309

Латкес

Когда мне было немножко лет, в голове моей таки было мозгов столько же, сколько и лет. Что поделать, но если вы хочите поумнеть, то вам для начала надо состариться. И если на небесах и делали когда-то глупостей, то это самая главная.

Но зато у меня были кудрявые волосы и местами неплохая фигура, как это не смешно сейчас слышать.


И потому меня однажды полюбила одна комсомолка с длинными косами и оленьими глазами. Помимо всего этого счастья, она имела высокий рост, что совсем уже делал нашу любовь настолько комической, что когда мы шли вместе по городскому саду, люди сдавали билеты в цирк-шапито и шли смотреть на нас, потому что смотреть на нас было бесплатно, а в цирк-шапито, таки наоборот.


Так вот, у этой комсомолки помимо счастья было еще и несчастье в виде их мамы, дамой в полтора центнера веса, должностью кассира продмага и бородавкой на пролетарском лице.


— Маша — говорила мама своей комсомольской дочери- Маша, хоть этот поц и еврей, и хоть он ростом с нашего Джульбарса, но таки выходи за него замуж. Ты будешь жить хорошо, как английская королева, иметь путевки в Трускавец и колбасу в холодильнике.


Так говорила маме своей комсомольской дочери. Почему-то все мамы комсомольских дочерей раньше думали, что если у тебя в паспорте или на лице написано слово еврей, то ты как минимум внучатый племянник Ротшильда, а как максимум, сам Ротшильд.


Но я вам скажу, как родным. Я не был Ротшильдом. Более того, я и сейчас не Ротшильд. А если быть честным до конца и не делать никому голову, так я им никогда и не буду, этим вашим Ротшильдом, дай ему бог здоровья.


Наверное, деточки, кому-то покажется странным, но среди евреев таки есть не очень богатые люди. Наверное, это не очень умные евреи. Ну, так я ни на что не претендую.


Мой дедушка, обычный сапожник с рынка, говорил, возвращаясь из синагоги:


— Вот уже семьдесят лет я хожу в синагогу и прошу у всевышнего то, что обычно просят люди. И знаешь, юнгеле, что обычно просят люди? Так я тебе скажу, что обычно просят люди. Люди обычно просят у всевышнего здоровья и богатства. И вот я, твой дед Самуил Хацкелевич, тоже хожу и прошу богатства и здоровья. Но всевышний мне дает это все очень не сразу и очень частично. Но это совсем не значит, что еврей с не очень хорошим здоровьем и не очень большим богатством должен плохо кушать.


Потом дедушка садился за стол и мы кушали картофельные латкес. Еду для не очень богатых евреев, но зато такую вкусную, что даже эти самые Ротшильды отдали бы за них все свои алмазы и пошли работать к дедушке в сапожную мастерскую. Но Ротшильды никогда не кушали латкес и продолжали тревожно спать на матрасах, набитых деньгами и бояться, что их ограбят налетчики.


Но вам повезло, потому что вы сейчас услышите за латкес и сможете стать счастливыми и без этих ваших миллионов.


Для того, чтобы счастье было полным, надо таки купить красный картофель и тщательно его вымыть. Секрет хрустящих и вкусных латкес в том, чтобы не чистить картошку, а натереть ее на терке прямо с кожурой. Если вы хотите латкес, тонкий как ажурные кружева на импортном белье мадам Шниперсон, то надо использовать таки крупную терку.


Потом то, что у вас получится, надо положить в марлю и хорошенько отжать, чтобы масса была не жидкой. После этого натрите туда же пару луковиц. Можно добавить яблоко или кабачок, а также немножко чеснока.


Самое еврейское в этом блюде, конечно маца. Если она у вас есть, то раскрошите ее мелко, положите в натертую массу и пусть оно немножко постоит, чтобы маца пропиталась.

Если у вас нет мацы, положите туда немного муки и не дурите себе голову.


Потом надо делать то, что умеют все, даже если вы на кухне впервые.

Разогрейте растительное масло и начинайте печь латкес, как обычные оладьи, накладывая ложкой на сковороду и чуть прижимая сверху.


Если вы хотите, чтобы латкес были хрустящими, то не накладывайте их друг на друга стопкой. И не говорите, что я вас не предупреждал об этом.


После того, как вы испекли латкес и поставили их на стол, достаньте из холодильника сметану и кушайте на здоровье.


А комсомолка за меня замуж так и не вышла. Она увлеклась одним заместителем директора продсклада. У него были красивые усы и автомобиль «Москвич». Так что мамы комсомолки была таки не совсем права, личную жизнь можно вполне устроить и без привлечения такого счастья, как еврейский муж.

Латкес Длиннопост, Длиннотекст, Александр Гутин, Текст, Рассказ, Рецепт, Не мое

© Александр Гутин

Дубликаты не найдены

+15
От я отдохнул немножечко на голову, почитав ваш дивный опус. Не держите в себе, продолжайте творить и радовать читателей.
+21
Я всё ждал ,что он таки натянет латекс и затем натянет комсомолку. Ну, или ,по крайней мере , ее маму. А тут какой-то общепит. Миша, это какая-то постная©
раскрыть ветку 2
+14
Я тоже ждал историю про латекс ,а тут какие то драники .
раскрыть ветку 1
+3
Драть и драники разве не однокоренные слов?
+9
Я одна всю историю с одесско-еврейским акцентом читала?)
раскрыть ветку 2
+2
Опередила))
+1
Автор рассказа Александр Гутин. С его историями всегда так))
+6
Название поста прочитал как "латекс", подумал, о комсомол и латекс, интересно....а оказывается пост про еду(
+11
Драники обыкновенные стали еврейским блюдом? Ну, если еврей белорусский...
раскрыть ветку 2
+3
Ну, луковица и кожура- не самые типичные гостьи в драниках, так что можно счесть блюдо еврейским :3 про яблоко и вовсе молчу
+2

Только что тебе привели рецепт оладий (латкес) - вдумайся в звучание - латкес олаткес оладки

Ну а что из картохи - на территории Великого княжества литовского, а позже и Речи Посполитой жыдоу (литвакоу, русакоу)  не гнобили,  и в местечках до 40% населения носили пейсы.  так что блюда из картошки прочно вошли в еврейскую кухню

+2
Обратите внимание что не бывает бедных евреев , только богатые и не очень богатые
+2
Точно еврей, а не белорус? Бедный и с драниками)
+2
Таки хороший пост
+6
Я так драники делаю, но без лука, мацы/муки и плюс яйцо
+2
когда делаешь дома - штук 15-20, то да, вкусно. Когда на работе в преддверии Хануки - штук эдак 200-250, потом на растительное масло смотреть не можешь, не то что нюхать.
+2
Почему-то я не удивлён, что евреи экономят на яйцах.
+2

драники..они же деруны.. и м..ля..латекс

Весьма вкусно..надо сделать..завтра..

+1
Изверг! Я же на работе сижу. Ещё и фотку присобачили...
+1

Пробовала дранники один раз и в детстве, мне их приготовил дядя, когда меня оставили с ним на один день. Дядя умел готовить, так как у него была непутевая пьющая жена. Дранники были восхитительны, но я больше их нигде не видела, и сама приготовить как-то не додумывалась. А что меня останавливает? Ничего. Приготовлю сегодня. Спасибо.

написала тыщу букв, неохота работать Т__Т

раскрыть ветку 1
+1
Я вам очень не завидую. А моя бабушка готовит драники точь в точь как в посте. А вот мама картошку пускает на мелкую тёрку и мне меньше нравится
+1
Я читал рецепт с тем самым акцентом)
+1
"и на пляж не пошёл..."(с)
+1
Погодите-погодите... Таки вот это вот всё ради рецепта на латкес?
раскрыть ветку 3
+1

я бы сказал что это драники и картошку все таки надо почистить.

раскрыть ветку 2
+2

если молодая свежевыкопанная и отмытая щеткой, то можно и не чистить

раскрыть ветку 1
+1
Чесноку больше надо. И с солеными огурцами потом.
+1
А чем история с комсомолкой то закончилась?
раскрыть ветку 1
+2

не дала

+1
Зашел написать что это обычные Драники... А уже все до меня написали...
раскрыть ветку 2
+1

Драники - на мелкую терку

раскрыть ветку 1
+2
А я вот больше на крупную люблю. На пару комментов выше написал.
+1
Захотелось пойти сделать латекс, и съесть
0

Блядь...

почему голос в моей голове читал этот текст с характерным одесским акцентом?

-2

и Вас, уважаемый автор, с наступающим праздником Ханука!

Похожие посты
329

Кухня еврейского местечка, которого больше нет

Когда Йося Шулькин пошел работать главным балабузом на строительный склад, его мама Циля Залмановна сразу поняла, что ничем хорошим это не кончится.


— Этот идиёт хочет трепать мне последний нерв! Мальчику только тридцать пять, а на складе сплошной дефицит и большие деньги! Это надо было растить его всю жизнь, кормить бульоном и любить больше жизни, чтобы дожить до такого? Вэйз мир! Я с этим Йосей, дай ему бог здоровья, скоро умру и даже не надо мене уговаривать!


— Так за что же вы будете умирать?- спрашивала Цилю Залмановну ее соседка Хася- Вы таки как хочите, но я вас не понимаю, мадам Шулькина! У мальчика такая работа и перспектива на премиальные, а вы тут кричите, как потерпевшая от пожара и делаете трагедию из Гамлета!


— Хася, ты просто никогда не жила красиво, Хася! У тебя из богатства — только вставной зуб и чугунная утятница! Ты не понимаешь, что за красиво надо платить. Мальчика могут посадить, Хася! Быть начальником склада — это как быть военным сапером. И там, и здесь одно неловкое движение, и жизнь летит под откос!


Так проходили дни. Йося каждый день надевал пиджак и уходил на работу, а его мама Циля Залмановна ждала, что эта работа таки добром не кончится.


И вот однажды к ним пришли. Вернее как пришли. В квартире напротив жил следователь Орешкин, мужчина с грыжей и усами, так вот он и пришел.


— Здравствуйте, Циля Залмановна, — сказал следователь Орешкин. — Я таки сильно извиняюсь, но я пришёл за вашего Йосю.

Циля Залмановна, которая в это время на кухне готовила что-то в сковороде, тихо охнула и опустилась на табурет.


— Я таки знала, что этот шлемазл сведет меня в гроб и даже ниже, — сказала Циля Залмановна и схватилась за сердце. — Скажите, мусье главный милиционер, на сколько его посодют? Может, можно что-то сделать? Вы же знали его покойного папу Гершля, дай ему бог здоровья, хорошо, что он этого не видит, он бы умер насмерть еще раз!


— Ну, что вы, — засмущался следователь Орешкин. -Какой же я главный милиционер? И какой же, к тому же, мусье?

— Ой вэй, конечно же, главный, даже не спорьте!- отмахнулась Циля Залмановна. — Такой красивый молодой человек обязательно должен быть главным! И мусье тоже!


— Ну, ладно, ладно, — довольно улыбнулся следователь Орешкин. — Ну, во-первых, вашего Йосю еще никто пока не сажает...

— Пока?- опять схватилась за сердце Циля Залмановна.

— Пока, — утвердительно кивнул следователь Орешкин. Таки я так понял за Йосю, что его сейчас не тут?

— Его сейчас не тут, — ответила Циля Залмановна. — Но если он придет, то я его убью вот этой сковородкой, и вам будет некого сажать в тюрьму, мусье главный милиционер!


При этом Циля Залмановна схватила для наглядности сковороду, с нее слетела крышка, и божественный аромат наполнил кухню.

Следователь Орешкин сглотнул слюну и вытянул шею, пытаясь заглянуть, что такое готовила Циля Залмановна, что оно таки так пахнет.


Циля Залмановна внимательно посмотрела на следователя Орешкина и, ничего не говоря, поставила перед ним тарелку.

Уходя, следователь сыто икнул и пообещал все уладить, так что пока Циле Залмановне можно не волноваться, и Йосю пока не посодют, но если Йося не прекратит свои шахер-махер, то просто за вкусно покушать отделаться не получится.


Ну, и я уже вижу, что все интересуются за то, что такого кушал следователь Орешкин, что Йося вместо уехать поднимать лесозаготовки на социалистический уровень, продолжает работать на складе, хорошо спать и носить кремпленовый пиджак.


А следователь Орешкин кушал эсик-флейш. Что такое? Вы не знаете за эсик-флейш? Я вас умоляю, а что вы тогда знаете, чтоб вы мне были здоровы?


Берите уже свои шариковые ручки и записывайте.


Нарезаем килограмм говядины, лямтики не толще сантиметра. Мелко режем две луковки. На сковородке разогреваем две столовые ложки смальца. Кидаем туда луки и жарим, пока он не станет золотистым, потом кидаем туда мясо и обжариваем со всех сторон.


Потом делаете маленький огонь и оставляем тушиться под крышкой, мясо должно дать сок, а лук придать ему цвет. Заливаем мясо водой на пару сантиметров, добавляем лаврушку, и пусть оно себе томится час. Но если вы думаете, что про него надо забыть, то вы таки так не думайте. Иногда надо его навещать, немного помешивать и по мере необходимости добавлять воду.


Потом добавляем горсть изюма или чернослива, еще через час увеличиваем огонь до среднего, выковыриваем лаврушку, добавляем две столовые ложки томатной пасты, соль, две столовые ложки сахара, лимонную кислоту на кончике ножика и перец. И пусть себе тушится еще минут десять.


А вот тут самое главное, что вы таки даже не представляете что.

Берете пряник. Трете его на терке. Добавляете в пару ложек панировочных сухарей и все это добро бросаете в сковороду. Можете стоять рядом и смотреть, как густеет соус. На это уйдет минут пять.


Всё! Можете кушать его с гарниром, но настоящие специялисты кушают его за просто так, макая корочку ржаного хлеба.


И знаете, что, если сам главный милиционер следователь Орешкин остался довольным так, что боже упаси, то уж за нормальных людей и говорить не хочу. Кушайте и не болейте. А Йося, кстати, все равно скоро уволился со строительного склада и пошел работать на продовольственный, так что Циля Залмановна чуть не получили инфаркт.

Кухня еврейского местечка, которого больше нет Длиннопост, Текст, Рассказ, Александр Гутин, Юмор, Рецепт, Евреи, Эсик-Флейш

(c) Александр Гутин.


Другие рецепты :)


Пирожки с вишней

Латкес

Кугель с яблоками

Шейка

Красный борщ

Куриный бульон

Показать полностью 1
72

Куриный бульон

Муля Бендецкий очень следил за своим здоровьем. Выходя на улицу, он всегда надевал шерстяной шарф, а с приходом осени поддевал под брюки байковые рейтузы. К своему здоровью Муля Бендецкий относился очень бережно и внимательно. Как минимум два раза в неделю он ходил в поликлинику к доктору Шварцу.

— Здравствуйте, доктор Шварц, вы, конечно, удивитесь, но я опять к вам.


Доктор Шварц обреченно вздыхал:


— Ну, так чему же мне удивляться, товарищ Бендецкий, если вы всегда приходите в одно и тоже время. И что у вас болит на этот раз? Если вы опять пришли за ваши уши, то это нормально, в вашем возрасте у многих на них растут волосы и вы-таки знаете, никто еще от этого не оглох.


— Что вы, что вы, доктор Шварц! Тут совсем другое! Разве я побеспокою вас по таким пустякам? У меня горе! Уж и не знаю, сможете ли вы мне помочь, доктор Шварц, хотя вы и такой хороший доктор, что вполне могли бы лечить секретаря горкома…


— Я и так лечу секретаря горкома, товарищ Бендецкий- с раздражением в голосе ответил доктор Шварц- Давайте уже говорите мне за ваше горе, я так понимаю, вы отсюда все равно не уйдете, без сделать мне больную голову.


— Вот-вот, я и говорю, что вы хороший доктор! Вы знаете, я вчера мылся в бане…


— Поздравляю вас, я тоже так часто делаю. У вас всё? Это и есть ваше горе, товарищ Бендецкий? Если да, то могу выписать вам хозяйственное мыло.


— Ой-вэй, ну конечно это не горе! Какое это может быть горе, доктор Шварц? Баня это водные процедуры, а это полезно, вы же таки врач, вы должны знать. Горе в том, что у меня пятно.


— Что у вас? Пятно? И где оно у вас это пятно?

— Там- Муля Бендецкий- смущенно указал пальцем куда-то назад- Мое пятно там.

— Где там? На спине?

— Ну, не совсем…понимаете, мое пятно на деликатном месте. И оно синее. Мне кажется у меня поднимается температура, можно я сяду?

— Хм- поправил очки пальце доктор Шварц- Садитесь, конечно. Синее говорите?

— Синее- сев на стул, обреченно вздохнул Муля Бендецкий.


— Интересно. Никогда не видел синей пигментации на коже человека. Могу я на него взглянуть?

— Конечно, конечно, доктор Шварц. Только я на этом пятне сижу, мне теперь придется встать.

— Ну, так встаньте! — доктор продолжал раздражаться.

— Ой, я совсем запутался, у меня точно температура…-Муля Бендецкий торопливо встал, расстегнул штаны, приспустил их и повернулся спиной к доктору Шварцу.


Доктор Шварц внимательно посмотрел на зад Мули.


— Послушайте, товарищ Муля Бендецкий. Если вы когда-нибудь и умрете, то точно не своей смертью. Иногда я очень жалею о том, что давал клятву Гиппократа, товарищ Муля Бендецкий.


-Что вы говорите? Я умру? -Муля схватился за сердце и тяжело опустился на стул, не надевая штанов-Доктор Шварц, вы должны мне помочь! Вы же медицинский доктор! Вы же знаете за лекарства, доктор Шварц! я вас умоляю, сделайте что-нибудь!


— Хорошо- спокойно ответил доктор Шварц- Я знаю, чем вам помочь, я выпишу вам вот это…


С этими словами он написал что-то на рецепторном бланке и протянул Муле.


— Это поможет?

— Обязательно поможет, товарищ Бендецкий.


Муля взял бланк в руки и прочитал:


— Хозяйственное мыло… Доктор Шварц, вы что, издеваетесь? Я умираю, а вы мне выписываете какое-то мыло?!

— Нет, товарищ Бендецкий, издеваетесь вы. Скажите, зачем вы носите шариковую авторучку в заднем кармане брюк?

— Откуда вы знаете, я вам этого не говорил!..

— Откуда я знаю? Да у вас сзади это написано! Она у вас протекла и запачкала брюки и ваш, пардон, зад. То, что вы приняли за смертельное синее пятно, это обычные чернила, товарищ Бендецкий! И эти чернила не так просто отмыть. Вот я вам и рекомендую хозяйственное мыло. Знаете ли, чтоб вы там себе не думали, таки должно помочь!


Домой Муля Бендецкий вернулся сам не свой. Тяжело опустившись на диван, он схватился за сердце и позвал жену:

— Сара! Иди сюда, Сара, мне кажется плохо…


В комнату зашла Сара Бендецкая, рыжеволосая женщина богатырского телосложения:

— Что такое, Муля? Ты опять решил умереть? Так вчера у тебя уже не получилось! И позавчера тоже. Надеюсь, завтра не получится опять. Тебе есть сказать за что-то более интересное, чем за то, что ты опять заболел или я могу не надеяться?

— Сара, ты бессердечная женщина, Сара… У нас есть хозяйственное мыло?

— Что? Это что-то новое в нашем театре! Только умоляю, не надо вешаться дома, у нас Лёвочка мальчик тонкой душевной организации, ему еще жить и жить…


— Сара, ты бессердечная женщина, Сара- повторил Муля- Я просто хочу сходить в баню. Мне надо.

— А почему хозяйственное мыло? у нас есть прекрасное банное.

— Мне надо хозяйственное- повторил Муля.

— Хорошо, хорошо, бери что хочешь, но сначала покушай. Я сварила настоящий еврейский пенициллин. Ты же любишь мой бульончик, Муля. И потом, это полезно, тебе ли это не знать…


Вы думаете, что умеете варить настоящий еврейский бульончик, как Сара. Ну, ладно, можете думать и дальше, вам никто не мешает. Но что вам стоит послушать за ее куриный бульон? Ничего не стоит послушать. Ну, так слушайте.


Начинается всё, как обычно. Берете курочку, бросаете ее в кастрюльку, заливаете водой, и ставите на средний огонь, закрыв крышкой.


И пока курочка варится, идете за самым главным- готовить овощи. Вам нужны большая луковица, корень петрушки, две морковки два стебля сельдерея и немного укропа.


Пока вы это все готовили, кастрюлька начинает прыгать крышкой, это значит, что вам надо снять «шом». Ой, ну, ладно, пенку.


Только после этого отправляем туда овощи, солим, перчим и самый главный секрет, добавляем туда щепотку сахара. Заливаем водой до краёв и ждём.


Вариться бульон должен долго, чтобы стань густым и наваристым, часа полтора не меньше.


После этого остается только процедить его и подать на стол с кнейделах.


И поверьте мне, этот бульон поднимал на ноги даже такого человека, как Муля Бендецкий, а это практически невозможно! И что вы мне будете говорить за какие-то другие лекарства?

Куриный бульон Длиннопост, Текст, Рассказ, Александр Гутин, Рецепт, Не мое, Юмор

© Александр Гутин

Показать полностью 1
221

Кугель с яблоками

Марик Лейбович больше всего на свете любил две вещи. Ну, если не считать родную маму Песю Яковлевну. Песю Яковлевну можно не считать, потому что любой еврейский мальчик из хорошей семьи, любит свою маму и ничего удивительного в этом таки нет. Тоже мне «агицен паравоз»!

Так вот Марик Лейбович больше всего на свете любил две вещи. Первая вещь, это фотоаппарат.


Эту вещь он любил так сильно, что в свои тридцать два никак не мог полюбить ещё какую-нибудь третью вещь.


Песе Яковлевне очень хотелось, чтобы этой третьей вещью стала Софочка Хайкина, а у нее папа между прочим такой приличный зуботехник, что его зубы носил сам секретарь горкома. Носил и был доволен, что можете себе представить как.


Но Марик Лейбович никак не мог полюбить эту третью вещь, потому что был очень увлечен первой. Со своим фотоаппаратом он даже спал, аккуратно уложив в кожаный кофр и блаженно улыбаясь во сне.


Если вы спросите кем работал Марик Лейбович, так я буду смеяться вам в лицо, потому что даже идиоту понятно, что он работал фотографом в городском фотоателье номер один. Он фотографировал день и ночь, а иногда приносил работу на дом.


Когда он запирался в уборной со своей красной лампой и фиксажами-шмиксажами, все проживающие коммунальной квартиры ругались, стучали в дверь и грозили включить свет, чтобы Марик Лейбович засветил наконец все свои пленки и дал нормальным людям сходить по свой нужде, потому что у Боруха Янкелевича таки запор, а у Левочки, сына Зины Лайхтман, наоборот, потому что он покушал зеленых слив.


Но Марик Лейбович только усмехался и продолжал всем делать больную голову, потому что лампочку в уборной он всегда выкручивал, и соседи могли включать свет сколько хочут, но разве может загореться лампочка, которая выкручена? Лампочка, которая выкручена, загореться таки не может.


Когда Марик Лейбович наконец выходил из уборной, соседи были настолько заняты желанием поскорее попасть туда, откуда он вышел, что им было некогда его бить.


-Марик, я тебя умоляю, прекрати нервировать Баруха Янкелевича, они больные, у них желудок и запор!

-Таки я разве их нервирую, мама? Я работаю! Я приношу пользу обществу вот этим вот фотоаппаратом!

-Марик, пока ты приносишь пользу одному обществу, другое общество от этого сильно страдают и хочут в уборную! И почему ты не можешь приносить эту свою пользу у себя на работе?


-Так у меня столько работы, мама, что я беру немного на дом и имею профит, мама! Как ты думаешь на какие деньги я купил вот этот сервиз с розочками? Если я буду работать за одну зарплату, то конечно всем я таки буду приносить пользу, но кто тогда будет приносить пользу нам, мама?


-Ой, вэй, Марик, я за тебя волнуюсь. Если ты будешь продолжать приносить пользу нам таким способом, то однажды ты сможешь приносить ее всем абсолютно бесплатно на каком-нибудь лесоповале, Марик!


-Типун вам на язык, мама! Хочите я вас сфотографирую?

-Ай, отстань ты уже от меня со своими фотокарточками! Ты хочешь довести меня до гроба и еще глубже, Марик? Если ты не прекратишь свои гешефты, то ты можешь сфотографировать меня сразу на памятник и жить спокойно без мамы! И чем тебе не нравится Софочка Хайкина? Хорошая девочка с таким папой! Это же мечта, а не девочка, Марик! Такой папа, кто б подумал!


-Мама, вы опять? Мама прекратите ваших сватовство! Вы же знаете, у меня есть Тонечка Петрова из бакалеи!

-Даже не говори мне за эту гойку, я ничего не хочу про это слышать!

-Так и вы мне не говорите за вашу Софочку и ее зубного папу!


В комнате нависала тишина. Песя Яковлевна недовольно звенела тарелками, накладывая ужин.


И тут наступало время второй вещи, которую помимо фотоаппарата любил Марик Лейбович!


Наступало время кугеля. Что такое кугель, я вам сейчас расскажу, потому что ничего секретного в этом нет. Вы таки тоже легко можете сделать эту вторую вещь, которую любил Марик Лейбович и чтоб вам было на здоровье.


Кугель означает круглый. То есть понятно, что кугель круглой формы. Правда начинка его может быть разная. Марик Лейбович любил кугель с яблоками, изюмом и корицей. Ну, так если он любил такой кугель, зачем нам рассказывать за другой?


Полкило лапши варим в каструльке и по готовности откидываем на дуршлаг. Из дуршлага перекладываем куда-нибудь и добавляем туда полпачки растопленного сливочного масла. Пару крупных яблок натираем на терке и добавляем туда же. Впрочем, как и три или четыре взбитых яйца. Бросаем опять таки туда пачку творога, двести пятьдесят грамм сахара, две-три жменьки изюма и чайную ложку корицы. Все это тщательно перемешиваем, укладываем в круглую форму, потому что это кугель, и суем это в разогретую духовку. Готовим час и всё!

Вы таки получаете вторую вещь, которую любил Марик Лейбович. Вы можете думать что хочите, но я себе знаю, что этот кугель будет и вашей вещью, которую вы полюбите. Пусть и не второй, если вам не нравятся фотоаппараты, то пусть будет первой. Это не имеет никакого значения и чтоб вы мне были здоровы!

Кугель с яблоками Длиннопост, Текст, Длиннотекст, Рассказ, Рецепт, Александр Гутин, Не мое, Юмор

© Александр Гутин

Показать полностью 1
1579

Красный борщ

Фирочке Хаймович таки очень сильно повезло. Вы будете смеяться, но она наконец вышла замуж. Нет, сначала ей, конечно не то чтобы не везло, сначала Фирочку Хаймович никто за невесту не считал. Когда выдавали замуж ее двоюродную сестру Хасю и пришло время бросать букет невесты, Фирочка даже не подняла свой тухес от стула и продолжала кушать куриную ножку.

— Ай, я вас умоляю, мне почти сорок и за всё это время если мужчины и смотрели на меня, то только за спросить сколько стоит эти биточки.


Фирочка работала в столовой камвольной фабрики и таки знала за биточки всё включая цену.


Фирочка жила со своей мамой Броней Яковлевной и швейной машинкой, которая все равно не работала. Хотя Броня Яковлевна тоже не работала. Из работающих во всей квартире была только Фирочка.


И все бы продолжалось так, как оно есть, если бы Фирочке не повезло.


И ей таки таки так повезло, что все не понимали как. Фирочка вышла замуж не за какого-то гоцн-поцн с рынка, а за настоящего доктора в белом халате и золотом пенсне. Доктора звали Самуил Абрамович Шварц, но Фирочка звала его Муля и он откликался.


За этим доктором до Фирички целых пять лет охотились все более или менее приличные незамужние невесты и даже Роза Шуйт вздыхала о нем высокой грудью, а Розе Шуйт таки есть чем вздыхать, чтоб вы себе там не думали.


Одним словом пока все портили себе нервы и хотели сделать себе личную жизнь, эту жизнь сделала себе Фирочка Хаймович, невысокая полная девушка тридцати семи лет с незавидной жилплощадью и двумя табуретками имущества. И кто бы мог подумать!


Вы меня конечно спросите, как эта самая Фирочка смогла сделать всем больную голову, а себе семейную радость? Так я вам отвечу, как Фирочка смогла сделать всем беременную голову, а себе семейную радость. Я вам, конечно же, отвечу. И я знаю, что я вам отвечу правду, а вы можете думать себе что хочите.


Однажды доктор Шварц зашел к Фирочке по поводу сердца. Не ее сердца, а сердца Брони Яковлевны, ее мамы, которая не работала, как и их швейная машинка. У мамы немного схватило сердце, а доктор Шварц пришел ее лечить по линии горполиклиники. Но получилось, что он пришел за мамино сердце, а получил Фирочкино. Когда доктор Шварц зашел с жары потный, как портовой грузчик, снял свою белую шляпу и выписал маме валокордин, Фирочка предложила ему холодный красный борщ, которые вы все называете свекольник, и за это название моя бабушка побила бы вас вениками и не давала бы плакать.


Но если вы хотите так его называть, делайте что хочите, можно подумать мне есть за это дело.


Так вот, Фирочка накормила красным борщом доктора. И доктор понял, что это то, что он искал всю свою докторскую жизнь. В смысле это холодный красный борщ и Фирочка. И когда он вытер рот салфеткой, он захотел жениться на Фирочке и стал ходить к ней с цветами и крепдешиновыми платьями в подарок.


Фирочка не то, чтобы ломалась, в ее возрасте это смешнее цирка, поэтому согласилась и теперь ей завидует даже Роза Шуйт, не смотря на объемы и томные вздохи.


Ну, так вы хочите узнать что за такой красный борщ давала Фирочка доктору? ну, так я вам расскажу. Можете тоже приготовить и сделать себе счастливую жизнь, главное будьте здоровы и вовремя кушайте.


Вам нужна ботва. Берете буряк, отрезаете ботву и она у вас есть. Положите ее в сторону, а сами помойте под проточной водой сам буряк, поставьте вариться в каструльке. Когда сварится, очистите от кожуры и натрите на терке. Главное не выливайте отвар, надо процедить его через марлю и пусть себе остывает молча.


Пока вы трете свеклу, сварите яйца в крутую. Потом очистите и нарежьте кубиками.


Промываем и нарезаем перышками ботву, которая до этого была в стороне.


нарезаем свежие огурцы, зеленый лук и укроп.


Когда таки все уже готово, смешиваем все это вместе: свеклу, яйца, зелень, ботву, огурцы. Солим, перчим, не стесняемся.


Потом все проще некуда. Положили ложкой по тарелкам получившееся и залили холодным отваром, в который предварительно выжали лимон.


Кладем в каждую тарелочку сметанку, нарезаем черный хлебушек и ждем подходящего доктора, чтобы осчастливить его этим вот покушать и личной жизнью.

И чтоб вы мне были здоровы.

Красный борщ Длиннопост, Рассказ, Длиннотекст, Текст, Рецепт, Александр Гутин, Юмор, Не мое

© Александр Гутин

Показать полностью 1
212

Шейка

Вы знаете Беню Шойхеса? Нет, ну вы должны знать Беню Шойхеса. Его покойный папа, дай ему бог здоровья, был еще тем фармазоном, так красиво торговал старой посудой, что наторговал Бене на учиться дантистом. И Беня таки выучился и теперь имеет хороший шахер-махер на керамических коронках.


Так вот этот самый Беня женился на Софочке Зускинд и они имели шикарный променад в Европу. Ну, так пусть у них все будет хорошо в голове. Я когда женился на своей Циле, тоже имел Гагры. Мы поехали туда с моей зарплатой и чемоданом, а приехали назад с тем же чемоданом, и соломенной шляпкой для Цили вместо зарплаты.


И вот этот Беня, этот любитель Европы, приехал назад и так полюбил итальянскую еду, что кушает только в ресторане и в основном трефное.


Я уже не знаю, што за вид на море и обратно там показали Бене, но, чтоб вы там себе не думали, так мне кажется, что он больше крутит бейца, чем на самом деле стал таким принципиальным карабинером.


Ну, что ему могли там такого дать попробовать, что Беня теперь размазывает кашу за другие кухни и ничего не хочет знать? Макароны? Так чтобы кушать макароны нужно ходить в ресторан? Я вас умоляю! Для этого нужно только кастрюля и поллурбля на упаковку.


И не надо мне рассказывать майсы, потому что самое вкусную еду на свете делала моя бабушка Рахель Евелевна, и это было таки не очень мучное.


Я вас спрашиваю, вы когда-нибудь кушали шейку? Потому что если вы не кушали шейку, таки, вы меня извините, но мне не очень понятно, зачем вы до сих пор жили у себя дома и хочите мне что-то сказать за вкусную и здоровую пищу?


Когда моя бабушка Рахель Евелевна, чтоб у нее в голове было только счастье, делала шейку, весь квартал дышал тихо и боялся приподняться со стула. Она делала ее так красиво, как даже Яша Хейфец не играл на своей скрипке! А Яша Хейфец играл на своей скрипке так красиво, что даже скорбящие родственники у городского крематория имели улыбаться.


Она брала куриные потрошка. Вы любите куриные потрошка? Так вот она их брала. Пупочкес, сердечки и рубила это мелко в фарш. Нет, вы можете, конечно перекрутить это все на мясорубке и сделать вид, что так и было, но вам не поверит даже последний лох ин дер копф с городского рынка.


Потом вы мелко, тем же ножом, чтобы не пачкать посуду, режете лук и немножко обжариваете на сковородке, пока он не станет желтым и красивым. И перемешиваете с нарубленными потрохами.


Тудой же добавляем манку, яйцо, солим, перчим и хорошенечко перемешиваем.


Но если вы думаете, что это все самое главное, таки я вас имею расстроить. Самое главное не содержание, а форма. Вы будете пить чай из поллитровой банки? Да? Ну, тогда идите кушать на вокзальную столовую, там вам подадут биточки и компот. Такая радость, как шейка не для вас.


А если вам для чая нужен китайский фарфор, так возьмите глаза в руки и продолжайте слушать за настоящее искусство.


После того, как вы намешали фарш, нужно сделать таки самое главное.


Берем шкурки с куриных шеек и вспоминаем за то, как одному еврею предложили быть царем. Он таки согласился, но попросил себе иголку с ниткой, чтобы еще немножко подрабатывать портным.


Поэтому мы тоже берем иголку с ниткой и крупными стежками зашиваем шейку с широкой стороны, а получившийся мешочек кормим фаршем пока оно не всё.


Когда оно таки всё, этой же иголкой и ниткой зашиваем узкую часть.


После чего опускаем это все богатство в кипящую подсоленную воду с лавровым листом и ждем минут сорок на маленьком огне.


Но, как говорила моя бабушка Рахель Евелевна, спешка хороша только при ловле блох. И если вы после того, как выните это из кипятка начнете выдергивать нитки, так вы порвете всю красоту и у вас вместо вкусно и красиво покушать будет кадухес и нервы.


Шейки надо охладить, поставить в холодильник, пусть они там немножко отдохнут и померзнут. А уж потом, надо их достать, вынуть из холодных шеек нитки аккуратно порезать лямтиками.


И потом, когда вы поставите это с горчичкой на стол, то даже Беня Щойхес и бенина жена,увидят через свои глаза, что если в Европе Беня гройсе хухэм, то здесь он еле-еле поц, забудут за свои макароны и начнут хорошо кушать нормальную еду. И штоб вы все мне были здоровы.

Шейка Длиннопост, Длиннотекст, Рассказ, Текст, Александр Гутин, Рецепт, Не мое, Юмор

© Александр Гутин

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: