12

Куда подевалось будущее? Заметка №1

Перекошенная физиономия дохлого Митяя мало чем напоминала жизнерадостного парня, любившего сыпать остроты одну за другой. Храбрый малый, атлет, эрудит, душа компании. Теперь он был просто ещё одной жертвой "уксуса". Закатившиеся глаза, залитое смесью пены и крови лицо - всё свидетельствовало о сильном передозе. Мне искренне хотелось верить, что парнишка изрядно кайфанул перед смертью. Я не видел его больше года, а до этого встречались редко. Иногда пересекались в АТБ или на озере Радужном. Удивительно, как быстро обаятельный красавчик-блондин смог деградировать до беззубого дистрофика с гниющими конечностями. Мне и раньше ребята рассказывали, что Митяй на "уксус" подсел, но я не верил - мало чего на улице не услышишь.


Труп паренька я обнаружил случайно, когда поднимался вверх по Микитенка. Здесь за последнюю неделю нашли восемь дохлых торчков, потому девятый вряд ли кого-то удивит. "Уксус" косил спальные районы беспощадно. Троещина, Лесной массив, Дарница, Радужный массив, Воскресенка - все страдали одинаково. Некоторые верующие уже всерьез считают, что "уксус" - казнь египетская ХХІ века. Наркота вроде не местная, а откуда зашла - никто не знает. Трупы не всегда оперативно вывозят, а потому на Левом берегу можно часто видеть, как птицы выклевывают глаза дохлякам. Жуткое зрелище, должен вам сказать.


К телу подбежали несколько крыс и я решил им не мешать. Мысленно простившись с бывшим одноклассником, я направился к АТБ. Сентябрь в этом году выдался холодным, а холод как никто другой располагает к чревоугодию. Холодильник был пуст, потому нужно было срочно пополнить запасы. О мертвяках и наркоте думать не хотелось, потому я быстро переключил своё сознание на предвкушение отличного завтрака. Накуплю гречки и перловки, ведь крупы - основа здорового питания. К ним овощей побольше. Также хлеб и сосиски, ибо с мясом возиться лень. Сварю гречку, нарежу свежих овощей, сварганю несколько бутербродов. Ах да, кофе надо прикупить и чайку. Чай без сахара - лучший из стимуляторов, а мне сегодня ещё не один текст написать нужно.


Возле АТБ как всегда ошивалось несколько бомжей-попрошаек и пьяниц. Зайдя внутрь, я обнаружил двоих подвыпивших старичков, слёзно просивших девушку-кассира разменять им купюры. На сухую фразу "мы не меняем деньги" мужички повторяли "двшшка... ну пажаллста...", а охранник вежливо, но настойчиво предлагал им покинуть магазин. Такая картина повторялась тут каждое моё утреннее посещение. Набрав товара и двинувшись к кассе, я обнаружил, что их уже выпроводили.

- Доброе утро, пакет нужен?

- Нет, спасибо. Я со своим.

У миловидной девушки-кассирши на лице просматривались едва заметные тёмные пятна. Явный признак того, что девчушка балуется "уксусом". Скоро будет где-то валяться на помойке, как Митяй, а ее милое личико будут клевать вороны. Хотя... какое моё дело? Пусть употребляет, если через быстрый кайф к быстрой кончине прийти охота.


Покинув магазин, я направился в сторону Радужного по улице Стальского. Было немного не по себе, так как дохлый друг детства и потенциально дохлая кассирша напоминали, что смерть ближе, чем кажется. Стандартное самовнушение "пофиг, пляшем" здесь не работало. Такое ощущение, что будущее не просто отказалось от нас. Оно развернулось к нам своей толстой прыщавой задницей и обдало мощной струей жидких фекалий. Оно выразило нам своё презрение и насмешку. Где-то в параллельной вселенной Илон Маск совсем недавно опередил китайцев и запустил свой чудо-кораблик с людьми к Марсу. В той же самой вселенной развитые умы мира гоняют по швейцарскому коллайдеру элементарные частицы и совершают одно открытие за другим. Будущее дразнит нас новостями об инъекциях нанороботов, нейтрализующих раковые клетки, о боевых дронах, заменивших солдат на поле боя, об "умных домах" и "интернете вещей". Но продолжает срать нам в душу и на лицо. Будущее не для нас. Это сказки для взрослых детей, принимающих фекалии за шоколадную глазурь. Будущее помчалось мимо, а мы навсегда застряли среди обшарпанных девятиэтажек и мусорных гор, среди грохота городских машин и урчанья голодных желудков, среди загаженных водоёмов и городских луж цвета радуги, пахнущих бензином. Нас ждут нищета, разруха и весёлые от "уксуса" сограждане.


- Эй братан, а что в пакете? - после этой фразы внутренний философ спрятался, уступив место городскому сурвивалисту, по собственному опыту знающему, что левобережный Киев - крайне небезопасное место в наше время. Мужчина среднего роста и несвежего вида смотрел на меня, слегка приоткрыв рот и демонстрируя дефицит зубов. Двое таких же дядей "ни при чем" терлись метрах в двадцати от нас. Внутреннее чувство подсказывало, что они намерены подстраховать товарища в любой момент. Улица Сулеймана Стальского была безлюдна, а ситуация намекала на забавное продолжение.

- Ничего интересно для тебя там нет. Я спешу. - После этих слов я устремился к узкой улочке, соединяющей Стальского и Микитенка, но двое мужчин подбежали и преградили мне дорогу.

- Братан, я не закончил с тобой разговаривать.

- А я закончил. Я спешу. Проблем не ищу и ты не ищи.

- Ты мне не указывай что искать, а что нет. - С хозяйским видом наглый жлоб потянулся к моему пакету, но это было уже чересчур. Пакет упал на землю, а неопрятный незнакомец получил удар с локтя. Его грузное тело глухим стуком встретило асфальт. Первый подбежавший герой получил быстрый левый прямой, залившись кровью и выдав бабский писк. Второй остановился на полпути и решил не предпринимать никаких решительных действий. Растерянное лицо и вертящиеся глаза выдавали попытку центрального процессора найти адекватный алгоритм дальнейшего поведения, но товарищ, видимо, очканул помогать друзьям, так и застыв на месте. Двое лежавших на земле стонали и говорили всякие нехорошие вещи в мой адрес, а потому пришлось угостить их старым башмаком несколько раз. Как бы они не прикрывали свои лица, когда бьешь ногой с размаху - это мало помогает. Третий товарищ просто наблюдал. После минуты воспитательных процедур я вспомнил, что не стоит слишком усердствовать. Люди всё-таки. Да и завтрак заждался. Распрощавшись с господами, я направился по узкой улочке к Микитенка, а через 7-8 минут был уже у себя дома.


Милый дом. Почистить обувь от крови ублюдков, приготовить пищу и за работу. Может и новые заказы появились. Справившись с первой задачей и поставив вариться гречку, я начал сел за круглосуточно работающий ноут. На всех страничках и платформах было тихо, если не считать двух заказов, пришедших через ВК - обзора на новую видеоигру для смартфонов и лонгрида по теме психологии отношений. Игрушку я отбросил сразу, ибо не могу вникать в новые игры, к которым я не питаю интерес. Какой-то поиск предметов. Лонгрид - дело стандартное, тем более тема попсовая и объезженная мною не раз. Плюс к этому две большие рецензии на серьезные труды по политологии, которые нужно отправить человеку сегодня. Попросту говоря, типичные будни автора-фрилансера.

Через 20 минут путешествий по всем своим страницам и блогам, переписок со старыми и новыми клиентами и просто чтения новостей я вспомнил о гречке. Она как раз была в нужной кондиции и я взялся за художественное оформление своего завтрака. Горячая гречка с овощами и сосисками, пара бутербродов и чай. Для начала хватит. Минут 20-30 у меня ушло на неспешное поглощение всего этого. Вот теперь можно было приступать к работе.


Писать было моей страстью ещё с раннего студенчества. На первом курсе я создавал заметки о местах, людях, событиях, короче говоря - обо всём, с чем имел удовольствие или неудовольствие сталкиваться. Параллельно с этим старался читать как можно больше, хотя никакой системности в моём самообразовании не было. Учёбу в институте системной тоже назвать никак нельзя. Пары посещались "по праздникам", о чём иногда жалею, ибо мой ВУЗ был одним из немногих в Украине, где при желании можно было стать по настоящему подготовленным политологом-международником. Без особых проблем отстрелявшись на выпускных экзаменах, я таки покинул стены альма-матер без системных и глубоких знаний по своей специальности, однако разбирался во многих вопросах "по верхах", что не раз пригодилось при написании текстов. Пробуя себя в различных темах и стилях, я начал раскручивать себя как автора, даже позиционировал себя как серьезного эксперта и аналитика. Всё это помогло сколотить определённую базу клиентов, которая кормит меня уже несколько лет. Сидя на фрилансе, чувствуешь, что работаешь на себя, а не на "дядю", делающего умное лицо. Иными словами, работая на себя, можешь дышать свободно.


Опыт работы на "дядю" у меня имелся. Офисное рабство автора-новостника в мелком говноагентстве. Пашешь 8-9 часов по будням, иногда перепахиваешь час-другой, за переработку - говорят спасибо, денег не дают. Клепаешь тексты на разные темы, от встречи Трампа с Ким Чен Ыном до очередного увеличения груди какой-то поп-дивы. Платят до 15 тысяч грн., но когда смотришь на свою зарплату и сравниваешь её с количеством написанного тобою за месяц текста, то начинаешь понимать - тебе платят около 15-20 грн. за 1000 символом без пробела, что является дном копирайтинга. Не рабство, но неравное сотрудничество точно. Проработав там несколько месяцев в особо трудный и бедный на заказчиков летний период, я "уволился", то есть просто ушёл, так как работал неофициально и не был связан никакими юридическими обязательствами. Начальнику в последний день от меня изрядно досталось. Вызвав меня в двадцатых числах августа "на ковёр", он принялся вычитывать меня, припоминая каждую мелочь: выходы "покурить", разговоры по телефону на рабочем месте, халтуру и откровенный плагиат в работе, опоздания и нежелание подменять некоторых больных сотрудников. Все эти вещи ставали причиной его весьма едких замечаний и гневных реплик в мой адрес. Негатив от начальника копился во мне постепенно, но до красной точки всегда было далековато, хотя у меня и возникало желание проучить жирного мерзавца. Он был редким представителем крайне оторванного от жизни человека, обитающего в такой себе "фейсбучной" интернет-реальности, где ты можешь борзо переписываться с оппонентом на любые темы, не боясь получить по морде и упиваясь собственным красноречием и остроумием. В интернете легко быть правым, щеголять цитатами великих людей и указывать человеку на его ошибки. Умные люди не тратят своё время на пустой сетевой трёп, в которому каждый ищет самоутверждения, а не новых знаний, получаемых благодаря общению с умными людьми. Таким далёким от реальности человёком был и мой начальник, Дмитрий Головач. В тот августовский день он особенно сильно распустил свой язык, назвав мой контент убогой, детской писаниной, а также посоветовал поровнять руки для более быстрой работы с клавиатурой. При скромном возражении с моей стороны о недостатке у Головача двух вещей - вежливости и желания платить зарплату, адекватную затраченным усилиям - мой начальник сорвался чуть ли не на поросячий визг, обвиняя меня в идиотизме (устаревший диагноз, кстати) и свинстве, и тут я не выдержал. Встав и прикрыв дверь в его кабинет, я нанес несколько мощных ударов по его толстому лицу, обильно заляпав кровью какие-то его бумаги. Схватив стол и отшвырнув его в сторону, я впечатал свой башмак в его раздутое пузо, и Дмитрий Головач отъехал прямо в стенку. Смачно ударившись головой, он выпал из сидения и должен был упасть на пол, но его лицо вновь столкнулось в полёте с преградой в виде моей левой ноги. Кроваво-красный кусок мяса, бывший некогда головой моего директора Дмитрия Головача, упал на пол вместе с грузной тушей. И тут я вспомнил об одной из самых влиятельных для меня компьютерных игр - Postal 2. Вообразив себя на пару минут Чуваком, я без всяких комплексов расстегнул ширинку и гордо вывалил своё достоинство напоказ. Теплая струя мочи вырвалась из моего члена, а я орудовал им, словно поливочным шлангом, обильно заливая Головача. Опустошив канистру досуха, я подошёл к уважаемому начальству поближе, дабы стряхнуть с пениса капли ему на лицо. Вытерев всё необходимое салфеточкой с его стола, я откланялся, оставив бывшего директора в луже из крови и мочи. Я стал свободен.


Поражаюсь своему везению. Мог бы и заявление в полицию написать. Небось так испугался в тот день, что решил не шутить со мной. Есть такая шутка - дикий первобытный страх, когда даже очевидные решения не приходят в голову и под воздействием ужаса не решаешь воспользоваться своими законными правами. А может и почувствовал Дмитрий, что нельзя быть таким грубым говном, и после этого исправился. Не знаю. Каких богов благодарить, что последствий никаких не было, тоже не знаю. Но помню чувство окрыляющей воли, переполняющее меня в тот день.


----------------------------------------------------------------------


Судите строго и справедливо, для меня как начинающего это полезно.
Пишу давненько, но народу стал показывать недавно
Будет целая серия рассказов на тему киевской антиутопии
Всем спасибо за критику и за внимание

Дубликаты не найдены

+2

Заметил что трусливые люди выплескивают агрессию в подобном творчестве.

раскрыть ветку 1
-1

Вынужден согласиться. О себе умолчу, но встречал в жизни не одно подтверждение вашим словам.

+1

Одна из разновидностей онанизма.

Психологическая чесотка, происходящая из застарелых комплексов.

раскрыть ветку 2
-2

в наших текстах всегда есть часть нас самих, так что ты в чём-то и прав

раскрыть ветку 1
-1

сам такой потому и понимаю

+1

Опасно критиковать, еще обоссышь! :) А так интересно.

