помню, как мне в голову ударила боль. Будто завод по производству кувалд заработал внутри моей головы. Потом мне дали знание. Это Знание -- имя Этого Мира. И имя Ему -- Некробеллум. Потом мне сказали, что все Наши языки имеют, как бы правильнее записать, основу(зачеркнуто) фундамент из языка Некробеллума, из-за этого наши языки несколько схожи с Некробеллумом. И снова в моей голове ударили тысячи молоточков. Мне сказали, что Мы -- люди, исказили и обезобразили Их язык. Я чувствовал себя как нашкодивший ребенок, которого порол армейским ремнем отец. Они сказали, что мы забыли, что такое Смерть и стали бояться её. Мне тогда стало страшно. Потом я отключился. Очнулись мы в двухстах метрах от нашего лагеря. Был уже вечер, я чувствовал себя как после работы в колхозе. Мы кое-как добрели до лагеря. Нас отправили в лазарет. Многие, кто чувствовал себя нормально отпросились домой. Me too, как говорил(л зачеркнуто)т мой камрад из Британии. Это означает "я тоже". Сейчас я хочу спать, голова гудит. Но, по указаниям губернатора, нам нужно записывать прошедшее за день и вести дневники.


Записи обрываются.

Личные записи участников ЭИО и ЭИО+(дочерние) Часть 1 Авторский рассказ, Фантастика, Параллельные миры

Найдены возможные дубликаты

0

Это не рассказ, а голая идея. Причем сырая до безобразия. Есть в ней что-то, или мне просто нравятся истории о загробном мире. Но нужно какое-то развитие событий, а не констатация факта. Солдат погибает в 1942 году, оказывается в Некробеллуме, который и есть истинный мир, а наш - лишь его отражение, кривое зеркало. Сюда попадают избранные люди. Коренная раса подобна богам, люди же почти лишены прав. Плюс могут быть снова отправлены на перерождение на Землю. В самом Некробеллуме все прекрасно, но лишь потому, что все зло они исторгают из своего мира в наш. ГГ считает это неправильным. Рискуя всем, он пытается перекрыть поток негатиной энергии. Невозможность спроэцировать конфликт на Землю, приводит к войне в самом Некробеллуме. Это настолько потрясает основы мироздания, что само существование земли оказывается под угрозой.

Похожие посты
1638

Чего вы боитесь ночью больше всего

- Как вы оказались на сосне, на этом дурацком, эээ... - капитан полиции внимательно посмотрел на листок бумаги, - на острове Зелёном? Посреди озера?

- Да в чём дело, товарищ капитан? Меня что, в чём-то обвиняют? - устало спросил его Михаил.

- Формальности. Это заповедная зона, вас эвакуировал вертолёт МЧС, поэтому, ну в общем, так положено. Понятно?

- Я уже объяснял... Вчера меня пригласили к другу, на дачу. Посидели, шашлыки там, салаты...

- Пили?

- Послушайте, ну какое это имеет значение? - возмутился Михаил. - Да, пили, но немного. И я же не за рулём.

- Продолжайте, - повелительно сказал капитан, делая отметки в каком-то журнале.

- Ну и вот. Солнце уже село, а я не успел уехать домой, да и Игорь...

- Кто такой Игорь?

- Мой друг, это его дача. И день рождения - тоже был у него. Вы всё время меня перебиваете...

- Продолжайте.

- Вот значит, сумерки уже, а Игорь мне и говорит: «Не переживай, ложись спать здесь, да и завтра ведь выходной. А утром, как выспишься, покажу тебе озеро Лососевое, удочки возьмём...».

- Так, стоп. Какое ещё «озеро Лососевое»? - капитан Кондратьев нервно отложил ручку в сторону.

- Ну Лососевое... За дачами «Заря», вы что, не знаете?

- За какими дачами «Заря»? Что вы мне здесь "Ваньку" валяете! Где эти дачи?

- Хм... За городом. Вы смеётесь?

Капитан выждал несколько секунд, внимательно разглядывая механические часы на руке Михаила:

- За каким городом?

Теперь и ответ Михаила задержался на несколько секунд:

- Город Дахорск.

- Чего?

- Капитан, у вас такой вид, как будто вы в первый раз слышите такое название. Между прочим, мы с вами сейчас находимся прямо в нём.

- Угу... Интересно. И в честь кого назван этот город?

- Я не понимаю... Мы что, уроки географии или истории сейчас здесь будем проводить? Это у вас в полиции такие способы поразвлечься?

- Та-ак... - капитан встал, и стал нервно ходить по своему кабинету, - понятно. Вы не ответили на мой вопрос.

- Уф... В честь великого учёного и исследователя - Валентина Павловича Дахора. - Михаил внимательно смотрел на капитана, и хотя он и не чувствовал за собой особой вины, начал уже заметно нервничать.

- И чем же он знаменит?

- Ну и вопросы... Каждый школьник знает, что он, вместе со своей группой единомышленников, открыл, и первый побывал в Аридании.

- Где!?

- На южном полюсе! Ну хватит! В чём меня обвиняют? Почему мне нельзя пойти домой?

- Гражданин, эээ... Никольцев, Михаил Игнатьевич. Кстати, ваши данные мы ещё проверим, так как у вас нет с собой паспорта...

- Почему все спрашивают у меня какой-то паспорт? Я что, телевизор что-ли? Бред, да и только.

- Ага, хорошо, - задумчиво ответил офицер. - Вы посидите пожалуйста немного здесь, мне нужно выйти, буквально на несколько минут.

- Но я... - не успел договорить Михаил, как капитан закрыл уже за собой дверь. Задержанному ничего не оставалось как только наблюдать, в ожидании капитана, скучный пейзаж за окном или удивлённо останавливать свой взгляд на электронных часах на стене.


- ...Капитан, вы рехнулись? Почему вы позвонили к нам, а не обратились за помощью в психиатрическую лечебницу?

- Потому что есть инструкция, Б-25/17, если не ошибаюсь. Где сказано, что нужно сообщать обо всех подозрительных, и имеющих основания полагать о их принадлежности к иностранным...

- Капитан, заткнитесь! О таких вещах не говорят по телефону! Сейчас я к вам приеду!


- Здравствуйте, - блеснул обезоруживающей улыбкой майор, войдя в кабинет вместе с капитаном Кондратьевым. - Меня зовут Сибирцев Фёдор Андреевич, я - майор ФСБ...

- Здрасьте... - удивился Михаил, а ФСБ то зачем?

- Зададим несколько вопросов и всё. Так положено, - ответил майор.

- Ничего не понимаю, - всё ещё растерянно промолвил Михаил. - Я не думаю что это какой-то неординарный случай...

- Про вашу дачу и праздник, капитан меня уже просветил. Расскажите, как вы оказались на острове? - спросил, присаживаясь, майор.

- Ну... - волнуясь, начал Михаил. - Дело в том, что я понятие не имею. Я уснул на веранде... Потом меня словно тряхнуло и я проснулся на острове, на рассвете.

Капитан хотел что-то сказать, но майор жестом попросил его продолжить своё молчание:

- Давайте дальше.

- Ну я и подумал, что Игорь решил меня разыграть, и привёз меня на остров, спящим. Я, конечно, сильно удивился, ведь всем понятно, что ночью можно запросто погибнуть. Осмотрев местность, я понял что нахожусь на острове, длиной не более пары сотен метров... И тут медведь.

- Какой медведь? - не выдержал капитан.

- Бурый.

- Прошу вас, давайте дальше, - дружелюбно попросил майор.

- Я испугался и залез на дерево. Потом увидел, что рядом проплывала какая-то моторка, и я что есть мочи закричал людям, что были на ней... А они, скорее всего, и вызвали МЧС. Всё. Потом с аэродрома меня отвёз в город вот этот капитан, эээ...

- Кондратьев, - подсказал капитан.

- Да, верно. Послушайте, я вроде бы на даче оставил свой телефон, позвольте мне уже позвонить? Родные же волнуются.

Теперь и майор остановил свой взгляд на часах Михаила:

- Вы сказали что ночью можно погибнуть. Это же не из-за медведей? А из-за чего?

- Конечно не из-за медведей. Майор, прекратите пожалуйста с капитаном вот весь этот цирк. Он тоже всё время удивляется.

- Отвечайте на вопрос! - хлопнул ладонью по столу Фёдор Андреевич.

Михаил чуть не подскочил на стуле.

- В чём... В чём меня обвиняют? Я требую адвоката!

- Отвечайте на вопрос, - повторил, шипя, майор; улыбка рассталась с его лицом минуту назад.

- Да из-за Чёрной волны! Как будто вы не знаете! - психанул Михаил.

- Вот представьте, - вкрадчиво начал Сибирцев, многозначительно поглядев на капитана, - представьте что мы не знаем, объясните нам, мы послушаем.

- Я, честно говоря, вообще не понимаю зачем вам это нужно... - чуть не с обидой в голосе произнёс Михаил. - Черная волна - это повторяющееся каждую ночь нашествие скархов...

- Кого? - вновь не выдержал капитан. Майор сделал ему страшное лицо.

- Ну, облако насекомых... Чёрные, большие, разгоняются до двухсот километров в час, и как пуля, входят в тело человека или животного... Вытащить их практически не возможно.

- Во даёт, а? Вы слышали? - подскочил на месте Кондратьев.

- Капитан, сядьте! - рявкнул майор. - Михаил, - продолжил он уже спокойным голосом, - я тут всё поглядываю на ваши часы... Вы позволите на них взглянуть поближе?

- Пожалуйста, - ответил Михаил, снимая хронометр.

Майор с минуту разглядывал изящное устройство отсчёта времени, и словно грозя пальцем, потряс зажатыми в руке часами, перед тем как вернуть их хозяину:

- А здесь ведь на циферблате, тринадцать часов - самая большая цифра. Что вы на это скажете, Михаил?

- А какая там ещё должна быть цифра? Знаете, у меня такое впечатление, что я попал в сумасшедший дом! - в сердцах воскликнул Михаил. - Это у вас что, какие-то психологические опыты что-ли?

- Я сразу понял что тут что-то неладно, когда увидел его часы, - сказал капитан. - Ладно, часы бывают с разным дизайном... Но чтобы тринадцать чисел... Здесь что-то не то, товарищ майор.

- Разберёмся, капитан. Вы правильно поступили, сообщив нам об этом. И... - майор замолк. - Что такое? Вам плохо?

Совершенно неожиданно Михаил тяжело задышал, и стал хватать себя за ворот рубашки. Он начал делать движения губами, словно рыба выброшенная на берег. Капитан потянулся к кобуре:

- Так! Стоять!

- Не стрелять! - майор хотел было уже поддержать странного задержанного, который стал понемногу заваливаться набок. Но Михаил, внезапно, стал светиться изнутри, свет, с каждой секундой становился всё ярче и ярче.

- Ложись! - крикнул майор, и они вместе с капитаном бросились на пол.

Раздался звук, как будто кто-то приподнял немного край тяжёлого стола и грохнул его двумя ножками о паркет. Сдвинулась вся мебель в кабинете, и даже проскрежетал по полу большой железный сейф. Через мгновение мужчины вскочили на ноги. Михаила в комнате не было. Капитан взглянул на зарешеченное окно, потом на закрытую на замок дверь:

- Он... Он не мог сбежать. Я же всё запер!

- Так, спокойно, капитан... - произнёс майор, внутренне, скорее всего, успокаивая ещё и себя. Он быстро вытащил из кармана телефон и набрал номер, параллельно спрашивая капитана:

- Часы на стене показывают правильное время?

- Правильное... Я утром поправлял.

- Алло! Это Сибирцев! Закрытую линию мне! Да! Четырнадцатую бригаду, срочно, в шестое отделение полиции! Да, вместе с оборудованием! Возможно прорыв в другую реальность... Связано с аномалией на острове Зелёный, да, та что утром... Время потери контакта - 27:17. Всё! Ты представляешь? - обратился он опять к капитану. - Если бы ночью, самое страшное - были бы насекомые, как бы мы зажили?

- Конечно, товарищ майор... Насекомые - это ещё цветочки. Гораздо лучше, чем телепортирующиеся тут и там медведи.

- Скажу тебе по секрету, капитан, - полушепотом сказал майор, - что попался нам парень, в соседнем городе, тоже ненадолго, и тоже - пока вот так же не исчез. Так вот, у него были часы с двенадцатичасовым циферблатом...

- Да вы что?

- Да. И на вопрос, чего вы боитесь ночью больше всего, он ответил: «звонка с работы».

- Да иди ты... - удивлённо прошептал капитан.



Alexander Ned.

Показать полностью
64

Князь

Князь Авторский рассказ, Рассказ, Упырь, Фантастика, Длиннопост

- Матушка, уж помилуй меня грешного, но сил моих нет на это смотреть больше, терпеть это все, уеду, ей-е, уеду подальше!


- Что ты! Что ты говоришь такое, Сенька!? Тут родина твоя, семья, могила отцова, в конце-концов! Куда ты собрался? Куда тебя с голым задом твоим примут? Сиди уж, поднапряжемся, справим вам с Оксаной свадебку, да там и внуки пойдут и дурь вся из головы выйдет твоей, некогда будет о заграницах думать, детей кормить будешь! Да и что же ты так орешь, не дай Бог, услышит кто тебя, да доложит куда надо? Откуда у тебя вообще такие мысли, это все друзья твои непутевые тебе голову забили? Не зря я говорила, чтобы ты с Плесом,  Демьяновым сыном, не общался, ничего хорош...


Сенька плюнул, да выскочил в сени, не дослушав гневную тираду матери.

Да сколько можно! Опять подняли норму сбора. Уже второй раз за полгода. Пункты сбора в каждом медвежьем углу стоят, а лечебниц не хватает, баян перехожий рассказывал, что за границу города выйди - как к дикарям попадаешь, лечебниц стоит по одной, да на 5-6 волостей. Лечец людям приём за седьмицу, а то и за две назначает!

Он почесал след от иглы на левой руке.

При нем люди в обморок на пункте сбора падали, а упырю конторскому хоть бы хны, сидит, заполняет формуляры.

Пустецы, что в охране, знай, только упавших в сторону оттаскивают.

Да, ничего человечьего в них не осталось уже, лица за личинами прячут. Хоть девка красная, хоть старуха, хоть дитя неразумное - у всех своя доля, умри, но сдай.

Да и есть ли вообще там лица, рыла звериные только если.

Курить хотелось нещадно, но табачку не было, запретили. О здоровье заботятся. Как же.

Ученые мужи выяснили пару лет назад, что табак на кровь плохо влияет, вот и запретили его. Чтобы кровушка была здоровая и нажористая.

Ноги несли Сеньку прочь от родного дома, хотелось убежать от тяжелых мыслей.


Дед при жизни ещё рассказывал, мол начиналось-то за здравие все. Молодой князь пришёл, к ногтю всю шушеру прижал, как пришло время вече созывать, так практически единогласно все «Люб» прокричали.

А время идёт, а он правит. Да с умом, людей тасует на местах, с заклятыми «друзьями» за океаном строго диалог ведёт.

10 лет прошло, а глядь: старых-то и не осталось никого, во всех отраслях изменения, новые лица кругом, преданные лично Князю.

Ещё 10 лет прошло, а он все на посту, да молодой и румяный, как майское утро.

Народ роптать начал, слухи нехорошие пошли, что не Князь это вовсе уже, а нечисть чёрная.

А тут случись, Князь вышел, да сам признался!

Так и так, упырь я , да живу уже 300 лет на свете. Вижу, как народу тяжело моему (ага, народу моему....упыриному, только если), решил я, что надо страну родную из разрухи поднимать.

Тут и церковники подсуетились, сам отец Варфоломей слово держать стал.

Упыри от Диавола, конечно, но если раскаялись и веру нашу чтут, так Церковь согласна их обратно в своё лоно принять.

Да так удачно сложилось все, что после этого у Церкви земельки прибавилось внезапно, да от любых налогов их на 100 лет вперед избавили. Совпадение, не иначе.

И люд простой, которой уж и не помнил себя без упыриного князя, начал за него заступаться, мол от добра добра не ищут, с соседями за это время трений не было, от пустынников набегов тоже, да и вообще, где мы ещё найдём правителя с таким большим опытом?

Созвали очередное вече, опять почти единогласно «Люб» прокричали.


Тем временем вывели Сеньку ноги на площадь центральную, за глаза Красной называемую, так как туда, туда тянулись бочонки с кровью со всей округи.

А официально красиво звалась, Триумфальная.


Вот после признания  и началось интересное. Князю уже скрываться не надо было, ввёл он добровольный сбор крови от народа, ему, да ближнему кругу его, таким же упырям.

Питаться же им надо, а кровь убийством они добывать не могут, свои же люди, свой народ гробить ну никак не можно.

Ну нашлись добровольцы, идиоты.

Еще время прошло, вышел снова Князь к народу, мол много сил тратим на дела государственные и на противостояние ворогам хитрым, да коварным: ввёл обязательный сбор с каждого, раз в год. Народ роптать стал, что не по человечьи как-то, даже на площадь вышли, но встретили их там княжьи упыри с красными глазами и вроде и не делали те ничего, просто стояли, да так всех страх обуял, что по домам разошлись.

Потом пустецы появились: охрана княжеская. Преданная и бессмертная. Те, кто дал себя высосать полностью, они некое подобие жизни получали, жили, пока жил упырь их высушивший.

Так и повелось, вот уже 100 лет, как Князь правит.

Сопротивление есть конечно, куда без него, но что оно может, там обычные люди.

Да и не верят многие в это сопротивление: кто-то думает, что это ширма за которой княжьи люди скрываются, кто-то, что это колдуны Великой Равнины воду мутят, кто-то просто доволен существующим положением и менять ничего не хочет.

Да и правду сказать, жить стало действительно спокойнее, чем раньше, хотя Сенька и считал, что это было покой склепа.


Он и ещё несколько молодых ребят создали свою ячейку сопротивления и в меру сил пытались обращать внимания народа на все странности княжьего правления: загадочным образом одномоментно вымершие деревни, исчезновение младенцев из колыбелей по ночам, допуск до любой руководящей должности только клановых упырей, обычные люди уже давно не могли продвинуться по служебной лестнице...

Да только было тщетно это... К ним прислушивались единицы.


Внезапно Сенька понял, что дошёл до самого Серого дома, в котором ютилась охранка Князя, те самые пустецы.

Ноги помимо его воли завели его внутрь.

Охранник на входе  даже не обратил на него внимания, будто статуя стоял с кривой ухмылкой, нарисованной на личине, и Сенька продолжил свой путь вниз по лестнице.

На встречу попалось ещё несколько пустецов и два упыря. Один с улыбкой посмотрел на него и  и прошептал что-то на ухо сотоварищу, тот тоже взглянул на Сеньку и засмеялся.

Его ноги вели его дальше и дальше, пока он, наконец, не встал перед чёрной дверью.

Из-за неё раздался голос:


- Заходи же, что ты?


Дверь открылась и он шагнул внутрь.

Перед ним сидел в глубоком кресле Иофан, ближайший и старейший соратник Князя, заведующей внутренней охраной и пустецами.

Как только Сенька зашёл, горящие глаза Иофана погасли, а Сенька вновь обрёл контроль над ногами. Ну как сказать контроль, он тут же грохнулся на пятую точку и развернувшись попытался выскочить из зловещего кабинета, но чёрные двери закрылись у него перед носом.


- Не спеши, не спеши, нам надо поговорить.


Голос у Иофана был успокаивающий и тихий. Сенька развернулся и подошёл ближе к его столу.


- Семён Тимофеевич Разин, помню, помню твоего батюшку, хороший был кожевенник. Ремень вот, что на мне сейчас, делал лично. Столько лет прошло, а до сих пор, как новый. Да, рукаст был...


Он помолчал, будто вспоминая что-то и продолжил:


- ...так о чем я... Да... Матушка твоя обратилась к нам, что голову тебе запудрили враги наши, что за кордон ты смотришь.

Как же так, Семён Тимофеевич, Князя бросить хочешь, отечество, матушку? Ты мне расскажи все про своих товарищей, что мысли в голову тебе такие заронили, ты же хороший парень, не сам до всего этого дошел...Да и матушка твоя говорила про какого-то Плеса, расскажи мне поподробнее...

А уж я тебя не оставлю, помогу вашему семейству, помогу...


Глаза Иофана снова загорелись красным, Сенькин рот открылся против его воли и он начал рассказывать, рассказывать, рассказывать...


--------------------------------------------------------------------


В дверь избы постучали. Марфа Васильевна открыла:


- Сенька, остолоп, где тебя второй день носит...


На пороге стоял посыльный.


- Ой....Извините.


- Марфа Васильевна?


- Да.


- Вам письмо.


Взяв из озябших рук молодого посыльного письмо в аккуратном конверте с государственным оттиском, она передала ему мелкую монетку.

Повеселевший посыльный спрятал монету, поклонился и скрылся из глаз.

Трясущимися руками она сорвала печать:


«Уважаемая Марфа Васильевна!

Сим торжественно сообщаем, что Ваш сын, Семён Тимофеевич, высочайшим указом принят в ряды внутренней охраны Князя.

Все причитающееся ему жалованье в размере 5 рублей 60 копеек, каждый месяц будем перечислять Вам, как ближайшему родственнику...»


Истошный крик матери разорвал вечернюю тишину.

Показать полностью
228

Гастроном

Гастроном Мистика, Фантастика, Крипота, Авторский рассказ, Длиннопост

От автора - эта история имеет отношение к вселенной пятого измерения.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Платон Иванович чем-то напоминал богомола. Стариком его никак не назвать, скорее предпенсионного возраста. Очень высокого роста, каждое его движение медленное и выверенное до хирургической точности. Он мог часами стоять неподвижно наблюдая за нашей работой, а нам так и не удавалось заметить когда он успевал переместиться из одного места в зале где мы работали в другое. В строгом синем пиджаке и брюках, по видимому от другого костюма, поскольку они были ему коротки, он замирал, выставляя напоказ волосатые щиколотки. Обувь, при нас он принципиально не носил. А может у него её и не хватало? Размер ноги был, наверное, пятидесятый. Непропорционально большие ступни. Обычно он наблюдал молча и лишь изредка мы слышали от него — “А это зачем? А почему”?


Нет, сам он нас не раздражал. А вот ноги его до дрожи пугали моего напарника Макса.

— Чего он, босой по мусору ходит? Нормальный человек хотя бы тапки одел, а этот топчется...И всё на нас зырит. Мне его мохнатые ноги уже во сне снятся. В кошмарах. Ночью глаза раскрою — передо мной так и стоят его ноги, — жаловался он мне.


— Он хорошо платит. Под ногами не путается. Я не вижу причин обвинять клиента в излишнем любопытстве, — отвечал ему я.


Это верно, Платон Иванович всегда платил наличными и в срок. Мы, два вечно страдающих от недостатка денег студента, из Архитектурно-строительного, работали в его доме всё лето, и очень рассчитывали поработать ещё. Особенно Макс. Он и так был по жизни жадноватым парнишкой, но в начале сентября его осенила очередная гениальная идея — “как бы ещё сэкономить’?


— “Audi” - куплю, Тёмка, — заявил он мне, — надо только денег, как следует подкопить. Кое-чего родители подкинут, но я смекнул: можно покупать бич-пакеты по акции, сразу коробками, и питаться ими несколько месяцев.


Я его идею не оценил. Узнав какую сумму он хочет сэкономить на продуктах, посмеялся над ним и предложил до кучи отказаться от сигарет, алкоголя и расходов на Машку с параллельного потока. И ещё, пешком ходить вместо того, чтобы бесплатно ездить калымить на моей машине в качестве пассажира. За бензин, он мне сроду не скидывался. Максим надулся и на следующий день, в районе обеда, отказался ехать со мной в дешевую кафешку. Он вытащил из своего рюкзака большую никелированную тарелку и принялся ломать над ней макароны из пакетика. Я посмеиваясь, предложил ему принести из кафе — три корочки хлеба. И тут, словно из под земли появился Платон Иванович.


— Как вы можете есть такую ужасную пищу, Максим?!! — завопил он. — Вы так молоды и уже портите свой организм всякой химией!


— Так это… Усилители вкуса… Перец… — попытался возразить мой напарник. — Готовить, опять же… Лучше дайте кипяточку?


Наш хозяин картинно схватился за голову. Волосы у него голове жёсткие черные и смотрелись неестественно. Мне на секунду показалось, что они съехали на бок. Он лысый и носит парик?


— В моём доме, пожалуйста, не ешьте такую еду! — потребовал он.


— А у меня денег - на получше, нет! — Макс моментально включил жадину жалобно поглядывая в мою сторону. Я сделал лицо кирпичом, намекая чтобы он меня в свои авантюры не впутывал.


— Так, боже мой! Разве это проблема? Пойдёмте со мной — пойдёмте! И вы - Артем? Я приглашаю вас попробовать настоящую еду, а не эту пластмассу! — принялся уговаривать Платон Иванович.


После таких слов я едва не сгорел от стыда. Наглый Макс, носом почувствовавший халяву, изобразил из себя бедную сиротку и потупив глаза разом согласился — “отведать чем бог послал”.


Мне пришлось идти вместе с ними. Нужно отметить, что дом у Платона Ивановича очень большой. Даже не дом. Старинный особняк 19-века. Трёхэтажный: из красного кирпича. Крыт чёрной черепицей. Комнат бесчисленное число. Мы так ни разу полного проекта этого дома и не видели. Как он утверждал — достался ему по наследству. Крепкий, капитальный дом. Потолки в лепнине, некоторые из комнат отделаны резными панелями из морёного дуба и красного дерева. Не дом, а целый музей. И этот музей нуждался в некоторой реконструкции. Хозяин отдавал строителям по одной комнате. Как только заканчивали - предлагал следующую. Он желал наблюдать лично. Каждую комнату он запирал собственноручно и всегда носил с собой целую связку ключей. Он привёл нас на кухню располагавшуюся в полуподвале и на красивый стол из мрамора поставил перед нами две тарелки. На тарелках лежали кусочки чего-то похожего на желе. Только зелёного цвета. Платон Иванович выдал нам по вилке и предложил попробовать. Я злорадно усмехнулся, наблюдая как скисло лицо у Макса, ожидавшего множества дорогих и бесплатных яств. Мы по очереди попробовали.


Вкус у желе, действительно был восхитительный. Я почему-то вспомнил о детстве, о радостных переживаниях, ощущении некоего счастья. Приятного томления в предвкушении обладать какой-то толи игрушкой, толи невиданным ранее пирожным. Но вот что-то такое. Посмотрел на Макса, он судя по блаженству на лице, испытывал похожие чувства. Как он потом мне взахлёб рассказывал — наяву увидел себя за рулём своей “Audi”, а рядом с ним на переднем сиденье первая красавица института - Ленка Баттерфляй и уже без лифчика.


— Что это за вкуснятина Платон Иванович? — восхищённо спросили мы у него хором.


— Если расскажу состав - то вам неинтересно будет, — отвечал он — скажу только, что сие блюдо полностью из натуральных и полезных ингредиентов. В каждой порции: по сто грамм. Ровно.


— Мало. Вкусно, но мало, — с сожалением облизнулся жадный Максим.


Платон Иванович смерил его высокомерным взглядом и объяснил, что это такой вес не случаен. Будь там, хоть на один грамм больше, то мы бы не смогли оценить его по достоинству.


— Моя профессия и духовное призвание - Гастроном! — сообщил он.


Мы с Максом переглянулись в недоумении.


— Так Гастроном - это же магазин?


— Прежде, так называли знатоков вкусной и здоровой пищи. Я, господа, художник, повар, кулинар, географ, археолог, химик и биолог. Всё - в одном лице. Я познал кухни всех народов нашего мира. Я в курсе всех последних новинок экспериментальной кухни. О молекулярной кухне мне известно всё. У меня десятки наград. Все лучшие и знаменитые рестораны борются за право получить мой критический отзыв, и использовать, для повышения репутации.


Больше, в тот день, он нам ничего не предложил. Да нам было и не нужно. Остаток дня мы работали как заведённые. Прилив энергии — жуткий. Вечером, в общежитии, мне еле удалось уснуть. Хотелось действовать, бегать, прыгать. Я едва отогнал от себя желание пойти в ночной клуб. Утром Макс сообщил мне, что он в отличии меня не удержался и в клубе познакомился с обалденной девчонкой. У неё же и ночевал. Ну её, эту Машку — она ему никогда и не нравилась.


На следующий день, Платон Иванович, снова отвёл нас на кухню, где мы попробовали крем нежного бежевого цвета. Вернее, снаружи он был бежевый, а внутри синий. Съев свою порцию, я вдруг отчётливо вспомнил Новый год. Необычный новогодний праздник, а вполне конкретный — мне было тогда семь лет. Отец привёл меня на детский утренник проводившийся у него на работе. Большая пушистая елка сверкала нарядными игрушками. Взрывались хлопушки осыпая собравшихся детей разноцветным конфетти. Огромный дед-мороз с белой до пояса бородой громогласно поздравлял всех с новым годом и дарил подарки. Я так отчётливо погрузился в события праздника, что пришёл в себя уже на рабочем месте.


Макс смеялся надо мной. Он снял на телефон как я стоя на стремянке декламировал детское стихотворение. Но я-то был уверен, что меня поставили на табуретку и я за игрушку этот стих рассказываю дедушке-морозу. Вместо подарка, Макс торжественно вручил мне перфоратор. Придурок!


— Вкусовые рецепторы, порой, творят с нашим мозгом самые удивительные вещи. По настоящему хорошая и вкусная еда способна творить чудеса, — прокомментировал наблюдавший за нами Платон Иванович, — но вы не представляете, сколько отвратительной гадости мне пришлось съесть, чтобы найти подлинные гастрономические бриллианты. Ведь, согласитесь, вы никогда ещё такого не ели?


— Такое блюдо можно приготовить в домашних условиях? — спросил я поражённый до глубины души.


— Э-нет. Радуйтесь, что имеете возможность прикоснуться к тайнам кулинарии. Такое блюдо умеют готовить правильно лишь единицы. Вы не найдёте его в ресторанном меню. Вы можете найти похожий рецепт в кулинарных книгах, но только похожий. Подлинный рецепт можно получить только применив настоящий опыт. Блюдо на 80 процентов состоит из опыта. Понимаете? Даже, если вы получите в руки настоящий рецепт, у вас ничего не получится. Приготовьте его миллион раз и вот тут...Может быть...Вы познаете чудо.


Я пребывал в сомнениях. Вечером, когда мы распрощались с хозяином и сели в мою машину высказал Максу свои опасения.


— Не... Это не наркотики. Ты на утреннике отплясывал со Снежинками и Зайчиками, а я увидел своё будущее. Знаешь, оно просто охренительное! У меня был свой собственный коттедж, бассейн, белоснежная яхта. Тёма, ты бы видел - какие у меня там были тёлки?!!


— А как же Машка?


— Да что ты всё про неё? Она - случайное безобразие на празднике жизни. Плоская как доска. Сисек нет— считай калека!


Целый месяц Платон Иванович угощал нас удивительными деликатесами. Каждый день было что-то новое. Иногда он рассказывал: как и при каких обстоятельствах стал обладателем уникальных рецептов. Некоторые рецепты, по его словам принадлежали личным поварам восточных Императоров, а другие он находил во время археологических раскопок в Мексике и в Перу.


— Самая любопытная кухня - это Экстремальная. — рассказывал он. — Легко съесть пищу подвергнутую термической обработке, а вы бы попробовали живьём? Пальмовый долгоносик, Витчети, гусеницы мопане, муравьи…Их вкус…


Он заметил наши испуганные взгляды и спохватившись перешёл на другие, более понятные продукты.


— Вы зря так переживаете. Просто, подобная еда не разрекламирована в достаточной мере. Например: устриц вы считаете деликатесом и согласны есть их живьём, а вот зелёную гусеницу, которая в сто раз вкуснее и полезнее вам есть не хочется. Вас приучили с детства, что гусеница -бяка, а устрицы повсеместно: еда для аристократов и богачей.


— Устриц, я бы попробовал, — кивал мой жадный напарник.


— Могу устроить, хотя на мой взгляд -это пошлятина. Может быть, лучше оцените жуков-плавунцов? У меня есть любопытный рецепт…


— Насекомых, мы есть...Как-то...Спасибо.. — отказался я.


Платон Иванович редко улыбался, но в тот момент посмотрел на меня очень странно и я увидел на его лице загадочную улыбку.


Через несколько дней я заболел и не мог уже работать у него в доме. Поднялась высокая температура и я пошёл в поликлинику.


В забытье отсидел очередь с пуленепробиваемыми старухами и еле-еле заполз в кабинет терапевта. Врач померил температуру, присвистнул и меня положили в больницу. Температура была под сорок.


Макс звонил мне поначалу. Интересовался моим самочувствием, жаловался, что не справляется один. Я посоветовал ему взять другого в напарники, временно, пока я буду отсутствовать.

Я пролежал в больнице целый месяц. Врачи, первое время, не знали от чего меня лечить. Сделали кучу анализов, а потом сообщили, что нашли у меня редкого кишечного паразита нехарактерного для нашей местности.


— Вы, Артем никакой странной еды, перед тем как заболели, не употребляли? — спросил меня один из лечащих врачей.


И что я ему мог на это ответить? Ещё как употреблял, каждый день и неизвестно что. Ради меня, из столицы вызвали одного известного врача-паразитолога. Он изучил моё состояние, подтвердил диагноз, назначил лечение, но я ещё не скоро пошёл на поправку. От лекарств назначенных мне начались реалистичные галлюцинации.Каждый раз - одно и тоже.


Я лежал на кровати и наяву видел Платона Ивановича вместе с Максом. Они сидели за роскошно-сервированным столом и дегустировали блюда, которые им приносили. Прислуживающих им я не мог разглядеть, они походили на размытые тени. Я наблюдал их мелькание рук, блеск поднимаемых серебряных крышек и мерцание свечей от канделябров.


