Лавуазье - наше всё

Антуан Лавуазье.

Если модернизировать его биографию, перенести её в современность, перед нами появится крепкий отечественный промышленник. По крайней мере, результат некоторых его "шалостей" в наше время оценили бы, как импортозамещение.

В историю науки Лавуазье вошел прочно, но несправедливо мало. Больше всего он известен, как химик, хоть по долгу службы (а был он госчиновник) совал свой любопытный гальский нос во все естествознательные сферы.

В честь Лавуазье назван небольшой кратер на Луне. Неподалеку от кратера имени Эдгара Алана По. Соседство, конечно, как соседство - на некоторых кладбищах побольше мезальянса ( так, к примеру, Маркс похоронен рядом со Спенсером - своии прижизненным конкурентом). Хотя Лавуазье подошло бы соседство с Энди Кауфманом. Они оба - язвы и талантливые шоумены. Да, серьезность - не всегда показатель ума. Недаром же, юмор - функция интеллекта.

Но вернемся к нашим Антуанам.

Когда я узнал о деяниях Лавуазье, я был поражен величием его духа. Немного архаично, но иначе описать его биографию было бы кощунством.

На дворе 17 век. Натурфилософия начала расцветать. Государства въехали, что развитие науки влечет за собой ряд плюшек, известных, как "военно-технический прогресс". Это, конечно, противоречит Ницще - научные достижения, уничтожая часть человечества, делают человечество в общем сильнее.

Давайте будем честны: Ученые - рок-звезды того времени.

Лавуазье, как и многие его коллеги, пытается выделить флогистон, но вместо этого открывает водород. Лавуазье понимает ошибочность идеи флогистона и начинает свой крестовый поход. Веселое время было в Париже - важный госчиновник колесит по городу и приговаривает к гильотине абстрактную идею. На театрализированном представлении кукле по имени "Флогистон" палач отрезает голову. А хули? Даешь науку в массы.

Но есть одна вещь, которую восторгает меня больше, нежели эффектное шоу Лавуазье. Что мешало ему заявить, что водород это флогистон; просто ученые заблуждались насчет свойств флогистона. Да ничего не мешало и никто не смог бы доказать обратного. Просто приписать свойства водорода флогистону, подменить понятия и Лавуазье войдет в историю физики наравне с Ньютоном, Лейбницем и Бором.

Но он выбрал другое.

Лавуазье мог бы стать классиком науки, в честь него называли бы детей и университеты.

Но он выбрал другое. В наших сердцах он останется лунным кратером. И то - Dark side of the Moon тоже не в честь Лавуазье.

Лавуазье - наше всё История науки, Текст, История, Ученые