раскрыть ветку 1
-2

postal 2 развивает привычку писять на несогласных
спасибо, буду развиваться и сочинять дальше

0

Шикарная работа, хочеться продолжения) написано грамотно) я правда оптимист по жизни, буду рад если у героя появиться харизматичный оптимистичный друг что бы разбавить мрачную картину и внести в произведение толику юмора и ярких приключений, в меру, насколько это позволяет идея произведения) 

раскрыть ветку 1
-1

Спасибо за положительный отзыв, но до "шикарного" написания мне ещё далековато. Посмотрим, может что и добавим. Буду расписываться постепенно и "усложнять" персонажей

0
Мне понравилось, жду продолжения. Давненько ничего включающего в себя голден шауэр не читала😁
раскрыть ветку 1
-1

спасибо, продолжение не заставит долго ждать

0
Начало интересное. Слегка наигранные описания драки, но в принципе это сглаживается при дальнейшем чтении.
раскрыть ветку 1
-1

Спасибо за конструктивное замечание, буду развиваться

0
Подписываюсь,
отлично.
раскрыть ветку 1
-1

Благодарю

0
Начало неплохое, подпишусь.
раскрыть ветку 1
-1

спасибо, буду развиваться и держать марку.

Похожие посты
632

Катабасис и апокатастасис головного мозга*

Катабасис и апокатастасис головного мозга* Что почитать?, Книги, Рекомендации, Фантастика, Антиутопия, Киберпанк, Философия, Длиннопост

Ник Харкуэй - Гномон. 2017
(ссылка на livelib)

*Катабасис - сошествие в ад, преисподнюю.
Апокатастасис - восстановление, пересотворение всего сущего из пустоты.

Приветствую, друзья.
Только что закончил читать "Гномон" британского писателя Ника Харкуэя и, по горячим следам, хочу рассказать пару слов об этой замечательной книге.
Для начала, немного о сюжете.
Относительно недалекое будущее. Великобритания. Сложнейшая нейросеть под названием "Свидетель" контролирует всё население. Всё фиксируется и записывается. Даже воспоминания. Нет преступлений и неизлечимых болезней. Тотальная, хе-хе, демократия ещё никогда не была такой прозрачной и справедливой. И вот в этой прекрасной Англии будущего обнаруживается некая Диана Хантер, диссидентка, живущая в старом особняке превращенном в огромную клетку Фарадея, куда Свидетель не может проникнуть. В общем, подозрительная личность. Её вызывают на допрос: покопаться в голове, посмотреть воспоминания, заодно излечить болезни какие найдут. Процедура не очень приятная, но обыденная, как к стоматологу сходить. Но вот незадача, Диана на допросе умирает. Неслыханное происшествие. Расследование поручают инспектору Свидетеля (что-то типа полицейского следователя в мире где полиция не нужна) с экзотическим именем Мьеликки Нейт. Ей предстоит загрузить себе в голову записанные на допросе воспоминания Дианы и попытаться во всём разобраться.
Затянулась что-то у меня завязка.)
Роман многожанровый: тут и (анти)утопия и киберпанк, магический реализм и социальная философия.
Еще одна особенность, которая мне пришлась по душе - до самого конца книги не понимаешь, что реально, а что иллюзорно. Где настоящий мир, а где симуляция? Чем то всё это напоминает фильм "Начало". Кстати, мне кажется, что у Кристофера Нолана получилась бы превосходная экранизация этой истории.
Подытожим.
Перед нами объемная, сложная книга, переполненная всевозможными отсылками, головоломками и философскими размышлениями, которая читается, однако, вполне бодро и увлекательно. Отдельно стоит упомянуть большое количество сложных, незнакомых большинству, понятий. Однако, часть из них объясняется автором по ходу произведения, еще часть надо погуглить, а остальные можно понять из контекста или просто пропустить сквозь себя как "белый шум". Тут, к месту будет привести цитату, собственно, из Гномона:

Информация настолько плотная и специфичная, что становится поэтичной и полной аллюзий.

Но пусть это вас не пугает. Сюжет в книге плотный и понятный и в совсем уж специфические дебри "философии ради философии" не уходит. Но, всё таки, мозгу придется хорошенько поработать.
Поверьте, оно того стоит.

Показать полностью
199

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Корабль, чьё имя неразрывно связано с Войной со Жнецами, подвигами Космического флота Альянса и героем капитаном Шепардом — «Нормандия». История легенды начинается с экспериментального фрегата глубокой разведки, построенного в 2183 году, прототипа целого будущего класса кораблей, предназначенных для скрытной разведки в конфликтных районах космоса. Проект был во многом необычен, в частности тем, что инженеры и конструкторы-люди сотрудничали с турианцами при спонсировании непосредственно Советом Цитадели. Примечательно, что при работе над проектом создатели взяли за основу земной самолёт-разведчик середины XX века Lockheed SR-71 Blackbird. Получивший индекс SR-1 (Stealth Reconnaissance) и имя «Нормандия» в честь операции «Оверлорд» - стратегической операции союзников по высадке войск в Нормандии (Франция) в 1944 году с целью открытия Второго фронта во Второй мировой войне. Корабль оказался чрезвычайно дорог. На 120 миллиардов кредитов, затраченных на один только нулевой элемент, можно было сделать 12 000 двигателей для истребителей, а всего бюджета хватило бы на тяжёлый крейсер. Однако ни один из этих кредитов не пропал даром.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

SR-1 имел уникальную маскировочную схему, делающую фрегат незаметным для датчиков благодаря экспериментальной технологии охлаждения корпуса корабля и впитывания тепла и ионного излучения от двигателей в теплохранители на обшивке. Во время сверхсветового движения эта система не работала. «Нормандия» могла перейти в «тихий режим» движения на 2–3 часа, прежде чем стелс-система переполнится и «сбросит» накопленное излучение, выдавая местоположение корабля. Если же отключить двигатели и просто дрейфовать, то система может протянуть несколько дней. Эта система черпала энергию из другого экспериментального устройства на корабле — двигательной системы «Тантал», которая по размеру превосходила любую другую, предназначенную для фрегатов, в два раза. Эта система не только делала корабль быстрым и невидимым для радаров, но и позволяла летать быстрее скорости света гораздо дольше. Хотя «Нормандия» и не предназначалась для боевых ситуаций, её масс-ускорители и отменная манёвренность на практике обеспечивали этому фрегату боевые качества на уровне с тяжёлыми крейсерами.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Корабль был приписан к 63-й разведфлотилии, находящейся в составе Пятого флота, капитаном стал Дэвид Андерсон, однако в скором времени SR-1 был передан под командование первого Спектра-человека — капитана Шепарда. Корабль служил ему верой и правдой в течении одного года, принял участие во множестве операций и миссий, пока не подвергся атаке неизвестного корабля (как выяснилось позднее — Коллекционера), в результате которой был серьёзно повреждён и потерпел крушение на планете Алкера системы Амада, что в туманности Омега. Капитан и значительная часть экипажа погибли…

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Спустя 2 года, в 2185 году, капитан Шепард был реанимирован титаническими усилиями частной военно-исследовательской организации «Цербер». Её анонимный глава по прозвищу Призрак подарил Шепарду, помимо второго рождения, усовершенствованный, доработанный и более мощный фрегат-разведчик SR-2, построенный на базе «Цербера» на одной отдалённой планете в скоплении Вояджера по спецификациям оригинальной «Нормандии». Сохранив общие очертания, и даже больше приблизившись внешне к своему прообразу SR-71 Blackbird, новый корабль стал почти вдвое больше оригинала, достигнув длинны в 216 м. Корабль, в дань традиции снова названный капитаном «Нормандией», характеризовался большей приспособленностью для людей и, благодаря значительным финансовым вложениям «Цербера», был дополнительно оснащён, при этом не уступал «Нормандии SR-1» по стелс-характеристикам. Одной из наиболее радикальных новинок стала Система Усовершенствованного Защитного Интеллекта (Enhanced Defense Intelligence) или просто СУЗИ (EDI) — искусственный интеллект, первоначально ограниченный выполнением ряда функций, но после снятия пилотом Джеффом «Джокером» Моро с неё всех ограничений, получивший полный контроль над собой и кораблём. Фактически корпус корабля «Нормандии» стал её «телом». Базовый экипаж корабля составлял 38 штатных военнослужащих (не считая капитана, десанта, офицера медслужбы и техников-энергетиков).

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Основные системы корабля, такие как ядро «Тантал», четыре антипротонных двигателя и системы маскировки, основанные на внутренних накопителями энергии, остались неизменными либо были усовершенствованны специалистами «Цербера». Антипротонные двигатели имели каждый по два сопла: одно в сторону кормы, а другое в сторону носа корабля. Антипротоны вводились в реакционную камеру, наполненную водородом. В результате взаимодействия происходила аннигиляция вещества и антивещества, которая обеспечивала непревзойденную тягу. Температура выхлопа антипротонных двигателей измерялась миллионами градусов Цельсия. Питание ядра двигателя «Нормандии» и электрических систем осуществлялось энергией атомного синтеза, водородные топливные элементы обеспечивали дополнительное питание в случае остановки главного реактора. Неотъемлемой частью «Нормандии» являлось нестандартное по размерам ядро «Тантал», генерирующее плотное поле массы, куда как бы «падает» корабль. Это позволяло двигаться без использования теплоизлучающих маршевых двигателей. Также ядро генерировало поле массы вокруг корабля, необходимое для полёта на сверхсветовой скорости. Силовые агрегаты корабля позволяли ему следовать в сверхсветовом режиме со скоростью приблизительно 5500 C (около 0,63 светового года в час). Для своих размеров «Нормандия SR-2» также осталась очень манёвренным фрегатом.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Однако и сам капитан Шепард вместе с его многогранной и интернациональной командой ввели ряд усовершенствований в конструкцию и оснащение «Нормандии», что позднее помогло ей пережить самоубийственную миссию в ядре Галактики, на базе Коллекционеров. Изменения коснулись прежде всего вооружения и систем защиты. Были установлены дезинтегрирующие торпеды «Дротик» — экспериментальные торпеды ближнего боя, два торпедных аппарата на стыке между крыльями и основным корпусом. Торпеды запускаются, когда корабль летит по сходящейся траектории к цели, и взрываются с точно определенной временной последовательностью, что позволяет темной энергии, излучаемой боеголовками при детонации, резонировать, тем самым увеличивая пространственно—временную деформацию и буквально дробить цель на куски. Данный тип вооружения обладал достаточно мощной разрушающей силой, чтобы уничтожить большое судно с нескольких залпов. Ещё одна смертоносная новинка, «Таникс» — магнитно-динамическое орудие турианской разработки, уменьшенная версия пушки Властелина, которую он использовал при нападении на Цитадель. В данном виде вооружения используется электромагнитное поле для формирования и разгона потока расплавленного металла до релятивистских скоростей, который, сталкиваясь с целью, наносит ей громадный урон. Залп из орудия выглядит как яркий синий луч. В бою «Таникс» с нескольких залпов способен уничтожить крейсер. На «Нормандии» была установлена батарея из двух пушек «Таникс», выдвигавшаяся из-под днища корпуса корабля. «Нормандия» так же вооружена несколькими противоракетными и противокорабельными лазерами оборонительной системы «ПОИСК» (Противокорабельный Оборонный Интегрированный Системный Комплекс).

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

«Нормандия» изначально была оснащена стандартной системой защитных кинетических барьеров, создающих специальные поля массы, останавливающие вражеские снаряды. Они не были эффективны против оружия, поражающее воздействие которых основано на высокой температуре или радиации, такого как лазеры и излучатели частиц. Стандартный щит позже был заменён быстродвижущимся циклоническим барьером (ЦБ) кварианской разработки. Благодаря вращению источников полей массы, судно окутывается быстро колеблющимися кинетическими барьерами, вместо статических, что обеспечивает отражение энергии взрыва и самих ракет взамен поглощения. Пытаться прострелить такой барьер все равно, что пытаться попасть в мишень, находящуюся внутри вращающегося шара. Если один из излучателей поля будет поврежден, то ЦБ превращается в обычный кинетический барьер. Такая функция делает данную систему наиболее эффективной в условиях боя.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

«Нормандия» была покрыта абляционной броней, предназначенной для защиты от воздействий энергетического оружия, против которого бесполезны кинетические барьеры. При нагревании броня «выкипает». Испаренный материал брони рассеивает энергетический луч, делая его безвредным. Увеличить живучесть корабля смогла тяжелая броня «Силарис» расы азари. Данная броня может противостоять огромному температурному воздействию и высокой кинетической энергии, которой обладают орудия звездолетов. У «Силариса» почти непревзойденная прочность, потому что она сделана из углеродных нанотрубок, которые получены осаждением поликристаллических пленок алмаза из газовой фазы. Данный процесс проходит под воздействием высокого давления, создаваемого полями массы, в результате чего получаются суперплотные слои, способные выдержать экстремальные температуры. Этот процесс так же компенсирует хрупкость алмаза.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

После возвращения из Самоубийственной миссии и отражения угрозы Коллекционеров, в 2186 году SR-2 «Нормандия» была переведена под флаг Альянса. Была проведена модернизация, в её рамках корабль переделывался для службы в качестве мобильного штаба адмирала Андерсона (что отразилось на планировке и оснащении палуб), однако из-за нападения Жнецов на Землю был возвращён под командование Шепарда и служил в первую очередь как разведывательный десантно-боевой корабль на протяжении всей Войны со Жнецами. Пройдя множество испытаний, «Нормандия» неоднократно доказала, что является тактически самым сильным кораблём подобного класса во всей Галактике. Вобравшая в себя знания и умения представителей всех рас, SR-2 прекрасно показала себя в борьбе со всепоглощающей Жатвой древних машин, оставшись гордостью человечества и всего Альянса.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Представлена модель SR-2 «Нормандии» в ливрее Альянса, 2186 год. Фирма Metal Earth, масштаб 1:2160 (100 мм). Подробная информация о сборке тут:

SR-2 Normandy, KG (Metal Earth) 1/2160 (100 мм). Заметки по сборке


И вот ещё немного фото:

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

На этом пока всё, далее на очереди несколько интересных самолётов, потому подписывайтесь, а также заходите в мою группу Вконтакте, где можно обсудить лично всякие вопросы и даже заказать изготовление модели (https://vk.com/warminiarts), а также подписывайтесь в Инстаграмме, где много фото, и ничего лишнего (https://www.instagram.com/warminiarts_lugansk/). А сейчас - благодарю за внимание и хорошего времени суток!

Показать полностью 16
28

Невозможный выбор

Булыжник с острыми краями упал на тележку, смяв ее, как будто она была сделана из пластилина, и Вики отпрянула в темный проем подвала.


-Мам, - потянула к ней ручки Эма, стоявшая за каменной аркой, и заплакала, - Мама.