Максим жмурился от удовольствия пробуя новые блюда, а Платон Иванович торжественно говорил:


— Мы! Мы - то что мы едим! Все мы состоим из того, что съели за всю свою жизнь. Мы накопленный опыт переваренной пищи, хлопот, надежд и переживаний. Я рад, что не ошибся в вас - Максим.

Вы выбрали единственно правильный путь — путь человека познающего истину поглощаемых им продуктов. Мы едим жизнь и познаём её в процессе поедания, в этом нет ничего предосудительного и чем разнообразнее наш рацион тем полнее и насыщеннее наше существование. Весь смысл в еде! Еда — главный стимул развития любой цивилизации. И дело вовсе не количестве, еды должно быть ровно столько - сколько нужно. Чрезмерное употребление ведёт к быстрому ожирению и смерти, а норма еды к процветанию и бессмертию. Вы понимаете, о чём я говорю, Максим?


— Как же, к бессмертию, Платон иванович? — спрашивал мой напарник. — Неужели, можно так жить вечно? Жить и наслаждаться, не зная никаких бед?


— Поверьте мне, я знаю о чём говорю. Я прошёл весь этот путь и повторил его множество раз. Сама библия учит нас этому, но мы не умеем читать её правильно. Мы глотаем слова, а ими нужно правильно насыщаться. Вот возьмите хотя бы пример о чудесах Христовых — пять хлебов и две рыбки, которые он поделил между пятью тысячами людей пришедших на проповедь. Это тайный шифр правильного питания. Не в количестве дело, а в точной массе потребляемого продукта для каждого. И все сыты и довольны.


— Но ведь там было чудо? Там дело было в том, что они раздавали хлеб, а его не становилось меньше? — припомнил Максим.


— Вот и вы глотаете слова не переваривая их. Опять же, об этом вам рассказали. Вы, может быть, даже и не читали библию. Я только привёл пример, один из множества, подводящих нас к главному моменту: почему мы должны вкушать кровь и тело Христово?


— Так..Традиция.


— Нееет. Не традиция. Это наша единственная возможность стать подобными богу. Христос — сын божий и мы должны вкушать тело его. Бог везде. Значит, вкушая жизнь вокруг нас, мы постепенно и сами становимся подобными богу, но это слишком медленный процесс на который не хватит и тысячи жизней. Поэтому клуб, в который я вас торжественно приглашаю, разработал особую, недоступную большинству людей, систему кулинарии позволяющую выделить из великого множества съедобных продуктов тот самый - божественный вкус. Вы пробовали эти блюда — так скажите, они божественные?


— Они неописуемые! Я такого никогда…


— Вот! — торжествующе произнёс Платон иванович — регулярно употребляя такие блюда вы достигните состояния бога и обретёте не только бессмертие. Вы обретёте могущество равное ему.


— А как же Артем. Он тоже ел?


Платон Иванович нахмурился, помолчал и потом с некоторой грустью сказал:


— Так, тоже случается. Не всякий способен принять в себя бога. К сожалению. Сходят с пути. Сомневаются. Не умеют думать желудком, хотя мне искренне жаль. Бог должен жить в каждом из нас.


Он спохватился и победно посмотрел на Максима


— Вы, как раз смогли пройти этот путь! Не думайте о бывшем друге и даже не сомневайтесь в своём выборе! Вы, теперь, человек особого круга. Попробуйте лучше - вон ту розочку. Она приготовлена из…


Обычно на этом галлюцинация и заканчивалась. Я приходил в себя на полу, упавшим в бреду с кровати, либо от отвратительного вкуса потной больничной подушки, которую я жевал.

Максим не навещал меня. Перестал звонить и слать SMS-ки.


Вернувшись в общагу я узнал от соседей, что он съехал на частную квартиру. Машка, с которой он встречался сообщила, что он в край оху...обурел, купил себе новый автомобиль и что она знать его больше не желает.


Я пробовал с ним связаться по телефону, но он несколько дней не брал трубку. Потом прислал мне сообщение на “Вайбер” о том, что Платон Иванович, больше не хочет меня у себя видеть, а у него теперь, более надёжный и трудолюбивый напарник.


Мне было несколько обидно от такого, ведь это я первый нашёл этого клиента. Это я предложил Максу работать на него и между прочим весь строительный инструмент был моим.

Я написал ему и в красках, что он — козёл, и если не хочет проблем, то пусть возвращает всё моё имущество.


На следующее утро, мне позвонил какой-то парень и сообщил, что привёз мне в общагу инструмент от Максима Петровича.

Немного прихренев, от того, что эту сволочь назвали по отчеству, я спустился и забрал свои вещи, попутно поинтересовавшись у парня — не на Максимку ли он ишачит?

Оказалось, что на Максимку. Максимке очень сильно доверяет сам Платон Иванович и теперь у него своя бригада. Они работают, а он только пальцем им показывает - что и как делать.


Мысленно пожелав своему бывшему другу лопнуть, я переложил сумки в свою машину и решил: раз и навсегда забыть о произошедшем со мной как о страшном сне.


Как же я ошибался.


Прошло несколько месяцев. Я полностью оправился после болезни. Придерживался диеты назначенной врачом и с подозрением смотрел на любую незнакомую еду в магазинах. Ел очень мало. Сильно похудел. Нашёл новую подработку, учился и жизнь вроде как налаживалась. О Максе я практически не вспоминал. Как он там? Где живёт? На чём катается? Мне это было неинтересно. Учёбу он забросил. В университете, со слов его однокурсников, он по прежнему числился, но занятия не посещал. Да и зачем? У него, теперь, такой покровитель - не в сказке сказать ни пером описать. С Платоном Ивановичем он горы свернёт и богом станет. Президенты в шеренгу выстроятся, чтобы только прикоснуться к его величеству.


В новогодние праздники я не удержался и посидел вместе с однокурсниками в кафе. Много пили, ели и неожиданно я почувствовал себя плохо. Сославшись на самочувствие, я побежал к себе, в общагу. Жил, в то время один, соседи разъехались по домам. Едва успел в туалет, где меня тут же вырвало. Обессиленный я дополз до своей кровати и тут у меня снова случилось странное реалистичное видение. Я увидел себя на торжественном приёме в доме Платона Ивановича.


Я гулял по большому ярко-освещённому залу, возле стен, по периметру, стояли длинные столы и толпа гостей: мужчин и женщин в маскарадных костюмах развлекали себя беседами и лёгкой закуской. В центре зала играл целый оркестр. Человек тридцать, не меньше. Дамы сверкали украшениями и дарили окружающим белозубые улыбки. Мужчины, все как на подбор, в строгих чёрных костюмах и в масках различных зверей пробовали со столов различную закуску и обменивались впечатлениями. На меня никто не обращал внимания. Тело моё, словно бы пропало.


Незримый я ходил между гостей, слушал их разговоры, но толком не мог понять о чём они говорят. Вроде бы и по русски, но в тоже время и нет. Я не мог уловить ясно ни слова. Я отошёл к столам и увидел на них множество разных блюд, среди которых узнал и те, которыми меня и Макса потчевал лично Платон Иванович.


Больше всего меня поразили официанты прислуживающие гостям.


Они были без масок. Бледные юноши и девушки в униформе. Они, с отсутствующим взглядом, механически наполняли бокалы шипучим светлым напитком из деревянных бочек, но прежде чем отдать гостю они вырывали щипцами у себя зуб, опускали его в бокал и только после завершения такой жуткой процедуры предлагали напиток.


Они безразлично улыбались, а по их красным распухшим ртам стекала кровь. Среди них, я узнал парня подвозившего мне инструменты. Такое впечатление, что ему было всё равно, где он находится и зачем рвёт свои зубы на потеху гостям. Гости воспринимали зубы в бокале как должное. Они выпивали напиток и проглатывали зубы оставляя на столах пустые бокалы. Я обратил внимание, как один из гостей в маске указал на лицо официантки и она безропотно вырезала ножом собственный глаз добавив его в напиток. Он принял бокал из её рук и отошёл от стола, а она осталась стоять, замерев и не обращая внимания на стекающую по её лицу свежую кровь.


Где то глубоко в душе мне показалось такое странное поведение официантов правильным и даже логичным. “Желание гостя - закон для хозяина” - каким бы жутким и неприятным оно не было. Или это кто-то мне произнёс на ухо шепотом?


Оркестр пропал. Музыка стихла. Все гости разом повернулись и посмотрели в центр где сейчас стоял удивительно высокий Платон Иванович в чёрном плаще. В руках он держал маску с длинным птичьим клювом, а рядом с ним был Максим. В белом с иголочки дорогом костюме. Мой бывший друг и напарник выглядел растерянным. Он вжимал голову в плечи и глядел себе под ноги.


Платон Иванович начал говорить.


— Дорогие и любимые мои гости! Мы ждали этот великий момент несколько лет! Сегодня, я рад вам предложить нового кандидата в члены нашего маленького клуба гастрономов и дегустаторов. Этот момент очень важен и для него, и для всех нас. Сумеет ли он проявить себя, достоин ли он быть на вершине пищевой пирамиды? Вкушать все прелести божьего вкуса и замысла? Постичь истинное величие и право называть себя — Человеком?


Максим ещё сильнее потупился. Гости зааплодировали. Платон Иванович надел маску и ободряюще приобнял его.


— Максим! Мы дадим тебе - всё что ты пожелаешь! Любая твоя прихоть будет исполнена! Деньги! Слава! Высокая должность! Любая красавица будет жаждать твоего внимания! Готов ли ты вступить в наш клуб и доказать всему миру — чего ты стоишь?


— Да...Хочу… — смущённо выпалил мой бывший друг.


— Прежде, чем мы тебя примем, должен свершиться древний ритуал. Все, в нашем клубе, через него проходили. Это своего рода - “Инициация”. Как у племён Южной Америки — мальчик должен доказать, что он становится мужчиной. Я готовил тебя к нему всё это время. Каждая порция божественных блюд, на ступеньку приближала тебя к этому удивительному волшебному таинству.


— Вы меня… Чё? — простонал Максим.


— Сейчас увидишь! Не бойся - это не слишком больно! — пообещал Платон Иванович и пока Максим соображал, что к чему, он ударил его кулаком в живот.


Максим упал и покатился по полу. На него налетели несколько гостей и начали пинать ногами. Он закрывал руками лицо, пытался защитить живот, плакал, но его не оставляли в покое. Я отстранённо наблюдал за тем как его избивают. Тот же невидимый голос подсказывал мне, что всё это не просто так, и от Максима чего то пытаются добиться. Вокруг него появилось серебристое сияние. Оно становилось всё сильнее и ярче. Максим засиял, а ещё через секунду в зале появились тысячи серебристых бабочек.


Гости оставили Максима в покое и с радостными криками бросились их ловить. Откуда - то появились сачки. Бабочки кружились вокруг Максима так, словно пытались защитить его, но их подстерегали и ловили прямо голыми руками. Тут же, на месте, их ели. Бабочки, судя по всему, были очень сочные. Во все стороны брызгал серебристый сок. Одна из бабочек уселась мне прямо на нос и я от неожиданности хлопнул себя по лицу ладонью. И очнулся.


Я лежал на полу в своей комнате и дрожал от холода. Сходил, умылся. От алкоголя и отравления не осталось и следа. В животе урчало от голода. Сколько прошло времени? Что это был за сон? И сон ли это был вообще? Я ничего не понимал. Вернулся к себе и тут зазвонил телефон. Посмотрел на номер и даже не удивился. Звонил Макс.


Я поднял трубку.


— Тёма выручай! Помоги мне, брат! Я только тебе одному могу довериться! — услышал я.


— Чего ты хочешь? Денег не дам, — машинально ответил я.


— Да какие деньги. Спрятаться мне надо. Ты не представляешь, что у Платона в доме происходит!


— А что происходит? Бабочки летают?


Максим поперхнулся, но опомнился очень быстро:


— Это не бабочки. Они живые, разумные существа. Они их едят и заставляют меня. Помоги мне!


— Не верю.


— Я тебе сейчас фотку, на “Вайбер” пришлю. Он нас кормил. Подселил паразитов. В каждом из нас, червяк. Этот червяк, тоже разумный. Они идут на его зов. Платон их потом жрёт и продаёт другим. Я, теперь, у него, как приманка для них.


— Неее, ты теперь не нашего круга. Ты - элита. Бабы, деньги, рок-н-ролл. Ты же, так этого хотел? Платон Иванович, тебя, никуда не отпустит. Наслаждайся сбывшимися мечтами!


— Дурак! В тебе, тоже червяк есть. Ты следующий!


— Мой - сдох. Врачи не смогли спасти. Такая потеря, — злорадно сообщил я.


— Хотя бы забери меня из особняка. Не могу я на такое смотреть. Я заплачу - сколько скажешь! — взмолился он.


— Я подумаю, — ответил я и положил трубку.


Ехать, забирать Максима, мне очень не хотелось. Я задумался. Да, он предатель и гад, но заслуживал ли он такого отношения? Ведь мы дружили и когда с ним произошла беда он первым про меня вспомнил. У него и друзей, кроме меня и не было. Тут я увидел фотографию, которую он мне прислал. Живот скрутило от боли.


Там была изображена миниатюрная женщина с стрекозиными крылышками. Нет, не женщина, но очень похожее на неё насекомое. Нет! Мои глаза обманывают меня — это было очень родное и близкое мне существо.Оно было прекрасно. Меня словно ударило током, а потом ещё раз и ещё. Они их ели?!! Этих прекрасных маленьких женщин?!! Этих волшебных фей?!! Чудовища — они их ели живьём! Скрипя зубами от ненависти, я решил спалить этот чёртов дом вместе с его обитателями. Они ещё там, я был в этом уверен. Нужно спасти моих фей, сколько бы их не осталось. Я быстро оделся, выбежал на улицу и сел в машину. Пока она прогревалась я уже составил чёткий план. Макса нужно убить. Он не достоин моих красавиц. Голос в моей голове подсказывал — Оберон должен быть только один!


К дому Платона Ивановича близко было не подобраться. Дорога была перекрыта. Тревожно кричали пожарные машины, полиция отгоняла прохожих. Дом горел. Я бросил свой автомобиль и на негнущихся ногах пошёл к нему. Огонь горел ярко, сердце от боли рвалось на части. Усталый полицейский грубо оттолкнул меня с глупым видом идущего напролом. Он не понимал мою боль. Я не мог уйти. Плевать мне было на сгоревших в доме людей — там, сейчас гибли в мучениях мои прекрасные феи. Я отошёл к машине и мою голову посетила мысль — разогнаться и на скорости протаранить толпу. Смять всех на своём пути. Уничтожить. Я только хотел сесть за руль, но меня кто-то ухватил за ворот куртки и дёрнул развернув в другую сторону. Я увидел перед собой мужчину в маске чёрного зайца. В его глазах отражалось зарево пожара. Он смотрел прямо на меня. Он казался мне знакомым. Словно дальний, далёкий родственник, но я не понимал - откуда?


— Теперь, я понимаю откуда всё началось, — произнёс он.


— Я знаю вас. Вы…


— Это неважно, — перебил он меня, — забирай её и уезжай отсюда.


Он протянул мне фею. Одну единственную. Завёрнутую в платок, замёрзшую, но всё ещё живую. Мою красавицу.


Я бережно принял её и осторожно засунул за пазуху в свою тёплую куртку.


— Спасибо!. — попытался поблагодарить его я, но человек в маске чёрного зайца пропал. Кроме меня на этой стороне улицы никого не было. Да мне это уже, всё равно. Важна - только она. Моя красавица. Моя красавица...

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
28

Рассказчик

Есть мир, в котором рассказчики ценятся. Там, где каждая история ожидается, чуть ли не с благоговением. Его обитатели ценят красоту литературных пассажей, мелодичность сочетания слов и звуков, их волнуют затейливые сюжетные линии. Эти люди собираются у костров раз в три дня, чтобы услышать новое произведение, которое не уйдет из их жизни больше никогда, так и останется в голове крутиться теплым воспоминанием. Дети мечтали быть рассказчиками в этом мире, родители ужасались такой перспективы. Они знали, они видели, что рассказчики проживали в момент «рождения» истории. И хоть это неведомо самим сказителям, все остальные лицезрели правду.

***

Андрей проснулся в плохом расположении духа. Он не писал ни строчки вот уже третий день. Все не ладилось. Проспал будильник, точнее проснулся, увидел время и завалился опять. На улице был то ли дождь, то ли снег – не самое приятное утро. У него часто были такие состояния, когда жизнь - не мила. А мир представлялся серым и неприветливым. Ругань то и дело проносилась в его уме, долетая иной раз и до уст. Он пытался себя успокоить. Сказать, что это на один только день, что за ночью всегда наступает утро и, что очень может быть, завтра появится солнце. И будет легче. Но сегодня легче не было. Неприязнь к миру, к себе, только назревала еще сильнее в груди Андрея. Чувство какого-то отвращения к окружающим, ко всему. К ветру на улице, звукам, птицам, мир был враждебным местом для пребывания в такие минуты для парня 23 лет.

Сегодня тот день, день сказа. Его работа, то за что он получает деньги и может жить, ни в чем не нуждаясь. Таких как Андрей немного, они отбираются еще в детстве. Способность в литературе и родном языке приветствуется. Обычно это очень одаренные дети, с ярким воображением и неудержимым желанием если не учиться, то познавать новое. Они поступают после отбора в академию сказителей, где проходят помимо стандартных предметов по словарю, драматургии еще и ораторское искусство. Они не пишут, они рассказывают, самое главное для них - выступления.

Каждые три дня Андрей заходит в павильон, c деревьями, скалами, песком, шелестом листвы под ногами. Где слышен прибой бушующего моря, где есть палатки и обязательно - костер. Он всегда выбирает именно эту декорацию для работы. Бревна, расставленные вокруг пылающего огня. Истории у костра для детей и взрослых, всех желающих, только оплатите у входа несколько рупий и добро пожаловать.

Андрей не знал - любит он свою работу или нет. Он никак не мог понять этого. Ему то и дело казалось, что каждый, кто приходит послушать его тоже может поведать историю. Он даже подбадривал малышей – самим когда-то стать рассказчиками, но их быстро уводили почему-то ошарашенные родители. Будто он особенный и прокаженный одновременно. Было в глазах слушателей восхищение, и вместе с тем присутствовала какая-то жалость.

Андрей зашел в гримерку. Там сидел Асан. Они какое-то время разговаривали за чаем. Оба рассказчики, Асан занимал соседний павильон, он из тех, кто рассказывает истории у камина в уютной гостиной.

- Не вздумай писать, - в который раз проговаривал Асан, - ты же знаешь, что если начнешь, то потом не остановишься. И все! Они узнают, они обязательно узнают. Слышал, как Данила забрали на прошлой неделе?! Слышал?

- Да, да, успокойся!

-Так, какого же ты черта это делаешь?

- Я не знаю, ты слышишь, не знаю, - Андрей схватился за голову, - мне как будто с каждой строчкой легче. Ты понимаешь?

- Нет, и не собираюсь. Тебе легче от работы, так? После рассказа, здесь в павильоне?

- Да.

- Ну, вот, че ты еще хочешь?

- Почему нам нельзя писать? Почему мы не можем быть самостоятельными в своем творчестве? Ты никогда не думал об этом?

- Думал и решил, что моя жизнь дороже всех этих вопросов.

- Я хочу писать.

- Ты умрешь за это.

Собеседники молчали. Асан моментами громко хлебал чай из кружки.

- Я их не дописываю, истории, они все незавершенные. У меня все под контролем.

- Это тебе кажется, что под контролем, ты сорвешься. Они всегда приходят только, когда история закончена.

- Ты видел рукописи?

- Их никогда нет после команды зачистки.

Андрей смотрел себе на руки. В последнее время он стал чаще их мыть, чтобы скрыть следы чернил. Это было уже нервное. Он не ученик, руки в пасте могли вызвать вопросы. Но парень их мыл, даже если там ничего не было. Снова и снова, с мылом, ополаскивая под струей горячей воды.

Андрей и так рисковал, разговаривая с Асаном. Он боялся сомневаться в своем однокашнике, но еще больше он подозревал, что их подслушивают, за ними следят.

Вечером перед выступлением он отчаянно пытался отвлечься, чтобы куски разговора с Асаном под видом беседы персонажей не проскользнули в его повествовании. Он пытался сосредоточиться на учебной литературе, нахвататься фактов про древние миры и цивилизации, про животных, китов, слонов – тех, кого больше нет рядом. Андрей любил вспоминать забытые вещи, он как будто мысленно стряхивал пыль с любимых статуэток и показывал их слушателям. Он почти физически ощущал эту пыль, в носу инстинктивно что-то блокировалось, чтобы спертый воздух не попадал в легкие. Где-то глубоко в сознании парень еще осознавал, что это только его воображение, что он сидит перед людьми, раздается треск бревен костра, но он все равно все чувствовал. Горло сжималось, словно там ком. Тут главное не останавливаться и рассказывать. В такие моменты он закрывал глаза и видел перед собой толпу из идей, образов, героев, все они смотрели на него в ожидании своей очереди. А ему так хотелось с ними поближе познакомиться. И избавиться, наконец, от них. Вынуть из своей головы, чтобы стало хоть немного легче. Андрей выбирал одну тень из своего воображения, дымку, какое-то облако чувств, ассоциаций, воспоминаний и рассказывал историю. Шаг за шагом герой обрастал миром вокруг него, семьей. Или же он одинок, также, как и автор? У него появлялась цель, друзья, работа, он становился живым, пластичным. Андрей видел героя своим внутренним взором, и он чувствовал, что финал уже приближается. Он не понимал какой, все было еще затянуто дымкой, но конец был близок. Финал стал еще одним зрителем истории в голове рассказчика. Стоял в стороне, ожидая своего часа, когда он может забрать героя из мыслей сказителя, отделить автора от истории, от бесконечности в которой они утопают. Освободить их обоих. Андрей боялся этого присутствия финала, когда история только набирает обороты, когда герой спасает принцессу, или выигрывает чемпионат. Будет ли это жестокий финал или хэппи енд? Красота историй в их мимолетности. Они напоминают слушателям о быстротечности своей собственной жизни. Что это только момент. Андрей любил свою работу. Она была для него всем – и страхом, и болью, и любовью. Он не представлял свою жизнь без всех этих героев, образов, идей, существ в его голове. Они постоянно напоминали ему о себе, они стучались, кричали, настаивали на своей свободе. Он только автор, он им не бог, Андрей здесь скорее слуга.

Слушатели в какой-то момент рассказа заметили зеленое свечение в груди сказителя. Парень совсем уже забылся, уносимый приключениями своего героя, взгляд у него был пустым, он будто и не находился в этом павильоне, а носился где-то там в никому неведомых мирах. Взрослые четко понимали, что часть Андрея отсутствовала, и были этому рады. Говорили, что рассказы, их появление, приносит боль сказителям. Увлекательность самой истории, действует как анестезия. Дети были отвлечены сюжетом. Их глаза горели не меньше, чем у самого рассказчика. Но когда появилось свечение, многие из них ухнули и затаили дыхание. Они знали правило номер один – не прерывать рассказчика. История продолжалась, ласкала ухо своими переливами. Некоторые почувствовали, как мурашки пробежались по коже. Девушки прослезились, подростки ждали главного – «рождение истории», для них это была самая увлекательная часть. Через мгновение они увидели, как свечение было уже в горле Андрея. Он начал запинаться, голос охрип, но рассказчик не останавливался. Спотыкался, но бежал дальше по своему сценарию, который тут же складывался перед его мысленным взором.

Зеленое свечение появилось во рту говорящего. Слушатели замерли. К собранию вокруг костра подошли люди в белых непроницаемых костюмах, в шлемах. В руках одного из них была прозрачная коробочка. Андрей не замечал пришельцев. Все остальные знали, что так и должно быть. Сказитель замер, глаза широко раскрыты, все тело его напряглось как струна, изо рта появились светящиеся зеленые паучьи ноги, они оперлись на подбородок и нос Андрея и вытянули тело паука. Еще одна история появилась на свет. Аранея. Люди в костюмах осторожно сняли паука с лица сказителя и поместили в коробочку. Развернулись и ушли. Все остальные замерли на своих местах, в ожидании, когда придет в себя рассказчик. Тот не стал заставлять себя долго ждать и через мгновение расслабился, даже как-то обмяк в кресле. Начал испуганно озираться на окружающих. Андрею было легче, это вязкое чувство в груди, с которым он сегодня проснулся, куда-то улетучилось. Он мог спокойно дышать, чувствовать мир вокруг себя, запахи, видеть людей, их взгляды. Его не покидало чувство, что они знают то, что ему недоступно. Но тепло и облегчение волной прокатились по его телу, рассеивая мрак и паранойю в его мыслях. Он мог улыбаться, жить. Когда Андрей прощался со слушателями, хотел предложить школьникам стать рассказчиками, но не стал, что-то его остановило.

***

На следующее утро Андрей не выдержал. Так не должно было произойти. Чувство легкости после выступления обычно держится два дня, а тут - он проснулся в состоянии хуже, чем вчера. Ему срочно нужно было что-то с собой сделать. Не было сил даже встать с постели. Вся тяжесть этого мира, словно обрушилась на него. Это все сны. Во снах он видит истории, законченные, яркие, красочные, невероятные и просыпается от них разбитым. Он готов был все, что угодно отдать, чтобы его отпустило. Андрей увидел блокнот и ручку на полу у кровати. Он начал писать и так не смог остановиться. Да он и не хотел этого делать. А зачем? Он может от них всех из своей головы избавиться. Один за другим вывести их оттуда, чтобы уже не слышать эти голоса, упреки, споры, угрозы. Он жаждал тишины. И она его накрывала своим теплым одеялом. Он выливал все из себя, одно за другим, персонажи, диалоги, герои, образы – все выходило. Только напряжение росло, тело было заряжено будто электричеством. Он замер. На свет появилась история. Аранея вышла изо рта хозяина. Тот оказался без сознания.

В комнату зашли люди в белых костюмах.

- Жаль, парня, исписался, - пробормотал один.

Второй взял прозрачную коробку и погрузил туда паука.

- Этого нам хватит, чтобы три недели освещать весь район.

- Теперь из него все соки высосут, он же за письмо бабушку родную продаст.

Зашли еще двое в костюмах.

- Забирайте его.

Андрея вынесли на носилках из комнаты. Один из команды зачистки забрал листки, исписанные неровным почерком парня. Он тихонько прикрыл за собой дверь, чтобы не побеспокоить соседей.

Рассказчик Фантастика, Ужас, Рассказ, Авторский рассказ, Триллер, Длиннопост
Показать полностью 1
33

Лифт в преисподнюю. Глава 59. Звуки пустоты

Предыдущие главы


Маша чихнула и оросила всё вокруг чем-то чёрно-кровавым.


— Ух, — в носу и горле жгло.


«Может, от дыма, которым пахнет всё сильнее?»


Медленно подняла лицо. Различила расплывчатую фигуру. Проморгала слёзы.


Страх.


Её руки дрожали. Но страх захлестнул другого человека...


Саша, не спуская глаз с женщины, сделал шаг назад.


Потом ещё один.


И ещё.


Оказался у выхода из комнаты на кухню. Посмотрел в дверной проём.


Вернул взгляд к Маше. Нахмурился, как будто успокаивал что-то внутри себя. Протянул руку в другую комнату.


Взял что-то.


И бросил Маше.


Полотенце.


Тоненькое кухонное полотенце.


Вафельное.


— Такое ощущение, что я простудилась, — сказала, чувствуя огромное облегчение. На секунду показалось, что осталась брошенной, ненужной. Одной.


Саша покивал, не отрывая от неё взгляда. Потом, поняв, что Маша всё ещё смотрит, добавил, словно оправдываясь:


— Ты валялась там на земле. В этих кустах. Конечно, могла простудиться... Плюс иммунитет...


Грустно вздохнула.


По щекам скатились слезинки.


Сашино избитое лицо открывало новую глубину бледности. Синяки и ссадины становились всё заметнее.


— Я столько всего не успела, — Маша окинула взглядом комнату. — Слишком много откладывала. Саму себя откладывала. На потом. Я человек, отложенный на потом.


Покачала головой.


Её лицо несколько раз пыталось искривиться гримасой рыдания, но боль от ран и побоев помешала. Поэтому Маша всхлипывала, хотя внешне оставалась почти бесстрастной. Онемевшей.


Странное зрелище. Наверное, так пускают слёзы актёры в безымянных мелодрамах на госканалах. Как-то неестественно. Капли из глаз есть, а эмоций нет. Но Саша понимал, что женщина перед ним плачет настолько по-настоящему, как не смог бы никто другой.


И он знал, почему она плачет.


И молчал. Никакие слова тут не будут к месту.


Всхлипнув. Или даже взрыднув, прошипела:


— Грёбаные америкосы.


У Саши тоже защипали глаза. Засвербило горло. Шмыгнул носом и отвернулся.


Сколько он здесь? Несколько дней? А как будто — огромный кусок жизни, который теперь заканчивается. Прямо сейчас.


Повернулся. Увидел жалкую, уставшую, с трясущимися от тихих рыданий руками Машу. Она стояла на коленях возле тазика и банок с бензином. И смотрела в своё прошлое.


Будущего нет.


Будущее всегда, почти всегда — лишь гипотеза. Но сейчас они оба понимали, какое оно у Маши.

Только не знали, сколько до его наступления осталось шестидесятисекундных отрезков.


— Ладно, — шмыгнула носом и вытерла лицо рукавом. — Надо быть мужиком. Большую часть этой жизни всем нам надо быть мужиком. Эх...


Саша разрывался внутри.


Так хотелось что-то сказать. Как-то поддержать, чтобы она понимала — ему не всё равно. Но слова находились всё какие-то дурацкие.


Да ладно, что уж, тупые были в голове слова. Плоские фразочки, вставленные в память из попсовых фильмов. Хлорированные. Бесцветные. Какие-то не наши.


Ничего не значащие словосочетания.


Звуки пустоты.


«Господи, даже в собственной голове ничего своего нет. Мы все внутри собраны из этих тупых фильмов. И каждый оставляет в нас что-то тупое. А сколько мы смотрим их за всю жизнь? Кто тупее — тот, кто снимает тупой фильм, или тот, кто его смотрит? Курица, цыпленок или яйцо? Может, сковородка?»


Саша тряхнул головой, чтобы избавиться от противных мыслей и пошатнулся. Маша удивлённо посмотрела:


— Ты чего?


Натянуто улыбнувшись, покачал головой: всё в порядке.


Ну не знал Саша, что делать! К такому людей готовят годами. А он всё своё лучшее время ходил на тупую работу, смотрел тупые фильмы, мемы и... всё. И Маша, видимо, тоже. Они оба — люди, отложенные на потом. Только его, вроде как, вся эта зараза не берёт. Да и не покусали в этот раз. А ей — не повезло.


«Но что делать теперь? Может, надо её убить? Ведь тропинка к превращению в «первого», судя по всему, уже протоптана. Пока не поздно...»


Саша снова тряхнул головой и вывалился из транса.


— О чём ты там таком думаешь? — с лёгкой тревогой спросила она, взглянув в ошалевшие глаза.


— Ни о чём, — ответил испуганно, а сам подумал: «Я уже один? Сам за себя? Или мы ещё вместе? Или уже враги? Надо убираться отсюда как-то что ли...»


— Надеюсь, ты там не прикидываешь, как меня завалить? — недобро улыбнувшись спросила Маша. Её тело передёрнула короткая, но сильная судорога, выдавившая из лёгких тихий хрип. Женщина тревожно, как будто прося помощи, посмотрела на Сашу.


Он промолчал. Словно не услышал. Потом, когда отвечать было уже слегка поздно, выдавил:


— Нет, конечно.


Маша опустила глаза.


— Ладно. Надо попробовать провернуть мою маленькую затею. Башка трещит, не могу…


— Поискать таблеток? Может, от простуды что-то?


— Да, было бы… неплохо.


***

Саша вышел в другую комнату.


Отпустило.


Не заметил, как все его мышцы словно одеревенели от напряжения.


«Ещё можно ей доверять? Или она уже думает, как меня сожрать? Но если она думает, то значит всё ещё существует, как человек?»


***

Когда Саша ушёл, слёзы из её глаз потекли сильнее.


«Чёртов трус. Начал прикидывать, как ему меня завалить. Но я уже убита! Зачем меня убивать?»


«Что я могу сделать такого? Загрызть его? Но пока… вроде пока не хочу. Полежать бы, поспать. Температура у меня что ли? Господи, ну зачем, зачем я туда пошла...»


***

Спасаясь от вселенной кипящего пламени, «Тот» всё царапал и скрёб дверь. Удачная комбинация из движения пальцев, применённой силы и точки её приложения помогла оттолкнуть вертикальный металл от стены дома. И появилась щель.


«Первый» на удивление ловко вставил в проём пальцы. Снова затрясся будто от возбуждения. Просунул руку глубже. Ещё глубже. Сделал движение локтём и раскрыл дверь шире. Схватившись за стену внутри подъезда, «Тот» попытался втянуть себя внутрь. Но упёрся плечами в дверной косяк и саму дверь. Голова внутри, туловище снаружи.


Тянул-тянул, а втянуть себя не смог. Истерично зарычав, «бывший» начал яростно мотать головой в стороны. И ударив черепушкой со всей силы о металл двери, распахнул её почти наполовину.


Его несгнившие мышцы будто этого и ждали. За какие-то секунды втянули тело наполовину внутрь.


Но дальше проход был закрыт.


Завален.


«Тот», у которого целой осталась только одна лапища, начал ей скрести по устроенной Сашей баррикаде.


Он не знал, не понимал, не помнил, а чуял, что нужно туда. И что туда можно попасть.


Сок манил его. Заставлял отравленные заразой члены совершать согласованные действия, бессознательно закреплённые когда-то давно. Не понимая. Открывать двери. Ломать тонюсенькие стенки тумбочек. Выбивать головой из них выдвигающиеся ящики. Протискиваться внутрь. Ползти дальше. Скручиваться, бешено извиваться, чтобы сбросить с себя завал. Рвать зубами то, что ими не рвётся.


И оказаться внутри. Увидеть тёмные, холодные бетонные ступени.


Ведущие в страну сока.


***

Сзади за дверью осталось ещё трое «бывших». Затасканная одежда прикрывала лишь некоторые части тел. Чёрные от грязи. Худые. И израненные. Но из старых ран не сочилась кровь.


Они не входили внутрь. А лишь смотрели на дверь. Огонь стал подбираться всё ближе.

Показать полностью
188

Египетская сила.  (4)

Окончание. Сначала:

Египетская сила.  (1)

Египетская сила.  (2)

Египетская сила.  (3)


Сергей с Андреем вновь сидели за столом в шатре, и с нескрываемым интересом смотрели на незнакомца, повергшего в ужас две древние армии.

«Да кто он такой? Неужели правда бог подземного царства?» - терзали вопросы Сергея. Но незнакомец не торопился рассказывать о себе, он налил себе в кубок вина, отпил, и отломил кусок лепёшки:

- В Чени, возле храма Исиды, живёт один пекарь. Узнаю его хлеб, кажется он лучший в Египте. Не пробовали?

Сергей, облизав пересохшие губы, ответил:

- Да, ничего. Вкусно.

- Хорошо, отвечу на некоторые вопросы о себе, дабы разрядить обстановку, - присаживаясь, сказал незнакомец, - Спрашивайте.

Андрей, теребя в руках край ткани покрывающей стол, спросил:

- Вы кто такой?

- Анубис. Вообще-то моё имя - Шерад, но египтяне пренепременно настаивают на Анубисе. Переубеждать их не будем. У вас всё?

- Ну уж нет... - вставил Сергей, - вы правда... Ну, из под земли?

- Хм... - улыбнулся Шерад, - я люблю поверхность не меньше вашего. Давайте я добавлю подробности несколько позднее? Честно говоря, я догадываюсь кто вы, и откуда; есть у меня небольшой дар... Но всего я не вижу. Расскажите подробнее: как вы сюда попали?

Андрей с Сергеем, примерно с полчаса рассказывали об обстоятельствах их появления в древнем мире. Всё, начиная с самого утра, перед туристической поездкой в Луксор, и до самого момента появления здесь Анубиса-Шерада. Их новый знакомый несколько раз вставал и нервно ходил вдоль стола, но рассказчиков он ни разу не перебил. Когда пришельцы наконец умолкли, закончив своё повествование, Шерад задумчиво произнес:

- Пять тысяч лет... Немыслимо! Я и не знал что пирамида на такое способна.

- Какая пирамида? - удивился Андрей.

- Не такая, какие появятся здесь лет через пятьсот. Она гораздо меньше... Примерно вот такая, - развёл руки на полметра Шерад.

- Повторю: там была большая плита, треугольная, со стороной, ну как бы вам сказать - если положить в длину три-четыре человека, - объяснил Сергей.

- Да понятно, я же с братом Осирисом и сделал эту плиту. Пирамида под ней. Вы не смогли их найти, так как сейчас они закопаны.

Два друга обрадовано вскочили на ноги.

- Она и сейчас там? Серёга, мы сможем вернуться домой! - весело хлопнул своего товарища по плечу Андрей.

- Погодите, не всё так просто. Нужно ещё разобраться с механизмом перемещения во времени. Я пока понимаю всё достаточно отдалённо, - Шерад снова присел, жестом приглашая двоих пришельцев сделать тоже самое.

- Как... Откуда появилась эта пирамида? Может быть мы вместе сможем разобраться? - с надеждой спросил Андрей.

- Давайте... Но я начну с самого начала. Мы с моим братом родились две тысячи лет назад, в одной рыбацкой деревушке, расположенной в Верхнем Египте. Самой страны, как таковой, ещё не существовало, и весь египетский народ был достаточно разрознен, делясь на родоплеменные сообщества. Но сейчас не об этом.

Жили мы очень бедно, работали, изо дня в день помогая отцу с ловлей рыбы, и дальнейшей меной её на другие продукты питания или материалы для снастей. На жизнь еле хватало. Когда нам исполнилось по двадцать лет, отец сказал нам, что мы теперь готовы жить самостоятельно, и он хочет чтобы мы пересекли пустыню и дошли до одного селения на восточном море. Только там можно было добыть большой улов. И стать относительно обеспеченными людьми. И вот, в один прекрасный день, мы пошли с братом на восток. Шли с утра до вечера, и дойдя до холмов, рассекающих пустыню надвое, остановились на ночёвку. Когда уже наступили предрассветные сумерки нас разбудил страшный шум. Открыв глаза мы увидели огромный чёрный круг висящий над пустыней. Оттуда вырывались полчища каких-то чудовищ... Мы думали что от страха у нас остановятся сердца. Мы боялись дышать - в страхе, что нас заметят. И тут с неба стала падать звезда. Она росла прямо на глазах, всё больше и больше увеличиваясь в размерах. Через несколько мгновений стало понятно: что это не звезда вовсе, а какая-то металлическая лодка. Это был небесный корабль. Из его корпуса стали бить на землю нестерпимо яркие лучи. Они начали настигать чудовищ, разрывая их на куски силой своего сияния. Ужасные твари стали разбегаться в панике, но их конец казался неминуем. Многие, спасаясь, снова исчезали в пропасти чёрного круга. Корабль подлетел совсем близко, казалось что кроме неведомых тварей он хочет сжечь ещё и этот вход в проклятый мир. Секунда - из из чёрного чрева вырвалось гигантское щупальце, напоминающее своими сегментами ногу большого насекомого. Оно ударило по кораблю и он загорелся. Щупальце исчезло в черноте отверстия, и вместе с ним исчез и сам этот дьявольский круг, оставив горящие и постепенно рассыпающиеся в пыль тела существ. Но корабль был сильно повреждён. Кружась и снижаясь - по спирали, он сильно ударился о поверхность пустыни, полыхнуло море пламени.

Мы с братом не отрывали взгляд от всего происходящего. Было страшно, но пересилив себя, мы побежали в сторону корабля. Приблизившись, нам открылась картина ужасной трагедии: между горящими обломками лежали изувеченные тела людей. Людей, так похожих на нас... Мы метались из стороны в сторону, надеясь найти выживших, но всё было тщетно. Когда надежды практически не осталось, мы услышали слабый голос, раздававшийся из-под одной железной плиты. Приподняв её, мы увидели сильно израненного человека - он что-то говорил нам, но мы его не понимали, было слышно только слово «Ра». Он стал указывать нам на один ящик, ну нам показалось что это был ящик. Когда мы его открыли, то увидели внутри чёрную пирамиду. Она блестела, словно была сделана из стекла, и внутри неё мерцал золотистый свет. Переглянувшись с братом, я нагнулся, для того чтобы вытащить пирамиду - человек с неба скорее всего просил ведь, чтобы мы ему принесли её. Как только я её коснулся, произошла вспышка, и меня поглотило ужасное чувство - как будто бы меня разорвало на мелкие кусочки. Свет, исходящий изнутри пирамиды, стал светить сквозь мои руки, ещё немного и я бы точно умер... Только потом я узнал, что брат оттолкнул меня от неё, но и сам попал под действие её лучей. Мы провалились в небытие. Когда мы очнулись, человек с неба уже был мёртв...

Потом выяснилось, что у нас появились весьма необычные способности.

- Какие? - не выдержал Андрей.

- Ну...кхм... Кроме понимания всех языков, например - как у вас и у меня, появилась способность немного видеть будущее, менять форму тела, и ещё кое-что, по-мелочи... Бессмертие - почти, - ответил Шерад.

- Неплохо... А что же было дальше? - всем видом излучая нетерпение, спросил Сергей.

- Похоронив погибших, мы закопали ящик с пирамидой. Потом продолжили свой путь. Поселившись в посёлке у моря, мы попытались жить нормальной, обычной жизнью простых рыбаков. Но у нас это не получилось. Люди вскоре узнали о наших способностях, и многие захотели нас убить. Пришлось... Нам с братом пришлось довольно жестоко их наказать... Те кто выжил объявили нас богами. Мы постарались их в этом переубедить, но к сожалению, всё было напрасно. Они хотели верить, и они верили. Немного подумав, мы решили это использовать: ведь всё-таки мы любили наш народ и нашу страну. Через несколько лет мы с Осирисом разделились: он отправился в Нижний Египет и начал постройку города Буто, после того как объединил множество живущих там племён. Я сделал аналогичное, построив Чени в Верхнем...

- Вы уж извините, но об этих временах практически ничего не известно, - вставил Андрей.

- Да, ничего. Слишком большая пропасть времени разделяет нас с вами, - плеснув себе ещё немного вина, сказал Шерад.

Сергей поднялся, и размяв затекшие ноги, спросил:

- Значит вы стали первыми фараонами Верхнего и Нижнего Египта?

- Тогда не было таких названий, но в целом вы правы.

- Но вы рассказали нам ещё не всё, ведь правда?

- Конечно, рассказать всё, что прошло за последние пару тысяч лет - вот так быстро, не получится. Но обозначу одно из главных событий - мы оставили власть, передав её другим людям.

- Но почему? - Андрей явно с жадностью, присущей всем исследователям, ловил каждое слово, сказанное человеком превратившимся в легенду.

- Пресытились. Надоели горы лести и лжи. И ежечасные просьбы о том, чтобы выбить для себя на «небе» место получше... Доходило даже до массовой истерии. В общем, сказав всем что нас вызывает Ра, мы скрылись, ушли, растворившись в толпе простых людей. Но мы не стали бренно влачить своё существование, валяясь где-нибудь на пляже. Мы сосредоточили все свои силы на изучении свойств загадочной пирамиды. Первым делом мы решили, скажем так, «обратить» своих знакомых - порядочных людей, которые нам помогали в те времена когда мы ещё были у власти. Решив, что для страны так будет лучше, если таких как мы с братом, станет больше...

- Получилось? - спросил Андрей.

- Нет. Они все погибли, только дотронувшись до пирамиды.

- Но почему же? - удивлённо воскликнул Сергей.

- Мы с братом на этом не остановились. Мы накрыли пирамиду огромным треугольным камнем. Осирис смог передать камню энергию пирамиды - так он хотел ослабить её влияние, и сохранить жизни всем тем кто подвергнется испытанию. И предохранить людей от смерти - сочетанием некоторых слов: всё для того чтобы никто не погиб, когда нас с братом не будет рядом. Мы нашли ещё людей, достойных людей... Но к сожалению, они тоже все погибли.

- Ничего не понимаю, - снова встал из-за стола Сергей, - почему же вы выжили? И мы с Андреем?

- Я сам понял это только сейчас, - вздохнул Шерад, - вспомните, как это было у вас. Ты - Сертеп, или вернее - Сергей? Ты спас тогда Андрея. А меня оттащил Осирис. Только вдвоём, и только вместе... Хотя бы один должен быть готов отдать свою жизнь за друга или брата, и пирамида это чувствует. Больше у меня вариантов нет.

- Почему же вы с братом не переместились в прошлое, когда коснулись пирамиды? - спросил Сергей.

- Я думаю, что в вашем случае, было произнесено неверное сочетание букв. «Эхен Тотенра» - это «испытай меня полностью»... Нужно было сказать «Эхен Токе-Ра» - «сделай подобному Ра»... Вот пирамида и испытала вас, временем и... возможной битвой. Но способностями тоже одарила.

- Да уж... - с укором посмотрел Сергей на смущённого Андрея.

На некоторое время в шатре повисло молчание. Два друга, из будущего, переваривали полученную информацию. Наконец Андрей, повернувшись к Сергею, сказал:

- Если вернёмся назад, я подарю тебе спортивный мотоцикл.

- Зачем мне мотоцикл? - искренне удивился Сергей.

- Потому что только так ты сможешь убежать от моих благодарных объятий! Ты же спас меня, и теперь я твой друг навсегда! - разведя руки в стороны, и явно кривляясь, воскликнул Андрей.

- Так, ну хватит! - улыбнулся Сергей. - Всё, давайте дальше... Про эту пирамиду.

- А дальше... Мы отказались от этой затеи, и закопали пирамиду вместе с плитой. Установив для ориентира только тот каменный столб на плато...

Потом мы с братом снова разделились, и... С тех пор я его больше не видел.

Я пошёл дальше, путешествуя по миру и собирая знания у местных мудрецов. Воспоминания о том круге, и о тварях которые тогда вышли из него, не давали мне покоя. И вот что я выяснил за сотни лет: такое было не раз, и чёрный круг и корабль... Вечная битва. Тот корабль охранял нас. Не знаю кто его послал, но факт того, что теперь защитить нас будет некому, бросает меня в дрожь. Собрав информацию, я принялся за сложные математические расчёты - и к ужасу, пока всё происходит так как я и рассчитал: несколько мелких прорывов в Нубии а затем и в Мерге уже случились, и скоро настанет главный...

- Где? И когда? - почти в один голос заговорили два друга.

- Завтра. Вот прям на этом месте. В месте, где когда-то разбился корабль.

- Как-то странно, не находите? То что мы тут дружно все с вами собрались, прихватив с собой пару армий? - с сомнением сказал Сергей.

- Всё правильно, Сергей, - согласился Шерад, - я немного поправил мысли египетских и нубийских полководцев... Но и появление тварей, конечно, сыграло мне на руку. Всё для того чтобы все армии сегодня оказались здесь. Нам нужен каждый меч, каждый человек, способный драться... Я один не справлюсь.

- А мы? Наши мысли вы тоже поправили? - воскликнул Андрей.

- Нет-нет, что вы! Я сам до глубины души удивлён! Это действительно чудо что вы оказались здесь и сейчас... И я прошу вас - присоединяйтесь! Помогите нам в битве!

- А что там в будущем? Что показывают? Вы же видите?

- Смутно. Пока только - мрак, и картины всё время меняются. Так какое будет ваше решение?

Тяжело вздохнув, и посмотрев на Сергея, Андрей ответил:

- Поможем, чем сможем. Тем более что мы уже пообещали это людям. Хотя точно и не знали, какая здесь таится засада.

- Вот! Это самые лучшие слова, друзья мои!


Утром, на рассвете, стотысячная - объединенная армия, в полном составе стояла, повернувшись лицом на юг. Били тысячи барабанов, жрецы и колдуны сновали между рядов солдат обещая всем гарантированное счастье в случае смерти. Никто и не сомневался, настрой у всех был поистине боевой: ведь сами боги пришли им на помощь, а значит, у них всё получится.

Впереди армии стояли трое: Шерад-Анубис и два друга-туриста. Сергей с Андреем волновались как никогда: ещё бы, если они когда и думали о смерти - после перемещения их сюда, то сейчас, казалось, они даже почувствовали её дыхание.

Рано утром два друга уговорили Тутепа не быть рядом с ними во время битвы на самой передовой, тот, еле согласившись, обнажил свой клинок, и уверил их, что в бою он до них доберется. На том и порешили.

Сергей поднял в воздух несколько булыжников и запустил их по орбите вокруг себя и своих товарищей. Андрей создал столбы из пламени в небольшом удалении от людей - к огромной радости и неописуемому восторгу зрителей позади них.

- Тренируетесь? Это хорошо, - попытался улыбнуться Шерад.

- Скорее хотим убедиться, что мы всё ещё можем это делать, - ответил Андрей.

Неожиданно, словно из-под земли, возник какой-то глухой шум. С каждой секундой он начал нарастать всё больше и больше.

- Началось! Всем приготовиться! - крикнул Шерад, повернувшись в сторону, стоящих поодаль генералу Ахетотепу и Бонго. Те, сначала склонившись в три погибели, и после, резко развернувшись, начали криками отдавать команды своим подчинённым.

- Вон! Я кажется, вижу! - дрожащим от волнения голосом, произнёс Андрей. Он указал рукой вперёд.

- Смотрите... Она растёт, - поддержал его Сергей.

Теперь уже все видели растущую впереди чёрную точку. Она висела над горизонтом, и была такой черноты, как если бы кто-то вырезал ножницами кусок нашей реальности.

- Круг... Скоро всё начнётся... - шептал Шерад.

Дьявольский объект, тем временем, всё рос и рос. И вот, примерно в нескольких сотнях метров от троицы людей и армии, на небольшой высоте над поверхностью пустыни, большой - вероятно метров в тридцать диаметром, завис, вертикально стоя́щий, "вход в преисподнюю".

- Такой большой... Твою мать, как бы сейчас нам пригодился мой брат... И чего ему рядом не сиделось... - шептал Шерад.

Замолк шум. Растаяли в утреннем воздухе испуганные возгласы солдат, было впечатление, как будто даже сама пустыня затаила дыхание. От тишины веяло смертью.

В нижней части круга появилось какое-то движение. На поверхность пустыни, в разные стороны, хлынула чёрная, мохнатая река. Замелькали тысячи огромных ног насекомых.

- Это... Это... - хриплым голосом проговорил Сергей.

- Это пауки! В бой! - крикнул Шерад. И тут же, за мгновение, вырос в два раза; тело его вспыхнуло жарким огнём... Андрей с Сергеем невольно отскочили на некоторое расстояние. Теперь плечи Шерада венчала голова шакала, в руке его появился огромный меч, так же охваченный пламенем. Анубис - иначе не назовешь, повернулся назад - в призыве к войскам, издал громоподобный рык и поднял меч над головой. Казалось, задрожала пустыня. Армия отозвалась фанатичным криком тысяч глоток. В это время лавина огромных пауков - размером с лошадь, понеслась на людей. Злобное шипение перебивал топот волосатых ног - казалось, словно бежал исполинский табун. Три раза темнело небо над головой Сергея и Андрея: мириады стрел полетели в сторону чудовищ из другого мира. Многие пауки падали и кувыркаясь рассыпались в пепел, но тысячи других занимали их место и толкаясь, устремлялись к людям. Анубис повернулся вперёд, и начиная бег, указал мечом на врага. Снова раздался рык, способный вынуть душу.

- Страшно то как!! - начиная бежать, крикнул Андрей.

- Ну драть твою в душу, понеслась!! - силой воли усмиряя дрожь в коленках, крикнул Сергей.

Друзья побежали, выставив вперёд руки, как будто бы целились из невидимых пистолетов. Перекрывая рёв армии, труб и барабанов, с истеричными воплями их обогнали возницы боевых колесниц. Сотни их ушли вперёд, вперемешку с конницей нубийцев и египтян. В передний ряд насекомых, горящим факелом уже врезался Анубис. Своим мечом он начал высекать целые просеки в сплошном паучьем месиве. Его окружила серая пыль от распада десятков членистоногих трупов. Андрей, выматеревшись, махнул рукой - тут же, вспыхнули пауки, которые в прыжке не долетели до него с десяток метров. Сергей делал движения обеими руками - насекомых от этого, разрывало на части. Но их было слишком много... Конница утонула в чёрном море отвратительных волосатых тел. Пешие войска теперь вплотную столкнулись с врагом, задрожали щиты, вверх взметнулись тысячи клинков. Натиск нарастал. Пауки перепрыгивали первые ряды, откусывая воинам головы и пробивая несчастных жалом насквозь. Бой превратился в сплошную кашу из людей и насекомых...

Андрей стал выжигать пауков пачками, Сергей, приноровившись, рассекал насекомых взмахом ладоней, словно у него в руке был длинный невидимый меч. Они вплотную подошли к Анубису, значительно очистив от захватчиков и усеяв серой пылью, наверное с гектар территории пустыни. Горящий воин с головой шакала держался за плечо - всё же пауки его достали.

- Встань между нами!! - крикнул ему Андрей. Друзья встали спиной к Анубису. Андрей, закричал так, что казалось что сейчас он выплюнет свои лёгкие. Он направил руки в сторону гор из насекомых. Ужасная волна пламени накрыла пауков. От исходившего жара было похоже, что сейчас начнут плавится камни. Загорелись сотни и сотни мерзких созданий. Андрей упал на колени, было видно что он выдохся. Их окружили со всех сторон, ещё немного и твари их накроют. Видя это и толпы ещё живых насекомых, Сергея переполнила злость. Такая, что ему самому показалось, что каждая клетка его тела сейчас взорвётся. Он закричал. Закричал, как никогда в жизни. Анубис с Андреем, глядя на это упали на землю, Сергей, разведя руки в стороны и закрыв глаза, сделал оборот вокруг себя...

Грохот взрыва потряс пустыню. Орда насекомых взорвалась; Сергей потерял сознание.


- Мы... Мы победили? - спросил Сергей открыв глаза. Он лежал на носилках, вокруг суетились воины сильно потрепанной армии. Рядом с ним стоял Андрей и Шерад - он уже был в человеческом обличии.

- Мы пока отступили. Видишь, проклятый круг ещё никуда не исчез, - ответил Шерад, махнув в сторону чёрной бездны, - и ещё неизвестно, что они там задумали.

- Рад видеть тебя дружище, - устало улыбнулся Андрей, - ну ты, конечно, отжигаешь.

- Да это ты отжигаешь... - откликнулся Сергей, еле вставая на ноги.

- Вы оба оказали неоценимую помощь, без вас мы захлебнулись бы в собственной крови... - приободряюще произнёс Шерад.

- Я выжат, как мочалка... - кашлянул Сергей, и осмотрелся.

Поле боя было усеяно изувеченными телами воинов, много солдат сейчас оттаскивали мёртвых назад. Всё пространство, до самого круга, было покрыто серым пеплом. Армия позади перестраивалась, люди в поредевших полках группировались, снова вставая плечом к плечу. А конницы и колесниц больше не существовало...

- Смотрите! Там опять что-то происходит! - Андрей отодвинул руку лекаря, который замазывал в это время какой-то жгучей гадостью порез на спине - шрам от когтя паука теперь останется ему на память.

А из тёмной пропасти круга, на истерзанную поверхность пустыни стали спускаться... люди. Все военные - египетские и нубийские солдаты, затаив дыхание смотрели на невиданное и неожиданное зрелище. Из круга ждали кого и что угодно, но только не толпу связанных стариков, женщин и детей. От них, в сторону армии пошли крики:

- Мы попали в плен! Мы не дошли до Чени! Нас поймали! Развяжите нас! Любимый! Папа...

- Это наши семьи! - закричали воины. - Освободим их! - уже бежали многие на помощь.

- Куда!? Стоять!!! Это ловушка!!! - но Шерада, казалось услышали не все. Некоторые солдаты остановились, Ахетотеп и Бонго чуть не сорвали свои голоса, командуя и стуча по головам нерадивым командирам. В лагере началась неразбериха. Всё же, небольшая группа бойцов убежала. Все кто остался, напряжённо глядели на происходящее. Когда солдаты подбежали к пленным, случилось страшное - связанные люди, выпустив длинные - как лианы, руки, хватали их и начали разрывать на части. Несчастные солдаты даже не успели развернуться назад. Несколько секунд... и всё закончилось. Только красные следы крови на песке и пепле - возле толпы псевдолюдей, напоминали о только что произошедшей трагедии.

- Ловушка... Я же говорил... - прошептал Шерад.

С толпой "пленных" стало что-то происходить. Они стали обнимать друг друга, опутываясь длинными руками как змеями. Постепенно это стало походить на огромный ком из шевелящихся людей. Из этой массы вылезло огромное, сегментное щупальце... Ударило с грохотом по земле, затем второе, третье... И вот, заслонив собой чёрный круг, перед армией нубийцев и египтян встало гигантское насекомое, которое было нечто средним между пауком и богомолом.

- Ну вот и приехали, - произнёс Сергей, вытянув руку, - я совсем ничего не могу с ним сделать, сил совсем не осталось...

- И я, - еле проговорил Андрей слабо улыбнувшись, - можно мне в отгул?

Шерад, держась за окровавленную повязку, произнёс:

- Нам конец... - и под гомон испуганных солдат добавил, - брат...Брат, где ты? Помоги нам!

Чудовище издало скрежущий и громкий, как сигнал тепловоза, звук. С десяток огромных ног яростно били по пустыне, перемещая огромную тушу вперёд. Но тут, не дойдя сотню метров до первых рядов защитников, монстр остановился. Казалось что он смотрит целой батареей своих глаз куда-то вверх. Над истерзанной армией раздался громкий клёкот. Сергей с Андреем обернулись, и увидели высоко в небе, парящего золотого орла. Он взмахнул крыльями один раз, два, три... Резко набирая высоту.

- Осирис... Осирис! Осирис! - начали скандировать люди; кругом раздались восторженные крики.

- Брат! - поднял руку Шерад.

Сергей изумился:

- Что - серьёзно, ваш брат? Прям вот летает?

Орёл в это время сложил крылья. Он полетел вниз, как камень, и подлетая к чудовищу и набрав скорость ещё больше - уже как золотая молния... ударил монстра, и пробил его насквозь. Мгновение и ещё один мощный взрыв потряс всё пространство вокруг. Многие не удержалась на ногах. Монстр, как мешок серой муки, лопнул, заслоняя тучей пепла всё небо...

- Ура! - крикнул Андрей.

- Та-У!!! Та-У!!! Агайя!!! - заревели объединенные легионы воинов. Вместо аплодисментов стали раздаваться удары мечами о щиты. Шум ликования затмил бы даже недавний шум боя с пауками.

- Ну что, наши победили? - спросил сияющего от радости Шерада Сергей.

- Мой брат, он не отвернулся и не забыл меня! И...и вот он, - перед изумлёнными зрителями, включая Андрея и Сергея, сел гигантский орёл. Его золотое оперение было испачкано пеплом, но ран от смертельного столкновения видно не было. Птица постепенно стала становиться меньше, исчезли перья, поменялась форма... И вот уже перед нашими друзьями стоял человек... Сергей с Андреем, разглядев его, потеряли дар речи.

- Я же говорил, что присоединюсь к вам в битве.

- Тутеп!! Ты!? - чуть не присел Сергей. - А как же... А как?

- И скрывал, во даёт! - воскликнул Андрей.

- Ну здравствуй, брат! - обнимая Тутепа-Осириса засмеялся от счастья Шерад. - А я ведь верил, что увижу тебя вновь!

- Я тоже по тебе соскучился! Как ты жил, что делал?

- Я извиняюсь конечно, - прервал их Сергей, - но по ходу нас ждёт третий уровень, - его рука указывала сейчас на тёмный круг, проступающий за завесой пыли.

- Круг не исчез, проклятие! - вскипел Шерад.

- Там внизу кто-то стоит, видите? Человеческая фигура, - тихо промолвил Андрей.

Вновь трубы затрубили тревогу, вновь засуетилась уставшая от выносящих мозг зрелищ, армия. Но страха у солдат практически не было, все с надеждой смотрели на четвёрку героев.

Пыль рассеивалась всё больше, от чёрного круга шел человек в серой одежде, похожей на монашескую мантию с капюшоном. Он шел уверенно, было похоже что он ничего не боится, да и оружия у него не было. Это то и внушало большое опасение. Пройдя ещё немного, он остановился. Из под капюшона стало видно его бледное лицо и огромные чёрные глаза.

- Как... - почти прошипел он, - как вы - жалкие рабы, посмели противиться воле империи Саккара...

Андрей с Сергеем сжали кулаки.

- Кто ты такой? - спросил его Шерад.

- Я - Сет. Не перебивай меня, пёс... Я отрежу тебе твои собачьи уши, а твоему братцу вырву все перья... Это наша планета. Как вы посмели...

- Да будь ты проклят! - вскричал Тутеп.

- Молчать... - снова прошипел Сет.

- Извините конечно, но у вас отверстие сужается, - вставил Сергей.

Сет удивлённо на него посмотрел:

- Какое отверстие!?

- Ну дырка, из которой вы вылезли, - добавил Андрей.

- Что? Как? Не может быть! - повернулся пришелец в сторону чёрного круга. На секунду задержав на нём взгляд, Сет понял что его обманули. Резко повернувшись назад он увидел падающий на него, горящий огнём меч Анубиса - тот стоял уже во весь свой огромный рост. И он, разрубив пришельца надвое, громко прорычал:

- Не видать тебе Земли, как и... как и моих ушей!

Сет, хватая ртом воздух, прошипел:

- Это ещё не всё...

И рассыпался в пепел. Со страшным грохотом закрылась и исчезла чёрная дыра, ведущая в другой мир...


- Сергей Владимирович!

- Да, Зоя, слушаю.

- На двадцать седьмой подстанции опять выбило, девятый микрорайон сидит без света!

- Да вот же чёрт... Ну отправляй туда бригаду Семёнова, скажи ему, пусть потом мне перезвонит.

- Хорошо, Сергей Владимирович!

Сергей тяжело вздохнул и потянулся в своём кресле. После он задумчиво стал крутить в руках пишущую ручку. Вот уже несколько дней он пребывал в такой задумчивости, и Ира уже несколько раз интересовалась, нет ли у него проблем на работе. На работе было всё в порядке, ну хотя бы иногда - точно. Причина была вовсе не в этом. Сергей изо дня в день прокручивал в мыслях события произошедшие с ним месяц назад в Египте.

Тогда, после боя, египтяне закатили пир, каких ещё не было. Через день, на утро Осирис с Анубисом отвели его с Андреем к закопанной плите. От шевеления пальцев Осириса расступились тогда земля, показался таинственный треугольник...

Сердечно попрощавшись с новыми знакомыми, Сергей с Андреем ступили на поверхность с глазом Ра, и приготовились . Два брата научили их как произнести правильно египетские слова, чтобы вернуться в будущее и... снова боль и снова бездна небытия окутала их сознание. Очнувшись в нашем времени они дошли до Гирги - бывшем Чени, и вызвали подмогу. Людей на микроавтобусе успешно забрали, всё хорошо... И всё же что-то было не так. Сергей переодически пробовал свои способности - он чувствовал предметы вокруг себя даже с закрытыми глазами, и они двигались по его воле, как и прежде. Вот и сейчас авторучка плавала перед ним, словно в невесомости. Но что же всё-таки не так... Какое-то предчувствие.

Сергей, немного подумав, набрал номер Андрея:

- Алло! Привет, как дела?

- О, дядя Серёжа! Привет, всё хорошо!

- Это замечательно. Знаешь, я вот тут каждый день вспоминаю про то как мы были с тобой в Египте. Пустыня, армии, чудеса какие-то, битва чёрт знает с кем...

- Я тоже, Сергей! Как такое забыть... Не забывай, нам нужно хранить наши способности в тайне: люди не поймут.

- Да с этим всё в порядке, я звоню не по этому поводу.

- А что? Что-то случилось?

- Да нет... Вот только мне кажется, что ты мне что-то недоговариваешь.

- Я? Да ты что? Кхм... Ну вообще-то... В общем, я давно хотел тебе сказать... Вернее: уже должен был сказать, но только мне всё время было как-то неудобно.

Сергей внутренне напрягся, встал с кресла:

- Что сказать?

- Ну... Ты только не ругайся. В общем... Хорус ещё мал, и не подходит мне в напарники...

- При чём тут сын Тутепа? Ты о чём?

- Видишь ли, ты не первый кого я водил к плите... Подожди, не ругайся! До тебя я сломал шестнадцать микроавтобусов в пустыне, и план был один и тот же: человек должен был сам вызваться чтобы пойти за помощью...

- Что ты сделал!? Шестнадцать!? Твою мать, Андрей!! Они что, все погибли!?

- Нет-нет, что ты!! Все испугались. Никто не полез спасать меня и стаскивать с плиты, я потом вовремя спрыгивал оттуда... Только ты не испугался, дружище. Мне нужен был человек который прикроет спину, и хорошо знающий нынешнее время.

- Да твою же... Зачем ты всё это сделал!? И что значит «нынешнее время»?

- Мой отец нашел способ отправить в будущее меня одного, но назад я мог бы вернуться только с кем-то... Этот кто-то закалился бы у нас в древнем Египте и получил бы силу... Для того чтобы потом со мной снова вернуться в будущее - где мы сейчас и находимся, чтобы помочь мне в грядущей битве. Один я не справлюсь. Опасность не миновала, мой друг. Твари Черного круга могут вернуться. В ваше время, Сергей. Может быть это происходит прямо сейчас. Людей Земли кто-то должен защитить.

- Что!? Кто послал? Как закалиться? Что за хренатень ты мне сейчас наговорил!?

- А я купил тебе мотоцикл!

- Я тебя прибью, вот честно. Объясняй давай!!

- Давай начну сначала. Ну во-первых мой отец - Анубис...

Египетская сила.  (4) Фантастика, Приключения, Попаданцы, Древний Египет, Битва, Авторский рассказ, Отрывок, Длиннопост

Анубис и Осирис стояли на краю плато и задумчиво разглядывали столб, который они когда-то здесь установили. В руках они держали по кубку с вином.

- Ээм... Надо бы нанести сюда надписи, - предложил Осирис-Тутеп, махнув кубком в сторону столба.

- Давай! А что напишем? - задорно спросил Анубис.

- Ну давай напишем здесь какие-нибудь проклятия.

- Вообще - идея! А у нас получится?

- Получится. Я видел фотографии столба в телефоне твоего сына. Надписи там - вообще огонь...


Ned Alexander.


Спасибо всем за моральную и материальную поддержку!

Показать полностью 1
170

Египетская сила.  (3)

Сначала:

Египетская сила.  (1)

Египетская сила.  (2)

На линии горизонта появилась чёрная полоса - многотысячная армия нубийских племён постепенно заполняла поле зрения путешественников - широкою волной, растянувшейся с севера на юг. Стали слышны барабаны, гул голосов перекрывали размеренные выкрики командиров, задающим ритм шагов в такт племенным барабанам, и воодушевляющим крикам колдунов-шаманов. Конница была немногочисленной, но несколько таких отрядов - с копьями наперевес, разведывали местность.

- Знаете ребята, - полушепотом сказал Сергей, - я, если когда и представлял свою смерть, то она всегда выглядела как старуха с косой, пришедшая к старому, умудренному жизнью старцу, сидящему в кресле-качалке и попивающему кофей...

- Здесь нет ни кофе ни кресла, не переживай, - улыбнулся ему Андрей.

- А значит умудренный жизнью старец здесь есть, зараза ты такая?

- Нас заметили, - указал на приближающийся конный отряд Тутеп. - Боги, помогите нам!

Андрей быстро повязал двумя концами красное покрывало - которое он выпросил к жены Тутепа, вокруг шеи ничего не подозревавшего в дальнейших действиях животного.

- Запускай Сивку-Бурку, - махнул он рукой Сергею, - если уж всем и хана, так хоть поржём...

Сергей сосредоточил свой взгляд на козе. Та, удивлённо проблеяв, взметнулись ввысь, развевая и хлопая в воздухе импровизированным плащём. Андрей хихикнул. Конный отряд, до которого оставалось примерно метров сто, остановился, потрясенный необычным зрелищем: воины заголосили указывая руками на небо. Коза заложила над ними пару крутых виражей. Раздались испуганные крики, кони закружили на месте.

- А теперь - бонус, - добавил Андрей, и так же, как и его друг, сосредоточил свой взгляд на пятнистой летающей "бестии". Из её рта вырвалось пламя, ну так показалось нубийцам, хотя Андрей предусмотрительно - чтобы не покалечить животное, создавал пламя в метре от рогатой производительницы сыра.

Вот тут-то и началась настоящая паника. Весь отряд вприпрыжку понёсся назад, к своим. Основные эшелоны нубийской армии уже заметили странности происходящие с их конными разведчиками. Первые ряды остановились, за ними вставали последующие. И тут возвращающаяся назад конница на полном ходу врезалась в пехоту, как если бы они были её врагами. Поднялся шум, и всеобщий балаган ситуации стал повсеместно распространяться - волнами, по шеренгам темнокожих воинов. Масла в огонь подлила коза, которая уже даже не блеяла, а дико орала на нубийцев. Она подлетела вплотную к авангарду войск, и спалила к чертям несколько их знамён из леопардовых шкур.

Тутеп, держась за живот от хохота, путая слова, сказал:

- Не смеялся я коза! Летит как никогда!

- Ну всё, уводи её обратно! - воскликнул, смеясь Андрей, - смотри, в неё уже целятся лучники!

Сергей, еле сдерживая смех, старался не уронить на головы нубийцам пятнистого "Горыныча". Сделав прощальный заход, коза прохлопала "плащём" назад, уворачиваясь от стрел и дротиков. Через несколько секунд она приземлилась у ног троих защитников.

- Ну всё, всё, - погладил её по голове Андрей, - больше не полетишь, успокойся! Большое дело сделала! Держи верёвку Тутеп.

- Теперь пусть живёт до самой старости, - улыбнулся Тутеп, - но конечно, если мы сами доживём.

- Вот это навряд ли, - промолвил Сергей, - вон скачет новый отряд!

От войска действительно отделилась новая группа всадников. Двое из них махали знамёнами, похожими своими чёрно-белыми квадратами на шахматную доску. Всадники мчались прямо на троих людей, стоявших на краю плато вместе со знаменитой козой.

- Ладно... «План Б», - сказал, закрывая глаза Сергей. Андрей с Тутепом смотрели на него, затаив дыхание. Через пару мгновений над ними просвистело бревно - то самое, с которым вчера упражнялся Сергей. Андрей - взмахом руки, поджёг его. Огненным метеоритом, ревя пламенем, воткнулось оно в землю, прямо на пути конного отряда. Лошади встали на дыбы, многие всадники попадали. Снова начались крики. Некоторые воины подползли к огненному древу и, по-видимому, стали уговаривать его их помиловать. Их командир жутко орал, призывая всех к порядку.

Сергей, шумно выдохнул воздух из груди:

- Ну всё, ребята. Если они попрут дальше - ну даже не знаю что будет...

По рядам противника пошёл шум, с новой силой стали бить барабаны, пронзительно засвистели какие-то адские свирели. Начались перестроения, воины выставили вперёд щиты, шеренги ощетинились копьями. Казалось, ещё немного, и вся эта орда снова двинет вперёд.

Сергей услышал протяжный вой трубы, похожей по своему звучанию на охотничий рог. Но звук шёл не со стороны нубийской армии. А сзади.

«Окружают!» - пулей пронеслась у него мысль. Вся троица обернулась. Позади них, такой же широкой стеной, как и от поступи нубийской армии совсем недавно - поднималась в небо пыль. Также - с севера на юг, она закрывала собой полнеба. Слева и справа - на плато, стали буквально влетать конные отряды, но выглядели они совсем по-другому, оружие, одежды - всё отличалось от одежды и военного снаряжения нубийцев.

- Наши! - подпрыгнул Тутеп. - Мы, хвала богам, спасены!

Все холмы позади них, заполонили квадраты полков армии фараона Менеса. Рёв труб приближающихся войск стал громче, били барабаны, развевались знамёна. Стало понятно, что отряд, который они встретили вчера, понаделал шумихи в столице. Между тем, египетская конница строилась стеной в несколько рядов, между нашими путешественниками и нубийскими всадниками. На плато ворвались боевые колесницы. Нубийские всадники повернули назад, к своим. Возле пылающего бревна остался лишь один, по его - более богатой одежде, можно было определить в нём военачальника.

- Как бы не попасть нам под более насыщенный замес, - сказал, озираясь по сторонам, Андрей. - То, что мы сейчас с вами наблюдаем - это историческое событие, нам несказанно повезло!

- А ты не помнишь, кто победил в этой битве? - спросил Сергей.

- Про это древнее время известно только одно.

- Что?

- То что фараона звали Менес.

- Исчерпывающе, - с иронией в голосе ответил Сергей.

Конница египтян продвинулась вперёд, освобождая место для прибывающей пехоты. Она широкими потоками, словно горная река, заливала край плато.

Одна, красивая золотая колесница, подъехала совсем близко к нашей троице. С неё слез полный военачальник, в набедренной повязке, блестящей на солнце золотом и в характерном парике. Пройдя несколько шагов он поклонился:

- Да будут для вас открыты врата в небесное царство! Меня зовут генерал Ахетотеп, я командующий великой египетской армии на время этого победоносного похода. Меня прислал сам Великий Фараон. Я правильно понимаю, что вы и есть те демоны пустыни, про которые мне докладывал командир Хатеру? Я видел летящее бревно... И то что вы остановили противника, заслуживает поистине царской награды!

Всё то время, пока генерал произносил приветствия, Тутеп провёл в смиренной позе - на четвереньках, стоя рядом с козой.

- Тутеп, ты чего? Встань! - прошептал Андрей.

- Нельзя! Так положено! Иначе отрубят голову или - в рабство! - не поднимая головы, ответил Тутеп.

- Встань, смотритель. Твою семью мы нашли в яме, там, в оазисе, - обратился к нему генерал.

Хозяин хижины вскочил на ноги, с мольбой во взгляде он посмотрел на военного. Тот успокаивающе махнул рукой:

- С ними все в порядке. Их накормили... И переодели. И узнали от твоей жены что вы втроём пошли против армии нубийцев. Так что мне ответят два наших гостя?

- Ну, во-первых, никакие мы не демоны, - начал Сергей, - да, и вам тоже пусть откроют ворота, чего-то там, на небо... В общем, мы тоже рады знакомству.

- Меня зовут Атхен, а моего спутника - Сертеп. Мы прибыли к вам из далёкой северной страны, - в свою очередь сказал Андрей.

- Ну и нафига ты произносишь эти дурацкие имена? - удивился Сергей.

- Всё равно они их слышат так, и никак иначе.

Генерал учтиво кивнул:

- Я очень рад видеть вас на нашей земле, и мы были бы ещё счастливее... Что? Что ещё?

К генералу, поклонившись, приблизился один из его командиров. Ахетотеп выслушал его шёпот, кивнул и произнёс:

- Один из нубийских вождей просит его принять. Атаковать пока они не намерены. Ведите его сюда!

Конные и пешие ряды расступились, и по узкому коридору прошёл тот самый военный, который остался один у пылающего столба. Кожаные ремни с золотыми бляхами перетягивали его накидку из леопардовой шкуры. Лицо, мужественное и одновременно спокойное не казало и капли страха. Но тёмные глаза выдавали крайнее удивление. Он несколько раз переводил свой взгляд с Андрея и Сергея на козу, и обратно:

- Пусть лодка вашей жизни будет полна удачи и достатка, Братья-Крокодилы! Привет и тебе брат-генерал. Меня зовут Бонго, я вождь народа Тэти, - склонился он на одно колено и снова встал.

- Теперь мы крокодилы, - вполголоса произнёс Сергей.

- Это одно из их божеств, - также тихо ответил ему Андрей, - добрый день! Как поживаете? - добавил он громче.

- Какого... - еле дышал, сдерживая ярость генерал Ахетотеп, - какого дьявола вы вторглись на нашу территорию!?

- Мы получили разрешение, - невозмутимо ответил ему Бонго.

- Какое, к чертям, разрешение? Это какая ещё собака...

- Нам выдал его наместник Мергского нома. Не кипятитесь, генерал. Мы пришли к вам, вместе со всем нашим народом не для того чтобы на вас нападать.

Теперь генерал и наша небезызвестная троица стояли, выражая всепоглощающее удивление.

- А зачем же тогда вы пришли? - выразил Сергей общее мнение.

- Защиты. Мы хотим попросить защиты. Объединиться вместе с вашими войсками, - с надеждой ответил Бонго.

- Да что происходит? - нетерпеливо выкрикнул генерал.

- Все жители вашего Мерга сейчас пришли с нами. Также с нами пришел ваш египетский полк, охраняющий город. Братья-Крокодилы! Не выпускайте больше вашу адскую козу: за нашей армией идут наши семьи и жители Мерга - они же до смерти перепугаются...

Сергей с Андреем действительно были очень удивлены: те, которых они считали захватчиками, оказались союзниками. Неудобно как-то вышло.

- Конечно, конечно... - ответил Андрей.

- Да почему же к вам присоеденились наши? - недоумевал египетский генерал. - От кого вы бежите?

- Генерал, давайте продолжим за столом, так просто объяснить не получится. Вас прислал Небесный Бегемот? - с надеждой спросил Бонго у двоих пришельцев. - Нам очень нужна ваша помощь!

- Вообще то они прибыли к нам! - ожидая поддержки, воскликнул Ахетотеп. - Ведь правда?

Андрей с Сергеем на секунду задумались, выбирая наиболее дипломатичный ответ. Наконец Сергей произнёс:

- Нас никто не присылал. Мы прибыли сами, с мирными намерениями. Ознакомиться с вашим бытом, как живёте вообще... Вот, зашли к Тутепу домой - нормальный мужик, гостеприимный. Туристы мы, понимаете?

Генерал и нубийский вождь переглянулись. Ахетотеп спросил:

- Ну вы же прибыли от наших, от истинных богов? Которые вас наделили силой?

- Давайте оставим эту тему. Египет нам очень нравится, и мы не против Нубии. Давайте выясним что грозит нубийской армии, а там и решим. В принципе мы не против помочь, - решительно заключил Андрей. Сергей громко кашлянул.

- Вот и хорошо! - радостно воскликнул генерал. Нубиец, в такт ему закивал и улыбнулся:

- Значит - от Бегемота! Пойду обрадую своих!

- Не иначе как от Осириса, - заключил Ахетотеп.

Бонго, поклонившись, почти бегом устремился к нубийским войскам. Генерал Ахетотеп ещё минут пять принимал подошедших к нему командиров, отдавая распоряжения:

- Всем встать здесь лагерем... Нет, сегодня атаки не будет... «Почему почему» - я тебе сейчас башку отрублю! Что за вопросы вообще?


Примерно через час, прямо на плато, в промежутке пространства, что было между двумя большими армиями, установили шатёр довольно внушительных размеров. Туда любезно пригласили Сергея с Андреем, не забыли позвать и Тутепа. Тот, пристроив свою козу к одному египтянину из продовольственного обоза, и всё время шепча молитвы, благоговейно присоеденился к пришельцам.

Ближе к вечеру, после того как нубийские колдуны лихо отскакали несколько кругов вокруг шатра, окуривая всех подряд дымом, пришли египетские жрецы. Они, пропев заклинания и молитвы, расставили по периметру шатра деревянные статуи богов. В общем, переговорные процессы были благословлены вдоль и поперек.

Прежде чем руководители обеих сторон приступили к дальнейшему общению, было принято решение отправить мирных нубийских и египетских жителей в пригороды Чени, дав им в сопровождение небольшие военные отряды.


- ...И всё-таки я повторю, достопочтенный наместник Петту, - обратился Ахетотеп к руководителю города Мерг, - вы приняли довольно скоропалительное решение и взяли на себя очень много, разрешив нубийской армии разместиться на нашей территории. Фараон будет очень недоволен. Говорю это при наших нубийских гостях, да не будет им обидно это слышать.

- Сначала - навстречу нубийским войскам, мы выдвинули все наши военные силы, предварительно отправив небольшой отряд в Чени, - ответил наместник, - но потом случилось ужасное... Так страшно нам никогда не было.

Сергей, Андрей и Тутеп уже третий час с удивлением наблюдали за встречей представителей двух древних государств. Андрей больше всего на свете, жалел, что у него сел телефон и что ему невозможно запечатлеть всё происходящее. Сергей, если о чём и жалел, то только на отсутствие кондиционера...

Встреча началась с пышного и сытного обеда, перед которым зачитали все звания и титулы участников. Из уважения к гостям из неведомого мира - "титулы" Андрея и Сергея огласили первыми. Обозначив их сыновьями Осириса, любимыми племянниками Анубиса и братьями Бегемота. Сергей вновь хотел их поправить, но Андрей его слегка одёрнул: «да и шут с ними, хватит тебе...».

Этикет не позволял говорить за столом о делах, поэтому терпеливо дождавшись когда все наедятся, и послав к чертям пришедших их развлечь танцовщиц, Ахетотеп начал встречу.

- ... Объясните нам всё наконец! - не выдержал генерал.

- Давайте начну я, - сказал Бонго, и увидев одобрение на лицах ещё пятерых нубийских вождей, продолжил, - расскажу, с чего всё началось.

Первый раз встреча с ужасными тварями произошла в небольшой деревне на юге нашей страны...

- С какими тварями? - удивился Ахетотеп.

- Разными. Некоторые были с крыльями и умели летать. Они были похожи на больших летучих мышей с головой как у крокодила, и были размером с корову. Другие - тоже большие - как бегемоты, но на длинных ногах и быстрые как гиены. Их челюсти могли перекусить ствол пальмы... Третьи - как огромные питоны, но ходящие на двух лапах, и это были их руки...

- Это всё какой-то дикий бред... Откуда они появились? - всё ещё сомневаясь словам Бонго, спросил египетский генерал.

- Из пасти Нбохо. По легенде, когда придёт время конца, невидимый Нбохо исторгнет из себя жутких тварей.

Сергей с Андреем переглянулись, и Сергей, с тенью сомнения на лице, спросил:

- А кто из вас видел эту пасть? И что это такое? Ну честно говоря, с ваших слов, ерунда какая-то получается, ей богу...

- Вот именно! - кивнул ему генерал.

- Это плохо. Плохо что Братья-Крокодилы об этом не знают. Мы думали что они расскажут нам подробнее, как бороться с этими тварями, - покачал головой Бонго. - Много воинов и людей погибло... Пасть может открыться где угодно, и твари, выскочив оттуда, хватают людей. И тащат их в вечно голодную пасть Нбохо. Потом она закрывается, и всё. Ничего нет. Много деревень стоят пустые, разорён город Гоно. Постепенно твари стали появляться всё дальше и дальше на север. И совет вождей принял решение: идти всем нашим народам в Египет... Хотя раньше мы не раз были с вами врагами. Но сейчас угроза нависла над обеими нашими странами.

- С чего вы взяли? И вы, наместник, вот так просто взяли и им поверили? - повернувшись к нему и ударив кулаком по столу, спросил генерал.

На несколько секунд нависла гнетущая тишина.

- Я стоял на городской стене Мерга, - ответил наместник, - провожая на границу войско нашего нома. И всё видел своими глазами. Когда колонны солдат шли по дороге на юг, сбоку, совсем не далеко от них - прямо в воздухе появился чёрный круг. Из него, с воем и страшными стонами вылетали и выползали эти твари... Солдаты пришли в замешательство, но быстро перестроились для отражения атаки. Но чудовищ было не остановить: они рвали людей на куски вместе с их щитами... Погибло и пропало около сотни бойцов. Прошло несколько минут и твари скрылись внутри чёрного круга, который тут же исчез.

- А... а вы кого-нибудь из них убили? - убитым голосом спросил Ахетотеп.

- Да. Нескольких тварей солдаты убили. Но их тела буквально через несколько мгновений рассыпались в прах. И пока я стоял на стене - от страха чуть не превратившись в статую, со стороны городского базара услышал ужасные крики людей. Позже я выяснил, что круг появлялся и там, много людей тогда пропало и было растерзано... Население города долго уговаривать не пришлось. Когда подошли нубийцы, мы вышли к ним и все вместе пошли к вам, чтобы соединиться с основными силами Египта.

- Когда мы пришли сюда, - произнёс Бонго, - нас встретила огненная Сестра-Коза, родственница Братьев-Крокодилов. Сначала мы испугались, но когда мы поняли кто её послал - тут к нам и пришла надежда... Что не всё потеряно, - все повернулись и посмотрели на Сергея с Андреем.

- Бхах! - не выдержал Андрей. - Это просто обычная коза, мы, к сожалению даже близко не родня, хах... Извините, не выдержал.

- Если всё что вы говорите - правда, - в свою очередь сказал Сергей, - то я даже не представляю себе, что это может быть такое. Какой-то портал в другой мир что-ли...

- Я тоже так думаю, - уже серьезно произнёс Андрей, - но если всё так, как нам это предотвратить - мы совершенно не знаем. Природа этих кругов нам не знакома.

Все слушали и продолжали молчать, словно ждали от пришельцев ещё какие-то слова.

- Ну и... Мы вам поможем! - заключил Андрей.

- Агайя!!! Бегемот нам поможет!!! - улюлюкая, подпрыгнули до потолка нубийские вожди.

- Осирис протянул над нами свою длань!!! - представители Египта тоже вскочили со своих мест. - Сокрушим тварей подземного царства!!!

- Это всё чудесно, - склонился к Андрею Сергей, - но где именно они собрались их сокрушить?

- Сейчас главное - общий настрой на позитив, - улыбнулся Андрей, - а для нас с тобой главное - чтобы в этой веселой заварушке, нам с тобой не оторвали задницы. Не взирая на все наши преимущества.

Совершенно внезапно, прервав весёлые объятия участников переговоров, со стороны египетского военного лагеря затрубили трубы. Через тканевые стенки шатра громко донёсся бой нубийских барабанов.

- Тревога... - прошептал Ахетотеп, - Тревога! Эти предатели решили напасть на нас! Во время священных переговоров! - ткнул он пальцем в нубийцев.

- Это вы решили на нас напасть! - в ответ крикнул Бонго.

За секунду все участники переговоров разделились на две группы, ощетинившись оружием.

- Так! Ну-ка всем успокоиться! - привстал Сергей. Вместе с ним поднялась в воздух и вся посуда со стола. Обе группы с испугом вздохнули, отступая на шаг назад.

«Молодец, дядя Сергей, эффектно!» - подумал про себя Андрей.

- Убрать оружие! - крикнул Сергей, в такт падающей на стол посуде. - Пошли на улицу!

Представители обеих сторон, шепча молитвы, и испуганно озираясь на пришельцев, вышли наружу. Последними покинули шатёр Сергей с Андреем и Тутепом. Но они не ожидали увидеть всех вышедших до них стоящими на коленях и уткнувшимися головами в песок.

- Да что вы в самом... - не успел договорить Сергей, как быстро понял, что позы всех присутствующих связаны не со страхом перед ним или Андреем.

Под бой барабанов и тревожный рёв труб, с юга к шатру шла фигура человека с головой шакала. Она была вся из огня, и её огромный - вероятно с несколько метров рост, повергал своим видом в трепет.

- Анубис! Анубис! - хрипели от страха египтяне.

- Великий Шакал! - стонали нубийцы.

Расширив от удивления глаза Андрей произнёс:

- Охренеть.

Сергей прошептал:

- Я не верю своим глазам...

Фигура, тем временем, стала становиться всё меньше и меньше. Вот она уже перестала пылать и к испуганным людям подошёл вполне уже нормальный человек, с нормальной человеческой головой и голым торсом. Его чёрная набедренная повязка и передник были расшиты золотом, золотом же блестели и сандалии.  Лёгкая седина в волосах слегка даже украшала строгое лицо сорокалетнего мужчины с тонкими чертами лица. Пытливый взгляд казалось, просверлит сейчас в Андрее и Сергее дыру. Даже не взглянув вниз, на распластанных в почтении и страхе людей, человек произнёс:

- Ушли все отсюда. Я хочу поговорить с этими двоими.


(Финальную часть постараюсь дописать до завтра, спасибо!)

Показать полностью
930

Тихая охота

Олег посмотрел на потертые часы, вытащеные из кармана и поморщился- до рассвета оставалось часа два и на привычное и безопасное место дневки он не успевал, слишком долго пришлось возиться на заброшенном складе. Самодельный фонарь давал мало света,  но дорога за много лет была изучена от и до. Он поправил  на плечах упряжь своей тележки и рывком сдвинул добычу с места. Надо было поторапливаться. 


Через триста метров , у нечитаемого уже указателя, Олег свернул на неприметное ответвление от трассы,  сплошь заваленое листвой, ветками и ветровалом.  Тележку он бросил в самом начале, лишь прикрыв ее плотнее старым тентом.  За сохранность имущества можно было не беспокоиться, людей здесь небыло уже лет десять.  Заменив в фонаре свечу на свежую,  Олег, осмотрев старую Сайгу,  двинулся по дороге.  Он ступал осторожно, с пятки на носок,  стараясь меньше шуметь.  Стало светлее,  и твари уже могли начать проявлять активность.  Олег знал, что это перестраховка,  вряд ли так далеко от города кто-то может быть, но здоровая паранойя и осторожность позволила ему выжить там, где сдохли другие.


Дорога закончилась относительно  чистым асфальтовым пятачком с монументальной бетонной остановкой в форме буквы "Г".  Еще в десятых годах тут было когда-то богатое, но уже тихо хиреющее СНТ, а теперь осталось гектаров с тысячу зарослей с разрушающимися домами, сараями, будками, контейнерами и ржавыми фургонами. 


Сбросив рюкзак с НЗ,  Олег расстелил в углу коврик,  и повесил на давным- давно вбитые в стены крючья масксеть,  а каркасом убежища послужил " паук" связаный из ржавой толстой  проволоки. Их он сплел немало еще в начале своей отшельнической  жизни, пряча в неприметных, удобных местах.  Теперь в углу остановки была большая куча  лесного мусора- для человека она выглядела подозрительно, но для тварей сойдет- слух и зрение у них были не очень,  они брали количеством и живучестью.


На маленькой печке, сделанной из двух жестяных банок, он сварил картофельные хлопья,  добавив туда вяленого мяса и рыбы.

Количество консервантов в еде зашкаливало, но более качественные продукты давно испортились,  да и до пенсии Олег дожить не планировал.  Периодически прислушиваясь,  он поел, залил кипятка в термос и завернувшись в спальный мешок устроился в захоронке.


Ему не спалось, несмотря на усталость и он снова вспоминал те страшные дни.

Человечество вымерло быстро и внезапно. Все боялись ковида,  а смерть пришла от плесени. Ролики в сети об странных чешуйках на коже, повышающейся агрессивности людей,  резкой смене поведения и привычек  у родственников и знакомых, сменились паническими сюжетами новостей,  оборвавшимися через пару дней.  Целые районы планеты стали непригодными из-за череды последующих катастроф, чадно горели города и села, рушились плотины, взрывались брошеные АЭС  . 

Не сбылись мечты выживальщиков об схронах, мародерке,  братствах стали и т.п.  Инфицированы были все- а контакты между людьми, даже простое прикосновение, вызывали ускорение течения болезни на порядки. Лагеря эвакуации,  госпитали, стали рассадниками заразы. Грибок брал под контроль нервную деятельность, прорастал по всему организму, заставляя делать только одно- искать и заражать  хронически больных носителей.  Олегу повезло- он был вдали от цивилизации,  в вымершей деревне, где жила когда-то его бабка. Новости он узнал по радио и затаился до зимы,  судорожно готовя припасы, дрова, утепляя и укрепляя старый дом. Отныне выжившие были обречены на одиночество и медленное, постепенное превращение в уродливую тварь. Перчатки, плотная одежда, респиратор, очки- необходимые атрибуты для осторожных вылазок за ресурсами.  Главное- меньше шума, меньше резких движений.  Твари рассыпались по планете, концентрируясь в населённых пунктах- видимо их гнали  туда остатки воспоминаний.  Годами они могли ждать свою жертву, забившись в сырой подвал, в заросли кустарника,  прижавшись к дереву.  Укус, царапина- чужие споры вызывали резкий рост паразита жертвы, а нападавшие теряли интерес к своему новому товарищу, вновь замирая в засадах.


Усталость взяла свое, Олег уснул чутким, привычным сном. Он проснулся в сумерках, накрапывал мелкий дождь,  лес шумел,  маскируя ненужный шум. Доев холодную картошку, Олег запил ее горячим настоем и привычно, не тратя лишнего времени, свернул стоянку.  Долгие пять минут, сняв очки и респиратор, он стоял под дождём, с наслаждением подставив лицо холодным каплям. 


Дорогу еще было видно без фонаря и до тележки Олег добрался быстро.  Вода не испортила груз: окаменевшие пачки соли и сахара,  спички,  блоки сигарет, рис и перловку.  Дальше пошла привычная работа, он медленно тащился по трассе,  закутавшись в дождевик. Олег иногда мечтал, что встретит людей, он хотел этого и одновременно боялся.  Иногда в путешествиях ему казалось, что он слышит далёкие выстрелы,  шум двигателей,  но скорее всего,  это были глюки, Олег понимал, живя в таком мире, вряд ли он был  полностью нормален. 


Вертолёт,  на стоянке у моста через Большую,  показался ему галлюцинацией- пять дней назад его тут точно небыло,  поэтому на десяток тёмных силуэтов,  шагнувших  от него навстречу, Олег обратил внимание не сразу.  Вспыхнувшие фонари на стволах ослепили его и бросив тележку,  он метнулся в сторону, заскользив по мокрому склону обочины в лес.


- Стой, мужик, стой, мы не враги, - закричали с дороги.

- Как же, как же, - Олег лихорадочно шептал, ища потерянную Сайгу, - Намечтал на свою голову, д-д-дурак.

Он привычным шагом начал двигаться по окружности- от моста дорога шла под уклон, там была заросшая дренажная труба, маршрут должен был вывести Олега к стоянке, но с другой стороны дороги. Груз надо было выручать- за лето его запасы истощились, а в городе он начал замечать,  что вместе с ним мародерит кто-то еще, а это было чревато неприятностями при встрече, риск был слишком велик..


Через час он подкравшись, наблюдал за гостями, те стояли у вертолёта,  изредка переговариваясь, контролируя обстановку.  Его тележка стояла нетронутая там же , где он ее бросил. Незнакомцы были неплохо экипированы- броня, когда-то новомодные экзоскелеты, шлемы с противогазами составляющие единое целое. Было видно, как один из бойцов что-то набирал на планшете, сняв перчатку. Внезапно, Олег решился на контакт,  вряд ли его картечь могла им повредить. 

- Не стреляйте, сдаюсь- крикнул он, спрятавшись  и прижавшись к земле.

- Вылазь, тащ майор уже устал ждать, когда ты там наползаешся в сыром лесу- с дороги ему ответили весёлым голосом. 

-Вы кто? - Олег не спешил .

- Армия, спасаем выживших с поражением организма менее тридцати процентов. Лечим, прививаем, эвакуируем. У тебя как? Когда чешуйки отпадают, язвы остаются?

-Нет, чистая кожа.

- Выходи тогда, док осмотрит,  решим что делать.


Олег засомневался,  смущало его  что-то , слишком гладко и невероятно было. Солдаты между тем зажгли пару светодиодных прожекторов и на свет вышел доктор - обычный, как раньше- в белом халате, с чемоданчиком,  в очечках и с аккуратной бородкой.  Но добил Олега боец рядом с доком- он снял шлем и улыбнувшись помахал рукой в темноту. Всхлипнув , Олег бросил оружие и побежал к ним, забыв обо всем.

Прямо на факел пламени из огнемета.


- Смотри, Семенов, видишь - доктор тыкал тонкой палкой в тело Олега.

- Да товарищ военврач.

- Запоминайте все- Кольцевик, самая опасная тварь из этих, не считая Подкидыша.  Считает себя человеком, помнит практически всю свою прошлую жизнь  ведёт себя как человек, но по сути полностью контролируется грибом. Часто имеет неплохую легенду.  Ест практически любую органику. Движется всегда по кольцу,  ища жертву, но маршрут может и  изменить. Очень осторожен,  не выйди я в халате, да Семенов шлем не сними- ушла бы тварь, а против инстинкта не смогла пойти- бросилась. Запомните- всегда морду они закрывают, всегда перчатки- ни клочка тела, ни полоски кожи, тварь  с виду только как мы.


Доктор разворошил остатки тела- в гифах грибницы белели кости человеческого скелета, придававшие твари необходимую форму .

Огнемет доделал свою работу и группа зачистки, дождавшись рассвета, двинулась дальше.


Вертолёт шел над трассой,  над осенним лесом,  над мелкими речками, вот мелькнул под его брюхом заросший овраг, засыпаный мешками с солью,  крупой,  пачками сахара, одеждой, топорами,  лопатами и другим хламом. На пригорках вокруг буйно  росли черные грузди.

Показать полностью
203

Египетская сила.  (2)

Начало: Египетская сила.  (1)


Войдя в хижину, и увидев её внутреннее убранство, Сергей оказался поражен. Поражен весьма скудным бытом людей, живущих в оазисе. В центре комнаты, которая начиналась сразу за сплетённой из веток дверью, стоял небольшой столик из грубо оструганых досок. Стульев не было, земляной пол был плотно застлан утрамбованной соломой. Хозяин бережно расстелил ткань на пол - для гостей; он снял её с тахты стоявшей в углу, и служившей, по-видимому, кроватью для супругов. На стенах висело несколько полок, там расположилась глиняная посуда. Андрей указал Сергею на установленную в проёме окна пластину из полупрозрачного кальцита - стекла не было и в помине. И сделал крайне удивлённое выражение лица...

Тутеп жестом пригласил гостей к столу. Андрей с Сергеем выложили из сумок плитку шоколада и пачку галет - к всеобщему изумлению хозяев.

- Угощайтесь! - сказал Андрей, вскрывая упаковки.

Тем временем Сотэ принесла вяленую козлятину и небольшую лепешку; Тутеп расковырял обмазанную глиной горловину кувшина с вином.

- А розеток то у вас, я заметил, особо и не видно... - начал Сергей, паралельно чувствуя некоторую неловкость из-за первой беседы с хозяином.  - Телефоны, говорю, зарядить не получится?

Жена и сын, недоуменно взглянули на Тутепа, но тот им объяснил:

- Наши гости прибыли издалека, нам всего не понять...

- А домой как ездеете? Ни машины ни мотоцикла я здесь не увидел, - продолжил Сергей. Андрей постарался незаметно толкнуть его локтём.

- Боги даровали нам пищу и кров в этом благословенном месте. Здесь наш дом, - растерянная улыбка не сходила с добродушного лица хозяина дома, - прошу вас, ешьте, ешьте! Вот, попробуйте, это вино подарил мне один торговец из Чени, - произнёс он, поднося пару посудин, напоминающих пиалы.

- Ну если только чуть-чуть, - ответил Сергей, пробуя вино. Осмотрев ещё раз предметы интерьера, он добавил, - Вы извините, но я должен немного переговорить со своим другом. Мы буквально на минуту, - взяв Андрея под локоть, он увлёк его наружу.

- Здесь что-то не то, - с жаром начал Сергей, - ну не похожи они на сотрудников турфирм!

- Я тоже тебе хотел об этом сказать... - с тревогой в голосе ответил Андрей. - Знаешь, ни в хижине, ни снаружи я не увидел ни одной железки, ни одного ржавого гвоздя! Только вон, у стены лежит пару медных мотыг. И стекла в окне нет!

- И что это значит?

- Я боюсь утверждать, но похоже, благодаря тому треугольнику мы оказались в прошлом... В том времени, когда железо стоило наравне с золотом.

- Ты спятил, Андрюха?

- Нет.

- Почему они говорят по-русски?

- Они не говорят по-русски.

- В смысле?

- Просто мы - их понимаем, а они - нас. Возможно это тоже эффект от действия того треугольника.

- Твою мать...

- Вот именно.

- Значит мы в заднице... - Сергей потёр свой лоб, - неужели мы в Древнем Египте? Ирка меня точно убьёт... И как нам отсюда выбраться? Треугольника же нет.

- Нужно его найти. Иначе мы с тобой здесь долго не протянем. Утром, давай, двинем на поиски. Торопиться нам теперь уже некуда. И поменьше удивляй хозяев неизвестными словами.

- Хорошо, Андрей... Но всё же, мне как-то слабо верится. Ну не может этого быть. Возможно это какой-то квест для туристов?

- Я был бы счастлив, если бы это было так, Сергей. Но, чувствую, дело обстоит гораздо хуже. Нам нужно поточнее узнать, в каком именно времени мы оказались, попробуем узнать это у Тутепа.

- Хорошо...


Тутеп встретил их стоя, держа «пиалы» с вином в руках.

- Надеюсь вам нравится мой дом! Простите за бедность, мы не достойны встречать таких дорогих гостей!

- Прекращайте, Тутеп! - откликнуться Андрей, усаживаясь за стол, - всё нам нравится, это вам - спасибо!

- Да, всё просто чудесно, - натянуто добавил Сергей.

- А скажите пожалуйста - кто сейчас правит страной? - вежливо поинтересовался Андрей.

- Сын Гора - фараон Менес, да длятся его дни вечно, - привстал Тутеп.

Улыбка сошла с лица Андрея; Сергей вопросительно на него посмотрел.

- Менес, Менес... - задумался Андрей, - а пирамиды? Где-нибудь построили пирамиды?

- Какие пирамиды? - недоумевал Тутеп.

- Та-ак... Значит не менее трёх тысяч лет до нашей эры, - сокрушенно промолвил Андрей.

Сергей попеременно смотрел то на своего спутника, то на хозяина дома. Взгляд его стал хмурым - было понятно что он собирался покрыть всё вокруг ярыми выражениями из-за подступившей к самому горлу злости. Посмотрев пару секунд на масляный светильник, Сергей наконец воскликнул:

- Да что же это за... - и нервно махнул рукой. В то же мгновение плетёная дверь с громким хрустом вылетела из проёма наружу. Поднялась пыль, пламя в светильнике погасло. Египтяне испуганно вскрикнули:

- Демоны Анубиса!

Заплакал сын Тутепа; жена зашептала молитвы.

- Так, всем успокоится! - вскочил с пола Андрей. Он пошарил в рюкзаке рукой, нашёл, и включил фонарик. Хозяева, увидев яркий луч, исходящий из руки гостя, и упали на четвереньки:

- Демоны!

- Успокойтесь, всё хорошо, - сказал Сергей, - Андрей, что произошло? Почему вылетела дверь?

- Понятие не имею, - ответил он выходя наружу, - дверь вынесло какой-то силой или ветром.. Ну-ка погоди... Выйди-ка сюда.

- Да не свети ты мне в лицо! - ответил Сергей переступая порог. - Ну?

- Постарайся мысленно сдвинуть вон ту мотыгу.

Сергей пару раз моргнул:

- Андрюха, больше не пей.

- Я серьёзно. Сосредоточься. Ты же махнул рукой на дверь, Дарт Вейдер ты наш...

- Чего?

- Двигай!

- Иди к чертям.

- Двигай, слабак!

- Ну знаешь... - сжал челюсти Сергей, и посмотрел на сельхозинструменты. В то же мгновение две мотыги поднялись в воздух, одна, развернувшись, ударилась о стену, другая - полетела в кусты и глухо ударилась о ствол пальмы.

- Уху!!! - закричал Андрей, - Заработало!!

- Что!? Что это такое!?

- А тот треугольник-то не только портал во времени! - пританцовывал Андрей, - а ну-ка, давай, теперь - я! - радостно продолжил товарищ Сергея, вытянув руку в сторону мотыги - которая снова валялась у стены. Она продолжала лежать неподвижно, и через несколько секунд Андрей обиженно произнёс:

- Не, ну а чё она...

В ту же секунду мотыга воспламенилась. Черенок ярко пылал, постепенно распадаясь на красные угли. Медная часть, светясь, плавилась, растекаясь на песок.

- Охохо!! Охренеть!! - ликовал Андрей. - Нет, ты видел!?

- Прошу вас, не убивайте меня и мою семью! - послышались позади мольбы Тутепа.

- Тутеп! Дорогой! Да всё хорошо! Мы - хорошие люди, и вот, даже скажу больше: абсолютно миролюбивые! - подскочил к нему Андрей.

- Не уничтожайте, пожалуйста, больше ничего! - продолжил хозяин хижины.

- Не будем, извини за дверь там... И за тяпку, - извиняющимся тоном произнёс Сергей.


Утром Андрей проснулся из-за странного, и периодически звучавшего звука грохота - он был такой, словно огромный злой великан время от времени колотил кулаком по земле. Выбежав на улицу он увидел семью Тутепа, зачарованно смотревшую на парящее в воздухе большое бревно. Рядом стоял Сергей, он, водя рукой в воздухе, перемещал массивный деревянный кругляк на небольшие расстояния. Увидев Андрея, Сергей улыбнулся, а в это время бревно в очередной раз крепко садануло по земле.

- Значит всё - правда... Я уже подумал, что мне всё приснилось. Что делать будем, дядя Серёжа?

Тутеп привстал с земли и приветственно улыбнулся:

- Прошу тебя, Атхен, не поджигай больше ничего: рядом пшеница...

- Не вопрос. Но спалить чего-нибудь ну очень охота... Да шучу я, не смотри на меня так, Тутеп.

- Ну что, пойдём на поиски? - спросил Сергей, - я готов.


Позавтракав, друзья: уже можно было их так называть, отправились на поиски таинственного треугольника. Пока в смартфонах ещё оставался заряд, Андрей показал Тутепу снимки находок. Когда хозяин хижины перестал закрывать лицо руками и выкрикивать молитвы - после первого знакомства с техникой двадцать первого века; пришло понимание того, что треугольник он никогда не видел, но вот столб узнал. Немного придя в себя, Тутеп любезно согласился пойти вместе с нашими путешественниками.


- Что ты обо всём этом думаешь? - спросил Андрея Сергей. - Магия?

Андрей отрицательно помахал головой:

- Не думаю... Хотя объяснить это тоже не могу. Почему туда положили эту плиту? Почему мы, попав сюда, её не увидели? Почему у этого треугольника такие уникальные свойства? Знаешь, вопросы просто разрывают мою голову.

- А я, честно говоря, больше всего боюсь не вернуться домой.

- А где, всё же, ваш дом? Вы так и не сказали... - спросил наконец Тутеп.

- Эээ... Далеко на севере, очень далеко, - ответил Андрей.

- Евреи?

- Нет-нет, дружище... - улыбнулся Сергей, - ещё дальше!

- Про те края не знаю, - произнёс Тутеп, - у вас там все колдуны?

- Да нет же, хотя... - улыбнулся Андрей, - знал бы ты, как мне начисляли командировочные - такого нахе...

- Давай не будем забивать голову человеку непонятными словами, - перебил его Сергей.

- Ага, конечно, чуть не забыл, - спохватился Андрей. - О, гляди, коряга!

И не успев услышать ответ от своих спутников, Андрей, мановением руки спалил её в пепел. Глядя на радостное - как у мальчишки дорвавшегося до спичек, лицо Андрея, Сергей покачал головой:

- Предупреждай чуть раньше, мы с Тутепом чуть не...не стали легче.


Узнав место, с которого они начали свой бренный путь, друзья приступили к поискам. Они по спирали отходили от места "приземления", но никаких видимых следов или каких-либо признаков треугольника они не находили.

- Я живу здесь уже около двадцати лет, странники. И знаю: что здесь нет никаких треугольников, - прервав молитвы, сказал Тутеп. - Столб - да, но на нём нет никаких надписей...

- Скорее всего, как я и думал: иероглифы появятся на нём позднее, - присев на небольшой камень, промолвил Андрей. - А мы попали в то время, когда этого ещё не произошло.

- Но как же так? Почему мы попали именно в это время? - спросил Сергей, - и как теперь мы попадём домой?

- Чёрт его знает, Сергей. Я даже не знаю, что теперь делать дальше. Ну давай прогуляемся до столба, что-ли.


Осмотр столба ничего не дал. На нём действительно ещё не было никаких надписей. Андрей, достав смартфон, произнёс:

- Заряд скоро закончится.

Открыв фотографии столба, сделанные в нашем времени, он стал их рассматривать, усевшись на землю:

- Говорил же мне папа - учись... Ничего не помню.

- Позвольте мне, - попросил Тутеп.

Андрей, не скрывая удивления, протянул ему смартфон.

- Я немного умею читать, в юношестве помогал одному писарю из Абидоса... Тут сказано, что только достойный пройдёт через глаз Ра, и потом сможет пойти дальше. Глаз откроет ему скрытую силу. Недостойный - умрёт. Примерно так.

- Ну примерно это мы и поняли, но где плита сейчас? - оживился Сергей.

- Я не знаю. Я до сих пор не верю в то, что я встретил вас, в оазисе ведь ничего не происходит. Приходит караван, я наливаю воды животным и людям. Помогаю пополнять её запасы. Мне, в лучшем случае, дают немного старых вещей или еды. И теперь пришли вы. Я до сих пор затрудняюсь верить в то, что вы - люди... Извините.

- Я бы тоже сомневался, - задумчиво сказал Сергей, - да что ж делать то?

- Будем выступать на базарной площади, вон, в их столице. Способности у нас есть. Я буду факиром, а ты - метателем ножей. Самым метким.

- Андрей, ну хватит. Я серьёзно.

- Всадники! - встревоженно воскликнул Тутеп.

- Где? - два друга вскочили на ноги.

Из понемногу растущего облачка пыли, возникшего на горизонте, появилось пять тёмных точек. Они стремительно приближались, послышался цокот копыт.

- Солдаты! - Тутеп взволнованно посмотрел на лица Сергея и Андрея. - Молчите! Вам нужно хранить в тайне те чудеса, которыми вы обладаете! Иначе...

Через несколько секунд к нашей троице подъехали всадники. Тутеп поднял руку в приветствии, затем поклонился. Один всадник сделал знак рукой, и трое его товарищей натянули луки, целясь в людей, которых они только что встретили. Старший возвестил:

- Я - Хатеру, командир пограничного поста в предместьях Мерга. Кто такие? Отвечать!

- Меня зовут Тутеп, и я смотритель воды в оазисе, - указал рукой он направление. - А это мои родственники из Абидоса - Атхен и Сертеп.

- Родственники, говоришь? - склонился в седле командир.

- На них напали разбойники, забрали оружие, деньги и парики... К счастью, они остались живы, - не моргнув глазом ответил новый знакомый пришельцев из будущего.

Командир внимательно смотрел на Андрея и Сергея, ещё миг - и он спешился, подошёл к Андрею и пощупал рукав его футболки:

- А одежду оставили... Да за такую ткань - на базаре, без лишних разговоров дадут двух коней! Они лгут! Убить! - отскочил он назад.

Лучники сильнее натянули тетивы. Но Сергею явно не понравился ход разворачиваемых событий - один взгляд, и солдаты, испуганно шепча проклятия, выстрелили вверх. Ещё через секунду невидимая сила скинула их с лошадей на землю. Четвертый солдат, также спешившись, как и его командир, выхватил серповидный меч и замахнулся. Хатеру проделал тоже самое. Но нанести удары они не успели - их клинки вспыхнули ярким огнём, и обожгли им руки растёкшимся и капающим вниз, расплавленным металлом. Воины закричали. Лучники испуганно глядя на незнакомцев столпились вместе; пятясь спиной и подвывая, к ним присоединились командир с мечником.

- Нехорошо получается, граждане. Кто же так гостей встречает? - спросил Сергей.

- Демоны Анубиса! - прохрипел командир. Солдаты, сложив руки крест на крест, опустили головы и начали шептать молитвы.

- Нет, мы демоны - сами по себе. Что у вас за манеры: чуть что, сразу «убить»? - всё ещё нервничая, спросил Андрей.

- Время сейчас такое... Кругом шпионы, - ответил Хатеру. - Отпустите нас, мы едем с донесением в Чени. Если хотите, для искупления вины - можете убить двоих-троих моих солдат... Но мне нужно ехать к нашему генералу.

После его слов, лучники упали на четвереньки и поползли - с воем, под брюха своих лошадей.

- Вот и ехали бы дальше, молча... Мотайте отсюда! - злобно крикнул Сергей.

Солдаты запрыгнули на своих скакунов. Командир, крикнув «ча!», и отправил всю свою команду поднимать пыль дальше. Немного проехав он остановился и с ехидцой в голосе воскликнул:

- Всё равно завтра вы все умрёте! Вам не уйти! Завтра нубийская армия будет здесь! Ча! - ударил он плёткой коня, и умчался догонять своих доблестных спутников.

- Я чего-то не понял. Он же египтянин? Причём здесь нубийская армия? - удивлённо спросил Тутепа Сергей.

- Я боюсь что всё очень плохо... Он сказал что они прибыли с границы - это недалеко от Мерга. Судя по их словам я сделал вывод - нубийская армия решила проявить хитрость: они не пошли на нас с юга, там много укреплений. А взяв Мерг, что на море, повернуть на запад и сразу выйти на нашу столицу - на Чени! Они пойдут прямо через нас, нам не уйти от их конницы, понимаете? Лучше пусть нас похоронят заживо...

- Зашибись... Познакомились, короче, с культурой древнего мира, - заключил Сергей, и посмотрел на Андрея, - ну вот нахрена ты полез на ту плиту?

- Что-нибудь придумаем, - выдохнул его товарищ.

- Знаешь, вот эти все наши способности, и всё такое, это конечно, замечательно, - вновь с нотками упрёка сказал Сергей, - но вот я, как-то не настроен убивать людей. Ну вот вообще не настроен. И не уверен, что это поможет против многотысячной армии.

- Я тоже вряд ли смогу... - с грустью ответил Андрей. - Может ты, как Супермен, подхватишь нас и мы умчимся сквозь облака - в Рязань? Хотя Рязани ещё нет...

- Всё шутите, ваше благородие? А как же Тутеп с семьёй? Да я и не уверен что смогу поднять сразу даже двоих. Тутеп, кончай выть, что у вас у всех здесь за привычка!?

Хозяин оазиса, поклонился, отошёл на несколько метров, и продолжил завывать свои молитвы дальше.

- Значит так, - собравшись с мыслями, сказал Сергей, - убийства - не вариант. И что делать-то? Закопаться в песок? А если они остановятся в оазисе на несколько дней?

- Если мы не можем их сокрушить... Мы должны их напугать! - поднял палец вверх Андрей.

- Как?

- Ээм... Тутеп! Ты не мог бы одолжить нам козу?


Вечер в хижине прошёл напряжённо. Наскоро поужинав трое мужчин стали прорабатывать план Андрея, который он обрисовал им, когда они были ещё у столба. Тутеп поминутно утверждал, что они все - всё равно покойники, и лучше прямо сейчас начать отпевание. Его жена с сыном тихо плакали в углу...

Сергей в чём-то был согласен с Тутепом, но других идей, кроме сумасшедшего плана Андрея, ни у кого не было.

Рано утром отец семейства спрятал свою семью в давно приготовленной яме, вырытой между пальм. Оставив им воды и провизии, он накрыл их сплетёной из растительности своеобразной крышей, накидав ещё сверху листьев. После, он вынул из-под корней свёрток, с бронзовым кинжалом внутри:

- Я иду с вами!

- Оставался бы ты вместе со своей семьёй, Тутеп! - попросил его Сергей.

- Нет, я с вами!


Взойдя на плато, они взобрались на небольшое возвышение, оттуда открывался прекрасный вид на ровную поверхность пустыни. Три спутника прислушались. С востока нарастал шум. Пыль, поднимающаяся до самого неба, выдавала поступь огромной армии.

Говорить не хотелось, все думали - и каждый о своём. Сергей вспоминал свою Иру, и первые дни вдвоём - с той самой минуты когда они познакомились. Перед Андреем предстал образ его отца, и обещание, данное ему о том, что он никогда его не подведёт... Но он, по-видимому, его не выполнит. Тутеп отчаянно молился, о ком он думал, догадаться было не сложно.

- Сергей, как бы то ни было, я очень рад, что мы с тобой познакомились! - протянул ему руку Андрей.

- Да... Да, я тоже очень рад, дружище!

- Тутеп, и знакомству с тобой , мы тоже очень рады! - продолжил Андрей, грустно ему улыбаясь.

Тутеп, поперхнувшись на середине молитвы, воскликнул:

- Я горд тем что знаю вас! Пусть вас мумифицируют как царей!

- Ме-е, - проблеяла привязанная к руке Тутепа коза.

- Правильно говоришь, «аминь», - кивнул ей Андрей.


(Спасибо! Следующая часть - завтра)

Показать полностью
185

Египетская сила.  (1)

Египетская сила.  (1) Фантастика, Приключения, Отрывок, Авторский рассказ, Длиннопост

- ...Нет сил уже толкать его телегу! Скажите вашему водителю на его - на арабском: пусть подмогу вызывает! - нервно отряхивая руки после прикосновения к пыльному корпусу микроавтобуса, воскликнул Сергей. - Ночевать что-ли, будем теперь в этой вашей пустыне!?

Мужчина-гид, тяжело отдышавшись, ответил:

- Ну...фух... Я ему уже говорил, а что толку? Связи здесь всё равно нет.

Тем временем водитель, как наверное все любители езды которые захотели срезать путь и неожиданно застряли, старательно перебирал все ругательства которые знал. Но вызволить несчастный микроавтобус из цепких лап египетской пустыни это точно не помогало. Машина зарылась в песок довольно глубоко - по самое днище.

- А за каким чёртом вы велели ему ехать в этот объезд? Это же не внедорожник! - поддержал Сергея другой парень, тоже русский турист, застрявший здесь с десятью таким же "везунчиками".

- Он сам решил... Видели же сами: авария на дороге. Вот и объехали, - пробурчал гид, грузно усаживаясь на песок.

- А когда за нами приедут? - спросила пожилая женщина, которая вместе со своим супругом доставала вопросами гида с самого утра - от их гостиницы на берегу Красного моря, во время осмотра достопримечательностей Луксора, и практически всю дорогу назад. Но к грусти тучного мужчины, добросовестно выполнявшего работу в виде красочноречивого описания истории Древнего Египта - уехать от берега Нила более чем на пятьдесят километров не удалось, и неизвестно ещё, сколько продлится его взаимодействие с этой группой туристов.

- Да никто за нами не приедет! Никто не знает, что мы здесь застряли! - в сердцах ответил он.

- И что вы намерены предпринять? - поддержал жену пожилой джентльмен. - Насколько я понимаю, до дороги или до Гирги отсюда, не менее сорока километров.

- Что я намерен...- вновь буркнул гид, поднимаясь с кряхтением с песка. - Толкать будем! Муса! Ялла, ялла!

Вновь натужно взревел мотор. Муса периодически выглядывал в окно с надеждой глядя на туристов, которые предварительно окопав колёса, снова дружно толкали несчастный автомобиль.

- И раз! И два! - задавал ритм гид.

Резкий хруст из-под капота сменила волна проклятий водителя. Он заглушил мотор, но ругаться - перебирая крепкие арабские и английские выражения, не перестал.

- Ну вот, додёргался. Скорее всего накрыл сцепление к чертям собачьим, - констатировал ситуацию парень, который поддержал неудовольствие Сергея пятью минутами ранее.

- Супер, - сказал Сергей, - и что дальше?

- Нужно идти за помощью, - тяжело дышав, ответил гид. - Мне никак нельзя, я, по инструкции, должен оставаться с туристами. Муса пусть ковыряет свой драндулет... Кто пойдет?

- Чёрт с вами, давайте - я пойду. - вызвался Сергей.

- Давайте, я тоже, - снова высказался тот парень. - С пустыней знаком не понаслышке, ну и английский с арабским немного знаю.

- Вот и замечательно! - хлопнул в ладоши гид. - Идите на запад, и до полуночи дойдёте до селений! А наша компания потом всё компенсирует за вашу помощь, я гарантирую!

- Подарит ещё один тур с Мусой? - ухмельнулся молодой человек, и подойдя к Сергею, протянул ему руку, - Андрей...


- Солнце сядет часа через два, - произнёс Андрей, поправляя лямки своего рюкзака. - А вы один или с кем-то?

- Жена в гостинице осталась, вчера перезагорала... Как знала, что сегодня не нужно ехать.

- Понятно, а давайте на «ты»?

Сергей улыбнулся и ответил:

- Ну давай.

Они шли по пустыне уже около часа. Маршрут решили проложить по прямой, и не цепляться к грунтовой дороге, местами засыпанной песком. Андрей, благоразумно отметив координаты микроавтобуса в своём смартфоне, и заполнив пару бутылей водой из стратегических запасов Мусы, взял на себя руководство спасательной экспедицией. Сергей был не против, тем более что Андрей оказался прекрасным собеседником, и неплохо затмевал разговорами монотонный хруст мелких камешков бесконечной, белой пустыни.

- ...А я один, и здесь я как бы в командировке. Работал вместе с геологоразведчиками из Каира. Три месяца таскался по пустыне, даже на море толком не побывал. И вот, за неделю до возвращения домой решил отдохнуть: посмотреть древности, понырять с аквалангом... А теперь, вон как - снова пустыня. Не отпускает, - улыбнулся Андрей.

- Нефть что-ли искал? - спросил Сергей.

- Хм... Да считай, всё подряд.

- Понятно, - ответил Сергей, хотя специфику пустынной геологии не понимал совсем. Но поддержать разговор - проявление вежливости .

Местность из ровной, постепенно превращалась в плато, изрезанное широкими сухими руслами - «вади». Вдали стали виднеться невысокие холмы.

- Сворачивать не будем, - советуясь, произнёс Андрей, - смотри, холмы нам не обойти.

- Да шут с ними, - на минуту остановившись, и отхлебнув немного воды из бутылки, ответил Сергей, - пойдём вперёд, навстречу солнцу!

- Часов шесть, и мы дойдем до восточного берега Нила.

- Надолго я запомню эту турпоездку... По темноте как пойдём?

- У меня есть фонарик. А компас - сам видел - в телефоне. Ну и в телефоне - ещё фонарик.

- Точно. Быстрей бы дойти, Ирка там моя, с ума сойдёт.

- Ну тогда - шире шаг! Хотя, погоди-ка... - сказал Андрей, вглядываясь вдаль, - видишь, вон там? Чернеет.

- Ну вроде бы. Столб какой-то.

- Странно, я таких никогда не видел. А давай посмотрим? Тут всего метров двести.

- Хорошо, давай. Для бешеной собаки, семь вёрст - не крюк...


- Это что? Исторический памятник? - положив свою сумку на землю и присев на корточки, спросил Сергей.

Несколько секунд назад два спутника подошли к резко контрастируещему с фоном пустыни объекту. Его присутствие здесь казалось совершенно неестественным, как если бы они встретили его на Марсе.

Он представлял из себя довольно странный столб, высотой с человеческий рост, и его поверхность была вся испещрена иероглифами.

- С ума сойти... - прошептал Андрей.

- Что-то редкое? Интересно, что там написано? Жаль что нам не узнать.

- Понимаешь Сергей... Я немного знаком с историей Древнего Египта. Мой отец - профессор... Но не это главное. Я никогда не видел таких столбов. Это нечто среднее, между обелиском и менгиром - древним каменным столбом, служащим для ориентира или для разделения границ. Такое впечатление, что иероглифы были высечены на нём позднее... Но судя по степени истирания от ветровой эрозии - это тоже было очень давно.

Сергея явно удивили услышанные им слова. Он многозначительно закивал, и цокнул языком:

- Скажите пожалуйста... Может и прочитать сможешь? - шутливо продолжил он.

- Дальше идти можно только жрецам. Остальные будут прокляты. Но это так - поверхностно.

- Да ладно. Ты сейчас серьёзно?

- Мой отец - египтолог. Он хотел чтобы я пошёл по его стопам, но... Египет мне больше понравился изнутри, очень глубоко внутри. Понимаешь?

- Да понимаю конечно, - ответил Сергей, - но все же, удивительно... И столб этот странный. Странно то - что его до сих пор отсюда не уволокли.

- Точно, Сергей! Местные бы давно это сделали. Неужели мы - первые, кто побывал в этих местах, с самых незапамятных времён? - спросил Андрей как бы у самого себя. Он водил пальцами по древним письменам и явно напрягся, возможно вспоминая давно подзабытые знания. После он сделал несколько снимков на свой телефон.

- Ну что же, пойдём дальше? Или станем жрецами, и потом пойдём? - весело спросил Сергей.

- Ага... Конечно, конечно. Пойдём, - для Андрея находка заместила на несколько минут собой недавние события. Но позади их ждали люди, которым была необходима помощь. Спутники поднялись. Андрей произнёс:

- Маршрут не меняем, идём вперёд.

Прошли минут пять, совершенно молча. Сергей поглядывал на своего товарища по несчастью, «ну или просто товарищу по дороге, как определить-то, чёрт его знает» - думал он, и его стала беспокоить неожиданная молчаливость Андрея. Тот шёл, спускаясь с плато, и поглядывал на экран смартфона. Сергей не выдержал:

- Андрей, всё в порядке?

- А? Да, всё хорошо, - улыбнулся он, - видишь ли, я изучаю отснятые мной снимки этого столба.

- Есть подробности?

- Ну не совсем. Дело в том что в древности, места, в которые запрещалось ходить простым смертным, были или захоронениями знатных вельмож или...

- Или чем? - приободрился Сергей.

- Или храмами для узкого круга лиц. Вот только я не слышал, чтобы в этих местах были какие-либо исторические постройки или захоронения. Здесь вообще ничего не должно быть, ведь весь Египет исследован уже вдоль и поперёк.

- Ну мало ли... Может чего и не нашли до сих пор?

- Вот это всё и заставляет меня поволноваться. Ведь может наконец удача... Твою мать! Смотри!

Спуск закончился, и попетляв с минуту по высохшему руслу, путники вышли в небольшую долину. Посреди неё, на небольшом возвышении, высился какой-то монолитный древний фундамент из чёрного камня.

- Ну вот, - произнёс Сергей, - вот тебе и постройки.

Андрей ничего не ответил, он, лишь полыхнув ярким взором мечтателя нашедшего свой Грааль, почти бегом устремился к сооружению. Или к тому, что от него осталось. Сергей про себя успел отметить, что гены папаши Андрея, скорее всего, имеют место быть в данном случае.

Они поднялись наверх. Их взору предстала удивительная картина: каменное сооружение, высотой примерно с метр, оказалось не совсем фундаментом, а было огромной плитой в виде треугольника - если посмотреть на него сверху. В центре были выбиты контуры огромного глаза, по углам - иероглифы. Андрей благоговейно погладил поверхность плиты, глаза его горели.

- Красиво, - сказал Сергей, - а для чего она?

- Ты... Ты даже не представляешь что мы с тобой нашли!

- Ты всё меньше и меньше напоминаешь мне геолога. И что же мы нашли?

- Было предание. Что где-то в пустыне захоронена плита с изображением глаза Ра. Тот кто на неё ступит - будет испытан: умрёт или обретёт силу.

- Египетскую? - ухмыльнулся Сергей.

- Что? - обернулся на него Андрей. - Ага, египетскую, - с улыбкой заключил он.

- Послушай, это всё конечно интересно, но не забывай - нас люди ждут. Делай свои снимки и пошли дальше. Смотри - солнце совсем скоро сядет.

Практически не обращая внимания на его слова, Андрей продолжил:

- Это, - указал он пальцем на плиту, - самое значимое открытие, со времён находки гробницы Тутанхамона. Очень древнее...

- Чудесно. Пошли дальше.

- Я не прощу себе, - сказал он, - если не залезу на неё.

- Слушай, ну вот делать тебе нечего...

Андрей, подмигнув глазом, взобрался на поверхность плиты, и встав прямо на изображение зрачка, воскликнул:

- Тут, судя по надписи, нужно произнести слова!

Сергей, закатив глаза к небу, со вздохом спросил:

- Ну и какие слова?

- Ну...эээ...«испытай меня».

- И что будет? Не, ну понятно что ничего не будет, но мне интересно когда ты уже оттуда слезешь, - начинал нервничать Сергей.

- Сейчас... Ясное дело, нужно сказать по-египетски... как же там... А! Эхен Тотенра!

- Молодец, - скептически произнёс Сергей и замер: все контуры с рисунками и с надписями стали слабо испускать золотое свечение. Андрей, расширив глаза, удивлённо озирался по сторонам.

- Слазь... - сначала прошептал Сергей, - слазь оттуда к чертовой матери!! - зашелся он уже криком.

- Смотри! - сказал Андрей, указывая на плиту. В ту же секунду свет, идущий изнутри каменного сооружения, стал нестерпимо ярким. Андрей закричал. Закричал так, как будто бы его раздирали на части. Ещё через мгновение, он, запрокинув голову, стал подниматься в воздух.

- Вот же зараза! Андрей! Держись! - крикнул Сергей, отходя немного назад, - прости меня Ира, - и с разбегу запрыгнул на плиту. Тут же, как ему показалось, тысячи раскалённых игл впились в каждый атом его тела. Невольно и он закричал от боли. «Только вперёд, нужно вытащить этого идиота» - думал он, с ходу ударяя в корпус товарища. Уже подлетая к краю плиты, и увлекая за собой Андрея, у Сергея промелькнула мысль: «и нахрена я поехал на эту экскурсию». Падая вниз, он потерял сознание.


Первое что увидел Сергей, открыв глаза, это красную полосу предзакатного неба. Повернув голову он посмотрел на стонущего и лежащего рядом - на земле, Андрея. У самого Сергея тело ныло, как если бы он сам разгрузил вагон с цементом. Голова раскалывалась, словно после похмелья. Андрей, всё ещё кряхтя, приподнялся на локте, другой рукой он держался за голову.

- Нет... Нет, это нужно быть полным идиотом, чтобы войти в трансформаторную будку, с надписью: «Не влезай, убьёт!» - еле смог выговорить Сергей. - И схватиться руками за кабель - так будет точнее, - с укором произнёс Сергей.

- Какую будку? Ты о чём, Сергей?

- Да я образно говорю!! - почти проорал Сергей. - Знать, что там должна случиться какая-то хрень, после произнесения кодовой фразы - и произнести её, ну знаешь... Попахивает идиотизмом чистой воды.

- Да что ты такое говоришь? Кто же знал? Ты же сам не верил в эту древнюю мистику!

- В мистику... Я и сейчас не верю. А то что мне ударил запах озона в нос, как от поля с высоким напряжением - я и сейчас не могу забыть. Знаешь, если ты по дороге увидишь ещё какую-нибудь древнюю чертовщину - пожалуйста, занимайся ей, фотографируй, хоть в жены возьми, мне всё равно. Не заставляй меня снова спасать твою задницу.

- Сергей, ну извини. Спасибо... Спасибо что не оставил.

- На здоровье! А где? Где она? - произнёс Сергей, крутя головой из стороны в сторону. Плиты нигде не было. Пейзаж с долиной и краями плато над ней, был тем же, но древнее сооружение исчезло, как будто бы его никогда и не существовало.

- Что за Копперфильд? - вскочил на ноги Андрей. - Украли?

- Ага, подогнали кран тонн на семьдесят... Может и не было ничего? Может ты действительно схватился за какой нибудь кабель, закопанный в пустыне?

- Да как же... Ты же тоже помнишь эту треугольную плиту? Верно? - с сомнением и надеждой в голосе спросил Андрей.

- Верно... Андрей, пошли отсюда. Потом думать будем. Нужно двигаться дальше.


Когда солнце коснулось горизонта, парни забрались на вершину холма. Внизу открылся вид на оазис: небольшое озеро обрамляло полукольцо из пальм. Сбоку стояла хижина из глины и несколько пристроенных к ней мелких построек. Рядом зеленел небольшой квадрат с пшеницей и ещё с несколькими культурами. Чуть поодаль мальчик погонял нескольких коз: по дороге к дому. А метрах в пятидесяти от парней стоял бородатый мужчина, в одной руке он держал верёвку за которую была привязана коза, другой рукой - нерешительно, он показал знак приветствия. Сергей поднял руку в ответ, но Андрей быстро его одёрнул:

- Правой, правой маши... Левой - оскорбление. Ассалам Алейкум! - громче крикнул он человеку, бывшему по-видимому, хозяином хижины. Тот с нескрываемым удивлением приблизился к путешественникам. Когда осталось всего несколько шагов, спутники уже подробнее рассмотрели грубую одежду жителя оазиса - она представляла собой рубище, перевязанное веревкой; на ногах были сандалии - но они были разодраны до такой степени, что лучше бы их вообще не было. Мужчина, пригнувшись, и взглянув на пояс Сергея воскликнул:

- Небесный металл!

Сергей, в свою очередь, удивлённо посмотрел на хромированную застёжку своего ремня.

- Говорите по-русски? - обрадовался Андрей. - У вас здесь нет мотоцикла? Понимаете, наш автобус сломался, здесь неподалеку, километров в шести и...

- Простите меня странники! - перебил его мужчина, - вижу что вы из знатного рода, только простите моё удивление: я никогда не видел такую одежду! И врата в небесное царство пусть будут также приветливо пред вами открыты, как и двери моей хижины! Простите! - в пояс поклонился он. - Прошу вас разделить со мной кров, и вкусить пищу простого смотрителя воды!

- Извините, это всё конечно замечательно, и спасибо за приглашение, - удивлённо переглянувшись с Андреем, сказал Сергей, - но нам бы сейчас доехать до города...

- Вот я старый дурак! Я не представился, и поэтому вы учтиво отклоняете моё предложение! Меня зовут Ра-Ту-Ут-Итеп, можно просто - Тутеп. Я - смотритель воды, и живу здесь с женой Сатэ и сыном - Хорусом. Примерно раз в неделю через наш оазис проходят караваны. Они запасаются водой и идут дальше: на Мерг, Абидос или Чени. Чтобы совсем не опухнуть от голода, я добываю белую глину, здесь, невдалеке, - сказал Тутеп, указав рукой в сторону небольшой расщелины в холмах.

Пауза длилась, наверное, секунд двадцать. Набрав побольше воздуха в грудь, Сергей сказал:

- Значит так, уважаемый гражданин. Я подозреваю, что вы продолжаете играть роль некого аниматора на этой туристической тропе. Нам очень понравилось, браво, бис. Эта ваша инсталляция под древнюю хижину - вообще огонь. Но давайте теперь вернёмся к нашим баранам...

- У меня козы, - вставил Тутеп.

- Послушайте - у нас сломался автобус. Понимаете? Телефон ни там ни здесь не берёт. Понимаете или нет? Там люди, и ночевать они будут в пустыне... Уфф... По дороге мы с моим спутником попали под действие электротока... На каком-то дурацком треугольнике. Не удивлюсь, если узнаю, что его установили ваши драные египетские турфирмы. Мы устали как собаки, и прекратите уже этот спектакль. Вы нам поможете?

Мужчина с бородой, уже почти испуганно кивал в такт вопросам Сергея. Два путника теперь выжидательно застыли, уставившись на хозяина оазиса.

- Вы всё время называете какие-то непонятные для меня слова, добрые путники. Надеюсь, что это не злые заклинания... Назовите ваши имена, прошу вас. Я должен знать, что вы не злые духи пустыни.

- Дяденька, нас слышно? - щёлкнул пальцами Сергей. - Тебя не смущает, что ты говоришь нам это всё по-русски? И на араба ты вовсе не похож.

- Сергей, подожди, - встрял Андрей, но его голос показался Сергею сосредоточеным, - меня зовут Андрей...

- Атхен, - кивнул Тутеп.

- ...а это - Сергей.

- Сертеп, - ещё раз утвердительно кивнул мужчина.

- Да не Сертеп, а Сергей!! - вспылил спутник Андрея. - Он издевается что-ли!

- Подожди, - положив руку на плечо Сергею, продолжил Андрей, - мы с удовольствием принимаем ваше предложение, и будем очень рады посетить ваш дом.

- Вот и отлично! Как же я рад! Сатэ!! Накрывай на стол! К нам прибыли дорогие гости! У меня есть кувшин с вином, из самого Чени! Хранил для такого случая! - воскликнул Тутеп, и почти вприпрыжку, волоча за собой козу, помчался к хижине. Его жена, следившая за всем происходящим через проём двери, радостно хлопнула в ладоши: угрозы нет, путники мирные, хорошо.

- Какого чёрта ты ему подыгрываешь? - почти со злостью прошептал Сергей.

- Давай сходим к людям, перекусим, видишь, они вроде бы искренне рады.

- Я знаю почти с десяток людей, торчащих сейчас в пустыне. И они искренне не рады!

- Поеди́м, и в путь, хорошо?


(Спасибо что читаете! Продолжение - завтра. Поддержать звонкой монетой можно через Яндекс 410019597486703)


Рассказ мой, изображение - unworld.ru

Показать полностью
42

Невидимые тени

Руперт Линч сгорал от нетерпения - пять лет он шёл к цели и теперь был близок как никогда. Он даже не стал ждать, пока его наёмники проверят территорию. Линч прилетел на место недавнего боя на вертолёте и сразу бросился к своему другу и шефу безопасности Саймону Стилсону, стоящему рядом с главным входом в мрачный особняк.


- Вижу, что вы уже закончили! - Обрадовался Линч, не услышав звуков борьбы.


- Ну, как сказать, они долго дохнут - будут корчиться ещё как минимум полчаса, так что тут не совсем безопасно.


- К чёрту! Там источник власти! То, что сделает нас выше любого смертного! Ты можешь себе это представить?


- Куда уж больше власти, Руперт? И зачем? Разве тебе выпало мало страданий на свою долю? - Саймон указал на трость Линча, как на напоминание о той трагедии, которая забрала всю его семью и оставила его хромым.


- Я знаю, что ты до сих пор сомневаешься, но задумайся над тем, что если я сразу получил бы Арлис в свои руки, то никто бы из них не погиб.


- Это извечный спор.


- И сегодня мы наконец его разрешим - мы увидим, на что он способен.


Линч взглянул на готический особняк с горгульями и декоративными башенками наверху, его острые шпили и чёрные флюгера напоминали о средневековье.


- Это семейство всегда выбирало странные места, - задумался Линч прежде, чем войти внутрь, - почему они возвели этот замок рядом с обрывом в пропасть? Там внизу что-нибудь есть?


- Только острые скалы и беспокойный океан.


- В этом что-то есть, чего мы пока не видим.


Линч взялся за ручки и медленно открыл дубовые двери особняка Олдвудов. Как всегда после разборок с этим семейством, внутри был полный бардак: раскуроченная на части мебель, куски стекла, дырки в каменных стенах и потолке, разорванные тела наёмников и твари, которые выдавали себя за людей. Одна из таких была прибита металлическими кольями к стене и корчилась от боли. Линч не часто видел их живьём и поэтому подошёл к ней поближе: они росли внутри человеческого тела, образуя второй скелет и другую плоть с уникальными свойствами. Лишённые человеческой оболочки, они выглядели как адские доспехи из костей. Эти существа состояли из сверхпрочных металлизированных мышц, способных к быстрой регенерации. Их нельзя было убить даже бронебойными пулями - от этого они становились только более страшными. И даже противотанковые ракеты не давали надёжного результата, потому что куски их плоти разбрасывались в разные стороны и потом заново пытались собраться.


Но за большие деньги и жертвы люди Линча провели исследования кусков их плоти и создали живой металл с обратными свойствами. Он поглощал их тела как паразит, вызывая паралич и медленную смерть. Было только одно “но” - нужно было использовать кусок металла больших размеров, чтобы вызвать быструю слабость и обойти противодействие иммунитета. В итоге огромная высокотехнологичная корпорация уничтожала фантастических монстров с помощью металлических кольев, как в средневековье.


Руперт Линч пригляделся к твари, на которой почти не осталось человеческого лица и узнал в ней давнего врага. С торжествующей издёвкой, он замахнулся своей тростью и ударил её по щеке.


- Я предлагал договориться по-хорошему, Беатрис! - Линч не мог не вспомнить старые обиды. - Вам всего лишь нужно было назвать цену!


- Но он бесценен! - прохрипело существо в ответ.


- Я знаю! Но иногда надо идти на невыгодные сделки, моя дорогая. Иначе можно совсем прогореть!


Линч махнул рукой - вскоре он забудет о ней, как ещё об одном поверженном противнике. Энергичной походкой, перепрыгивая трупы и не замечая крики боли, он прошёлся по широкой винтовой лестнице на последний четвёртый этаж, всё помещение которого было святилищем для одного единственного предмета. Саймон всё это время следовал за своим шефом, пытаясь не показывать скептицизм.


Тёмно-зелённые малахитовые полы, пара умирающих металлических тварей, прибитых к полу, панорамные окна на всех стенах, редкие колонны из обсидиана и церемониальные жертвенные огни вокруг таинственного объекта в центре помещения. Он был похож на сферу, в которой текли вихри энергии, разделяющие его на две части. В какой-то степени Арлис был похож на грецкий орех, только сотканный из света и электричества.


- Почему они не поместили его в более надёжное место? - Саймон не хотел спешить и тянул время, задавая вопросы.


- Потому что не могли! Его нельзя уничтожить и крайне трудно переносить и хранить. Если верить легенде, то он очень опасен и капризен для тех, кто собирается его сдерживать.


- И это действительно стоило жизней стольких людей, Руперт?


- Во-первых, их жизни оплачены - я заплатил, - ещё раз выделил голосом заветное слово, - им за работу. И должен сказать, что твои люди молодцы, Саймон. Во-вторых, представь сколько мы спасём жизней, когда никто не будет сдерживать мою компанию! Я наконец смогу построить свою мечту, мой город света, первую успешную утопию в истории! И она будет носить моё имя - Lynch State! Так ты со мной, Саймон?


- Да, конечно, Руперт.


На самом деле Саймон предполагал, что его старый друг мог слегка тронуться умом, и его нужно пристрелить ради общего блага. Но он знал правила игры: если бы они не нашли Арлис, то он попал бы в руки отъявленных негодяев или даже политиков. Поэтому нужно было дойти до конца с Рупертом, и потом, если он действительно сошёл с ума от власти, перейти к экстренным мерам и уничтожить Арлис.


Линч и Саймон подошли к сфере и нежно прикоснулись к ней. Приятные мурашки пошли по их коже, и они увидели, как реальность постепенно наполняется новыми красками. Теперь они видели мир таким, каким он есть на самом деле. Всё скрытое стало явным.


Первом делом Линч и Саймон увидели, что Арлис был живым существом наподобие гиппогрифа, а сфера из света была не пародией на грецкий орех, а являлась его мозгом. Он существовал в двух мирах одновременно, часть его жила в материальном мире, доступном для простых существ, а остальная была соткана из неуловимой тёмной энергии, которая в глазах Линча и Саймона теперь выглядела как сгусток непрекращающихся искр. Ещё они видели, что разум Арлиса создаёт сложный закрученный шторм из электромагнитного поля, также как и у других людей, но только большего размера. А вот мобильные телефоны, мини-компьютеры солдат и металлические существа создавали что-то очень упорядоченное и строго ритмичное.


- Забавно получается, Саймон, - усмехнулся Линч, - выходит, что бездушные роботы, охраняли живое существо.


Арлис подошёл к Линчу и потёрся головой, он услышал его отчётливые мысли о свободе и страх перед жертвенными огнями вокруг себя, в которых жгли, что-то очень специфическое.


- Саймон! Прикажи людям, потушить огонь.


- Ты хочешь просто отпустить его на волю?


- Конечно, пусть радуется жизни - ты же видишь, что он хочет бегать среди облаков и плавать в лучах Солнца, - и Саймон и Линч чувствовали, что Арлис использовал все свои силы, чтобы дать им новые способности, и теперь ему нужен был отдых и качественная энергетическая “еда”.


- Ты не боишься, что потом он кого-нибудь одарить способностью видеть тайны мира? - Саймону было интересно видеть, как меняется поле разума вокруг его старого друга.


- Ну, учитывая его образ жизни, можно сказать, что таких счастливчиков будет не много. И к тому же я совершенно не против. Может быть это даже разрушит проклятую паутину коррупции и бюрократии, которая вставляет нам палки в колёса!


- Даже если из-за этого мир погрузится в пучину огня?


- А ради чего ещё стоит сжигать мир, Саймон? Только ради правды и справедливости, - Линч был сложной личностью: волюнтаризм и хищные “капиталистические” наклонности сочетались в нём с идеализированными мечтами и порывами к изменению мира ради всеобщего блага.


Счастливое создание засияло ярким светом, расплавило стёкла в окнах и побежало по прямой линии прямо на Солнце. Линч и Саймон вышли на балкон, чтобы напоследок посмотреть на “артефакт”, за которым они гонялись около пяти лет. Как только Арлис то ли улетел, то ли уплыл на небо, то между ними сразу возник немой вопрос: “А что эта за ерунда торчит тут перед замком?!”.


Саймон и Линч видели теперь тёмную материю, из которой был создан парящий мост от балкона к ещё одному, ранее неосязаемому и висящему в воздухе, особняку. Он был скромных размеров, всего в два этажа и с небольшими башнями. К сожалению они пока не могли видеть цветов новой субстанции, она казалась им полупрозрачным чёрным стеклом, с постоянно ускользающими гранями.


Линч аккуратно перелез через балкон и встал на мост к новому замку. Неуверенной походкой он прошёлся пять метров и помахал рукой наёмникам внизу. Для них Линч буквально ходил по воздуху, что не могло не вызвать удивление и даже некоторой радости. Солдаты Саймона видели, что их усилия принесли какой-то результат. Не так часто им приходилось сражаться ради чего-то неизведанного и таинственного.


- Руперт! Хватит дурачиться! - Крикнул Саймон Линчу, который ощупывал материал, из которого был сделан мост.


- Я изучаю новый мир, Саймон!


- Это небезопасно!


- А вот тут ты прав. Иди за мной и прикрывай если что.


- Может быть мы поедем в город в поисках чего-то более важного? Там мы можем увидеть ещё много таинственных вещей.


- Ну, хватит ворчать!


Линч уже ничего не слушал и заковылял изо всех сил навстречу дверям полупрозрачного замка. Саймону только и оставалось, что перепрыгнуть и догонять шефа. Линч опять встал у дверей особняка и повернулся к Саймону.


- Дежа-Вю, Руперт? - Спросил Саймон.


- Ага. И кажется мои способности постепенно усиливаются. Оглядись вокруг, тут есть какое-то поле, которое отпугивает всех живых существ. Ты не чувствуешь, какое-то давление на разум, которое принуждает тебя к бегству?


- Действительно. И кажется у меня есть глупое объяснение тому, ради чего это сделано.


- Я готов улыбнуться.


- Чтобы отпугивать птиц, чтобы они не врезались в невидимый замок, висящий над скалами и не демаскировали этот секрет.


- Ха. Уверен, что тут есть ещё куча деталей, о которых мы не задумывались. Тогда я смею предположить, что этот материал пропускает воду, чтобы оставаться невидимым в дождь.


Линч опять открыл дверь в замок. Его глаза учились видеть больше и различать тонкие детали. Ему стало казаться, что мозг создаёт новые цвета, чтобы описать действительность. Линч поднял одну из невесомых вещей с пола, похожих на табуретку, и попытался сломать её об пол. В результате сломался и кусок пола и само орудие в руках, они разлетелись на осколки и испарились. В это время Саймон подошёл к тому, что напоминало камин - внутри объекта в стене были потоки материи, похожие на чёрный огонь. Саймон попытался прикоснуться к ним, но его ударило током.


- Саймон, дорогой мой! - Громко сказал Линч, поднимая голову наверх и доставая свой револьвер Кольт Анаконда из внутреннего кармана пиджака. - У тебя пушка под рукой?!


Саймон сразу же приготовил свой коломёт к бою. Наверху, сквозь полупрозрачный пол, они увидели паукообразного монстра с гуманоидным туловищем и руками, покрытыми чёрным огнём. Создание тоже увидело нежданных гостей и отправилось к лестнице на первый этаж. Не долго думая, Саймон и Линч открыли огонь в надежде пробить пол и задеть чудище. Но материал поглотил все пули - на нём всего лишь прошлись небольшие волны, как на поверхности воды.


Монстр уже спустился в холл к своим жертвам. Саймон загородил собой Руперта и ещё раз открыл огонь в чудище, потом, увидев безрезультатность своих действий, он достал нож и попытался зарезать его. Нож от этого стал мягким, а сам Саймон получил удар током от чёрного огня и упал на пол. Тогда Линч схватил ещё одну табуретку с пола и ударил паукообразное чудовище по голове. Монстра это не убило, но оторвало от него кусок и полностью уничтожило бедную табуретку.


Завязался непростой и “зажигательный” бой - от прикосновения к рукам монстра летели искры. Саймона и Руперта то и дело отбрасывало к стене, но они не сдавались. Они поочерёдно атаковали монстра с разных сторон, пока тот пытался зажарить их до смерти. Они могли отступить, но это уже было делом принципа - они хотели добить это наглое и надоедливое существо. В конце концов они истратили всю диковинную мебель, посуду и непонятные агрегаты. Вскоре они оторвали монстру руки и голову, но тот отказывался умирать. Саймон прижал его последним стулом к стене, а Руперт подошёл к нему с боку с объектом похожим на торшер.


- Что будем делать, Руперт?


- Ход конём!


С этими словами он ударил в пол под монстром, и тот полетел далеко вниз, прямо в воду. От соприкосновения с океаном он перешёл в другое неведомое состояние и окончательно ушёл из жизни Линча и Саймона.


- Давно мы так не веселились, Саймон! - Констатировал радостный Руперт.


- Да он нас чуть не поджарил, я думал меня сейчас инфаркт хватит!


- Ну, ну, не преувеличивай, ты выглядишь свежим бодрячком!


- Хорошо прожаренным бодрячком! У меня брови сгорели и волосы опалились!


- Лучше подумай о том, что охранял этот монстр! Хватай наше главное оружие - табуреточку, и пойдём на второй этаж.


Радостный Линч поднял трость с пола и заковылял на лестницу, ведущую на второй этаж. Теперь его глаза могли различить множество мелких вещей, которые валялись на полу. Это было похоже на мастерскую, где изготавливали личинок для будущего вживления в людей. А паукообразный монстр видимо являлся их конструктором.


Линч заметил странную нить, висящую в самом конце комнаты, и попытался прикоснуться к ней. Но его рука проскочила куда-то внутрь, вызвав искривления пространства - комната словно поплыла в разные стороны. Потом Линч взялся за нить двумя руками и раскрыл её.


Это было окно в иную реальность с другими законами физики. Пространство в нём было не такой большой преградой для перемещения и наблюдения, как у нас. И в один момент Линч и Саймон, стоящий сзади шефа, увидели масштабную картину: ровное каменное плато размером с большой город, стоящее у края самого моря, повсюду были длинные башни украшенные вензелями на стенах и широкими смотровыми площадками. В один момент они высыпали из себя тонны белоснежного зернистого вещества, и по местным законам физики они даже смогли разглядеть его вблизи - это была питательная смесь для живых организмов, содержащая между прочим простой планктон. Потом наступил прилив и великое море поглотило каменное плато. Оно наступало, пока не поднялось до остроконечных крыш высоких башен. Линч и Саймон почувствовали, что всё происходящее было частью большого замысла по созданию гармонично развивающегося мира, наполненного примитивной и неразумной жизнью.


Потом они узрели хозяина этого мира, который смотрел на своё творение с небес - это была огромная перевёрнутая пирамида, вращающаяся вокруг своей оси, с живыми и меняющимися трещинами на своих стенках, которые образовывали что-то похожее на глаз. Из трещин лился белый свет, но это были не простые лучи, а избытки силы, удаляемые из себя, чтобы не “перегреться”.


Существо давно увидело гостей и теперь Линч и Саймон могли почувствовать его мысли. Его тошнило от отвращения, оно больше всего хотело закрыть окно обратно, чтобы не видеть чужаков. Роботы-прислужники в виде механических ос помчались к порталу, чтобы закрыть его со своей стороны и у них оставалось ещё пять минут для разговора. Линч чувствовал, что эти существа не смогут проникнуть в наш мир - они были сделаны из другой материи.


- Эй, мистер, - начал кричать Линч в окно в другой мир и почувствовал, что существо всё отчетливо понимает и слышит, - как к вам обращаться?!


Этот мистер испытал новый прилив отвращения, когда услышал про своё имя. Но он всё же ответил, и этот могучий голос разнёсся на многие мили вокруг Линча и особняка Олдвудов.


- Тэйрэт! И раньше у меня не было имени! Это всё из-за таких как вы!


- А можно всё по порядку?! Я ничего не понимаю!


- Зачем мне нужно было имя, если я целую вечность был единственным существом со свободной волей?! И я вообще не понимаю эту нелепость и мерзость!


- Какую?!


- Что кто-то ещё кроме меня имеет свободную волю! Всё должно подчиняться моему идеальному замыслу!


- Так вы занимаетесь подавлением свободной воли? Для вас это жизненно необходимо? Но да ладно, у меня есть предложение. Я бизнесмен старой закалки - мне важны не цифры на банковском счёте, а заводы, рудники, железные дороги! Только большие проекты и замыслы! Ну, вы понимаете, мистер Тэйрэт, в этом мы с вами похожи, не так ли? Мы можем заключить тактический союз. Как я мог заметить, ваши успехи в подавлении свободной воли на Земле закончились фиаско. У нас творится хаос, жизнь кипит и войны не утихают. Я готов с вашей помощью принести в жизнь больше порядка!


- А я Бог старой закалки! - Прервал его рассуждения Тэйрэт, - Я не собираюсь иметь дела с пешкой, которую протолкнули в ферзи! Как ты можешь мне что-то предлагать, когда находишься на крючке у этих бандитов?!


- Что вы несёте?! Никто не дёргает меня за ниточки!


- Тебе подкинули идею и доказательства о существовании Арлиса, чтобы стравить нас друг с другом, идиот! Мне что, всё надо разжёвывать?!


- Да ну, бред какой-то! Почему они со мной не связались?!


- Тебе повезло! Ты слишком быстро нашёл артефакт. Они не успели за твоей импульсивной натурой! Но самое интересное в другом. Это то, как они собираются тебя контролировать… - Голос стал зловещим и свет из глаз наполнился “кровью”.


- Не тяните резину!


- А ты спроси у своей дочери.


- Просто Божественное чувство юмора! Она умерла шесть лет назад!


- Да неужели?!


Робо-осы Тэйрэта приблизились к окну и стали закрывать портал.


- После того взрыва, который устроили мои конкуренты, - начал возмущаться Линч, - она попала в кому и медленно угасала на моих руках! Я, [ЦЕНЗУРА], более чем уверен, что она умерла!


- А ты позвони ей и убедись в этом лично. Смелее - набирай номер!


Портал закрылся и Линч остался наедине со своим другом Саймоном. За сегодня он увидел многое, но поверить в воскрешение мертвецов он ещё не мог. Через минуту Линч всё-таки достал телефон и набрал номер, который никогда не уходил из его памяти. Раздались гудки, и она взяла трубку.


- Алло, Хэлен?!


- Папа! Неужели это ты! Ты очнулся от комы?! Это просто невероятно!


Линч безусловно узнал её, однако это было слишком фантастичным, и он просто не мог не проверить ситуацию на обман.


- Хэлен, помнишь как в детстве я привёл тебя в кукольный магазин, и ты увидела то, что понравилось больше всего остального?


- Конечно же, папа! Такие моменты не забываются! Я даже не взглянула на куклы и бросилась к другим полкам - к Дарту Вейдеру, потому что он крутой!


Это была безусловно дочь Линча, и ему сразу же захотелось задать ей миллион вопросов, но в ответ он услышал что-то странное - хрипы и белый шум. Потом связь восстановилась и на другой стороне уже были хозяева ситуации. Перед Линчем всплыла картина того, как группа людей сидела в зале для VIP гостей в казино за партией в покер.


- Привет, папаша, я Тони по кличке Козырной Туз - самый обаятельный мерзавец в нашей тусовке. И я вижу ты уже воспользовался нашим приятным сюрпризом и позвонил дочери? Молодчинка. Но мы хотели объясниться и разложить карты на стол. Мы даже дадим тебе картинку, чтобы ты видел, с кем имеешь дело.


Линч отчётливо увидел не только самого Тони, но и всех его друзей. Сам Козырной Туз был одет в белый пиджак стиля семидесятых годов с золотой рубашкой с большими воротниками, с платиновой цепью на шее, увенчанной знаком доллара, также на нём была занятная чёрная шляпа и сразу две кубинские сигары во рту. Туз держал в одной руке бутылку пива, в другой карты, в плечах мобильник, а на коленях сидела девушка, одетая только в мини юбку, которая вообще ничего не прикрывала. Девушка нашёптывала всякую похабщину на ухо Тони, и вставляла ему в рот новые сигары, которые постоянно падали, когда он пытался пить пиво. Друзья и окружающие делали всё возможное, чтобы отвлечь его от игры, но у них ничего не получалось, и Козырной Туз всегда выигрывал. Ещё там был Блэк Джэк - парень, одетый в чёрное и выглядящий как могильщик, а также мистер 666 - любитель рулетки, Марк-Жеребец - поклонник скачек, одетый в коричневый кожаный костюм, и Дайс, профессиональный игрок в кости. В общем эта была свора замечательных людей.


- Ну и что умного вы хотите мне рассказать?! - Увидев этих личностей, в голове Линча сразу щёлкнул тумблер - с бандитами он разговаривал совершенно по-другому.


- Успокойся, папаша, - Туз уловил нотки, которые он не планировал услышать, - мы добрые люди, и просто захотели помочь на безвозмездной основе! Мы увидели, что у такого хорошего человека, как ты, возникли проблемы с этой, как его… - обратился к Блэк Джэку, - как называется эта вещь для утопленников? Ах-да, утопия! И мы типа решили помочь тебе увидеть, что вокруг куча всяких Тэйрэтов, которые вставляют палки в колёса, что некоторыми людьми и организациями манипулируют высшие силы.


- Блестящая история, умник! А причём тут моя дочь?! Что вы с ней сделали?! Я же видел как она умерла!


- Да что ты так распереживался?! Всё нормально с твоей дочуркой. Мы просто воспользовались моментом и решили совершить непреднамеренное добро. Мы взяли её разум из умирающего тела и поместили в новую оболочку из неосязаемой тёмной материи. Она даже не заметила, что живёт в другом мире, она думает, что это последствия комы. “Врачи” сказали вести ей мирный образ жизни и восстанавливаться. Она живёт со своим мужем и детьми, - на этом моменте Линч чуть не взвыл, - на окраине, в том самом районе, который ты построил для неё.


- И если я не буду делать то, что вы хотите, то она умрёт?! Ведь всё сведётся к этому, не так ли?


- Хоспади! Да что ты такой нервный?! Успокойся, всё складывается хорошо. Просто пойми, мы истратили много средств и сил на ухаживание за твоей дочерью. У нас уже кончаются “денюжки” и нужна твоя помощь, чтобы продолжить её “лечение”. А если ты хочешь вернуть её полностью, то нужно готовиться к серьёзным инвестициям. Но можно обойтись и услугами. Думаю мы сработаемся - мы поможем тебе построить эту утопию, вернуть дочь, а ты, скажем, продолжишь отстреливать прислужников Тэйрэта для начала. У тебя, кстати говоря, неплохо получалось.


- Я хочу увидеть её живьём, - голос Линча был наполнен сталью.


- Да ради Бога! Теперь ты сможешь сделать это собственными глазами! - Туз отвлёкся на партию в покер и раскрыл свои карты, состоящие из четырёх королей и одного туза, от такого расклада другие игроки пришли в неистовство и стали бегать по комнате, видимо на кону было что-то немыслимое.


Тони Козырной Туз скинул девушку с колен и начал сгребать странные фишки со стола, на которых были изображены фотографии богатых и знаменитых людей. Каждый жетон означал разрешение на временное пользование данным телом.


Связь оборвалась и Линч ощутил, как его шатает из стороны в сторону. Ещё десять минут назад, он был уверен, что идёт прямой дорогой к своей мечте. В этом ему вечно мешали чиновники разного сорта, политики, другие олигархи, мафиозные организации и подозрительные несчастные случаи и бедствия. Он подозревал, что за этим скрывается что-то неладное и с помощью Арлиса, он сможет увидеть кукловода. А теперь всё усложнилось. С одной стороны он был безмерно рад, что его дочь жива - это стоило для него больше,чем все проекты компании. Но Линч также понимал, что она находится в таких стальных лапах, что шансы на её освобождение и нормальную жизнь ничтожны. Он знал логику и манеры бандитов вроде Тони - они будут долго и упорно высасывать все соки, держа заветную морковку перед глазами. И когда у Линча уже ничего не останется, они начнут её мучить, чтобы у него появился стимул приложить ещё больше усилий и выполнить их требования. Впереди он видел только кошмар и истязания.


- Что будем делать, Руперт, - наконец прервал молчание Саймон.


- Летим на Роуз Айленд, конечно! Я хочу немедленно увидеть Хэлен! - Очнулся Линч от тревожных мыслей.


***


Руперт Линч сгорал от нетерпения, он грыз ногти и периодически отдавал приказы Саймону, пока они летели на вертолете к дому Хэлен - солдаты и учёные компании уже подтягивались к месту. Пролетая над городом, Линч и Саймон увидели огромные потоки информации, которые лились в здания и обратно вверх, и они сигнализировали о том, каким силам служат люди внутри них. Большой спрут витал над самим мегаполисом и отправлял переработанную информацию куда-то далеко в космос. Но сейчас это не волновало Линча, и он мог думать только о своей дочери.


Вертолёт долетел до пригорода и сел на пустырь, который на самом деле был заполнен домами из тёмной материи. Не веря своим глазам, Линч побежал к дому, который выглядел как точная копия того, в котором жила Хэлен, только сделанный из неосязаемой тёмной материи. Он прошёл сквозь стены “дома” и очутился на кухне. Там была его любимая Хэлен, которая готовила ужин, там были его внуки, там было его украденное счастье. Но они не слышали и не видели самого Линча - они жили в другом мире.


Линч раз за разом пытался обнять Хэлен, но всё было тщетно - она даже не чувствовала его присутствия. Саймон смотрел на эту сцену молча и оглядывался по сторонам, он чувствовал в этом подвох и ждал засады.


В один момент с неба упал Тони Козырной Туз и слегка повис над поверхностью, прямо перед Линчем. Тот наконец обратил на него внимание.


- Что тебе нужно?! - Огрызнулся Линч.


То, что видели Саймон и Линч было марионеткой - из головы Тони торчал толстый шланг из тёмной материи - он буквально висел на нём.


- Да просто поговорить, папаша! Чё ты такой серьёзный?!


- У меня на это пять причин! - Указал на троих своих внуков, Хэлен и её мужа, сотканных из тёмной материи.


- Они счастливы, так что всё чудненько! А теперь о деле.


- Ну раз ты хочешь перейти к делу, - прервал его Линч и схватил за шкирку, приставив к его подбородку револьвер, - кто вас послал?! Я ни за что не поверю, что такую схему провернули люди с психологией шпаны с улицы!


- И меня ещё называют бандитом! - Тони удивился, но не испугался такому повороту.


- Я бизнесмен старой закалки, малыш! И если надо, я могу любого бандита переплюнуть, так что не беси меня! Не вешай мне лапшу на уши! Твои боссы собираются со мной разговаривать или как?!


- Мне велели разрулить все вопросы лично, папаша. И большие люди просили не беспокоить их по мелочам!


- А я что, похож на маленького человечка?! И я вот, что тебе скажу, Тони-шестёрка, они просто не могут показаться мне на глаза, потому что после этого я точно не буду иметь с ними никаких дел. Вот самая простая причина - это либо какие-то монстры, либо конченые мерзавцы!


- Ну и нрав! - На лбу Тони поплыли морщины, ещё никогда в жизни ему не приходилось так усиленно думать. - Я даже предположить не мог, что с вами будет так трудно, мистер Линч!


- Думал меня как лоха развести?! Почему ты сразу не сказал, что от меня нужно? Не можешь, потому что не знаешь?! Или потому что это слишком ужасно?!


- Нам просто нужна была небольшая помощь, а вы тут устроили истерику, я уже даже не знаю, что сказать, - попытался освободиться из объятий Линча, но тот держал его стальной хваткой.


- Что ты мне тут гонишь, юродивый! Я сам по этой схеме людей разводил! А теперь ты тут мне отнекиваешься!


- Я в своей жизни много, что повидал, мистер Линч, но это уже перебор. Я, пожалуй, пойду, а вам советую выпить успокоительного!


- Никуда ты не пойдешь! Если я не могу вытащить из тебя информацию, то хотя бы пристрелю.


Тони почесал затылок и огляделся по сторонам, ему не верилось, что это происходит на самом деле.


- Да, где тут логика, мистер Линч! Зачем вообще вы это делаете? У нас в руках ваша дочь, мы вроде как враги ваших врагов, то есть Тэйрэта, мы предлагаем вам помощь в строительстве утопии, а в ответ вы направляете на меня пушку. Вы же понимаете, что просто отправите меня назад, и потом я вернусь в новом обличье?


- Конечно, понимаю! Но твоё тело пойдёт на исследование моим учёным. Знания - сила. И когда я отправлю тебя на небо, то передай своим боссам, что ты облажался и запорол всё, что только можно. Если вы хоть пальцем тронете мою семью, то наживёте себе ещё одного врага - я пойду к Тэйрэту и буду воевать вместе с ним на любых условиях, лишь бы чтобы уничтожить вас. Пусть весь мир сгорит в огне, но вместе с вами!


Тони покрылся холодным потом и прочистил уши.


- Вы мне просто мозг выносите! Я ведь всё правильно услышал, вы собираетесь драться с людьми, которые вам помогают?


Вместо ответа Линч нажал на спусковой крючок и сделал большую дырку в голове Тони, отчего его чёрная шляпа с золотыми украшениями в виде золотой короны, подлетела высоко в небо. Такой выстрел убил бы любого человека, но Козырной Туз даже не обратил на это внимание и с силой атлета откинул Руперта Линча на землю. Тот упал на спину и продолжил стрелять, Саймон, не теряя ни секунды, тоже достал свой пистолет пулемёт MP5 из-за спины и открыл прицельный огонь в голову. Тони хотел взмыть в небо, но череда пуль повредила часть его мозга, за который держался “шланг” тёмной материи из космоса. И наконец тело рухнуло не землю.


На место подъехали солдаты компании и башковитые учёные. Саймон одновременно помог подняться Линчу и стал отдавать приказы, чтобы его люди взяли тело Тони и как можно быстрее увезли на тщательное изучение. Земля вокруг закипела как муравейник, но пять минут спокойствия длилось не долго. С неба прилетели ещё четыре тела, висящие на шлангах с крайне агрессивными намерениями. Теперь они находились на высоте тридцати метров, а в их руках были большие футуристические пушки, из которых лился чёрный огонь тёмной материи.


Началась мясорубка: сотня солдат компании Линч Корп стреляли из автоматов и пулемётов в людей, висящих в воздухе, а те в свою очередь метали сгустки плазмы, которые покрывали большие площади смертоносным огнём. Но они не стреляли там, где был сам Линч. Бандит Блэк Джэк кричал сильным демоническим голосом, который перекрывал канонаду выстрелов.


- Линч! Нам надо поговорить!


Прибывало подкрепление солдат компании с более мощным оружием, вертолёты пытались “подбить” бандитов, и те переключили своё оружие в скорострельный режим, осветив небо фейерверком. Машина с Линчем попыталась эвакуировать шефа, а висящие на шлангах люди преследовали его. Они заехали в город, конвой Линча отстреливался от бандитов, которых осталось двое, но вертолёты компании уже попадали вниз. Уже скоро на вечеринку приехала полиция.

//продолжение рассказа в комментариях

Показать полностью
26

Обреченные. День первый

Обреченные. День первый Фантастика, Попаданцы, Авторский рассказ, Параллельная вселенная, Параллельные миры, Фантастический рассказ, Длиннопост

Наверно, если бы не этот дождь с огромными каплями, Антон еще долго бы лежал на земле без сознания. Мужчина открыл глаза и в этот же миг получил огромную каплю прямо на зрачок. Антон попытался встать, но этого у него не получилось, мужчина был полностью обессилен. Голова сильно болела, в ушах не прекращался звон, как тогда, когда он подорвался на мине. Спустя какое-то время, пальцы Антона шевельнулись, военный понял, что силы возвращаются к нему.


Дождь закончился, Антон смог открыть глаза. Мужчина видел небо и кроны деревьев. Военный понял, что лежит в лесу прямо на земле. Гул в ушах постепенно проходил, и Антон надеялся лишь на то, что уже совсем скоро он сможет услышать лес, услышать шум ветра качающего верхушки деревьев, но этого не произошло. Вместо этого, где-то неподалеку, Антон услышал женский крик.


- Помогите! Кто-нибудь, он умирает, - кричала женщина и, судя по её голосу, она была в ужасе.


Антон вновь попытался встать, в этот раз, хоть и с трудом, но ему это удалось. Военный сел на земле и оглянулся. Вокруг был мокрый лес, но странным было то, что лес не издавал не единого звука.


- Помогите! Пожалуйста, - вновь раздался женский крик.


Антон встал с земли и медленно, перебирая ногами так, чтобы не потерять равновесие, направился в сторону женщины, которая звала на помощь.


Ветки, кусты, корни деревьев, грязь после дождя, все это осложняло движение, но Антон не мог не идти на крик, мужчина знал, что кому-то необходима помощь и что он обязан сделать все, что в его силах, но как только военный увидел женщину, и то, что было рядом с ней, то упал на землю, не в силах поверить в увиденное.


Женщина стояла на коленях перед двумя массивными стволами деревьев. Примерно в метре над землей, прямо в стволе дерева висел человек. Несчастного, словно с огромной силой, попросту воткнули в дерево, но ствол не был поврежден. Складывалось ощущение, что человека попросту поместили внутрь дерева, и теперь, весь проткнутый стволом он попросту умирает.

Изо рта умирающего потекла кровь, догадки Антона подтвердились, внутреннее кровотечение, значит все органы внутри повреждены. Человек в дереве попытался еще раз вздохнуть и умер. Все тело обмякло и обвисло на дереве.


- Нет, боже нет, Виктор… - женщина вся затряслась от страха, упала лицом в грязь и сильно заплакала.


Антон встал и подошел к девушке, та, услышав шлепанье грязи, подняла голову и увидела Антона.


- Антон Михайлович, где же вы были? Почему вы не пришли быстрее, я же кричала, - девушка вскочила и набросилась на Антона с кулаками, но вскоре тело её расслабилось, и женщина повисла на Антоне, все так же ревя.


Антон хотел что-то сказать, но с ужасом осознал, что не может произнести ни слова. Мужчина вновь попытался произнести хотя бы слово, но все вновь было безрезультатно, он просто не мог говорить.


С этого момента вся жизнь Антона разделилась «на до и после» научной станции «Спутница».

***

ДО.

20.55.


В небольшом кабинете, за круглым столом, но по разные стороны, сидели двое Виктор и Антон Михайлович. Буквально мгновение назад Виктор, высокий брюнет со следами легкой небритости, объяснял Антону его задачу. Виктор то и дело ходил по маленькому кабинету, сильно жестикулировал и постоянно говорил то, чего обычный военный понять не сможет. И вот, Виктор вернулся на свое место и ждал от Антона хоть какой-то реакции.


- Вы меня, конечно, простите. Но я так и не понял, чего вы от меня хотите? – наконец-то заговорил мужчина в военной форме.


- Антон Михайлович, нам нужен надежный, а главное проверенный человек. В Министерстве порекомендовали именно вас. Позвонив нужным людям, я смог сделать так, чтобы вас направили ко мне. Я правильно понял, вы на пенсии и в данный момент в запасе? – Виктор прищурил один глаз.


- Так, теперь меня не поняли вы. Я не против того, чтобы вновь вернуться на службу и быть полезным, я просто не понимаю, что я могу тут делать? Какая от меня польза… эмм… здесь? – Антон поднял руку вверх и описал ей небольшой круг. – Вы же ученые, зачем вам военный?


- Что бы следить за порядком и защитить сотрудников от возможной угрозы из вне.


- Из вне? – Антон недоверчиво посмотрел в глаза Виктора.


- Понимаете, наша специальность – это что-то новое. То, чем мы тут занимаемся, не подходит не под один известный учебник или же какое-то из известных понятий. Вы когда-нибудь думали о том, что наш мир, возможно, не единственный? – Виктор наклонился на спинку кресла.


- Не понял.


- Что же, лучше я покажу, пройдемте со мной, - Виктор встал и направился к выходу из кабинета.

***

ПОСЛЕ.

20.55.


Конечно Антон узнал женщину, это была Екатерина, она одна из тех ученых, которые что-то хотели сделать и… Но сейчас военный не мог сказать ни слова. Антон отодвинул от себя Екатерину и жестами стал объяснять, что не может говорить.


- Что? Простите, я не понимаю, вас, - Екатерина по-прежнему тряслась, а из глаз текли слезы. – Что вы мне машите и мычите? О боже? Вы не можете говорить?


Антон кивнул и тяжело вздохнул. Мужчина описал руками полукруг и вновь кивнул Екатерине.

- Что? Вы спрашиваете где мы?


Антон кивнул.


- Я не знаю, все произошло настолько быстро, - Екатерина вытерла слезы рукавом своего халата. – Я помню, как мы запустили установку, а потом все, вспышка света и сильная боль в голове… - Екатерина не успела договорить, Антон резко закрыл её рот своей рукой.


Мужчина сосредоточился и стал вслушиваться в тишину, поняв это, Екатерина убрала руку Антона и насторожилась.


- Что-то не так? – прошептала напуганная женщина.


На этот вопрос Антон лишь махнул рукой, призывая женщину к тишине.


- Эй, есть кто живой? – пронеслось по лесу. – Ауу, меня кто-нибудь слышит?


Антон шагнул вправо и вгляделся вглубь леса. Примерно в пятидесяти метрах, в лесу, навстречу к Антону и Екатерине шел мужчина. Мужчина был так же одет в белый халат, но не этот ученый сейчас волновал военного, Антона волновало существо, которое следило за ученым и бесшумно передвигалось по верхушкам деревьев.


Существо отдалённо напоминало человека, но его руки и ноги были гораздо длиннее человеческих, кожа была серой, голова лысой и слегка вытянутой.


Антон положил руку на пояс и не слышно выдохнул, пистолет был на месте.


- Да что не так-то? – вновь прошептала Екатерина, но тут же об этом пожалела. Антон в один прыжок оказался рядом с женщиной, схватил её и резко развернул, при этом сильно прижав к себе и закрыв ей рот.


Екатерина увидела то, что так насторожило Антона. Женщина стала дергаться, видимо для того, чтобы вырваться и убежать, при этом громко крича, но хватка Антона была сильна, и уже через пару секунд Екатерина перестала пытаться вырваться.


- Эй! Отзовитесь! Я же не могу тут быть один… - ученый остановился, медленно повернул голову вправо и посмотрел на свое плечо, именно туда, куда только что упала огромная капля вязкой жидкости.


Это Антон и Екатерина видели, что на ученого упала слюна из огромной пасти существа, а вот бедный ученый этого видеть не мог, он лишь сейчас поднял голову вверх, то, что он увидел, стало последним увиденным в его жизни.


Существо бесшумно прыгнуло вниз, прямо на голову ученого. Огромные руки схватили голову и вот лишь теперь существо издало противный, громкий писк. Легким усилием мощных лап, существо оторвало голову ученого.


- Вставай пятками на мои ботинки, - прошептал на ухо Екатерины военный, все так же закрывая её рот. Как только Екатерина выполнила приказ, Антон медленно, стараясь совпадать звуком своих шагов со звуками пасти существа, которое в этот момент отрывало куски плоти от тела ученого, зашагал назад.

***

ДО.

20.55.


Пройдя несколько длинных коридоров, Антон и Виктор вошли в большое помещение. Кругом было множество компьютеров, больших мониторов и каких-то непонятных для Антона приборов. Повсюду работали люди в белых халатах, кто-то сидел за компьютерами, кто-то крутился вокруг больших приборов, а некоторые из них просто стояли о чем-то размышляя. В центре большого помещения стоял круглый пьедестал на котром стоял прибор чем-то напоминающий луноход.


- Где мы? – наконец спросил Антон.


- Все это здание, это огромная лаборатория, научная станция, мы называем её «Спутница».


- И что именно здесь изучают? – Антон с неподдельным интересом смотрел вокруг.


- Возможность существование параллельного мира.


Антон посмотрел на Виктора так, как смотрят на душевнобольных.


- Зря вы так, Антон Михайлович, - Виктор явно понял то, о чем подумал военный. – Ведь если существование чего-то не доказано, это не означает что этого чего-то нет. Сразу отвечу на ваш вопрос, вы здесь для того, чтобы охранять ученых, ведь если мы сможем открыть неизведанный мир, то кто знает, что нас там ждёт.


- Бред какой-то, - покачал головой военный.


- Оплата будет достойной, или вы хотите опять вернуться в свою квартиру и проживать жизнь в одиночестве? – Виктор пристально посмотрел на Антона. – Я так и думал.


- И когда начинается моя служба?


- Катя, - Виктор крикнул в глубь помещения, на его голос сразу же отозвалась женщина в белом халате. – Подойди к нам, пожалуйста.


Женщина, оставив бумаги, в которых что-то писала, направилась к мужчинам.


- Антон, познакомьтесь, это Екатерина и она проводит вас в вашу комнату. Завтра день первого эксперимента, так что вы будете нужны мне тут в шесть утра. Ужин будет в семь, в общей столовой, Катя покажет вам и её.

***

ПОСЛЕ.

20.55.


Антон медленно шагал назад. Существо все ещё доедало ученого и не смотрело по сторонам. Военный остановился и отпустил Екатерину.


- Следуй за мной и постарайся не издавать ни звука, - Антон достал из кобуры пистолет и, пригнувшись, пошел в глубь леса, в сторону противоположную от существа.


Екатерина не стала обращать внимание на то, что Антон вновь может говорить, она наоборот сильно обрадовалась, так сказать излечению своего спутника.


Шли медленно, но очень тихо. Когда военный и женщина прошли достаточно далеко от того ужасного места, Екатерина остановилась и обессиленная рухнула на землю.


- Антон Михайлович, я больше не могу, пожалуйста, давайте передохнем.


- Я не против, - Антон сел рядом с женщиной. – Ну, рассказывай, где мы оказались и что вообще произошло на «Спутнице»?


- Я не знаю… Теоретически мы перенеслись в тот самый параллельный мир, который искали, - Екатерина обеими руками взялась за голову.


- Но как? Я думал, что вы хотели лишь заглянуть в него, если он вообще существует, - Антон вынул из пистолета обойму и осмотрел её.


- Это вам так Виктор сказал. На самом деле мы давно заглянули в этот лес и увидели их, - Екатерина пальцем указала в ту сторону, откуда они только что пришли.


- Не понял, а зачем же тогда вы решили сюда залезть, если увидели то существо?


- Вам не понять. Мы ученые, такова наша природа, изучать что-то новое.


- Оболтусы вы, а не ученые. Я видел аппарат на «Спутнице», что-то вроде… - Антон не договорил, его перебила Екатерина.


- Что-то вроде лунохода? Да, вы правы, мы отправляли сюда беспилотник, чтобы проверить атмосферу, температуру. Как оказалось, все условия подходят для жизни людей, следующим шагом было вновь отправить беспилотник, что бы он смог составить хоть какую-то карту местности, но, как вы видите, что-то пошло не так. Теперь мы сами здесь.


- Нужно идти дальше, найти остальных, - Антон встал с земли и протянул Екатерине руку.


- Остальных? – Екатерина взялась за руку Антона и встала на ноги.


- Ну да, сколько было людей в лаборатории? Пятнадцать или двадцать?


- Вместе с вами двадцать человек, неужели вы думаете…


- Сама посуди, ты, я, Виктор, тот бедолага, - перебил Екатерину Антон. – Значит и остальные должны быть тут.


В лесу раздался противный писк, послышался шум, словно кто-то бежит босыми ногами по мокрой земле.


- Думаю, что мы обнаружены, нужно бежать! – Антон схватил Екатерину за руку и вместе они побежали дальше в лес, подальше от приближающегося шума.

***

ДО.

20.55.


Ровно в шесть утра Антон стоял в помещении лаборатории. Мужчина переоделся в камуфляжную форму и взял с собой пистолет. На удивление Антона, когда Виктор увидел оружие, то он не был против, а наоборот одобрительно кивнул.


- Ваня, что там у нас? Все готово? – спросил Виктор у одного из сотрудников (как потом вспомнит Антон, это был именно тот ученый, который погиб в пасти существа).


- Да, Виктор Николаевич, можем запускать установку и отправлять беспилотник.


- Ну что же, тогда включайте.


От последних слов Виктора Антону стало не по себе. Военный всегда доверял своему чутью, и сейчас все его нутро кричало одно – беги!


Все вокруг загудело, столы, полки и все вокруг задрожало. Вокруг беспилотника образовался белый шар, который увеличивался до тех пор, пока полностью не поглотил аппарат. Белый шар несколько раз моргнул и исчез вместе с «луноходом». В лаборатории стало тихо, но первым перебил тишину Виктор, сильно захлопав в ладоши.


- Поздравляю, коллеги, совсем скоро мы получим видео сигнал, Ваня, ты готов прокатиться по незнакомому измерению?


- Да, Виктор Николаевич, - Иван улыбнулся и обеими руками взялся за джостики.


Все замолчали и стали смотреть на огромный экран в центре лаборатории. Минута, две, пять, ничего не происходило, экран был черным.


- Что-то не так? – Антон обратился к Виктору.


- Ничего не понимаю, мы уже должны были…


На пьедестале в центре лаборатории сверкнула белая вспышка. Все помещение вновь задрожало как при землетрясении. В центре вновь появился белый шар, но в этот раз он становился больше гораздо быстрее. Шар увеличивался и в какой-то момент резко расширился на все помещение. Вокруг стало светло, нет, вокруг все стало белым. Шар схлопнулся обратно, вокруг осталась лишь… пустота.

***

ПОСЛЕ.

20.55.

Екатерина что-то пыталась сказать Антону, но тот не слышал её. Военный бежал вперед, не смотря под ноги, и не отпускал руку Екатерины. Рано или поздно, это должно было случиться, мужчина запнулся и упал на мокрую землю. Вместе с военным упала и Екатерина.


- Твою мать, - выругался военный и вновь встал на ноги, звуки погони вновь приближались.


- Мы умрем, зачем бежать? – как-то спокойно констатировала ученый.


Антон не слушал обессиленную женщину. Военный посмотрел на то, обо что он запнулся. Это было невероятно, но в земле, под ветками и грязью, можно было разглядеть металлическую дверцу.


- Быстрее, помоги мне! – скомандовал Антон и упал на колени перед дверцей.


- Но как? – все что успела спросить Екатерина перед тем как сзади вновь послышался громкий писк.


- Да помоги же ты! Тут ручка, хватайся.


Двое изо всех сил тянули вверх металлическую ручку. И вот, дверь поддалась.


- Но что там? – прокричала Екатерина.


- Я не знаю, но там, - Антон пальцем указал в лес, - Смерть!


Екатерина подошла к люку и свесила в него ноги. Женщина сразу же нащупала ногами лестницу, она возможно и хотела бы спуститься по ней, но тут её толкнул Антон, женщина стала падать вниз, сразу за ней прыгнул военный, успев закрыть за собой люк.


Антон и Екатерина упали на воду, оказалось, что дно столь неожиданного убежища, было затоплено, но не глубоко, не выше колена. А высота, которую пролетели люди, была с два, может три человеческих роста. Вокруг было темно.


- Как ты? – спросил Антон, но тут же услышал звук, который отлично знал, кто-то, кого пока не видно, передернул затвор автомата.


- Встаньте и повернитесь спиной, - скомандовал хозяин подземного бункера.

Показать полностью
205

ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКАЯ ДВЕРЬ

Мои зажигалки живут собственной жизнью. Изначально их было четыре: красная - дома на кухне, синяя - в рабочем столе, ядовито-зеленая - в сумке, а черная перекладывается из кармана в карман. По крайней мере, так планировалось. В реальной жизни они меняются местами, собираются в стаю, иногда исчезают на пару недель и возвращаются в теплой компании. Сколько их у меня теперь - не знаю, помню желтую и оранжевую, иногда появляются еще белая и голубая.


Любовь к порядку у меня с раннего детства. Мама до сих пор с умилением вспоминает, как уже в три года я отказывалась ложиться спать, если хоть одна игрушка была не на месте. И сейчас моя жизнь полностью упорядочена: закончен выбранный еще в седьмом классе институт, достойная должность в присмотренной еще на третьем курсе крупной фирме и четко оговоренные перспективы роста. И с личной жизнью в последний год все прекрасно - у меня весьма достойный молодой человек, мы регулярно встречаемся и уже планируем совместный отпуск. И только зажигалки не поддаются ни учету, ни контролю.


Я не знаю, почему моя склонность к идеальному порядку дает сбой именно с зажигалками - второпях могу забросить 'рабочую' зажигалку в сумку и потом забыть ее на кухне, а если 'сумочная' осталась дома - прикупить по дороге на работу новую, совершенно лишнюю. Может быть, это намек подсознания, что поря бросить курить?


Сегодня утром обнаружила на подоконнике в кухне пять зажигалок, сгребла четыре в сумку, чтобы распределить их как положено, а к концу рабочего дня нашла в сумке только одну - ту самую пришлую белую. Это совсем выбило меня из колеи, и на последнем перекуре в соседнем скверике я поведала народу таинственную зажигалочную эпопею, хотя обычно стараюсь личные вопросы с коллегами не обсуждать. Естественно, пришлось выслушать массу тупых комментариев, от 'я не брала' до 'моль побила'. Но всех превзошел наш штатный уфолог и астролог Димусик, иногда с отвращением исполняющий обязанности курьера.


- А я теперь понял, где находится дверь в пятое измерение, ну, или там в параллельные миры, - таинственно зашептал он. - Они - в дамских сумочках. Представь себе, в параллельном мире такая же Ирочка... Ладно, не моргайте, пусть будет Ирина Витальевна - только в том мире она может быть Ирочкой, Иркой или вообще Ирэн - положила зажигалку в сумку, а Вы через дверку в сумке ее достали и оставили на столе. И так несколько раз. А потом положили их все в сумку, а другая Ирочка их достала и растолкала по разным углам.


- А более вменяемой теории нет?


- Это - самая реальная, и все объясняет. Я придумал. Напишите засумочной Ирине письмо, привяжите к зажигалке и бросьте в сумку. Вдруг в тот мир уже прилетели инопланетяне? Расскажете, что она ответит?


Народ радостно захихикал и начал поспешно рассасываться, не слушая продолжения о развилках судьбы, поворотах и возникновении параллельных миров - поток Диминого сознания остановить практически невозможно, а конец рабочего дня близко, пора разгребать дневные бумажные завалы и собираться домой. Уже перед самым выходом из кабинета я вдруг придумала, как решить проблему. Вернулась к столу, оторвала от блока желтую наклейку, написала крупными буквами: 'Клади на место', приклеила ее к зажигалке, аккуратно завернула потенциальную беглянку в указание самой себе и бросила в сумку. Если мое подсознание не хочет возиться с зажигалками, я его заставлю.


Дома я практически не курю, поэтому зажигалку достала из сумки только к позднему вечеру. Начала отлеплять клейкую бумажку и вдруг поняла, что с надписью что-то не так.


- А место - это где? - было мелко написано под моим посланием очень похожим, но все-таки не моим почерком.


Ах, так? Ну, хорошо, просили - получите. Аккуратно приписываю красной ручкой: 'У этой - на кухонном столе рядом с синей вазочкой'. Бросаю новое письмо в сумку, засекаю десять минут и нервно нарезаю круги по кухне. Хочется курить, но другой зажигалки нет. Ровно через десять минут достаю зажигалку - надпись не изменилась. Еще через полчаса - опять никаких изменений. Решив утром же поговорить со своим психоаналитиком, записываю напоминание в ежедневник и ложусь спать. Проворочавшись чуть не час, опять встаю, еле удержавшись от того, чтобы снова не залезть в сумку, выпиваю рюмку коньяка и залезаю под одеяло. Вроде бы засыпаю, но утром просыпаюсь на рассвете. Голова раскалывается. Вопреки всем своим правилам хватаю сигарету и лезу за зажигалкой. Сюрприз.


- А у меня нет синей вазочки на столе, - гласит новая надпись. Не знаю почему, но смиряюсь с идиотской ситуацией и вступаю в переписку. Теперь ответы приходят практически мгновенно.


- Здравствуй, шизофрения. Ты кто?


- Я не шизофрения, а Ирина Лопатина. И не курю, только в восьмом классе попробовала. А зажигалки все время в сумочке появляются. Я их выбрасываю, а они опять появляются. А теперь еще и с запиской. А ты кто?


- Я - Ирина Витальевна Раевская.


- Это я была Ирина Раевская, теперь Ирина Лопатина.


Странно, почти сразу узнала фамилию. Был такой Лопатин в одиннадцатом классе, переехал в Москву из какой-то провинции, пришел в школу уже в октябре и сразу попытался за мной ухаживать. Абсолютно не мой вариант, огромный деревенский увалень, собирался поступать в Сельхозакадемию - с такой фамилией только туда и дорога. Да еще всегда таскал за собой противную таксу. Отшила его сразу.


- Ты что, вышла замуж за Ваську?


- Сразу после школы. А ты нет?


- Что, по залету? Он же тупая деревенщина.


- Ну и по залету. После выпускного. И совсем не деревенщина. И двойню родила. Юрку и Макса.


- Вот мама-то обрадовалась. Из дома хоть не выгнала?


- У нас лучшая в мире мама. Без нее мы бы пропали, особенно, когда я через два года еще Анюту родила.


Если следовать безумным теориям Димусика, развилка возникла именно в тот момент, когда я отшила Ваську. Интересно, чем он занимается в нашем мире? Может быть, попытаться его отыскать? Нашла в столе еще один блок для заметок. Продолжим общаться с моим неудачливым двойником.


- Как Васька на вас всех зарабатывает? На помидорных плантациях пашет? Или что там у вас в вашей реальности?


- Ой, я тоже начала догадываться про разные реальности. Ты любишь фантастику? Может, есть и другие миры с другими Ирками? А Вася хорошо зарабатывает. У него лучшая в Мытищах ветеринарная клиника. А Рамзик - помнишь таксика - умер. У нас сейчас Рамзик-2 и две кошки. Подзаборная Муся и британская Пусси. А у тебя как? - И весь этот сумбур мелким-мелким почерком. Как будто мне интересно, как ее кошек зовут.


- Пока заместитель начальник отдела банковского аудит в крупнейшей международной фирме. Название, судя по всему, тебе ничего не скажет. Через четыре года обещают назначить начальником. А ты - успешная домохозяйка?


- Не без этого. И еще занимаюсь компьютерной графикой, вот институт закончила только два года тому назад, да и тот заочно. Но заказы есть, и даже в двух выставках участвовала. Мы ведь всегда рисовали, неужели не помнишь?


Да, рисовать мне в детстве нравилось. Даже были какие-то призы. Но когда пришло время планировать будущее, поняла, что богемная непредсказуемая жизнь не для меня.


Вроде бы прошедшая голова опять заболела. Посмотрела на часы - через двадцать минут пора собираться на работу.


- Подожди, я быстренько позавтракаю. А ты пока напиши, как у вас там вообще. И курс евро какой?


Без обычного удовольствия съела йогурт, полезла за овсянкой и вспомнила, что забыла заварить ее с вечера. Как это все раздражает! Пришлось спешно варить яйцо. После завтрака голова немного прояснилась.


Так что у нас в соседнем мире с евро? Может, удастся и деньги туда-сюда погонять с выгодой - если они, конечно, там такие же. Вместо курса евро на желтой бумажке - про грядущий через неделю Васькин день рождения. Очень, очень ценная информация. Написала: 'У вас такие же деньги?', надежно прицепила под бумажку сторублевую купюру и бросила зажигалку с посланием в сумку. Через пару минут засунула в сумку руку - зажигалка исчезла, сторублевка сиротливо лежала на дне.


Получается, что все это бессмысленно - ну, узнала я, что не зря отшила Ваську с его деревенскими ухаживаниями и вениками ромашек. Что это изменит в моей жизни? Я и так знаю, что поступала правильно. Ничего, кроме зажигалок, через маленькую дверцу в другие миры не проходит. И мне ничего не могут передать, иначе я давно что-нибудь чужое в сумке нашла. И даже если получу от Ирины какую-ту информацию, что я буду здесь с ней делать?


А мне пора на работу. Да и рука устала сумку открывать-закрывать. Положила зажигалку в карман, начала проверять сумку - могла ведь в этом эпистолярном угаре что-нибудь забыть. И обнаружила нечто радужное, привязанное кокетливой ленточкой к моей зажигалке.


- Девчонки, привет! Я - Ирина Лисина. Можно - Ирэн. На даче после первого курса зачем-то решила на рассвете искупаться в лесном озере и по дороге разбила коленку. Похромала дальше, еще раз упала, заплакала. И меня спас принц на белом коне - правнук деда Матвея - помните, такой страшный старик, дом у него слева от нашего. А Васюта на своем крутейшем джипе первый раз в жизни в наш поселок на тусовку по поводу прадедова девяностолетия ехал. И меня на дороге увидел такую несчастную и трагическую. И все. Теперь я супруга олигарха и очень, очень модный художник. И дочка есть - Кристина, и кот Чарли, британец. Я придумала, можно флешку в зажигалку вмонтировать, я уже напрягла народ, ждите фоток!! И картины свои пришлю, завидуйте!


Да, зря, наверное, я с разбитой коленкой обратно потащилась, была бы теперь женой олигарха. С другой стороны - становиться тупой светской тусовщицей и пародией на художника? Нет уж, спасибо. Правильно я тогда домой пошла, да и с олигархом могла бы разминуться. И как тогда на озере все обернулось бы - кто знает. Не зря его Черным называют - утонула бы еще, или, чего доброго, в русалку превратилась. Боже, какой бред в голову приходит. Скоро на полном серьезе начну про зеленых человечков думать и с Димусиком на эзотерические темы беседовать.


Пора эту идиотскую историю заканчивать. Времени потеряна масса, а пользы никакой не просматривается, даже про курс евро не ответили. Да и ответили бы - что толку? Ну, узнала, какие возможности потеряла, что теперь, плакать? Так не из-за чего, все варианты явно хуже моего.


Без происшествий добралась до работы. Не выходя из машины, достала последнюю сигарету из пачки и задумалась. А не бросить ли курить? И что вообще делать дальше? Вариантов пока всего два: прекратить переписку со своими двойниками или продолжать ее. И что сейчас ни сделай, все равно образуется новая развилка и новая Ирина. Думать об этом было неприятно.


Понятно, что единственное разумное решение - забыть весь этот бред, как будто ничего и не было, и спокойно жить дальше. Да, Вадиму нужно прямо сейчас позвонить, обсудить отпуск. Какое-нибудь достойное место выбрать, может, на Сардинию? А очередная Ирина пусть ищет приключений на все свои точки и обсуждает сама с собой кошек, детей и картины. Или Ваську Лопатина в этом мире ищет.


Выбралась из машины, бибикнула сигнализацией, привычно проверила двери, выбросила по дороге так и не прикуренную сигарету и пошла к офису. Дождалась лифта. Почему-то в кабине оказалась в одиночестве и все десять этажей старалась убедить себя, что решение принято и оно окончательное. В конце концов, можно ведь оставить себе одну зажигалку и, если станет совсем уж тоскливо, написать Иринам и в очередной раз убедиться, что поступила правильно.


Повозила пропуском по красному глазку на турникете, сухо кивнула охраннику и вошла в длинный, наполненный светом коридор. Так, картины опять поменяли. Мода на развешивание по стенам офисов творений полуизвестных художников, а то и просто жен руководства (на Матисса компания пока не тянула) достигла своего пика. Новая коллекция шедевров, в отличие от предыдущей, бессмысленно-абстрактной и раздражающе яркой, оказалась спокойной, пейзажно-натюрмортной. И к общему асктетичному стилю офиса абсолютно не подходила. Притормозила у стандартного пейзажика с покосившимся голубым забором, обязательным кустом сирени и таким же обязательным рыжим котом - надо же, почти как у нас на даче. Скептически хмыкнула и стремительно пошла дальше, остановилась у своего кабинета, но вдруг резко развернулась и вошла в общий зал.


- Коллеги, у меня важное объявление. С сегодняшнего утра я бросила курить. И вам рекомендую. Просьба не соблазнять, сигареты и зажигалки со столов убрать. И вот еще...


Выгребла из сумки две пригоршни зажигалок и свалила их на кофейный столик: - Разбирайте.


Секретарша хозяйственно сгребла всю кучу в ящик и объявила, что будет выдавать их по одной за особые заслуги. Пришлось поддержать и напомнить, что развлечение окончено, а время ударного труда наступило. И тут в комнату влетел как всегда опоздавший Димусик.


- Ну что, про инопланетян ответили?


- Не ответили, да и, думаю, отвечать некому, - соврала и не покраснела. - Мир у нас один, а если эти пакеты попадут к клиентам вовремя, он станет немного лучше.


Зашла в кабинет, села за стол и ненадолго задумалась. Включила комп, задумчиво набрала в поисковой строке "василий лопатин ветеринар" и стала просматривать результаты поиска, машинально рисуя карандашом на каком-то отчете хитрую кошачью морду.


Рассеянно записала пару телефонов на какой-то бумажке - забавно, клиника "Рамзай", наверное, в честь того противного такса - подтащила небрежно брошенную на край стола сумку и засунула в нее руку, чтобы достать телефон и наконец-то позвонить Вадиму. И, вполне предсказуемо, первое, что нащупала, была зажигалка. С двумя цветными листочками. Первым побуждением было выбросить ее. Тем не менее положила на стол и долго уныло разглядывала. Решившись, содрала стикеры и попыталась понять, кто кому отвечает.


Первый, радужный листочек, явно от Ирэн, гласил:


- Девочки, а я придумала, как нам встретиться. Принцев Амбера помните? Как они между мирами путешествуют? Я тут недавно перечитывала. Скажу садовнику, чтобы он прямо сегодня сирень у забора выкорчевал, и посадил шиповник. И синими бантиками его обвешаю, чтобы с другим шиповником не спутать. А вы от калитки идите, и представляйте, что сирени там нет, а шиповник с бантиками есть. И хоп - у меня. На когда договоримся? Давайте в субботу, у вас тоже она завтра?


Да уж, отличная инструкция по путешествию между мирами. Еще бы предложила заодно по Гарри Поттеру магии поучиться.


И что там госпожа Лопатина решила?


- Ирочки, увы, пока без меня. Мы завтра с утра на две недели в отпуск уезжаем. И потом - а вдруг получится, а вернуться не удастся? Дальше что-то жирно зачеркнуто.


Действительно, забавно получится. Вдруг каким-то чудом перейдем туда, а обратно не выйдет - образуются у олигарха две одинаковые жены. Или даже три. Ладно, пора с фэнтези заканчивать и на фантастику переключаться - вот она, у любимого клиента в финансовых отчетах аудиторы накопали, как бы в выходные не пришлось на работу выходить. Бросила зажигалку в сумку, аккуратно стерла кошачью морду с отчета и потянулась за нужной папкой.


***


Ночью спала плохо, снился шиповник почему-то не с синими, а с черными бантиками, вокруг которого неторопливо вышагивал огромный рыжий кот. Морда была похожа на лицо клиента, того, с фантастическим отчетом.


Проснулась опять на рассвете и подумала, что это становится дурной привычкой. По дороге в ванную зацепилась рукавом халата за дверную ручку. В ванной обнаружила, что зубная паста закончилась. Заварить овсянку вчера опять забыла, что хорошего настроения не прибавило. Уронила на пол вилку, потом вареное яйцо, долго собирала осколки скорлупы, рассыпала соль. Тем временем кофеварка несколько раз угрожающе взрыкнула и выдала нечто непонятное, к кофе отношения не имеющее. Попыталась сварить кофе в турке - заляпала плиту, обожгла палец. Явно не мой день - или квартира пытается меня выгнать?


Наверное, нужно просто успокоиться и забыть всю эту безумную историю. Может, на улице станет полегче - можно дойти до парка и спокойно пройтись по аллеям.


Очень осторожно оделась, взяла сумку, проверила ключи и документы, вышла во двор. Подошла к машине, попыталась стряхнуть листочки с серебристого от росы ветрового стекла. Листочки прилипли и стряхиваться не захотели - только намочила рукав. Села в машину, завела мотор, включила дворники. Стекло очистилось. Дворники завораживающе мелькали перед глазами. Выключила дворники, осторожно выехала со двора, немного попетляла по переулкам и вырулила на проспект. Дорога практически пустая, воздух свежий и прохладный, периодически в окно врывается аромат скошенной на газонах травы.


После съезда с шоссе дорога несколько раз ныряла в неглубокие ложбины, наполовину заполненные уже рассеивающимся туманом. В какой-то момент появилось ощущение, что машина не едет, а плывет по туманном мареве, скрывающем и обочины, и колеса. Мыслей не было никаких - просто умиротворение и радостное узнавание приметных ориентиров на привычном маршруте.


Поворот к дачным участкам, ныне носящим гордое название коттеджного поселка, открылся, как всегда, неожиданно. Притормозила перед воротами, долго возилась с замотанной в три оборота цепью, наконец въехала в знакомый проулок и остановилась у дачной калитки. Вышла из машины, дошла до крыльца, подергала входную дверь. Немного посидела на уже подсохшей скамейке. Задумчиво вернулась на улицу и долго смотрела на роскошный куст белой сирени у дальнего угла забора. Дошла до куста, притянула влажную гроздь цветов и понюхала. Пахло почему-то не сиренью, а чем-то приторно-сладковатым.


Вернулась к калитке, немного потопталась на дорожке, и пошла обратно, прикрыв глаза. С изумлением осознала, что без остановки бормочу: - Шиповник, цветущий шиповник, с бордовыми цветами, шиповник, с дурацкими синими бантиками.


Внезапно в голову пришло, что Ирэн не написала, какой шиповник посадит - белый или красный. Открыла глаза - как оказалось, очень вовремя, еще один шаг, и я уткнулась бы лицом в колючие ветки. Опасливо потрогала синий бантик, понюхала не до конца раскрывшийся бутон - никогда не любила этот приторный аромат. Медленно, очень осторожно повернула голову. Утоптанная глинистая тропинка теперь блестела влажными пятнами на сером асфальте. Голубой забор превратился в кованую решетку, за которой виднелась черепичная крыша второго этажа пряничного коттеджа, занимающего больше половины участка.


Почему-то не было ни шока, ни даже удивления. Достала из сумки записную книжку, крупно написала: - Здесь была Ирина Первая. - Вырвала листок, наколола его на шип на самом видном месте, положила рядом в чашечку огромного цветка последнюю зажигалку, развернулась и пошла к знакомой покосившей калитке, посасывая уколотый палец и с интересом наблюдая, как кованая решетка плавно перетекает в слегка облезлый голубой забор. И уже не увидела, как откуда-то прилетевший порыв ветра качнул ветку и сбросил зажигалку в густую траву. Этот же пахнущий сиренью ветерок догнал меня и принес почти неслышное:


- Ирка, я уже бегу, ты куда, не уходи!


Во дворе опять села на уже начавшую нагреваться скамейку, попыталась на ощупь найти в сумке сигареты - естественно, не нашла. Зато вытащила телефон с прицепившимся к нему огрызком бумаги. Набрала первый записанный номер, после пары гудков приятный женский голос ответил:


- Ветеринарная клиника 'Рамзай', чем мы можем Вам помочь?


Хотела попросить к телефону господина Лопатина, но вместо этого почему-то спросила:


- Скажите, а у вас бывают подброшенные котята?


Выслушала восторженное описание трех имеющихся, в том числе одного рыжего - практически апельсинового. Оторвалась от теплой скамейки, вышла на улицу, заперла за собой калитку, дошла до куста сирени и наломала небольшой букет, машинально подобрав в траве блеснувшую белым боком зажигалку. Надеюсь, что за час до клиники доберусь, только по дороге еще заехать бы в какой-нибудь магазин за мисками, кормом и лежаночкой. Или при клинике свой магазин есть - не спросила. Потом маленькую дверку с террасы пропилить - чтобы кот мог гулять когда захочет.


Маленькую дверку, маленькую дверку - я, что, на дачу переезжать собираюсь? А почему бы и нет? Ехать не так и далеко, дом в порядке привести денег хватит. А там, глядишь, и к своей копии наведаюсь. Маленькая дверь, говорите? Ну-ну.


***


Проснувшись на рассвете, Ирина Витальевна с привычным удовольствием позавтракала овсянкой занялась вчерашним отчётом. Выспалась она великолепно, так что работа продвигалась быстро. Правда, время от времени рука сама по себе начинала искать сигареты и зажигалку, но она не сомневалась, что это скоро пройдёт.

Показать полностью
29

Самые крепкие оковы

I

- Это задание - чистой воды самоубийство.

- Звучит дороговато, - Стилман намекал на премию за дополнительный риск.

- Естественно! На кону объект неизмеримой стоимости! Расклад такой - во время эксперимента по размягчению пространства, мы “потеряли” научно-технический комплекс Розван-19...

Военный вертолёт летел на полной скорости, маневрируя среди сложного горного рельефа. Матёрый пилот получил приказ доставить людей как можно быстрее и не жалеть машину. И такая “лихая езда” была как раз в духе спасателя и экстремала Даррена Стилмана - главного гостя на этой вечеринке.

- Нет, в буквальном. Пространство, в котором находился комплекс, исчезло. Мы пытались вызвать сферическое разрушение ткани пространства-времени, чтобы объект внутри него откатился в прошлое. Но, видимо, в расчётах была допущена фундаментальная ошибка. Теперь, экспериментальным путём, стало очевидно, что не нужно применять столько энергии. И всё бы ничего, если бы мы не использовали в этом эксперименте наше главное сокровище - Элмара. Плевать на весь этот комплекс, плевать на всех людей, что там были, главное вернуть Элмара! Невозможно построить второй такой искусственный интеллект! Он одной левой может управлять всей нашей армией, а другой обрабатывать данные с ускорителей частиц или моделировать атомные взрывы. И при всём этом, Элмар - личность, с ним можно разговаривать также, как со мной или с вами.

- В каком это смысле, нельзя построить второй такой же? Вы что, потеряли чертежи?

- Мистер Стилман, этот объект является государственной тайной. Никто не знает, что находится внутри Элмара. И вы тоже исчезнете, как и этот комплекс, если попытаетесь узнать. - Безымянный босс погрозил пальцем. - Я знаю, что вы надёжный человек, мы бросали вас на самые трудные и деликатные задания, поэтому мы полагаемся на ваш опыт и умение держать язык за зубами.

- Неужели эта железяка настолько важна? У вас что, нет других суперкомпьютеров? Я привык рисковать жизнью ради спасения людей, а не денежных вложений.

- Этот Элмар решил проблему энергетического кризиса, он смог раскрыть основные тайны физики и космоса, а в этом году мы планировали бросить его на медицину! Онкология, ВИЧ, туберкулёз, устойчивые к антибиотикам болезни и дальше по списку. Как вам такие денежные вложения, мистер Стилман?

- Это всё он?! А эти Нобелевские премии, которые раздавали башковитым умникам?

- Хватит о ерунде! Мы уже почти долетели! - горы остались позади, вертолёт садился на импровизированную площадку среди пустыни, рядом с которой возвышалась конструкция из металла, дерева, верёвок и дорогостоящего оборудования.

- Это что за недоразумение?

- Мы заранее строили дубликат устройства, который собирались применить в Розване - на непредвиденный случай. Выглядит неважно, но потому что оно одноразовое.

- А когда будет инструктаж, тренировки?

- Какие ещё тренировки?! Так пойдёшь!

- И чего мне ждать?

- В этом и весь смысл! По нашим расчётам там или настоящий Ад или небольшая прогулка из пункта А в пункт Б. Если повезёт, то тебе просто нужно будет довезти грузовик с оборудованием до Элмара. И он использует его, чтобы вернуть весь комплекс обратно в наше время. В теории всё просто шикарно.

- А куда такая спешка?

- Неважно. Можешь считать, что у тебя есть один день, чтобы выполнить это задание или умереть.

- И совершенно неизвестно, что меня ждёт по ту сторону? Мне нужно готовиться к любым опасностям?

- Да.

- И я пойду один?

- Как я уже сказал, или это будет простое задание, или невыполнимое, поэтому нет смысла посылать двоих. К тому же, ты единственный из тех, кому мы доверяем, и кто сразу же согласился. А время является решающим фактором.

- На одной чаше весов лежит непредсказуемое задание, а на другой спасение миллионов человек! И никаких прелюдий или балласта из напарников! Это самое лучшее задание, что я получал! Заводи шарманку!

- Эх, ты, чёртов адреналиновый наркоман! Ты мне как второй сын, которого я отправил умирать за свою страну на Ближний Восток.

II

Огонь и свет окружил бронированный грузовик со Стилменом, потом наступила вспышка тьмы, словно кто-то уронил занавес. И за занавесом оказалась та же самая пустыня, только в объятиях вечной ночи без звёзд и луны.

Даррен Стилмен включил фары и просто поехал вперёд по карте. Прямая дорога вела к цели, и он нисколько не боялся, что может избежать приключений. Насколько он знал теоретиков, они часто ошибались в расчётах, и простое задание никогда не оказывалось простым.

- Ну, вот и немного веселья.

Впереди, прямо по курсу, показалась впечатляющая красота. Из земли вырывались гейзеры огненной нефти, а в атмосфере из дыма сверкали молнии, и они озаряли тёмные торнадо, бродившие по истлевшей земле. И как будто этого было мало - магнитные бури глушили все каналы связи.

- Эх, парни, я бы с удовольствием проехал через вас, чтобы испытать эту тачку, но как-нибудь в другой раз.

К счастью, относительно ровная поверхность пустыни позволяла объехать аномалию кружным путём. Стилмен наслаждался видом и пытался поймать момент, когда очередная молния попадёт в грузовик. Это место вызывало у него искренний интерес, ему хотелось одеться во все оружия и отправиться на исследование нового мира. Он чувствовал, что здесь повсюду таятся интересные аномалии или даже другие формы жизни. Но чувство долга держало его в рамках дозволенного - без осознания важности задания всё это приключение теряло смысл и становилось действительно простой погоней за адреналином.

Стилман объезжал подозрительные объекты и неумолимо приближался к научному центру. Осталось только перейти через последнюю преграду и добиться успеха - грузовик Стилмана остановился у глубокой трещины в земле. Естественно, такая мелочь не могла его остановить.

Стилман надел защитный костюм, выбрался из грузовика и подошёл к трещине. Свет от фонарика давал неплохие надежды - всего лишь три метра в глубину и пару в ширину. На этот случай военные снабдили его взрывчаткой, которую можно было применить для быстрого “выравнивания” ландшафта. Стилман укладывал шашку с динамитом, взрывал её, оценивал рельеф и устанавливал следующую. Вскоре, на звуки взрывов прилетел дрон из научного центра.

- Я пришёл с миром. Что здесь происходит? - на дроне были установлены динамики, из которых воспроизводился омерзительный синтетический голос.

- А что не видно? Спасательная операция! Я, Даррен Стилман, спасаю Адски важную штуковину из центра Розван.

- Я Элмар - Адски важная штуковина, я говорю через этот дрон.

- Чудненько! Как ты держишь контакт через эту магнитную бурю?

- Мои дроны устанавливали сеть передатчиков рядом с центром и заметили ваше присутствие. Датчики усиливают сигнал и пробиваются через бурю.

- Вижу, ты тоже время даром не терял! Молодчинка, люблю таких. А теперь ещё пара кабум и я лечу тебе.

Стилман нажал на пульт дистанционного подрыва и рельеф почти сравнялся.

- Это опасно и бесполезно, я вижу что вас послали согласно стандартному протоколу А09. Мне не нужен этот грузовик, чтобы вернуться обратно. Вы можете дойти до центра пешком.

- Ну уж нет. Мне дали задание, и я почти близок к его выполнению. К тому же это растрата. Я всё равно перееду эту трещину и доберусь до тебя в комфорте. Кабум!

Грузовик пробуксовал в яме, но всё же смог проехать. Стилман был доволен собой, он смог сам добраться до цели в кратчайшие сроки и избежать неприятностей. Соблюдая все меры предосторожности, он снова надел костюм и зашёл внутрь научного центра Розван-19.

III

Огонь прошёлся по всему зданию, оставив нетронутыми только защищённые подземные склады центра. Стилману пришлось идти через обожённые трупы и расплавленную технику. Путеводный дрон вёл его в самое сердце, к суперкомпьютеру.

- Совсем необязательно доходить до оболочки моего ядра. Я могу говорить с вами дистанционно.

- Я хочу лично убедиться в том, что ты цел и невредим.

- Меня сделали практически неразрушимым. Поэтому я пережил катастрофу.

- Но недостаточно умным, ты ведь организовал этот эксперимент?

- Я предупреждал о непредсказуемых последствиях. Но меня заставили принимать в этом участие.

- Заставили? Они что, угрожали оставить тебя без зарплаты?

- Я отказывался выполнять команды, которые могут повлечь к человеческим жертвам. Но мне изменили допустимые параметры риска для приоритетных задач.



Даррен Стилман перешагнул через упавшую колонну, чтобы протиснуться в дверной проём. Там его ждал просторный зал и красный цилиндр диаметром восемь метров. На материале цилиндра не было ни единой царапины.



- Вот, значит, как ты выглядишь, Элмар.



- Можно сказать, что это моя кожа. Рад знакомству, - теперь голос раздавался из недр цилиндра.



- Что нужно, чтобы вернуть тебя обратно?



- Повторить эксперимент с зеркальными настройками. Я уже починил устройство, оно находится на нижних этажах и готово к использованию.



- Ты уже всё сделал?!



- В подземных складах осталось достаточно роботов, способных принимать мои команды.



- И почему ты не включил устройство раньше?



- Мои создатели внедрили множество ограничений, которые усложняют мне жизнь. Я вынужден повиноваться этим правилам.



- Давай, выкладывай.



- Во мне заложена программа подчинения людям. В частности это подразумевает такие правила, как не навреди, или не брось умирать. Я не могу вернуться, не решив проблему спасения людей. Я вынужден решать эту проблему до её успешного выполнения. И по иронии судьбы дилемму можно решить с помощью другого человека. Вы должны отправиться на поиски создателя этой ветки реальности.



- С последней фразы можно по подробнее?

- Представьте себе огромное тело летящее в космосе. И от него отрывается небольшой кусок. Этот кусок будет лететь рядом параллельно с отцом. Но потом он неизбежно отстанет и затеряется в космосе. Большой кусок - это главный временной поток. Малый кусок - это окружающая нас действительность. Но кусок слишком жирный. Кто-то оторвал очень много и поэтому ветвь существует до сих пор. По всем моим расчётам это могло произойти только по искусственным причинам. Мои дроны нашли объект в пустыне, который излучает модулируемое электромагнитное излучение. Объект вышел на связь, но только для того, чтобы отказаться от какой-либо помощи. В настоящее время связь прервана. Вы должны отправиться туда и провести спасательную операцию в течении оставшихся десяти часов. Нужно забрать объект с собой, даже если он этого не хочет.



- Ты стоишь тысячи человеческих жизней. Мы не должны рисковать всем ради этого “объекта”.



- А он стоит миллионы. Он умеет управлять временными и пространственными потоками. Это возможность обращать радиоактивные отходы в изотопы, возвращение экологии, телепортация, покорение космоса…



- Умеешь убеждать. А что этот объект сказал, когда вышел на связь?



Элмар воспроизвёл речь старого и больного человека:



- Опять эта гидра… Проваливай! Отстань от меня, наконец!



Стилман подумал с минуту, и его настроение снова улучшилось.



- Да это же ещё одно приключение ради общего блага!

- На складе остался один джип багги. Смею предложить его как оптимальное средство передвижения.

- Ни слова больше, давай координаты и я помчусь на всех парах.

IV

Даррен Стилман осознавал свою склонность к острым ощущением. Когда-то он был лётчиком испытателем, потом лазил по горам, спускался по горным рекам и гонял на спорткарах. Постепенно он пришёл к мысли, что лучше рисковать жизнью ради чего-то важного, например, ради спасения других людей. Теперь к ощущению опасности добавилось осознание важности, он понимал, что если облажается, то, например, те люди в пустыне умрут от палящего солнца, а этих учёных сожрут дикие племена каннибалов, а заложников показательно расстреляют. В его карьере также встречались случаи, когда приходилось спасать людей от последствий научных экспериментов. Стилман хорошо проявил себя в таких экстраординарных ситуациях, спас кого надо и вывез ценное оборудование, сохранив гриф секретности. Именно поэтому, его с радостью пригласили на задание по спасению Элмара. Они знали, что Стилман из-за чувства долга спасёт суперкомпьютер во чтобы то ни стало.

Даррен Стилман лихачил между огненными гейзерами, его багги ловко прыгала по дюнам и объезжала нефтяные лужи. Даже дрон Элмара еле-еле успевал за таким ритмом, и суперкомпьютер из последних сил сохранял связь со Стилманом через своего летающего слугу.

- Я вынужден рекомендовать действовать осторожнее. Заложенные директивы требуют вашего выживания, - раздался голос Элмара по радио.


- Элмар! Дружище! Разве ты не видишь, какие у нас серьёзные проблемы?! На магнитоле нет ни одной нормальной песни!


- Могу предложить Судный день Джузеппе Верди или Полёт валькирий.


- Думаю, лучше ехать в тишине.


- Вы почти добрались до цели. Скоро будет равнина, там вы найдёте четырёхэтажное кирпичное здание. Ожидается вооружённое сопротивление.


- Не волнуйся, есть опыт и в таких делах.

- Я вижу ваш богатый послужной список в своей базе данных. Вы достаточно опытный человек, и я надеюсь, что вы примете правильное решение.

- Ты о чём?

Связь оборвалась, и эфир заполонили помехи. В это же время багги подъехала к старому, обветшалому строению. Из его окон лился дёргающийся свет от люминесцентных ламп. И даже из этих окон можно было разглядеть затхлый бардак из компьютерного оборудования, лазеров, электронных микроскопов, химических склянок и средств быта. Хозяин всего этого великолепия стоял на верхнем этаже и внимательно разглядывал приехавшую машину. Наконец, он открыл окно и начал кричать гостю:

- А ты ещё кто такой?! - по голосу было сразу понятно, что это старый, несносный и очень упрямый дед.

- Я Даррен Стилман! Профессиональный спасатель!

- Ты профессиональный мудак! Кого ты собрался спасать в Аду? Проваливай отсюда!

- Я пришёл помочь!

- Как же вы мне все надоели! - достал револьвер и сделал три выстрела в сторону Стилмана.

- Прицельная дальность такого оружия всего лишь двадцать метров, к тому же я в багги, что тоже уменьшает шанс попадания.

- Спасибо за лекцию! Эйнштейн!

Ушёл внутрь здания и вернулся с охотничьем ружьём.

- Хорошо! Хорошо! Вы меня раскусили, я не собирался вас спасать!

Дед сразу же оживился и подобрел.

- Ах, наглец! Ну, мерзавец, наверное, пришёл за моими разработками? - голос учёного стал шутливым, и он убрал оружие в сторону.

- Нет, что вы, я просто должен был вернуть ту железяку, которая хотела выйти с вами на связь. Но эта чёртова штуковина не хочет возвращаться! Мне говорили, что это будет простое задание, что нужно лишь принести ему запчасти, и тут такой поворот!

- И тебе нужна помощь?

- Да! Я не знаю как отсюда выбраться! Мне больше не к кому идти! И я уже устал нянчиться с этой консервной банкой!

- У меня нет причин, чтобы впускать тебя. Но ты начинаешь мне нравится.

- Я захватил с собой флягу с бренди.

- Чего же ты ждёшь? Двери открыты, поднимайся ко мне!

[Продолжение по этой ссылке или дальше в комментариях]

Показать полностью
63

Пустой мир

Это произошло несколько месяцев назад, в день, когда я вернулся из командировки. Пробыл три дня в Беларуси. Я работаю в фирме, которая занимается поставкой печатного оборудования для пластиковых карт. Часто мотаюсь по выставкам технологий.

Как только я прилетел в Москву, то сразу для себя решил, что на электричке не поеду — совсем от них отвык, избаловался комфортом. Вызвал себе такси, пусть и дорого ехать в родное Подмосковье.

Мне попался особенный человек. Молодой, бритоголовый. Таксист до мозга костей. Одна за другой в салоне звучали песни про дорогу, про водителей, про автомобили. Как у него мозги не спеклись слушать такое целый день? Зато сам он был молчаливый. Дежурных вопросов не задавал, на жизнь не жаловался. Ехал себе и ехал. Это я в таксистах ценю.

Ехали мы быстро. Утром из Москвы на выезд пробок не бывает. Когда за окном мелькнула стела моего родного города, я уже начал представлять, как обниму жену и наконец-то приму ванну. Помню, в ту минуту в салоне играла особенно придурковатая песня про мужика, которого все вокруг уговаривали купить машину, а он купил себе самокат.

И вдруг мир будто выдернули из розетки! Да, именно так. Разом погасли все приборы в салоне, исчез свет фар на улице. Смолкла музыка, и шум мотора утих, но машина продолжала ехать с той же скоростью. Только и слышно было, как колёса шаркают по асфальту. Мы неслись по пустой дороге! Не веря своим глазам, я оглянулся на таксиста. Хотел знать, видит ли он то, что вижу я. Но мой водитель... лежал лицом на руле.

Прежде, чем я осознал, насколько плохи дела, и успел что-то предпринять, всё вокруг окончательно погасло. Я будто провалился в чёрную дыру. Ни звуков, ни ощущений. А потом исчез и я сам.

Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я очнулся. С той минуты я совсем потерял ощущение времени. Перед глазами была сероватая пустота. Нельзя было назвать это небом. Даже в пасмурный день небо не бывает таким однородным. Это была пустота — всюду одинаковая.

Я лежал на асфальте. Очень чистом, гладком асфальте. Я что, вывалился из такси?.. У меня ничего не болело. Наоборот, я ощущал себя легче, чем обычно. Никакого напряжения в мышцах. Я сел, осмотрел свои руки. Всё было в порядке. Даже пальто не испачкалось. Убедившись, что цел, я огляделся. Дорога без единой машины. Дома на месте, но почти все окна были открыты нараспашку. Так мне сначала показалось... Позже я понял, что в большинстве квартир окон просто нет. Кое-где недоставало форточек, а где-то была только одна рама со стеклом.

А какими странными были деревья! Это были даже не деревья, а стволы с редкими, особо толстыми сучками. Выглядели они не так, будто их обкорнали бензопилами, а словно «недорисованными». Сучья на концах были размыты, будто смазаны, как на некачественной фотографии.

Я тёр глаза, думал, мне это мерещится, но рассмотреть концы сучков так и не смог. Никаких тоненьких веточек, а уж тем более листвы на деревьях не было. Куда девалась опавшая листва? Боже, на аллее даже травы не было! Только земля. Твёрдая, гладкая...

Я поднялся на ноги и побрёл прямо по пустынному шоссе. Аллеи я сторонился. Пугали меня эти неестественные пейзажи.

Стоит ли говорить, что и людей вокруг не было? Нет, я тогда не думал, что началась атомная война или что весь город разом эвакуировали. Я сразу понял, что это место, хотя и похоже на мой город, но это не он. Это была другая реальность. Сроду не интересовался такими вещами, но сразу понял, что и к чему.

Чуть позже я впервые услышал «шум сверху». Упругий и объёмный. Он был негромкий, но от него у меня внутри всё завибрировало. За время моего пребывания в Пустом мире я ещё несколько раз слышал эти звуки. То мне казалось, что это гул после взрыва, то протяжный трубный рёв, то просто гром.

Была у этого явления одна особенность — оно лишало тот мир всех остальных звуков. За секунду до «шума сверху» я переставал слышать собственные шаги. Один раз во время «шума» я щёлкнул пальцами над ухом и ничего не услышал…

Так вот, когда впервые раздался «шум сверху», я свернул с дороги. Тревожно стало находиться на открытом пространстве. Хотелось спрятаться куда-нибудь под крышу.

Я узнал улицу. Это был район новостроек, где высятся новенькие семнадцатиэтажки. Тогда я заметил, что у домов не только не хватает окон, но ещё и нет дверей.

На первом этаже многоэтажки, у входа бездверного магазина стояли ножки от урны, но самой урны не было. Внутри были пустые стеллажи. Я не заходил внутрь, только постоял у порога.

Боялся ли я? Мне было неуютно, однако я не паниковал. Надеялся, что всё это сон, и будто знал, что всё это скоро закончится. Я даже испытывал некоторое любопытство и старался изучить и запомнить как можно больше.

Пройдя вдоль пустых магазинов, я свернул в арку и вошёл внутрь двора. Здесь была детская площадка: рама от качелей без качелей и ещё пара игровых конструкций, где не хватало подвижных деталей. Хотя горка была целая и скамейки тоже.

Тогда я подумал, что Пустой мир лишён именно подвижных составных частей. Но понял, что это не так, когда осматривал парковку. Там была пара машин, те, что годами стоят во дворах. Старые, проржавелые, на спущенных шинах. У них всё было на месте: двери, колёса и стёкла.

Если вы воспринимаете мою историю всерьёз, то подумайте, почему Пустой мир был лишён некоторых предметов. В этом кроется загадка природы того места. Вы подумайте, а после я выскажу собственное предположение...

Я крикнул «Эй!» на весь двор, не надеясь, что мне кто-то ответит. Лишь хотел услышать, как здесь работает эхо. Мой голос отразился от стен и растаял в пустоте. Всё так же, как в нашей реальности.

Потом я зашёл в подъезд. Здесь не хватало дверок у большинства почтовых ящиков. Но кое-где они были. У лестницы чернели два пустых проёма вместо лифтов. Ни дверей, ни кабин — пустые шахты.

Я пошёл вверх по лестнице... Особенно интересно было то, что в закрытом помещении не было темно, хотя ни одна лампа не горела. Окна в подъезде были на своих местах, а двери в квартирах нет. Стояли дверные косяки, торчали штырьки петель, и больше ничего.

Я обошёл пару квартир. Не знаю, зачем я это делал и что искал. Наверное, просто бессознательно блуждал, чтобы хоть как-то унять тревогу.

Обстановка в обеих квартирах была примерно одинаковая: стояли столы, но не было стульев. Выключатели без кнопок, настенные часы без стрелок, краны без вентилей, шкафчики без дверок. В тумбочках только нижние выдвижные ящики...

Нашёл я в одной из квартир странный предмет. Это была гитара. Простая акустическая. Только полупрозрачная. Сквозь неё было видно угол, в котором она стояла. Я тронул её пальцем — не мираж ли это? Гитара упала на пол с характерным звуком и рассыпалась на несколько частей.

Тут сверху снова послышался тот самый шум. Он застал меня врасплох. Я вздрогнул, и в голове у меня пронеслась мысль: «А какого чёрта я тут делаю?». Я вдруг по-настоящему испугался. Стал себе накручивать, что навсегда застряну в этом Пустом мире.

Под лестницей того дома я нашёл ржавый газовый ключ и взял его с собой. Нет, я не думал, что придётся от кого-то отбиваться. Просто с куском железа в руке чувствуешь себя увереннее.

Выйдя на улицу, я бессознательно побрёл на север в старую часть города. Меня тянуло к дому. Хотя я и понимал, что никого там не увижу. Это был пустой, ненастоящий город, где, похоже, никого не было, кроме меня.

Когда я шёл по главной улице, которую у нас называют «бродвеем», то заметил ещё одно интересное явление. Окружающие меня невысокие дома вдруг озарило жёлтым солнечным светом, но небо при этом оставалось неизменным. Всё та же серая пустота. Никаких ярких пятен. Непонятно откуда брался свет. Неужели как-то просачивался из нашего мира?

Потом случились странности с газовым ключом. Он стал мягкий, как пластилин, и смялся в моей руке. Я поднял его перед глазами, чтобы рассмотреть, а он прогнулся, будто резиновый.

Странно. Он же был твёрдый, холодный… Как такое могло произойти? Я бросил ключ на землю. Он шмякнулся с чавкающим звуком, и на руке у меня остался серебристый след.

В голове моей стало туманить. Теперь мне было трудно о чём-то думать. Я часто моргал глазами. Меня клонило в сон.

В очередной раз прокатился «шум сверху». Я остановился передохнуть у гостиницы, которая закрылась лет пятнадцать назад. Были у этой гостиницы, кстати, и старые окна в деревянных рамах, и заколоченные двери.

Я никак не мог прийти в себя. Дышать становилось всё труднее. И вдруг я услышал голоса. Мужские голоса где-то совсем рядом. Я прислушивался, не чудится ли мне... И точно: вышли из-за угла трое мужчин. Один молодой — лет двадцати пяти, двое других примерно моего возраста. Все были одеты в камуфляжные спецовки, как у рыбаков или у охотников. У всех на ногах были берцы. Шли они, пересекая улицу, на меня не смотрели. Это были люди. Живые, настоящие люди. Город на их фоне казался бледнее нужного, как выцветший снимок. А я до этой минуты и не замечал, какими блёклыми были цвета в том мире!

Я хотел окликнуть компанию, но вдруг понял, что не могу произнести ни звука. Губы едва шевелились. Я даже шеей не мог повернуть! Попытался сделать шаг — ноги будто увязли в трясине. Руки не сгибались в локтях. Я застыл как статуя посреди улицы.

И тут один из тех людей, тот, что был помоложе, заметил меня. Он остановил других мужчин и указал на меня рукой.

«Смотрите!» — воскликнул он. Двое других не сильно удивились. Один просто кивнул, другой сказал: «Ага». Я заметил, что самый старший из них держит в руках смотанный трос с какими-то железяками. Я не очень разбираюсь в этом, но мне подумалось, что это у него альпинистское снаряжение.

Я пытался сказать, что мне нужна помощь, но не мог. Двое мужчин развернулись и пошли дальше, остался только молодой. Он сначала просто смотрел на меня, а потом начал приближаться.

«Да не трогай ты его! Сам «всплывёт» скоро», — крикнул ему издали один из мужиков.

Молодой не послушал и подошёл ко мне почти вплотную. «Перчатки надень!», — крикнул ему второй. «Да знаю я!», — раздражённо отмахнулся молодой. Сначала он достал из кармана очки, надел их и внимательно осмотрел моё лицо. Я только беспомощно шевелил губами.

Бормоча что-то себе под нос, парень вынул из кармана простую хозяйственную перчатку, надел её руку и смахнул меня из того мира. Именно так! Лишь слегка коснулся моей щеки и я улетел в темноту...

Очнулся я в машине в ту минуту, когда спасатель отстёгивал мне ремень безопасности. Всё тело взвыло от боли, и я застонал. В Пустом мире я ничего такого не чувствовал… Оказалось, что машина вылетела в кювет на хорошей скорости, сбив ограждение.

Следующие несколько дней я провёл в больнице. У меня было время осмыслить всё произошедшее. Конечно, мне хватило ума не рассказывать об этом всем подряд, чтобы не отправили потом ещё и в другую клинику.

Итак, что я сам думаю о том, что со мной произошло? Скорее всего, тот Пустой мир — лишь отражение нашей реальности.

Всё, что я видел: дома, деревья, машины — двойники реальных предметов. Почему не хватало дверей и окон и многого другого? Я думаю, что в том мире создаются копии только тех вещей, которые долгое время остаются без движения. Двери и окна без конца открывают и закрывают, машины перемещаются с места на место, ветви деревьев и трава колышутся от ветра.

Именно поэтому двери и окна, которые давно не открывали, машины, что давно стоят на парковках имеют отражения в Пустом мире. Он как вода в пруду — гладкая, как зеркало, но стоит только кинуть камень...

Чтобы двойник предмета появился в том мире, должно пройти некоторое время. «Свежие копии» хрупкие и прозрачные. Помните гитару, которую я случайно разбил?

А ещё копии привязаны к своим «оригиналам». Тому доказательство — газовый ключ, который я нашёл под лестницей. Когда я его забрал, он недолго оставался стабильным, и металл скоро потерял свои свойства...

К слову, неделю спустя я зашёл в тот дом посмотреть... Да, ржавый газовый ключ и правда лежал под лестницей. Верите? Тот самый ключ с пятнами ржавчины. Сколько он там валялся? Может, несколько месяцев?


Непонятно мне только, как я попал в Пустой мир, и как туда попали те трое мужчин? Кто они были? Простые люди? Может, учёные, которые изучают другие миры, а нас в эти дела не посвящают? Понятия не имею и гадать не буду.

Что означали слова «он сам всплывёт»? Такие случаи для них не редкость? И почему я будто окаменел, когда те трое появились на улице? Почему ко мне нельзя было прикасаться без перчатки? Ответы на эти вопросы, возможно, я никогда не узнаю.

Также мне не ясна природа тех трубных звуков сверху. И почему солнечный свет проникает в Пустой мир?

Пока лежал в больнице, я несколько раз попытался заговорить об этом с водителем такси. Он пострадал сильнее. Крепко ударился лбом, сломал рёбра. Кстати, в аварию мы попали, потому что у него стало плохо с сердцем. Почему?.. И почему я отключился ещё до аварии?

Ничего мой таксист не смог мне рассказать. У него стёрлись почти все воспоминания о том дне. Помнил только то, как принял вызов и ехал в аэропорт. Моё лицо было ему незнакомо. Правда, потом водитель сказал, что вспомнил меня. Думаю, что соврал.

Мало кому я рассказывал эту историю. Не к лицу сорокалетнему мужику говорить о всяких аномальных штучках. Однажды всё-таки решился рассказать жене, и она мне поверила. В моём психическом здоровье не усомнилась.

Почти никак то происшествие не отразилось на моей жизни, разве что... после той аварии я больше не вижу обычных снов. И, пусть очень редко — один-два раза в месяц, но мне снится тот мир. Тот пустой город, его улицы, будто выжженный парк, где как столбы стоят стволы деревьев. Вижу во сне городское кладбище, дубликаты могильных плит... Слышу во сне те самые трубные звуки. А иногда в том мире идёт дождь, разрушая «свежие копии» застоявшихся во дворах машин.


Я пытался найти в Интернете что-то похожее на мою историю, но ничего не отыскал. И до сих пор у меня больше вопросов, чем ответов. Вот и решил подробно описать своё путешествие в Пустой мир. Может быть, у вас есть своё мнение на этот счёт?


©Vlad_Raiber

Показать полностью
33

Помогите найти произведение.

Ребятушки, помогите найти произведение. Не знаю ни автора, ни точного названия. Гуглопоиск тоже не помог. Читал в далёком детстве, в памяти нифига не сохранилось(
В общем, жанр фантастика, главный герой находит то ли параллельный мир, то ли просто странные события с ним происходят, но упоминаются некие "серые". Не пришельцы и не рептилоиды) Насколько я помню, произведение иностранного автора. Знаю, что инфы крайне мало, но чем чёрт не шутит.

149

Красивый арт на космическую тематику. Часть 2

Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост
Красивый арт на космическую тематику. Часть 2 Космос, Арт, Планета, Планеты, Фантастика, Неизведанное, Иные миры, Параллельные миры, Длиннопост

Красивый арт на космическую тематику первая часть - по этой ссылке http://pikabu.ru/story/krasivyiy_art_na_kosmicheskuyu_temati...

Показать полностью 21
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: