2

Лабиринт

Осталась ты всё тем же испуганным ребёнком, блуждающим в холодном лабиринте, на стены натыкаясь в темноте. Здесь стены выше человеческого роста и, кажется, что каждый поворот ведёт тебя в тупик. И ты стоишь, боясь в очередной раз прийти в глухую точку. И вот бы хоть какой-то ориентир, но нет ни мха, ни муравейника, и сквозь густые тучи созвездий

не прочесть.

Осталась ты всё тем же испуганным ребёнком, скрывающим свои глубокие и кровоточащие раны на груди. Пронзает холод темнотой: так дышит ночью лабиринт. Среди высоких стен боишься затеряться и путь свой упустить, но, если честно, куда сильнее ты боишься, что здесь себя найдёшь и окажешься уже не в состоянии сбежать. Взглянуть самой себе в глаза

так страшно, правда?

Осталась ты всё тем же испуганным ребёнком, скрывающим под рёбрами большое сердце, способное любить. Его тепло тебя спасает, но как боишься ты его трепета. И голос сердца для тебя страшнее помешательства и бреда. Ты так боишься, что однажды с твоих уст скользнут слова «люблю», но больше этого — того, что в ответ услышишь

«и я тебя».

Осталась ты всё тем же испуганным ребёнком, блуждающим в холодном лабиринте, терзаемая собственными демонами, которых не в состояньи приручить. И если станет очень холодно и больно, и если от бессилья захочется пасть на колени — ты позови меня. Я здесь, я рядом, в лабиринте. Ты позови меня — и я приду. Прижму к груди, от холода тебя спасая;

ты просто маленький, испуганный ребёнок,

что потерялся в лабиринте.

Дубликаты не найдены