- Шшш, милая, - Вики вытерла вспотевшие ладони о платье и подняла дочь на руки, - Смотри, со мной все в порядке. Меня не задело, малыш.


Стараясь сдержать дрожь, она оглянулась на улицу. Сегодня туча была еще ближе, в черном небе то и дело вспыхивали алые росчерки. У них осталось не больше двух дней, чтобы начать искать новое убежище. А Боб до сих пор не вернулся. Где этого ублюдка черти носят?


Вики закрыла глаза и вздохнула. Если к вечеру не появится, придется идти с детьми одной.


-Эма, дорогая, отпусти меня, - Вики старательно, пальчик за пальчиком отцепляла детские ладошки от своей одежды, - Мне нужно взять немножко дров, иначе вы с Майком замерзнете. У нас почти погас костер.


- Давай подождем Боба? – на бледном, не видевшем солнца личике застыло затравленное выражение, и Вики на мгновение захотела согласиться. Подождать. Самое легкое, что можно сейчас сделать.


- Нет, - отмахнулась она, - Нет. Майку нужно тепло, он еще совсем маленький.


Оттолкнув дочь, Вики решительно вышла на улицу. Нельзя смотреть вверх! Иначе ей не хватит духу. Подхватив грязную серую юбку, она побежала в сторону бывшего фруктового сада. Сейчас от деревьев мало что осталось – страшные скрюченные палки, торчащие из земли. Но им хватит и этого.


Она ползала по черной липкой земле и выдирала сухие ветки, когда из-за стены разрушенного дома показалась знакомая долговязая фигура. Наконец-то!


-Че, дров не хватило? Ты че, жжешь, не переставая? – вместо приветствия крикнул ей Боб, - Тупая корова, я же сказал, только ночью!


- Но Майки всего 2 месяца, он не может…- начала говорить Вики, и тут же заставила себя замолчать, - Извини. Ладно, извини. Я… боялась без тебя. Я… замерзала.


Она через силу улыбнулась, и Боб довольно хмыкнул.


- Бери то, что набрала и пошли, - он показал на свою сумку, - Я сегодня с добычей. Должно хватить на пару дней.


От облегчения у Вики выступили слезы, и улыбка получилась уже настоящая. Несмотря на то, что большего подонка она в жизни не встречала, Боб всегда находил еду. И укрытие. У него был дар. Талант. Чуйка. Поэтому она была с ним. Ради безопасности детей она была с ним. Она готова была терпеть.


***

— Значит так, - сыто поглаживая живот, привалился к сырой стене Боб, - Ты сама видела. Туча подходит.


Вики хмуро кивнула, она кормила Майки грудью и старалась не думать, что молока становилось меньше. Если оно совсем пропадет, сын вряд ли долго проживет. То, что удавалось добыть Бобу, для младенца не годилось.


- Завтра мы двигаем на север.


- Север? – переспросила Вики, - Но там же горы?


- Да, - ответил Боб и повторил, - Да. Вчера я пересекся с Громилой Сэмом. Он сказал, там есть подземные пещеры, способные выдержать натиск каменного дождя.


- О, Святая Матерь, неужели наша гонка от тучи закончится? – Вики дрожащими от холода руками переложила спящего сына на меховую подстилку и подвинула его ближе к костру.


- Закончится. Только, - замялся Боб, а у Вики вдруг засвербело внутри от жуткого предчувствия, - Дорога трудная, придется карабкаться вверх по отвесной скале. Я раздобыл веревку, мы сможем обвязаться ей вокруг пояса и страховать друг друга.


- А дети? – враз онемевшими губами спросила Вики.


Боб помотал головой:


- С ними не дойдем, - и добавил, - Я настругаю тебе столько же, как окажемся в безопасности.

Вики тяжело села на земляной пол и схватилась за горло.


- Нет, Боб, нет, пожалуйста, я… Я привяжу их к себе, я… - стараясь сдержать рыдания, так бесившие ее спутника, зашептала она.


- Ты же сама понимаешь! – закричал в ответ Боб, - Тупая баба! Думаешь, мне в кайф поступать, как мудак?


Вики судорожно вздохнула и прижала кулаки к глазам. Слезы прорывались сквозь пальцы, стекая по грязным щекам.


- Дура, - сплюнул Боб, вскочил на ноги и заметался по тесному подвалу, - Я хочу, как лучше! Я спасаю ее, а она! Идиотка!


- Да, да, спасибо, да, - шептала Вики, - Я сейчас. Да. Я…


Крупная дрожь сотрясала тело, и зубы начали громко стучать против воли. Оставить детей? Здесь? Что убьет их быстрее? Холод? Голод или туча?


Боб сел напротив и протянул ей фляжку со спиртом.


- Так лучше всего, – он пытался заглянуть Вики в глаза, но она отворачивалась, стараясь не выть, - Вы не выживете втроем. Либо ты идешь со мной, и у нас есть шанс, либо вы все тут… Ну хочешь, - он отчаялся, - Возьми кого-нибудь одного. Одного ты вытащишь на себе.


- Одного? – переспросила Вики, хлебнула из фляжки и засмеялась, - Одного? Ты с ума сошел? Одного? Как я смогу? Может, если ты привяжешь к себе Майки, он легкий, то мы оба…


- Нет, - ответил Боб, — Это твои дети. Уговор был – ты сама с ними.


- Да, - вдруг успокоилась Вики, - Да. Мои, Боб. Понимаешь? Мои.


Боб повернулся к костру, вытянул ноги и глубоко вздохнул:


- Подожди решать. Подумай. Время до утра у тебя есть.

Показать полностью
50

Ответ на пост «Князь из Смоленска, который семь раз захватил и один раз сжёг Киев.» 

Правитель Москвы, князь Дмитрий Донской, задолжавший Золотой Орде (а значит, и Тохтамышу лично) дань за два года, оценивает свои силы, потом силы Тохтамыша, делает несложные выводы и оперативно исчезает из Москвы под предлогом сбора войск и поиска союзников. Следом за князем в разные стороны отчаливают митрополит и часть дворянства.

Тохтамыш с войском подходит к воротам Москвы и голосом опытного коллектора интересуется, а не в этом ли городе случайно обитает некий гражданин Донской Д.И., 1350 года рождения?


Вопрос, в принципе, довольно-таки логичный: телефоны тогда еще не изобрели, а долг целого княжества за два года — это вам не котик лапкой потрогал, можно и проехаться к клиенту.

Москвичи, часть из которых уже успела ограбить дома и особенно подвалы (это важно) сваливших из города дворян, нахально отвечают со стен, что никаких Дмитриев туточки не имеется, так как князь изволил отбыть. Этот ответ вполне мог быть воспринят золотоордынцами, но тут всё испортили те самые подвалы. Точнее, не сами подвалы, конечно, а винишко, которое хранили там дворяне и которым упились в хлам сотни горожан-простолюдинов. Винишко ударило им в головушки, и резко осмелевшие москвичи сообщили со стен татаро-монгольской сборной, что князь, конечно, временно отсутствует, но скоро он вернётся, и не сам, а с друзьями-боксёрами, и вам, скотам узкоглазым, наваляет, потому что он сильный и не курит.


Армия Тохтамыша на “узкоглазых” обиделась, а когда пьяные москвичи дополнили свои проникновенные речи стрелами и кипящей смолой со стен, обиделись ещё больше. Задетые ордынцы начали штурмовать стены города и штурмовали, пока им не надоело, а надоело им быстро, через три дня. После этого Тохтамыш вспомнил, с кем он вообще имеет дело, и нехитрый план был готов.

Тохтамыш в компании нескольких русских князей из других городов (не очень дружественных Москве, но всё же) отправился к воротам Москвы и вывалил гениальное в своей простоте и нахальстве предложение. Отметив, как тренер на пресс-конференции, таланты противника, Тохтамыш подчеркнул, что собственно к москвичам у него вопросов нет, и тёрки у него чисто с Димоном, а лохи, в смысле москвичи, не при делах, вот и пацаны подтвердят.

(Рядом стоящие “пацаны”, то есть князья, усиленно поддакивали, напирая на то, что они не какие-то там ордынцы, а очень даже православные, а мы, русские, своих не обманываем, вот вам крест.)


Однако, продолжал Тохтамыш, он, человек в Орде уважаемый, хотел бы чисто заценить, чё там как в Москве, заделать селфача на Красной площади, заглянуть в Мавзолей, и, конечно, удостовериться, что Дмитрия в Москве реально нету. После этого, продолжал Тохтамыш максимально честным голосом, вся армия сразу уйдёт восвояси, и все останутся довольны, целы и здоровы.

(Стоявшие рядом православные русские князья с энтузиазмом кивали головами и энергично крестились.)

На этом моменте любой человек с IQ выше, чем у тумбочки, наверняка заподозрил бы неладное. Но — наберите воздуха в грудь — москвичи поверили и открыли Тохтамышу ворота в город!

С восторженным многоголосым кличем “Нуууууу туууупыыыеее”, что в переводе с тюркского означало “Горе вашему дому”, золотоордынское войско в полном составе ворвалось в любезно открытые ворота Москвы и устроило там натуральный ад, после которого в городе не осталось ничего ценнее пуговицы. Всё, что могло быть продано, было вывезено, а остальное убито, изнасиловано и сожжено — в разном порядке, от случая к случаю.


Вернувшийся в Москву, точнее в то место, где раньше была Москва, князь Дмитрий Донской оценил масштабы работы коллекторов, хану Тохтамышу покорился и долг заплатил. Но с тех пор в Греции появилась легенда про то, что на могиле Одиссея, взявшего Трою с помощью деревянного коня, в годовщину взятия Москвы ордынцами появляются слова:

“А что, так тоже можно было?..”

Ответ на пост «Князь из Смоленска, который семь раз захватил и один раз сжёг Киев.» Рюрик, Киев, Игра престолов, Война, История, Ответ на пост, Длиннопост
Показать полностью 1
498

Как большой бизнес превращается в Большого Брата

Автор злободневной антиутопии «Склад» Роб Харт рассказывает о современных проблемах и тенденциях, которые легли в основу его романа

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Захватывающий и одновременно пугающе реалистичный роман-антиутопия американского писателя Роба Харта «Склад» рассказывает о том, что даже в современных развитых странах люди могут стать по сути дела рабами крупных компаний.

Права на экранизацию романа уже приобрел режиссер Рон Ховард («Аполлон 13», «Игра разума», «Код да Винчи»), а именитые писатели лестно отозвались о книге. Среди них — любитель мрачных сюжетов Стивен Кинг: «Захватывающий роман, из-за которого вы забудете о любимых стриминговых сервисах на несколько ночей... Большой Брат встречает Большой Бизнес...».

Чем вдохновлялся Роб Харт при написании романа и есть ли в этой антиутопии правдивые факты, рассказывает сам писатель в статье на CBS News]. В честь выхода «Склада» на русском языке, мы подготовили перевод этой публикации.

Роман-антиутопия «Склад» не слишком далек от реальности, считает автор

Новый научно-фантастический роман Роба Харта «Склад» повествует о компании, где настолько стремятся к получению прибыли, что работники постепенно превращаются в современных рабов. Это мрачное видение другого мира — но мира, который для некоторых будет ужасающе похож на тот, в котором мы живем.

В кибер-триллере Харта магнат рассматривает работников исключительно как средство повышения производительности и прибыли. Фирма, ставшая центром всей системы, называется «Облако» — Харт настаивает, что ее описанное не основано на какой-либо реальной компании.

«Все это полностью вымышлено, придумано, — рассказывает он, добавляя, — связывать описанное с какой-либо одной компании, я думаю, весьма опасно».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Но рабочие пространств, которые Харт описывает в книге, по его словам, существуют на самом деле. «Я провел множество исследований по данной теме, в основном везде писали о том, что крупные корпорации относятся к нам как к одноразовым продуктам, — рассказывает автор. — Словно, мы — пища, которую они едят, чтобы расти и становиться больше».

«В «Складе» описываются помещения для работы и жизни. Поскольку компания расширяется, руководство строит общежития для своих сотрудников, — добавляет Харт. — Вы там не только работаете, но и живете. Вам больше не нужно возвращаться домой. Это модель азиатской компании Foxconn».

Автор также исследовал идею Большого Брата, контролирующего все с помощью смарт-устройств — таких как Apple Watch. «Держу пари, что где-то в какой-то компьютерной системе существует карта всех мест, где мы с вами когда-либо бывали, пока носили это устройство», — говорит он.

«Это ужасно, — добавляет Харт он. — Но у меня есть Apple Watch, и я ношу их, потому что это круто и прикольно, согласны? И это компромисс, на который мы идем, когда вроде как предоставляем немного информации о нашей частной жизни в обмен на удобства».

На многие идеи Харта натолкнули две статьи, случайно попавшиеся в поле зрения. Первая — из журнала Mother Jones — «Я была зарплатной рабыней на складе» (I Was a Warehouse Wage Slave). «[Автор] получила работу в центре самореализации, и там действительно людей заставляли работать до изнеможения, чтобы те соответствовали их безумным стандартам, — рассказывает Харт. — И все же люди по-прежнему выстраивались в очередь, чтобы получить эту работу, ведь подобные вакансии создаются в экономически отсталых районах. Помню, как прочитал об этом и подумал: «Здесь скрывается история на целую книгу».

Писатель отложил эту идею на какое-то время — пока не наткнулся на статью 2014 года в New York Times о работнице Dunkin’ Donuts Марии Фернандес. По словам судмедэксперта, Фернандес умерла из-за вдыхания паров бензина, когда заснула в своей машине между сменами.

«История о Марии — про отсутствие человечности, — рассказывает он. — Мария работала в трех заведениях Dunkin’ Donuts неполный рабочий день, и это было просто ужасно. В тот год, когда она умерла, она изо всех сил пыталась наскрести 550 долларов в месяц на квартиру на полуподвальном этаже в Ньюарке. В том же году генеральный директор Dunkin’ Donuts заработал 10 миллионов долларов».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Главные герои романа «Склад» — Цинния и Пакстон — сталкиваются с теми же проблемами и в то же время они задаются вопросом, о своем месте в этом альтернативном дивном новом мире.

Харт надеется, что его роман заставит читателей задаться некоторыми вопросами — и приведет к каким-то изменениям. «Думаю, что нам нужно начать действовать более активно, чем раньше, — говорит он. — Раньше я шел на компромиссы и принимал неверные решения. Но мне кажется, по-настоящему хороший первый шаг — начать думать об этом».

«Я мог бы написать кучу статей, кучу научно-популярных статей об этом, — добавляет он. — А в художественной литературе главное — это сопереживание, понимаете? Речь идет о том, чтобы поставить себя на чье-то место и понять его жизнь. Чувствуется совершенно иначе. Роман — это способ затронуть чью-то историю и как бы помочь увидеть общие и связующие нити между кем-то и вами. Вот почему мне кажется, что литература — это правильный способ рассказывать об этом».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 2
2290

Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии

Городок, построенный Disney, выглядел как идиллия из фильма. Но что-то пошло не так.

В 1960-е годы Уолт Дисней задумал построить город будущего – место, где не будет трущоб, безработицы и проблем с трафиком. Был создан футуристический проект – с куполом в центре города для защиты от перепадов погоды, монорельсовой транспортной системой и подземными шоссе для машин, которые не будут мешать пешеходам.

Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История
Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История
Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История

«Это будет тщательно спланированный город, образец достижений Америки в промышленности, технологиях, образовании и культуре, – говорил основатель Walt Disney Company. – Там не будет трущоб, потому что мы не позволим им появиться. Там не будет землевладельцев и связанных с этим привилегий. Жилье будет только сдаваться в аренду по умеренным ценам. И у всех там будет работа».


В 1966 году Дисней умер, и о проекте забыли. Но потом вспомнили вновь. В 1990-е годы компания решила использовать принадлежавшую ей землю (рядом с парком развлечений во Флориде), чтобы построить там подобие образцового города, задуманного ее создателем.


«Айснер (Майкл Айснер, глава компании в то время) с самого начала дал понять, что это должен быть необычный город, – говорил один из топ-менеджеров компании. – Мы хотели внести свой вклад, оставить яркий след, улучшить жизнь американцев. Мы хотели воплотить его идею о городе будущего». Хотя концепция при этом изменилась – вместо футуристического проекта, задуманного Диснеем, компания решила создать небольшой городок в духе американской идиллии – воплощение идеалов семьи и добрососедства.


Город, который назвали Селебрейшн (буквальный перевод – «празднование»), действительно был похож на идиллическую декорацию из фильма. Цены на дома там были выше, чем в среднем в округе. Но желающих там поселиться оказалось так много, что места пришлось разыгрывать в лотерею.


Правда, вскоре что-то пошло не так.


Как его создали?


Проектом, который оценивали в несколько миллиардов долларов, занялись известные архитекторы и дизайнеры. Местный кинотеатр проектировал Сезар Пелли – аргентинский архитектор, автор Башен Петронас в Куала-Лумпуре. Над дизайном работало влиятельное нью-йоркское агентство Pentagram. «Мы занимались не только уличными знаками и магазинными вывесками, – вспоминал один из партнеров компании Майкл Бирут. – Но и фонтанами, парком, полем для гольфа и даже крышками для канализационных люков».


Рекламная кампания апеллировала к ностальгии – по безмятежной жизни, свободной от проблем мегаполисов. Она предлагала вспомнить «городок, где соседи здоровались друг с другом, дети гонялись за светлячками, а отдохнуть после дневных дел можно было в кресле-качалке на веранде». «Помните такое место? – говорилось в рекламном проспекте. – Может быть, это место из вашего детства?».


Посыл привлек многих. Когда на продажу выставили несколько сотен домов – покупателей оказалось в десять раз больше.


Новый город выглядел красивым, аккуратным и не совсем реальным (некоторые сравнивали его с постановочным городом из «Шоу Трумана» или ненатуральным «Плезантвиллем»). Это признавали и некоторые жители – возле домов они ставили указатели, предупреждавшие туристов, что «здесь живут реальные люди, которые не хотят, чтобы их беспокоили».


По организации Селебрейшн чем-то напоминал парк развлечений, по атмосфере – большой торговый центр. Зимой там устраивали снегопад из искусственного снега, а на одной из улиц ставили «каток», сделанный из пластика (говорили, что в прошлом, когда наступала осень, в город специально свозили листья, чтобы разбрасывать их по улицам). На улицах были установлены динамики, которые транслировали музыку (наподобие той, которая играет в супермаркетах) или пение птиц.

Как им управляли?


Немало людей из тех, кто приехал в Селебрейшн, говорили, что ожидания оправдались. В небольшом городке, где можно было почти не пользоваться машиной (изначально там жили около 7 тысяч человек), многие общались с соседями и даже устраивали вечеринки, где собирались жители разных кварталов. Уставшим от мегаполисов это нравилось.


Но вскоре оказывалось, что их повседневная жизнь – прежде всего, в том что касается обустройства их собственных домов – подчинена множеству правил. Они регулировали самые мелкие детали – от цвета оконных рам (краски за исключением белой не разрешались) до структуры фасада. Большие спутниковые антенны, видимые с улицы, были запрещены (чтобы не портить вид). Тонированные или отражающие покрытия на окнах – тоже. Даже витраж на входной двери надо было согласовать с городским архитектором.


Правила действовали и для лужаек перед домом. Искусственные растения были запрещены. Число разновидностей кустарников, которые можно там высадить, – ограничено. «Если, например, на вашей лужайке оказались высохшие растения, вам могли прислать письмо с уведомлением», – рассказывала местная жительница.


«Вы когда-нибудь жили по соседству с человеком, который пытался вам указывать? – делится воспоминаниями бывший житель Селебрейшн. – Который говорил, когда нужно снимать рождественские украшения или подстригать лужайку? Вот там было именно так. Моего отца как-то оштрафовали за то, что он снял с дома рождественские украшения на день позже, чем это допускалось. У нас было оправдание – мы возвращались с отдыха, и наш рейс задержался. Но штраф пришлось платить все равно».


Сказался опыт компании – организация и контроль, характерные для ее парков развлечений. «Уолт Дисней был творцом, но он был одержим контролем, – отмечал урбанист Ричард Фоглсонг, профессор колледжа Роллинс, изучавший историю парка во Флориде. – Люди видят творческую сторону того, что производит компания, но нередко упускают организацию, которая за этим стоит». Хотя некоторые переселенцы говорили, что при переезде в Селебрейшн руководствовались именно этим – уверенностью, что компания обеспечит «надежность и качество». И ради этого они готовы были даже мириться с правилами.


Как начались проблемы?


Одной из проблем стала школа. Реклама обещала родителям, что в Селебрейшн их детей будут учить по особой системе, которая станет «выдающимся примером прогрессивного обучения». Для многих это стало одной из причин, чтобы купить там дом (примерно у половины из первых переселенцев были дети школьного возраста).


Школа действительно была необычной. Там были огромные классы, где собирались до сотни детей разного возраста, несколько учителей параллельно вели там уроки. Составлялись индивидуальные учебные планы. Привычных оценок не было – их заменяли сложные системы, по которым оценивались знания и навыки. Родители жаловались, что это сбивает с толку – как их, так и детей.


Вскоре стали звучать жалобы, что модель просто не работает. «Это просто кошмар, а не учеба, – заявил бывший пожарный, который после нескольких месяцев жизни в Селебрейшн собрал вещи и уехал вместе с семьей. – То, что происходило в школе с моими детьми, это не прогресс, а регресс. Не только в знаниях, но и в поведении». «За два месяца мой ребенок ничего не сделал в школе, – возмущался врач, который в итоге перевел ребенка в другую школу, в городе по соседству. – И оказалось, что за это никто не отвечает».


Десятки родителей забрали своих детей. К концу первого учебного года ушла треть учителей (вместе с директором). Некоторые родители пытались жаловаться компании. А когда они поделились недовольством с журналистами, то в городе – с подачи местной администрации – их стали называть «негативно настроенными». Сторонники школы («позитивно настроенные») или обличали их, или просто отказывались с ними разговаривать. «С нами стали обращаться как с изгоями, – рассказывала одна из критиков. – Это принимало довольно неприятные формы. А решение проблем в городе заменяли пиаром».


Когда несколько семей решили покинуть город, компания, по их словам, попыталась взять с них обязательство о неразглашении – чтобы они не говорили никому, почему уезжают. «Со мной обращались как с советским диссидентом, – вспоминает один из бывших жителей. – Типа – подпиши здесь, и свободен».


Что было дальше?


Начались жалобы на состояние домов – по большей части, протекающие крыши. Проверка в конце 1990-х годов – через несколько лет после основания города – показала, что более 70 крыш надо заменить, «чтобы привести дома хотя бы в минимальное соответствие стандартам». Позднее к этому добавились покосившиеся балконы и плесень в некоторых домах (дело дошло даже до судебных исков). Критики заявляли, что хотя Селебрейшн и проектировали именитые архитекторы, строили его рабочие с невысокой квалификацией, указывали и на конструктивные недостатки зданий.


Затем произошло громкое убийство. Жертвой стал бывший учитель, проживавший в Селебрейшн. Убийцей – бездомный, оказавшийся в окрестностях. Полиции он заявил, что житель города предложил ему денег, чтобы помыть его машину, а затем пригласил домой, напоил и попытался изнасиловать (по словам убийцы, когда он пришел в себя, то схватил топор, попавшийся под руку, и зарубил хозяина дома).


Само по себе это едва ли характеризовало бы город – тем более что произошло уже в начале 2010-х годов (некоторые сторонники Селебрейшн даже подчеркивали это, заявляя о «единственном убийстве за 14 лет»). Но о жертве вскоре выяснились мрачные подробности – судя по рассказам знавших его людей, внешне популярный учитель был педофилом, который домогался своих учеников (некоторые сравнили его со скандально известным американским тренером Джерри Сандаски, осужденным за насилие над детьми).


О городе поползли самые разные слухи. Говорили, что на дне местного пруда найдены несколько затонувших машин, и что на этом месте водятся привидения (в действительности полиция нашла там одну машину с несколькими погибшими, предположительно, утонувшую после аварии). Таблоиды писали, что обстановка в городе провоцирует «разводы и свингерство».

Селебрейшн существует до сих пор. Правда, теперь – как более привычный город.

Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История
Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История

Еще в начале 2000-х годов Disney Company продала часть своей доли в проекте, хотя среди местных жителей осталось некоторое количество ее сотрудников. Раньше, по словам писателя и журналиста Майкла Поллена, посещавшего Селебрейшн, представители компании могли – пусть и неофициально – рассуждать о создании целой сети таких городов в США. Но позднее, говорит он, такие разговоры стихли. «Они усвоили урок, – отмечал один из жителей, в целом поддерживавший проект. – Это не просто парк развлечений. Это человеческие жизни».

Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История
Город-сказка. Как американцы попытались жить в диснеевской утопии Walt Disney Company, США, Уолт Дисней, Город, Антиутопия, Длиннопост, История

Статья взята из журнала Republic и телеграм-канала

Показать полностью 5
28

По вере твоей

Подписчиков стало целых 80!!! Спасибо! Держите продолжение))


Для тех, кто не читал - я пишу рассказы про жизнь одного выдуманного посткарантинного города. Они могут читаться как отдельные произведения. Каждый. Но если интересен контекст - можно почитать в профиле.


Предыдущий - Новая жизнь


Подвал был похож на муравейник. Кто-то разбирал коробки, кто-то перетаскивал тяжелые тюки, кто-то сколачивал нары. То и дело раздавались ругательства, быстро смолкавшие под взглядом пастора Грегори.


-Грег, - протиснулась к мужчине тучная румяная женщина, по-хозяйски схватив его за локоть, - Нам уже не хватает матрасов на всех желающих!


- И что ты предлагаешь? – недовольно повернулся к ней мужчина, - Чтобы я пошел и сказал своей пастве - Бог не любит вас? Бог не пускает вас в свой дом, чтобы защитить?


- Но Грег, - зашептала Берта, - Есть другие божие дома, а этот уже полон!


- Я сказал, а ты услышала, - жестко ответил пастор и отвернулся.


-Как рука? – Берта достала из кармана мазь, - Дай, намажу, надо каждые два часа наносить.


Грегори, не глядя, протянул руку, буркнув только:


-Быстрее!


Женщина измождённо закрыла глаза, потом глубоко вздохнула и выдавила на руку мужа небольшое количество крема, аккуратно растерла и побежала к выходу из подвала, туда, где стояла кучка напуганных женщин, прижимающих к себе тяжелые чемоданы.


- Что встали, как клуши, - осадила их Берта, - Ищите себе место, видите, мне не до вас! В дальнем углу детская, может, там ваши руки пригодятся, - и, пробивая себе путь локтями, поднялась к выходу.


- Заноси заморозку, - закричал сверху Патрик. Берта только и успела отпрыгнуть в сторону, когда здоровые мужики начали кидать тяжелые коробки с мясом и овощами.


Заморозка. Где, интересно, они собираются ее хранить, если внизу всего три холодильные камеры, а людей уже в пять раз больше, чем вмещал этот старый подвал. Берта дождалась, когда последняя коробка с грохотом упадет на каменный пол, и быстро выскочила в дверь.


Ведра, солярка для генератора… Хорошо хоть подвал был бывшим военным бункером, и про вентиляцию с канализацией голова не болит. Но что-то она определенно забыла… Черт бы побрал этого Грега. Вместе с его истинной верой. Слишком ограниченное время на сборы. Будь народу хоть вполовину меньше, запасов бы хватило на несколько месяцев, но люди всё идут и идут. Как будто пастор сможет защитить их от вируса. Он и от мыши в доме защитить не в состоянии.


Женщина испуганно оглянулась, как будто кто-то мог прочитать ее мысли, быстро перекрестилась и побежала домой. Кажется, где-то в кладовой была запасная кухонная плитка. Грег сказал, у нее час на сборы, и пусть она будет хоть трижды его жена, если опоздает - двери в подвал будут закрыты.


Поэтому Берта схватила в саду тележку, и, оставляя грязный черный след от колес по дому, стала кидать туда вещи. Все, которые могли пригодиться. Быстрее, быстрее. Что-то важное крутилось в голове, но женщина никак не могла остановиться и подумать.


Пятнадцать минут. Красная от натуги, с заливающим глаза потом, Берта тащила тележку  через газон. Напрямик было, конечно, быстрее. Что-то намоталось на колесо, и женщина, чертыхнувшись, поняла, что влезла в ядовитый плющ. Грегори не мог сделать и такую малость по хозяйству, как выкосить эти заросли. Только влез без перчаток, а жене снова добавилось работы, лечить его.


И бросить бы всё тут, но как же без лекарств, как же без смены одежды? У остальных было время собраться, а Берта носилась без передыху и размещала их всех в бункере, организовывала поставку продовольствия и координировала рабочих. И ведь Грег первый с нее спросит, почему она не собрала его вещи!


Попробовал бы кто-нибудь ещё за несколько часов перевернуть весь город, расшибиться в лепешку, но сделать, чтобы этот тухлый подвал стал жилым! А все потому, что пастор сказал: "Сегодня мы закроем двери во враждебный мир, ибо вера наша защитит и огородит от болезни". Но отчего бы не закрыть их завтра?!


В глазах мутилось, поэтому Берта даже не сразу сообразила, почему дверная ручка не поворачивается. Она пробовала снова и снова, толкала плечом. Заело? Пока вдруг не поняла, что вход закрыт. А её оставили тут. Потому что опоздала - женщина, вытерев лоб, посмотрела на часы, и не поверила своим глазам – на полторы минуты.


-Эй, - крикнула Берта, - Я здесь! Откройте!!! Вы меня слышите??!!! ОТКРОЙТЕ МНЕ!!!


Но даже шорох не проникал сквозь тяжелые металлические двери.


Женщина бросила уже ненужную тележку, достала из кармана фляжку с виски, пастор Грегори любил выпить после ужина хороший, односолодовый, и сделала несколько больших глотков.


А потом засмеялась. Она смеялась так, что в боку начало покалывать и слезы выступили на глазах. Грег ее все-таки оставил. Одну. Вот так, просто зачеркнул тридцать пять лет брака, наплевал на неё и её помощь, да она же одна всё это… Берта запрокинула голову и хохотала, как умалишённая, пока смех не перешел в икоту напополам со слезами, и не навалилась жутчайшая усталость. Хорошо хоть Дамиан, их сын, в безопасности. В Европе карантин еще не вводили, может, там обойдется…


Женщина заторможенно складывала разбросанные вещи. Она пойдет домой. Да. И все у неё будет хорошо. А когда пастор выйдет из своего подвала, она подаст на развод. Вот так. Перед Богом и людьми Грег сам от нее отказался… Только одна мысль всё крутилась в голове, не давала покоя. Что же ее насторожило? Берта села, закрыла глаза и стала думать. Что она забыла? Вроде бы всё там, внизу, должно работать, как часы. Она позаботилась. Еда, лекарства…


И тут женщину подбросило на месте! Мазь от ожога, которую она наносила на руку мужа! Дыхание перехватило, в глазах потемнело, и Берта судорожно начала лить на руки виски из фляги и вытирать им шею, лицо, грудь - все места, которые были открытыми.


Она мазала ему сыпь на левой руке.


А ожог от плюща был на правой! Муж ведь ходил, орал на Берту, что теперь даже бриться нормально не может!


Женщина подошла к подвальной двери и медленно опустила наружный металлический засов.


Пусть ваша вера защитит вас и огородит от болезни. А ей, Берте, пора подумать о себе.

Показать полностью
98

Новая жизнь

- Сколько поступивших? – щуплый пожилой мужчина в медицинском халате быстро вошел в комнату, взял со стола кружку с уже давно остывшим кофе и жадно его выпил.


- Как и вчера, Мартин, как и вчера, - спокойно ответил сидящий на стуле Пит, с интересом рассматривая разворот городской газеты. - Давай-ка, остановись на минуту, я подогрею тебе завтрак. Всё носишься, как угорелый.


- О, Господи, Пит, я уже не могу есть. Грипп в этом году слишком серьезный. Горожане, как зомби, бредут в приёмное и сидят там часами, пока очередь дойдёт.


- Ну, если ты есть не будешь, вряд ли кому поможешь, так? – ответил ему одетый в светло-голубой костюм ординатора мужчина, не поднимая глаз от статьи, - От того, что отдохнешь полчаса, ничего не изменится.


Мартин недовольно мотнул головой:


- Я уже распорядился заполнять детское отделение, но коек все равно не хватает… И кое-что меня тревожит, не могу разобраться.


- А ты отдохни, – ответил Пит, - Вот у меня сейчас у меня законный перерыв, я отработал ночную смену, устал и хочу немного разгрузить голову.


- Ох, - упал на стул Мартин, - Ты прав… И я так замотался, что, кажется, могу спать уже сидя.


- Ну, так поспи, - ординатор подошел к холодильнику и вытащил из него упакованный в полиэтилен сэндвич, - Только поешь сначала. Вот, невеста мне с собой сделала, очень вкусно.


- Элис? – оживился мужчина, - Она отлично готовит, хорошая девочка. Как себя чувствует? Перескочили первый триместр? - и быстро сорвав упаковку, стал есть.


- Так шестой месяц уже! - гордо ответил Пит, и когда Мартин удивленно покачал головой, спросил, - О чем ты хотел поговорить?


А затем отложил газету и с умилением родной бабушки стал наблюдать, как пожилой доктор доедает свой завтрак.


- Три дня назад поступил Дэн Эванс, - с набитым ртом ответил мужчина.


- Я помню его, - потянул Пит, - Это тот, с улицы Вингс? У которого еще сварливая жена и теща-ведьма?


Мартин через силу хохотнул:


- Хотел бы я вернуть те времена, когда мы за кружечкой пива в баре обсуждали его тещу, но да, я про Дэна.


- И что с ним? Тоже грипп?


- В том-то и дело, что не понятно, - врач отложил в сторону недоеденный бутерброд, и, в задумчивости, отпил чай из кружки Пита, поморщившись от крепости. - Анализы у него – типичная простуда, но моя интуиция, а ты знаешь мою интуицию, - и, дождавшись, пока коллега кивнет, продолжил, - Она орет, что что-то не так.


- Ну-ка, - Питу вдруг стало интересно, - И что тебя настораживает?


Мартин пристально посмотрел на Пита и ответил:


- Сыпь.


И когда Пит рассмеялся, доктор насупился, но продолжил:


- Ты не дал мне договорить, сыпь, которая ведет себя, как разумное существо.


- Дружище, кажется, тебе пора прекращать смотреть все эти ужастики на ночь, - Пит вдруг поскучнел, потянулся и встал со стула, - Моя смена закончилась, я, пожалуй, пойду.


- Подожди, - вскочил Мартин, - Только послушай! При поступлении в карте указано – сыпь на локтях, ступнях, лице, так?


- Ну, так, и что?


- А то, что при осмотре я сказал интернам, что это вообще нетипичные места, и я скорее ожидал бы увидеть покраснения на слизистых и ладонях.


Пит замер в дверях.


- И на следующий день, слышишь, сыпь переместилась с лица в ротовую полость!


- Ну, всякое бывает, - почесал живот под формой Пит, но уходить не стал.


- И тогда я решил провести эксперимент! Я привел новую группу студентов-медиков на осмотр и сказал, что у мистера Эванса ветрянка, только вот опять же, ненормальная! Что прыщи должны быть с характерным пузырьком, отсутствовать на конечностях и быть только на лице.


- Где ж ты такую ветрянку видел? – усмехнулся врач.


- Конечно, я знаю, симптоматику ветряной оспы, - Мартин строго посмотрел на коллегу. И тут же снова затараторил, - Но ты послушай, на следующий день сыпь была уже только на лице! Ни во рту, ни на ладонях! Ты представляешь, такое ощущение, что она меня слышала!


Пит постоял немного, переминаясь с ноги на ногу:


- Ты говорил об этом кому-нибудь?


- Пока нет, но нужно идти к руководству… Это немыслимо…


-Подожди немного. Поешь. – Пит налил свежий чай, насыпал две ложки сахара, посмотрел на Мартина и добавил еще две, поставил перед доктором, - И сходи поспи. А я завтра приду, и мы обсудим этот случай, поднимем анализы, проконсультируемся с Симонсом.


- Не знаю, Пит, не знаю… Симонс… Стоит ли ждать? - Мартин покорно взял из рук мужчины кружку и начал снова откусывать от бутерброда большие куски, запивая чаем, - Ты иди, иди, я сейчас еще сделаю обход, посмотрю количество поступивших и тоже домой.


Пит молча кивнул, накинул куртку и вышел из ординаторской.


***


-Доброе утро, Элис, - устало потер глаза Пит.


- Плохая ночь? – свежая румяная девушка жарила у плиты блинчики. И кивнула на стол, где его ждала горячая яичница. Пит совсем не хотел есть, перекусил в больнице, но Элис старалась ради него, и он не стал отказываться. Тем более блузка девушки так натягивала налитую грудь и округлившийся животик, не оставляя воображению шанса, что даже усталость на миг отступила.


- Не то, чтобы очень… - ответил Пит и подмигнул, - Но мне определенно нужна твоя поддержка и внимание. Пошли наверх?


Элис громко расхохоталась:


-Интересно, сколько тебе нужно поставить подряд смен, чтобы ты не думал об этом? На ногах же еле стоишь!


- А мне ноги и не понадобятся, - Пит подошел к девушке и положил ей голову на плечо, потерся носом о чувствительное место за шеей. Ей всегда это нравилось. И вдруг насторожился:


- Что у тебя тут? – потянул он кофту вниз, оголяя спину сильнее.


-А, это… – извернулась Элис, - Хотела тебе показать, но заработалась. Странная какая-то аллергия, уже третий день нахожу ее на новом месте, – засмеялась девушка, - Как будто слышит меня. Вчера мазала кожу кремом, сказала, вот дрянь, хоть бы высыпало там, где не видно, и она, погляди, под кофту ушла.

Показать полностью
50

Не хлебом единым

- Пожалуйста, Грейс, я не могу, я же… - изможденная молодая женщина стояла на коленях у постели больной и огромными от ужаса глазами смотрела на свекровь.


- Сейчас же возьми себя в руки, Миранда Вингс, - ответила сухонькая старушка и натужно закашлялась.


Миранда тут же протянула ей стакан воды, и когда приступ прошел, Грейс продолжила:


- Когда умер мой сын, я заботилась о тебе и детях, как могла. - Из глаз молодой женщины покатились крупные, как горох, слёзы. - Но сейчас пришло время тебе повзрослеть!


- Но я же… я не умею, я никогда… - продолжала плакать Миранда.


- У тебя четверо детей, Мири, изоляция и голод. Если ты не соберешься, они погибнут, - жестко ответила старушка, но, тем не менее, протянула руку и ласково погладила женщину по волосам.


Эту воздушную фею, это неземное создание сын привел к Грейс десять лет назад. И Миранда сразу стала их собственным солнышком, улыбчивая и нежная, она принесла в семью радость и веселье. А уж как с появлением детей ожил дом, не стоило и говорить. Гомон, детские крики, топот ножек…


Когда становилось совсем худо, Грейс уносилась мыслями в то время, когда родился Том, первенец, копия Уилла, своего отца, а у Грейс появился новый смысл жизни. Неужели совсем недавно они были так счастливы?


- Я не знаю, как… - уронила голову на руки Миранда.


- Если я смогла, сможешь и ты, - жестко отрезала Грейс, закрывая глаза.


Когда Миранда на подгибающихся ногах вышла из спальни свекрови, девятилетний Томас ловко подхватил мать под руку и потянул в сторону кухни, шепча на ходу:


- Не бойся, мам, девчонок я накормил лепешками, они наверху, Элисон спит, у нас есть время проверить ловушки.


-Ловушки? - испуганно прижала руку к губам женщина.


Мальчишка тяжело, по-стариковски вздохнул:


- А как ты думаешь, мы с бабушкой эти четыре года ловили дичь?


-Дичь? – огромные голубые глаза матери снова наполнились слезами, - Может, мы поищем грибы?.. Я же... Не могу, Том… Как можно?… Живое существо.


Томас с жалостью посмотрел на мать:


- Девчонки не выживут на грибах… Да и бабушке нужны силы, чтобы бороться с болезнью. Ты же знаешь, я бы справился сам, если бы детям разрешалось одним находиться на улице. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.


- Хорошо, Том, ты прав, - растерянно остановилась посреди кухни женщина, - Сейчас?


- Держи, - вместо ответа Том протянул ей плащ, - На улице прохладно.


- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Миранда, и мальчишка на несколько секунд замер. Как его матери это удавалось? Иногда его жутко злила её несобранность и несамостоятельность, но когда она смотрела на него с такой любовью, хотелось горы свернуть.


Еще издалека Том заметил, что ловушка сработала. Мальчишка радостно подскочил на месте и рванул к добыче. Миранда еле поспевала следом, и догнала сына, когда тот уже тащил клетку, в который отчаянно бился облезлый, заморенный кот.


- Но Томми, - засмеялась женщина, - Это же Патрик, кот миссис Вайсман! Зачем ты его тащишь?


Мальчишка остановился и замялся, и смех Миранды начал угасать сам собой.


- Дорогой, неужели мы всё это время ели…


- Ну не всё время, конечно, - начал говорить мальчик, а Миранда еле успела отвернуться от сына, когда ее вывернуло наизнанку, и весь скудный обед, состоящий из половинки картофелины и лепешки, вылетел наружу.


Когда стало немного получше, женщина выпрямилась, держась за живот, и под жалостливым взглядом сына, спросила:


- И ты сам… их?


- Убивал? – Том поставил клетку и подошел к матери, чтобы взять ее ледяные трясущиеся руки, - Пока нет, бабушка всё делала. Но я видел, ты не волнуйся, я смогу! Тебе не нужно…- замялся мальчишка, - Я же мужчина, мам, я справлюсь.


Миранда крепко обхватила сына и начала неистово целовать его везде, куда дотягивалась – в смешной вихор на затылке, в сморщенный нос, в оттопыренные покрасневшие уши:


-Томас Вингс, я невероятно горда, что у меня есть такой сын, как ты. Любая мать мечтала бы о таком наследнике, - и когда мальчишка засиял от похвалы, добавила, - Только я никогда не позволю тебе сделать это самому. Давай, веди меня туда, где бабушка разделывала… добычу…


***


С грохотом захлопнулась дверь грузовика, и мужчина, одетый в желтый защитный костюм и маску, сел рядом с напарником.


- Что там? Я смотрю, ты отгрузил в этот дом целых пять коробок продовольствия, - спросил водитель.


- Да там четверо детей, чудом выжившая старуха и полоумная женщина, - нахмурив брови, ответил мужчина.


- Почему полоумная?


- Она, как услышала новости о снятии изоляции и увидела содержимое коробок, села на пол и начала неистово хохотать. Я решил оставить им побольше. Детям нужна еда.

Показать полностью
69

Один день после

Стук в дверь застал Агнесс врасплох.


По столешнице растекались остатки такого желанного кофе.


Женщина тяжело вздохнула, хорошо ещё успела пригубить, вспомнить вкус и горьковатый аромат. Такую роскошь она теперь позволяла себе раз в год, на свой день рождения. Этот, шестидесятый, Агнесс планировала отметить с размахом.


Утром - горячий, сваренный в турке кофе с самым настоящим масляным круассаном. Приходилось весь год держать себя в руках, чтобы не сорваться, доставая из морозильной камеры остатки продуктов. Этот замороженный рогалик ждал определенного дня.


На обед ризотто с морепродуктами. Обычного риса хотелось неимоверно… И хотя бы пару кусочков лосося. Если бы с запасами в подвальном леднике что-то случилось, чего Агнесс боялась даже сильнее вируса, женщина, пожалуй, не дожила бы до своего шестидесятилетия просто от безысходности.


А на ужин Агнесс припасла для себя нечто особенное. Удивительно, на что способен человеческий разум, если дать ему задание. Сохранить с осени 3 крупных садовых яблока, оставить на дне мешка несколько ложек сахара, и «забыть» на полке початую упаковку муки. И пусть не то, что сливочного масла, даже маргарина не осталось, а яиц и подавно, яблочный пирог обещал быть необыкновенным. Ведь маленький порванный пакетик с корицей так и лежал себе среди ложек и вилок, засунутый туда еще до карантина.


Всё утро Агнесс размышляла, куда эту неожиданную пряную находку определить. В кофе или в пирог. И, похоже, сделала правильный выбор - драгоценная жидкость звонко капала на плиточный пол кухни, а в заднюю дверь продолжали стучать.


Женщина тяжело вздохнула, посмотрела на еще теплый круассан и решительно встала из-за стола.


Неужели снова? – думала Агнесс, споро вставляя патроны в мужнино ружье. Если мародеров больше двух, то, пожалуй, что этот день рождения всё же окажется последним. Жалко было отложенных на праздник запасов…


Знала бы - съела всё давно! Например, когда от обычной царапины у Людвига развился сепсис, и он скончался в тяжелых муках, и потом Агнесс на заднем дворе сжигала тело мужа, потому что не смогла бы продолбить лопатой мёрзлую землю. Невероятно, как может измениться жизнь, когда из нее пропадает пенициллин.


Или в тот день, когда сильнейший ветер все-таки уронил на крышу второго этажа тополь. Или когда кошка Алиска не вернулась домой… А потом пришли первые грабители и забрали всю еду, которую смогли найти. Хорошо, что Людвиг еще в самом начале пандемии оборудовал тайный подвал, который вот уже восьмой год был надежным хранителем запасов.


Пожалуй, что выпей Агнесс свой заслуженный кофе и съешь свой подарочный завтрак, она даже не пошла бы за ружьем. Хватит, пожила. Да и Людвиг на том свете, поди, заждался. Только вот сегодня были вылиты на пол последние запасы, и терять вдруг стало нечего.


-Кто? – хрипло крикнула женщина через дверь, тихо снимая предохранитель с оружия.


Из-за двери раздалось невнятное мычание, и Агнесс, вдруг испугавшись, спустила курок.


*****


Из гостиной раздавались уютные звуки телевизора, и пожилая женщина, тихонько напевая прилипчивый мотив, помешивала в турке свежий кофе.


Два месяца назад подключили городское электричество взамен дышащего на ладан генератора, и Агнесс не могла нарадоваться новым звукам в доме. Любимая когда-то передача на радио, старые сериалы, песни Джо Кокера и, конечно же, выпуски новостей каждый час.


Мир восстанавливался. Возобновилось сообщение между странами. И вот уже 2 недели Агнесс пила кофе каждое утро.


Вчера ремонтная бригада волонтеров закончила восстанавливать проломленный потолок в западной комнате, а соседский мальчишка помогал с уборкой сада, подрезал кусты и чересчур разросшиеся ветки деревьев. Мистер Платц обещал завтра зайти с газонокосилкой, может, через какое-то время её газон снова будет всем на зависть.


Агнесс принесла на журнальный столик у телевизора кофе в красивой чашке из пекинского фарфора, поставила рядом поднос со свежими булочками - все-таки Эрин, её помощница по хозяйству, замечательно умела готовить, - и сделала звук погромче.


-По приказу Совета Временного Правительства пенсионные выплаты людям, достигшим 60 лет, увеличиваются в 4 раза…


Женщина довольно кивнула головой, соглашаясь с диктором. Эпидемия выкосила 80% стариков, и она, одна из немногих, теперь может ни в чем себе не отказывать.


Телевизор продолжал вещать:


- …Переговоры с Китайскими Провинциями закончились заключением ряда новых международных договоров…


-… Вчера на киностудии Юниверсал торжественно отмечали начало съемок нового фильма…


-… Антициклон принесет нам сильный ветер и дождь. Будьте осторожны, мы рекомендуем без необходимости не покидать дома…


Агнесс хрипло засмеялась. Рекомендуем. «Рекомендуем» можно и не слушать. Пожалуй, стоит сегодня немного прогуляться.


-… Напоминаем, что продолжаются поиски работника социальной службы, который после отмены карантина объезжал дома по восточному побережью и осуществлял доставку жизненно-необходимых вещей, медикаментов и продуктов. Два месяца назад он перестал выходить на связь и не вернулся домой. Он был одет в желтый  костюм с эмблемой Временного правительства и защитную маску. Если кто-то видел его или слышал что-то о последнем месте нахождения, просьба сообщить по номеру телефона на экране или в отдел полиции вашего города…


Агнесс недовольно поджала губы и выключила телевизор. Опять своей новостью испортили завтрак.


-Миссис Смит, - позвала от двери Эрин, - Я пришла! Смотрите, сколько свежих овощей я вам купила.


Пожилая женщина отодвинула от себя булочки и пошла за помощницей на кухню.


- И все-таки, я до сих пор в удивлении, что вам удалось продержаться столько лет без должного запаса продовольствия, - девушка порхала от стола к холодильнику, раскладывая по полкам продукты.


- Я экономная, - буркнула Агнесс.


-Что-то вы неважно выглядите, может, пойдете, приляжете? А я принесу вам обед, когда приготовлю?


И когда старуха кивнула, Эрин засуетилась на кухне. А Агнесс, тяжело подволакивая ноги, пошла по темному коридору, на мгновение остановившись напротив кирпичной стены, где висел парадный портрет Людвига. Красиво получилось. Не подкопаешься. И в голову никому не придет, что в этом доме есть потайной подвал.


Где до сих пор в леднике лежат остатки продовольствия.


И работник социальной службы.

Показать полностью
92

Одиссея

— Как-то это неправильно, — пробормотал Одиссей, входя в стальные чертоги богов.


Чертоги были округлой формы и отличались богатством, блеском и невиданными устройствами, которые иногда молчали, а иногда двигались, издавая странные звуки. Те, кто уже бывали здесь, сходились во мнении, что боги обладали невообразимым могуществом, способным уничтожить любого смертного в мгновение ока. Тем не менее, было ясно, что они, в общем, расположены к людям и часто им помогали.


— Одиссей! — воскликнул Гермес. Златокудрый бог был одет в облегающие одеяния, которые блестели, словно металл, но металлом не были. В руках он держал прямоугольную пластину из прозрачного вещества, похожего на застывший лед. Лоб и часть глаза Гермеса прикрывал сложной формы узор из такого же вещества. Одиссей решил, что это головной убор, чтобы уберечь бессмертного от жаркого солнца Аттики.


— Уважаемый Гермес, — произнес Одиссей заученную формулу, — мне сказали, что вы сможете мне помочь.


Бог рассмеялся.


— Конечно, смогу! Я здесь как раз для этого. Давай присядем, дорогой мой человек.


Они опустились на гладкие отполированные камни, которые, судя по весу, никак не могли быть камнями. Гермес зачем-то погладил свою прозрачную табличку. На стенах проступили яркие письмена, которые временами (когда Одиссей не смотрел на них) двигались, а вверху загорелись маленькие факелы, не дающие тепла. Воистину, владения богов полны чудес, немыслимых для простых смертных!


— Итак, сын Лаэрта, чем я могу быть полезен? — улыбнулся Гермес. Это был вообще очень улыбчивый и доброжелательный бог, не в пример мстительным титанам вроде Океана и Гипериона, от которых невозможно было допроситься ничего, кроме жестоких морских бурь или палящего зноя.


Одиссей откашлялся.


— Уважаемый Гермес, дело в следующем. Как вы, возможно, знаете, только что закончилась Троянская война…


— Да-да, — кивнул бессмертный, постукивая пальцами по ледовой пластине. — Десять сезонов, большой финал, невероятный успех у зрителей…


— Э-э… и мы, ахейцы, одержали в ней славную победу…


— Благодаря тебе, милый Одиссей, исключительно благодаря тебе! Эта военная хитрость с конем была просто великолепна, мы аплодировали всем Олимпом…


— Но вот какое дело… — Одиссей помолчал. — В общем, не очень хорошо, что войне пришел конец. Добыча, конечно, добычей, а слава — славой, только мне-то теперь домой возвращаться, а там…


Он махнул рукой. Гермес с видом напряженного внимания глядел на него и кивал.


— Я сам с Итаки, как вы знаете… Бывали у нас? Островок — переплюнуть можно, там и живет-то всего сотни четыре человек. Но считается отдельным царством, а я, понятно — натуральным царем. Только что это за царь, который правит тремя деревнями и собственным дворцом, а всех дел у него — только охотиться на зайцев да задирать хитоны нимфам? Это и не царь вовсе, а обычный сельский староста. Вот только старостой быть мне не по вкусу.


Гермес все еще кивал, но при этом не отрывал взгляда от таблички. Одиссей почувствовал, что теряет внимание бога.


— Понимаете, на войне я был героем. Вы сами говорите, хорошо себя показал, воины меня уважали… Даже сыны богов не чурались сидеть вместе на пирах — Ахилл, Диомед, Менелай, Агамемнон, хотя тот-то был просто старый брюзгливый старик…


— Да-да, — вежливо сказал Гермес. — И что бы ты хотел конкретно от меня?


Одиссей с ужасом понял, что не знает, как объяснить.


— Вы… боги говорили, что им нравится смотреть на приключения смертных. А теперь приключение закончилось, и, выходит, вам скоро станет скучно…


— Нет-нет, — покачал головой Гермес. — Закончилось конкретно это приключение. Но у нас уже готов к запуску показ с китайского полигона — династия Шан очень перспективно себя ведет — потом есть Египет, где у молодого Рамзеса есть все шансы стать новой звездой, кое-какие наметки в Пенджабе… в общем, шоу продолжается, дорогой Одиссей. Шоу продолжается, но уже на других экранах.


— Но я? Как же я? — воскликнул царь Итаки. Он чувствовал себя обманутым.


Гермес скептически смерил ахейца взглядом. Собрался было что-то сказать… но вдруг нахмурился и наморщил лоб, как бы вспоминая. Или планируя. Глаза его затуманились.


— Авторский проект, — пробормотал он. — Малый бюджет, фокус на одном человеке… Одиночка против дикого мира вокруг… Круглосуточная трансляция… Почему бы и нет? Хм… Одними природными катаклизмами сыт не будешь, но это поправимо… Может сработать. Да.


— Да, — повторил он с чувством, глядя на Одиссея с каким-то хищным выражением. Так хорошая хозяйка смотрит на кусок мяса, прикидывая, сколько бульона из него может получиться. — Что ж, милый Одиссей… думаю, твое желание о том, что приключение не должно заканчиваться, вполне осуществимо.


— Всесильный Гермес… — привстал с мнимого стула ахеец, но тут же был усажен на него мановением ладони бессмертного.


— Сюжетно мы это оформим просто: возвращение домой. Вечная тема, так что зрителям понравится. Преодолевая разнообразные препятствия и препоны, героический царь — здесь можно быстро перечислить твои подвиги из «Осады Трои» — в конце концов прибывает в родную Итаку.


Гермес постучал пальцем по табличке.


— Тут лучше условиться сразу. Сколько сезонов… то есть, сколько лет ты готов путешествовать по морям и волнам, прежде чем доберешься до дома?


— На все воля богов! — с энтузиазмом воскликнул Одиссей. — Если войну пережил, то морскими странствиями меня и подавно не напугать.


— Еще десять лет? — задумался бессмертный. — Многовато, конечно, хотя если подойти с воображением…


Он принялся водить пальцами по нашлепке на глазу и бормотать. Нет сомнений, так боги сносились со своими братьями на далеком Олимпе.


— Арти? Слушай, кто из легких на подъем племен у тебя есть на востоке текущего театра? Галлиполи, Эдирне, вот эта часть… Да, подожду.


— Посейдон Кронович, мое почтение… интересуюсь насчет сильного шторма между Критом и Пелопоннесом… Чтобы молнии, и светящаяся под луной вода, и девятый вал, и ужас на лицах матросов… Нет, не сейчас. Нет, пока не согласовано. Конечно, утвердят. Ну… Я вас услышал. Всего доброго.


Гермес сморщился, как пролежавший целый день под солнцем финик.


— Старый бюрократ… Да, Арти, девочка моя… Только киконцы? Хорошо, мобилизуй их там. Да, и я тебя… извини, параллельный… Гефест, приветствую! На ловца и зверь бежит: твои танкеры еще ходят через Босфор? Я думаю сделать с ними эпизод… Черт, жаль… А водозаборники у Скиллы работают? Чудненько. Мы попользуемся ими, лады?


На лбу у бога выступил пот, но голос звучал все так же бодро.


— Посейдон Кронович? А можно мы еще позаимствуем вашего циклопа? Он же на Сицилии сейчас? Хорошо, благодарю душевно! Амон? Это Гермес, с Олимпа… Разреши привлечь ваших камнеметателей буквально на один эпизод? Да, тех самых, диких. Которые людей едят. Отлично. Благодарю.


Закончив последний разговор, бог шумно выдохнул и сделал страшные глаза.


— Ну, на первые три сезона сценарий в основном понятен. Что-нибудь еще добавим, конечно, по мелочи… А дальше я тебя закину знаешь куда? Нет, не знаешь — через Гиб… то есть, через Геркулесовы столбы, в Иберию и Галлию. Экзотика!


— Я даже не слышал об этих островах, уважаемый Гермес, — проговорил Одиссей, которому вдруг пришло в голову, что он ввязался во что-то очень скверное, и от него самого теперь зависит очень мало. С другой стороны, разве не таковы всегда были отношения бессмертных и людей?


Гермес еще больше приободрился.


— Это еще что! Доберешься до самой Огигии! Это такой остров, весь зеленый, чертовски дождливый… Я там жил когда-то. Жители сплошь пьяницы, но все до единого славные парни, вот увидишь. Ты обживешься, накопишь сил, построишь корабль — и вернешься обратно, на свою Итаку!


Одиссей кивнул. Эта часть нравилась ему куда больше.


— В финале нужна битва, — продолжал Гермес. — Просто вернуться домой и зажить счастливо ты не можешь. Не тот персонаж, да и аудитория не оценит. Ну, что ж, придется поубивать кого-нибудь. Скажем, захватчиков, пришедших на твою землю. Или, может, коварную жену-изменщицу?


— Бессмертный Гермес! Пенелопа верна мне!


— Ладно-ладно, пускай верна… тогда перережешь ее любовников. Их будет сто двенадцать, как раз хватит на целый эпизод. Кровища, внутренности крупным планом, стрела в горле… ну, да сам знаешь, что я тебе рассказываю.


Гермес откинулся назад и с удовольствием оглядел сверкающие чертоги.

— А назовем мы все это «Приключения хитроумного Одиссея». Нет, лучше «Возвращение Одиссея».


— Может быть, просто «Одиссей»?


Гермес наморщил лоб.


— Слишком просто. Народ не поймет. Хотя… «Одиссей». «Одиссей». Нет, все же чего-то не хватает, какого-то намека, оттенка значения… Спасибо за идею, дружище, я с тобой еще свяжусь, а сейчас мне еще кое-что нужно будет уточнить…


Бессмертный уже не видел его, он разговаривал с невидимыми собеседниками и радостно смеялся наступлению пока смутного, но захватывающего будущего, полного дивных чудес и невероятных приключений.


…Предопределенность висела тяжким бременем.


Царю Итаки больше не хотелось путешествовать.


Показать полностью
74

Лифт в преисподнюю. Главы 5-6

Предыдущая глава


Глава 5. Пятая дверь.


Саша всё делал очень тихо. Даже рылся в мусоре. Как художник производит движения кистью, так и он неторопливо перекладывал всё ненужное в сторону.


Ему удалось найти 25 литров воды, «упакованных» в четырех пятилитровых бутылях, и ещё нескольких меньшего объёма. Хватит в экономном режиме на пару недель. И это помимо газировки.


«Что у нас есть ещё?»


Три покрытые пылью банки с сайрой и две с горбушей. На жестянках имелись вмятины. Беспокоило ли это Сашу? Нисколько. Отдела по защите прав потребителей всё равно уже не существовало. Да и он не собирался платить за покупку. Так что сойдет.


Шпроты. Восемь маленьких банок. Печень трески. Три штуки.


Водка. Виски. Портвейн «Три топора».


«Это на потом», — решил он и оставил алкоголь нетронутым. «Синей» воды, кстати, лежало вокруг достаточно много, что показалось Саше странным.


Шесть пачек гречки по девятьсот грамм каждая. Она, видимо, была не самым популярным товаром во время «неразберихи», потому что других продуктов осталось всего по одной-две упаковке. Рис, перловка, макароны практически исчезли с прилавков этого магазина. Хотя макароны — отдельный вопрос. Они хранились в большом бумажном мешке. Такие мелкие, тоненькие, продавались на развес. Мешок был разорван с одного края и лежал на железном шкафчике возле…


Ещё одной двери.


Чёрт!


Саша застыл на месте, словно, превратился в камень. Как можно было забыть об этой двери?


От глаз её загораживало торговое оборудование, а вела она в подсобку слева от кассы. И Саша уже несколько раз проходил мимо, даже не обратив на неё внимания! Но если после всего шума, что он здесь произвёл, дверь не открылась. Значит…


«А ничего это не значит, — сказал трусливый голос внутри. — Что угодно может произойти».


И «пятая» дверь приоткрылась.


«Везение закончилось!» — противно пропищал голос внутри.


Саша почувствовал, как каменеют его мышцы и становится трудно дышать — тело, скованное страхом, не позволяло двигаться грудной клетке.


«То, что пытается открыться само по себе, не может таить за собой ничего хорошего. Не в этом мире».


Кирпич, найденный им, лежал на морозильной витрине, которая стояла между Сашей и зловещей подсобкой. Ровно посередине.


Дверь, поскрипывая, начала ходить туда-сюда. Едва приоткрывшись, она снова закрывалась.


«Может быть, сквозняк? — проклиная свою судьбу, предположил Саша. — Вряд ли. Там не может быть окна».


Он не двигался.


Стоял. Смотрел.


Ничего не происходило. Кроме того, что дверь пыталась открыться.


Панический страх накатывал волнами. Или как он там накатывает?


Проходил.


Возвращался.


В ритм движениям этой злополучной двери.


«Если я просто отсюда уйду. То будет ли всё нормально? — начал спорить сам с собой Саша. — Пакеты собраны. Вода у двери. Но где-то через неделю мне снова придётся сюда вернуться. А я не смогу! Хотя если у меня будет нож… Да кого я обманываю! Не вернусь! Но с другой стороны, мне здесь ничего больше и не надо. Хотя, я далеко не всё в этом месте осмотрел. Возможно, припасов получится найти ещё предостаточно. И это место очень близко к дому. Как говорится, стратегически важная точка, которую непростительно потерять».


Очень близко к дому…


«А что если «бывший» по моему следу доберётся до квартиры? Дверь открыть не сможет. Но наделать шума и привлечь других тварей сумеет. Когда-нибудь эти «иначеживые» додумаются забраться через балкон. А это не входит в мои планы».


Саша и сам не понял, как подошёл к морозильнику и положил руку на кирпич, оставленный там ранее. Теперь следовало сжать пальцы, чтобы взять его.


В этот момент дверь дёрнулась сильнее чем прежде. И приоткрылась шире. Но в темноте ничего не получилось разглядеть.


У Саши не получилось.


Но кто-то. Тот, кто находился за дверью.


Смог разглядеть всё прекрасно.


И Саша услышал слабый хрип. Незнакомое сдавленное рычание. Признаки живого. Вернее, неживого.


В дверь начали скрестись.


Паниковать, бежать сломя голову! Спотыкаться! Падать! Повредить ногу обо что-то? Хромая бежать до подъезда?


Ничего не принести домой? Умирать?


Нет.


Внутренняя борьба (относительно того, как поступить) у Саши закончилась быстро. «Развернув» в своей голове несколько полотен будущего, он выбрал то, что сулило ему большую выгоду.


За этот, как ему казалось, длинный день, он научился чуточку быстрее принимать правильные решения. Три месяца страха и сплошных «поисков вариантов» наконец-то приносили свои плоды.


Было страшно. Колени подгибались, стало подташнивать. Сердце снова заколотилось, как у какого-нибудь знаменитого бегуна. Негра.


Но Саша начал двигаться. Он схватил пакеты с продуктами и оттащил к входной двери. Аккуратно приоткрыл её. Выглянул.


Моросил дождь, солнце спряталось. Чернота скапливалась там, где раньше виделись просто тени.


Поблизости ни души, ни «мертвоходящего» тела. Саша, стараясь не производить шума, выставил пакеты за порог.


Вернулся.


Взял кирпич и снова быстро вышел. Положил его возле двери. Так, чтобы если кто-то попытался её открыть, то сдвинул бы кирпич.


Саша просунул руки сквозь ручки пакетов с припасами и повесил их на плечи. Потом согнувшись взял в руки «баклажки» с водой. Выпрямился. Еле-еле. Говорят, своя ноша не тянет. Но она тянет. Реально прижимает к земле. Неудобные пластмассовые ручки впились в наполовину разжавшиеся пальцы. Колени подогнулись. Саша мог идти только медленно и сильно пошатываясь. Приходилось напрягаться, чтобы не выпустить воду из рук. Особенно, когда он спускался по ступенькам крыльца.


Ладони моментально вспотели. Да и сам он весь тоже покрылся испариной. Шаг за шагом Саша петляя приближался к двери подъезда.


Глава 6. Кушай, зайка.


Саша случайно ударил бутылём по бамперу покрытой грязью иномарки. Седан. Колёса спущены. Сигнализация не сработала, видимо, аккумулятор «сел». Но адреналин от испуга, что звук кто-то услышит, уже распространялся по крови.


Снова оглянулся. Никого. Ничего.


Это хорошо. Вперёд!


Вот и подъезд. Собачка лежала на своем месте.


Онемевшие пальцы без его ведома внезапно разжались. Но он успел присесть, и бутылки мягко опустились на землю. То есть прямо в грязь.


Захотелось пить. И есть. Много чего хотелось, но желание поскорее убраться с улицы всё же преобладало.


Закрываем один глаз, чтобы потом лучше ориентироваться в темноте. Три глубоких вдоха. Пальцы с болью сжались. Ноги разогнулись. Дверь мыском ноги вправо. Вперёд!


Ступеньку за ступенькой он нёс свой драгоценный груз к квартире. Снова и снова заставлял себя переставлять ноги, не разжимать пальцы, терпеть боль. Сила воли. Очень полезная штука. Главное — иметь цель.


И вот металлическая, обитая кожзамом дверь возникла перед глазами.


Поставил всё на пол. Постучал. Отошёл назад и взглянул наверх. Никого.


С другой стороны двери скрипнул пол.


— Открывай! Скорее открывай! — поторопил он жену.


Зашевелилась щеколда в пазу. Скрипнула, противно, как мел по доске. Дверь слегка приоткрылась.


— Да что мне и открывать ещё самому! — почти закричал Саша. — У меня руки все… открывай!


Дверь моментально распахнулась. И он увидел замотанную в давно не стиранный плед женщину. В такой же несвежей одежде. Посмотрев испуганными глазами на Сашу и увидев его ношу, она быстро отпрянула в сторону.


Дорога освободилась. Пальцы сжались. Ноги разогнулись. Вперёд. Рывок, который называется последним!


Проходя мимо жены, Саша начал улыбаться. Но когда уже ставил продукты в прихожей, улыбка исчезла с его лица. Выполнив первую часть плана, он вспомнил про вторую. Вытряхнув пакеты с едой прямо на пол, он метнулся на кухню и взял ещё один нож.


Сын сидел в зале на диване и вопросительно смотрел на него. Ничего не говорил. Приучили молчать.


Вернувшись в прихожую, он сказал:


— В магазине ещё много еды. Воды, думаю, тоже. Но, по-моему, там кто-то есть.


— То есть? — словно, выронила она эти слова и прижалась спиной к стене.


— Ну, то есть там точно кто-то есть.


Глаза жены вопросительно расширились, но она была так слаба, что не смогла заплакать или просто не успела. Саша знал, что нельзя тратить время на разговоры, иначе он струсит и не доведёт до конца то, что задумал.


— Некогда объяснять. Сейчас я проверю подъезд. Закрою его чем-нибудь снаружи, — это Саша придумал только что, нужно же было как-то успокоить и отвлечь мысли жены. — Если со мной что-то случится… А со мной ничего не случится, то вы, по крайней мере, будете закрыты. Но всё будет нормально. Я уже убил одного.


— Да? О боже! Но как? Где?


— Неважно. Жди.


С этими словами он сжал её плечо. Заглянул в глаза. Неуверенно улыбнулся. Она ответила ему только страхом в своём взгляде.


Саша прошёл через тёмную прихожую и, глубоко вдохнув, вышёл из квартиры.


— Закрой.


***


Когда Саша вышел, Марина почувствовала, будто её жизнь ушла вместе с ним. Оставаться дома, когда твой муж пошёл сражаться с «бывшим», было невыносимо. От страха за него, за себя, за всё.


Но с другой стороны, что она могла там сделать?


«Да что угодно! Лишь бы помочь ему победить! Поэтому-то ты и жена! — закричала она про себя. — Ладно, — начала успокаиваться Марина, — он со всем справится. Сказал, что справится, значит так и будет. В конце концов у меня нет причин ему не доверять. Ведь если бы не Саша, то мы все бы уже были мертвы».


Она уже понадеялась, что сегодня Саше больше не понадобится выходить, поэтому его решение снова покинуть дом выбило её из колеи. Марина начала возвращаться к жизни из своих мучительных размышлений и вдруг поняла, что сидит у закрытой двери, обняв колени руками. Забыла обо всём. Растворилась в мыслях.


Надавив на веки, она «выжала» и сразу же вытерла не выпущенные слезы и, оперевшись на стену, начала подниматься. Прислонив ухо к двери, прислушалась. Шаги Саши давно утихли. Ушёл. Шорох с кухни подсказал, что маленький Миша добрался до продуктов, принесённых папой.


«Нужно чем-то занять себя, — подумала Марина. — Например, можно разобрать продукты и накормить ребенка».


На кухне Марина увидела Мишу, игравшего с пачками гречки, и улыбнулась. Ребёнок в последнее время перестал проявлять интерес к чему-либо, и в его глазах давно уже нельзя было увидеть искорок.


— Ну что, давай я тебя накормлю! — прошептала Марина и провела рукой по волосам мальчика, но тот ей ничего не ответил. Сын вертел прозрачную упаковку с гречкой в грязных руках и наблюдал за тем, как ядрица пересыпается.


Марина достала банку тушёнки и нашла в одном из ящиков стола «открывашку». Вздохнула. В «те» хорошие времена консервы всегда открывал Саша. Но сейчас ей нужно перешагнуть через воспоминания из старого мира. Теперь они живут в мире новом…


Немного помучавшись, Марина открыла банку, размельчила мясо в ней ножом и поставила на стол перед Мишей. Положила рядом одноразовую вилку и сказала:


— Кушай, зайка. Это вкусно. Сейчас я тебе водички налью.


Марина осторожно выглянула в окно. Вдалеке на границе видимости. По одной из улиц шёл человек. «Бывший». Её тревога начала утихать, когда она поняла, что существо удаляется, а не идёт в их сторону.

Показать полностью
77

Лифт в преисподнюю. Глава 4. Есть кто-нибудь?

Предыдущая глава


Саша чувствовал себя хорошо.


Полегчало.


В теле пульсировала кровь, и сердце не сбавляло ритм. Саша думал быстро. И только по делу. Страх развернул перед ним новое полотно будущего, после чего моторчик в его груди начал работать спокойнее.


«Это был всего лишь полудохлый пёс. Не я убил его. Он убил себя, напав на меня. Я бы не справился с ним в любой другой ситуации. Точнее, вряд ли. Нож стоило забрать».


Саша вдруг понял, что стоит перед высоким металлическим крыльцом магазина.


Дошёл.


Дверь была приоткрыта.


***


Это уже четвёртая дверь за последние полчаса. Или сколько там прошло времени?


Нет, он не обсчитался. В квартире две двери. Одна в подъезде. И четвёртая — вот.


ПВХ. Белая. Половину её занимает стекло, ниже длинная ручка. Такие ставили почти во всех дворовых магазинах.


Дверь приоткрыта.


Под неё что-то подложили? Видимо…


Саша оглянулся. Пусто в городе. Тихо.


В некоторых машинах открыты двери, разбиты стёкла. Одна даже когда-то наехала на бордюр и сорвала бампер. Чинить его не придется.


«Интересно, а хоть какая-нибудь из них заведётся? — спросил он сам себя. — Три месяца прошло, аккумулятор в любом случае должен разрядиться».


Саша встал на первую ступеньку. Хлюпнула грязь.


Семь ступенек наверх.


Хлюп-хлюп-хлюп.


Остановился. Огляделся.


Внутри он был сосредоточен. Максимально, как только возможно. Это немного помогало с дрожью. Несмотря на последние его решительные действия, она колотила тело так, что руки соскакивали с перил на крыльце.


Застыв на секунду на третьей ступеньке, Саша снова оглянулся по сторонам. На всякий случай. Затем одним прыжком перескочил оставшиеся четыре ступени и оказался на площадке перед дверью в магазин.


За стеклом чернота. Не темнота. Чернота. Саше в последнее время всё виделось в неестественных чёрных тонах.


Заморосил дождь.


Возле двери лежала половина белого кирпича с неровным куском не отвалившегося цемента.


Взял кирпич в руки. Ощутил его тяжесть, которая могла бы добавить чуточку уверенности в себе, но почему-то этого не произошло.


«Ни черта не видно», — пробормотал он почти вслух.


Стекло было грязным. Три месяца пыль оседала на него.


«Протереть или лучше приоткрыть дверь? — сам у себя спросил Саша. — Если начать стирать грязь, и внутри кто-то окажется, то будет проще убежать. А если приоткрыть, то он может наброситься сразу. С другой стороны, всё равно там темно, и я ничего не увижу».


Саша прислонил ухо к двери и прислушался.


Тишина. Это значит — никого?


«Неприятно. И это от того, что везде в последнее время было тихо? Потому что все умерли. А вот это уже, действительно, неприятно, — в нерешительности он мялся у двери. — Неважно! О чем я сейчас думаю!»


В щель тоже ничего не получилось разглядеть. Из-за черноты, присутствовавшей везде.


Саша начал открывать дверь. Сначала он крепко взялся за ручку, занёс кирпич для удара и только потом потянул её на себя.


Темно. Бардак. Запах гниющих продуктов. Стёкла в холодильниках для пива выбиты. Но несколько банок и полуторалитровых бутылок ещё остались на месте.


Пиво…


Саша вздохнул и открыл входную дверь шире. Уже можно спокойно пройти боком.


Абсолютный беспорядок. Коробки, бутылки, склянки и прочий мусор завалили пол. Один из морозильников слева перевернут.


«Видимо, никого… Тогда, доброе утро!»


Саша трусовато улыбнулся и вошёл в магазин. Сначала стоило всё осмотреть и только потом искать продукты и воду.


— Есть кто-нибудь? — робко спросил он на всякий случай.


Поправил шарф, закрывавший лицо, чтобы стало легче дышать.


Похоже, все ушли, уползли или умерли.


Он достал какую-то грязную коробку и подпер ею дверь, чтобы та не закрылась совсем. Ведь, чтобы растворять черноту, требовался свет.


Снова осмотрелся. За кассой находился дверной проём, но без самой двери. Сразу напротив — окно. Такое же грязное, как и всё здесь. Но слабый свет из него значительно облегчал жизнь Саше.


Он начал медленно пробираться к кассе.


Кирпич держал наготове.


Стоп!


Из-под картонного мусора выглядывало короткое горлышко с синей крышкой от пятилитровой бутылки воды. И она была полная! Саша обрадовался такой находке. К тому же на самой кассе валялось несколько запыленных шоколадок. Ну, все эти «раскрученные» с орехами и вафельной крошкой.


Странные чувства наполнили его. Что-то внутри тревожно всколыхнулось, ослабла какая-то пружина. Он вспомнил, как тысячу раз покупал эти шоколадки, да и воду домой. Для своих. Какое хорошее было время. И казалось, что всё может стать ещё лучше, если начать больше зарабатывать и так далее. А на самом-то деле хорошо — это всегда «сейчас». Хотя в данной ситуации, лучше всё же употребить слово «тогда». Сейчас-то ничего хорошего не происходит.


Саша отогнал эти мысли и заметил, что уже находится возле кассы. За ней — никого. Следующая комната полностью просматривалась. В магазине он один.


«Что ж…»


Первым делом Саша отнёс к двери «баклажку» с водой, которую заметил в мусоре. Затем достал из кармана пакеты, в которые собирался складывать провиант, если такой удастся найти. Каждый из них был вставлен в другой для прочности. Правда, по закону подлости, они оказались разного размера, что выходило не очень практично. Но за отсутствием выбора…

Показать полностью
341

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Венцом среднего образования для Киева царских времен была так называемая классическая гимназия. Ее воспитанники, пройдя восьмилетний курс, вместе с аттестатом зрелости автоматически получали право на поступление в университет.


Классическую систему тщательно курировали чиновники Министерства народного просвещения. В гимназическом уставе много говорилось о том, как важны порядок и дисциплина. Характерным проявлением этого стала принятая в казенных мужских гимназиях Российской империи единообразная форма. (Девушки того времени не могли учиться в университете и относились к среднему образованию более свободно.)


Уставные требования предусматривали, что «одежду учеников гимназии составляют:

- полукафтан — темно-синего сукна, однобортный, не доходящий до колен, застегивающийся на девять посеребренных гладких выпуклых пуговиц, с четырьмя такими же пуговицами сзади по концам карманных клапанов, воротник (скошенный) и обшлага прямые одного сукна с мундиром, по верху воротника нашитый узкий серебряный галун, а у обшлагов, где разрез, по две малые пуговицы;

- шаровары — темно-серого сукна;

- пальто — серого сукна, двубортное офицерского образца; пуговицы такие же, как на мундире; петлицы на воротнике одинакового с полукафтаном сукна с белою выпушкою и с пуговицею".

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Заменой пальто могла быть «шинель серого сукна, по образцу военных, с воротником того же сукна, но без клапанов (петличек)». В холода под пальто надевали «блузы из серой шерстяной материи того же цвета, из которого делаются брюки, с низким стоячим воротником, застегивающимся на две пуговицы, с черным кожаным кушаком». Под «кушаком» подразумевался пояс с пряжкой. А в теплые месяцы переходили на «летнюю форму одежды»: парусиновые блузы с черным кушаком и парусиновые брюки.

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Гимназисту полагалось носить головной убор «по образцу военных фуражек» — зимой торчащие из-под него уши укрывали башлыком. Самой характерной деталью фуражки был прикрепленный на околыше, над козырьком, металлический знак (его часто называют гербом). Он состоял из двух лавровых листьев, перекрещенных стеблями. Между ними помещались заглавные буквы названия учебного заведения и цифра порядкового номера. К примеру, для Киевской 1-й гимназии на знаке стояло «К1Г», для 2-й гимназии — «К2Г». Делали герб из жести, посеребренной по методу Фраже.

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Ученик 1-й киевской гимназии Михаил Булгаков.

Таким образом, школьная униформа в старой гимназии состояла из трех комплектов одежды. Цены едва ли были заоблачными — в начале прошлого века даже хороший костюм из шевиота (плотная шерстяная ткань) для подростка стоил рублей пятнадцать. Но все же на сборы ученика в гимназию уходило несколько червонцев: ведь нужно было еще приобрести ранец, писчие принадлежности, комплект учебников.

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Между тем тогдашний бюджет подавляющего большинства семей укладывался в 50 рублей в месяц, чиновники среднего звена получали рублей 100—150.


Среднее образование было платным, причем стоимость постепенно увеличивалась. Если в начале 1880-х годов обучение в казенной гимназии стоило для юных киевлян 45—50 рублей в год, то к началу ХХ века — в два раза дороже.


Роль в этом сыграл пресловутый «циркуляр о кухаркиных детях», подписанный в 1887 году министром народного просвещения Иваном Деляновым. Циркуляр требовал оградить гимназии «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».

Повышение платы за обучение было одним из инструментов откровенной сегрегации.


И все же во многих небогатых семьях родители согласны были идти на лишения, чтобы их дети учились в гимназиях. Писатель Корней Чуковский, бывший одесский гимназист, вспоминал: «Цена герба — тридцать копеек, но мама готова отдать за него несколько лет своей жизни, лишь бы он блестел у меня на фуражке. Мама знает, что тот, у кого на фуражке есть герб, может сделаться важным адвокатом, доктором или знаменитым профессором».

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Бережливое отношение к форме и ранцу позволяло снизить расходы на обучение. Хотя растущие дети стеснялись носить тесные курточки-«полукафтаны» и шинели с короткими рукавами. Порой власти шли навстречу родителям. Так, во время Первой мировой войны, в августе 1915 года, Министерство народного просвещения разрешило малоимущим гимназистам носить любое пальто, но при условии, что фуражка будет форменной.


С другой стороны, практически при всех государственных гимназиях Киева были созданы особые «общества вспомоществования нуждающимся воспитанникам». Их члены вносили посильные суммы, чтобы оплачивать нескольким десяткам подопечных учебу, покупать им школьную одежду, учебники и разные принадлежности.


Особой формой материальной поддержки стали стипендии. Общий принцип их учреждения был прост: инициатор-меценат вносил на специальный счет гимназии определенную сумму в ценных бумагах, дававших, как правило, 4,5—5 процентов годовых. Этот фонд составлял от одной до пяти тысяч рублей. Он оставался неприкосновенным, а проценты с него покрывали расходы за право обучения избранного гимназиста.


Если ежегодная рента превышала гимназическую плату, то излишек мог быть зачислен на особый счет, чтобы выплатить премию стипендиату после успешного окончания гимназии. Учредителями стипендий в киевских гимназиях выступали не только видные филантропы, но и благотворители с более скромными возможностями.

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Так, в 1872 году для создания стипендии при 2-й гимназии поступил капитал в четыре тысячи рублей, завещанный титулярным советником Людвиком Станзани — бывшим городским архитектором. Он долгое время работал в Киеве и решил оставить после себя добрую память у наших земляков. Дополнительные возможности позволяли многим способным юношам преодолеть на пути в гимназию жесткий имущественный барьер.

К сожалению, дети не всегда ценили усилия, предпринятые родителями ради их образования. Не все подростки считали нужным беречь школьную форму. Писатель Константин Паустовский рассказывал в своей «Повести о жизни»: «Как только мама купила мне фуражку, я, подражая старшим братьям, вытащил из нее маленький железный обруч и вырвал атласную подкладку. Такова была традиция — чем больше потрепана фуражка, тем выше гимназическая доблесть. „Только зубрилы и подлизы ходят в новых фуражках“, — говорили братья. На фуражке полагалось сидеть, носить ее в кармане и сбивать ею созревшие каштаны. После этого она приобретала тот боевой вид, который был гордостью настоящего гимназиста».


Мальчишки, склонные к авантюрам, непременно выламывали из «гербов» на фуражках обозначения своих учебных заведений. В случае какой-нибудь неприятной истории это позволяло сбивать с толку надзирателей, которые повсюду выслеживали нарушителей порядка. А в самой гимназии дети оправдывались перед педагогами, что якобы эмблема только что случайно сломалась…

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Первоклассник. Карикатура В. Кадулина, 1910-е гг.

Еще одним предметом, страдавшим от слишком вольного обращения, был кожаный ранец.

Украинский писатель и общественный деятель Максим Славинский написал в воспоминаниях о том, как ученики 2-й гимназии, жившие на Подоле, зимой устраивали по Андреевскому спуску и Боричеву Току что-то вроде бобслея верхом на ранцах. Они вихрем слетали от Андреевской церкви и доезжали до бокового входа во Флоровский монастырь.

«Нам часом докоряли чернички, — писал Славинский, — що ми „зірвиголови“, що „псуємо ранці“, а це батьків гроші… Та ми на те не зважали, бо говорили вони все те зовсім не грізно… Але ранці — ті таки здорово страждали».

Как и сегодняшним ученикам, каждому киевскому гимназисту нужно было приобретать тетради, альбомы для рисования, дневник. Однако в начале ХХ века покупка школьных принадлежностей имела еще и благотворительный характер.

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

С 1900 года в Киеве действовало Общество лечебниц для хронически больных детей, которых одолевали тяжелые недуги — туберкулез, золотуха, ревматизм, нефрит, паралич. Это общество собирало средства на бесплатное лечение маленьких страдальцев из неимущих семей.

Благодаря помощи меценатов на Парковой аллее, в уютном уголке над Днепром, в 1904 году соорудили красивое здание для стационарной детской больницы. Но ее работа требовала непрерывного финансирования, и одним из источников дохода стали школьные принадлежности.

При поддержке руководства учебного округа и директоров гимназий Общество лечебниц для хронически больных детей заключило договор с известным издателем и владельцем типографии Стефаном Кульженко.

Он получил монопольное право на продажу школьных принадлежностей в учебных заведениях, а за это выплачивал в пользу общества полкопейки с каждой проданной тонкой тетради, копейку с альбома и дневника, две копейки с общей тетради. Гимназисты были рады возможности поучаствовать в добром деле, и торговля шла довольно живо. Поступления от фирмы Кульженко со временем достигли 1800 рублей в год.

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена История, Российская империя, Киев, Гимназисты, История школьной формы, Длиннопост

Бесплатное годовое содержание одной больничной койки обходилось обществу примерно в 400 рублей. Таким образом, отчисления с тетрадок и дневников могли полностью обеспечить длительное лечение четырех-пяти маленьких пациентов. Всего в больнице было 57 мест.


Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

Показать полностью 9
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: